↓
 ↑
была на сайте 6 декабря в 20:42
Реальное имя:Raisa
Пол:женский
Дата рождения:16 апреля
Откуда:г. Горловка Донецкая обл Украина
Образование:н/высшее
Род деятельности:домохозяйка
Зарегистрирован:6 июня 2013
Рейтинг:213
Показать подробную информацию

Блог



Вторая глава.


Глава 2.
Уважаемые читатели, простите, что так долго, меня пленил ВМФ Талига и Дриксен и держал в трюме, но теперь я выбрался... на немножко.
П.С. Не бечено вообще!


― Мелко, мелко, ещё мельче, ― бормотал Гарри себе под нос, ловко, как ему казалось, орудуя маленьким серебряным ножичком. Профессор Снейп доверил ему ужасно ответственное задание: измельчить часть собранного наперстника и ссыпать его в миску. Сам профессор только что стоял у Гарри за спиной, держа обе его руки и направляя. Гарри не стал говорить ему, что тётя Петунья научила его готовить, и теперь он может порезать наперстник и с закрытыми глазами. Ведь тогда профессор Снейп, наверное, обиделся бы и решил, что Гарри не ценит его усилия.
Наперстник ложился под нож удивительно легко, Гарри думал о больной девочке, которая не может ходить, и радовался, что в его силах её спасти. Осторожно он покосился на профессора Снейпа: тот сидел возле стола, зорко следя за его руками и готовый в любую минуту прийти на помощь. Сердце Гарри наполнилось гордостью. Про профессора говорили, что он ужасно нелюдим, но теперь он видел, что это не так. Просто никто не разглядел в мрачном и угрюмом зельеваре готовность помочь и удивительную душевную теплоту. Наверное, даже он сам её в себе не разглядел. Но ничего, теперь у грозного слизеринского декана есть Гарри, которому лучше видно со стороны и который покажет ему, какой он на самом деле замечательный!
― Чему вы так улыбаетесь, мистер Поттер? ― недоброжелательно процедил профессор Снейп. ― Вы должны смотреть на то, что вы делаете, а не обращать взгляд внутрь себя, на свои, несомненно, благие помыслы!
Он нехорошо скривился, Гарри испуганно вжал голову в плечи и продолжил нарезать волшебное растение. Интересно, думал он, а может, профессор настолько сильный волшебник, что даже умеет читать мысли? Иначе откуда он узнал, что Гарри думает о хорошем?
Наперстник закончился, Гарри отложил нож, стряхнул с рук на доску прилипшие кусочки и вопросительно уставился на профессора.
― На сегодня ваша отработка закончена, ― сухо уведомил его тот, поднялся и осторожно ссыпал нарезанный наперстник в миску. ― Вы свободны, Поттер.
Гарри помялся на месте. Они так и не поговорили о случившемся сегодня утром в Запретном лесу, и сначала он изнывал от ожидания, что вот-вот профессор объяснит ему, что на самом деле с ними произошло. Но профессор не заговаривал об этом, а Гарри не решался спросить первым.
― Поттер, вы ещё здесь?
― Да, я... ― промямлил Гарри и набрался храбрости. Он знал, что профессор Снейп никогда не сделает ему ничего плохого, но всё равно опасался вызвать его недовольство. ― Сэр, я хотел бы у вас спросить...
― Спрашивайте, ― буркнул Снейп и отвернулся, чтобы поставить миску в шкаф. Гарри показалось, что он сделал это нарочно, чтобы не отвечать на неудобные вопросы.
― Скажите, профессор, этот... гм... паук, которого мы встретили в лесу...
― Не паук, а акромантул! ― прикрикнул на него профессор. ― Поттер, ещё немного ― и я решу, что у вас в голове дырка, через которую вылетает всё услышанное! Я несколько раз повторил это слово, а вы его не запомнили! Извольте к завтрашнему дню найти учебник по Защите за третий курс и переписать из него краткие сведения об акромантулах!
― Будет сделано, сэр! ― отчеканил Гарри. Он понял, что профессор отчего-то не в духе. Наверное, у него болела рука, которую он порезал. ― Так я хотел спросить, этот царь акромантулов, почему он на нас напал?
Он внимательно смотрел на профессора и потому заметил, что у него на лице появилась кривая усмешка.
― Напал? Смею вас разочаровать, Поттер, если бы он на нас напал... ― профессор Снейп осёкся и махнул рукой. ― Видите ли, нас спасло только то, что Арагог меня знает. Я уже много лет с его позволения и при помощи Хагрида собираю в лесу необходимые растения. Видимо, мы преступили какие-то неизвестные мне законы, поэтому он потребовал, чтобы мы ушли.
― Наверное, мы собрали слишком много наперстника, ― предположил Гарри. ― А почему вы говорили про хлеб?
Профессор Снейп посмотрел на него очень внимательно.
― Видите ли, Поттер, ― я надеюсь, вы это поймёте, ― во многих аспектах своего труда зельевар руководствуется принципами, выработанными в глубокой древности. Один из главных принципов ― ничто не должно быть взятым без оплаты. Древние верили, что в каждом лесу есть дух, охраняющий его, и что этот дух может разгневаться, если, например, собрать травы и не оставить ему подарка.
― Поэтому вы хотели оставить хлеб? ― недоверчиво переспросил Гарри. Он всем сердцем поверил в магию, и ему не было причин не верить в лесных духов. Но всё же оставалась одна проблема. ― Но это же духи. В смысле, они же бестелесные, как бы они могли съесть хлеб?
Профессор посмотрел на него странно и помолчал, прежде чем ответить.
― Хлеб, который я собирался оставить на пне, склевали бы птицы, остаток размок бы под дождём и ушёл в землю. Лес всё равно получил бы его, так или иначе.
― Значит... ― медленно произнёс Гарри, почти ощущая, как в его голове что-то ворочается. ― Значит, дух леса и есть сам лес?
― Верно, Поттер, ― произнёс профессор Снейп, и Гарри показалось, что он доволен его сообразительностью. ― Хотя, полагаю, вы поймёте это только тогда, когда повзрослеете.
Гарри снова попереминался в ноги на ногу, пока, наконец, смысл слов профессора не дошёл до него.
― То есть, вы хотите сказать, что я могу стать зельеваром? ― обрадовался он.
― Если вы будете так же кромсать травы, как вы накромсали сейчас наперстник, то зельеваром вы никогда не станете!
Гарри искренне огорчился. Он как-то не помышлял о том, кем станет в волшебном мире, когда вырастет. Его оглушил первый семестр обучения, он ухитрился стать счастливым и не задумывался о будущем. А профессор, значит, считает, что зельеваром Гарри не станет, как бы ни старался. Но тут же Гарри сообразил и расцвёл: ведь профессор не отнял у него работу, а разрешил доделать до конца, значит, он ругался только по привычке, а резал наперстник Гарри вполне прилично.
