↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

AmScriptor

Автор, Иллюстратор

Фанфики

12 произведений» 
Счастье
Джен, Мини, Закончен
28 0 4
Тесто
Джен, Мини, Закончен
52 0 5 1
121
Джен, Мини, Закончен
83 0 12 1
Сказки нянюшки Субботы
Джен, Миди, В процессе
47 0 1
Многоножка
Джен, Макси, В процессе
252 0 15 1

Фанарт

7 работ» 

Награды

6 наград» 
5 рекомендаций5 рекомендаций
20 марта 2019
50 читателей50 читателей
20 марта 2019
500 просмотров500 просмотров
17 марта 2019
5 произведений5 произведений
17 марта 2019
5 артов5 артов
15 марта 2019
Сейчас онлайн
Зарегистрирован:4 марта 2019
Рейтинг:1016
Показать подробную информацию

Фанфики

12 произведений» 
Счастье
Джен, Мини, Закончен
28 0 4
Тесто
Джен, Мини, Закончен
52 0 5 1
121
Джен, Мини, Закончен
83 0 12 1
Сказки нянюшки Субботы
Джен, Миди, В процессе
47 0 1
Многоножка
Джен, Макси, В процессе
252 0 15 1

Блог



Онлайн
Всем салют!
Если вы не смотрели фильм "Одержимость" - очень рекомендую, годнота лютейшая.


"— Я хотел, чтобы вы преодолели пределы ожидаемого. Я думаю, что это абсолютно необходимо. Иначе мы лишим мир нового Луи Армстронга, нового Чарли Паркера. Я же рассказывал тебе, как Чарли Паркер стал Чарли Паркером?
— Джо Джонс швырнул в него тарелкой.
— Точно. Паркер-юнец неплохо играет на саксе, вот он выходит с оркестром на сцену и все портит. Джонс чуть ли не обезглавил его за это. Под смех оркестра. Паркер всю ночь проплакал, но уже на утро – что он делает? – репетирует. И репетирует, и репетирует. Думая только об одном: над ним больше не будут смеяться. Через год он возвращается в Рино, снова выходит на сцену и выдает самое охренительное соло, которое слышал мир. А представь, что Джонс сказал бы: «Да не парься, Чарли, э, нормально было, молодец!». Тогда Чарли подумал бы: «Насрать, я же неплохо сыграл». И все, конец, нет Птахи. Для меня это величайшая трагедия. Но миру сейчас нужно именно это. Неудивительно, что джаз умирает. Я вот думаю, и с каждым альбомом "джаза" из Старбакса убеждаюсь все больше, что нет в нашем языке слова вреднее и опаснее, чем... «молодец».
— А где же грань? Может, вы перестараетесь, и тогда новый Чарли Паркер сломается и не станет Чарли Паркером?
— Нет, что ты, нет. Настоящий Чарли Паркер никогда не сломается."
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Онлайн
#текстория о наболевшем.
Осторожно: ниже длиннопост об уступании мест в автобусах, написанный мной довольно давно, но всё ещё актуальный.


Автобус был, как стакан здорового человека, - не сказать, чтобы полон, однако на определенный процент наполнен. И ехал довольно быстро: пробки под минувший вечер постепенно рассасывались.
За окнами мчалась тьма и холод: стояла зима. Все стоящие в автобусе люди были, словно слегка социофобные пингвины. Каждый был потерян и привязан к такому теплому и родному "не здесь" с такой силой, что сейчас стремился туда всеми фибрами души. Семь часов, а уже так темно.
Я, как и многие, сидел. Не у окна - это благословенное место занял краснолицый в шапке-ушанке, поповской бородкой, очках и двойным, если не больше, подбородком. Чудак был знакомым мне незнакомцем: я часто встречал его в автобусе, и каждый раз с него морщился.
А в этот раз нас объединяло то, что мы что-то читали. Он - маленькую электронную книгу, а я - небольшую бумагокартонную.
Прости, что отвлекаюсь. Эта текстория не про краснолицего.

На одной из остановок в салон зашла женщина с пакетами и несчастным выражением замёрзшего лица. У меня мелькнула мысль - уступить место. О важности "уступания места" мне рассказывали с детства, вот только мне не подсказывали правил этой странной игры, у которой множество тонкостей.
Я точно знал, что молодые люди должны уступать место старикам, которым сложно стоять на ногах. В список также входили "пассажиры с детьми" и "беременные женщины". Вроде бы, ничего сложного, так?
Однажды одна хорошая девушка, по факту являвшаяся подругой моей подруги, жаловалась на то, что ей в метро не уступил место какой-то бедняга. В другой раз уже одна из моих девушек пеняла мне на то, что я не уступил место зашедшей в трамвай красивой девушке (да, она была странной).
Тогда я подумал: хорошо, видимо, в правила входит уступать место и девушкам тоже. Но если к старикам и инвалидам - из сочувствия, то к девушкам - из вежливости и этикета. Это тоже вполне укладывалось в правила.

Вот только что делать с теми, кто ещё не девушка, но уже не бабушка? Этот вопрос поставил меня в тупик. Значит, молодым и старым уступать нужно. А к женщинам среднего возраста я должен быть максимально беспощаден, смотреть на них холодно и бесстрастно, как бы говоря: сначала постарей, а потом я тебе, так и быть уступлю! Так получается?

