Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Размышления полукровки (джен)


Автор:
Бета:
Фандом:
Персонажи:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Drama
Размер:
Мини | 32 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
ООС
На конкурс "Праздник для Северуса Снейпа"
Номинация "Хеллоуин Северуса Снейпа"

Иногда один праздник на протяжении жизни становится роковым, но не всегда это удается заметить вовремя. У Северуса Снейпа есть такой праздник, пробуждающий старые воспоминания, заставляющий каждый раз размышлять о том, правильный ли выбор был сделан.
QRCode

Просмотров:1 785 +1 за сегодня
Комментариев:35
Рекомендаций:2
Читателей:162
Опубликован:09.01.2017
Изменен:09.01.2017
От автора:
Характер Снейпа тот каким я видел его когда-то, возможно он каноничный, а возможно и хэдканонный. Поэтому ставлю предупреждение ООС.
Конкурс:
Праздник для Северуса Снейпа
Конкурс проводился в 2017 году
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Хогвартс — древний замок, что всегда был защитой для многих поколений волшебников. На протяжении столетий все знали, что Хогвартс самое безопасное место в Англии. Сменялись правительства, начинались и заканчивались войны, но Хогвартс всегда был готов защитить тех, кто нуждался в защите и поддержке.

Темные коридоры замка всегда были полны жизнью: студенты, спешащие на уроки, или же картины, разговаривающие о чем-то своем. Днем сильнее, ночью почти неслышно. Каждый ребенок хоть раз в жизни оказывался вне гостиной факультета после отбоя. Дежурившие преподаватели вылавливали нарушителей, будь то шутники или любвеобильные парочки.

Северус Снейп шагал по коридорам и внимательно прислушивался. Молодого директора не любили, и нелюбовь эта началась задолго до того, как декан Слизерина стал директором. Зельевар был тем, кто ловил всех, ловил всегда, но сейчас у него была иная причина для дежурства. Сейчас он следил не столько за студентами Хогвартса, сколько за двумя новыми преподавателями. Навязанные ему в подчинение Кэрроу были отвратительны в своем поведении.

Северус вздохнул: как низко пали Вальпургиевы рыцари, именовавшие себя некогда революционерами и людьми чести. После Азкабана, полностью потеряв все намеки на адекватность, в Хогвартс пришли именно те Пожиратели смерти, которыми пугали детей. Террористы и маньяки. И сейчас Северус старался защитить студентов от преподавателей. Как жаль, что сами студенты не всегда осознавали, что Хогвартс изменился, и теперь за шалости их ждет вовсе не легкая и забавная отработка у Филча, а нечто гораздо худшее...

— Не надо, прошу, я не б-буду, не надо! — из раздумий Северуса вывели мольбы о пощаде. Голос явно принадлежал девушке. Стоило подумать о чем-то плохом, как оно обязательно произойдет...

— А ну заткнись! Ты у меня сейчас за все получишь, паршивка, не понимаю, зачем Повелитель вообще оставил тебя в живых, но сейчас ты сама попалась! — Северус услышал голос Амикуса и прибавил шагу. Вот и приоткрытая дверь старого класса, откуда доносились крики. Отсюда Северус прекрасно услышал всхлипы, приглушенные, словно девушке засунули в рот кляп.

— Ты мне скажешь, где Поттер, и когда я приведу его Повелителю, он вознаградит меня! Кру... — в этот же момент Снейп атаковал. Обезоруживающее, парализующее и связывающее. Связка заклинаний была брошена настолько быстро, что Амикус даже понять не успел, как оказался связан. Северус поймал палочку, при этом держа Кэрроу под прицелом.

— Амикус, Амикус, почему я должен каждый раз останавливать тебя в самый последний момент? — Северус бросил взгляд на студентку и поморщился. Джинни Уизли, за два месяца учебы это уже пятый случай, когда он спасает ее от пыточного заклинания. Жаль, что научиться она и в этот раз не сможет. Посмотрел в ее глаза, наполненные страхом и ненавистью.

— Хм. Пожалуй, я подправлю твою память. Может, хоть научишься не попадаться, — после чего Снейп направил палочку на девушку и стер часть воспоминаний, остальные подправив, после чего приложил Уизли Конфундусом и приказал идти в гостиную. Девушку ожидала головная боль на утро, но это было гораздо лучше, чем бессмысленные пытки от Амикуса. Когда дверь за девушкой закрылась, Северус повернулся к Амикусу и снял заклинание парализации.