Словно в ответ на его мысли профессор на мгновение закатил глаза и снова посмотрел на Гарри.
― Если это все ваши вопросы, Поттер...
― Нет! ― пискнул Гарри, испуганно подпрыгнув. ― Не все! Я хотел ещё спросить, а этот Арагог... если бы мы не послушались... или он был бы злее... то что? ― закончил он почти шёпотом.
Профессор Снейп молчал ещё дольше, чем в прошлый раз.
― Мы бы умерли, Поттер, ― глухо произнёс он. ― Если бы я не сумел нас защитить.
Задрожавший Гарри подался вперёд, он снова испугался, и только присутствие профессора удерживало его от паники.
― А вы бы сумели?
Глаза профессора Снейпа в эту минуту показались ему чёрными провалами, но это пугало меньше, чем возможность быть съеденным огромным говорящим пауком.
― Сумел бы. Но убийство Арагога его племя никогда бы мне не простило, и мне больше нельзя было бы войти в Запретный лес. А теперь прекратите болтать, история не терпит сослагательного наклонения, и всё случилось так, как должно было случиться.
Гарри поёжился. В лаборатории было тепло, но его пробрал озноб. Только что он понял, что, если бы паук ― он даже мысленно отказывался называть Арагога акромантулом ― съел его и профессора Снейпа, то это было бы совсем не так, как в его мыслях, когда он, например, боялся каменную горгулью. Совсем не так, как в сказке, когда говорится о том, что дракон ел принцесс на завтрак, и нигде не описано, что при этом чувствовали бедные девушки.
Профессор Снейп молчал, не прерывая размышлений Гарри. Его губы кривились в усмешке, но не злой, а какой-то понимающей. Гарри уже собирался уходить, чтобы обдумать всё и пережить всё заново в одиночестве, пока для этого есть возможность. То есть, не в одиночестве, а, конечно, с зайчиком, который остался сторожить спальню слизеринских мальчиков, но тут профессор искривился как-то странно и схватился за руку, скрытую рукавом мантии. Это мигом привело Гарри в чувство; он вспомнил, как на буксире волок своего декана в замок и воевал с ним, уговаривая пойти в Больничное крыло, и как профессор сказал, что уже использовал Заживляющие чары, для которых подобная царапина сущий пустяк. Оказывается, не пустяк! Может, чары не сработали, иначе почему профессор морщится?
― Что с вами? ― спросил Гарри и, подойдя поближе, вознамерился посмотреть. ― Это всё рана, да?
― Прочь, ― процедил профессор Снейп, глядя на Гарри почти что с ненавистью и всё держась за запястье. ― Ступайте в спальню, Поттер, и ждите, пока прибудут ваши сокурсники. Никуда не выходите. А мне нужно встретиться с Дамблдором.
Профессор резким движением закрыл шкафчик, куда поставил миску, и довольно бесцеремонно вывел растерявшегося Гарри из лаборатории, а потом из кабинета.
Заперев дверь, он не оборачиваясь быстрым шагом направился к лестнице, ведущей из подземелий. Гарри постоял около двери и пошёл за ним. Он прекрасно слышал, что профессор велел ему оставаться в спальне, но что ему было там делать? Ведь профессор Снейп поранился серьёзнее, чем предполагал, и поэтому был вынужден отправиться к директору, чтобы тот его вылечил. А если этот серп режет руки так, что они потом никогда не залечиваются? А если и директор ничего не сможет сделать?
Сердце Гарри забилось испуганно, ведь за профессора он переживал. Кто же ещё будет пускать его в лабораторию и заботиться о нём, и заставлять надевать колючие свитера?
Решив, что до кабинета директора нужно добраться так, чтобы профессор Снейп ничего не заметил, а потому не помешает немного отстать, Гарри бегом бросился в спальню и схватил зайчика, который преданно охранял спальню. Держа зайца за лапу, Гарри помчался из подземелий наверх, пробежал холл и бросился по лестнице. Замок он уже примерно знал и бросился к кабинету директора кратчайшим путём. Может, получится затаиться за колонной и подслушать, какой пароль произнесёт профессор Снейп!
Заяц болтался у Гарри в руке, когда он взбежал на движущуюся лестницу.
― Ой! ― сказал Гарри, схватившись за перила. Лестница поехала, переносясь верхним своим концом совсем не туда, куда ему было надо. ― Не туда, пожалуйста!
Но лестница остановилась в коридоре третьего этажа, и Гарри понял, что сейчас ему придётся делать крюк и он опоздает. Он промчался по коридору, собирался свернуть за угол, и в этот момент и случилась катастрофа. Левую ногу Гарри кто-то схватил и рванул назад, по крайней мере, ему так показалось. По инерции он не удержал равновесия и рухнул на пол, проехавшись на животе. Зайчик отлетел в сторону.
― О-о-о... ― простонал Гарри, не столько от боли, сколько от обиды. Он быстро сел, опасаясь, что его схватят ещё раз. Кто бы это мог быть? Его взгляд наткнулся на развязавшиеся шнурки.
В этот момент раздались чьи-то шаги. Гарри обернулся и увидел, что к нему быстро идёт незнакомый человек. Соображал Гарри стремительно ― в школе сейчас нет учеников, значит, скорее всего, это не кто-то из семьи одного из них. А всех профессоров Гарри уже успел выучить. И он был наедине с незнакомцем в пустом коридоре, в пустом замке!
И Гарри принял единственно верное решение ― он подхватил зайца и бросился бежать в обратную сторону. Шнурки его были развязаны, руки заняты зайцем, а колени нещадно болели после удара об пол. Поэтому он пробежал всего немного, прежде чем незнакомый мужчина догнал его и схватил за плечи.
― Ой-ой-ой! ― заверещал Гарри как можно громче и лягнул его. Втайне он полагал, что уж в Хогвартсе-то с ним ничего плохого произойти не может, а профессор Снейп, если что, всегда за него заступится.
― Гарри! ― изумлённо воскликнул незнакомец, развернув его к себе и не обращая внимания на все щипки и тычки, которыми награждал его сопящий Гарри, решивший, что, раз справился с троллем, с волшебником точно справится, нужно только немного постараться.
― Глазам своим не верю, Гарри, это действительно ты?
― Действительно, ― сердито подтвердил Гарри, прекращая щипаться и загораживаясь зайцем. ― А вы кто такой? Что вы здесь делаете? Я сейчас позову профессора Снейпа, и он вам покажет, как гоняться за учениками!