Как бы не так. Меня такой вариант не устраивал. И я неизбежно пришёл к выводу, что правильным является уступать место всем особам женского пола без исключения.

Однако после этого последовал неизбежный вопрос: но почему? Они ведь тоже могут стоять. Некоторые из них могут стоять даже успешнее мужчин. Что уж говорить, одна моя подруга умела стоять лежа. Бесспорно, она была виртуозом этого дела.
Это был лишь первый вопрос этой игры, на который я не нашел ответа.

Глядя на женщину с пакетами в зимнем автобусе, я вспомнил небольшой эпизод, когда я в точно таком же автобусе ехал летом. И на точно такой же остановке зашла точно такая же женщина, но без пакетов. Недолго думая, я сказал ей, вставая:
- Садитесь.
Я учтиво подождал, пока она расплатится с водителем-кондуктором (такой вот он был четырехрукий мутант), затем кое-как отдышится, повернется ко мне, поймет суть моей просьбы и, наконец, скажет:

— Не надо, я выхожу на следующей.

И, подумав видимо, что я тоже выхожу на той самой следующей, моё место тут же занял смуглый парень в огромных наушниках, которому место точно было не очень-то нужно. Это окончательно поставило меня в замешательство. Стараясь выглядеть вежливым, я выглядел глупо, и мне не нравилось.

Но то был неизбежный урок, который научил меня: если хочешь уступить место, убедись, что на него не сможет сесть никто, кроме того, кому ты уступаешь.

Это заставило меня проявить свои наблюдательные навыки, и с точностью компьютера определять, кто из людей, стоящих рядом со мной, может успеть занять место, достаточно ли он выглядит наглым для такой дерзости, как мне встать, чтобы ненавязчиво преградить путь, как поставить ногу и какую позу занять. Но таким образом я, будучи вежливым к одним, становился невежливым к другим. Кроме того, если вдруг человек, которому я предположительно хочу уступить место, находится далеко — должен ли я растолкать всех на пути, чтобы проложить ему путь, или громко ему крикнуть?

Стоит ли говорить, что я не люблю ни то, ни другое. Ни в своем, ни в чужом исполнении.

Однажды осенью в автобус зашли сразу две старушки. Обе были с палками, заменяющими им третью ногу. Они зашли с разных концов автобуса и постепенно приблизились к середине, где и сидел я. Я уступил место той, что зашла с передней двери, и та, что зашла с задней, посмотрела на меня с величайшим презрением. Из этого случая я тоже не смог сделать никакого вывода: если две старушки одинаково стары, чтобы уступить им место, то какую я должен выбрать? Должен ли я мерить на себя роль Господа Бога и решать, кто из двух баб наиболее достоин посидеть до своей остановки на сиденье?

Я долго мучился со всеми этими правилами. И однажды, уже другим летом, мне показалось, что я во всеоружии. Мне снова непосчастливилось сидеть не около окна, и в салон вошла дама с пакетами. Игнорируя всех и вся, она легко взметнула их на выступ рядом с водительским сиденьем, богатырской рукой отдала проезд, вцепилась в поручень и была такова. Я тщательно просканировал ее, после чего сделал вывод, что стояние на ногах не представляет для нее сложности, и я могу не уступать.

Следом за ней зашла девушка в коротком платье. При движении автобуса она пошатывалась. Просканировав (в нормальном смысле!) и ее тоже, я увидел, что она на каблуках. Заключил, что стоять ей сложно, и уступил место.

Она поблагодарила и заняла его. Я же остался доволен тем, что наконец усвоил правила странной игры, которая оказалась гораздо сложнее, чем я полагал.

Однако спустя пару остановок зашла старушка. Стоять которой явно было тяжело. Я послал девушке, читавшей экзаменационные листы, мысленный сигнал: уступи ей!

Девушка приняла сигнал только спустя время. Она встала, предложив бабушке сесть. Но та упорно ее не замечала, глядя куда-то еще и держась за поручень, как за последнюю надежду. И я видел это молчаливое отчаяние в глазах девушки, которая и сесть не могла, потому что уже предложила, но и повторить свой запрос стеснялась. Несмотря на то, что тогда это меня немного успокоило (видимо, не у меня одного сложности с этими правилами), я все равно осознал, что по-прежнему плохо разбираюсь в том, кому уступать место, а кому нет.

Постепенно я понял, что такая простая процедура, как уступание места в транспорте, имеет под собой огромный пласт условий и правил, которые никем не оговариваются. И никто вам их никогда не оговорит. Но то самое «сканирование» людей ради того, чтобы из вежливости уступить им место, по сей день кажется мне невероятно глупой, и не стоящей того чушью.
— Садитесь, — сказал я женщине с пакетами в зимнем автобусе, и встал. Женщина помотала головой.
— Спасибо, я на следующей выхожу.

Я ненавижу уступать места людям. В автобусах, или ещё где бы то ни было.
К сожалению, это не обозначает, что я этого никогда не делаю.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария

Онлайн
#личное

Так уж вышло, что как-то раз на курсе нам задали читать "Сто лет одиночества". В целом, весь курс зарубежной литературы мне нравился, но именно отрывок, где мы проходили маг.реализм и прочие вещи ("В сторону Свана", например, или "Шум и ярость"), отзывается у меня головной болью.