— Северус, ты что творишь! Ты... Ты предал? Как ты можешь вот так просто отпустить эту предательницу крови? Ведь стоило-то всего лишь попытать ее, и мы бы узнали, где находится Поттер! — Амикус задергался в путах и с ненавистью посмотрел на директора.

— А теперь, Амикус, послушай меня! — Северус умел поставить человека на место одними словами, и эта хрипотца во вкрадчивом голосе всегда однозначала одно: декан Слизерина был недоволен. Но, к сожалению, Амикус еще не научился распознавать настроение собеседника по одному лишь голосу.

— Предатель, видимо, правы были люди, ты продался Дамблдору. Трусливый пес! Как только Лорд узнает, он запытает тебя, и назначит нового директора, и тогда мы наведем в этой школе настоящий порядок! — Кэрроу распалялся все сильнее. Убийца и насильник. Он всегда был слишком несдержан на эмоции. И теперь именно он стал преподавателем?

Короткий взмах палочкой и вот, в старом классе вновь тишина. Некоторое время Амикус беззвучно открывал и закрывал рот, а когда понял, что не может говорить, снова задергался в веревках, с бешенством глядя на Северуса.

— Мордред тебя раздери, ты переходишь всяческие границы, и ведь это только конец октября. Лорд совсем с ума сошел, как не печально мне это признавать. Раньше все было иначе. Хотя нет смысла с тобой разговаривать. Ты все забудешь, пойдешь к себе и ляжешь спать! — еще один человек завтра будет мучиться от головной боли, и если для Уизли Поппи найдет нормальное обезболивающее, то вот Амикуса ждет та еще бурда.

Отправив Кэрроу в комнату досыпать, Северус направился в свой кабинет. Горгулья, что два года назад не пускала Амбридж в кабинет директора Хогвартса, Снейпа пропускала без проблем. Войдя в кабинет, он посмотрел на портрет Дамблдора и скривился. После чего направился в спальню досыпать, но дойти до кровати ему было не суждено.

— Северус, мальчик мой, нам нужно поговорить! — Альбус, буквально пару минут назад дремавший в своем нарисованном кресле, сейчас проснулся и смотрел на Северуса поверх своих очков половинок.

— Скажите мне, пожалуйста — то, что вы вдруг надумали мне сказать, может подождать до утра? — Северус раздраженно посмотрел на старика.

— Может, и подождет, Северус. А, может, и нет. Когда я был жив, я рассказал тебе, о том что произошло в ту ночь, когда Волдеморт пришел к Поттерам... — Северус грубо перебил Дамблдора: — Вы смеете напоминать мне об этом сегодня? В день, когда она умерла! Осталось ли в вас что-то человеческое, Альбус? — голос его дрожал, но он довольно быстро смог взять себя в руки, прекрасно помня, как, поддавшись эмоциям много лет назад, пришел на поклон к лидеру Ордена Феникса. И что из этого вышло.

— Несколько странно спрашивать это у портрета умершего человека, мальчик мой, — Дамблдор отвел взгляд.

— Не уходите от вопроса, Альбус. Почему именно сегодня вы вновь начали этот разговор? — Снейп давно не был тем разрывающимся на части от противоречивых чувств юнцом. Сейчас он видел и прекрасно понимал мотивы старого мага. Но... Каждому в определенный момент нужно подтверждение собственных мыслей.

— Потому, Северус, что ты должен подвести их к финальной схватке! Ты должен сделать это, иначе погибнут сотни и тысячи. Не позволяйте своим чувствам к Лили затуманить ваш разум. Прошу вас. — Дамблдор печально посмотрел на Северуса, которому все больше казалось, что перед ним разворачивается давно отрепетированный спектакль.

— Замолчите! Вы столько всего совершили, что не имеете права просить меня о чем-либо. — Северус говорил это, но глубоко в душе прекрасно понимал, что не сможет поступить иначе. Волдеморт должен умереть, человек, которого он когда-то считал отцом, давно умер. А на его место пришло чудовище, безумный и кровожадный монстр.

Северус упал на кровать, до завтрака оставалась всего пара часов. Ворочаясь в постели, Северус долго не мог уснуть, он снова и снова мыслями возвращался к их с Дамблдором первому разговору: да, в Поттере кусок души Волдеморта, а сам темный волшебник — всего лишь жалкая тень самого себя. Но сможет ли он снова предать? И кого он предает на сей раз?

Завтрак Северус проспал: нервное напряжение, копившееся в нем последние месяцы, вылилось в кошмары. Мастер окклюменции, на сей раз даже он не смог побороть и отринуть навалившиеся воспоминания.

— Северус! Как ты тут? Пошли в зал! Сегодня же Хэллоуин! А ты тут сидишь, ладно хоть не над котлами, а то бы я тебя точно не вытащила из лаборатории! — смех Лили. Такой звонкий и яркий, он всегда нравился Северусу, с самого первого дня, как они познакомились... Тогда они встречали праздник вдвоем, наблюдая из окна, как за учениками гоняются зачарованные тыквы. Натаскав в пустой класс разную стряпню из кухни. Пятый курс, последний Хэллоуин, когда они еще были друзьями...

Северус открыл глаза и посмотрел на потолок. Знал ли тогда пятикурсник, что это был один из последних радостных праздников в его жизни? Нет, угрюмый подросток, вечно ожидающий удара в спину, не мог и представить, что последний день октября станет для его жизни роковым днем.

Попробовав еще раз уснуть, Северус понял, что уже не уснет, и, вызвав домовика, затребовал себе кофе, а после того, как ушастый эльф принес требуемое, зельевар добавил в горячий напиток пару капель бодрящего зелья. После чего подумал немного и добавил несколько капель другого зелья, рассудив, что только кофе ему не поможет. Сегодня его ждал тяжелый день, и лучше быть бодрым, чем в таком состоянии предстать перед учениками и «добрыми» соратниками в лице Кэрроу. Пусть Амикус ничего не вспомнит о событиях ночи, но вот доложить о том, что молодой полукровка не справляется с возложенными на него обязанностями директора школы... Брат с сестрой никогда не упустят такую возможность. Поэтому лучше, чтобы даже мыслей таких ни у кого не появилось. А с приступами воспоминаний, которые могут возникнуть от смешения парочки довольно специфических зелий, он как-нибудь справится.

Войдя в зал на обед, он который раз отметил, что настроение, царившее в зале, было далеко от праздничного. Пусть это еще даже не вечер, но все прекрасно знают, что сегодня никто не услышит шуток, и не спляшут тыквы на столах под смех привидений. Для нового правительства маггловский праздник оказался бельмом на глазу, а, может, дело было в том, что именно в этот день в прошлом пал Волдеморт?

Хогвартс — дом для многих, защита всегда и в любые времена, очень быстро сдался в руки Пожирателям смерти. Министр магии был убит. Начавшиеся следом повальные аресты были жесткими и даже жестокими. Малейшее подозрение в нечистокровности — Азкабан. Часть детей забрали прямо с поезда. Снейп знал, что они живы, пока что живы. К сожалению, он мог помочь совсем немногим.

Директор посмотрел на Кэрроу: брат и сестра были наглядным примером того, как низко пали Вальпургиевы Рыцари. В былые времена этих двоих и на пушечный выстрел не подпустили бы к детям. Сейчас же... Времена изменились, и назначение именно их двоих преподавателями лишний раз это доказывало.

Северус окинул взглядом зал, стол Гриффиндора: те, в чьих глазах читалась ненависть, уже не дети, а студенты, лишенные детства, даже сам Северус, заканчивающий обучение в разгар первой войны, не мог бы сказать о себе подобного. Сейчас же дети, ставшие сиротами после первой магической войны, зло наблюдали за Пожирателями Смерти, что вольготно расселись за столом преподавателей. От страха так недалеко до ненависти.

Что ждет этих детей после выхода за стены древнего замка? Сколько их смогут пережить грядущие события? То, что битва случится, было ясно всем здравомыслящим людям. Слишком много недовольных, слишком силен страх и слишком велика ненависть тех, кто уже потерял близких.

Некоторое время после окончания школы совсем юный Снейп метался, стараясь найти для себя работу. Быть мальчиком на побегушках для человека, что был хоть и беден, но бесконечно горд, стало смерти подобно. Максималист, он оказался не готов к тому, что знания в мире ценились гораздо меньше, чем связи. Кто позволит подростку, пусть и талантливому, продавать свои зелья? Он был никем, у него не было друзей, у него не было известного имени. Подростковый максимализм пылал в душе слизеринца, тогда он и решил, что непременно докажет всем этим снобам, на что он действительно способен.

— Северус, не ожидал тебя здесь увидеть, как там Хогвартс? — Люциус Малфой тогда встретился ему совершенно неожиданно, возле небольшого магазинчика зелий в Лютном переулке. Что делал молодой богач в столь мрачном месте, оставалось для Северуса загадкой, но Люциус помогал тогда еще маленькому полукровке на факультете, давал ценные советы и напоминал другим студентам, что факультет — одна семья, и лучше бы им действительно быть семьей.

Староста Слизерина всегда умел прекрасно управлять людьми. Тогда юный слизеринец уже прекрасно понимал, что просто так на факультете Салазара никто никому не помогает. Что двигало Малфоем, когда он подошел к Северусу? Жалость или далеко идущие планы? Тогда Северус не знал ответа, но решил наступить на собственное горло и сказать правду.

— Хм, да уж, слушай. А у меня есть идея — насколько я помню, у тебя всегда было хорошо с зельями. Если ты не растерял навыка, то предлагаю тебе такой вариант: я нахожу заказчика, ты варишь зелья. Если сможешь себя зарекомендовать, то я сведу тебя с нужными людьми! Ясно дело не за бесплатно.

— Мне нужна конкретика, Люциус. Что за люди, мне не интересно, мне важно знать, что придется варить, и как много тебе придется отстегивать за посредничество.

— Правильный подход. Настоящий слизеринец и, как всегда, смотришь в самую суть... Платят хорошо, зелья не всегда легальные, сам понимаешь, за бодроперцовым я могу и в аптеку сходить. Но! Если все пройдет гладко, я сведу тебя с одним человеком, а дальше все будет от тебя зависеть.

Северус тогда ухватился за предложение и в последующие годы совершенно не жалел о своем решении. Люциус находил заказчиков, при этом умудряясь доставать особо редкие ингредиенты, Северус же варил, при этом продолжая свою научную деятельность. То, что когда-то умещалось на полях потрепанного учебника по зельеварению, сейчас записывалось в отдельные дневники. Благодаря этому процесс варки по многим показателям превосходил другие доступные аналоги.

Через пару месяцев Люциус пришел и уведомил Северуса, что с ним хочет встретиться очень важный человек. И настоятельно посоветовал не отказываться от предложения. Поэтому Люциус пригласил Снейпа на бал, который должен был состояться в конце октября.

То тридцать первое октября стало роковым для Северуса. Прием у Малфоев вскоре отошел на второй план, ведь именно тогда Северус впервые увидел Темного Лорда.

— Мой Лорд! — Люциус поклонился и Северус повторил его движение. Действительно перед ним предстал Лорд.

Высокий маг с темными волосами буквально подавлял своей силой, как он добился подобного? Была ли причиной этого гордая осанка, или аристократические черты лица? Или все вместе? То, как держал себя волшебник, как смотрел на склонившихся в поклоне молодых людей. Все буквально кричало о силе и внутреннем достоинстве этого волшебника. Мгновения поклона для Северуса тогда превратились в минуты, но Лорд улыбнулся и поприветствовал их.

— Люциус, передай, пожалуйста, отцу, что бал сегодня поистине превосходен! — после чего Волдеморт посмотрел на Северуса, и тому на мгновение показалось, что в голубых глазах стоящего перед ним волшебника вспыхнули и погасли алые искры. — А это, должно быть, тот талантливый юноша, что варит для нас первоклассные зелья? — дождавшись кивка, Лорд улыбнулся и попросил Люциуса оставить их с Северусом наедине...

Многие годы назад Волдеморт был совершенно другим. Революционер, да. Лидер, способный увидеть всю убогость мира, тот, у кого хватило дерзости и силы пойти против течения, разве мог он не понравиться бедному полукровке?

Заказов у Северуса прибавилось, но теперь он знал, для кого варит, оттолкнуло ли это его? Нет, совершенно нет. Все эти слухи и разговоры о том, что люди Темного Лорда вырезают людей, верных правительству, убивают магглов... Все эти разговоры и ужасы разбивались о то, каким Северус видел своего нового учителя.

Волдеморт оказался хорошим наставником. Северус оказался одним из немногих полукровок, что примкнули к Вальпургиевым рыцарям. И единственный из них удостоился личного обучения у Лорда. Почему так случились? Увидел ли Волдеморт в нищем полукровке себя или же заприметил отличного зельевара?

Многие чистокровные втихаря роптали, будучи недовольны тем, что не они удостоились чести войти во внутренний круг. Довольно быстро среди сторонников Темного Лорда Снейп поднялся над серой массой простых исполнителей. Став одним из приближенных, он занял свое место рядом с Люциусом и Долоховым. Да, во внутреннем круге было немало волшебников, но каждый из них был особенным и занимал свое место не из-за красивых глаз. Волдеморт ценил дела, а не родословную.