Волшебник, судя по всему, изумился ещё больше.
― Если хочешь, пойдём к Северусу вместе, ― предложил он миролюбиво. Гарри оглядел его внимательнее. Волшебник был усатым, средних лет, в его волосах было много седины, пиджак казался старым и потёртым, а в глазах отчётливо виднелся золотистый ободок по краю радужки.
Волшебник улыбнулся Гарри.
― Меня зовут Ремус Люпин, ― сказал он и протянул руку. ― Я ваш новый преподаватель Защиты.
Гарри вытаращил глаза. Вот оно что!
― Так вы будете у нас вместо профессора Квиррела, который превратился в фиолетовую гусеницу? ― уточнил он, отвечая на рукопожатие.
― Что-что?! ― воскликнул Ремус Люпин. ― В фиолетовую гусеницу?! Мне сказали, что профессор Квиррел серьёзно болен и не может больше преподавать, но гусеница...
Гарри почувствовал облегчение, поняв, что на него никто не собирается нападать.
― Прости, ― спохватился Люпин. ― Про гусениц потом. Ты ведь упал и ударился. Я как раз выходил из кабинета, когда услышал шум и поспешил на помощь.
Виновато Гарри посмотрел на свои шнурки. Люпин вынул волшебную палочку и направил её вниз. Тут же шнурки завязались сами собой, а колени перестали болеть.
― Здорово! ― прошептал Гарри, думая, что нужно спросить у профессора Снейпа, что это за заклинания, и научиться им. Профессор Снейп! Он чуть не подпрыгнул на месте.
― Мистер Люпин, дело в том, что профессор Снейп поранился, и так серьёзно, что пошёл за помощью к директору! ― затараторил он. ― Пожалуйста, пойдёмте туда! Мне нужно убедиться, что с ним всё в порядке, а я не знаю пароля, и...
― Может, тебе нужно в Больничное крыло? ― с сомнением посмотрел на него мистер Люпин.
― Нет, мне туда не нужно, у меня ничего не болит, а профессор Снейп как раз у директора, мне нужно к нему!
Мистер Люпин выглядел теперь не столько изумлённым, сколько подавленным. Казалось, за эти несколько минут он узнал столько для себя нового, что не мог всё переварить, ведь Гарри обрушил на него и фиолетовую гусеницу, и раненого профессора Снейпа, да и, что уж греха таить, всю силу своих кулаков.
― Раз так, то пойдём, ― сказал наконец мистер Люпин. ― Нам туда.
Гарри так взволновался, поспевая за ним, что тараторил без умолку.
― Ведь мы собирали траву, называется наперстник подснежный, и тут появился Арагог, здоровенный, ух, но я почти не испугался, ведь я победил целого тролля, и тут профессор Снейп порезал себе руку, чтобы паук нас отпустил, и вот сейчас рука у него заболела, хотя он сказал мне, что всё залечил, и он пошёл к директору! Если у профессора будет плохо с рукой, я попрошу мистера Малфоя показать мне страшные заклятия и страшно отомщу, потому что профессор забрал меня от Дурслей и помог купить всё, что надо, и вообще, он добрый, мы уже сражались с каменной горгульей, представляете? Ой, я, кстати, учусь на Слизерине, но дружу с девочкой из Гриффиндора, её зовут Гермиона Грейнджер, она вам понравится, если вы вправду профессор, она столько всего знает!
Гарри не замечал, что мистер Люпин смотрит на него теперь не только с изумлением, но и с ужасом.
― Мы пришли, ― сказал мистер Люпин. ― Это, конечно, интересно, но может быть, ты расскажешь мне всё поподробнее чуть попозже? Сейчас мы должны узнать, что с Северусом.
Гарри только что сообразил, что мистер Люпин называет профессора Снейпа по имени, а значит, они хорошо друг друга знают и, наверное, теперь с профессором всё будет хорошо.
― «Сливочная помадка с клубникой», ― произнёс мистер Люпин пароль, и закрывающая вход горгулья отпрыгнула. ― Сейчас всё узнаем.
На медленно плывущей вверх лестнице, уже знакомой Гарри, они поднялись в кабинет, и мистер Люпин постучал в дверь.
― Войдите, ― раздался изнутри приглушённый голос директора, и они вошли.
У директорского стола сидел профессор Снейп, при их появлении быстро накинувший на оголённое запястье широкий рукав мантии и скривившийся. Профессор Дамблдор стоял рядом, казалось, до их прихода он изучал рану на руке.
― Добрый день, директор, ― поздоровался мистер Люпин. ― Я встретил мистера Поттера, который сказал мне, что Северус ранен и находится у вас, и мы пришли узнать, что случилось.
Профессор Снейп хотел ответить, но директор опередил его.
― Полагаю, теперь всё в порядке, ― сказал он. ― Действительно, рана, нанесённая серебряным серпом, ― при этих словах Гарри почувствовал, как стоящего рядом с ним Люпина прямо передёрнуло, ― такая рана действительно плохо заживает. Понадобилось моё вмешательство, чтобы она больше не болела, но теперь всё в порядке.
― Благодарю за заботу, мистер Поттер, ― устало произнёс профессор Снейп. ― Десять баллов Слизерину.
― Похвально, Гарри, что ты так заботишься о своём декане, ― проговорил профессор Дамблдор, приглаживая бороду. ― Теперь же, Гарри, я должен сказать пару слов Ремусу и Северусу, надеюсь, ты нас простишь и не станешь скучать в то время, пока не приехали твои друзья.
Гарри улыбнулся директору в ответ и поспешил уйти, раз его вежливо попросили покинуть кабинет. На прощание он помахал профессору Снейпу зайцем.
Он никуда не пошёл, а затаился за ближайшей полуколонной, совсем как тогда, когда они ловили профессора Квиррела. Он ждал, что вот-вот горгулья отпрыгнет, и он сможет спросить у профессора Снейпа, не нужно ли сделать что-нибудь ещё и во сколько прийти завтра на отработку, если завтра начинаются занятия. Но ждать пришлось долго, видимо, профессора обсуждали что-то серьёзное, и Гарри совсем заскучал, когда вход наконец отворился.
С первого взгляда он понял, что разговор был не просто серьёзным, а более чем серьёзным, и затаился в своём укрытии.
― Северус, но это же фактически военное положение, ― негромко произнёс мистер Люпин. Его голос хорошо разносился по пустому коридору.
― И наше дело ― подготовить защиту, ― ответил ему профессор Снейп. Тон его был очень жёстким, так он, пожалуй, разговаривал только с Филчем, когда застал его наказывающим Гарри. ― И, пожалуй, нам обоим как раз самое время выбрать сторону, не находишь?
Два профессора скрылись за поворотом коридора, а Гарри долго стоял у стены, прижимая к себе зайца.
Даже ему было очевидно, что случилось что-то плохое.
06.02.2014

И это еще не конец...
Свернуть сообщение
Показать полностью

Зайчонок пришёл или нет? Может, по старинке, сообщениями?

Зайчонок-2

Автор: айронмайденовский
Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп, Беллатриса Лестрейндж, Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Ремус Люпин, Сириус Блэк
Рейтинг: PG-13
Жанр: Adventure/AU/Horror/Humor
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: Первый курс, Распределение в другие факультеты, Сильный Гарри
Саммари: Впереди второй семестр первого курса. Гарри счастлив, насколько может быть счастлив ребёнок, в прошлом подвергавшийся издевательствам. Он постепенно узнаёт магический мир, учится правильно вести себя в той или иной ситуации и всё больше привязывается к профессору Снейпу. Но любое детство имеет свойство заканчиваться.
Предупреждение:
1. Фанфик не бечен.
2. Автор основательно забыл матчасть.
3. Возможно, это будет не то, что вы ожидаете.
Благодарность: Всем, кто просил и напоминал.


Пролог.
В Азкабане было тихо и сыро. Изредка по коридорам проносились смутные тени, или это только мерещилось измученным узникам. Где-то в дальнем конце коридора мычал песенку заключённый, который сошёл с ума на прошлой неделе.
Беллатриса Лестрейндж сползла с топчана и, звеня цепями, подошла поближе к решётке, отделяющей камеру от коридора. Некоторое время она постояла так, прислушиваясь, потом вернулась на топчан и села, поджимая босые ноги. Через её спутанные волосы был виден блеск живых подвижных глаз.
В другой стороне от её камеры раздался вой, похожий на вой пса. Беллатриса нехорошо ухмыльнулась и продолжала сидеть.
В скудном освещении в коридоре по-прежнему что-то мелькало, похожее на дымку или на едва видимый призрак. Беллатриса успела задремать, прежде чем дымка обрела очертания и стала похожей на зависшее перед решёткой лицо. Если бы кто-то видел его, то решил бы, что это лицо рассматривает спящую Беллатрису, привалившуюся к холодной стене, но свидетелей у этой сцены не было.
Через некоторое время призрак скользнул внутрь камеры и, ни секунды не медля, подлетел к Беллатрисе. Он коснулся её головы и вдруг, словно слившись с ней, исчез.
Беллатриса продолжала спать.
Наутро, после того, как заключённым раздали миски с тюремной баландой, обнаружилось, что именно в этот день должно проводиться обследование. Каждого узника выводили из камер два аврора и конвоировали в лазарет, где колдомедики их осматривали.
Проснувшаяся Беллатриса с интересом прислушивалась к доносящимся из коридора звукам. Она быстро поняла, что авроры отводят мужчин и женщин отдельно, и что всего авроров четверо. Беллатриса склонила голову набок и стала ждать своей очереди.
За ней вскоре пришли. Царственно вскинув подбородок, Беллатриса подняла подол длинной прохудившейся робы и последовала туда, куда её повели. В конце коридора стояли ещё два аврора, как и на лестничной площадке, как и в следующем коридоре. Проходя мимо стражей, Беллатриса по-змеиному кривила губы, и авроры неизменно отворачивались. Войдя в следующий коридор, Беллатриса потянула носом воздух и осталась довольна. Видимо, дементоров попросили куда-то скрыться на время обследования, чтобы избежать лишних хлопот с узниками.
Беллатрису привели в комнату, в которой обнаружилась сидящая за столом колдоведьма с бесцветными глазами. Она едва взглянула на Беллатрису и взмахнула палочкой. Беллатриса стояла спокойно. Ей уже приходилось бывать в этом кабинете, и ничего нового она бы не увидела. Кроме, разве что, ширмы, которая отгораживала вторую половину комнаты.
Два аврора сопели у неё за спиной, сжимая палочки. Дверь открылась.
― Белла, какая неожиданность, ― протянул у неё за спиной хриплый голос.
― Не разговаривать! ― прикрикнул один из конвоирующих Сириуса Блэка авроров, и втолкнул его за ширму.
Колдоведьма отвлеклась от изучения результатов диагностики и взглянула на Беллатрису с изумлением. Ей показалось очень странным, что заключённая Лестрейндж улыбается с видом победителя.
Она не успела понять, в чём тут дело.
30.10.2013


Глава 1.
Гарри проснулся в удивительно хорошем настроении. Сегодня приезжали с каникул его друзья! Несомненно, за прошедшие полгода он уже многих мог назвать своими друзьями. Это была Гермиона Грейнджер, самая умная и ответственная ученица Хогвартса. И Драко Малфой, после происшествия с троллем растерявший весь свой гонор и даже пострадавший в схватке с коварным профессором Квиррелом. И Блейз Забини, добрый слизеринец, как бы странно это ни звучало. И Невилл Лонгботтом, который теперь стал чуточку храбрее. И близнецы Уизли, которых Гарри ещё толком не научился различать, но которые по-своему любили его и даже сочиняли стихи, подражая великим поэтам.
Да ведь и взрослые были к нему добры и оценили то, что он сделал. Гарри спас Драко ― и его родители оказались связаны долгом жизни. Гарри смутно подозревал, что Люциус и Нарцисса этого не хотели бы, но теперь красивый письменный прибор стоял у него на тумбочке, а картина с изображением моря висела над кроватью, и он при всём желании не смог бы от них отказаться. У него никогда не было ничего своего, кроме плюшевого зайца да рваной футболки, что он взял с собой из дома Дурслей, а теперь он знал, что есть вещи, которые принадлежат только ему. И профессор Дамблдор не дал его в обиду, а другие преподаватели тоже были добры. Возможно, всё это было потому, что Гарри испробовал на них всех по очереди свой беспроигрышный приём под названием «щенячьи глазки»? Поэтому профессор МакГонагалл починила его увечного зайчика, а профессор Стебль подарила красивое растение, которое Гарри передарил Гермионе и которому та был очень рада?
Но лучше всех был, конечно, профессор Снейп, грозный декан Слизерина. Гарри начинал улыбаться всякий раз, когда видел его, и хотя часто получал в ответ лишь строгий взгляд, не обижался. Он знал, что профессор только притворяется злым, а на самом деле он очень добрый и ради своего любимого ученика перехитрит даже директора! А ещё профессор спас его от Филча, которого с треском вышвырнули их Хогвартса, и носил на руках в день схватки с троллем, и помог победить ужасную горгулью…
Нет, профессор не был злым! Злой человек не может так удивиться, что чуть не сядет мимо стула, когда Гарри в первый день каникул с радостным выражением на лице и неизменными щенячьими глазками явился на отработку. Разве что профессор Снейп не понимал, что отработка ― это весело и интересно и считал это наказанием. Впрочем, может, здесь он тоже притворялся. Ведь взрослые иногда бывают такими странными… Как же тогда быть со студентами, которые тоже считали отработку наказанием?
Гарри решил, что подумает об этом позже. А сейчас у него одно очень важное дело. Он сбегал в Большой зал позавтракать, вернувшись, поудобнее усадил зайца на кровати и велел ему сторожить спальню, потом оделся, взял сумку, волшебную палочку и вышел.
В гостиной Слизерина никого не было, да и не могло быть, потому что весь факультет разъехался по домам. Только наряженная ёлка по-прежнему стояла в углу, и наколдованный снег на её ветвях таинственно сверкал.
Гарри минуточку полюбовался ёлкой, зная, что скоро её уберут, и поспешил из гостиной. Добравшись до кабинета профессора Снейпа, он вежливо постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, просунул голову внутрь.
― Поттер, вас не учили, что нужно дождаться, пока вам дадут разрешение войти? ― донёсся голос профессора. Гарри радостно подскочил к двери лаборатории и увидел профессора Снейпа, который, склоняясь над котлом, держал в руке нечто, издали напоминающее секундомер.
― Нет, сэр, ― раскаялся Гарри. ― Когда я жил у дяди и тёти, мне запрещалось входить в их комнаты и в комнату Дадли, а по остальному дому я мог ходить как мне вздумается, ведь как не ходить, я же прибирался!
Профессор Снейп бросил на него быстрый взгляд из-под падающих на лицо сальных прядей.
― Извольте подождать, мистер Поттер, ― сказал он недовольным тоном. ― Я ещё не закончил.
Секундомер в его руке пискнул, и тут же профессор взмахом палочки погасил горелку над котлом. Гарри заворожённо следил от двери, как над котлом начинает подниматься серебристый дымок.
― Кхм… профессор… ― неуверенно начал он.
― Это называется Волчьелычное зелье, Поттер, ― ответил ему Снейп. Гарри чуть не заплакал от радости: профессор понимает его как никто другой, даже знает, что он хотел спросить!
― Волчьелычное, сэр?
― Да, именно так. Весьма сложное в приготовлении зелье. И упаси вас Мерлин сделать хоть шаг в эту комнату! ― тон профессора стал угрожающим, и Гарри на всякий случай попятился. Профессор Снейп очень любит свои зелья, может, даже сильнее, чем Гарри любит зайчика. Что же будет, если что-то напортить? Наверняка профессор очень огорчится. Да и вообще после того происшествия, когда Гарри учил Невилла варить зелье по учебнику, профессор строго-настрого запретил им обоим приближаться к котлу, когда его не будет рядом.
― Я не буду, сэр! ― пообещал Гарри и, чтобы доказать правдивость своих слов, плюхнулся на стул, стоящий в кабинете. Через минуту ему стало жарко, а через пять он уже обливался потом.
Профессор Снейп тем временем налил зелье в кубок, вызвал домовика, вручил ему, и тот исчез. Гарри сделал мысленную отметку посмотреть в библиотеке, что такое Волчьелычное зелье. По всей видимости профессор Снейп не собирался ему это объяснять.
― Поттер, для чего вы так оделись? ― спросил профессор, появляясь в дверях лаборатории. Гарри поправил серебристо-зелёный шарф и посмотрел на декана, пытаясь понять, что вызвало его недовольство.
― Вы сами сказали, сэр, что мне следует одеться потеплее, ― ответил он. Интересно, профессор будет ругаться или поможет исправить всё, что Гарри сделал не так?
― Вы называете это потеплее? ― иронично переспросил профессор Снейп.
― Ну… ― протянул Гарри, выжидательно глядя на него и пряча под стул ноги в новых ботинках.
― А я потом буду вынужден снова изводить на вас мой личный запас лекарственных зелий?
Гарри понял, что такое личный запас, и проникся к профессору ещё большей благодарностью. Он бы вот, например, ни за что не поделился с другим человеком ничем из своего. Хотя нет, с Гермионой бы поделился. И с Драко. И с…
Профессор вынул палочку и стал направлять её на Гарри, словно указку.
― Ваши ботинки. Неужели у мисс Грейнджер не хватило ума сообразить, что это осенние ботинки и зимой в них холодно?
― Но я ходил в них гулять уже зимой, и… ― начал Гарри, однако профессор не дал ему закончить:
― А ваша мантия? Конечно, мы с вами тогда купили самую тёплую, но мне, в чём раскаиваюсь, и в голову не пришло проверить, с чем вы вернулись из Косого переулка.
Гарри вспомнил то время, которое он почти безвылазно просидел в магической гостинице и не помышлял о том, чтобы обзавестись какими-то необходимыми вещами, и мучительно покраснел. Нет, это не у Гермионы не хватило ума, а у него самого! Решил, что указанной в списке тёплой мантии будет достаточно. Но мало ли что сказано в списке, ― а профессор считает иначе, и именно его и надо слушаться!
― Простите, сэр… ― раскаялся Гарри и опустил голову.
― Что же мне с вами делать, Поттер? ― вздохнул профессор Снейп и снова вызвал домовика.
― Принеси мой свитер, ― велел он, и домовик исчез, чтобы через секунду показаться с чёрным свитером в сухих лапках. Гарри, забыв о свитере, рассматривал домовика: со слов Гермионы он знал, что эти существа редко когда показываются студентам, но у каждого профессора есть домовик, который помогает ему. Однако профессор Снейп, забрав свитер, отпустил домовика, и тот скрылся.
― Так вот, Поттер, извольте снять то, что вы называете тёплой одеждой, ― велел он. Гарри размотал школьный шарф и снял мантию, оставшись в рубашке и сером жилете. Так было принято приходить на уроки, и утром он решил, что сегодняшний случай почти ничем не отличается от урока.
― Вы бы ещё надели галстук, ― фыркнул профессор, но, как показалось Гарри, совсем беззлобно. Про галстук Гарри в самом деле подумал, и его остановило только то, что он ещё не совсем уверенно завязывал узел.
― Наденьте это, ― суровым тоном велел профессор Снейп, подавая Гарри чёрный свитер. Тот уже догадался, что свитер принадлежит самому профессору, потому взял его с большой осторожностью. ― У меня нет времени следить за поддержанием Согревающих чар, ― закончил тот и отвернулся, чтобы запереть лабораторию.
Гарри просунул голову в ворот и, пыхтя и отдуваясь, натянул на себя свитер. Тот оказался ему до смешного велик, и Гарри вопросительно уставился на профессора. Тот взмахнул палочкой, и свитер съёжился прямо на Гарри до нужного размера. После второго взмаха палочки Гарри обдало потоком сухого воздуха, и он понял, что больше не мокрый, хотя в свитере немедленно стало жарко.
Пока профессор не видел, Гарри дотронулся до рукава. Свитер был колючим и колол даже сквозь рубашку, но зато согревал. Наверное, правду говорят, что вещи похожи на хозяев…
Гарри снова надел мантию и замотался в шарф. Профессор тоже накинул тёплую мантию, и, выйдя из кабинета, они отправились наверх.
Профессор Снейп отворил тяжёлые двери, которые вели на улицу, и Гарри сначала даже зажмурился от ослепительного блеска снега. Они с профессором вышли из замка и направились в сторону хижины Хагрида. Тот как раз расчищал снег возле своей избушки.
― Доброе утро, профессор, ― прогудел он. Гарри на всякий случай спрятался за профессора. Хагрид был большим и живо напомнил ему тролля.
― И вам того же, ― кисло ответил профессор Снейп. ― Хагрид, у вас случайно не найдётся шапки?
― Шапки? ― озадаченно переспросил лесничий и почесал разлохмаченную непокрытую голову. ― Есть, как же.
― Будьте добры, одолжите её моему ученику, ― попросил профессор и нарочно отступил, чтобы было видно Гарри. Тот задрал голову вверх; Хагрид возвышался над ним как скала.
― Ой, ― тихонько сказал Гарри себе под нос, чтобы не показывать, что испугался.
Но Хагрид всего лишь сходил в избушку и в самом деле вынес шапку.
― Вот, носи на здоровье, ― сказал он. ― Как же это ты свою-то забыл?
Гарри хотел сказать, что на прогулках вполне обходился капюшоном мантии, а при сильном холоде ещё и накрывал голову концом шарфа, но не смог этого сделать. Шапка сползла, закрыв ему всё лицо, и даже чем-то напомнила Распределительную Шляпу. Внутри неё пахло пыльной овчиной.
― Мистер Поттер умеет удивлять, ― донёсся из-за шапки голос профессора Снейпа, и шапка тут же слетела у Гарри с головы, подхваченная ручищей Хагрида.
― Мистера Поттера?! ― взревел тот, наклоняясь над Гарри, который едва не присел от страха. Нет, он не будет пугаться, тем более при профессоре! Он не испугался даже тролля, что ему Хагрид?
― Так это сам Гарри Поттер?! ― великан присел и стал трясти руку Гарри. ― Как же я тебя сразу не узнал! Ты вылитый Джеймс, только глаза от Лили…
Гарри опешил, он, в принципе, это знал, но не был готов к тому, что Хагрид разрыдается.
― А вы их знали? ― спросил он, подаваясь вперёд. Хагрид вытащил откуда-то необъятный носовой платок и шумно в него сморкался.
― Как же не знал? ― прорыдал лесничий. ― Я их сызмальства знал обоих… Махонькие были ― а я их уже знал. Мама твоя такая добрая была…
― Хагрид, нам пора, ― отчеканил профессор Снейп тоном, который Гарри совсем не понравился. ― Поттер, мы уходим.
Гарри подхватил злополучную шапку и помчался за профессором, который быстрыми шагами удалялся в сторону Запретного Леса. Рыдания Хагрида неслись ему вслед.
Около самой опушки профессор Снейп обернулся, осмотрел шапку и уменьшил её размер так, что Гарри смог нахлобучить её на голову, что немедленно и сделал.
― Мистер Поттер, ― сухо сказал профессор. ― Мы входим в лес, который называется Запретным. Как вы думаете, почему он называется именно так?
Гарри переступил с ноги на ногу, и под ним захрустел снег.
― Потому что туда нельзя заходить? Сэр?
― Потому что студентам туда заходить категорически запрещено! ― просветил его профессор. ― Вы спросите, почему же я вам разрешаю туда войти?
― Потому что вы обещали, что мы пойдём за наперстником подснежным, ― пискнул Гарри.
― Верно, Поттер, обещал, ― скривился профессор, и Гарри подумал, что он уже жалеет о данном обещании. ― Но это значит, что вы не должны отходить от меня ни на шаг, вы поняли? Повторите!
― Не отходить от вас ни на шаг, ― повторил порядком напуганный Гарри, с опаской поглядывая вглубь леса, где было совсем темно.
― И выполнять всё, что я вам скажу.
― Выполнять всё, что вы скажете…
― Это значит, ― и профессор коршуном навис над Гарри, недобро глядя на него, ― что если я прикажу вам бежать и спасаться, вы это сделаете, а не будете проявлять неуместный героизм!
― Не проявлять неуместный ге… ― начал Гарри и осёкся. ― Бежать и спасаться?!
― Да, именно! Потому что в Запретном Лесу обитает множество опасных существ. Взять хотя бы акромантулов или кентавров…
― А неопасные существа там есть? ― спросил совершенно запуганный Гарри.
― Вроде вас, ― скривился профессор и шагнул прямо под сень голых, покрытых снегом ветвей.
― Меня-я? ― протянул Гарри. Страх тут же уступил место обиде. Это он-то не опасен?
― Один тролль, я думаю, так больше не считает, ― важно произнёс он и отправился за профессором.
Лес был волшебен, собственно говоря, Гарри и не сомневался, что в нём очевидно присутствует колдовство.
― Как живые… ― прошептал он, глядя на огромные деревья, которые стояли вдоль вытоптанной кем-то тропинки.
Профессор Снейп только хмыкнул и ничего не сказал. Гарри шёл за ним не отставая и только что не наступал на подол его промокшей от снега мантии, так вертел головой по сторонам. Втайне он мечтал встретить кентавра или акромантула, чтобы потом похвастаться друзьям, но лес казался совершенно пустым.
Шли они долго, и Гарри с непривычки начал уставать. Но наконец профессор остановился на полянке, такой же заснеженной, как и всё вокруг.
― Стойте там, Поттер, ― велел он. Гарри послушался и снова стал вертеть головой по сторонам. В кронах деревьев мелькали какие-то звонкоголосые птички. Солнечный свет слабо проникал сюда, но таинственный лесной полумрак только радовал. Гарри выдыхал морозный воздух, который облачками поднимался от его губ; он рассматривал всё вокруг и следил за тем, что делает профессор.
Тот расхаживал по полянке и, наклоняясь над сугробами, погружал в снег свою волшебную палочку кончиком вниз. Наконец он выпрямился, взмахнул палочкой и очертил по полянке большой круг. Снег внутри этого круга сразу просел и стал на глазах таять. От него поднимался пар. Гарри следил с открытым ртом.
Вот обнажилась чёрная земля, по которой ползли странные растения. Они были похожи на вьюнок. Кончики стебельков украшали бледно-голубые цветы с плотно сжатой чашечкой. Цветы метались туда-сюда, видимо, им было неуютно без снега, но они не могли преодолеть барьер, которым окружил их профессор Снейп.
― Идите сюда, Поттер, ― потребовал тот. ― Но не наступайте на цветы!
Гарри приблизился. Из сумки, что висела на боку, профессор вытащил два серпа и протянул один ему.
― Срезайте около самого корня, они мне нужны целыми, ― велел он. ― И будьте аккуратны!
Гарри было не впервой возиться с растениями, другое дело, что ему было немного жаль подснежные наперстники, которые пытались спастись от смертоносных серпов.
― Профессор, ― наконец он нарушил молчание. ― А для чего они нужны?
― Мне поступил заказ на зелье, ― ответил профессор, складывая в сумку подрагивающие стебельки. ― Одна девочка больна и не может ходить. Нужно вылечить её позвоночник и вправить на место нерв, который был повреждён. Наперстник подснежный используется для укрепления костей, это касается особо тяжёлых случаев. Его собирают в день перед полнолунием, до двенадцати часов, обязательно с помощью серебряного серпа, как это делали друиды в древности. Если срезать наперстник чем-то другим, он потеряет свои свойства, вам понятно?
― Понятно, ― восхищённо выдохнул Гарри. Его профессор помогает всем, кому может помочь!
― И за это мне заплатят довольно крупную сумму, ― оскалился профессор, как будто прочитав его мысли.
Некоторое время они собирали наперстник молча.
― А почему он так называется? ― не удержался Гарри.
― Потому что форма его цветков несколько напоминает напёрсток, а обитает этот цветок под снегом.
Гарри кивнул, хотел сказать, что так и думал, но нечаянно поднял глаза и обомлел. На краю полянки, прямо за спиной ничего не замечающего профессора Снейпа стоял огромный чёрный паук величиной с хижину Хагрида, если не больше.
― Ой, ― тихо сказал Гарри и так и примёрз к месту.
Едва он успел сказать это «ой», как на месте, где стоял профессор Снейп, возник стремительный чёрный вихрь. В одну секунду профессор успел вскочить, развернуться, выхватить волшебную палочку и теперь, направив её на паука, в другой руке по-прежнему держал серебряный серп. Но паук пока что не нападал. Он зашевелил гигантскими жвалами, и Гарри с ужасом и изумлением услышал доносящийся из подобия глотки нечто, напоминающее человеческий голос:
― Что здесь делают люди?
Гарри изумился ещё больше, когда профессор вдруг опустил палочку и поклонился пауку.
― Приветствую тебя, почтенный Арагог! ― сказал он. ― Мы с моим учеником пришли сюда собирать наперстник.
Паук снова пошевелил жвалами:
― Вы не сорвёте здесь больше ни цветочка, ― произнёс он. Профессор не стал протестовать и поклонился ещё раз. Оцепеневший Гарри на всякий случай уронил серп.
― Что вы принесли взамен? ― поинтересовался паук и, как показалось Гарри, заинтересованно подвинулся ближе.
― Хлеб, ― ответил профессор Снейп странно почтительным тоном и коснулся бокового отделения своей сумки.
Паук щёлкнул жвалами:
― За наперстник? Мало! Наперстник спасает человеческие жизни… кто вы такие, чтобы лес так просто вам это позволил?
«Учёный паук», ― ужаснулся Гарри, но при мысли об Арагоге, который восседает за столом, читая книгу, его пробрало на хи-хи, и он заткнул себе рот концом шарфа.
― Кровь! ― клацнул жвалами паук. Гарри стало окончательно страшно, и он едва не подавился шарфом. Кровь? Но чья?
Профессор Снейп тем временем сунул в карман свою палочку, поднял рукав мантии и занёс серп. Замирая от ужаса, Гарри подобрался поближе. В лесу всё стихло, а Гарри не отрывал глаз от красных капель, которые стекали у профессора по руке и падали, исчезая на тёмной земле. Когда капли стали падать почти без перерыва, он не выдержал и обхватил профессора за пояс. Его трясло так, что стучали зубы.
― Достаточно, ― велел паук. ― Если явитесь на это место ещё раз ― перекушу!
Паук подался назад и пропал с глаз. Следы остались, но не треснула ни одна веточка.
Профессор Снейп посмотрел на Гарри.
― Поднимите серп и возьмите сумку, Поттер, ― сказал он совершенно спокойно. Гарри повиновался, ничуть не поверив тону профессора: он видел его глаза. Потом профессор схватил его за руку и бегом потащил по тропинке. Гарри едва успевал за ним, на голову ему сыпался снег, он весь взмок, ветви хлестали его, и он едва успевал закрывать лицо свободной рукой. Его сердце почти выпрыгивало из груди, когда они с профессором выскочили на опушку, а впереди показалась хижина Хагрида, возле которой огромная фигура махала лопатой.
― Теперь вы понимаете, Поттер, что такое Запретный Лес? ― так же спокойно, но едва переводя дыхание спросил профессор. ― Мы повстречали царя акромантулов.
― Понимаю, ― кивнул Гарри. Ему хотелось свалиться в сугроб и лежать так, пока он не растает.
Осторожно он высвободил руку у профессора, удивляясь тому, что она кажется мокрой. Ладонь оказалась красной, а рукав мантии промок от крови, которая так и сочилась из раны. Профессор дёрнул руку к себе, выхватил палочку, произнёс какое-то заклинание, и кровь наконец остановилась. Но Гарри было достаточно увидеть его бледность. Схватив профессора Снейпа за ремень сумки, перекинутой у того через плечо, он потащил его к замку.
30.10.2013
Свернуть сообщение
Показать полностью
Имя:
Пароль:
 
Войти при помощи:

ПОИСК
ФАНФИКОВ


Фанфик-игра
Открой все 22 концовки!



Активные конкурсы








Поддержи проект рублёмЧтобы Фанфикс рос большим

бесплатный фотохостинг создан специально для пользователей Fanfics.me

Книги жанра ЛитРПГ
Опубликуй свою книгу!

Следи за любыми произведениями с СИ в автоматическом режиме и удобном дизайне

О-о-о-очень длинные истории про Марти Сью и их подружек!

Старейший в рунете архив фанфиков





Закрыть
Закрыть
Закрыть