И я очень чётко помню, как без задней мысли начал читать "Сто лет...", сидя в автобусе, и моё лицо в тот момент нужно было видеть. "Какие летающие стулья? Кто такой Аурелиано? А Аурелио? Кто все эти люди? Почему это происходит? Господи, где вообще логика?".

Тем больше было моё изумление, когда одна моя подруга сказала: "классная книга, мне очень понравилось!". Да, ты, конечно, филолог, но какой суперспособностью ты обладаешь, чтобы смочь дочитать это до конца? И РАЗОБРАТЬСЯ в этом?!

Я честно понимаю, что здесь магический реализм, особый стиль, особая хронология, все дела. Я помню, на чём этот жанр основан. Но, несмотря на это, такие вещи для меня до сих пор нечитабельны. И я до сих пор с изумлением смотрю на людей, которые прочли это и что-то ещё поняли.

Кто шарит, молю, расскажите: чем всё же творчество Маркеса - вроде тех же "Ста лет" может быть интересно, и чем может понравиться?
Показать 20 комментариев из 23

Онлайн
— Да… Да, конечно, я понимаю. Да.

С каждым отвеченным в телефон «да» голос Лёса звучал всё обречённее. С каждым «да, конечно» всё чётче слышалось «нет, пожалуйста, нет».

— Пойми, ты справляешься всё хуже. В твоих отчётах одни убытки. Ещё немного и…

— Поймите, это временно! — взмолился Лёс. — Это всего лишь временные трудности, я обязательно добьюсь успеха! Не зря ведь говорят, что каждая ошибка…

— Клянусь богом, Ховел, ещё один твой сраный афоризм и я найму киллера.

— Пожалуйста, послушайте…

— Мне надоело слушать твои отговорки. Помнишь основной девиз фирмы «Луис и сыновья»?

— «Здесь и сейчас», сэр, — Лёс обречённо поник.

— Правильно. Здесь. И. Сейчас. Не «когда-нибудь потом», не «в скором времени», ни, тем более, «в лучшем случае». Мы можем себе позволить только здесь и сейчас. Никаких потом не будет. Ты меня понимаешь, Лёс?

— Да, сэр. Понимаю.

— Ты уж прости, так дальше продолжаться не может. В понедельник напишешь заявление «по собственному желанию», — шеф повесил трубку, оставив Лёса в одиночестве.
Дрожащей рукой он положил трубку телефона в гнездо и прошёл в комнату.

На кровати среди бардака лежал, болтая ногами его восьмилетний сын Кнохи. Читал комикс.
Застыв на пороге, Лёс оглядел тесную комнатушку, где они с сыном обитали.

С тех пор, как он развёлся с женой, оставившей их обоих на произвол судьбы, прошёл почти год. Лёс устроился работать в фирму «Луис и сыновья», занимающуюся изготовлением и починкой часовых механизмов разного толка. И с того момента дом его постоянно наполнялся хламом.

На подоконнике теснились книги, механизмы и связки инструментов. На столе, где Кнохи обычно делал домашнее задание, вперемешку с его учебниками были свалены винтики и шестерёнки. На стуле была свалена одежда мальчика: придя из школы, он так и не убрал её в шкаф, как пытался его научить Лёс.

— Что ты опять читаешь? — громко спросил он.
Кнохи испуганно отложил комикс в сторону.

— А что?

— Я спросил: что ты читаешь. Отвечать.

— «Доктор Гнолберг».

— Опять это дерьмо про героев?

— Но мне нравится…

— Мне тоже много чего нравится.

Подойдя, Лёс вырвал из рук Кнохи комикс.

— Тебе стоит больше читать учебники, чтобы твои никчёмные мозги хоть немного работали. Сядь за уроки.

— Но я только пришёл…

— За уроки, живо!!! — прикрикнул Лёс.

Скорчив недовольное лицо, Кнохи поднялся, перешёл за стол, сел прямо на свою смятую одежду и начал неторопливо доставать учебники.

Пройдя мимо сына (и случайно раздавив какую-то деталь от его конструктора), Лёс подошёл к подоконнику, на котором не было пустого места, чтобы положить руку.

«Этот город дерьмо. Моя жизнь дерьмо… Нет, спокойно. Нужно мыслить позитивно. Тогда в мою жизнь притянется хорошее…».

Хотя шеф точно не передумает, а Кнохи не станет лучше его понимать. В один миг подобное точно не случится.

Чтобы отвлечься от тягостных мыслей, Лёс взглянул на стопку книг недалеко от его руки. «Как изменить свою жизнь за пять лет» — гласила обложка первой книги. Ниже лежала та, на корешке которой было написано: «Технология счастья. Гаддлама Пэттаху». Ниже лежал «Ежедневник для творческого человека»; он стоил исключительно дорого и исключительно понравился Лёсу. Тот считал себя творческим человеком. Как может быть иначе, если иногда он любит смотреть на картины, а иногда вышивает бисером?

Его поделки из бисера были свалены где-то на далёкой-далёкой полке. Одной из бесчисленных полок.
Тягостно втянув носом воздух, Лёс запустил пальцы в чёрные волосы.

Сколько времени прошло с тех пор, как он решил начать жизнь с «чистого листа»? Он посещал лекции и тренинги, старался медитировать, покупал книги про то, как стать счастливым, вёл дневники, как советовали психотерапевты. Как минимум пять минут в день он глубоко дышал, сосредотачиваясь на хорошем, а ещё пил только зелёный чай и был вегетарианцем. Он одну за другой проглатывал книги, пытающиеся научить его счастью, раз за разом чуть ли не с кулаками вдалбливал сыну: «старайся и всё у нас будет хорошо».

Зарегистрировался в блоге «добрых мыслей», слушал расслабляющую музыку, покупал вещи, которые его радуют…

Но каждый вечер, несмотря на всё это, Лёс оказывался всё в той же тесной комнатушке, всё с тем же несмышлёным Кнохи, получающим двойки по математике и прочим предметам. В бесчисленном бардаке воспоминаний и попыток стать лучшим человеком, чем он был на самом деле.

Рука сама потянулась к одной из книг. Лёс машинально открыл её на случайной странице.

«Мы есть наш мозг, — писал автор, — не наше сознание, не наши представление о себе, это всё — чушь, театральная постановка. Поэтому следует для начала понять, чего хочет наш мозг… Не читайте дальше, обдумайте мои слова. Если вы их не поняли — то вы не готовы понять и всё остальное…».
Лёс помнил время, когда книга казалась ему настоящим откровением. Однако вскоре после этого он купил другую похожую книгу, и откровением стала она. И чем больше подобного поглощал, впитывая в себя, Лёс, тем чётче понимал, что всё, о чём писали люди, свято уверенные в том, что это правда…

— …не помогает.

Тикали часы. Кнохи сидел перед закрытыми учебниками, глядя перед собой в пустоту и даже не думая приниматься за уроки.

— Чего? — переспросил он.

Пальцы Лёса сжались на книге и он отшвырнул её прочь от себя. Голова вскипела, лоб покрылся испариной, а из глотки рвался хрип, бесшумно раздирающий горло и наливающийся мутной солёной тяжестью в глазах.

— Не помогает!!! — чувствуя собственные слёзы, Лёс в клочья разодрал «ежедневник для творческих людей». — Не помогает! Всё это дерьмо! Просто! Бесполезно!!!

Он выл, царапал всё, что видел, рвал и метал. Кнохи отбежал от него в сторону, но Лёс даже не заметил этого: он перевернул стул, на котором только что сидел его сын, и дико, не по-человечески, взвыл, вне себя от злобы и обиды. Впиваясь ногтями в собственное лицо, он вырывал страницу за страницей бесчисленных пустых «откровений», и кричал, кричал сквозь них на авторов, которые, как будто бы, знали, о чём говорят. Спустя время он обнаружил под книгами поверхность подоконника — и начал швырять всё на пол. Во всём виноваты эти чёртовы шарлатаны с невыговариваемыми именами, достигшие «божественного» просветления, и те, кто их хвалит, виновато чёртово правительство, что допускает такие вещи и не помогает таким, как Лёс, виноваты школьные учителя Кнохи, все до одного являющиеся пустоголовыми идиотами, так же, как родители его одноклассников, да и сам Кнохи тоже кретин, которому ничего в жизни не светит!!!

«Запиши сюда то, что тебя разозлило/выбесило в этот день, а потом вырви и сожги эту страницу», — гласил один из вырванных и смятых листов. Лёс, рыча, разорвал его на куски.

— ВЫ МЕНЯ ВСЕ БЕСИТЕ!!! Ты! Сраная! Страница!

Откуда-то сбоку выпало, раскрывшись, маленькое зеркальце, и Лёс, увидев в нём себя, машинально отвёл взгляд. Совсем не так должен выглядеть счастливый человек, как выглядел сейчас он.

Счастливый. Творческий. Успешный. Самодостаточный. Образованный. Весёлый. Просветлённый. То, как выглядел в тот момент Лёс — с красным, исцарапанным и заплаканным лицом, мешками под глазами и впалыми щеками — являлось полной противоположностью того, чему его все пытались учить.

— Почему я… — он прижал ладони к глазам, чувствуя каждую царапину на своём лице. — Почему я… Я же делал всё правильно. Я же. Пытался.

— Что? — спросил Кнохи из другого конца комнаты, подумав, что обращаются к нему.

— Заткнись! — хрипло выкрикнул на него Лёс. — Пошёл вон! Пошёл на кухню, я сказал!

Кнохи вышел за дверь и Лёс, скрючившийся возле окна, остался в полном одиночестве.


2019
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Онлайн
" - У меня просто нет вдохновения.
- Вдохновение появляется, когда локти у тебя прилипают к столу, зад к стулу, а лоб покрывается испариной. Выбери тему, идею и шевели мозгами, пока они не заболят. Вот что такое вдохновение."

К.Р. Сафон - "Игра ангела".
Показать 9 комментариев

Онлайн
Господамы, такой вопрос: как вы относитесь к Ремарку?

Лично у меня к нему весьма неоднозначное отношение. С одной стороны, он пишет весьма атмосферно и круто; прочитанное "На Западном фронте без перемен" навсегда изменило все мои представления о войне как таковой, а "Три товарища", наверное, и сейчас вышибут слезу, причём не на грустных моментах, а наоборот, на спокойных и радостных.

Однако, как в старом анекдоте про Будёнова, "если бы не одно но...".

Спустя время, перечитывая тех же "Трёх товарищей", я подумал:

"Так, подождите.
Это я слепой, или его персонажи действительно каждые три страницы выпивают?"

Я ошибся. Через каждые две, если не чаще. И я право не знаю, обаятельная это черта или нет. Я однозначно не против того, чтобы персонажи пили, я не ханжа - но почему они делают это так часто, и это так часто и подробно описывается?
И почему его "Время жить и время умирать" - суть то же, что и "На Западном фронте без перемен", просто с другими именами, но примерно с тем же конфликтом?

Я сейчас не говорю, что из-за вышеназванного Ремарк для меня плохой писатель, и это - минусы его творчества. Его книги замечательны. Но то, что я назвал... Это так странно, разве нет?
Показать 20 комментариев из 38

Онлайн
Рэй Бредбери в одной из книг писал, что его идеи для рассказов и прочего "кусают его за ногу", вцепляются зубами, пока на них не обратишь внимания, однако если за ними непрестанно ходить, и при этом бить их палкой, то любая идея вскоре выдохнется.

(Вообще, очень советую почитать книжку "Дзен в искусстве написания книг"; звучит как какие-то заумные рекомендации, но по факту, это именно то, как писал Бредбери, описание процесса его творчества и история создания основных рассказов. Очень круто и вдохновляет).

Кстати, судя по ней, у Бредбери просто нереальная трудоспособность: в понедельник он пишет черновик рассказа, три-четыре дня посвящает его переработке, в пятницу он отправляет его в газету, в субботу рассказ выходит, а в воскресенье Бредбери приходит в голову что-то ещё, и он над этим думает. И для него это не тяжёлый труд, а необходимый образ жизни.

Но лично у меня выходит несколько по-другому.

Да, идея забитая палками, едва ли куда-то пойдёт и станет хорошей: иногда нужно время, чтобы оставить её в покое, дать прийти в себя. Однако меня редко кто-то "кусает за ноги", мне скорее приходится - продолжая аллегорию, что идеи это маленькие суетливые собачки - ходить, брать их на руки и укачивать, пока не уснут или не вырвутся прочь. И только единственный раз в жизни меня по-настоящему "торкнуло". Я проснулся ранним утром, ощущая смутную идею в голове, дотянулся до ноута, и в полусонном бреду напечатал "Тесто", а, опубликовав его, провалился в сон.

И только днём я понял, какая эта вещь... странная. Именно такое слово я подобрал. И до сих пор считаю, что, хоть написана она и более-менее - но всё-таки.
Как-то раз её даже обвинили в том, что это "извращенский бред" - без шуток и иронии, очень сильно понравился этот отзыв.

P.S. Я ни в коем случае не сравниваю себя с Бредбери! Просто как-то вышло, что у поста было две смысловые схемы. :D
Всем хорошего дня!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 5 комментариев

Онлайн
Недавно подсел на "Dororo" - невероятно стильное аниме, ребут аниме аж 60-х годов про мальчика из древней Японии, родившегося без глаз, ушей, рта и конечностей - всё это его отец продал демонам. Как я понял.

Учитывая пометку "мистика" в жанрах, я заранее знал, что там много вольных допущений (и так и оказалось), но сам сериал настолько динамичный, стильный и при этом спокойный и плавный, что душа радуется. Лишь в одной серии меня посетила такая мысль:

"Ладно, эти ребята стреляют из луков вон в тех ребят... А почему те не используют щиты? Почему вообще никто из них не использует щиты? В древней Японии вообще были щиты?".

И я вдруг осознал, что я ни разу не видел, как кто-то в древней Японии пользовался щитом.

Полез гуглить, какого чёрта. А щитов там и правда не было, хотя вся остальная Европа на тот момент ими активно пользовалась. И среди основных причин мне запомнились две:

1) те щиты, которые были, имели размеры двери, были тяжеленными и использовались скорее как небольшие переносные укрепления. Носить в одной руке было нереально.

2) в стране процветал буддизм, а буддистам запрещено было прикасаться к любой падали. В том числе, к коже (с применением которой и делалось большинство щитов)

Если у кого-то есть какая-то инфа, можете поделиться :)
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 13 комментариев

Онлайн
Ладно, ребятишки, с меня годноты уже достаточно, пора бы вам отведать порции шутеек, к которым идеально подходит моя аватарка.
Расшифровываю: я обожаю придумывать идиотские и несмешные каламбуры. Я не знаю, чем это оправдать кроме того, что это весело!

Некоторые из них выглядят как шутки-загадки.
К примеру:
- Однажды Аквамен плыл-плыл и заблудился. Почему?
- Почему?
- БЕРЕГА ПОПУТАЛ.

или (поймут только те, кто шарит про "Аквамена")!

"Аквамен мог завести себе множество женщин, целый гарем,
НО ОН ЗНАЛ МЕРУ".

иили вот такое, придуманное мной в январе:

"- Эй, граф Монте-Кристо, что с ногой?
- ОТСИДЕЛ."

Два придуманных недавно, которые я рассказываю всем, кто слушает, звучат следующим образом:

№1:
"- Знаешь, почему вейперы ненавидят прогуливать?
- Ну и почему?
- Потому что, если они делают это, их все начинают спрашивать "А ЧЁ ТЫ НЕ НА ПАРЕ))"."

№2:
- Знаешь, почему человеку по имени Лев нельзя надевать корону?
- ?
- Потому что он будет КОРОЛЬ ЛЕВ

Ну и напоследок - одна из давних. Придумана во время моего тура в Москву, и от неё моя подруга и творческий напарник Рин хохотала в голос:

"Пришли как-то литовцы на озеро,
А ОНО ИМ КАК РАЗ".
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 18 комментариев

Онлайн
#мысли


АТТЕНШН: написанное ниже, а также ссылка на оридж, которую я там прикреплю, может быть неприятно определённому количеству людей. Я знаю, что для определённой части это будет лютым кликбейтом, но я вас предупредил.


Если прошлым летом вы хоть немного следили за новостями (а если нет - то чертовски вам завидую), то словосочетание "ярославская колония" не покажется вам пустым звуком. Кто не в курсе: там вышел скандал по поводу того, что в вышеозначенной колонии тюремщики жестоко издевались над заключённым, и запись их зверств попала в сеть. Как раз во время того, как разгорались разбирательства (/раз-раз/), я первый месяц работал в одном новостном агентстве, и время от времени строчил новости: посадили одного, у другого алиби, третий сознался, четвёртого достать не могут...

(Когда работаешь в журналистике, тебя перестают шокировать пытки и смерть, потому что для тебя это - только новости. Принято считать это чем-то плохим, но профессиональный цинизм журналиста - это просто средство его самозащиты, чтобы его не разорвало на части в первый же день работы).

Про пытки в колониях и тюрьмах я, так уж вышло, знал и до этого: писали, и писали много, но до такого скандала дело не доходило. И он бы остался для меня просто чередой новостей и заголовков, если бы в тот же период времени мне на глаза не попалась вырезка в твиттере про девочку из притона, которая сошла с ума из-за того, что один из клиентов тушил об неё сигарету.

Совершенно разные случаи, не так ли? Что вообще может быть между ними общего, кроме насилия над кем-то?

Спустя время я понял, что именно: и тот, кто пытал, и тот, кто тушил, знали: это совершенно законно. Небольшая разница: "мне за это платят деньги"/"я за это заплатил".

Так и появился на свет "121" - рассказ, который я не очень-то хотел писать, но написал, чтобы выплеснуть всё, что было во мне на счёт всего этого дерьма; для Фикбука он был недостаточно жесток и извращёнен (да, вот такое некрасивое слово), чтобы его там хорошо приняли.

P.S. одна из фамилий принадлежит одному редакторов того самого агентства. Вот такой вот я пакостник.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 13 комментариев

Онлайн
Очень странно выходит: есть такие вещи, писать которые мне приятнее и легче, нежели все остальные.

Я не говорю, что, например, ту же "Лысую" и прочее писать мне было неприятно, нет. Было бы неприятно - не писал бы. Но время от времени со мной случаются такие вещи, когда я пишу - и чувствую, как музыка льётся из-под пальцев, ложится на строчки, превращается в что-то красивое и невероятное, и душа от этого радуется.

Ирония состоит в том, что, когда такие вещи происходят - они пользуются наименьшей популярностью, и их почти никто не читает. Не потому что они плохие - а... Не знаю, почему.

В один из летних периодов моей жизни родилось на свет несколько эпизодов "Сказок нянюшки Субботы": это что-то вроде полу-детского фэнтези, с элементами... не знаю, фольклора? Или вроде того. Я помню, как в промежутке между днём и вечером сидел на скамейке в каком-то дворе, и ко мне в голову пришла добрая ведьма, которую дети окрестили "нянюшкой Субботой".

Но Суббота и её сказки мало кто прочитал, так что я закончил, так и не поняв, что именно с ней не так. Выкладываю несколько эпизодов здесь, на Ваше обозрение.

Хорошего вечера и тёплой камры вам!
Показать 14 комментариев

Онлайн
#писательское

Ребята, всем день добрый! Хотел поделиться вот такой вещью. Уже и не помню, где я её откопал; знаю лишь, что это - вырезка из речи Бориса Стругацкого, его "напутствие молодым писателям", или вроде того. Не знаю, как вас, а меня его слова невероятно вдохновляют:

"…Но мне хочется закончить этакой… Советы. Наставления. Некие нравственные теоремы, которые должен принять к сведению каждый молодой писатель. Думаю, то, что я сейчас скажу, хорошо известно половине из здесь присутствующих, а другая половина, которая не думала на эту тему, когда услышит, то скажет: ну это же всем ясно. И тем не менее я считаю своим долгом эту формулировку произнести.

Первое. Надо быть щедрым. Надо помнить, что щедрость, писательская щедрость, окупается. Каждая отброшенная идея сделала свое положительное дело. Я уже не говорю о том, что, если идея хороша – если идея плоха, то отбрасывайте ее, потому что она вам не нужна – если идея хороша, то отбрасывайте ее без страха, вы ее вспомните, она придет. Немножко в другом виде. Как нам, спустя двадцать лет, пришла в голову мысль о человеке играющем, которую мы совсем забыли, а она вот пришла, когда мы делали «Волны гасят ветер», и именно в той же самой формулировке. Второе. Никогда не надо отчаиваться. Надо помнить, что кризис, переживаемый вами – это прекрасно! Надо быть счастливым каждый раз, когда вы чувствуете, что находитесь в кризисном состоянии. Когда не получается, когда не идет, когда заколодило – это и есть роды. А роды, как известно – это скажет вам любая мать – всегда проходят с большим трудом. Это процесс, требующий огромной затраты духовной и физической энергии. Конечно, приятно писать повести, когда они сами собой выливаются из-под пера. Но я вот по собственному опыту могу судить – не всякая легко получившаяся повесть плоха. Это так. Но зато всякая повесть, родившаяся с трудом огромным – она всегда какая-то особенная. Она не такая, как то, что было до, и не такая, как будет после. Поэтому кризисов боятся не надо.

Ну и знаменитая триада, которую я вам уже много раз говорил и хочу повторить еще раз. Вы должны быть оптимистами. Как бы плохо вы не написали вашу повесть, у вас обязательно найдутся читатели – и это будут тысячи читателей – которые сочтут вашу повесть почти шедевром. В то же время надо быть скептиком. Как бы хорошо вы не написали, обязательно найдутся читатели, и это будут тысячи людей, которые будут искренне считать, что вы написали сущее барахло. И, наконец, надо просто трезво относиться к своей работе. Как бы хорошо, как бы плохо вы не написали вашу повесть, останутся миллионы людей, которые будут к ней совершенно равнодушны – написали вы ее, не написали…

Вот такой вот маленький урок."
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Онлайн
Понадоедаю вам сегодня ещё немного >:)
Пока есть, что выкладывать, хе-хе!

В общем, вот какая штука...
О такой вещи, как Северная Корея и режим внутри неё, я начал узнавать лишь в универе. И если честно, мне как-то в это не верилось. Тоталитарная власть? В наш прогрессивный век? Серьёзно? И только углубившись в тему, я понял, что да, ещё какая тоталитарная. Культ личности сильного правителя, когда-то бушевавший в нашей стране, царствует там до сих пор: с помощью мультфильмов детям пропагандируют идеи, что везде вокруг них враги, и что нужно отдавать жизнь за любимую родину, внутрь страны почти никого не пускают, любая оппозиция мгновенно карается, а единственной допустимой точкой зрения является прославление достославного Старшего Брата Ким Чен Ына.

А ещё на похоронах его отца, Ким Чен Ира, нужно было плакать.

Об этом я узнал, будучи сидя всё в том же агентстве, о котором упомянул несколькими постами ниже. И глянул видео оттуда. Не сказать, что кадры сильно шокировали меня, но я, скажем так, был в замешательстве вот по какой причине: по-настоящему ли люди плачут - или потому что так надо?

Я правда не могу найти ответа на этот вопрос; если им нужно было плакать, чтобы выказать свою горечь утраты вождя - то это можно понять, ведь, если не плакал, значит, не любишь, значит, - враг. Но что, если все пролитые на похоронах слёзы были искренними? Что если люди, не знавшие другой жизни, действительно Ким Чен Ира, и действительно жалели об его утрате?

И что из этого действительно хуже?

Так и появилась на свет ещё одна моя короткая зарисовка - "Предатель".
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Онлайн
#писательское

В одно время я особенно любил экспериментировать с рассказами. Хотя сам этот жанр мне не близкий, потому что в рассказе, создавая героя, я остаюсь с ним на короткое время, и очень мало успеваю о нём узнать, прежде, чем отпустить в свободное плавание. Обычно хочется провести с ними больше времени.

Так вот. Мне пришла в голову мысль создать детектив... без детектива в главной роли. Проверить, может ли получиться детективная история там, где её в помине быть не могло, если поставить героев в нужные обстоятельства.

Проверял я сам для себя, потому что, полагаю, всем остальным ответ давным-давно известен. И сам для себя я сделал вывод: кто-угодно, даже маленький мальчик из детского сада, может стать детективом, если автор ситуация его к этому обяжет.

Так и появился на свет рассказ "Чужое брать нельзя". :)
Показать 2 комментария

Онлайн
Если честно, я очень редко пишу фанфики.

Отчасти, мне кажется, что, если персонаж и существует - то его законченной историей автор сказал всё, что хотел, а добавлять к этому ещё истории смысла не имеет. Разве что "пропущенные сцены" или совсем уж дикие отступления от сюжета могут привнести новых красок... По крайней мере, так считаю я.

За долгое время у меня было всего двое любимых авторов, которые писали такие фанфики - зачитаешься. И вышло так, что их творчество стало для меня определяющим: то, что было ниже планкой, я читать уже не мог.

Первый - по его собственным словам - был русскоязычным корейцем. Это чудо постоянно извинялось за свои ошибки и неточности, но клянусь богом, писал он лучше половины русскоязычных фикрайтеров. Это были фанфики по аниме "Durarara", и хоть в них и фигурировала ОЖП, фанфик был невероятно интересным, насыщенным на сюжет, и при этом близким к оригиналу, соблюдающим его каноны и его персонажей. Да и собственный стиль у этого автора был просто отпадный. Так что множество подписчиков у него появилось отнюдь не просто так.

Второй - более скромный в числе подписчиков; писал фанфики по "Меланхолии Харухи Судзумии"; меня подкупало то, что он сохранил язык оригинала ранобе, и сохранил общую стилистику повествования; при этом речь шла о продолжении сюжета, вплетались новые персонажи, открывались какие-то любопытные детали... На какое-то время мне даже думалось, что это автор оригинала. Либо автор перевода. К несчастью, узнать мне не удалось.

Я никогда не читал фанфиков лучше, чем у этих двоих авторов. И уж тем более не пытался их часто писать. Если я начинал - то это был крышесносный кроссовер (к примеру, ToraDora и Katekyo Hitman Reborn), сильное отступление от сюжета (фф по "Человеку-Пауку", где Паркер - хулиган, которому никуда не упёрлось спасение мира), либо - то, что я выложил здесь самой первой работой, ""Хекстековое сердце". Последнее я намерен дописать до конца, потому что это - дань уважения персонажу, которого я очень сильно люблю, Камилле Феррос из игры "League of Legends". Так уж вышло, что она фигурирует в таком фандоме, где, кроме пары основных черт, раскрыться ей особо негде.

Что ж... Я решил попробовать.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Онлайн
Сколько себя помню, в писательстве я всегда старался пробовать что-то новое. Отчасти поэтому, если я принимался за какую-то крупную вещь, я старался найти к ней иной подход, нежели раньше. Потому что зачем писать одно и то же? Это ведь скучно.
Отчасти одной из оригинальных "черт" было то, что в каждой крупной "вещи" персонажи принадлежали к отдельной национальности. Я писал про французов, про итальянцев, про англичан, про янки (куда же без них...). А первой вещью, что я написал про русских, была "Лысая". И я понял, что да, чёрт возьми. Да.

Я чувствовал себя мелким пакостником и так злобно хихикал, записывая в неё архетипы, имена, фамилии и образы знакомых мне людей, случившиеся с ними ситуации, какие-то неловкие моменты... И это сработало! Самое интересное, что в итоге это вылилось в историю, которая не похожа ни на что из того, что когда-либо со мной происходило. А ещё "Лысая" всерьёз повлияла на мою жизнь... по крайней мере, в тот год, когда я был с ней тесно связан. Немного грустно, что вместе с ней закончилась и связь с некоторыми людьми, но... Но я стараюсь не думать об этом. :)

О чём "Лысая"? Думаю, о боли. О метаниях, о непринятии себя другими, и себя собой же, о постоянной жажде чего-то, и постоянном жжении изнутри. Она - о девушке по имени Паша, которая закрылась ото всех в колючем панцире, чтобы ей никто никогда в жизни не сделал больно. И о её "птицах в голове", которых она упорно отказывается принимать за тараканов. А ещё о том, что каждому в этом мире нужен друг - даже человеку, который говорит и делает совершенно противоположное.

Такие дела.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Онлайн
Всем привет, ребята.
Моё имя Женя, я на Фанфиксе недавно: волею случая меня сюда затащили и я здесь остался.
Пишу очень много вещей, но по большей части - то, что здесь называют (если я правильно понял?) "русреал". В частности, сегодня здесь появилась Многоножка - штука, над которой я действительно стараюсь, чтобы выходило здорово.
Я уже знаю, что моё сообщение появилось в вашей ленте не в лучший период; прошу простить, если кому-то сообщение покажется неуместным. Можете замьютить Просто захотелось сказать своё первое слово в общем блоге. А первым словом обычно бывает "привет" или вроде того.
Буду очень рад любым отзывам, можете даже в личку гневные письма писать, если захотите! :)
Всем доброго времени суток, в общем!
Показать 20 комментариев

Онлайн
Как-то раз строчил новости в не самом лучшем новостном агентстве: редакция промышляла заметками про Инстаграмы звёзд, всё время искала желчные комментарии, не брезговала кликбейтами, а при чьей-то смерти все тут же подпрыгивали, чувствуя наплыв просмотров...
Простите, отвлёкся. Слишком уж "яркие" у меня воспоминания остались об этом месте. В общем, между новостями увидел где-то фотографию: сидят два парня в спортивных костюмчиках, да сидят не где-нибудь во дворе, в падике или где-то ещё, а присели на корточки возле деревянной стены одного музея, и с тоской глядят на дорогу перед ними.
О чём, подумал я, могут болтать такие ребята, попивая пивко?
Так и родился рассказ "Вован и экзистенциализм".
Показать 7 комментариев

Онлайн
Выложил сюда "Лысую" - одну из самых удачных (?) вещей, которые у меня когда-либо получались. Буду рад, если прочтёте и скажете, как вам. :)
Показать 1 комментарий

Онлайн
Всем салют! Зарегистрировался на этом сайте, типа того.
Показать 1 комментарий
ПОИСК
ФАНФИКОВ









Закрыть
Закрыть
Закрыть