— Говоришь, Люциус встретил тебя в Лютном? Да, случайности не случайны, — сказал как-то Лорд после одного из уроков Темных искусств. — Веришь или нет, но я сам после выпуска из Хогвартса долгое время проработал на Горбина, продавал разный проклятый хлам в его лавке.

— Вы и обычный продавец! Не верю, учитель, вот как есть — не верю! — Северусу казалось, что Волдеморт его разыгрывает — ну, разве может этот могущественный маг, работать продавцом? Темный Лорд лишь рассмеялся в ответ.

— Это сейчас я тот, кто я есть, а тогда я был совершенно другим, тогда имя Волдеморт было известно только узкому кругу друзей, а ты сам прекрасно знаешь, каково быть никому неизвестным и по сути своей ненужным полукровкой, — мужчина посмотрел на Северуса, и грустно улыбнулся. — Тогда-то я и решил, что изменю этот мир, и мое имя станут произносить с трепетом.

— Спасибо, Наставник. Я и... Сам, если честно думал о подобном. Правда, более эгоистично, не думал, что нужно что-то менять на более высоком уровне, искал признания... — Северус покаянно опустил голову. Сейчас он совсем не боялся открыть Лорду то, что действительно чувствует.

— Все хорошо. Я понимаю тебя, но скоро все изменится. Будь готов, в конце октября ты станешь полноправным Вальпургиевым Рыцарем. Поможешь мне изменить это закостенелое общество, Северус? — разве мог он тогда не согласиться на такое предложение? Метка была поставлена в Хэллоуин. Тогда еще Снейп и подумать не мог, чем это все закончится.

За тот год, прошедший с момента знакомства, Волдеморт стал для Северуса чем-то большим, чем просто учитель. Возможно, нелюдимый Снейп видел в могущественном волшебнике отца, о котором всегда мечтал? Тогда еще они были революционерами, оппозицией, ратовали за изменение привычного уклада вещей. А, возможно, все было совсем иначе — по прошествии многих лет Северус видел, что совсем не всегда Рыцари были гуманными. Возможно, ослепленный обожанием и любовью к тому, кто стал для него Наставником, Снейп не замечал всех тех страшных вещей, что творили Рыцари.

Волдеморт всегда был жестким человеком, но Северус все чаще видел, как жесткость превращается в жестокость. Постепенно тучи сгущались, то, что раньше было лишь слухами, сейчас печаталось на передовицах газет: — «Недовольные политикой министерства террористы убивают чиновников!». Волдеморт с каждым месяцем становился все более раздражительным. Что двигало им, почему харизматичный лидер Рыцарей начал вести все более агрессивную политику по отношению к Министерству?

Тогда Северус не знал ответа. Сейчас же становилось предельно ясно: все сильнее разрывающий свою душу Волдеморт постепенно сходил с ума. Пожиратели Смерти — назвался ли кто из рыцарей так сам, или так их окрестила пресса? Был ли правдой каждый новый заголовок о акте террора, или все это было лишь истерией проигрывающего правительства магов Британии? Северус не мог точно ответить на этот вопрос. Начались облавы авроров, пытки — тогда-то Северус и столкнулся с Орденом Феникса.

Боевые стычки происходили все чаще. Принц-полукровка и в школьные годы был хорошим бойцом — стычки один против четырех принесли ему богатый опыт, а уж после обучения у Лорда он и вовсе стал весьма неплохим бойцом. Маски Рыцарей хорошо скрывали личности тех, кто шел в бой. «Танцы» на волоске от смерти — магглы говорили так о фехтовальщиках, но бои магов мало отличались от смертоносных «па» мечников.

Летом семьдесят девятого гражданская война набрала невиданные обороты. Когда именно стали мелькать смертельные проклятья, никто не понял. Страшно идти в бой, зная, что можешь и не вернуться. И трудно удержаться от серьезной магии, когда тебя едва не убивают. Ложью было то, что убивали только Рыцари. На войне не было места сантиментам: либо ты, либо тебя. С каждым месяцем бои были все ожесточеннее.

Кто первым после боя додумался отомстить противнику через семью, так никто и не понял. В последний год началась резня. Сошла с ума Белла, потеряв во время одного из сражений ребенка. Потерял семью Долохов. Люди все сильнее скатывались в безумие и шли в бой, желая не просто победить, а убить как можно больше тех, кто оказался по другую сторону баррикад.

— Зельевар, присмотри за Беллой! — донесся до Снейпа изменившийся голос Рудольфуса. — Я не успеваю!

— Прикрой, прикрой меня, Севви! Я хочу разобраться с братиком! — Белла хохотала; за короткое время, прошедшее с момента ее помешательства, Лестрейндж все чаще стали называть Безумной Беллатрикс, и это действительно было так. Словно фурия, она неслась на врага, проклиная, пытая, убивая. В такие моменты ее всегда нужно было страховать.

Заклинания летели со всех сторон, в этом светопреставлении так легко было нарваться на дружественный огонь, что приходилось следить за всем полем боя сразу. Вот тут поставить щит от проклятия от одного из Рыцарей, а вот здесь отбить луч Кингсли.

«Фениксы» не прятались за масками. Это и стало решающей деталью в тот момент. Увидев впереди ненавистного Поттера, Снейп не долго думая почти послал в него Сектумсепру. Какого же было его удивление, когда между ним и Джеймсом появилась Лили. Каких трудов ему стоило отвести палочку в сторону, послав заклинание в неизвестного ему волшебника, с которым сейчас сражалась Белла.

Словно десятки лезвий разом нанесли по колдуну раны. Противник Беллы упал, истекая кровью, а Беллатрикс лишь рассмеялась, после чего переместилась ближе к Северусу, оказавшись между ним и сражающейся с каким-то неизвестным Северусу Рыцарем Лили.

— Зельеварушка, ты решил поменяться противниками, кто это у нас тут? Неужели несравненная и грязнокровная, молодая миссис Поттер? Хорошо, Севви, я убью ее для тебя! — после чего вновь расхохоталась и произнесла заклинание смерти. Северус не мог понять потом, как он это сделал, но тогда не было времени на размышления, резкий взмах палочки, и рука Беллатрикс дергается, а зеленый луч врезается в спину одну из Рыцарей. — Промазала, Севви, представляешь, я промазала! — но Снейп уже не слушал Беллу: стараясь двигаться как можно быстрее, он схватил ее за плечо, после чего трансгрессировал.

Гражданская война страшна тем, что по разные стороны баррикад сражаются молодые и яростные максималисты. Брат идет на брата, еще недавние друзья сейчас готовы вцепиться друг другу в глотки. Но ведь Северус не хотел этого, он совсем не желал сражаться против Лили? Тогда-то он и очнулся, смог оглянуться по сторонам, увидеть, как сильно изменились Рыцари за последний год. И ужаснуться. Стремясь сделать мир лучше, они шли по головам. Как там говорят магглы? Цель оправдывает средства? А действительно ли это так? Многие из его товарищей превратились в Пожирателей Смерти, безумцев, которые готовы на все.

После этого, ведомый чувствами, он пришел на разговор к Наставнику, к тому, чье имя уже боялись произносить, и честно признался в неспособности дальше бороться. Темный Лорд выслушал своего ученика, выслушал и не наслал Круцио, чего в тайне так боялся Снейп. Он нашел ему иное дело, но никто тогда не знал, чем же это обернется в итоге.

Пророчество Трелони было услышано Снейпом, когда он пришел на собеседования в «Кабанью голову». Стечение обстоятельств или злой рок? Северус не знал ответа. Тогда он надеялся на лучшее. Да, Волдеморт впадал в безумие, но, возможно, был иной исход? Надежда, как говорится, умирает последней. И он выбрал сторону. Лорд, тот, кого он считал отцом, был в опасности, и Северус рассказал Темному Лорду, что слышал. Молодой дурак. Максималист...

Время шло, кровь лилась бы рекой, не убивай Авада Кедавра чисто и без ран. Сколько из его выпуска тогда умерло, сколько детей остались сиротами после той войны!.. Снейп жил идеями, жил своим Лордом, тогда он мало отличался по преданности от того же Барти, маленького отличника и фанатика, или от Беллы, потерявшей рассудок Беллы.

Рождение на исходе седьмого месяца не стало приговором для маленького Гарри, пока не случилось страшное. Северус стал преподавателем в Хогвартсе, но летом некому было удерживать его в замке, и он шел за своим Наставником, он стремился прикрывать спину тому, кого считал отцом, и видел, как снова и снова молодые Поттеры уходят от Темного Лорда в сражениях. Один раз, второй, третий... В один прекрасный момент, на исходе десятого месяца, осталось только две семьи, которые подходили под пророчество.

И тогда Северус не выдержал: он пришел к Волдеморту, но не умолял, не падал на колени перед своим Наставником. Он просил, просил малодушно о пощаде только той, что была ему дороже солнца и сама была подобна солнечному лучу. Северус никогда не врал себе: смерть Поттера, что старшего, что младшего, ничуть его не беспокоила, но страх потерять Лили был сильнее его.

— Ты ведь понимаешь, что я совершенно точно убью ее сына, что ее муж так же будет убит. Ты готов понести за нее ответственность? Готов к той ненависти, что она будет испытывать к тебе, мой ученик, когда узнает правду? — голос Волдеморта все больше походил на шипение, темный маг не отводил от Северуса взгляда. Когда-то голубые глаза стали полностью красными.

— Понимаю. И не прошу вас о пощаде для Поттера или его ребенка, я понимаю. Но если она не встанет у вас на пути, если будет иной вариант... — Северус смотрел в глаза своему учителю, без страха и без вызова. Но твердо и уверенно. Как и Волдеморт, Северус презирал трусов и глупцов, решивших, что Темному Лорду приятно лизоблюдство.

— Я тебя услышал, Северус, а теперь ступай и позови мне Лестрейнджей. У меня есть для них одно очень важное задание! — Лорд кивнул своим мыслям. — Если она не встанет на моем пути, она останется жива, Северус.

Лорд даже тогда, все сильнее скатываясь в безумие, ценил просьбы своих людей. Но тогда Северус боялся. Боялся так сильно не потому, что не верил в то, что Лорд выполнит просьбу. Северус прекрасно знал свою подругу и также знал, что она никогда не отойдет в сторону. Страх был так силен, что Снейп пошел на поклон к прошлому директору Хогвартса. Тогда Альбус Дамблдор выслушал его. Пообещав защитить, пообещав спрятать. И по сей день Снейп за тот поступок считает себя предателям, но мог ли он что-то изменить?

Итогом тех обещаний стал мрачный Хэллоуин. И Северус потерял ту, что была его первым другом. Обещания оказались подобны замкам из дыма. Подобны той призрачной метке, что украшала опустевшие дома все чаще. Что случилось тогда, никто не мог понять. Чета Поттеров была мертва, как и тот, кого Северус считал отцом. В одну ночь он потерял самых дорогих для себя людей... Чертово тридцать первое октября стало для многих праздником, для него же Хэллоуин навсегда стал днем траура.

Десять лет все было спокойно. Северус закрылся в себе, надел маску и взял на себя обещание оберегать того, из-за кого все пошло наперекосяк. Но в глубине души Северус прекрасно осознавал, что винить в случившемся ему некого, кроме самого себя. Когда юный Гарри приехал на первый курс, начали происходить странности. Возможно, по отдельности они и не были бы так важны, но в сочетании... Философский камень и Квиррелл, в котором так и чувствовалась сила Лорда.

— Решай, кому ты на самом деле служишь! — тогда, в Запретном лесу, кому именно он задавал этот вопрос? Квирреллу? Или же самому себе?

Северус не заметил, как пролетел день. Было ли это действие зелья, или настроение к воспоминаниям располагало? Время утекало сквозь пальцы, приближался ужин, скоро он снова посмотрит на детей и задастся вопросом: сколькие из них повторят его судьбу? Сейчас же он сидел в кабинете директора и смотрел на огонь в камине.

— Кому же ты служишь, Северус Снейп? — опрокинув в себя бокал Огденского виски, Снейп поморщился и помассировал виски. — Или правильней будет вопрос — во славу кого умрешь?

Северус помнил, как после Турнира Трех Волшебников горела метка. То, что было знаком наивысшего доверия, со временем превратилось в метку, а потом и рабское клеймо. Он терпел, говорил с Дамблдором, пытался что-то доказать Министру. В тот момент подумав, что Лорд зря шел на террор, гражданская война ничего не изменила. Явился на зов он тогда только через два часа после возрождения Лорда.

— Северус, у тебя есть причины для опозданий? — было первое, что произнес монстр, скелет, обтянутый кожей, бледной до синевы. Во внешности гомункула не осталось и намека на того аристократа, которого когда-то давно встретил юный Северус на Балу у Малфоев.

— Я стараюсь выполнить ваше поручение, оставленное вами до того, как вы направились в дом к Поттерам, мой Лорд. — Северус хорошо умел контролировать свои эмоции, маска давно стала его вторым лицом, и сейчас он смотрел на того, кто когда-то мог повести за собой десятки и сотни совершенно разных людей, и не видел его.

— Ты молодец — словно верный пес, прятался под боком у Дамблдора. Так о тебе говорят. Круцио! — переход от спокойной речи к пыточному заклинанию был очень быстр, ожидающий чего-то подобного Северус после того, как заклинание было отменено, старался понять, был ли это перепад настроения сумасшедшего, или же нечто иное.

Раньше Волдеморт никогда не пытал своих приближенных. Да, наказывал, но пыточное заклинание? Так Волдеморт ли перед ним или тот дух, что столько времени скитался без тела, а сейчас полностью обрел его, уже окончательно потерял рассудок? — Я слушаю тебя, Северус, не разочаруй меня.

Первое впечатление тогда оказалось абсолютно верным, в мир вернулся вовсе не тот Лорд, которого знал и так любил Северус. Безумное чудовище сразу же начало собирать армию. Приказы его были странными, а действия потеряли даже малейший намек на человечность. Новый Темный Лорд убивал, пытал и наслаждался этим. От старого внутреннего круга осталась лишь маленькая горстка людей, остальные же... Часть мертва, другая сошла с ума в Азкабане. Третьи же... Это были не Рыцари. Пожиратели Смерти, мародеры и насильники. Революционеры стали теми, кем их считали — террористами.

И сейчас двое их них стали преподавателями в школе. Северус прекрасно слышал и видел, как сильно ненавидят его и Кэрроу ученики и преподаватели, но ничего поделать не мог. Пока не мог. Стоит убить брата и сестру, как в школу пришлют кого-нибудь иного, и далеко не факт, что этот кто-то окажется лучше, чем Амикус и Алекто. Так что лучше «поправить» маску и снова идти в Большой зал. Пусть сегодня не парят под потолком тыквы, как когда-то, и не гоняются за учениками, пусть нет в школе троллей, и василиск давно мертв. Но в школе есть те, кто гораздо хуже всех магических вредителей. На первом же своем уроке Барти Крауч под личиной Грозного глаза говорил: «...Самый страшный враг, который вам может встретиться, это вовсе не оборотни или боггарты. Бойтесь людей. Нет в мире более хитрого и жестокого существа, чем человек». И сейчас два маньяка сидят за столом преподавателей... Войдя через дверку за столом преподавателей, Северус сел в директорское кресло и постарался забыться. Но воспоминания накатили с новой силой.

— Ой, такое происходит, а ведь сегодня Хэллоуин. Неужели духи шалят? — Когда Северус только трансгрессировал в Годрикову Лощину, он встретил старушку. Маленькую, ничем не примечательную старушку, в темноте Снейп даже не понял, кто перед ним, маггла или волшебница. — Представляете, в конце улицы произошел взрыв, ну, знаете, на том пустыре, вроде и взрываться-то нечему, а полыхнуло так знатно! Вот, единственное, кого нашла там, так это Крысу, потрепало бедняжку, я пойду вызову на помощь. Сэр, может, вы посмотрите, что там произошло?

Но Северус уже не слушал причитания старой женщины, он бежал туда, где таял над домом Фиделиус, открывая страшную картину разрушенного дома. Тело Лили лежало на втором этаже. Между кроваткой и горстью пепла и черной мантией, в которой он сразу узнал личную мантию Лорда.

В этот Хэллоуин Северус Снейп оказался между трупами самых дорогих для него людей. И тогда он не выдержал, в тот момент весь его мир разбился на крохотные осколки, и сейчас за извечной маской скрывается лишь пустота.

Молодой директор направился к дверям зала, провожаемый чужими взглядами: ненависть учеников, ненависть коллег. Тех, кто видит в нем Пожирателя Смерти, только Пожирателя и убийцу. Но сегодня его это мало волновало. Сегодня был день, когда многие праздновали, сегодня был день, когда он потерял все...

Хлопок — и фигура в черной мантии исчезает от ворот Хогвартса, чтобы тут же появиться на старом кладбище. Легкое движение палочкой — и вот, лилии, прекрасные цветы, опускаются на могилу той, кто по его вине сейчас мертва.

— Прости меня, Лили, прости за то, что сделал, прости за то, что предстоит сделать, — шепчут непослушные губы, пальцы Северуса дрожат: тот, кто привык носить маску, способен сбросить ее только у могилы давно мертвой девушки. — Я не могу иначе. Твой сын должен умереть, как и тот, кого я считал отцом. Ты можешь назвать меня чудовищем. Но темные времена должны прекратиться. Возможно, я найду способ, как все исправить... Но слишком часто я желал исправить все и делал только хуже...

Глава опубликована: 09.01.2017
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 35 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх