Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Последнее заклятие

Этот фанфик никто не публиковал - подробнее

Автор:
Фандом:
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»
Рейтинг:
NC-17
Жанр:
Романтика, Драма
Размер:
Миди | 79 Кб
Статус:
Закончен
Опубликован:
21.07.2017
Изменен:
21.07.2017
Читателей:
6
Саммари:
Гарри даёт показания в пользу Снейпа, но уже в суде что-то идет не так.
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Последнее заклятие

— Показания мистера Гарри Джеймса Поттера считать недействительными ввиду нестабильности его психического состояния, — убеленный сединами визенгамотский чиновник неприятно ухмыльнулся.


Гарри резко встал. Стул для свидетеля, на котором он сидел за секунду до этого, исчез.


Две чертовых недели Гарри готовился к этому дню, тренировал речь перед зеркалом, вспоминал факты, даже умудрился достать Омут Памяти, чтобы ничего не упустить, и вот теперь его сведениями просто пренебрегли.


— Это просто бред! С чего вы взяли? Что… — рослый мужчина в строгом костюме аккуратно, но жестко взял Гарри за руку чуть выше локтя и повел к выходу.


Тем временем судья зачитывал приговор.


— Мистера Северуса Тобиаса Снейпа суд приговаривает к пожизненному заключению в тюрьме Азкабан без права подачи апелляции в течение десяти лет. Суд приказывает мистеру Снейпу явиться в Визенгамот семнадцатого сентября двухтысячного года в десять часов до полудня для выслушивания окончательного приговора. До этого момента мистеру Снейпу запрещается покидать пределы Англии. Мистер Снейп также…


Окончания речи Гарри не слышал, так как дверь за ним захлопнулась, и он остался один в пустом коридоре. Однако, ненадолго.


Первым, как он и ожидал, вышел Снейп. Гарри тут же бросился к нему.


— Послушайте, я был уверен… Я знаю, что вы герой и… и… Я не знаю, о чем они говорят. Это какая-то ошибка! Я все исправлю…


Снейп только теперь повернул голову в сторону Гарри, и, глядя на него сверху вниз, произнес сквозь зубы только:


— Вы неисправимы, Поттер.


Судьи и прочие члены Визенгамота начали заполнять коридор, а Гарри остался стоять на месте, глядя в прямую, как жердь, удаляющуюся спину бывшего учителя. Гарри ничего не понимал, и, насколько он знал Министерство, времени разбираться уже почти не оставалось.


*


Преисполненный решимости, с наступлением сумерек Гарри аппарировал к порогу Снейпа и громко постучал. К удивлению юноши, дверь открылась почти сразу, а в дом его едва ли не затащили, не дав даже толком поздороваться.


— Что вы здесь делаете? — прошипел Снейп испуганному Гарри на ухо.


Гарри обвел взглядом полупустую комнату. В ней как будто только что сделали генеральную уборку, но помимо мусора убрали что-то важное и нужное. Гарри заставил себя сконцентрироваться на более важном.


— Вы ведь понимаете, что они не будут ждать десять дней?


Снейп не ответил. Вместо этого он стал раздраженно складывать лежащие на полу стопкой книги в черный мешок, который, однако, совершенно не менялся внешне и оставался размером не больше обыкновенной школьной сумки. Гарри поправил свой рюкзак, на который тоже было наложено заклинание незримого расширения.


— Понятно. И как вы собираетесь передвигаться?


Снейп поднял мрачный взгляд на Гарри.


— Вы когда-нибудь слышали об аппарации, мистер Поттер?


Гарри подавил волну раздражения. Он знал, что Снейп, в отличие от него, не работал в Министерстве, что эти тонкости ему неизвестны, но все же не смог удержаться от ответной колкости.


— Вы когда-нибудь слышали об отслеживающих чарах, мистер Снейп? Они будут здесь меньше, чем через секунду, если вы попробуете аппарировать.


— И что вы предлагаете? — с нескрываемой злостью процедил мужчина.


Гарри порылся в карманах куртки и извлек чайное ситечко.


— Это.


Снейп нахмурился.


— Он зарегистрирован?


— Конечно, нет. Я целый день его делал.


— Вы? — удивление в голосе Снейпа стоило того, чтобы слушать его едкие комментарии на протяжении шести лет обучения в школе.


Гарри бросил взгляд на часы, висящие над забитым досками камином.


— Я потом все объясню. Портал сработает через семь минут, поэтому, если у вас остались еще вещи, которые нужно сложить, делайте это побыстрее.


Снейп метнул на Гарри недовольный взгляд, и, захватив свою сумку, ушел на второй этаж домика. Юноша остался ждать в гостиной. За две минуты до срабатывания портала спустился зельевар со своей ношей и протянул руку за ситечком.


— Спасибо, Поттер.


— Я иду с вами.


— Не время для шуток. Или отдавайте портал, или проваливайте. Я и без вас разберусь.


— Без меня вы окажетесь в Азкабане еще до рассвета. Мы пойдем вместе.


Снейп нетерпеливо махнул рукой.


— Прекратите это ребячество. Зачем вам это нужно?


— Я втравил вас в эту историю, мне вас и вытаскивать.


Зельевар неприятно рассмеялся.


— «Втравил», как вы выразились, в эту историю я себя сам, и не ваше дело, как я выпутаюсь. Вы просто подлили масла в огонь. Не переоценивайте себя.


До назначенного времени оставались секунды. Гарри протянул ситечко, но из рук не выпустил, когда пальцы Снейпа сомкнулись на другом его конце. Последним, что он увидел перед перемещением, было лицо Снейпа, выражающее крайнюю степень неудовольствия.


*


Приземление оказалось твердым и весьма холодным.


— Мне следовало спросить это раньше, но все же. Где мы, Поттер?


Гарри выпутался из мантии и попытался встать с ледяной земли.


— В Гренландии.


Гарри осмотрелся. Пейзаж выглядел довольно убогим и однообразным: бесконечная степь с то тут, то там выступающими камнями, на один из которых и приземлился Гарри, что заставило его потерять равновесие.


Снейп вытащил палочку из кармана мантии, но Гарри остановил его прежде, чем он произнес заклятие.


— Вашу палочку осматривали?


— Нет, и неужели вы думаете, что я бы не заметил, что на ней заклинание слежения? — договорив, Снейп наложил на себя согревающие чары.


Гарри хмыкнул, припоминая о том, что еще полчаса назад Снейп собирался аппарировать, но вслух ничего не сказал.


После установки палатки и применения всех защитных заклинаний, уставшие Гарри и Снейп сидели у импровизированного камина в состоянии полудремы.


— Как ты научился делать порталы? — Гарри, уже почти уснувший, вздрогнул и взглянул на Снейпа. Тот не повернул головы в его сторону, а только неотрывно смотрел на огонь.


— Нас учили в аврорате… Это так называемый «временный портал». Мы иногда пользовались такими, когда аппарировать было затруднительно или опасно. Они действуют только короткое время после создания, а иногда и вовсе срабатывают в случайный момент.


— Тебя уволили? — фигура Снейпа оставалась неподвижным черным профилем на фоне мерцающего пламени.


— С чего вы взяли? — встрепенулся Гарри. — Но, в общем, да. Я так и не понял, за что. Мне приписали то, чего я никогда не делал, а расследование проводить и вовсе отказались.


— Поэтому ты потащился со мной? Тебе просто нечем заняться?


— Я должен был вас защитить! — воскликнул в сердцах Гарри. — Раз я не смог сделать это в суде, то сделаю сейчас. И… вы же слышали, правда? Я излагал все очень точно и совершенно не был похож на психа. Или был?


Снейп покачал головой. Казалось, он над чем-то глубоко задумался, и мыслями уже очень далеко от Гарри и от суда. Поттер же погрузился в размышления о том, портал в какую точку он будет создавать завтра.


*


— Поттер, мы уже почти месяц бесцельно слоняемся по миру. Вы не находите, что вам пора возвращаться?


— Они преследуют вас, — разговор о возвращении Гарри в Англию Снейп заводил все чаще и чаще. Иногда Гарри даже казалось, что этот диалог — просто репетиция перед каким-то спектаклем, иначе зачем в точности до слова его повторять каждые несколько дней?


— Разумеется, ведь я преступник. Но они пока что не преследуют вас, но скоро будут.


— Я не могу понять одного… Мое общество вам настолько в тягость или вы меня так изощренно оберегаете?


— Вас никто не ждет?


— Что… что вы имеете в виду?


— Ваши друзья, ваш… бойфренд. Полагаете, они не беспокоятся о том, что вы пропали?


— Мой… кто? А, Том.


Снейп приподнял бровь.


— Вы видели это фото в «Пророке», да? Не беспокойтесь, — Гарри мельком взглянул на Снейпа, чтобы отметить недовольно поджатые губы. — Мои друзья в курсе, что у меня есть очень важное и долгосрочное дело, а с Томом мы и вовсе расстались.


— На вашем месте, Поттер, я бы избегал отношений с людьми с таким именем.


Гарри невесело усмехнулся.


— Я тоже думал об этом, когда мы впервые встретились. Но потом это перестало иметь значение, и все было так… так хорошо.


Снейп промолчал, и Гарри был благодарен ему за это, но понимал, что раз тот затронул эту тему, то, наверное, хотел бы узнать конец истории.


— Он ушел, когда узнал, что я волшебник, — хотя прошло уже несколько месяцев, Гарри все еще трудно было об этом говорить.


— Он маггл? Испугался?


— Не совсем. Его бабушка была волшебницей, точнее, по его рассказу, настоящей ведьмой. Обездвиживание внука и накладывание «Силенцио» ей казалось прекрасным способом воспитания. В общем, ее-то он и боялся и, по инерции, всех волшебников, включая меня, — Гарри хмыкнул. — Никогда бы не подумал, что простое бритье будет стоить мне отношений. У него началась самая настоящая истерика, когда он увидел меня с палочкой в руке. То фото было сделано за два дня до его ухода. А через несколько дней меня уволили…


Гарри опомнился, поняв, что он слишком углубился в воспоминания, когда увидел глубокую морщинку между бровей Снейпа. Тот смотрел внимательно и изучающе.


— Ты все еще не видишь связи? — наконец спросил он.


— Связи? — тупо переспросил Гарри.


— Между тем фото и твоим увольнением.


Настала очередь Гарри задуматься.


— Вы думаете, что это действительно как-то связано? — Гарри неверяще уставился на Снейпа.


— Неужели у вас и впрямь настолько незамутненный знаниями о традициях волшебного мира рассудок? Ладно, Поттер. Раз ваша неспособность контролировать гормональные всплески стоит мне либо свободы, либо полноценной жизни без вашего общества, я поясню.


Гарри почувствовал, что совершил что-то ужасное, непоправимое, и ответ лежит прямо перед носом, но все равно не мог понять, что же именно он сделал не так.


— Вы, — продолжил Снейп, — безусловно, имеете право на личную жизнь, как и любой человек, но вам стоило учесть, прежде чем публично демонстрировать отношения с человеком вашего пола, что магическое общество крайне отрицательно относится к подобного рода связям.


— То есть… Вы хотите сказать, что меня уволили только из-за того, что я поцеловал своего парня на улице?


Снейп поморщился.


— Именно так.


Гарри вдруг понял все отчетливо.


— И что же, суд не признал мои показания по той же причине? — Снейп кивнул. — Серьезно? Этого не может быть! Это… это просто глупо!


Комнату заполнила гнетущая тишина.


Гарри взглянул на Снейпа: ведь он разговаривает с волшебником, значит…


— Так вот почему вы не хотите, чтобы я оставался с вами, — Гарри не помнил, когда в последний раз пребывал в такой растерянности. С одной стороны, ему только что открыли глаза на ту часть мира, которую он благополучно игнорировал все эти годы, а с другой — в магическом мире существует проблема, которая намного глубже его личных убеждений, вкусов и взглядов, для решения которой не нужно побеждать никаких змееподобных маньяков, не нужно размахивать палочкой и даже варить зелья…


— Это не так, — сухо произнес Снейп.


Теперь Гарри остро почувствовал себя ущербным. Он ощутил то же, когда ушел Том, но теперь, когда Гарри понял, что фактически его ненавидит весь волшебный мир, оно пустило еще более глубокие корни.


Он вышел из палатки, потому что общество еще одного человека стало казаться невыносимым. Австралийское солнце резало глаза, а спина почти сразу покрылась потом, но Гарри все равно чувствовал себя лучше здесь, на берегу океана, чем в прохладной палатке.


Гарри не знал, сколько времени прошло, прежде чем Снейп вышел к нему.


— Ты обгоришь.


Гарри только дернул плечом, не желая больше ни разговаривать, ни спорить, ни доказывать. Ему хотелось утонуть в этом обжигающем песке и навсегда забыть о том, как и почему он вообще здесь оказался.


— Поттер, — Гарри почувствовал осторожное прикосновение к спине, — зайди внутрь.


— Просто оставьте меня в покое, ладно? — раздраженно обернулся Гарри. Сняв футболку, он растянулся на песке, погрузившись в тревожные и опустошающие мысли.


Снейп ушел.


*


На следующее утро Гарри проснулся от невыносимой боли. Тело будто горело в огне, и он не мог понять, что с ним происходит. С трудом встав, он поплелся к зеркалу, чтобы осмотреть свое туловище. Там он обнаружил себя, но изрядно покрасневшего, с отслаивающейся в некоторых местах кожей. Он, как был, в одном белье побежал в комнату Снейпа.


— Снейп! Я… Что со мной? — Гарри даже забыл постучать, и теперь стоял прямо у кровати Снейпа, который, по всей видимости, до этого момента спокойно спал.


Гарри запоздало отошел назад, к двери.


— Простите, я просто увидел это, — он показал на самые пораженные места, — что это? Какая-то экзотическая болезнь?


Снейп, едва взглянув на Гарри, рассмеялся.


— Да, Поттер, это болезнь.


— Какая? Вы знаете, как ее лечить? — испуганно спросил Гарри.


— Болезнь называется «недостаток ума в организме». Лечится различными народными методами.


— Прекратите! — Гарри было не до шуток. — Что это?


— Я предупреждал тебя, что ты обгоришь. Так и случилось, очевидно, — Снейп, явно с чувством выполненного долга и желанием завершить начатое, снова опустился на подушку.


— И что теперь делать? — Гарри не мог простить такого равнодушия к его ужасному состоянию.


— Страдать, — это зельевар произносил уже с закрытыми глазами. — И вон из моей комнаты. Немедленно.


— Простите, — еще раз пробормотал Гарри и вышел, надеясь, что выспавшийся Снейп будет более благосклонен к нему.


Гарри ошибался. Все, что сделал Снейп — это снова посмеялся над ним и сообщил, что в его запасах мази от солнечных ожогов не нашлось, поэтому Поттеру просто нужно потерпеть несколько дней, а также, наконец, научиться включать слух и мозг. Гарри подозревал, что Снейп не хотел помогать ему только из вредности и стремления проучить, но доказать этого, естественно, не мог, поэтому молча терпел, пока боль утихнет.


*


— Поттер…


— Гарри. Зовите меня Гарри.


— Мистер Поттер, вы мне не друг, и, к счастью, не родственник. Не вижу ни одной причины, по которой мне следовало бы обращаться к вам не в привычной для меня манере.


Гарри раздраженно фыркнул, давая понять, что не намерен поддерживать этот разговор. Он достал из рюкзака книгу, которую не открывал с тех самых пор, как Том вручил ее ему в качестве подарка на Рождество, и демонстративно принялся читать.


И хотя Гарри понимал, что дразнит и злит Снейпа таким поведением, ему почему-то хотелось настоять на своем и переупрямить, наконец, бывшего учителя.


— Каков наш следующий пункт назначения? — фиаско. Теперь Снейп вообще не будет использовать обращение, чтобы заговорить с Гарри. В конце концов, их уже три месяца только двое.


Гарри, всем видом показывая, насколько неприятно ему отрываться от книги, но на самом деле так и не разобрав в расплывающихся перед глазами строчках ни слова, поднял голову.


— Я хочу посетить Сидней на Рождество.


— Надеюсь, вам там понравится, — в голосе Снейпа звучала… обида? Гарри удивленно уставился на зельевара.


— Вы можете пойти со мной.


— Действительно считаете, что магический мир Великобритании настолько отделен от австралийского и новости сюда не доходят?


— Я считаю, — Гарри наслаждался этой маленькой победой и разоблачением недальновидности Снейпа, — что мы можем использовать маскирующие чары.


— Этот вариант отпадает. Нужна постоянная концентрация на заклинании, к тому же достаточно опытный маг легко сможет обнаружить эти чары, а дальше — только вопрос времени, как скоро местное Министерство поймет, кто именно скрывается под ними. Наслаждайтесь своей экскурсией в одиночестве, а я останусь в палатке.


— Мы что-нибудь придумаем, — встрепенулся Гарри. Он вовсе не хотел оставлять Снейпа вот так, одного. И действительно намеревался прогуляться по Сиднею вместе с ним. — Как насчет Оборотного зелья? Еще есть немного времени…


К удивлению Гарри, эту мысль Снейп не стал сходу раскритиковывать.


— У меня есть заготовки, — задумчиво произнес он, и Гарри понял, что Снейп хотел сменить обстановку не меньше него самого. — Но нет образца ткани для превращения.


Гарри захлопнул, наконец, книгу, которую и не думал начинать читать. И тут, совершенно неожиданно для Гарри, Снейп резко встал и практически выхватил книгу у него из рук. Гарри даже не успел возмутиться, а только смотрел, как зельевар вытаскивает что-то, лежавшее между страниц. Через пару секунд перед носом Гарри висел длинный белый волос.


— Чей? — без вступлений спросил Снейп, все еще сжимающий «образец ткани» между пальцев.


Перед глазами Гарри промелькнули месяцы, проведенные вместе с его обладателем. Сердце забилось чаще.


— Тома, — наконец выговорил он.


— Есть хоть малейшая вероятность, что он окажется в Австралии в ближайшее время? — Гарри понимал, к чему клонит Снейп, но не мог этого допустить.


— Нет, он панически боится самолетов, и… нет, мы не будем этого делать.


— Почему же? — хищно улыбнулся Снейп, крепко сжимая волос в руке.


— Потому что. Потому что я не хочу, чтобы вы становились Томом. Это… неэтично.


— Считаете, что становиться кем-то другим — вершина моральных устоев, и только ваш бывший партнер может быть избавлен от этой участи?


Гарри не знал, что на это возразить, но пребывал в абсолютной уверенности, что это — точно не то, что придется ему по вкусу.


— Послушайте, я просто не могу допустить этого, и точка. Я аппарирую в город, достану вам чей-то другой волос, но Томом вы не будете.


— Позвольте мне решать, в кого превращаться, мистер Поттер.


— Нет.


Снейп взглянул на Гарри так же, как когда его перебивали на уроках.


— В конце концов, мы вовсе не обязаны ходить по городу вместе. Просто аппарируйте меня, а через условленное время встретимся на том же месте.


Это предложение заставило Гарри задуматься. Неужели он не сможет всего лишь дважды прикоснуться к тому, кто просто выглядит, как его бывший любовник? Даже если действие зелья продлится дольше, он всегда сможет уйти куда-нибудь, чтобы не видеть этого ставшего родным лица. Да и пытаться добыть частичку другого человека — довольно рискованная затея, и на данный момент совершенно неоправданная.


— Ладно. Так и сделаем — только аппарация вместе. Все остальное время мы проведем как можно дальше друг от друга.


— Прекрасный план, Поттер.


Гарри состроил гримасу и снова открыл книгу, чтобы, наконец, понять, что же он пытался читать.


*


Как он себя ни убеждал, Гарри оказался совершенно не готов к этому. Том, с совершенно несвойственным ему кислым выражением лица, трансфигурировал мантию в маггловскую одежду. Гарри испытал некоторое облегчение, увидев, что представления Снейпа о стиле расходятся с таковыми Тома.


Том любил выделяться из толпы, благодаря чему Гарри однажды его и заметил. Любил мотоциклы, тяжелый рок, рваные джинсы и кожаные байкерские куртки. Сейчас же перед Гарри стоял малопримечательный молодой человек, запомнить которого можно было разве что благодаря светлым волосам чуть ниже плеч. Голубые джинсы и белая футболка не вызывали никаких эмоций, и Гарри находил это если не гениальным, то по меньшей мере разумным. Чем меньше ярких примет, тем проще слиться с толпой. И даже если кто-то заметит молодого человека в столь посредственном наряде, как найти его? Таких только по Сиднею бродят тысячи…


— Отлично, — озвучил свои эмоции Гарри.


Том, точнее Снейп, смерил его напряженным взглядом.


После благополучной и никем не замеченной аппарации в Сиднее, Гарри с неохотой отпустил руку бывшего возлюбленного. Она лежала в ладони Гарри так, словно была создана для этого, но напряжение в ней подсказывало юноше, что пора убрать свои пальцы подальше.


Разойдясь, Гарри и Снейп пошли скитаться по улицам крупнейшего австралийского города. То тут, то там Гарри натыкался на отголоски прошедшей недавно Олимпиады. Он с удовольствием любовался всем, что попадалось ему на пути, ведь раньше, даже когда его отправляли в командировки в другие города, у него никогда не находилось времени на праздные прогулки. Поэтому, если бы его спросили, он бы честно ответил, что, по сути, никогда не покидал пределов Лондона.


Осмотрев основные достопримечательности и даже посетив аквариум, Гарри понял, что проголодался, и отправился на поиски живописного места для того, чтобы перекусить. Остановившись на прибрежном кафе, он просто стал наслаждаться видом и ощущением свободы. Мрачные мысли, терзавшие его, как будто потеряли свою яркость и значимость. Что странно, фактически находясь в бегах и помогая преступнику, он чувствовал себя счастливее и независимее, чем когда-либо еще. От него не требовалось выполнения никаких задач, кроме тех, что он поставил себе сам. Он находился здесь только оттого, что сам решил так. Он почти мог назвать себя счастливым.


Ровно до того момента, когда, повернув голову, он увидел входящего в кафе Тома. Тот, обнаружив Поттера, сделал шаг назад, словно хотел выйти, но, по всей видимости, передумал, и двинулся прямо к его столику.


— Наслаждаетесь одиночеством, Поттер? — не спрашивая разрешения, Снейп в теле Тома отодвинул стул и сел напротив Гарри.


— Наслаждался, — по телу все еще бежали мурашки, когда Гарри видел любимого человека. Он надеялся, что те чувства остались в прошлом, но живое напоминание перед ним перечеркивало и разрушало все убеждения.


Остаток вечера прошел в неловком молчании. Гарри исподтишка любовался тем, кто был ему так дорог, и под конец ужина уже почти решился накрыть ладонь бывшего любовника, небрежно лежащую на столе, своей. Мозг упорно не желал просчитывать варианты последствий такого действия, и просто отключался, стоило Гарри взглянуть в глаза сидящего напротив.


— Ваш счет, — улыбчивый официант подмигнул Гарри и положил блокнот ровно посередине между ним и Снейпом.


Момент был упущен. Гарри, отсчитав нужное количество австралийских долларов, встал из-за стола. Его примеру последовал и Снейп.


Спустя десять минут они нашли пустой переулок для аппарации обратно в лагерь. Гарри знал, что должен сделать, но не мог сосредоточиться. Его мысли заполняло другое, и он боялся расщепить себя и Снейпа.


Гарри знал: если он не сделает этого, то пожалеет, а если сделает, то пожалеет вдвойне. Но остановить себя уже не мог. Том, в отличие от Снейпа, не возвышался над Гарри, и одно это подталкивало юношу к действию.


Он мягко, словно кот, преодолел дистанцию, разделяющую его и того, кого он так любил и вожделел. Привычно обвив одной рукой талию партнера, а другую запустив в волосы, он нежно, но настойчиво поцеловал его. Вместо ответа Гарри аккуратно отстранили от себя.


— Действие зелья заканчивается. Пора аппарировать, — безэмоционально проинформировал Снейп голосом Тома.


— Да, да, конечно, — теперь руки Гарри дрожали, и вероятность расщепиться возросла в разы, но затягивать с перемещением уже нельзя.


Гарри протянул ладонь Снейпу с иррациональным страхом. Ему казалось, что тот просто побрезгует до нее дотронуться, и вообще больше никогда не заговорит с ним и даже не взглянет в его сторону, а аппарирует и вовсе сам. Может быть, он предпочтет Азкабан такому ненадежному партнеру, не умеющему даже держать себя в руках?


Две бесконечно долгие секунды потребовались Снейпу, чтобы уверенно сжать руку Гарри и тем самым помочь ему унять дрожь. Не зная, как ему это удалось, Гарри все же смог сконцентрироваться и совершить аппарационный прыжок.


После приземления Гарри виновато взглянул на Снейпа, уже, к облегчению юноши, превратившегося в себя.


— Извините, я просто… я…


— Не утруждайте себя оправданиями. Я предвидел подобный ход событий, ведь о том, что вы неспособны контролировать свои эмоции уже известно каждому в магическом сообществе, — процедил Снейп холодно и направился в сторону палатки.


Гарри молча смотрел ему вслед, понимая, что парировать нечем. Ему было стыдно и неловко, но он не мог оставить все так, как есть.


— Послушайте, я просто хотел… я не мог… — Гарри побежал за Снейпом, желая хоть как-то оправдаться, если не в его глазах, то хотя бы в своих.


Зельевар резко остановился в дверях и развернулся, что едва не привело к столкновению с ним Гарри.


— Мистер Поттер, предлагаю забыть об этом досадном недоразумении и тем самым навсегда закрыть эту тему, — тон, которым это было сказано, звучал так, что Гарри отказался бы от такого предложения, иди речь о чем-то другом.


— Договорились, — глядя в черные, наполненные арктическим холодом глаза, ответил, наконец, Гарри, когда осознал суть сказанного Снейпом.


*


О «сиднейском инциденте», как называл его про себя Гарри, никто действительно больше никогда не упоминал, но ощущение, что что-то после этого изменилось безвозвратно, не покидало парня. Спустя несколько недель он понял, что теперь стал по-другому смотреть на Снейпа, начал замечать те его привычки, которым раньше не придавал значения, а также стал лучше понимать его мимику и тон голоса. Гарри списывал это на проведенное вместе длительное время. Он заметил, что Снейп тоже как будто мягче начал относиться к нему, но больше не предлагал звать себя по имени.


— По-моему, мы бессмысленно тратим время, — однажды заявил Гарри в один из бесконечно длинных вечеров.


— Вы находите? — Снейп заинтересованно приподнял бровь. — Возможно, я указывал на это еще несколько месяцев назад, когда вы с чего-то решили, что обязаны меня оберегать? А впрочем, нет, ничего подобного. Это ваш личный, поражающий новизной и актуальностью, вывод.


Гарри давно стал пропускать подобные выпады мимо ушей. Возможно, потому что не хотел тратить энергию на споры, а может быть, из-за того, что в них недоставало прежнего яда.


— Если хотите знать, я все еще уверен, что делаю все правильно. Я говорю не об этом. Почему бы нам… не знаю, не заняться чем-нибудь?


— Я плохой партнер для игр в карты и прочих развлечений.


— Вы наверняка играете в шахматы…


— Игра с вами будет еще более скучной, чем этот разговор.


Гарри покачал головой.


— Я вообще-то не говорил об играх, я говорил об… обучении. Например, вот вы владеете беспалочковой магией?


Снейп выглядел по-настоящему заинтересованным. Гарри даже немного гордился, что ему удалось сбить этот налет высокомерия, пусть и ненадолго.


— На уровне, который едва ли дотянет до базового.


— Но вы знаете, хотя бы в теории, как это делается?


— Естественно. Вы бы тоже знали, если бы…


— Если бы вы были моим учителем по защите от темных сил? Ну да.


— Если вы хотите, чтобы я вас чему-то научил, то я настоятельно не рекомендую меня перебивать.


Гарри покорно кивнул. На что он только что подписался?


— Встаньте, — Гарри оттолкнулся руками от подлокотников кресла, на котором сидел.


— Мы что, прямо сейчас и начнем? — удивился он.


— Внезапно появились неотложные дела? — с неприятной ухмылкой спросил Снейп.


Гарри поспешил занять позицию напротив Снейпа, всем видом показывая, что он готов принять вызов.


— Отдайте мне палочку, — Гарри с легким недоверием протянул этот инструмент Снейпу. — Сконцентрируйтесь на магии внутри вас.


— Как?


Грозный взгляд заставил Гарри замолчать, но не помог понять, что именно он должен почувствовать. На всякий случай он закрыл глаза.


— Я ничего не чувствую, — обреченно произнес он спустя добрых пять минут, и открыл глаза.


— Попробуйте еще раз.


— На что это должно быть похоже?


— На магию, Поттер. Сосредоточьтесь.


Теперь Гарри и вовсе зажмурился, но это совершенно не помогало. Он слышал тиканье часов в соседней комнате, дыхание Снейпа совсем рядом и свое сердцебиение, но никаких особых ощущений в теле не испытывал.


— Я не могу, — в конце концов, заявил он. — Может быть, вы сначала покажете мне, как это выглядит?


Снейп выглядел раздраженным, но отложил в сторону волшебные палочки, свою и Гарри. На мгновение он, как и Гарри, закрыл глаза, а затем произнес:


Вингардиум Левиоса! — над незакрытой книгой Поттера зависла сплетенная из стеблей венецианского плюща закладка.


Провисев в воздухе не больше трех секунд, она снова оказалась на месте.


— Это вам чем-то помогло? — ехидно поинтересовался Снейп.


Гарри твердо решил не поддаваться провокациям, и снова занял исходную позицию напротив учителя.


— Потоки магии, Поттер. Если вам так проще, представьте, что у вас в руках палочка, и вы собираетесь произнести заклинание. Что вы при этом чувствуете?


Гарри, не открывая глаз, поднял правую руку так, словно в ней была волшебная палочка, и попробовал призвать шарф Снейпа, висящий на ручке его кресла.


Акцио шарф!


Ничего не произошло. Он по-прежнему не ощущал никаких потоков магии.


— Пробуйте еще. Сначала вы должны верно вычленить и направить магию. Заклинание не имеет значения, их практикуют в последнюю очередь.


Акцио шарф!


— Разум, Поттер. В первую очередь вы должны поладить со своим разумом, слова и размахивание руками оставьте на потом.


Акцио шарф! — упорно продолжал произносить Гарри сквозь зубы.


После попытки, на которой Гарри уже сбился со счета, он по-настоящему разозлился.


— Вы не объясняете! Зачем вы все время повторяете про какие-то потоки магии, если не можете рассказать, что это такое?!


— Может быть, я должен объяснить вам, как дышать, или с какой частотой должно биться ваше сердце? Это внутри вас. Я не могу дышать за вас! Я не могу колдовать за вас! Прислушайтесь к своим ощущениям!


Гарри не мог больше этого выносить. Злость поднималась волной вдоль позвоночника, затапливая тело. Уже скорее из упрямства и желания досадить Снейпу, он в который раз произнес:


Акцио шарф!


Чего бы ни ожидал Гарри, это точно не имело ничего общего с шарфом, который пролетел через комнату и повис на юноше, закрывая лицо. В первую секунду Гарри решил, что это Снейп, раздраженный его неспособностью, швырнул в него несчастный предмет одежды. В порыве ярости Гарри сдернул шарф, намереваясь запустить его обратно.


Но Снейп стоял напротив, недвижим, и смотрел на ученика с неподдельным удивлением.


— Это я сделал? — отойдя от шока, спросил Гарри.


— Очевидно. На сегодня занятие окончено.


— Я хочу попробовать еще раз! — воодушевленный успехом, возразил Гарри.


— Без моего участия, — кивком головы Снейп указал на часы.


Оказывается, они прозанимались почти всю ночь, и до этого момента Гарри даже не чувствовал усталости, а теперь она дала о себе знать, и он понял, что дальнейшую практику действительно стоит отложить.


*


— Что с вами, Поттер? За две недели занятий вы даже не смогли вернуться к результату первого дня!


— Да знаю я! — Гарри был зол и на себя, и на Снейпа, который пусть и говорил правду, очевидную, но от этого не менее обидную.


— Что вы сделали в тот раз? Вам ведь удалось почувствовать магию?


— Я просто разозлился! На вас! Ясно? — теперь почему-то это не срабатывало. Какое сильное раздражение Гарри бы ни испытывал, он все равно не мог даже сдвинуть с места какой-нибудь предмет.


— В таком случае, Поттер, то, что случилось тогда, ничем не отличается от выбросов магии у детей. Вы наверняка знаете, что это такое.


Гарри вспомнил отрезанные волосы и исчезнувшее стекло в террариуме.


— Конечно.


— То есть, вы просто проигнорировали мои слова, и все еще надеетесь достичь успеха, не используя необходимую методику?


— Нет, я…


— С какой целью вы вообще напросились чему-то учиться, если даже не собирались слушать то, что вам говорят? Мы больше не в школе, и я не намерен тратить на вас ни секунды своего времени.


— Как же я вас ненавижу! — бросил Гарри вслед уходящему Снейпу, не заботясь о том, чтобы хоть немного понизить голос.


В какой-то момент Гарри почудилось, что Снейп вот-вот покажет ему средний палец , но тот просто ушел в свою комнату, не удостоив юношу ответом.


Гарри упал в свое кресло. Зачем ему вообще Снейп? Он и сам сможет этому научиться. Надо только… Расслабившись и расползшись в кресле подобно медузе, он стал поочередно перебирать все свои ощущения. Вот шершавая обивка трансфигурированной из какого-то пня мебели дотрагивается до шеи и взъерошивает волосы на затылке. Вот подлокотник, который давит на плечо, вот неровный пол под ногами. Из соседней комнаты доносится шуршание пергамента, а на плите шипит чайник, подогреваемый заклятием бесконечного тепла. Мысли норовят перетечь в другое русло, но Гарри упорно возвращает их к самоанализу. И где эта магия? Не знай Гарри, что совершенно точно является магом, был бы уверен, что родился сквибом.


В качестве цели Гарри выбрал для себя книгу, которую намеревался закрыть. Что бы он сделал, если бы в его руках была палочка? Сосредоточился, направил внимание на объект, и…


Гарри распахнул глаза. По телу разливалось тепло, пульсируя и перетекая в правую руку и концентрируясь в ней. Ощущение длилось всего секунду, но теперь он знал, чего ждать, и принялся тренироваться.


В тот вечер он больше ни разу не преуспел, но, окрыленный надеждой, стал заниматься втайне от Снейпа каждый день.


*


— А теперь поднимите стол и зажгите огонь в камине.


Гарри и Снейп почти год провели в бегах, и каждый, казалось, настолько привык к такому положению вещей, что не хотел даже пытаться что-то менять. Снейп перестал предлагать Гарри вернуться к прежней жизни, признавая, что путь обратно в аврорат для него закрыт, а у друзей давно уже своя жизнь. Периодически, когда Снейп не занимался своими зельями в полевой лаборатории, он даже любезно соглашался сыграть партию-другую в волшебные шахматы, по счастливой случайности захваченные Гарри. Тогда Поттер и обнаружил, что зельевар может быть до смешного азартным.


Вингардиум Левиоса! Инсендио!


Стол приподнялся и с треском рухнул назад. Огонь запылал так, что охватил не только дрова, но и сам камин.


Как только Гарри смог без помощи палочки открыть дверь в спальню Снейпа, он тут же с гордостью продемонстрировал это учителю. Тот тут же потребовал, чтобы Гарри показал, на что еще он способен. Такого напора юноша не ожидал, но попытался наполнить водой пустой стакан, стоявший на столе. Когда этого не получилось, Снейп стал требовать от Гарри попробовать то одно, то другое заклинание, пока они не нашли два или три, которые давались Поттеру более-менее успешно. Совместные тренировки были возобновлены, но теперь Снейп тоже принимал участие в них, и зачастую занятия превращались во что-то вроде соревнований.


Агуаменти! — в огне зашипело несколько капель воды.


Гарри поспешно схватил палочку.


Фините Инкантатем!


— Все еще считаете, что самодисциплина — бесполезное качество для волшебника?


— Ну же, продемонстрируйте мне, как нужно это делать! Подайте пример.


Снейп ухмыльнулся.


Вингардиум Левиоса! — стол завис в нескольких дюймах от пола. — Инсендио!


В камине зажегся совершенно нормальный и привычный огонь, а стол продолжал парить в воздухе.


— Зато вы даже перо с другого конца комнаты не призовете! — с наигранной обидой заявил Гарри.


Акцио перо! — из спальни Снейпа действительно вылетело перо, но потеряло скорость и стало спирально опускаться на пол, едва преодолев порог комнаты.


Гарри беззлобно рассмеялся. Во взгляде повернувшегося к нему Снейпа читался едва заметный упрек.


*


Гарри бросил конверт на стол.


— Гермиона работает над тем, чтобы магический мир пересмотрел свои устаревшие взгляды…


— Полагаете, мисс Гре… Уизли удастся добиться успеха? Волшебное сообщество весьма консервативно.


— Может быть, это займет больше времени, чем хотелось бы, но она умеет добиваться своего. Что вы слышали о Г.А.В.Н.Э.?


— О чем? — поморщился Снейп.


— Гражданская Ассоциация Восстановления Независимости Эльфов… Если Гермиона одержима какой-то идеей, ее не так-то просто остановить. Я бы даже сказал, невозможно.


Снейп не ответил. Он будто прислушивался к чему-то. Гарри последовал примеру. За пределами палатки определенно было какое-то движение.


Вскочив со своих мест, он и Снейп тут же заняли боевые позиции у входа и окон.


— Вы заходите с тех сторон, я в дверь! — голос показался Гарри знакомым, но вспоминать времени не нашлось.


Как только нарушитель переступил порог, Гарри бросил в него «Ступефай». Тело рыжего парня ничком повалилось на пол. Аналогичным заклинанием Снейп обезвредил двух молодых людей в аврорской форме, пытавшихся проникнуть в палатку через окна.


Двоих, оглушенных Снейпом авроров Гарри ни вспомнить, ни узнать не смог. Зато тот, кто сейчас лежал у его ног, был ему прекрасно знаком.


— Я займусь памятью этих двоих, а вы разберитесь со своим дружком, — Снейп, не теряя времени, отлевитировал своих жертв, одну за другой, в свою спальню.


Фините Инкантатем! — с замиранием сердца произнес Гарри. Он не разговаривал с Роном с тех самых пор, как его с Томом фото опубликовали в «Пророке». Друг избегал его, как мог, а потом Гарри уволили, и встречи вовсе прекратились. Тонны пергамента были изведены на то, чтобы выяснить, что же случилось, но никакого ответа от Рона получить не удалось.


Пока бывший друг еще не пришел в себя, Гарри аккуратно вытащил палочку у него из руки. Даже если он захочет драки, пусть это хотя бы не будет магической дуэлью — здесь исход предопределен, а калечить друга, пусть и бывшего, Поттер не собирался.


— Гарри?! — что ж, удивление Рона понятно.


— Да, я, — спокойно ответил Гарри. Он чувствовал себя абсолютно уверенно, зная, что неподалеку есть тот, кто сможет, в случае чего, прикрыть его спину.


— Что ты здесь делаешь? — казалось, Рон напрочь забыл о своей миссии. Встреча с Гарри совершенно выбила его из колеи.


— Живу, — задумавшись на мгновение, ответил Гарри. Где-то за его спиной с тихим щелчком приоткрылась дверь.


— Ты… с ним? — Гарри последовал за взглядом Рона, и увидел выходящего из своей спальни Снейпа. — Так вот в чем дело…


Гарри непонимающе переводил взгляд с Рона на Северуса. Никто не спешил объяснять бессвязную речь Рона, хотя Снейп, похоже, все уже постиг.


— О чем ты говоришь?


— Вы, — с гримасой отвращения прошипел Рон, — просто грязные извращенцы. Как здорово ты шифровался в школе! Если бы я знал тогда, я бы… я бы… А он… Тот, блондин, хотя бы голову мыл, а этот… что ты в нем нашел?


— Не твое дело! — воскликнул Гарри, все еще не до конца понимая, к чему клонит Рон.


— Ты хотя бы представляешь себе, сколько у него было мужиков до тебя?


Видимо, что-то в лице Снейпа изменилось, потому что теперь Рон обращался к нему.


— О да, вы думаете, ваше прошлое настолько хорошо скрыто? Последние несколько месяцев я раскапывал архивы и искал ваших бывших любовничков, чтобы выяснить, где вы можете прятаться. И, раз уж мне пришлось копаться в этом, к вашему делу будет добавлена пара отягчающих обстоятельств. Не говоря о побеге, конечно.


Это уже выходило за все разумные рамки. Гарри внезапно захотелось оказаться где-то подальше, желательно в открытом космосе. В невнятном мареве он слушал отвратительные детали личной жизни бывшего профессора, и все отчетливее осознавал, насколько сильно ему хочется ударить Рона. Снейп же вовсе не реагировал на пестрящий подробностями рассказ, будто речь шла не о нем.


Ступефай! — не в силах больше выносить эти гнусности, произнес Гарри. — Обливиэйт!


Не переговариваясь, Гарри и Снейп вытащили оглушенных авроров со стертой памятью, и, зачаровав место так, чтобы оно казалось нетронутым, аппарировали настолько далеко от него, насколько возможно.


Гарри тут же принялся за изготовление портала, который перенесет их на другой континент.


— Я предупреждал вас, Поттер, о том, что останавливаться в Ирландии рискованно, — под нотации Снейпа сосредоточиться на работе было трудно. — Если ваша тоска по родине настолько сильна, вы могли бы вернуться в Англию, а так из-за вашей безответственности мы оба едва не оказались за решеткой. Нам просто повезло, что ваш товарищ не блещет интеллектом. Как он вообще стал начальником группы авроров?


Несмотря на то, что вопрос звучал как риторический, у Гарри нашелся на него ответ.


— Во-первых, он мне давно уже не товарищ, а, во-вторых, его повысили, как только меня уволили. Он занял мое место, точнее, — не отрывая глаз от заготовки, сообщил Гарри.


Некоторое время он сосредоточенно трудился над особенно сложной частью создания портала, подгадывая время и подсчитывая координаты для точности приземления.


— Почему вы ничего не сказали мне? — оторвавшись от работы, спросил он Снейпа.


Тот не взглянул на него, закрывшись старым выпуском «Пророка», присланным Гермионой еще около полугода назад.


— Зачем? Ваш друг прекрасно справился с ролью информатора.


— Я говорю не о том, что расписывал Рон. Я не верю и десятой доле этого. Я имею в виду… ну… вообще. Мне-то вы могли сказать.


— Зачем? — повторил Снейп.


Гарри начал вспоминать события последнего года, и теперь ясно видел, что все не просто указывало, а кричало о том, что Снейп той же ориентации, что и он сам. Как он мог быть настолько слеп? И Снейп, зная о том, что Гарри ничего не подозревает, продолжал вести себя, как ни в чем не бывало.


Завершив работу, Гарри сообщил время перемещения — четыре часа утра — и отправился спать, чувствуя себя разбитым, но нисколько не уставшим, несмотря на события дня и изнуряющую работу по созданию портала.


*


Гарри не мог уснуть. Он переворачивался с одного бока на другой, пытался считать пикси, вспоминать лекции профессора Биннса, но ничего не помогало — он слишком сильно эмоционально перевозбудился за этот день. В конце концов, он просто положил подушку на голову и стал ждать времени подъема.


Тихий стук в дверь отвлек его от беспорядочно мечущихся мыслей.


— Входите, — Гарри так и остался лежать с подушкой на лице. — Присаживайтесь.


Поттер хлопнул ладонью по краю кровати.


— Не можете уснуть? — матрац прогнулся, и сквозь тонкий плед юноша почувствовал тепло тела гостя.


Гарри покачал головой. Подушка упала на кровать.


— Я знаю неплохой способ сбросить напряжение, — загадочно протянул Снейп.


Гарри задержал дыхание. Теперь, когда он знал о Снейпе достаточно, даже больше, чем хотел, он больше не опростоволосится с расшифровкой намеков. Пижама начала казаться Гарри слишком жаркой.


Юноша сел на кровати, практически вплотную прижавшись к зельевару, и прильнул к его губам. На этот раз Гарри получил положительный ответ. Они оторвались друг от друга только для того, чтобы в спешке снять с себя одежду, и продолжили начатое. Когда Снейп отстранился, чтобы сделать вдох, Гарри аккуратно надавил на его плечи, вынуждая лечь на спину.


С запоздалой осторожностью Гарри провел рукой по выдающимся ребрам мужчины, затем по животу, и, периодически наклоняясь, чтобы поцеловать любовника, постепенно спустился к его члену. Не переставая поглаживать его одной рукой и дразнить головку другой, он прошептал:


Акцио смазка!


Уходя из дома, Гарри смел в рюкзак всю полочку флаконов в ванной, и теперь надеялся, что среди них был и лубрикант. Он действительно приземлился рядом, когда преодолел весь путь из глубин сумки.


Гарри легкими движениями растер гель по члену тяжело дышащего Снейпа. Почти не подготавливая себя — юноша периодически развлекал себя этим в одиночестве — он постепенно опустился на бедра партнера.


Некоторое время Снейп не двигался, позволяя Гарри, слегка не рассчитавшему свои силы, привыкнуть к растяжению. Когда же юноша начал медленно скользить вверх и вниз, Северус стал осторожно двигаться ему навстречу. Постепенно парень привыкал к ощущениям.


Возбуждение Гарри, почти ушедшее с болью, снова дало о себе знать. Через пару мгновений парень почувствовал, что его плоть заключена в теплое кольцо пальцев любовника, и, не выдержав разнообразия ощущений, кончил на его живот. Тот, приподняв бедра Гарри чуть выше, и придерживая их, начал в бешеном ритме вбиваться в него.


Прежде, чем юноша успел вычленить из смеси удовольствия, боли, стыда и удивления основное чувство, лицо Снейпа искривила неприятная гримаса, а его пальцы стальной хваткой сжали кожу под собой. Так же резко они расслабились, заставив Гарри потерять равновесие из-за отсутствия поддержки, и упасть набок.


Экскуро! — пробормотал вымотанный до бессилия Гарри. Ничего не произошло.


Снейп извлек свою палочку из валяющейся на полу мантии и повторил заклинание с более эффективным исходом.


Сил Гарри хватило только на то, чтобы укутаться в половину пледа и разместить как можно компактнее свое тело на кровати. Когда он уже почти уснул, то почувствовал поток воздуха от откидывающегося одеяла и услышал шорох собираемой одежды.


— Вообще-то я имел в виду шахматы, — бросил уже у двери Снейп.


Гарри открыл рот, чтобы что-то спросить, но провалился в сон до того, как успел выговорить первый звук.


*


Книга, подаренная Томом, оказалась захватывающим историческим романом о средневековой Англии. Зная историю только по скучнейшим лекциям профессора Биннса, он и не мог представить себе, насколько живой и красочной она может быть. Гарри поставил себе целью при ближайшей возможности купить в маггловском книжном как можно больше произведений на эту тематику. А пока это оставалось недостижимым, он перечитывал имеющийся том снова и снова, каждый раз находя в нем то, что в предыдущие разы укрылось от его взора, и не мог перестать восхищаться глубиной и в то же время доступностью написанного.


Снейп, однако, по какой-то причине приходил в раздраженное состояние духа, видя Гарри с этой книгой. Юноша полагал, что зельевар думал, что он просто рисуется, пытаясь показаться умнее, чем есть. Гарри открыл томик, чтобы перечитать произведение в четвертый раз.


— Следующий пункт назначения — Северный полюс? — Снейп знал, что вскоре Гарри намерен делать портал, и настаивал на том, чтобы тоже принимать участие в выборе конечной точки, так как Аляской — последним из выбранных Гарри мест — он оказался крайне недоволен.


Гарри захлопнул книгу.


— Не понимаю, почему это вас так заботит. В палатке мы в тепле и безопасности. Какая разница, в какой стране, или на каком континенте?


— Меня это заботит, Поттер, по той причине, что из-за вашей беспечности ваши бывшие коллеги легко отследили нас в Ирландии. Если бы вы предварительно посоветовались со мной, прежде чем делать портал, то узнали бы, что перемещаться туда — плохая затея.


— Я признаю, что ошибся! Больше этого не повторится. Зачем напоминать мне об этой неудаче каждый раз, тем более что закончилось все лучше, чем можно себе представить? Я стер у Рона воспоминания обо всем, что он узнал о вас со времени начала расследования. Вы тоже подправили память тем аврорам, да они и понять-то, наверное, не успели, что произошло…


— Поттер, вам известно понятие «вероятность»? Хотя бы примерно представляете себе, что это такое?


— Нет, — огрызнулся Гарри, и, схватив книгу, отправился читать и отдыхать от Снейпа в свою спальню.


— Поттер! — стоило Гарри уютно устроиться на кровати, как грозный голос заставил его встрепенуться.


— Что? — не скрывая раздражения, крикнул он в ответ.


— Неужели для вас запомнить, что нельзя передвигать пробирки, с которыми я работаю — непосильный труд?


Пробирки, колбы, реторты… Они занимали все большую площадь, и в глубине души Гарри побаивался, что рано или поздно ему и Снейпу придется спать на улице, чтобы ни в коем случае не нарушить порядок эксперимента.


— Неужели так трудно понять, что им не место на кухонном столе? Почему бы вам не заниматься этим всем у себя в комнате? — не будь Гарри так раздражен, он бы ни в коем случае не разговаривал так, но Снейп с самого утра будто с цепи сорвался, и нервы у юноши уже были натянуты до предела.


Без стука и предупреждения в комнату вломился зельевар, и схватил Гарри за плечо.


— Пойдемте, — грубо подняв его с кровати, приказал Снейп.


— Не трогайте меня! — Гарри вырвался из захвата и с ненавистью воззрился на учителя.


— Пойдемте, — повторил тот.


— Иду, — обиженно отозвался Гарри. Наверное, что-то действительно очень страшное стряслось, решил он.


Снейп подвел Гарри к двери своей комнаты, и, распахнув ее, спросил:


— Что вы видите?


То, что предстало глазам Гарри, наиболее точно могло быть описано словосочетанием «стеклянный хаос». В одном только Снейпу ведомом порядке на всех доступных поверхностях, включая пол, стояли какие-то котлы, баночки, пузырьки и прочие инструменты зельевара. Только узкая дорожка между ними позволяла хоть как-то перемещаться по комнате.


— Ладно, я понял, — сказал Гарри и развернулся, чтобы уйти. — Используйте стол, а есть я буду у себя в комнате… пока вы и до нее не добрались.


— Считаете, что это смешно, Поттер? Может быть, вы скажете, какие зелья находятся в этих емкостях, и для чего они нам могут понадобиться?


Нечестная игра.


— Они все очень важные и нужные, я этого не отрицаю! — Гарри попятился назад в гостиную и уперся в спинку своего кресла. Снейп, последовавший за ним, опасно навис над парнем.


Гарри заозирался в испуге, пытаясь понять, как ему защищаться в том случае, если его попытаются ударить или еще каким-то образом нанести вред. Он облизал пересохшие губы, мысленно продолжая поиск.


Снейп придвинулся еще ближе, и впился в рот Гарри злым и ядовитым поцелуем. Ошарашенный таким переходом, юноша не остался в долгу и с такой силой сжал зубами губу Северуса, что почувствовал на языке вкус крови.


Северус сорвал рубашку с Гарри и, оставляя засосы на груди, принялся расстегивать его брюки. Отметив эрекцию парня многозначительным «хм» и больно прикусив кожу около соска, он развернул Гарри спиной к себе, и заставил слегка наклониться вперед.


От вторжения сухих пальцев Гарри сжался.


— Продолжим так? — прозвучал неожиданно, словно гром, голос Снейпа.


— Н-нет, — Гарри, хоть и с трудом, но сообразил, что от него требуется. — Акцио смазка!


Баночка прилетела из спальни Снейпа, где ее оставили в последний раз.


— Быстро учитесь, — с сарказмом похвалил Снейп, и, зачерпнув щедрую порцию любриканта, начал подготавливать Гарри.


Проникновение оказалось на удивление плавным. Гарри подался навстречу, делая его еще более глубоким, и начал двигаться, пытаясь поймать все сильнее ускоряющийся ритм.


Запущенная в волосы чужая рука потянула голову набок, позволяя открыть лицо для поцелуя-укуса. Для этого Снейпу пришлось наклониться и тем самым поменять угол входа, что вызвало у Гарри смесь бурных противоречивых ощущений. Громкий стон вырвался из его уст против его воли.


Отпустив голову Гарри, Снейп немного отстранился, чтобы почти полностью выйти из любовника, а потом снова погрузиться на всю длину члена. Еще несколько таких итераций довели Северуса до предела, и он кончил, прижавшись к юноше всем телом.


Подобрав одежду, Гарри направился в душ, чтобы самостоятельно справиться с эрекцией. В этот раз Снейп не последовал за ним, как это бывало раньше.


*


— Вы ни на йоту не продвинулись за последний месяц.


— Я пытаюсь! Разве вы не видите?!


— То, что вы в совершенстве освоили беспалочковые манящие чары, вовсе не значит, что другие заклинания практиковать не нужно.


— Я тренируюсь каждый день! Я не понимаю, почему у меня ничего не выходит! — Гарри без сил рухнул в свое кресло.


Целый день они отрабатывали различные беспалочковые заклятия, и если прогресс Снейпа, хоть и более медленный в целом, чем у Гарри, был налицо, то Поттер застрял на достигнутом уровне, и, как бы ни старался, продвинуться дальше не мог.


— С меня хватит, — сообщил он, и извлек из валяющегося на полу рюкзака уже изрядно потрепанную, но от этого не менее любимую, книгу.


Акцио книга! — Снейп ухмыльнулся, когда она приземлилась точно на подставленную руку. — Пока у вас не получится разбить этот стакан, я вас никуда не отпущу.


Диффиндо! — лениво произнес Гарри, не вставая со своего места. Когда-нибудь Снейпу это просто надоест.


— Вы не стараетесь! Сосредоточьтесь!


Гарри вздохнул и сел в кресле ровно. Закрыл глаза, направил поток магии в правую руку.


Как он выяснил, разные маги пользуются разными методами для ее концентрации. Кто-то представляет себе молнии, вылетающие из пальцев, кто-то мысленно убирает все объекты из поля зрения, кроме тех, на которые будет направлено заклинание, кто-то обманывает себя, представляя, что палочка все еще в руке, и делает соответствующие заклинанию пассы рукой. Бóльшую часть этих способов Гарри перепробовал, но они не дали эффективного результата. Сейчас же он четко представил, как стакан разлетается на части, и, не открывая глаз, повторил:


Диффиндо!


Звон стекла заставил его распахнуть глаза раньше, чем он намеревался это сделать.


Репаро! — произнес Снейп, взмахнув палочкой. — А теперь сделайте это еще пять раз, и, так и быть, сделаем перерыв до завтра.


Гарри застонал и закрыл лицо руками. Однако, к собственному удивлению, он легко повторил заданное, и Снейп, гордый, словно сам только что добился чего-то очень трудного, позволил, наконец, Гарри заняться своими делами. Сам он это заклинание еще не освоил, но с завидным упорством, на которое Поттер не чувствовал себя способным, тренировался, и Гарри знал, что день, когда у зельевара получится разрушить что-то или починить без помощи палочки, не за горами.


*


Ноктюрн-аллея встретила Гарри мрачной безлюдной атмосферой. Он настаивал на том, чтобы Снейп отправился вместе с ним, но тот категорически отказался, отдав написанный мелким почерком список ингредиентов.


Хоть Гарри и приходилось периодически посещать это место по работе, он всегда старался не задерживаться здесь дольше необходимого. И теперь, закончив дела и заблудившись всего дважды, с облегчением вышел к знакомым кафе и магазинам Диагон-аллеи.


Гарри хотел аппарировать из Дырявого Котла, но неожиданно передумал. Он не был в Лондоне так давно, что глупо было бы упускать такой шанс пройтись по знакомым местам и посмотреть, как они изменились.


Выйдя из паба на улицы маггловского Лондона, он стал бездумно бродить по знакомым маршрутам, просто радуясь хорошей погоде и любуясь городом, таким знакомым и таким величественным. Как он не замечал раньше, насколько стары эти дома и постройки, сколько истории они впитали в себя? Тут Гарри вспомнил, что собирался зайти в маггловский книжный магазин, и уверено зашагал в его направлении.


Только дойдя до моста, у которого он познакомился с Томом, Гарри вдруг осознал, что бывший друг и сейчас может быть там. Так и оказалось: на мосту стоял он, как и всегда, с гитарой в руках, и, качая в такт ритму головой, исполнял одну из любимых мелодий Гарри. Волосы его отросли еще больше и теперь почти скрывали лопатки, что Поттер отстраненно отметил с мыслью «уже длиннее, чем у Снейпа».


Гарри развернулся на пятках, чтобы пойти другой дорогой, но тут музыка прервалась.


— Гарри! — крикнул музыкант в спину Поттеру. — Постой!


Том схватил чехол от гитары и поспешил к Гарри. Поттер снова повернулся к нему лицом.


— Привет, — поздоровался он, не зная, как себя вести и что говорить.


— Привет… — Том улыбался во все тридцать два зуба несколько секунд, но потом вдруг погрустнел, став похожим на Снейпа, носящего его обличие под Оборотным. — Я искал тебя.


— Зачем? — удивился Гарри.


Том рассмеялся, но тут же снова нахмурился.


— Прости, что повел себя так тогда. Я вовсе не хотел, чтобы все закончилось так.


Гарри приподнял бровь.


— Я, — продолжил Том, — понял, какую глупость совершил, когда ушел от тебя из-за такой ерунды. Я искал тебя целый год, но не мог найти ни дома, ни в тех местах, где ты любил бывать…


Секунды две Гарри хотелось рассказать Тому все: как он потерял работу сразу после их разрыва, как не смог защитить того, кого должен был, как он представлял себе эту встречу. Рассказать о том, в каких условиях он живет сейчас и с кем, но вдруг осознал, что больше не хочет ничем делиться с этим посторонним человеком. Поэтому Гарри молчал.


— Послушай, Гарри… Давай… Начнем все сначала?


— Что? — переспросил удивленный Гарри. — Извини, но нет.


Наверное, нужно сказать, что чувства угасли, что Тому стоило думать раньше, а не устраивать скандал из-за детских страхов, но все эти слова пришли Гарри в голову потом.


— У тебя другой? — без обиняков спросил Том.


— С чего ты взял? — только и смог выговорить Гарри. Он даже себе не мог ответить на этот вопрос. Иногда Снейп вел себя так, словно Гарри — самое дорогое, что есть в его жизни, а иногда превращался в последнюю свинью, обращая жизнь юноши с ним в сущий ад.


— Ты весь как будто сияешь изнутри, — с грустной улыбкой ответил Том. — Ты был таким же, когда мы… были вместе. А теперь я вижу, что мое присутствие гасит этот свет.


Прежде, чем Гарри успел что-то ответить, Том похлопал его по плечу и бросил напоследок:


— Удачи тебе, Гарри.


И двинулся, как Поттер мог судить по направлению, к любимому пабу. В первое мгновение Гарри хотелось броситься за ним, что-то сказать, выяснить, но, что бы он ни сказал или сделал, это не изменит истины, которую озвучил Том. Поэтому Гарри аппарировал из ближайшего переулка к их со Снейпом убежищу.


Подходя к палатке, он понял, что совсем забыл про книги, но возвращаться не стал.


Положив на стол покупки для Снейпа, он подошел к нему самому, корпящему над усовершенствованным зельем невидимости, и наклонился, чтобы поцеловать зельевара в щеку.


— Я соскучился, — сообщил Гарри. Северус не любил, когда его отрывают от работы, поэтому Поттер тут же отстранился, чтобы уйти к себе, но Снейп схватил его за свитер, вынудив Гарри остаться в полусогнутом над столом состоянии.


— Соскучился, говоришь? — если бы голос Северуса можно было бы сделать жидким, получился бы концентрированный яд.


— Да, — непонимающе подтвердил Гарри, не предпринимая, однако, попыток высвободиться.


Снейп что-то снял с его свитера. Волос. Длинный белый волос.


— Ты ведь это несерьезно, правда? — напряженно спросил Гарри.


— Чей он? — вместо ответа поинтересовался Северус.


— Тома, — честно ответил Гарри. Он не намеревался ничего скрывать.


— Тома… — задумчиво повторил Снейп.


Гарри, которого уже ничего не удерживало, выпрямился в полный рост.


— Мы просто поговорили, — с растущим чувством тревоги известил Гарри. — Ну, и он похлопал меня по плечу. Это запрещено?


— Вам ничего не запрещено, Поттер. И я все еще не понимаю, что держит вас здесь, со мной, когда в мире есть столько прекрасных, — Гарри почти услышал «юношей», — занятий.


От тона Снейпа стыла кровь в жилах, но эмоции уже взяли верх над Гарри.


— И это говорите вы? Вы, который, если верить Рону, менял любовников как перчатки! — Гарри перевел дыхание. — По крайней мере, в отличие от вас, я не трахаюсь с тем, кто мне безразличен, периодически бросая ему подачки в виде внимания, чтобы он не ушел раньше, чем вы наиграетесь!


— Вы мне не безразличны! — выпалил Снейп.


Опустившуюся на комнату тишину можно было потрогать руками.


— Что-то не похоже! — воскликнул, наконец, Гарри. На эту удочку он больше не попадется. — Ваше отношение ко мне меняется в зависимости от того, с какой ноги вы встали, или в какой фазе Луна, или… не знаю! Что вообще с вами?


— Что со мной? — со злостью спросил Снейп. — О, со мной все прекрасно. Вы уже затерли до дыр книгу вашего любовника, едва ли не молитесь на нее! Считаете, что это незаметно? Вы трагически вздыхаете каждый раз, когда инициатором близости являюсь я. Вы оказались настолько неспособны справиться с эмоциями, что поцеловали меня — меня! — когда я был в облике вашего дружка. Теперь вы скажите мне, Поттер, что со мной не так?


Гарри чувствовал себя так, как будто его ударили в живот. Вдох дался ему с трудом. Как он мог не замечать, что все эти, с его точки зрения, ничего не значащие мелочи, так напрягают Снейпа?


— Вот черт, — только и смог произнести он, наконец. — Я и не думал… Честно, с Томом все кончено. Совсем. Я не знал, что для вас это так важно.


К концу предложения голос юноши почти затих.


Снейп подошел к нему и, приподняв его голову за подбородок, нежно поцеловал. Гарри отдавался этому ощущению, будто в последний раз, и обнял Северуса, не прерывая поцелуя и не желая никуда отпускать.


— Идите за мной, — сказал Снейп, когда Гарри на секунду отвлекся, чтобы вдохнуть. — Займемся чем-то более интересным.


Сердце Гарри забилось чаще в предвкушении, и он с радостью позволил увлечь себя в спальню Мастера Зелий.


Избавив Гарри от одежды, Северус попросил его повернуться к нему спиной. Тот повиновался и через несколько мгновений перед его глазами оказался свернутый черный шелковый нашейный платок Снейпа.


— Ты не против? — уточнил Северус, поднося ткань ближе к глазам Гарри.


Юноша на секунду запаниковал — он никогда не делал ничего подобного и не был уверен, что ждет его впереди, но все же покачал головой, почувствовав, как низ живота наполнился тяжестью. Шелковая повязка на глазах приятно холодила кожу.


Северус помог Гарри лечь на спину на кровати.


— Положи руки под голову, — мягко попросил он.


Гарри, до этого немного беспокоившийся, что руки тоже будут связаны, с легким сердцем подчинился. Он услышал, как Северус расположился рядом на кровати.


Первым чувством было прикосновение. Не пальцев, нет, а чего-то невесомого, почти неощутимого, но от этого не меньше щекочущего нервы. «Перо!» — догадался Гарри. Оно прочертило линию по шее, подразнило кожу подмышками, коснулось сосков и, почти не задерживаясь на животе, двумя мазками прошлось по члену и спустилось по внутренней стороне бедра к колену, а потом ниже, к пальцам на ногах, пощекотав кожу под ними. Ощущения оказались настолько новыми для Гарри, что он застонал в голос, когда орудие сладкой пытки начало подниматься вверх по его телу тем же путем.


Затем вдруг все прекратилось, и Гарри почувствовал, как к груди, вычерчивая на ней зигзаги, прикасается что-то острое. Несколько секунд спустя он понял, что это все то же перо, перевернутое пишущей стороной. Член дернулся в ответ на такую резкую смену ощущений, но остался без внимания. Только закончив изображать одному ему ведомую фигуру, Снейп отложил перо и сомкнул теплые, едва смазанные пальцы на жаждущей внимания плоти Гарри.


Юноша взвыл от радостного облегчения и вскинул бедра, неосознанно пытаясь подтолкнуть Северуса к более активным действиям, чем ленивые поглаживания.


— Нравится? — в едва слышном шепоте Гарри с трудом узнал голос Мастера Зелий.


Вместо ответа юноша выгнулся еще сильнее и простонал что-то, не в силах вымолвить ни слова.


— Кого ты представляешь? — ледяным тоном спросил Снейп, при этом его рука так же нежно, не останавливаясь, ласкала член Гарри.


— Ч-что? — переспросил Поттер, оттягивая время, чтобы понять, в чем вообще заключался вопрос.


Северус не повторил, зато Гарри, перенеся внимание со своего паха, через пару секунд пришел к осознанию.


Юноша дернулся всем телом, отстраняясь от Снейпа, и сорвал с глаз повязку. Возбуждение ушло мгновенно. Гарри уставился на вопросительно глядящего на него любовника, в глубине души надеясь, что ослышался.


— Я задал вопрос, — совершенно спокойно произнес Северус.


— Ублюдок, — Гарри швырнул скомканный платок в Снейпа. Тот ухмыльнулся. — Ненавижу тебя.


Он ушел в свою спальню, громко хлопнув дверью, даже не задержавшись, чтобы забрать свою одежду.


*


Очнулся Гарри в неестественной позе. Первым делом он осознал, что сидит на чем-то жестком. В спину впивалась какая-то планка. Руки, заведенные назад, от локтя до запястий были чем-то связаны. Гарри попытался открыть глаза и, еще не успев сфокусироваться, тут же услышал бодрый, веселый голос рядом с собой.


— Ага, вы проснулись. Значит, можем начинать, — с непонятной Гарри радостью произнес тот же голос.


Когда изображение стало более-менее четким, Гарри смог рассмотреть полного лысеющего мужчину в очках напротив себя. На самом Поттере очков не было, но веселый мужчина сидел так близко, что они и не понадобились.


— Мистер Поттер, — тонкий голос теперь зазвучал торжественно, — вы обвиняетесь в пособничестве убийце…


— Где он? — Гарри дернулся, но почувствовал, что не только привязан к стулу, но и ограничен заклинанием, не позволяющим ему сдвинуться с места дальше, чем на дюйм.


Следователь умиленно улыбнулся.


— Мы его уже допросили. Он ожидает приговора.


Гарри снова попытался встать, несмотря на бесполезность этого действия.


— Послушайте, — затараторил Гарри. — Это я подтолкнул его к побегу, я делал портключи и заставлял его скрываться со мной…


Мужчина напротив понимающе кивнул и пискляво хихикнул.


— Весьма забавно смотреть, как вы, голубки, выгораживаете друг друга. А вот ваш любовник сказал, что это он заставлял вас делать портключи и следовать за ним под угрозой физической расправы.


— Это неправда!


— Мы знаем об этом, — снова улыбнулся следователь. — Еще он, кстати говоря, утверждал, что неоднократно вступал с вами в половой контакт без вашего согласия.


— Нет! — воскликнул Гарри.


Следователь достал что-то из картонного ящика, стоящего рядом с его столом. Одежда Гарри, которую он оставил в спальне Снейпа, и любрикант.


— Надо же, какой заботливый маньяк вам попался!


— Нет… — повторил Гарри тихо, отвечая своим мыслям.


— Он так настаивал на этом, что мы даже обследовали ваше тело, но никаких следов насилия, что не мудрено, не нашли.


В лицо Гарри бросилась кровь. Он приблизительно знал, как проводят подобные обследования и, несмотря на то, что в тот момент он не находился в сознании, горячая волна стыда окатила его.


— А вы знаете, что это значит, мистер Поттер? — изучающе взглянул на Гарри собеседник.


— Да, — ложь следствию. Даже если у Снейпа и был хоть малейший шанс оправдаться, то теперь все мосты сожжены.


— Вы осознаете, что тоже понесете ответственность за свой обман, нападение на служащих Министерства и прочие преступления, включая сексуальную связь с другим мужчиной, к тому же магом?


— Да, — Гарри прикрыл глаза. Значит, вот так все и закончится.


— У вас есть какие-либо вопросы, Гарри?


— Как вы нас нашли?


— О, — счастливо улыбнулся следователь, как будто только и ждал этого. — Понимаете ли, сначала мы восстановили память Рональду Уизли, но об этом, вы, наверное, и сами догадались. А потом… потом ваш блондин оказался настолько глуп, чтобы плакаться в баре незнакомцу о том, что только что его окончательно покинул некий Гарри. По счастливой случайности незнакомцем оказался наш информатор.


Мужчина потер руки.


— Дальше — дело техники. Отследили вас по аппарационному следу, применили пару заклинаний, и вы оба уснули мертвым сном.


— Сколько времени прошло? — сухо спросил Гарри.


— Для вас — семь дней. Ваш друг очнулся на два дня раньше.


— Что будет дальше? — Гарри попытался пошевелить онемевшими конечностями, но безуспешно.


— Вообще-то мне запрещено разглашать эту информацию, но из уважения к вам как к когда-то прекрасному человеку и аврору, я скажу.


Гарри вздернул бровь.


— Вас обоих ждет поцелуй дементора.


— С каких пор за подобные преступления назначается высшая мера пресечения? — Гарри постарался сохранять спокойствие в голосе.


— Отягчающие обстоятельства, — многозначительно протянул следователь. — Умей вы держать себя в руках, возможно, все обошлось бы только тюремным сроком, а не казнью. Кстати, в связи с этим вы имеете право на последнее желание.


— Я хочу увидеть его, — не раздумывая, заявил Гарри.


Следователь мерзко захихикал.


— Как романтично! Он тоже изъявил желание увидеть вас в последний раз. Хорошо, когда интересы совпадают, да? Кстати, по поводу интересов. Будучи в бегах, знали ли вы, что ваша подруга вовсю борется за права таких извращенцев, как вы?


Дознаватель достал из ящика стола газету и бросил перед Гарри. Тот сощурил глаза, чтобы прочитать заголовок «Любовь не имеет пола», автор — Гермиона Уизли.


— А ведь Рональда Уизли чуть не уволили из-за этого… Но тут он потерял память после встречи с вами, и это дело замяли.


— Зачем вы рассказываете мне это? — безразлично поинтересовался Гарри. На самом деле, он хотел получить как можно больше информации, чтобы понять, есть ли хоть малейший шанс на спасение Северуса, а значит, и его самого.


— Понимаете ли, не каждый день выпадает шанс побеседовать с самим Гарри Поттером. А так как скоро это будет по определению невозможно… — мужчина развел руками, не закончив предложение.


Гарри скосил глаза на газету и увидел, что она датирована несколькими месяцами назад. Следователь проследил его взгляд.


— Ах да, на сегодняшний день ваша подруга существенно продвинулась в лоббировании закона, запрещающего преследование открытых… гомосексуалистов, — последнее слова мужчина выплюнул с отвращением. — Она поставила на уши весь магический мир и, похоже, скоро этот закон примут, так как он — подумать только — нарушает права человека. Разве вы — люди? Неспособные контролировать себя животные!


Гарри чувствовал логический пробел между своим положением и только что услышанным, но ему быстро прояснили ситуацию.


— Понимаете ли, мистер Поттер, даже если его примут завтра, это вам уже не поможет, так как вы и ваш любовник будете казнены сегодня на закате.


— К чему такая спешка? — усмехнулся Гарри.


— Я, знаете ли, — с гордостью выпятил грудь следователь, — поборник справедливости. Вы ведь тоже были таким, пока не опустились до этого?


Он кивнул на смазку, все еще лежащую на столе.


— И в чем, по-вашему, заключается справедливость в данном случае? — Гарри действительно было интересно.


— В том, что такие, как вы, будут знать свое место. Даже если Грейнджер победит, такие, как я, будем искать вас и мстить.


— Мстить за что?


— Считаете, что жизнь состоит из одних удовольствий? — вместо ответа, захлебываясь слюной, спросил собеседник. — Что вы вот так просто можете делать все, что заблагорассудится? Что будет с магическим миром, если завтра вы захотите заключать браки друг с другом или вообще с детьми?


Гарри не знал, плакать ему или смеяться. Он выбрал второе. Несколько секунд он наблюдал за покрасневшим следователем. Тот выглядел так, словно пробежал милю, не останавливаясь. На лбу выступил пот, и тело его била крупная дрожь.


— Почему бы вам не трахнуть Гарри Поттера? — ухмыльнулся Гарри.


Жилка на виске следователя запульсировала сильнее.


— Хотите доказать, что я такой же извращенец, как и вы? — задыхаясь, спросил он. — Ничего у вас не выйдет.


— Но ведь никто даже не узнает. Через несколько часов я буду фактически мертв. Ведь делать это с телом без души не так интересно, правда?


— Да как вы смеете?! — поперхнулся слюной следователь.


Он встал со своего места и Гарри напрягся, не зная, чего ждать.


— Охрана! Уведите его! — в кабинет вошли два рослых аврора и, отвязав Гарри, отконвоировали его до камеры.


*


Гарри думал о том, что он должен сказать Северусу при встрече. Поттер не надеялся, что Снейп сможет простить его, но и не мог допустить, чтобы последними словами, которые Северус услышит от него, оказались слова ненависти. Гарри думал, что если у них будет достаточно времени, то он расскажет, что в последний раз просто был зол и обижен, что чувствовал незримую связь с ним задолго до их бегства от магического мира. Расскажет, что еще на шестом курсе полюбил таинственного Принца-Полукровку, и что ему жаль, по-настоящему жаль, что все сложилось именно так, но он ни секунды не сомневается в том, что без колебаний снова прошел бы через все это, если бы это означало, что они при этом будут вместе.


Расхаживая по камере, Гарри думал, как лучше это все сформулировать и, главное, добиться того, чтобы Снейп, наконец, ему поверил, ведь времени доказывать у него не останется.


И вот, когда настал миг встречи, и он оказался стоящим перед Северусом, смотрящим на него напряженно и утомленно, Гарри открыл рот, чтобы высказать отрепетированную речь, но слова застряли в горле, и он не смог издать ни звука.


Снейп, мгновенно подобравшийся, покачал головой. Гарри решил, что его смущает охрана, держащая их обоих за руки, скованные наручниками за спиной. На лицах авроров, стоящих за Снейпом, застыло выражение угрюмой ненависти.


Некоторое время Гарри просто молча смотрел в глаза Снейпу. А потом вдруг понял, что он должен сказать. Что он должен был сказать еще тогда, когда лежал в постели Северуса, сжимая его в руке шейный платок.


— Тебя, — произнес он еле слышным шепотом.


— Я знаю, — ответил ему Снейп беззвучно, одними губами.


— Пообщались? — Гарри дернули за неестественно вывернутое плечо. — Шагай вперед.


Толчок в спину указал, в каком направлении нужно двигаться.


Ближайшая дверь оказалась выходом в пустой двор, огороженный высокими каменными стенами. Гарри поднял голову. Чистая голубизна неба уже сменялась тревожно-розоватыми оттенками. Он подумал, что, наверное, ему должно быть страшно или обидно, но внутри была только оглушающая пустота. А ведь он будет так же ходить, есть, что-то делать, только больше никогда не сможет осознать этого. Маги невероятно изобретательны и жестоки, если как способ избавиться от неугодного человека используют потерю им рассудка. Гарри усмехнулся, вспомнив слова Гермионы о приоритетах. А ведь она, пожалуй, единственная из не отвернувшихся от него, кроме Снейпа и Тома, даже не знает, что вот-вот потеряет друга. «Хотя», — подумал Гарри, — «возможно, это к лучшему».


За спиной раздался лязг металла. Гарри хотел обернуться, но крепкая хватка на плече не позволила ему этого сделать.


Солнце скрылось за каменным забором, окружающим двор.


— Развяжите им руки и уходите, — приказал кто-то, кого Гарри не мог видеть.


— Есть, сэр, — отреагировали на приказ авроры.


Через мгновение Гарри мог пошевелить руками и, когда его, наконец, отпустили, обернулся. Чуть поодаль стоял Снейп и с напряжением смотрел на него. Похоже, им обоим казалось, что они лишатся душ в одиночестве и оба уже мысленно попрощались друг с другом.


— Всем покинуть двор, — стук ботинок по плацу, звук удара металла о металл. — Выпускайте дементоров!


Щелкнул замок в двери. Гарри и Северус остались одни перед лицом надвигающейся угрозы.


Гарри почувствовал, как начало холодать. Кожа покрылась мурашками, а на сердце стало невыносимо тоскливо. Небо покрылось тучами. Поттер взглянул на Снейпа. Его взор был устремлен в небо, но, увидев или почувствовав, что Гарри смотрит на него, он подошел и взял его за руку.


Тепло чужого прикосновения как будто пробудило Гарри ото сна. Первый дементор уже приближался, а они просто стояли и ждали. Появилось еще двое монстров, и Гарри почувствовал, как его тянет вниз чужая рука. Снейп осел на пол, и Поттер последовал за ним. В голове у юноши раздался женский крик. Он обнял за плечи Северуса, пустым взглядом смотрящего перед собой. Сириуса вот-вот казнят. Седрик убит. Сириус падает за арку. Снейп бросает в него банку с тараканами.


Нет.


Хагрид вручает письмо из Хогвартса. Гарри впервые видит замок. У него теперь есть настоящие друзья.


— Северус, — Гарри потряс Снейпа, вырывая из оцепенения, — вспоминай. Ну же! Вспоминай!


Расфокусированный взгляд скользнул по Гарри и это, казалось, помогло Снейпу взять себя в руки. Он зажмурился, а потом снова открыл глаза, глядя на Гарри уже осмысленно.


Дамблдор падает с башни. Снейп — предатель.


— Гарри, я не могу. Не смогу, — сколько у Северуса мрачных воспоминаний? Гарри постарался не думать об этом.


Дементоров становилось все больше, но они не спешили, словно паника жертв перед ментальной смертью для них была чем-то вроде аперитива.


— Вспоминай! Самое счастливое! На счет «три»!


Северус сгреб Гарри в охапку, цепляясь за него, как за спасательный круг.


Темнота вокруг сгущалась. Сознание заполнялось картинками, полными боли, страха и отчаяния. Гарри отгонял их, как мог. Он понимал, что ему тоже долго не продержаться.


— Раз! Два! Три!


Поттер сделал над собой последнее усилие. Северус, который думает, что Гарри спит, гладит его по волосам. Это должно сработать.


Экспекто Патронум!


Экспекто Патронум!



Конец

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх