Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

В тайне (раб.) (гет)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Drama
Размер:
Макси | 297 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Нецензурная лексика
Клянусь любить тебя в обмане и в вымысле, в сокрытии и во вранье, во лжи и во тьме. Клянусь любить тебя в тайне.
QRCode

Просмотров:4 227 +3 за сегодня
Комментариев:4
Рекомендаций:0
Читателей:28
Опубликован:13.11.2016
Изменен:06.07.2017
Благодарность:
тебе.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Бен

— Ох, да ладно! — Бен простер руки к небу. — Это нечестно!

Шел уже второй тайм, и он, и его команда только и успевали, что сравнивать счет. Сравнивать, а нужна победа.

Сегодня утром Бен ел медовые хлопья на завтрак, запивая соком, думая, что это будет обычный хороший день. Обычная воскресная игра. И только когда зашел в раздевалку и увидел довольного Фрэнсиса, настроение и настрой мгновенно сдулись. Залаченная макушка направилась в душевую, а Бен бросился судорожно искать фамилию Вульф в записи на игру. Но бланк, прикрепленный к стене мужской раздевалки, не содержал никого на «В» в составах команд. Однако как бы Бен ни негодовал, Фрэнсис всё равно вышел на поле, якобы заменив Марка, неожиданно укатившего на похороны двоюродной сестры. Якобы Марку не до футбола.

И Бен бы так остро не реагировал, если бы Фрэнсис оказался в его команде, но нет, он играл за противоположную… и играл хорошо.

— Да черт! — Бен пнул мяч со всей силы, и тот улетел на полупустые трибуны.

Девочки с раскрытыми блокнотами запищали, когда мяч едва не угодил в одну из них, и покрутили пальцем у виска. Бен видел это даже с такого расстояния.

— Чокнутый! Ненормальный! — начала обзываться так и не пострадавшая, и Грег в красной форме с противотравмовой повязкой на локте закричал:

— Отдайте мяч и проваливайте! — да, Грег тоже на взводе.

Игра продолжилась, хотя судья, пришедший из соседней школы, больше был занят плевками в небо. Периодически он, правда, свистел и раздавал желтые карточки, но не тогда, когда надо было Бену. И не тому, кому бы хотел Бен.

Фрэнсис оставался в игре, и он забил уже два гола. А общий счет на табло уже «четыре — три», и, к сожалению, не в их пользу.

— Ребят, поднажмем! Еще десять минут до конца, забьем еще пару раз! — он хлопнул в ладоши, стараясь воодушевить свою красную команду. — Давайте, парни!

— Что, нервничаешь? — Фрэнсис оказался рядом, и выглядел весьма воодушевленно. — Смирись, Бен, сегодня не ваша игра.

— Да пошел ты, — капитан красных смачно харкнул в траву, представляя лицо Вульфа, и тот рассмеялся.

Они делали всё, что могли, но, наверное, Бен сам был виноват, и это он понял уже после. Матч так и закончился со счетом «четыре-три», синие победили. И Бену показалось, что если бы он уделял меньше внимания Вульфу, а больше игре… то смог бы забить еще не один раз. Но теперь он принимал холодный душ, и рассуждения уж точно не исправили бы ситуацию.

Голова неплохо остывала, и вода, стекающая по внутренней стороне бедра, приятно щекотала кожу. Он опустил кран регулировки подачи и взял висевшее махровое полотенце. Просто пойти домой и засесть за видеоигры до самой ночи, просто выбросить прошедший матч из головы и, может быть, пропустить следующий.

В раздевалке царило напряженное молчание, парни напяливали одежду на еще влажные тела, и только Фрэнсис, будучи голым, стоял у зеркала и сушил волосы компактным феном. Бен просто не мог смолчать, внутренне кипел:

— Что, взял у матери погонять? — и тут же добавил, притворно сожалея: — Ах, забыл, у тебя же нет матери. Значит, фен сестры?

Фрэнсис посмотрел на него через зеркало и усмехнулся:

— Захватил у твоей матери, она готова мне отдать не только себя, но и весь ваш дом с потрохами. Да, я так хорош. — И на этом вновь подмигнул через зеркало.

Не было ни единого шанса на то, что Бен сдержится. Рывком он кинулся, желая размозжить голову Фрэнсиса об зеркало, в котором тот красовался, но Вульф успел податься вперед, немного развернувшись, и Бен нелепо ударился о работающий фен.

Там он уже ощутил руки Портера и Атро, сильные руки, сковавшие его корпус и не дающие ринуться вперед снова.

— Успокойся, Бен, остынь! — кричали они, но Бен видел перед собой смазливую мордаху Фрэнсиса, и это действовало хуже красной тряпки для быка.

— Как же ты меня бесишь, — прорычал он и расслабился. — Всё, отпустите меня, — но ребята не спешили, и Бену снова пришлось понервничать. — Бля, отпустили!

Оделся в два счета, запихал скомканную воняющую форму в спортивную сумку и с еще мокрыми волосами покинул раздевалку. Просто желал свалить быстрее.

— Бен, погоди! — Портер нагнал его и хлопнул по плечу. — Ты чего такой злой? Ну, проиграли. Не впервой, — и рассмеялся.

— Вульф не должен был сегодня играть, — не сбавлял хода, и Портер еле поспевал, задыхаясь:

— Так Марк же не смог, и он сам попросил заменить его, так-то Фрэнсис не виноват. Чего ты сорвался?

— Не знаю, — остановился и повернулся, чтобы озвучить Портеру прямо в лицо. — Он меня выбешивает, понимаешь? Я смотрю на него, и меня всё бесит, и больше всего бесит, что его не задушить, понимаешь, Портер? Я хочу его достать так же, как достал он меня. Но блять…

— Погуляй с Зои, — Портер усмехнулся, — дать номерок?

И вот теперь после небольшой заминки на обдумывание рассмеялся Бен. Ну, точно, сестра Фрэнсиса! Если он не может трахнуть самого Фрэнсиса, то может трахнуть его сестру, его Зои. Та же Вульф. И даже более того, они родились в один день, а это значит, что не просто сестру, а близнеца. Чем он хуже Дерека? А тот рассказывал, что она хорошо дала.

Гудки шли долго, но в итоге раздался девичий голос:

— Алло? Кто это?

— Привет, это Бен, — облизнул губы, предвкушая сытный обед. — Знаешь, я так по тебе соскучился, как насчет встречи?

— А-а-х, Бен, привет, да, я сейчас с подругами в молле на Центральной.

Перспектива после игры тащиться в молл не прельщала, да еще и с вонючей сумкой, поэтому обед перетекал в ужин. Ну что ж, так даже лучше.

— Тогда дай знать, как освободишься, пересечемся.

На этой ноте они и попрощались, и позже, когда Бен успел принять повторный душ дома, поесть, разобрать сумку и отдать матери форму в стирку, позвонила Зои и назначила встречу через пятнадцать минут в Парке китайской еды. Шустрая девочка.

Кеды, джинсы и красная рубашка, Бен даже залачил волосы на правую сторону, ему показалось это символичным.

Дерек рассказывал, что она дала на их первом же и, собственно говоря, последнем свидании. Он по правде даже не рассчитывал на поцелуй, но Зои оказалась невероятно податливой. Бен усмехнулся. Кто бы мог подумать, что тихая девочка, одевающаяся в мешковатую серую одежду, на самом деле та еще давалка.

Засунув руки в карманы, он ждал у столба с часами. Массивные, круглые, они издавали щелчок каждую минуту, и Зои запаздывала на три. Может, она рассказала всё брату, и тот решил провести его и на этом поприще? Да нет, невероятно, для сговора они должны неплохо ладить, а все знают, что это, мягко говоря, не так.

— Привет, Бен! — Зои подходила к нему, и Бен через силу улыбнулся.

Она даже не принарядилась. Темно-коричневая кофта и легинсы, в волосах какой-то дурацкий ободок. Объемная сумка, повешенная через плечо, будто это утро, и она собралась на аэробику. Но это был вечер, это было свидание.

— Я так рад тебя видеть, — и как можно естественнее произнес, — детка.

Зои не отреагировала. Не засмеялась, не засмущалась, будто и не было никакой «детки» вовсе.

— Да, только вот мы видимся в школе каждый день, не считая выходных, — улыбнулась. — Ты сегодня играл на стадионе? Футбол, да?

— Угу, — почесал затылок, — играл. А ты?

Это был открытый ресторан. С одной стороны стойки повар готовил пищу прям при тебе, а с другой стороны ты ее потреблял. Вроде как одновременно и на воздухе, и горячая пища.

Бен заказал морепродукты в соусе, она отчего-то выбрала рисовый суп.

— Я не люблю есть, — призналась, когда подали суп, — быстро полнею.

— По-моему, ты очень худая, не стоит бояться еды, — посмеялся над своей ложью, ведь на самом деле он понятия не имел, худая она там или нет. Не было шанса нормально оценить ее фигуру вообще, и возможно, у нее три складки на животе.

— Не боюсь, — первая ложка, — так зачем ты меня пригласил?

Повар азиатского происхождения поставил перед ним заказанные морепродукты и положил палочки.

— А можно, вилку, а? Я всё-таки не в Китае, — терпеть он не мог их палочки. — Ты мне нравишься, Зои.

— Вилок нет, — черные узкие глаза сузились еще больше.

Тусклый желтый свет ламп проливался на них сверху, издалека доносилась тоскливая музыка, стоял запах жареного, и ветер не успевал его уносить прочь.

— Нравлюсь? — переспросила, словно не слышала. Девчонки такие девчонки.

— Да, ты мне очень нравишься, Зои, — он старался не смотреть в ее сторону, это получалось легко, а вот обращаться с палочками не очень. — И я решил, наконец, признаться.

Больше слов у него не было. Больше лжи не было. Зои даже не в его вкусе, и говорить так же было не о чем. Она рассказывала странные вещи, слишком заумные, слишком сложные, а он гадал, даст она ему или нет.

Бен не оставил на чай, но расплатился за двоих добросовестно.

— Слушай, а у тебя ведь хорошо с историей, а я не чувствую, что готов к следующему тесту.

— Ты хочешь, чтобы я с тобой позанималась? — Зои подтянула ремень сумки, непонятно зачем притащенной на свидание.

— Я был бы дьявольски благодарен, и это бы нас сблизило, — он подошел к ней ближе и, быстро выдохнув, столь же быстро схватил ее руку. Они должны идти, держась за руки. Должны. — Можем прямо сегодня, только учебники у меня дома.

— Ну, поехали, — пожала плечами, словно согласилась на вторую порцию супа. Так просто.

До места жительства Бена пешком не больше десяти минут, но он всё равно тормознул такси. Не терпелось. Секса не было около трех месяцев, а секса с Вульф — вообще никогда.

— Мам? — спросил, открыв дверь, но ответом послужила тишина. — Родители, похоже, еще не вернулись с концерта.

— Концерта? — Зои уже разувалась.

— Да, какие-то скрипачи в городе, и они решили, что не могут это пропустить, — Бен засмеялся, всё шло на руку, правильно, словно сама судьба располагала. — Пойдем в мою комнату? Всё там. Или хочешь чего? Дома есть вино, мартини, коньяк.

Поднялись наверх по массивной лестнице в винтажном стиле.

— А это моя комната! — распахнул перед ней дверь, и Зои вошла в хаос.

На черном ковре, лежащем посреди комнаты, валялись карточки с футболистами, на стене у кровати — постеры порнографического содержания, сама кровать не заправлена, одеяло так и оставалось весь день скомканным. Одежда разбросана, в кинутом на кресле «клубке» Зои распознала школьную рубашку — по характерной эмблеме на маленьком нагрудном кармане.

— Прошу прощения за небольшой бардак, но, знаешь, это нормально для парней моего возраста, — улыбнулся и хлопнул в ладоши.

Но Зои не считала, что «это нормально для парней его возраста». Фрэнсис никогда не разрешал входить в свою комнату, но она всё равно замечала, как там у него уютно и аккуратно.

Ради приличия Бен достал несколько учебников и разложил их на кровати.

— Можешь в одежде, ничего страшного, просто, думаю, так будет удобнее всего, — похлопал по месту рядом с собой.

Неловко и напряженно. Она что-то бубнила про законы и нововведения какого-то там года, а он смотрел на нее. Страшненькая она, конечно. Эти черные волосы, закрывающее лицо с одной стороны почти наполовину, эти щеки хомячихи...

— Вы с братом близнецы, но вы совершенно не похожи, — перебил сразу, как сообразил, в чем же дело. Точно, они близнецы, но такие разные.

— Ну, есть близнецы, которые рождаются одинаковыми, а есть те, кто рождается в один день, из одного живота, но не одинаковые, — перевернула страницу, — Фрэнсис больше похож на мать, я пошла в отца.

— А-а-ах, — протянул Бен. — Не возражаешь, если я тебя поцелую?

Она кивнула, и последний вопрос отпал. Значит, всё-таки близнецы, одна кровь, одна фамилия, одна семья. И значит можно всё-таки поцеловать. Вот только целоваться Зои по-взрослому не умела. Просто открывала рот и позволяла чужому языку в нем орудовать, и Бену быстро это надоело. Он ведь не с резиновой куклой и не с проституткой.

Выцеловывал ей шею, она стонала, а сам осторожно руками уже наминал грудь. Маленькая, почти мальчишеская, в руках чувствовался в основном поролон бюстгальтера. Вот поэтому руками он и полез под кофту, под этот самый бюстгальтер. Грудь и правда едва обнаружилась.

Бен рассмеялся при шальной мысли, при шальной догадке. А что если они поменялись местами, а? Что если Зои — на самом деле парень, отращивающий и красящий волосы, а Фрэнсис — девчонка, коротко стриженная? Да, хорошая идея, Зои как раз плоскогрудая, жаль только не раз в душевой видел Фрэнсиса, полностью соответствующего мужской комплектации. Член с яйцами не подделать.

А вот проверить Зои на наличие вагины стоит.

— Ты смеешься? — она приподнялась, и Бену пришлось навалиться сильнее, приминая под собой.

— Тебе приятно? — спросил он в свою очередь. — Нравится?

— Нравится и приятно, только… — положила голову на скомканное одеяло. — Мне кажется, ты думаешь о чем-то, мало связанном со мной.

— Тебе кажется, — меж пальцев он сжал сосок, а другая рука поползла ниже минуя плоский живот, — я очень тебя хочу… Это ты ощущаешь?

— Да, — она ощущала.

Меж чужих бедер было тепло и влажно, и Бену сорвало голову. Слышал ее вскрик, всхлип, но не мог заставить себя быть мягче, когда срывает голову, ты ничего не можешь заставить себя делать.

После произошедшего он откинулся на спину, сил не было даже на то, чтобы поговорить с Зои. Правда, они нашлись, чтобы дотянуться до джинс и вытащить оттуда телефон. Нашлись, чтобы отправить всего одно сообщение, человеку, которому до этого никогда не писал.

«Только что забил гол в твои ворота. Встреть Зои дома семейным объятием».

Бен долго ждал ответа, но его не последовало.

Глава опубликована: 29.11.2016


Показать комментарии (будут показаны 4 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх