↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Фанфики

2 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
11k 36 453 1
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
1.4k 55 132 2

Награды

7 наград» 
500 читателей500 читателей
14 июля 2019
10 000 просмотров10 000 просмотров
13 июля 2019
Сейчас онлайн
Дата рождения:16 октября 1991
Зарегистрирован:12 апреля 2019
Рейтинг:286
Показать подробную информацию

Фанфики

2 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
11k 36 453 1
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
1.4k 55 132 2

Блог



Онлайн
Привет!
Я убила первую стрелу за без малого два года занятий, попав в нее другой стрелой. Это не очень хорошо, обычно я делаю все, чтобы не подшибить одной стрелой другую, зато теперь я официально фигов Робин Гуд. А в фике "(Не)Хоук и философский камень" ждет разбора 18 глава, так что не будем мешкать!

Примечание: положение Флитвика в данном случае двоякое - с одной стороны, он опекун Поттера в магическом мире. И как ни крути, несет за него ответственность. С другой, подчиненный Альбуса Дамблдора согласно заключенном с Хогвартсом контракту. Поэтому пока ему, хоть и скрипя зубами, но придется смотреть, как его Ученик подвергает себя риску. Да и Хоук не из тех, кто отступает в сторону, что в будущем будет очень осложнять ситуацию. Приятного чтения!)

Так… то есть Флитвик в курсе ситуации с драконом? А какого… лешего нам наводили тень на плетень аж две главы?
Ладно, будем посмотреть. Начинает Гарриэт.

Чарли Уизли оказался на редкость толковым парнем. Помимо письма с временем и подробным планом транспортировки твари, он прислал специальный ящик, невосприимчивый ни к весу, ни к пламени. Увижу – пожму ему руку. Субботы я ждал, как окончания Истязаний и Рождества.
Парни о плане тоже были предупреждены, и должны в случае чего прикрыть меня перед старшекурсниками. К счастью, об участии в операции никто из них не заикнулся. Корнер, правда, очень красноречиво блестел глазами, глядя как я обрабатываю синяки.

Инициативного Смита, предлагающего обратится к контрабандистам в Лютном, я даже осаживать не стал, ограничившись одним коротким «Нет».
Контрабандист ничего не делает просто так. Мне опыт общения с той же Хартией

Непонятно когда и как полученный, ага.

запомнился раз и навсегда. А какой будет цена за анонимную перевозку дракона – даже думать не желаю. Варрик после лириума шесть лет не мог сторговаться с Джарвией и её прихвостнями,

И я бы могла понять, если бы Хартия возродилась к тому моменту и все такое, но Джарвию мы в первой игре выпиливаем, тыкскзть, лично! Поэтому я и говорю, что запуталась.

Исправлено и дополнено по подсказке Laini: Хартия в самом деле возродилась и восстановила свою мощь, однако в 9:30 году и некоторое время потом она переживала серьезный кризис из-за Мора и гибели главаря (Джарвии) вместе с немалой частью банды. Ну, и новый гномий король не давал ослабленной Хартии особо высовываться. Здесь этот кризис не то что не упоминается - он прямо отрицается.

а это был всего-навсего магический реагент для зелий.

Лириум по канону – это не «всего лишь» реагент, а лютая НЕХ, содержащая в себе чуть ли не концентрированную магию. Но ок, у нас АУ.

Мощный, редкий, на который Церковь объявила монополию, но всё же это далеко не дракон.
После нашего вынужденного столкновения с Норбертом, Хагрид, наконец, осознал серьезность ситуации и перестал кого-либо подпускать к твари. Ящик я лично отконвоировал лесничему, а следить за лесом – вообще не проблема. Первую полосу я мог пройти хоть с завязанными глазами. Дичь я передавал великану через окно, отмахиваясь от его сбивчивой благодарности. Чертов дракон отнимал все его время.

И, конечно, никто не заметил, что Хагрид не приходит в Большой зал есть.

Кстати, «небольшая царапина» младшего Уизли не осталась без последствий. Оказалось, что клыки у твари вполне себе ядовитые. Уже через пару часов рука распухла втрое и приобрела зеленоватый оттенок, Рона уложили в больничное крыло на неопределенный срок. Грейнджер и Долгопупс мотались туда, как на работу, с конспектами наперевес. К субботе его, скорее всего, не выпустят. И хвала Андрасте.
Я не был уверен, что мантия уместит меня и троих гриффиндорцев на пути к башне астрономии в полночь. Не говоря уже о том, что все вместе они неспособны вести себя тихо.

Сказал человек в консервной банке и железных ботах.

А так у Гермионы достанет мозгов не орать на весь коридор. А Долгопупс вполне мог бы и попасть в мою гвардию.

Как великодушно с твоей стороны, чувак!
Но вы заметили? Рона товарищ игнорит в упор.

Тихий герболог только на первый взгляд казался окружающим безобидным. Я уже сейчас разглядел его упрямство и волю. Да и общение с моей бандой потихоньку идет ему на пользу, парень раскрывается.

Вы это видели? Раскрытие персонажа, преодоление комплексов? Я тоже нет.

Ещё одной проблемой был Малфой. Мелкий аристократ, всерьез полагающий, что все вокруг ему должны, точно не упустит возможности напакостить. Но всю неделю подготовки мордредов слизеринец вел себя тише некуда, и это меня раздражало. При этом у меня самого руки связаны. Я итак вляпался в ситуации с драконом по самую макушку. Если сейчас поспособствовать исчезновению одного отдельно взятого наследника благородного Рода, ко мне может появиться много вопросов.

То есть Гарриэт на полном серьезе раздумывает о том, не устранить ли ему Драко? К черту Рода и прочий фанон – не устранить ли ему мелкого пацана, который лично ему ничего плохого не делал? Драко плохо воспитан и ведет себя не всегда по-рыцарски, но реально, ничего плохого он в этом фике пока не делал.
А фанон летел, колеса терлися,
Вы не ждали нас? А мы приперлися!

Кстати, в то, что руководство Хогвартса не в курсе происходящего, ни я, ни парни не верили. Десница с присущим ему упрямством, скрипя зубами, притащил в гостиную трактат о директорах замка. И ситуация получалась весьма, весьма интересная. Директор – маг напрямую связанный с энергоисточником школы. Такой всплеск, как дракон, проморгать очень трудно. Не говоря уже о том, что если даже Малфой услышал драконий рев, болтаясь по территории школы, вряд ли это могли пропустить оповещающие чары.

Да все проще, Гарриэт. Ты же сам говоришь, что Хагрид не выходит к столу, не патрулирует лес. А должность у него опасная, и тут вдруг… может, он ранен? Или заболел? Да к нему еще в первые дни затворничества кто-то из преподов явится.

Тем больше меня злило бездействие. Даже если знал обо всем один Дамблдор, да Хагрид – это ничерта не улучшает положения. В какие бы игры не играл директор, впутывать в это учеников низко и недостойно порядочного мага.

Сказал человек, думавший, не подстроить ли несчастный случай пацану 11 лет. Почти на пустом месте.

Не спорю, даже в круге были свои интриги и своя собственная партия радикалов. Один Ульдред и горстка его выкормышей чего стоит.

Ульдред? Хе. Ульдред – тот самый маг-мятежник, который двинулся чердаком и вместо переворота устроил кровавую баню (из-за чего, собственно, и пришлось просить Права уничтожения). Но на него повлияли в этом плане два фактора: первый – Мор и конкретно падение крепости Остагар (Ульдред там был, выжил, и, видимо, что-то у него в голове перемкнуло – он решил, что вот сейчас подходящий момент для активных действий). А я не очень понимаю, что там было с Мором у этого неХоука. Второй – предположительно, у Ульдреда был союзник, очень важная политическая фигура. А я не понимаю, этот союзник в этом АУ есть или не очень.

Но даже там, под сенью Инквизиции и Церкви, 11-летние ученики в самом бредовом помысле не могли наткнуться на цербера или зеркало! Опасные артефакты вообще выдавались только старшим чародеям или магам, прошедшим Истязания, под письменное разрешение Ирвинга!

А вот это, внезапно, почти канон. Правда, разрешение старшим чародеям не требовалось, только магам, прошедшим истязания. И подписать его мог любой старший чародей. Но это мелочь.

Утром субботы я был злой и не выспавшийся.

Парни, чувствуя мое состояние, старались не отсвечивать.

И я не буду отсвечивать, пока ты манекены в тренировочном зале лупцуешь, а сразу передам слово Флитвику.

Филиус Флитвик взмахом палочки восстановил состояние пола в тренировочном зале, как только за учеником закрылась дверь. Профессор прекрасно чувствовал, что скоро все закончиться. Разумеется, он был в курсе ситуации с драконом. Очень сложно было не заметить явный запах гари от мантии. И то, как ученик напряженно оглядывался в сторону хижины лесника, говорило о многом.
Когда мастер чар в первый раз услышал витиеватое объяснение директора, у него долго не хватало цензурных слов для комментирования ситуации. «Приключение с драконом»! К гхырам такие приключения! Флитвик только открыл рот, чтобы высказать все, что он думает по этому поводу, как тут же получил задание «проследить за ситуацией» и был бесцеремонно выставлен за дверь чарами кабинета.

Ну… да, у нас дамбигад и дамбитуп, именно поэтому Дамблдор не поговорит с Хагридом сам и не обеспечит транспортировку дракончика по своим каналам. А Флитвик, до того уже протащивший кабальный контракт Наставника в пику Дамблдору, конечно, палец о палец не ударит сейчас.

Гарри не просил о помощи, ни о чем не спрашивал, но день ото дня он выглядел все более хмурым и мрачным. Потом начались его рейды в запретный лес. Мастер чар, скрытый заклинаниями, первые дни с любопытством наблюдал, как тот ориентируется по первой полосе леса. Кажется, обязанности лесника совсем не доставляли ему неудобств. Флитвик провел за наблюдениями неделю и, в конце концов, успокоился.

А кто в это время студентов учил и домашки проверял?

Выяснить, что вечером в субботу состоится «рейд по транспортировке дракона», не составило никакого труда. Профессор чар сам услышал, как Гарри сердито шипел на обескураженную Грейнджер, требуя от той прекратить суетиться попусту. Да и сам ученик был напряженно-сосредоточен на собственных мыслях, настолько, что не с первого раза воспроизвел красящие чары.

Которые по лору Роулинг относятся к трансфигурации (см. шестую книгу), но кому не пофиг?

Полугоблин попытался вразумить Дамблдора, но тот только загадочно сверкал очками и улыбался. Скрипнув зубами, мастер чар начал подготовку.
Перво-наперво он наложил следящее заклятье на дверь гостиной. Как только ученик выйдет, чары дадут об этом знать. А дальше он сделает все, что потребуется, чтобы подстраховать ученика. И как только все закончится, постарается намотать на кулак нервы одного длиннобородого директора. Всего-то и нужно будет, что чиркнуть пару строк попечителям.

Ну и тварь же ты, Флитвик. У тебя есть возможность вывести учеников на чистую воду и самостоятельно разобраться с драконом, раз уж ты такой борзый. Или предупредить коллег. Но ты лучше будешь делать непонятно что, а потом напишешь попечителям. Круто.

Ладно, ты мне надоел, а там как раз снова речь толкает Гарриэт.
- Гарри. Гарри. Наместник! – окрик Голдштейна подействовал на меня, как ушат ледяной воды, выдергивая из ватного и тяжелого сна. Проморгавшись, я кивнул и выскользнул из кровати.
Десница некоторое время понаблюдал за тем, как я натягиваю броню, после чего вернулся в гостиную. Про себя я прокручивал в голове план. Сначала мне нужно спуститься в трофейный зал, где должны ждать гриффиндорцы. После этого мы под мантией-невидимкой должны дойти до Хагрида и забрать ящик со спящей тварью. Самое сложное – доставить груз на астрономическую башню до полуночи. Драконологи во главе со старшим Уизли должны прибыть именно в это время.
Проверив крепление наруча, я несколько раз подпрыгнул на месте, тестируя подвижность. Тяжесть доспеха приятно успокоила. Рукой коснувшись рукояти кинжала, я сосредоточенно вздохнул и перебросил мантию через руку. Пора.

Я не успела сообразить, как это прокомментировать (в общем, копиркин канона тут, только с понтовыми ништяками), как микрофон перехватил Флитвик. А вот фанон летел, колеса терлися…

Мастер чар взмахом палочки наложил на ученика чары слежения. Простое, малозаметное заклятье. Гарри слегка вздрогнул и внимательно оглядел коридор. Не найдя ничего подозрительного, он набросил на плечи мантию-невидимку и скользящим шагом двинулся вперед.
О наличии этого артефакта Флитвик знал ещё с Рождества. Он лично проверял мантию на присутствие вредоносных или просто лишних чар. Ни тех, ни других там не оказалось. Кроме того, родовой артефакт Поттеров оказался не так прост. Даже с помощью специальных очков профессор смог увидеть только верхний конструкт чар. Ученик же смотрел долго и вдумчиво, после чего сказал, что система слишком сложна, чтобы он мог прямо сейчас описать её словами.
Полугоблин только кивнул. Может, он и не был чистокровным, но об особенностях родовой магии прекрасно знал. Семейные артефакты для наследников и будущих глав Рода работают всегда особым образом. Мантия, к счастью, подпускала к себе и чужих, не причиняя им вреда. Поэтому пользоваться ей можно максимально свободно.

Опять эта ерундистика с наследиями (чтоб им пусто было).
Все идет по плану, Гарриэт встречает Гермиону и Невилла и снова вещает самолично.

Забрать ящик со спящей тварью у Хагрида не составило труда. Грейнджер, несмотря на все её возмущение, мы с Невиллом единодушно задвинули за спину. Двигаться под мантией с грузом было итак неудобно, а девочка от волнения то и дело сбивалась с шага.
Невилл старался поспевать за мной и в целом успешно удерживал ящик с левой стороны. Недавно гриффиндорец присоединился к нашим тренировкам и постепенно начал набирать форму. Разумеется, до идеала было ещё далеко, но уже сейчас его движения стали более плавными. Да и в целом общение с парнями добавило ему уверенности.

Вообще я нормально отношусь к приему «показать результат, а потом рассказать, как к нему пришли», сама грешна, но этот фанфик меня очень сильно сенсибилизирует.

Чарли Уизли в сопровождении трех своих друзей прилетел минута в минуту на метлах. Кстати, ещё один довод в пользу осведомленности директора. Юные драконологи в жизни бы не долетели до Хогвартса, если бы в защите не было бреши. А поверить в то, что эта брешь в защите торчит круглый год, мне вполне явственно мешал мой здоровый скептицизм.

Не-а. Ни разу не здоровый, непонятно откуда взявшийся, характеризующий персонажа с крайне неприятной стороны и просто плохо прописанный. (2)
Я, кажется, в распределительной главе об этом говорила, но могу и повторить, раз такие пироги.

Крепко пожав руку старшему Уизли, я проводил взглядом удаляющиеся в ночном небе фигуры с ящиком, закрепленном между метлами, и облегченно выдохнул. Все. Никакого дракона. Не успел я дать волю хорошему настроению, как дверь на астрономическую башню распахнулась. На пороге стояла взбешенная Макгонагалл, а у неё за спиной маячила подозрительно знакомая макушка одного белобрысого слизеринца.

А почему Флитвик не перехватил коллегу, ась? Ему так хотелось прищемить Дамблдору бороду? Ну-ну.
Глава закончена, а в следующей нас ожидает… ну вы сами все увидите. До встречи!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

Онлайн
Привет!
"(Не)Хоук и философский камень", глава 17, часть вторая.
Первая тут - http://fanfics.me/message392950

После рождения дракона недели понеслись с ужасающей скоростью. Я разрывался между тренировками и хижиной лесника. А тварь росла. Бездна побери этого гребанного дракона, но он уже перерос Клыка! А когда от его пламенного дыхания загорелся стол, я понял, что нужно что-то делать.
Но что я мог сделать?

Ну я даже не знаю… например, вспомнить про драконолога Чарли Уизли, брат которого до сих пор пытается с тобой подружиться?

Эссе и лекции я писал исключительно самопишущими перьями, экономя время. Тоже самое касалось и домашних заданий. По истории магии я вообще ничего не писал, а сам Бинс похоже этого так и не заметил.

Видимо, мы должны понять, насколько у него времени нет. Ну ок. типа поняли.

Когда Норберт начал перерастать Клыка и ощутимо раздаваться в ширь, Хагрид практически совсем перестал выходить из хижины и выполнять свои обязанности лесничего. С этим ему помогал я, пока трио таскали мясо и возились с драконом. За прошлый месяц мне удалось основательно изучить всю первую полосу леса.
В итоге я кормил животных, подрезал растения и следил за гнездами. Ничего сложного, все тропы были так или иначе связаны друг с другом. А с моим опытом лес не казался ни мрачным, ни страшным. Разве что напрягало постоянное внимание со стороны лучников, но и с этим пришлось неизбежно смириться.

Хагрид отправил первогодку, сына своих друзей, патрулировать лес. В одиночку. Я зрю некоторую дичь.

Ещё совершенно неожиданно для себя я всерьез увлекся охотой. Постоянный запах жаренного мяса в хижине лесника волей-неволей, но будил аппетит. И решать эту проблему просто таская горы еды в рюкзаке мне не хотелось.

И этот человек бухтел на то, что Гермиона тратит энергию куда-то не туда! Извините, я не одобряю охоту, когда в ней нет необходимости – то бишь у человека есть пропитание, жилище и одежда.

Через неделю моих метаний, я вспомнил свои старые навыки. И засел за чертеж. Короткий, полуавтоматический самострел, который легко можно скрыть в наруче долгое время был моим неизменным спутником. Ну, как для Варрика его любимая Бьянка, скажем. Разве что, я своему оружию не давал имени. И разумеется, такого мне не найти ни в одном магазине косого переулка.
Детально воспроизвести чертеж было непросто.

Он еще и инженер? Круто! Хотя я не доверяю малюське, которую он намерен наинженерить. Арбалет, который можно спрятать в наруч – это… ну я не знаю. Гарриэт – пацан 11 лет. В этом возрасте нормальным и чуть выше считается рост 148-156. Наруч ему нужен сантиметров 15-20, не больше. То есть приклад этого арбалета (самая длинная часть, которая, видимо, и должна цепляться на наруч или как это вообще), который делает Гарриэт, должен быть максимум 20 см! Или даже меньше, потому что он этот арбалет намерен в наруч ПРЯТАТЬ (он еще и складной, мама дорогая). Да у иного арбалета болт длиннее, чем у этой шмакодявки приклад.
Собственно, поскольку чертеж Гарриэт нарыл в своей памяти – памяти человека из типа средневекового сеттинга – что-то мне подсказывает, что бронебойная сила у этой штучки будет примерно никакая уже на средней дистанции. В старинном арбалете же главный прикол в том, что при сравнительно коротких плечах тетива натягивается при помощи рычага, мышц ног, спины, пальцев обеих рук и такой-то матери. За счет чего и повышается мощность выстрела. Что и чем натягивать на этой шмакодявке, я вообще не врубаюсь.
Справедливости для – маленькие арбалеты, которые можно спрятать под одеждой, в древности существовали, только это была штука из разряда «подойти к жертве почти вплотную и выстрелить в не закрытое броней лицо». Такая прям хорошая штука на охоте, что я не могу.
А Бьянка, которую упомянул Гарриэт – это как раз боевой арбалет, который сравнивать с непонятным налапником у меня бы язык не повернулся.

Мне пришлось основательно копаться в собственных воспоминаниях. В прямом смысле этого слова. Поиск стал моим вторым кровным ритуалом. Правда, проводился он на сей раз в запертом наглухо тренировочном зале задолго после отбоя. Все-таки магия крови – совершенно уникальное направление. Словами не передать того ощущения, когда по венам струиться собственная сила.

Ну вообще ты не палишься, ага.

На следующий день чертеж самострела, болтов, самого наруча и три листа расчетов были полностью готовы. Все это упаковалось в плотный конверт и отправилось к моему поверенному. Подумав, я заказал ещё несколько кожаных наплечников на мантии со стальной прослойкой.
Ромул рос. И когти у моего боевого ворона были, дай Андрасте каждой птице. Когда он перелетал ко мне на плечо, ткань не выдерживала и никакие чары не могли в этом помочь.

А зачем ему несколько наплечников? Плеча-то два, а при темпе его роста все равно наплечники новые скоро понадобятся.

Поверенный прислал заказ через пять дней, также как и заверения банка в том, что все останется полностью анонимным.

В тот вечер мы с парнями сидели у камина и обсуждали всякие мелочи. Остальные уже успели разойтись по спальням.
И да, я рассказал им о драконе. У меня итак от окружающих много секретов, прибавлять к этому ещё один было бы ошибкой.

Ага, Флитвику низзя, Дамблдору низзя, а друзьям можно… эх, трепло ты, Гарриэт.

Парни на новость среагировали своеобразно. Смит, имевший несчастье именно в этот момент пить чай из моих запасов поперхнулся и залил камин. После того, как мы в четыре руки похлопали его по спине, он выдал столько красивых и ярких эмоциональных выражений, что даже я заслушался. Моя банда – не гриффиндорское трио. И они отлично понимали, что дракон – это проблема. Правда, что делать, мы так и не придумали. Выкрутиться из ситуации так, чтобы никто не пострадал не получалось никак.

У вас. Под носом. Ходят. Полезные. Связи. По фамилии. Уизли.
Тоже мне, умники.

Поймав заинтересованный взгляд Десницы, я кивнул. Всей компанией вместе с птицей мы перебазировались в спальню первого курса. Крайне внимательно изучив все три свитка и письмо от поверенного, с помощью Десницы и Краснобая я вскрыл ящик. Восхищенный и потрясенный вздох от парней польстил моему самолюбию. И было отчего. По два набора болтов трех разных категорий, сам наруч с самострелом и точным, посеребренным механизмом крепления, ну и, конечно же, набор по уходу за оружием.
Крюкохват написал, что при необходимости болтов они могут прислать любое количество. А в финансовом отчете меня приятно порадовали цифры. Деньги текли пока тонким ручейком, но текли. И это самое важное. Речь идет не только о пополнениях со счета «лорда Поттера», но и о ряде других более мелких операций. К примеру, мой проект самострела уже выкуплен и выставлен на черном рынке, отчего мне будет приходить 72% при покупке. Поверенный не писал об этом прямо, но я ясно видел все, что нужно – между строк.

Я в упор не вижу, кому можно толкнуть эту штуковину. Волшебникам? На кой, если есть волшебные палочки? Палочка не нуждается в перезарядке, многофункциональна, мало весит, сама подстраивается под хозяина, абсолютно легальна. Магглам? Ой, не смешите. Перцовый баллончик, шокер, травматическое оружие и огнестрел – в зависимости от возможностей и законов. И да, арбалеты, которые эту штучку уделают, как бог черепаху, у магглов тоже есть. Вот, например, список крутых арбалетов: https://lastday.club/13-moshhnyh-arbaletov-dlya-ohoty-i-vyzhivaniya/
Там есть и компактные модели, но обратите внимание – их не в типа средневековом мире делали, а в нашем, по современным технологиям. И наворотили всякого по самое не балуйся.

На руку наруч лег приятной тяжестью. Голдштейн, поняв мои намерения, тут же трансфигурировал с десяток мишеней. Неторопливо зарядив оружие пятью болтами в специальный карман,

Там, по ходу, чары расширения пространства.

я вскинул руку и выстрелил. Механизм среагировал сразу, стоило только вплести немного магии и напрячь запястье.

Мне прям интересно, что можно напрячь в части тела, напрочь лишенной мышц. Я попробовала напрячь запястье, у меня не вышло.

Болт слетел с еле слышным свистом. И первые три мишени перекосило пополам.

Что это были за мишени? Если листы бумаги в воздухе, тогда окей (только болтам кранты). Если человеческие фигуры из картона – ну тоже ок, только болтам кранты. А щит с поролоном или соломой на деревянной раме, на котором круги намалеваны, не от всякого выстрела скособочится. Там надо из огнестрела в упор стрелять, причем крупнокалиберного.

Я ощутил отчетливый прилив адреналина и перевел взгляд на потрясенных парней, чувствуя, как по коже волной прошла приятная дрожь. Оставшиеся болты потратили уже они. Энтони пришлось дополнительно создавать новый строй противника. Я поправлял стойки и учил правильно направлять движение запястья, чтобы снаряд летел точно туда, куда требуется.

Я зависла. Вот хоть режьте меня, хоть расчленяйте – я не знаю, что там за зависимость выстрела от движения запястья. Самострел «сидит» на предплечье, в действие приводится сгибанием кисти (потому что при разгибании руку себе прострелишь нафиг). Тут, как я понимаю, основной прикол в том, чтобы всю руку не перекашивать и поправку высчитывать верно.
Кстати про стойку. У меня был пост про лук - http://fanfics.me/message378337 - где я расписывала важность этой самой стойки…
Фишка в том, что для арбалета стойка в принципе не так критична, из него можно и сидя на стуле или лежа стрелять, если он правильно натянут. В этом основной прикол арбалета, он не взрывает мозги так, как это делает лук.

За этим занятием мы не заметили, сколько прошло времени, и спать легли только тогда, когда за окном занялся бледный рассвет. Я спал от силы час.

Сразу вопрос – сколько у вас там болтов было и сколько вы не ухайдакали об свои мишени недоделанные?

Привел оружие в порядок, выпил кофе и нашил на свои мантии наплечники. Просто и быстро, безо всякой магии.

Кожаные наплечники с металлическими вставками он легко и быстро нашил на ткань. Видимо, обычной ниткой и обычной же иглой. Ой, не могу, держите меня семеро.

Перед занятиями мне удалось написать письмо своему поверенному. В первую очередь, сердечно поблагодарив гоблина, я попросил прислать ещё болтов в каком-нибудь пространственном ящике. И заказал ещё три самострела. Свой ведь не всегда смогу одалживать парням.
Сейчас я шел по лесу, неся в левой руке связанные туши нескольких зайцев. Нет, мишени это хорошо, но они не сравняться с живой дичью. Навыки стрельбы возвращались ко мне быстро. И в общей сложности в снегу я оставил всего 5 болтов.

Мне жалко местную хурму…
Смотрите. В январе Гарриэт узнал про яйцо. Через несколько недель дракон вылупился. Еще несколько недель он рос, то есть сейчас где-то начало марта… в это время в Шотландии со снегом напряженка обычно, чай, не Заполярье.

Остальные звери были покормлены, растения подстрижены,

Даже не спрашиваю, че он там стриг. В лесу. Весной.

так что небольшое развлечение не заняло много времени. Кстати, кентавры отнеслись к моему занятию достаточно спокойно. Я не наглел и не лез на крупного зверя, похоже, этого было достаточно. Уже приближаясь к хижине лесника, я услышал громогласный рев и похолодел.

А я радуюсь и передаю слово Гермионе.

Гермиона расширенными от ужаса глазами смотрела на кровь, пропитывающую рукав мантии Рона. Прямо перед ней Хагрид безуспешно пытался успокоить разбушевавшегося Норберта. Невилл, выставив перед ними стол наподобие баррикады, беспомощно оглядывался по сторонам, облизывая пересохшие губы. Когда дракон в очередной раз взревел, входная дверь распахнулась.
Хмурый Поттер бросил что-то в угол и вытащил палочку, молниеносно оценивая обстановку. Бросив мимолетный взгляд на Рона, он выругался сквозь сжатые зубы и рявкнул:
- Хагрид, пошел вон оттуда! – лесничий от такого тона слегка опешил, но интуитивно убрался с дороги. Дракон и райвенкловец с минуту яростно сверлили друг друга глазами. Из груди Норберта раздался угрожающий рык, но Гарри только ослепительно улыбнулся и послал в противника ярко-красный луч проклятья – В чем дело, тварь? Поиграть захотелось? – сквозь зубы зло процедил Поттер.

Он только что ослепительно улыбался, а теперь цедит слова сквозь зубы? Что у него с мимикой?

Заклятье не причинило дракону особого вреда, но изрядно добавило ярости. Выгнув мощную шею, он попытался клыками достать ногу райвенкловца, но тот тут же отскочил в сторону. Опомнившийся Хагрид бросился к дракону сбоку, но получил сильный удар хвостом по макушке. Тем временем Гарри проявлял чудеса акробатики,

В N кг железа…

уклоняясь от драконьих челюстей и коротких всполохов огня. Ситуацию осложнило то, что помещение начало гореть.
Швырнув в дракона табурет, Поттер в очередной раз выругался и сплюнул густую слюну. Хагрид тем временем снимал со стены большую стальную ловчую сеть. Такая использовалась при охоте на крупную дичь. Взгляд райвенкловца блеснул пониманием, и он целенаправленно начал теснить Норберта в единственный пустой угол. Клык, заливаясь лаем, стоял рядом с Роном и Гермионой, готовый по возможности перегрызть обидчику глотку.
Дракон взревел, когда лесничий накинул на него сеть. Тут же помещение осветил бордовый свет какого-то заклятья. Поттер что-то шептал, прижав порезанную ладонь к полу. Разобрать шепот во всеобщем гвалте Гермиона не смогла. Спустя изнурительные пять минут Норберт наконец затих и заснул, плотно обернутый стальной сетью. Хрипло помянув Моргану, Поттер повалился на пол, судорожно восстанавливая дыхание.

Экшон уровня поединка с троллем. А вы что скажете?
И да, это было глупо. Дружба с Хагридом – плохая отмазка.

- Гарри! Гарри! – не обращая внимания на местами тлеющий ковер и постепенно разгорающееся пламя на стене, лесничий бросился к райвенкловцу.
- Я в норме, Хагрид. – пробормотал тот куда-то в пол, не делая никаких попыток подняться. Со стороны Гермиона ясно видела, что руки у него явственно тряслись. – Погаси огонь, не то мы все здесь благополучно зажаримся.
Невилл и Рон подскочили, бросившись помогать лесничему заклинаниями. Гермиона нерешительно подошла и тронула Поттера за плечо. Тот вяло приоткрыл глаза и кивнул. Подняться он явно был не в силах, так что девушка помогла ему устроиться у стены, подальше от мирно спящего дракона. Клык, скуля, подобрался к ним и положил голову райвенкловцу на колени. Прикрыв глаза, он потрепал собаку по загривку.
Порядок наводили долго, по широкой дуге обходя дракона. Гарри остался сидеть на полу, сосредоточенно собираясь с силами. Очнулся он только тогда, когда лесничий заботливо сунул ему в руки чашку с чаем. Разговор не клеился. Хагрид был непривычно хмур и серьезен. Невилл, негромко чертыхнувшись, запер, наконец, хлопающую от ветра входную дверь. Когда чашки практически опустели, Поттер обвел присутствующих внимательным взглядом.
- Как это произошло? – негромко поинтересовался он. В единственной комнате лесничего все еще видны были следы погрома.
- Мы кормили дракона, а потом он меня укусил – угрюмо отозвался Рон, показывая пропитанный кровью рукав мантии. – Неглубоко, царапина всего лишь – продолжил гриффиндорец, предупреждая вопросы – А потом он будто взбесился…. Ну и вот.
Хагрид в своем кресле сокрушенно вздохнул. С первого взгляда было ясно, что он винит во всем себя. Глотком опустошив чашку, Поттер медленно поднялся на ноги, опираясь левой рукой о стол. Невилл тут же подскочил, собираясь уступить ему место, но райвенкловец только отмахнулся.
- Как хотите, но от твари надо избавиться. – негромко произнес он, хмуро глядя на лесничего – Нужно придумать, как передать его драконологам и не привлечь к этому министерство.
Комната снова погрузилась в сосредоточенное молчание, а Гарри методично растягивал и разминал конечности, разгоняя кровь. Клык пристроился рядом, стараясь при этом не слишком ему мешать.
- Чарли – просиял вдруг Рон, широко улыбнувшись – Мой брат работает драконологом, я могу написать ему. – пояснил он в ответ на хмурые взгляды присутствующих.

А сразу поговорить с Роном была не судьба, да? Впрочем, зачем будущему лорду и его блистательной свите какой-то Уизли…

- Напиши. – согласился Невилл, глаза лесничего зажглись надеждой. – Все равно хуже быть не может….
- Накаркал – обреченно вздохнул Поттер, кивком указывая на окно. Все дружно обернулись, чтобы успеть увидеть удаляющуюся фигуру Драко Малфоя, возвращающуюся в замок. – Нужно идти в Хогвартс и разойтись по спальням. Хагрид, спрячь дракона. Плевать где, хоть в землю его закапывай. Он до завтра проспит.
- Дело дрянь. – мрачно вздохнул лесничий, а Поттер натянул мантию, шапку с перчатками и нетвердым шагом направился к замку. Гермиона проводила его задумчивым взглядом, вспоминая алый свет заклинания и рассеченную ладонь первокурсника. О таких чарах она не читала ни в одной книге.

И что мешает ей вотпрямщас пойти к МакГонагалл? А… ничего. Но она не пойдет.
А микрофон у меня перехватывает Энтони.

Энтони Голдштейн – Десница факультета Райвенкло сосредоточенно смотрел в огонь. Неподалеку несколько групп старшекурсников, негромко переговариваясь, готовились к экзаменам. Остальные парни ещё не вернулись, а Наместник ушел к лесничему и отсутствовал уже четыре с половиной часа.
Энтони долго маялся и не мог заглушить безотчетное беспокойство. Интуиция просто вопила и требовала что-то делать, хотелось куда-то бежать и немедленно начинать действовать.

Например, пойти к старосте, декану, директору… Но он сидел на попе ровно.

С начала года, когда они только начали общаться всей компанией, Гарри Поттер произвел на него неизгладимое впечатление.

Я ничего не выкинула, тут правда такой переход от мысли к мысли.

С первого взгляда ему показалось, что легенда магического мира гораздо старше своего возраста. Он спокойно ориентировался в замке, поддерживал практически любую тему разговора и находил выход буквально из любой ситуации. Это с учетом того, что рос Поттер в маггловском мире.

Ну вот… да, фокал перекинут чисто чтобы лизнуть героя.

Когда в один из вечеров у них зашел разговор об интуиции и предчувствиях, Гарри с привычной для всех уже серьезностью пожал плечами, сказав, что чувства мага никогда не пробуждаются просто так. Десница это запомнил. И сейчас не мог решить, что делать. То ли продолжать выжидать, то ли бежать на пятый этаж за помощью к Флитвику. У учеников факультета в кабинет полугоблина был свободный доступ по особому паролю. Специально для экстренных ситуаций.

И таки почему он еще сидит?

Нет, разумеется, он знал, что навредить Поттеру будет сложно. Очень сложно. Первый Ученик Филиуса Флитвика уже сейчас был умелым магом. При том, что намеренно снижал силу своих заклятий наполовину. Не каждому взрослому магу был по силам подобный контроль, а после демонстрации с ручным самострелом Энтони вообще не мог представить, чтобы Наместнику кто-то сумел повредить. Разве что это будет маг уровня Флитвика или Дамблдора.

Дано: очень сильный маг-недоучка, умеющий стрелять из самострела неведомой конструкции и носить тяжелую броню (без шлема). Таки не делайте мне смешно, его достаточно обрадовать чем-то тяжелым по темечку, а с этим кто угодно справится.

Несмотря на это, где-то в груди продолжал стягиваться тугой узел. Десница нервничал с каждой минутой все больше и больше.

И продолжал сидеть на попе ровно.

Старшекурсники ушли в библиотеку, за окном начало стремительно темнеть. Скоро должны вернуться остальные.
Не к месту вспомнился подрастающий у лесничего дракон, Энтони шумно вздохнул и резко обернулся, когда за спиной начала открываться дверь. Бледный Наместник прислонился к закрывающейся двери и медленно сел на пол. Голдштейн тут же соскочил с кресла и в два прыжка преодолел разделяющее их расстояние, опускаясь рядом.
- Милорд? – он осторожно потряс Поттера за плечо. Ещё одно последствие их общения – привычки. После того, как Гарри запустил по факультету игру в «обращение, присущее достойному обществу», Голдштейн в порыве эмоций автоматически срывался на подобную вежливость. Первое время было непривычно, а сейчас просто перестал акцентировать на этом внимание.

Я долго молчала, но это сильнее меня!!!
В первой игре был совершенно восхитительный по уровню своего восторженного раздолбайства персонаж Кайлан Тейрин. Король, представитель древнего рода и сколько-то-там-правнук Каленхада, того самого, чьим именем озеро назвали. Так вот, когда к нему приходит левый хрен с горы (то есть мы), и левого хрена надо представить, Кайлан такой: «Не нужно формальностей, нам ведь суждено вместе проливать кровь!» - и дальше очень мило с нами общается. Ну, он, конечно, уважает и военных, и орден, в который мы входим, и вообще он король – как хочет, так и разговаривает с хреньями с горы, но сам факт.
Это я сейчас к тому, что не всегда «общение, присущее достойному обществу» вообще уместно. Вот сейчас, например, когда Гарриэту явно фигово, не до этикетов должно быть ну вот прям совсем. А Гарриэт со своими попытками закосить под высшее общество и презрением к окружающим выглядит аки мещанин во дворянстве.

- Чума на голову того, кто решил разместить Круг в Башне – выругался Наместник, разом восстанавливая дыхание и медленно открывая глаза – Ненавижу лестницы….
- Что произошло? – помогая ему подняться и дойти до спальни, хмуро поинтересовался Десница.
- Дракон – рыкнул Поттер, ударом сапога открывая дверь – Чертова тварь взбесилась и едва не поджарила хижину.
Опустившись на постель, райвенкловец хмуро стянул с ног обувь и начал развязывать тесемки доспеха. Пальцы у него явственно дрожали, да и сам он выглядел не лучшим образом. Когда рука в третий раз сорвалась с горлового узла, Наместник раздраженно зашипел. Голдштейн подошел и аккуратно развязал остальные завязки, помогая стянуть доспех. Поттер молча благодарно кивнул, через голову снял прилипшую к телу рубашку.
- Семь преисподних! – вырвалось у Десницы, когда он увидел пару громадных косых синяков на всю грудную клетку. – Дракон? – хмуро уточнил он, а Гарри только молча кивнул, задумчиво осматривая себя.
- Нет, в душ я не пойду…. – сам себе сказал Наместник и осторожно вытянулся на постели, распустив волосы и прикрывая глаза.
- Гарри, эта тварь…. – напряженным голосом начал Энтони.
- Я знаю. Если Хагрид ничего не придумает, нам придется обращаться в министерство.

Да тебе только что сказали, придурок, что есть на свете драконолог Чарли Уизли!!! Ааа, что ж ты в упор игноришь очевидные решения…

Десница опустился на собственную кровать и достал набор по уходу за оружием, аккуратно снимая самострел с крепления. Он уже видел, как правильно это делать. И сейчас за неимением более полезных дел ему нужно было куда-то деть душащую его энергию.
Чистка оружия была крайне интересным делом, тренирующим дисциплину. В этом он был согласен с Наместником. Как, впрочем, и во многом другом. Наблюдая, как янтарная жидкость стекает по спусковому механизму, Голдштейн задумался. Комната на некоторое время погрузилась в тишину. Специальной тканью крайне осторожным и медленным движением он стер остатки масла и таким же образом обработал наруч. Убрав оружие и доспех в чемодан, Десница поднял взгляд.
Поттер внимательно наблюдал за ним, задумчиво хмурясь. Он слегка кивнул, обозначая свое одобрение, и откинулся на подушку. Про себя Энтони облегченно вздохнул. Он помнил, как недавно попало от лидера не в меру эмоциональному Корнеру. Тот три дня не осмеливался после той ссоры открыть рот. Майкл перешел границу в своих шутках, кажется, назвав Грейнджер одержимой духом библиотеки или что-то вроде того. Уже тогда, в коридоре, Энтони заметил, как полыхнул взгляд Наместника.
В тот же вечер в библиотеке весь факультет подробно услышал от Поттера неизменную мысль о действиях мага и ответственности за них.

И, разумеется, никто не сказал «заткнись, мелочь!»

После этого он рассказал немного об одержимых и о том, какие последствия несут подобные обвинения. Наместник не дошел до оскорблений и ни слова не сказал, к кому именно обращается. Но уже в спальне в ответ на извинение Корнера смерил его таким взглядом, что тот дрогнул и побледнел.
Очнувшись от воспоминаний, Голдштейн поднялся и направился к выходу. Гарри сейчас не будет настроен на разговоры. Да и рассказать о случившемся наверняка предпочтет всем и сразу, так что имеет смысл дождаться остальных. А ещё зайти к эльфам и попросить кого-нибудь перенести в гостиную немного еды. В большой зал Наместник явно не пойдет.
- Милорд Десница – негромко обратился Поттер, когда Голдштейн уже открыл дверь – Благодарю за поддержку.
- Почту за честь, сэр – кивнул Энтони и вышел, аккуратно затворив за собой дверь. Только сейчас он наконец-то почувствовал себя спокойнее.

В общем, вы все видите сами. Я тоже это вижу, и у меня нет слов.
Глава закончена, и слава святым воробушкам. А меня ждет лук. До встречи.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 8 комментариев

Онлайн
Привет!
На повестке дня "Особенности поведения хипстеров на даче в зимний период"... ой! Я хотела сказать, фик "(Не)Хоук и философский камень".
Глава 17, часть первая.

Примечание: автор не придирается к Гермионе Грейнджер. Нет, нет и нет. С моей точки зрения Гермиона действительно потрясающая волшебница. Только вот её бы энергию, да в правильное русло. И немного критического мышления ей бы и впрямь не помешало. Но, будем надеяться, компания Хоука на нее повлияет).

Бедный ребенок… я про Гермиону.

Примечание о драконе: Хоук, мягко говоря, не любит драконов. Но ценит своих друзей. А простодушный Хагрид - его друг. Именно поэтому он и рискнул усыпить дракона магией крови. Близкие - единственное, ради чего он способен рискнуть. Это его главная мотивация. Приятного чтения!

И почему я не верю во внезапно возникшие теплые чувства Гарриэта к Хагриду? Ну, может, потому что этот персонаж производит столь отталкивающее впечатление, что я вообще ему не верю.

Гермиона Грейнджер - лучшая ученица первого курса бездумно вертела в руках перо и исподтишка оглядывалась на своего соперника.

Так она все же лучшая! Она обгоняет этого задаваку, пусть и на полноздри!

Гарри Поттер на уроках чар зачастую не занимался тем же, чем все остальные. Он или что-то читал, сразу же сдав практику, или рисовал в одном из своих многочисленных альбомов.
Практика Поттеру давалась едва ли не с половины попытки. В трех трансфигурированных каменных чашах уже полыхал магический огонь. Почему-то ядовито-зеленого цвета. Именно полыхал. По сравнению с её небольшим огоньком максимум на свечу. Гермиону это расстраивало. Как бы она ни старалась, пламя максимум заполняло выданную профессором банку наполовину.

Или нет… Так, стоп. Если она лучшая, то у нее и практика должна идти хоть немного, но лучше, или надо сказать, что она вторая. Но нам показывают такой качественный разрыв, что аж противно. Потому что я понимаю, что сейчас опять пойдет вот это «грязнокровкам Истинную Магию не постичь, всегда они будут плестись в хвосте». Это не только мерзко, но автор сам себе противоречит: ведь магглорожденная Гермиона по определению должна быть хуже почти всех, а автор зовет ее лучшей ученицей.

Впрочем, сейчас Поттера явно не волновали собственные успехи. Прошла только половина занятия, а первокурсник уже бросал нетерпеливые взгляды на свои часы. Он хмурился, безотчетно сжимая пальцы, и прожигал остальных недовольными взглядами, когда они растягивали занятие, задавая вопросы.

Ну, они вообще-то не растягивают, они просто задают вопросы во время занятия, которое и не думает кончаться. Имеют право, должна заметить.

Вот Голдштейн наклоняется и что-то говорит Поттеру, но тот только нервно дергает плечом, Десница в ответ послушно замолкает. Первокурсники сгрудились вокруг него плотным полукругом, но после попытки Энтони молчат и обмениваются недоуменными взглядами. Кажется, Корнер пытается завести разговор, чтобы отвлечь остальных. Поттер едва заметно благодарно кивает.

Во-первых, как они могли сгрудиться полукругом, если в учебном классе предусмотрены парты? Во-вторых, нафига они так сели? Им же нужно тоже выполнять задание, разве нет? В-третьих, мы считали в одной из первых глав – первый курс Рейвенкло насчитывает 8 или даже меньше рыл, так вот кто конкретно из этих рыл сидел в полукруге? В-четвертых, мне одной кажется странным, что ученики посреди занятия радостно забили на свои задания, непонятки и вопросы к учителю и тратят время на недоумение по поводу состояния Гарриэта и попытки разрядить атмосферу болтовней? Более правильной реакцией было бы: «Ок, поговорим после урока».

За десять минут до окончания занятия Гарри текучим движением поднимается на ноги, что-то сказав однокурсникам, кивает Флитвику, и быстро выходит из класса. Когда всколыхнулась мантия, Гермиона заметила несколько стальных пластин от его нагрудника и нахмурилась.

Перескок времени – не есть хорошо. Текучие движения подростка в стальном нагруднике – ну ваще хрееень. Дело тут, во-первых, в тяжелом снаряжении, а во-вторых, тупо в особенностях координации растущего организьма, который в определенный момент становится жутко нескладным, и управлять им так, чтобы красиво (с утяжелением до кучи) – это надо иметь большой скилл.
Что Гарриэт вот так просто уходит из класса – ну ему закон не писан.

- Он явно что-то задумал – азартно пихнул локтем Невилла Рональд.
- Вряд ли это наше дело – негромко ответил тот, невольно передернув плечами. Должно быть, вспомнил, какое выражение лица было у Поттера, кода они рассказали ему о цербере.
Гермиона тогда впервые потеряла дар речи. После той вспышки гнева с его стороны они не решились рассказывать ему о философском камне. Девушка так и видела его иронично-прищуренный взгляд в ответ на все их доводы.

Опять девушка! Ну не девушка она еще тупо в силу возраста, не доросла!!! Ааааа, у меня полыхает пониже спины не хуже, чем в гарриэтовых чашах.
А это описание… я вообще не понимаю, как они в той сцене не прописали ему в табло, но тут акценты расставлены так, словно Гермиона чувствует его правоту.

- Но вдруг он все узнал? Мы первыми узнали о том, что храниться! И должны проследить, чтобы Снейп не украл его – многозначительно протянул Рон, склоняясь к Невиллу. – К тому же, он как-то подозрительно смотрит на Квирелла.
Невилл в ответ на это только вздохнул. И он, и Гермиона тоже это заметили. Гарри нередко останавливал хмурый взгляд на профессоре защиты, будто подсчитывая что-то про себя. С каждым днем он заметно мрачнел и наблюдал все пристальнее. Со временем те же косые настороженные взгляды на профессора стала бросать и его компания. Но что могло быть подозрительного в Квирелле? Если кто и вызывал опасения, это Снейп.
- Мы спросим его вечером – сдался, наконец, Невилл. По какой-то причине именно его Рон старался продвинуть вперед во всех предлагаемых авантюрах.

Я чую намек на уизлигад… ой, нет, только не это…
Вообще оно довольно странно. Рону, с его шилом в попе, за неимением Поттера логичнее было бы закорешиться с Дином и Симусом, бойкими парнями, которые бы не отказались поучаствовать в каком-нибудь кипише. Дин, поскольку магглорожденный, еще и сунуть везде нос был бы рад – волшебный замок, это же так круто! А тихий Невилл им в компанию вообще не упал.
С другой стороны, если два неуверенных в себе пацана – Рон и Невилл – сплотились вокруг взрослой не по годам Гермионы, а теперь Рону хочется движухи, тогда все объяснимо. Главное, чтобы сова об глобус не треснула.

Уизли даже пытался придумать ему прозвище, но инициатива угасла быстро. Факультет Райвенкло первым подхватил игру, и теперь все остальное выглядело простой копиркой.
Игра, кстати, была тоже придумана Поттером. При этом витиеватое общение нисколько не доставляло ему видимых неудобств. А глядя на него, легко подстраивались все остальные.

Дети и подростки с легкостью подстраивались под стиль разговора взрослых вельмож? Особо подчеркну – вельмож из страны с ну очень заковыристым этикетом? Ядрен батон.

Гермиона вздохнула и подумала, что может и стоило позволить Шляпе отправить её в Райвенкло. Возможно, сейчас у нее было бы меньше вопросов. Рон и Невилл все ещё спорили, пока она собирала свою сумку. Компания Поттера во главе с Голдштейном, независимо чеканя шаг, прошла мимо. Десница при этом бросил на нее острый взгляд, а первокурсница мысленно вздохнула. И зачем она затеяла тот спор по трансфигурации?

Я не понимаю, что не так с этими детьми.
Смотрите: в начале года Милисент угрожает Рону Авадой и даже не думает извиниться. На справедливую обиду Рона всем пофиг. Шо характерно, сам Рон тоже это проглотил – он пытался Гарриэта и ко общать.
После Халявина Рон, Гермиона и Невилл всем рассказывают, какой Гарриэт крутой и хороший – компания Гарриэта на них агрится, да и сам Гарриэт на них агрится.
Тогда же гриффиндорцы рассказывают ему про цербера – Гарриэт агрится открыто, обзывает их недоразвитыми, говорит, что им голова только для еды. В ответ Рон ему чего-то обзывается… а потом все трое дружно идут извиняться.
Теперь Голдштейн сагрился на Гермиону, наговорил ей обидного – Гермиона расстраивается, что затеяла ссору и изгнана из компании.
Да что это такое вообще, ребят, зачем вы жуете кактус? Ну даже мне уже понятно, что эти напыщенные идиоты с Рейвенкло (невероятно, но факт) вам не компания!

Полукруглые каменные чаши с ярким зеленым огнем остались полыхать на парте. Профессор заклинаний с любопытством осматривал причудливо вырезанные узоры, аккуратно левитируя их на свой стол.
- Гермиона, ты идешь? Ужин пропустишь. – окликнул её Рон, уже стоя в дверях. Грейнджер очнулась и с трудом отвела взгляд от изумрудного пламени.
- Да, иду, спасибо, Рон.

Как это мило ^____________^ Нет, на самом деле, если друг заботится о том, чтобы я не пропустила еду – это мило.
Передаю слово Гарриэту.

День тянулся ужасающе долго. Сразу после завтрака я поднялся в спальню и натянул полный тренировочный комплект. Черта с два я пойду без этого на встречу с драконом.

А зачем? Ведь ты таким образом привлекаешь к себе ненужное внимание! Опустим ТТХ костюма, но ситуация – все знают, что Гарри Поттер ходит в этом всем на какие-то занятия к Флитвику. Если после занятий подняться в спальню, надеть снарягу и пойти куда угодно, все вокруг подумают: окей, он идет на свою тренировку. Но с утра-то зачем в железе ходить?! Всем же сразу интересно, с чего вдруг!

Занятия прошли для меня, как в тумане. На трансфигурации, не дослушав Макгонагалл, молча трансфигурировал цесарку. После моего вопроса, а что, собственно, не так декан Гриффиндора прекратила пялиться на меня, как Инквизитор на чернокнижника, и остаток занятия старательно смотрела в другую сторону.

Что не так? Ну как тебе сказать... Во-первых, ты выпендрился на пустом месте. Во-вторых, ты грубо нарушил субординацию. В-третьих, ты привлек к себе лишнее внимание как раз тогда, когда оно тебе опасно.

Впрочем, мне было не до нее. Все мои мысли занимал дракон. За последние несколько недель я успел довольно плотно пообщаться с нашим лесничим. До безумия верный, преданный и простой, как кнат, Хагрид мне нравился. Да, ему не хватало выучки и выдержки. У него было свое собственное понимание опасности и безопасности животных. И нельзя сказать, что эта уверенность строилась на пустом месте. С его нечеловеческой силой и практически полной невосприимчивостью для магического воздействия он и впрямь мог справиться буквально с чем угодно.

Несколько недель, конец января – февраль. Окей.
Но… даэдра, даже говоря о том, что Хагрид ему нравится, Гарриэт надменно добавляет, что, мол, лесничему не хватает выдержки и выучки.

И тем труднее будет мне убедить его расстаться с этим ящером. Сколько бы ни был дракон мощным магическим существом, его невозможно полностью приручить. Гордые и умные рептилии не позволят собой помыкать и приказывать. А учитывая их размеры и мощь огня, скверный характер такого питомца становится настоящей проблемой.
Я всегда был экспериментатором.

Я бы сказала что-нибудь едкое, но какие-то эксперименты Гарриэт таки проводил, так что ладно, засчитано.

Но ставить подобный опыт на территории, где полно школьников – сущее безумие. И даже Хагрид рано или поздно перестанет справляться с драконом. Что мне делать, бездна вас всех побери?! Идти к Флитвику? Да-а, за-ме-ча-те-ль-ная идея! Я так и видел перед собой снующих туда-сюда работников Министерства, ораву драконологов и авроров, уводящих растерянного лесничего в магических кандалах.

Ну… а ты уверен, что будет именно так?

Раздраженно отмахнувшись от какого-то вопроса Десницы, я угрюмо уставился в полыхающее ярко-изумрудное пламя. Тоже мой эксперимент. Флитвик дал каждому по жестяной банке и велел внутри наколдовать магический огонь. Крайне простое, но полезное заклятье, которое позволит согреться и осветить путь, куда бы ни занесло незадачливого мага.
А мне вспомнились огни Тени во время Истязания. Маг, погруженный в собственное подсознание, видит реальность немного иначе. Сосредоточившись, я трансфигурировал несколько каменных чаш и применил размножающее заклятье. Просто так, для наглядности.
Парни заинтригованно замерли, пристально наблюдая за моими действиями.

Им, конечно, самим не надо выполнять задание.

Слегка стеганув воздух кончиком палочки, я сосредоточился на образе в своей голове. Ядовито-зеленый огонь с легким треском занялся в чашах, а я выдохнул.

Не, я ничего, только в Тени с ядовито-зеленым напряженка. В этом мире преобладает тускло-коричневая гамма, таки с оттенками зеленого, синего, лилового, красного, но зелени «вырви глаз» я там не помню… хотя, возможно, я чего-то не знаю.

Краснобай, кажется, придумал какое-то лестное сравнение с «Вечным огнем» и завел разговоры о древних легендах и их отголосках в реальности. Большое спасибо, Корнер! Десница, кстати, все ещё выглядел нервным и обеспокоенным, но заговорить больше не пытался.

Им, конечно, самим не надо выполнять задание (2).

Несколько раз я ловил на себе долгие взгляды Грейнджер, но решил не обращать на это внимание. За десять минут до конца занятия я отговорился срочным делом, пообещав позже все объяснить остальным и витиевато попрощавшись, вышел из класса.

Мне одной кажется, что СРОЧНОЕ дело и ВИТИЕВАТОЕ прощание не коррелируют между собой?

Учитель проводил меня долгим задумчивым взглядом, но останавливать не стал.
До визита к Хагриду у меня было ещё несколько часов.

Раз так, зачем ты таскался в железе целый учебный день?

Нужно написать эссе, дополнить гримуары и заглянуть в библиотеку к Милисент. О своем проекте она мне пока так и не рассказала, но я не особо её торопил. Теперь наше общение зачастую проходило именно в библиотеке.

На секунду запнувшись у самой библиотеки я опустил взгляд. Чёртик с совершенно наглым видом разлегся передо мной и хитро сощурился.
- Слышишь, разбойник – обратился я к коту, поднимая урчащее животное на руки – Хозяйку мне свою поможешь отыскать?
Ну не знаю, как насчет исключительного ума книзлов, но этот кот меня явно понимал. Фыркнув, он спрыгнул с моих рук и побежал вниз по лестнице. Оправив лямку рюкзака, я заспешил следом. В конце концов, мне нужно очень многое успеть за сегодня.

А я снова передаю слово Гермионе.

- Гермиона, идем! – воодушевленный Рон с нездоровым блеском в глазах перед самым ужином тащил их к хижине лесника. У Хагрида сегодня должен был вылупиться дракон.
Прочитав новости в письме, поначалу она не поверила. Невилл признал, что тоже отнесся к восторженному поведению Рона с настороженностью. В магическом мире разведение драконов было запрещено. Их невозможно приручить и очень сложно контролировать. Это она знала как из книг, так и со слов Невилла. Конечно, кровь, чешуя и драконья кость были бесценны в качестве ингредиентов, но мало кто согласился бы на подобный бизнес.
Невилл рядом с ней обреченно вздохнул и ускорил шаг, подхватывая однокурсницу под локоть. Передвигаться по толстому слою снега было отнюдь не самым легким делом. Затруднений не испытывали разве что сам Хагрид и Поттер с его неизменными сапогами военного образца.

Сапоги с металлом в подошве помогают передвигаться по глубокому снегу? Я бы нацепила лыжи.
И да, если Хагрид ходит из хижины в замок как минимум поесть (то бишь туда-обратно трижды в день), то он там неслабый проспект успел натоптать. Так что я опять зрю фигню.

В такие моменты Гермиона откровенно ему завидовала.
Дойдя до хижины лесника, троица дружно забарабанила в дверь.

Э… а разве Хагрид не с ними шел? Я запуталась…

За дверью послышался лай и ворчание, а ещё чей-то негромкий и знакомый короткий окрик.

Чей-то, но знакомый… они знают голос Хагрида, а этого человека не узнали, хотя голос им знаком… кто еще находится в хижине?

Пес затих, и лесник слегка приоткрыл дверь:
- Заходите скорее – поторопил он гостей. Когда первокурсники вошли внутрь, дверь тут же захлопнулась. В единственной комнате стоял такой удушающий жар, что детей моментально прошиб пот, и они торопливо начали стягивать теплые мантии. В камине на углях и ревущем пламени лежало драконье яйцо, на котором уже виднелись небольшие прожилки.

Во-первых, похожая сцена была не далее как в прошлой главе, во-вторых, прожилки – это рисунок на скорлупе, а никак не намечающиеся трещины.

- Я все ещё считаю, что это плохая идея, Хагрид – раздался негромкий, напряженный голос Поттера. Гермиона и остальные вздрогнули и испуганно повернулись. Райвенкловец сидел за столом в полном доспехе от кованных сапог до тяжелых латных перчаток. Стеганный воротник плотно закрывал его горло.

Я представляю, как ему жарко в этом железе (металл быстро греется и отлично проводит тепло, а ведь под доспех надевают еще плотные штаны и куртку, это ж вообще помереть).
Тут вот какая тема - необязательно рассказывать читателю, во что одет герой, но автор должен железно это знать и представлять, что и как. Потому что одежда + внешние условия = состояние героя. Ему жарко, холодно, он устал таскать кучу кило или чувствует себя голым без привычного снаряжения, у него шнурок развязался и он запнулся или треснула подошва старых бот и герой промочил ноги... вот это все. Это не то чтобы важно (хотя может быть важно - на подвернутой ноге от бандитов не побегаешь), но автор хотя бы для себя должен знать, что чувствует его герой. А то странно выходит.

- Да все будет хорошо, Гарри – прогудел лесничий, ставя на стол перед остальными кружки с чаем. – Если я с Пушком справился, то и малыш не доставит проблем – добавил он, подкидывая углей в камин и мягко их передвигая с помощью кочерги.
Поттер только озабоченно нахмурился и сделал мелкий глоток. Глядя на его облачение и напряженно прямую спину, Гермиона отчетливо чувствовала себя слабой и уязвимой. Рон смотрел на Поттера как-то боязливо, а Невилл с откровенным любопытством. Как-то так получалось, что Гарри с легкостью носил буквально любую одежду. Даже мантии смотрелись на нем так, будто он носил их всю свою сознательную жизнь.

Пхехе! И откуда дровишки? Видимо, оттуда же, откуда этикет.
А если серьезно, тедасские мантии не очень похожи на хоговские, так что опыт прошлой жизни не так чтобы канает.

И его тренировочный комплект сейчас выглядел более, чем уместным.
Впрочем, самого Поттера сейчас явно не волновали подобные мелочи. Он не сводил жесткого взгляда с камина и периодически с силой сжимал свою кружку. Если на лице Рона можно было прочесть предвкушение, то у него все так и сквозило настороженным напряжением. Он был похож на ощерившегося дикого волка перед прыжком. Тускло блестящие в свете пламени зеленые глаза только подчеркивали эффект.

Да нет. Он весь мокрый, волосы слиплись от пота и торчат пьяным дикобразом, глаза блестят достаточно ярко (это называют еще лихорадочным блеском), пот по красному лицу течет ручьем. Так себе портретик.

Разговор не клеился. В комнате повисла атмосфера ожидания и предвкушения. Отставив почти нетронутый чай в сторону, Гарри сложил руки на колени бесшумным движением и чуть повел шеей. Находясь в одном положении, у него явно все затекло. Но в остальном он не испытывал никакого неудобства от надетого доспеха, это было видно.

Да ладно! В жарко натопленном помещении… Как говорится, будет заливать-то.

Когда скорлупа на яйце спустя каких-то полчаса начала трескаться, Хагрид суетливо натянул перчатки и торопливо выложил яйцо на стол. Рон и Невилл попытались было придвинуться ближе, но Гермиона испуганно дернула их за локти назад. Сама девушка не сводила с яйца завороженного взгляда, но все же почувствовала, как райвенкловец посмотрел на неё с молчаливым одобрением. Где-то внутри мышцы приятно сжались.

Мы с вами типа не пошлые, господа, и не будем думать всякого про девочку-подростка, которой еще рановато познавать такие ощущения. То есть описано так, что и не захочешь, а подумаешь… но мы просто молча сделаем лицоруку.

Сам Поттер уже был на ногах, отодвинув в сторону стул и заведя левую руку за спину. Поверхность яйца окончательно пошла трещинами, и наружу выбрался маленький ящер, размером с кошку. Треугольная, чуть приплюснутая морда дракона приподнялась, и он с интересом втянул воздух. Гладкая черная чешуя, небольшие лапы с внушительными когтями и идеально обтягивающую фигуру кожистые крылья – вот так выглядел дракон.

/смех и грохот/
/из-под стола/ Извините. Но «обтягивающие фигуру крылья» - это пять!

Грейнджер сама не заметила, как издала восторженный вдох.
Хагрид и вовсе умилился и попытался протянуть к дракончику ладонь, но Гарри проворно ударил его по руке. Растерянный лесничий и все остальные перевели недоуменные взгляды на райвенкловца. А посмотреть было на что. И Поттер, и дракон разглядывали друг друга с какой-то моментально возникшей взаимной неприязнью. Детёныш явно нервничал, а Гарри хмурился и поджимал губы. Подняв глаза на Хагрида, он произнес:
- Он только родился, не стоит вот так сразу тянуть к нему руки. Без пальцев по локоть останешься – пояснил Гарри присутствующим с какой-то непонятной интонацией.
- О, думаю, ты прав, Гарри – облегченно вздохнул лесничий, ничего подозрительного не заметив. – Стоит покормить Норберта, он наверняка голодный. Я принесу мяса.
- Норберт? – подавляя смешок, влез Рон. Со стороны Невилла раздался обреченный вздох.
- Ну, у него должно же быть имя. – невозмутимо отозвался лесничий, направляясь к выходу.
- Жаренного. – вставил свое слово Гарри, медленно обходя стол. Дракончик следил за ним, настороженно щуря зрачки.
- О чем ты? – растерялась Гермиона. Хагрид и остальные смотрели с точно таким же недопониманием на лицах.
- Драконы поджаривают жертву огнем, прежде чем её съесть – неохотно пояснил Поттер, поджимая губы. – Сам он сейчас этого сделать не сможет, так что имеет смысл поджарить мясо.
Хагрид просиял и рассыпался в благодарностях. Рон изумленно вытаращился, даже при наличии брата-драконолога, он этого не знал.

Я бы возмутилась внезапной некомпетентности Рона и Хагрида, но потом вспомнила, что в каноне дракончика поначалу откармливали цыплячьей кровью с бренди, и поняла – они в самом деле впервые слышат про то, что малыши-дракончики едят жареное мясо. Потому что дракончики его не едят. А Хагрид благодарит, потому что ему человек сделает ужин – приятно же, елки.

Невилл и Гермиона задумчиво наблюдали за драконом и Поттером, одинаково настороженно относящихся друг к другу.
Остаток вечера они следили как Хагрид кормит дракона жаренным мясом. Идея райвенкловца сработала целиком и полностью. Дракончик уничтожил целого кабана, после чего свернулся клубком в дальнем углу, спрятал морду за крыльями и уснул.

А, нет, просто был сеанс обучения тупых местных. Кстати, как существо размером с кошку способно умять целого кабана за раз?
В общем, покормили дракончика и пошли в замок, а вторая половина главы пойдет следующим обзором - http://fanfics.me/message393093
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

Онлайн
"(Не)Хоук и философский камень", глава 16, часть вторая.
Первая тут - http://fanfics.me/message392420

Настало время очешуительных теорий! Готовы, коллеги?
Я взяла с собой новый фанонометр, больше прежнего и крепче. И я выдержу.

Проведя ладонью по теплому, чуть грубоватому переплету, я удовлетворенно улыбнулся. Воплощение моей задумки заняло минимальное количество времени с практически максимальной отдачей. Истощения, конечно, не было, но энергии потратить пришлось знатно.
Помимо того, что я таким нехитрым способом сбросил ненужный для меня остаток, мне удалось обнаружить очень приятную для себя вещь. После первого магического призыва у меня значительно укрепился резерв. Именно укрепился. Магия стала чувствоваться гораздо стабильнее и глубже, чем раньше. И упражнение по капле контроля стало для меня таким же простым и естественным, как выдох.
Вообще после пробуждения магии крови мир словно бы заново обрел для меня краски. Я чувствовал себя как никогда целостным и умиротворенным. Значительно возрос аппетит, но это так, несущественные мелочи. Плюсы в данном случае все компенсировали. И в первую очередь стоит отметить улучшение состояния моего тела.
Так как до этого родственники обращались со «мной» не лучшим образом, то и более глубинные проблемы мне удалось исправить примерно на три четверти. Сейчас же кровь взяла свое и помогла мне полностью наладить состояние без всяких заклятий и зелий. Учитель тоже мой прогресс заметил и позволил усилить нагрузку. А Динки – настоящее сокровище, а не домовик, не забывал нагружать мой рюкзак провизией до и после тренировки.
Сейчас передо мной лежали шесть плотных зачарованных переплетов. Обложки из эбенового дерева получились с первого раза.

Жаль, не сезон, а то б еще хурмы нарвал… Блин, хочу в Хогвартс, там вон хурма растет в таких количествах, что ее аж девать некуда. Вот Хагрид взял и отдал кучу древесины первачку на эксперименты, это ж насколько ему было дерево не жалко.
Я не шучу, эбеновое дерево – это хурма. А хурма растет в тропиках, но никак не в Шотландии (наверное, Мать Магея любит хурму и защищает от суровых шотландских холодов!)
Не буду придираться к тому, что эбен – тяжелая и очень твердая штука, тверже дуба (волшебнику-то не проблема, наверное).

Острые края я собственноручно сточил с помощью ножа,

Ножом. Эбен. Одну из самых твердых пород дерева. Ножиком-режиком. Мама дорогая.

а остатки отдал пламени в камине, мысленно вознеся хвалу Моргане.

Ты же совсем недавно поминал Андрасте! Быстро перековался, однако…

Магия прокатилась по мне плотной, ласковой волной. Похоже, Хогвартсу по нраву мои действия.

Точно. Мать Магея любит хурму, ей надо жертвы приносить хурмой. И в каждом Месте Силы, в каждом Мэноре есть хурма. А знаете, почему Уизли предатели крови и Магея их не любит? У Артура на хурму аллергия. Поэтому, когда садовые гномы сожрали все корни их Родовой Хурме, он срубил это чертово дерево на дрова.

Помимо истории магии я решил взяться за остальные предметы и полностью систематизировал и проработал учебный материал первого курса. От посещения занятий меня это не освободит, но вот времени для подготовки к экзаменам я сэкономлю просто прорву. И смогу плодотворно проводить часы за тренировками. Легче всего мне дались чары и трансфигурация. По совету Флитвика я отдельно зарисовал и запомнил каждый конструкт и преобразование.
Сложнее всего, как всегда, оказалось зельеварение. Плюнув на традиционный подход, я бросил бесполезное заучивание рецептов и засел за расчет таблицы совместимости компонентов. Зачем? Легко и просто.

Нет, правда, зачем? Может, это кто-то сделал до тебя?

Так как в круге я был одним из лучших в целительстве, для меня каждое растение или компонент – реагент воздействия на организм.Именно по такому принципу я потратил почти сорок альбомных листов, расчерчивая таблицу и кратко расписывая предназначение каждого компонента.

А если конечное зелье вообще не предназначено для воздействия на организм человека? Может, оно убивает докси, а для человека все его компоненты безвредны. Ты это учитываешь?

В отдельной, пока тонкой книге были написаны сами рецепты зелий, дополненные этими сведениями. Мне пришлось ограбить библиотеку Хогвартса на справочники, но своего я все-таки добился. Гримуар для экзамена по зельям был готов в последний день каникул.

Очередная временная петля. Рождественские каникулы длятся недели две, и в конце первой недели он провел ритуал, ближе к концу второй зашел к Хагриду, еще пару дней делал переплеты… ой, каникулы кончились!

Единственные предметы, по которым я не стал ничего записывать – астрономия и теория магии. Последняя включает в себя простой теоретический экзамен, который я способен сдать даже если меня разбудить среди ночи.

Правда, на этот предмет Гарриэт аж с Халявина не ходил, а учебник раз открыл на летних еще каникулах, презрительно покривил носяру и закрыл.

А астрономия…. Скажу честно, то, как она преподавалась в Хогвартсе, меня абсолютно не привлекало. Расчет движения планет нужен в первую очередь прорицателям и рунным магам.

Знаю я одного чела, который был бы очень с этим несогласен, ну да ладно.

А переписывать одни и те же сведения из справочников я не вижу никакого смысла. Экзамен у меня получится сдать и без этого.
Поднеся ладонь к одной из книг, я сосредоточился. Повинуясь мысленному приказу, книга раскрылась на нужной странице. Потрясающе. Собрав все свои труды в особый отдел рюкзака и приколов к груди орла на месте нашивки факультета, я отправился на праздничный ужин. В конце концов, сегодня приезжают остальные. И у меня будет, чем их удивить.

Да, каникулы порядочно затянулись. У меня ощущение, что прошло недели 3. Ну да ладно.

Учеба вошла в свою колею достаточно быстро. Моя банда все сплошь были довольны и горды сами собой. Кажется, с подарком для компании я угадал.

Неожиданно, но ок.

Несмотря на общее напряжение и непонятную ситуацию с драконом я впервые был относительно спокоен. Не было такого зудящего напряжения, которое преследовало меня в прошлом семестре.

Так напряжение было? Или его не было? Я не понимаю…

Милисент теперь перечитывала уже свой собственный сборник того самого зельевара, имя которого у меня так и не получается ни произнести, ни запомнить. Кажется, своей относительно спонтанной затеей мне удалось натолкнуть её на какую-то мысль. По крайней мере, я частенько стал видеть её в библиотеке в компании учебников по нумерологии и с астрономическими картами в придачу. Парни многозначительно хмыкали, но мешать и влезать с расспросами я им сразу запретил. По себе знаю и терпеть не могу непрошенное любопытство и помощь. Особенно это касалось моих личных исследований, будь то целительство или магия крови. Максимально незаметно я подсунул на стол девушке несколько своих тетрадей с «ускоренным» вариантом расчетов по движению планет. Пригодится.

Учим тупых местных сцать стоя.
И да, девушка… в 11 лет… данублин!!!

Это же предупреждение «не лезь, куда тебя не просят» особо касалось компании гриффиндорцев, которые после каникул как-то притихли и ограничивались тем, что очень пристально наблюдали за нашим преподавателем защиты. Сунувшаяся со своим неуемным любопытством Грейнджер, тут же наткнулась на достаточно жесткую отповедь от Голдштейна. И я не могу его винить.
Педантичный и немного упрямый трансфигуратор после очередного града вопросов о преобразовании «живое-живое» не выдержал и высказал всё, что думает об умении девочки слушать других и в принципе пользоваться критически настроенным мышлением.

Волк, близко обходя пастуший двор
И видя сквозь забор,
Как, выбрав лучшего себе барана в стаде,
Спокойно Пастухи барашка потрошат,
А Псы смирнехонько лежат,
Сам молвил про себя, прочь уходя в досаде:
«Какой бы шум вы все здесь подняли, друзья,
Когда бы это сделал я!»

Лучше Ивана Андреевича и не скажешь.

Для него трансфигурация была тем же, чем для меня чары. Разве что Макгонагалл отказалась взять парня в ученики.

И мы узнали об этом только сейчас. Ты очень внимателен к друзьям, Гарриэт.
А МакГи молодец, ей дополнительная нагрузка не упала – и она ее не берет.

Терпения у моей «правой руки» было ещё меньше, чем у меня…
Прозвище свое Энтони получил от нашей очаровательной мисс префект Пенелопы Кристалл. Я не забыл своего намерения и заказал для девушки какой-то магический букет в Косом переулке. Просто так. В благодарность за перчатки. И все. Никаких намеков, что бы ни говорила остальная часть Хогвартса.

Какие намеки? Тебе 11, а ей 15!

Так вот, наша мисс Префект в порыве хорошего настроения после моего подарка принялась раздавать прозвища всем, кто оказался в радиусе действия. А Голдштейна угораздило именно в этот момент прямо за завтраком с пергаментом в руке уточнять у меня более подробное расписание на вечер. Я же продолжал все также отвечать за досуг факультета, в частности, своего круга, так целиком и полностью. Поэтому нам довольно часто приходилось согласовывать время. А Энтони, как самый ответственный из компании, получал от меня самую сложную часть работы.

Я уже говорила, что это абсурд и полная чушь.

В результате я получил прозвище Наместник. Энтони – Правая рука, Смит – Алхимик за любовь к рассуждениям о ядах, противоядиях и сфере их применения, а Корнер – Краснобай. За то, что даже пересказ урока по истории магии может превратить в патетичные записи не особо удачливого путешественника.

И… мы этого не видели. Ничего из этого.

Когда я услышал об этом, меня на пару часов охватила такая явная ностальгия, что пришлось прямо с утра ретироваться в зал, методично разнося тренировочных големов.
А после первого урока защиты мне резко стало не до тоски и печальных воспоминаний. Я уже говорил, что у меня обострились базовые чувства? Так вот. Они ОЧЕНЬ обострились. Если на уроках зелий я был вынужден дышать через раз, припоминая про себя последними словами портового грузчика Киркволла пещеры Чащобного леса, то на защите у меня не получалось сосредоточиться от слова совсем.

Я, кстати, не знаю, про какой лес он говорит. Наверное, что-то из третьей части, я не играла.

Потому что никаким запахом чеснока теперь не получалось перебить отчетливый удушливый дух разложения плоти. Вряд ли гриффиндорцы наблюдали за нашим профессором по этой причине…. Но то, что заметил я, мне очень не понравилось. Квирелл был болен. И болен серьезно. Его заикание – никакое не шутовство и не притворство.
Я видел, как периодически замирал и менялся взгляд профессора. Иногда в его глазах мелькала такая тоска и отчаяние, какую я видел только в темницах Инквизиции. А периодически его речь нормализовалась, и он начинал рассказывать по-настоящему интересные вещи о некоторых зловредных, но в целом безобидных тварях. Его классификация методов защиты от мелких вредителей гномов заслуженно пополнила мой гримуар по защите за первый курс.
Все это в купе с бледностью, мешками под глазами и плохим аппетитом ставило меня в тупик. Мозг – механизм сложный, нарушения его работы могут проявлять себя по-разному. А общее истощение организма в течение года вообще добавляет целый ряд остаточных симптомов. При этом ни нарушения моторики, ни агрессии – ничего. Даже общее состояние построения логических цепочек и состояние психики внешне – в абсолютной норме.

Мы услышали речь человека, изучившего маггловские медицинские справочники или хотя бы википедию. Я настаиваю, Хоук бы выражал свою мысль другими словами.

Так и не придя ни к какому конкретному выводу, я продолжил наблюдать и тем временем напряг парней быть аккуратнее. Милисент на мои выводы только пожала плечами, аргументировав свое спокойствие тем, что Дамблдор не настолько отмороженный, чтобы позволять опасному человеку работать в школе. Лично я в этом уверен не был, но спорить не стал.
- Наместник, письмо – потряс конвертом перед моим лицом Голдштейн.
- Благодарю, милорд Десница – поддержал игру я, с легкой насмешкой кивая и забирая письмо. Краем глаза различаю крупный почерк Хагрида. Сидящие за завтраком сокурсники дружно ухмыляются.
Я придумал эту игру, припомнив свое нахождение при дворе Селины в Орлее.

Они еще и при дворе императрицы были, етить-коптить. А к королеве Аноре не заглянули, нет? Хотя не факт, что в том АУ она вообще родилась.

Безумная идея Морриган себя оправдала целиком и полностью, мы и впрямь смогли получить прекрасных три года покоя буквально под самым носом Инквизиции.

Я уже вообще не понимаю, сколько лет ему было на момент смерти и как, что, зачем, куда…

И все бы ничего, но нам пришлось всерьез маскироваться и работать над собственными манерами, чтобы затеряться в толпе должным образом. Словами не передать, как долго мне пришлось ломать язык, запоминая многочисленные обращения. С учетом особенностей орлесианского языка это было очень мучительно

Но сейчас ты говоришь на нем без усилий.

А уж о столовом этикете я вообще молчу. Для меня и леди Морриган это был сущий кошмар, учитывая, что предыдущие два года скитаний приходилось есть на ходу. А она вообще росла отступницей в Диких Землях, поэтому очень иронично относилась к различиям между двумя внешне одинаковыми вилками и ножами.

Окей, вилки есть. Помните сцену у директора, когда он показал скилл с приборами? Вот меня мучает вопрос – как он за три года при дворе так раскачался в столовом этикете, что в чужом мире, где приборы, возможно, непривычного вида, поражает всех изяществом манер?

Так вот после того, как наша леди Префект дала нам прозвища, мне вспомнилась Селина с её обожаемой всем двором привычкой обращаться строго официально по полному титулу. Колкости в общении при этом были настолько тонкими и изящными, что поневоле включились все. Я тоже не стал исключением, частенько проигрывая в словесных баталиях. Вкратце изложив идею своему новоявленному Деснице, я принялся воплощать свою задумку в жизнь.
После нескольких разговоров на публику в стиле императрицы Орлея со своими приближенными, факультет удивительно быстро подхватил инициативу.

Я не умею в возрастную психологию. Вопрос к знатокам – как быстро подросткам может это надоесть, если это не принято повсеместно и не является для них нормой?

Интереснее всего была реакция окружающих на наши расшаркивания. Услышав беседу в коридоре, Макгонагалл едва не разбила очки.

Не верю. Она слишком пафосна для того, чтобы остро реагировать на малышню.

Львы и барсуки смотрели на наше поведение идеально круглыми, как пять галлеонов, глазами. Слизеринцы презрительно кривились, а Флитвик откровенно развлекался, глядя на всю эту шумиху. Ему как дуэлянту было приятно такое образцовое поведение в рамках вежливости. А как декану факультета, так вдвойне.
Милисент тоже принимала участие в игре, ненавязчиво воруя мои собственные обороты. Впрочем, я делал вид, что избирательно ослеп и оглох. Иногда осаживая её острыми подколками, но она не обижалась. Вообще мне иногда казалось, что чем жестче я реагирую, тем больше её это забавляет.

Ей 11 лет. Ты, взрослый мужик, можешь ее до слез обидеть своими остротами. Ты помнишь об этом, правда?

Распечатав письмо, я тут же выкинул все лишние мысли из головы. В записке было всего три слова, написанных явно в спешке:
«Он вылупляется. Приходи ».
Скомкав письмо и сунув его за пазуху, я отговорился парням чем-то незначительным. Забросив сумку на плечо, вылетаю из зала, чувствуя, как сердце отбивает марш. Проклятье. Дракон!

Фух! Вот и все.
Глава скучная, длинная, но зато в ней была хурма. И это хорошо.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 12 комментариев

Онлайн
Привет!
Продолжаем оборзевать... обозревать фик "(не)Хоук и философский камень".
Глава 16, часть первая.

Примечание: сестра мне сказала что Хоук райвенкловец со слизеринской хитростью и бесстрашием гриффиндорского льва. Так вот, склонен согласиться, но внести ясность: Хоук - маг до мозга костей. Маг, проживший не самую простую жизнь в не самое простое время. Маг, не привыкший отступать и ценящий связи, которые у него образуются с окружающими. И все его действия стоит оценивать именно через такую призму.

Если мы начнем оценивать его действия через такую призму, мы много чего про героя скажем, но точно не того, что тут написано. Потому что написанное в примечаниях существует параллельно с текстом и выглядит (поскольку повторяется из раза в раз) как гипноз «увидьте это в моем фике, увидьте, увидьте». А мы не поддаемся гипнозу и не видим.
Показать полностью
Показать 11 комментариев

Онлайн
Привет! Мы продолжаем разбор «Похождений хипстера на даче», по паспорту «(не)Хоук и философский камень».
То ли из-за погоды, то ли из-за самой главы у меня который день адски болит голова, что, возможно, негативно скажется на моем тоне. Но хватит разговоров. Поехали!

Примечание: как и обещал, небольшой флешбек в жизнь Гарриета Хоука.

В 15 главе. Из 28. Слава яйцам.

В дальнейшем таких сцен будет больше, за счет будет раскрываться характер персонажа.

А то, что было до этого – зачем оно было? Просто для понта?

А Изабелла..... Ну, те кто играл в игру - меня поймут почему она описана так, как описана. В дальнейшем об их романе я тоже хотя бы поверхностно расскажу. И да, пока что сцен с высоким рейтингом эротики НЕ БУДЕТ. Вплоть до пятого курса, я вас предупредил.

И это точно слава яйцам, а то у меня в голове уже крутится песенка «Еду в Азкабан».

Примечание о магии крови или "заметит ли Дамблдор": сразу говорю - нет.

И зачем было говорить это перед главой, убивая интригу?

Хоук - маг крови, авантюрист и всё остальное, но он маг с мозгами. Поэтому никаких СЕРЬЕЗНЫХ ритуалов в стенах Хогвартса проводиться не будет. Прошу прощения у тех, кто этим разочарован и ждал тотальной силы от главного героя. Сила будет. Но позже и в других обстоятельствах. К тому же, при условии Цербера, силков, тролля и философского камня от которых идет магический шлейф дай бог каждому, заметить такие мелкие действия Хоука можно только если специально искать. А Дамблдор о таких подробностях биографии мальчика-который-мордред-знает-как-выжил не в курсе.) Приятного чтения!

Угу, спасибо, дорогой автор, что ты заспойлерил всю главу. Можно ее теперь не читать? А, нет, мне ж обзор делать.

После той ночи я так и не смог уснуть. Но бессонница – наименьшая из моих проблем. Не знаю, действие ли это артефакта или мне просто нужен был повод – но на мое сознание нахлынули воспоминания. Меня буквально разрывало на части от видений, мыслей, эмоций. Я чувствовал буквально каждый миг своей прошлой жизни физически.
После третьей бессонной ночи подряд я начал пить укрепляющие зелья, чтобы держать себя на ногах. Как чувствовал, когда закупал ингредиенты для зелий. К полудню пятого подряд дня без сна видения начали преследовать меня наяву. Нужно что-то делать. Но что? Ещё чуть-чуть и Хогвартс наполниться учениками. В атмосфере всеобщего гама, шума и внимания я этого просто не выдержу.
Когда посреди разговора с Флитвиком в класс невозмутимо вошла Морриган, опускаясь на острый край учительского стола, я почувствовал, как мое сердце сделало кульбит. И, кажется, так и не удержал лица. Мастер чар забеспокоился и окликнул меня. К счастью, мне удалось отшутиться и позорно сбежать.

Потому что пить меньше надо… но я все еще не понимаю, когда и как он познакомился с Морриган. А вообще недосып и наплыв глюков, на мой вкус, описаны суховато – может, я хочу двинуться по фазе вместе с героем, которому рвет мозги все, что он почему-то не вспоминал полтора года…

Тем же вечером я заперся в спальне и, опустившись на каменный пол, обхватил голову руками, пытаясь вспомнить все, что знаю о магии разума, магии крови и эмпатии в частности. Получалось плохо. Измотанный нервным напряжением мозг напрочь отказывался работать как надо. В ушах стоял гул, сердце то и дело сбивалось с ритма. В какой-то момент, я почувствовал, что падаю. Холодный камень приятно коснулся виска, и мое сознание в очередной раз погасло.

Интересно, перелом височной кости имел место?
А нас, господа, ждет флешбек. Погнали.

- Точно тебе говорю! – настаивает Краснобай, поудобнее перехватывая Бьянку. – Точно такого размера, я сам видел.
- Да ну – усмехается Изабелла – Не может быть, я многие в руках держала, и ни один из них не был таким огромным.
- О чем вы говорите? – не выдержал наконец Хоук. Эта пантомима длилась уже полтора часа, весь их путь от Рваного берега до Киркволла. Совсем уже пунцовая Мерриль старалась смотреть куда угодно, только не на него. Эльфийка в очередной раз споткнулась, Хоук автоматически поймал её за локоть и оттянул к себе, отчего та покраснела ещё больше.
- О ножах – хихикнула пиратка, с любопытством наблюдая за магами – А тебе что подумалось?

Ну не знаю, полтора часа шутить на пикантные темы, конечно, можно, но только если самим шутникам раньше не наскучит. Короче, они пришли в город, Изабелла и Варрик пошли по своим делам, Гарриэт провожает Мерриль.

Старший маг крови едва заметно тепло улыбнулся, взяв девушку под локоть. – Ты все ещё немного теряешься в городе?
- Да – понурила голову она. Ей действительно было нелегко после ухода из клана. Пусть там её и не очень любили, но там все было такое…. Правильное и понятное. Хотя бы тем, что ей никогда не приходилось плутать между деревьями.
Киркволл с его толпами бьющей ключом жизнью ничем не был похож на родной дом. Хотя в нижнем городе и на улице Литейников было опасно, ей все равно нравилось там жить. Киркволл – настоящая крепость с огромными по меркам эльфов районами. В одном из которых как раз и жила Мерриль.

Не в одном из районов, а конкретно в эльфинаже, который типа Квартала Серых в Виндхельме – местное эльфийское гетто. Можно было бы и пояснить нам за тутошние нравы… Ну ладно, это придирка.

– Я попрошу Варрика что-то придумать для тебя, чтобы ты не плутала. А утром приведу Тень, ему все равно нужно много гулять.
- Спасибо, Хоук – улыбнулась девушка, проходя к уже знакомой двери. Мабари – пес семьи Хоука ей нравился. Огромный, больше похожий на медведя, с острыми клыками и очень умными, карими глазами. Хоук назвал его Тенью, потому что тот везде норовил следовать за своим хозяином. Про себя девушка была с ним полностью согласна, подумав, что от такого хозяина и сама бы не отходила ни на шаг. Покраснев, эльфийка поспешно отогнала лишние мысли.
- Не за что, Мерриль, абсолютно не за что – просиял улыбкой маг и на прощание слегка кивнул. Наблюдая за тем, как он уходит, девушка слегка вздохнула. Вряд ли ей когда-нибудь достанет смелости подойти к нему вот так, как это делала Изабелла.

А вот что не придирка – так это чертов скачущий фокал!!! Во флешбеке, где вообще рамки резко сужены до взгляда того, кто вспоминает. Откуда взялись в воспоминаниях Гарриэта слова о чувствах Мерриль, о которых Гарриэт очевидно не знает, я без понятия.

Утомленно потянувшись, маг отложил в сторону тяжелую книгу и задумчиво пробарабанил пальцами по столу. После похода на Глубинные Тропы прошло уже четыре недели, но ему так и не удалось ничего найти о каменных стражах. Конечно, вряд ли такие встречаются в каждом темном переулке, но все же, ему важно было знать.
Это однозначно было магия. А все, что касалось магии, для молодого адепта было важно, как вода для путника в пустыне. Этих тварей было чертовски сложно убить. Если бы не Варрик со своими зажигательными снарядами – Корифей его знает, чем бы все закончилось.
Краснобай, разумеется, обещал потрясти на предмет информации торговую Гильдию, но на это надежды было мало. Первое и последнее упоминание о стражах было только в детских сказках. А шансы, что сохранились такие древние тексты, удручающе малы.
Зевнув, Хоук стянул кирасу и пошел в сторону ванной, оставив книгу на столе. Бодан все равно заглянет в библиотеку…

Стоп-стоп-стоп!
Сейчас я поясню за канон. В каноне мать Хоука происходила из дворянского рода, но она сбежала из дома с Хоуком-старшим и с семьей после того не общалась. Тем временем ее родители заболели и умерли, а брат промотал имение. В игре мы находим завещание и нынешних владельцев этого имения, вышвыриваем их из поместья (за дело), а мать на основании этого завещания возвращает себе титул и право собственности на особняк.
Та-ак вот.
Если Гарриэта забрали в Круг, то наверняка забрали не только его, но и его отца (ну или отца прибили за сопротивление) и брата с сестрой. То есть его мать осталась одна, и… что?
Мы с Laini предположили, что она вернулась к родителям, ибо деваться ей было особо некуда. Возможно, вышла замуж второй раз. Поместье в этом случае осталось за ней, но!
Представьте себя на месте этой достойной женщины. Вы в свое время изрядно накосячили и поплатились за это, потеряв всю семью. Сейчас ваша жизнь более-менее наладилась, у вас новая семья (скорее всего), и вдруг появляется левый хрен, маг-отступник, который говорит, что он ваш сын.
Даже если вы узнаете в нем черты любимого человека, поверите и примете, то примете с большой оглядкой. В Киркволле храмовники бдят, а ваша новая семья может очень не обрадоваться родственничку.
Я это к тому, что мы не поняли, как при изменившихся вводных Гарриэт ходит по поместью Амеллов, как хозяин. Типа странно это.

Пару часов вдоволь провалявшись в горячей воде, Хоук нехотя оделся и направился в сторону своей спальни.

Ванны в Тедасе таки есть, но два часа пролежать в воде… которую набрали один раз ведерками и с тех пор не грели… ну быгыгы, что.

Однако легкий шаркающий звук в пустом доме

С каких щей дом пустой, куда подевалась Лиандра, наша мама?

вмиг заставил мага скинуть сонливость. Телекинезом призвав в руку короткий нож, он текучим движением двинулся к двери.

А я в упор не помню, был ли там телекинез. Но ладно, типа был.

В темной спальне у его рабочего стола стояла невысокая фигура, сосредоточенно перебирая содержимое ящиков. Движением шагнув в тень, маг невесомо полоснул по шее посетителя ножом. Как только металл рассек кожу, неведомый гость отреагировал сразу, попытавшись ударить мага локтем под дых. Хоук сноровисто ушел от удара, падая спиной на пол и увлекая противника за собой. Гибкая тонкая фигура в его руках извернулась, тонкая полоска света упала на знакомые темные волосы.
- Изабелла?! – хрипло возмутился маг, замерев на половине движения. Пиратка усмехнулась и уселась на него, продолжая держать собственный кинжал у его горла.
- А ты кого ждал? Мне просто было интересно, хотя я и не ожидала такого страстного приема – хмыкнула она, ничуть не собираясь менять положение.
- Ты…. – задохнулся Хоук, ощущая, как шевельнулась пиратка. Маг облизнул пересохшие губы и вздохнул, пытаясь совладать с эмоциями. – Какого демона тебе понадобилось в моем столе копаться?! – возмутился он, пытаясь встать.
- Мне было интересно. – повторила пиратка, пожимая плечами. Как только Хоук поднял голову, лезвие уперлось ему в горло. В ответ на его свирепый взгляд она только усмехнулась.
- Интересно? – вкрадчиво поинтересовался маг, нехорошо сощурившись. – И каков вердикт?
- Видимо, ты сжигаешь важные письма – слегка занервничала Изабелла, свободной рукой проводя по груди адепта.
Хоук усмехнулся, губами касаясь крови с собственного ножа. Пристально глядя в лицо ривейки с каким-то исследовательским интересом он медленно принял сидячее положение, отводя кинжал от собственного горла и легко перехватывая запястья девушки. Глаза Изабеллы в панике расширились, когда она поняла, что не в силах пошевелиться. Даже губы и те её не слушались.
- Забавно, правда? – ухмыльнулся маг, проводя рукой по талии девушки и отбрасывая в сторону оружие. – Сколько всего может наделать одна-единственная капля крови. Твое сознание сейчас как глина. Полностью управляемое…. – губы Хоука соскользнули по шее ривейки и та явственно не удержала вдох – И пустое. – вкрадчиво шепнул он, поднимаясь поцелуями к мочке её уха. – И стоили того те письма, что ты могла бы здесь найти?
Маг негромко щелкнул пальцами. Пиратка содрогнулась и судорожно вцепилась в его плечи, невольно закрывая глаза. Думать о том, что провоцируешь мага крови одно, а ощущать – совсем другое. При этом он явно не собирался её отпускать. Ривейка прикусила губу, чувствуя, как холодная ладонь мага опустилась по спине.
- Хоук, я….
- Замолчи - негромко фыркнул он, накрывая губы девушки поцелуем. – Просто не повторяй этого, мало ли, я мог тебя не узнать. – добавил он, прерываясь на секунду. Пиратка расслабленно прикрыла глаза и ответила на поцелуй.

Вот вы знаете… из этой сцены определенно надо что-то выкидывать. Либо демонстрацию магии крови – и тогда вышла бы милая сцена любовных игр с ножичками, либо сами игры после снятия паралича – нам бы наглядно показали, за что, собственно, магию крови так не любят. И по отдельности было бы норм, а вместе – появляется тошнотворный привкус сомнительного согласия.
И это я типа не заметила адского языка и скачущего бешеным сайгаком фокала.
Возвращаемся в реальность, где Гарриэт лежит на каменном полу в спальне факультета Рейвенкло, что в Хогвартсе, Шотландия.

От видения я очнулся резко. За окном уже виднелся сероватый рассвет. Явственно ощущая во рту вкус крови, я тяжело сглотнул и медленно поднялся. Тело от пребывания на холодном полу, мягко говоря, затекло. Но это было сейчас не важно. Потому что я нашел решение.

Раз уж мы заговорили про фокал. Имхо, POV предполагает полное раскрытие внутреннего монолога героя – как искал решение, о чем думал, что отметал как негодное, вот это все. Сказать «нашел решение» и начать описывать действия можно либо при нулевом фокале, либо от лица стороннего наблюдателя, либо в так называемом POV-3, но в нормальном POV это смотрится плохо.

Кое-как поднявшись, первым делом я ушел в душ. Честно говоря, мне повезло, что все это происходит во время каникул. Свалившись вот так посреди спальни в обычный день, я наверняка поднял бы нехилый переполох. И Корифей его знает, чем бы все кончилось, если бы вскрылась правда о моей настоящей личности.

Учитывая все предыдущее палево, параноить поздновато, да…

Наскоро приняв душ и переодевшись, я размял затекшие мышцы и усилием разогнал по венам кровь.

Это, конечно, придирка, но в контексте «я умею в магию крови» мне здесь представляется полный сюр. Например, попытка погнать кровь по венам в обратном направлении, бухыхы.

Сознание было как никогда ясным. Бережно взяв в руки ритуальный кинжал, я направился в сторону тренировочного зала. Строго говоря, мне подойдет любая точка в Хогвартсе или на его территории. Но заниматься такими серьезными вещами в общей спальне мне претит.

Пажжите-пажжите!!! Автор же в примечаниях обещал нам не проводить никаких СЕРЬЕЗНЫХ ритуалов в стенах Хогвартса, а герой говорит, что собирается делать нечто отнюдь не пустяковое… кто пытается ввести нас в заблуждение, герой или автор?
Но да, кынджял наконец-то применят. Второй раз уже, о как!

Раз уж я не могу контролировать поток воспоминаний, тогда я запру его в собственном сознании. Пусть лучше это будут сны, чем я сойду с ума. Да и учителю нужно будет что-то объяснить. Он наверняка мучается подозрениями. Не рассказывать же о жизни адепта магии крови и смерти Хоука, за которым гонялась в свое время половина Инквизиции?

А че нет? Ты и так уже спалился раз так цать…

Сам ритуал достаточно легкий. Простой призыв и концентрация воли. То, что магия крови будет работать – я чуял нутром.

Да уж, подумаешь, фигня какая… но вообще это читерство жуткое. В мире, где нет Завесы, Тени и демонов в привычном ему понимании – чтобы все работало… читы 80 лвл.

Раз, два, три…. Кровь откликнулась сразу. Я чувствовал, как гулким комом бьется в груди сердце, ощущал глубокий поток силы от макушку до пят. Лезвие легко рассекло кожу на ладони и впитало кровь. Привычным отрешенным движением начертив пентаграмму призыва,

Пентаграмму?! Еще раз – пентаграмму?!
…Нет-нет, ничего, я просто не уверена, что там юзали именно пентаграмму, не поняла, кого именно он намерен призывать и на кой ему вообще призывать кого-то, если он запечатывает свои воспоминания в своем же мозгу?! Даже я, маггла в энном поколении, понимаю, что тут какая-то хрень написана.

я проговорил, четко концентрируясь на своем желании:
- Магией и Тенью запираю тебя во веки веков. Да будет кровь мне свидетелем.
Магия отозвалась сразу, окутав меня плотным мягким коконом. Я почувствовал, как с тела спадает многодневная усталость и напряжение. С наслаждением выдохнув, аккуратно убираю кинжал и тянусь за рубашкой. Спиной чувствую взгляд Учителя. Оборачиваюсь и улыбаюсь, говорю первое, что мне приходит в голову. Радует, что в его глазах я не вижу осуждения. Только любопытство и беспокойство. Что ж. Возможно, я расскажу чуть больше, чем планировал вначале. После тренировки.


На этом все. Наверное, надо подвести итог, но я просто рада, что глава кончилась.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 16 комментариев

Онлайн
Привет! Я вернулась, и я даже жива. А это… /оглядывает стол, заставленный пустыми бутылками, блюда из-под закусок и пьяно храпящего оруженосца/ а это мы с сэром Томасом квасили, потому что новая глава фика «(не)Хоук и философский камень» на трезвую голову воспринимается плохо.
Короче, глава 14. Поехали.

Примечание насчет алкоголя: Да, Хоуку в данном случае 11. Но "перехватить бокал гвинта" - не напиваться. А что-то вроде бокала шампанского или вина на Рождество за общим семейным столом. Просто немного домашней атмосферы, ничего больше.

В 11 лет, ага. Не, это как-то слишком уж рано… а вообще мы еще оценим крепость гвинта, но я сразу скажу – вином-шампанским там и не пахнет.

Примечание о зеркале: Как я уже сказал, помнить свою прошлую жизнь - это, как минимум, сложно и эмоционально тяжело.

Но за 13 глав я че-то так и не прониклась сложностью и тяжестью ситуации. То ли слишком много внимания уделено самолюбованию, то ли я чего-то не понимаю, но про сложность я до сих пор только в примечаниях читаю.

Даже для мага крови Хоука, которого жизнь вообще не особо баловала, но я это раскрою позже.

Автор, родненький, 13 глав прошло, ты б это, ускорился, что ли…

Вообще в истории эмоции и взаимоотношения будут занимать очень важное место, поэтому им будет уделяться много внимания.

И поэтому до сих пор внимания к ним было с гулькин нос, ага.

Глава короткая для сохранения интриги. Приятного чтения)

/допивает вино из кубка/ Ладно-ладно, уже читаю.

Вечер Рождества прошел весело, несмотря на то, что я пропустил праздничный ужин. Записка учителя застала меня за книгой о сновидцах в нагретом кресле у камина. На всякий случай натянув тренировочный комплект,

Ты сегодня уже занимался с големами, Гарриэт. Ты думаешь, тебя снова будут гонять по полосе препятствий? Ну… как бы… ты не думаешь, что твой учитель – разумный человек и не станет перегружать одиннадцатилетку? (Ему это экономически невыгодно, бггг)
Но запомните этот момент – на Гарриэте тяжелое снаряжение.

я пошел на пятый этаж, по пути пожелав Филчу счастливого Рождества. Бедняга завхоз сбился с шага от неожиданности, но я не обратил на это внимания.

Почему ты нам сообщаешь о чем-то, на что не обратил внимания, то есть чего не видел? Метагейминг прет из каждой мелочи…

С учителем мы просидели до глубокой ночи. Мне даже удалось перехватить бокал гоблинского гвинта. На вкус что-то среднее между коньяком и белым ликером Орлея, но в целом мне понравилось.

Хе. «Что-то среднее между коньяком и ликером» должно быть где-то 30-40 градусов (мы не знаем, какой крепости ликер делают в Орлее).
Кстати, это придирка, но меня дико прет вот что: за время, пока мы читали, Гарриэт дважды сбивался на орлесианский, один раз помянул скитания по Орлею, теперь вот помянул ликер. В формате данного фика это не то чтобы прямо упоминания через слово, но немало. И это немного странно. Потому что в Орлее Гарриэт жил… ну… на самом деле, несколько лет он жил в каких-то гребенях. Но если предположить, что это были орлейские гребеня, то именно несколько лет – с 9:37 по 9:41. В Киркволле, который тоже упоминается, он жил чуть дольше, с 9:30 по 9:37, но Гарриэт никак не дает нам понять, что это соседнее государство (что так и есть, Киркволл – это Вольная Марка, а не Орлей). А в 9:30 Гарриэту было 24-25 лет, и даже в фике четко указано, что он с малых лет жил в башне Кинлох, а родом он, как мы знаем из канона, из деревеньки Лотеринг. А теперь тык на карту.
https://vignette.wikia.nocookie.net/dragonage/images/3/3f/Карта_Ферелдена.jpg/revision/latest?cb=20140725132337&path-prefix=ru
Отыскиваем башню Круга на озере Каленхад, отыскиваем Лотеринг, а потом смотрим на название страны, в которой Гарриэт жил эти 24 года и о которой до сих пор сказал целое ничего. Даже название почти родного озера, имя очень крупной исторической фигуры, и то нещадно переврал.

Вообще, знаете… у меня версия. Дело в том, что Ферелден жил в оккупации Орлея больше 100 лет, в итоге местные собрали силы и вломили оборзевшим оккупантам, вышвырнув их нафиг (это было где-то за 30 лет до событий первой и начала второй игры). В этой кривой реальности могли и не вышвырнуть, а Орлей (поскольку ему никто не вломил и не ослабил) мог до кучи цапнуть себе часть Вольной Марки с Киркволлом. Ладно, я снимаю претензию «почему у Гарриэта чуть что, так сразу Орлей». Но выставляю другую – «почему мне русским по коричневому не пояснили про условия АУ раньше, да, собственно, и сейчас не пояснили, пришлось самой додумывать».

Флитвик несколько часов обстоятельно разъяснял мне работу Гильдии, обязанности мастера и немного коснулся общеплановых годовых исследований.
Ситуация, честно говоря, складывалась удручающая. Например, в Круге все исследования в области магии контролировала Церковь и Конклав Чародеев. Члены Конклава – избранные первые Чародеи и Мастера различных областей отвечали каждый за собственное направление и за деятельность круга в частности. Каждый ученик, прошедший Истязание, также получал право приходить на собрание Конклава в качестве зрителя. После Истязания маг считался чистым и безопасным.
В нашем случае направление, качество и глубину исследований не контролировали от слова совсем. То есть, исследования велись и даже представлялись на всеобщее обозрение, но дальше – НИЧЕГО. Коллегия мастеров не ставила перед собой фундаментальных задач. Не расширяла влияния. Не искала способы улучшить само качество понимания магии. Даже в той же теории магии – богатейшем, по сути, направлении для теоретика от силы выводилось три-четыре свитка, содержание которых дублировали друг друга.

Мир, где магия была под жестким колпаком и ее если и изучали, то с целью контролировать и использовать, именно в таком порядке… имеет преимущества перед миром относительной свободы волшебного творчества? Великолепная Четверка Основателей, Фламель, Дамблдор, Волдеморт, Хагрид, Амбридж, Артур Уизли, Мародеры, Снейп, близнецы Уизли… они принадлежат к разным поколениям, и они все что-то изобретали (опустим степень этичности и полезности их изобретений). Мир МагБритании парадоксален: с одной стороны, он довольно консервативен, с другой – он любит все новое и свежее, и новатор при наличии яиц пробиться в нем может.
Но мне в упор непонятно, с каких щей знания Гарриэта о системе Кругов должны совершить революцию.

Когда я все это изложил Флитвику, просто приведя систему Круга в качестве примера,

…он наконец-то спросил, откуда ты вообще эту систему взял. Не из головы же выдумал?

тот только расхохотался и пожелал мне удачи возглавить Гильдию.

А, нет. Не спросил.

Потому что иначе все мои идеи были попросту невозможны. Большинство магов Коллегии – закостеневшие в своих убеждениях Мастера, для которых старый свиток или книга были, есть и будут незыблемым постулатом.

Это не твои идеи, ты пользуешься знаниями из прошлой жизни. Знаниями, которые, повторюсь, малоприменимы здесь.

Я в ответ на это только скривился и заявил, что тогда гораздо проще будет основать собственную коллегию магов.

С «порочной добродетелью» (карточная игра в Тедасе) и куртизанками, ага.

Алкоголь приятно грел нутро. Когда я выходил из класса, меня уже не шатало, но в голове все еще оставалась приятная легкость.

Я все еще настаиваю: когда взрослый мужик в теле мелкого шкета хлещет крепкий алкоголь, тело мелкого шкета развезет напрочь.

Так как по времени давно миновал отбой, я одел лежащую в рюкзаке мантию-невидимку. Хитро зачарованная ткань на плечах лежала приятным шелком и ничуть не мешала мне во время движения.

Зачем, интересно, ему мантия-невидимка, если он в тренировочном костюме? Туда же входят стальной панцирь и ботинки со сталью в подошве, дающие -200 к скрытности, а мантия не зачарована на бесшумную поступь.
Наш хипстер подслушивает конец разговора Снейпа и Квиррелла, и.

Когда зельевар пристально огляделся, всякую легкость вынесло из меня мановением ладони. Он знал, что я здесь. Несмотря на мантию, он это знал. Стоило Снейпу сделать несколько шагов вперед, как я гибким движением ушел в приоткрытую дверь класса, стараясь, чтобы не скрипнули петли.

Усилием воли я успокаивал бьющиеся бешеным молотом сердце. В коридоре вскоре затихли шаги профессоров. Я присел на ближайшую парту и стянул мантию, облегченно вздохнув. Как он меня заметил?! Артефакт работал бесчисленное множество раз. Я даже специально стоял у учителя за спиной, и он меня не засек. Как?!

Пацана в N кг металла, раскоординированного крепким алкоголем? И правда, как?! Ну и да, гибкие движения… в металле… муахаха.

В задумчивости я блуждал взглядом по пыльному классу и тут наткнулся на то, чего здесь точно быть не должно. Зеркало.

Это зеркало Еиналеж, само собой.

Когда мой взгляд упал на отражение, я рефлекторно прикусил губу, сдерживая крик. В Хогвартсе привыкнуть можно ко всему. Зеркала могут отражать многое и по разному. Но проблема в том, что конкретно в этом зеркале отражался я. Настоящий.
Тот же рост, броня, одежда…. Татуировка у левого глаза. Ритуальная, мое собственное изобретение. Когда вокруг меня начали формироваться призрачные фигуры, я почувствовал, как сбивается пульс. Варрик, Коул, Сэра…. Задумчивая Мерриль поднимает на меня свои яркие, изумрудные глаза и как-то по своему грустно улыбается. Пиратка Изабелла, с усмешкой покачивая бедрами, повисает на моей шее и слегка дергает за кончик хвоста.
Вдали я вижу фигуру Ирвинга, укоризненно покачивающего головой. Ведьма Морриган появляется откуда-то слева и, окидывая всю компанию долгим взглядом, презрительно усмехается. Но я прекрасно вижу по её расслабленным плечам, что все в порядке. Леллиана стоит рядом с ней и с легкой улыбкой молитвенно складывает руки. Ей всегда хорошо удавалось изображать из себя послушницу Церкви. В конце концов, когда-то она действительно верила….
Когда за моей спиной сформировалась еще одна фигура, я почувствовал, как подгибаются колени, и рухнул на каменный пол. Лиандра Амелл Хоук грустно улыбнулась и потрепала меня призрачными пальцами по волосам. Подняв руку, я ничего не почувствовал. Протянув дрожащие пальцы к стеклу, услышал свой собственный хриплый шепот:
- Мама…

С чего бы тут начать…
Может, с того, что за 13,5 глав я ни разу не увидела ни единой мысли в духе «хочу домой, как там мама, друзья, собака»?
Или с того, что из перечисленных личностей половина в самом деле могла с ним познакомиться в этой АУ (и была знакома в каноне), но от другой половины я репу чешу – что, как, когда, где они познакомились?
Или с того, что я вижу ООС Лелианы, у которой был кризис веры, но был он, скорее, недолгой слабостью от горя – а тут она как бы лицемерная атеистка?
Или с того, что Лиандра Хоук как сменила фамилию, выйдя замуж, так больше не пользовалась девичьей (Амелл)?
Короче, не знаю, мне в этом отрывке вообще ничего не нравится.
Дальше кусок от лица Флитвика.

Филиус Флитвик хмуро цедил свой чай и в сотый раз прокручивал в голове события каникул. Рождество прошло лучше, чем можно было ожидать. В замке осталось мало учеников. И Гарри значительно расслабился, это было видно. По натуре первокурсник всегда старался держаться особняком, поэтому передышка от переполненного народом замка ему была необходима.

При этом он пользуется авторитетом и везде ходит с большой свитой. Одиночка по натуре.

Конечно, было бы лучше, если бы он смог ненадолго покинуть Хогвартс и осмыслить все, что с ним произошло за семестр. Но директор явно высказался против. Декан Райвенкло уже хотел было возмутиться, но оказалось – незачем. Гарри сам подошел и попросил внести его в список. «Во избежание» - сказал он в тот день. И профессор послушал.
Последние две недели наглядно показали мастеру чар, что нужно было слушать свою интуицию. С его Учеником что-то происходило. Первокурсник всеми силами старался вести себя как обычно. Он выкладывался на тренировках, обтекаемо отвечал на вопросы, отшучивался…. Но лихорадочный блеск глаз насквозь выдавал все его потуги. Время от времени ученик умолкал посреди фразы и замирал, лихорадочно сжимая подлокотники кресла. Заминка длилась буквально долю секунды, после чего мальчик покаянно опускал голову и говорил «Простите, задумался».

Нам в следующей главе объяснят, что за фигня творится, так что подождем.
Флитвик гадает о причинах такого поведения, ни к чему не приходит и идет в тренировочный зал, полагая, что найдет Гарриэта там. И действительно.

Ученик стоял спиной ко входу без рубашки, в одних тренировочных штанах. Сцепив руки за спиной, первокурсник сосредоточенно вздохнул. Профессор приоткрыл дверь шире.
Кинжал блеснул меж тонких пальцев. Лезвие легко рассекло кожу на ладони. Аккуратным движением Гарри сосредоточенно нанес незнакомый мастеру чар узор прямо на рассеченной ладони и негромко пробормотал:
- Магией и Тенью запираю тебя во веки веков. Да будет кровь мне свидетелем.
Помещение осветилось на секунду ярко желтым светом, магия тут же всколыхнулась мощной волной. Казалось, сам Хогвартс встряхнулся и проснулся в ответ. Рана на ладони затянулась, а символ исчез.

Не знаю, как вы, а я все не могла при прочтении отрешиться от мыслей о том, как же, блин, абсурдно и смешно это должно смотреться в исполнении мелкого шпингалета. Ну серьезно, если б это проделал высокий широкоплечий взрослый красавец, и на его руках и обнаженном торсе под смуглой кожей вздувались бы бугры мышц… короче, вы поняли. А это что такое было?!

Первокурсник не спеша оделся и обернувшись, приветливо улыбнулся Флитвику:
- Пожалуй, нам нужно много над чем поработать, Учитель – негромко сказал он, натягивая броню.
Флитвик кивнул и медленно прошел в зал. У него было много вопросов. И кажется, сегодня ему все-таки удастся получить внятный и честный ответ. После тренировки.

Конец главы.
Ну что сказать. Автор, во-первых, все еще не чувствует окружения. Он задает условия, которые превращают сцены в фарс, и типа это нормально. Во-вторых, автор вроде как помнит, что его герой в теле мелкого пацана, а вроде как и нет. В-третьих, золотое правило «не рассказывай, а показывай» все еще не соблюдено.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 14 комментариев

Онлайн
Привет еще раз!
Я продолжаю разбор фика "(не)Хоук и философский камень".
Первая часть тут - http://fanfics.me/message388495
Глава 13, часть 2.
Гарриэт проснулся и сам разбирает подарки, а мы посмотрим, чего ему такого надарили.

Различив мелкий и скурпулезный почерк Мили, аккуратно раскрыл небольшую квадратную коробку, больше похожую на шкатулку.
«На случай, если тебе понадобиться что-то более точное. С Рождеством, заклинатель». – гласила короткая записка. А внутри коробки лежали ониксовые рунные часы. Тут же нацепив их на запястье, я вгляделся в движение звезд на циферблате и усмехнулся. Я как-то упоминал о проблеме определения точного времени в Хогвартсе. Но мне и в голову не пришло, что она это запомнит. Даже думать не хочу, во что ей обошелся этот реликт гоблинской работы.

Красивые пафосные часики. Не для одиннадцатилетки подарок, если честно, но ладно, ок.

Голдштейн тоже отличился. Подарил орла на галстук. В ответ на мое любопытство хищник совершенно независимо цапнул мне палец и распахнул крылья. Хранилище для безоара. И как я не додумался? Сей камушек я и впрямь безвылазно таскал с собой в специальном кармане кошелька. Благо пока мне это не пригодилось, но моя паранойя мне не давала расслабиться.
«Если в пище много специй, охотник это заметит. Следи за крыльями. С Рождеством».

Тоже прикольная штучка, хотя и граничит с фаноном об определении зелий в еде.

Майкл подобрал мне монографию об известных сновидцах. Редкое и практически неиспользуемый раздел магии, от которого пошли текущие прорицатели и в дальнейшем историки.

Хороший подарок, мне нравится.

Смит как всегда подошел к выбору со своим типичным юмором. Ритуальный нож для магии крови и пожелание выбрать жертву достойную его длины. Скользкий намек пополам с серьезностью. Не выдержав, я рассмеялся и взвесил нож в руке. Вот же гад даже с балансом угадал.

Щито?!! Во-первых, когда Гарриэт рассказал друзьям, что увлекается магией крови? Во-вторых, где их реакция на это? В-третьих, одиннадцатилетка на полном серьезе дарит однокурснику ритуальное холодное оружие? Это… это у меня слов не хватает. Ну такое нафиг.
Или Смит его просто троллит.

Дальше шли небольшие презенты от старшекурсников. Даже староста и та расщедрилась мне на дуэльные перчатки. Неожиданно. Флейта ручной работы от Хагрида на проверку издавала какой-то странный звук. Что-то среднее между криком пустельги и яростью гарпии. От Рона и Гермионы мне достались сладости. Уизли даже приложили к подарку плотный изумрудный свитер.

Знаете, я хочу на Гриффиндор. Может, там не такие мегаудобные комнаты, но там учатся нормальные дети, которые пришлют мне на Рождество и день рождения конфеты и какую-нибудь милоту, а не холодняк.

Долгопупс и впрямь сумел меня удивить. Прислал целую банку настоящего восточного зеленого чая с пожеланиями.

Чаек… чаек – тоже неплохо.

Дело в том, что ещё мотаясь по Орлею я задолбал всех своих сопартийцев с этим напитком.
Раз побывав в доме Вивьен за долгими разговорами о классификации крови и ароматным чаем я моментально влюбился в его вкус.

В сторону: речь идет о Вивьен из третьей части игры, главе орлесианского Круга и придворной чародейке императрицы. Я не играла, но знаю из Вики и от тех, кто играл, что Вивьен ценит власть, комфорт и личную выгоду. С каких карасей она привечала дома разыскиваемого мага, имеющего отношение к началу войны магов и храмовников (которая очень не нравится лично Вивьен), нам с Laini было непонятно.
И да… канонная Вивьен – не маг крови. Вообще. Совсем. Она очень дорожит своей репутацией.

В результате Краснобай, Сэра и даже Дориан были вынуждены мотаться к чародейке.

В каноне из этих троих другом Хоука был только первый – Варрик Тетрас по кличке Краснобай. Что забыл Дориан в компании неведомого ноунейма, нам было непонятно.
В играх вообще четко прописано, когда и с кем герой знакомится и почему. И зачем он нужен своим соратникам, а они – ему. Так что изменение этого «кто, когда, зачем» вызывает вопрос «шта?!»
Но зацените: он не умеет делать подарки, а его друзья ради него добивались милости гордой Вивьен, чтобы разжиться чаем для Гарриэта!

В конце концов, однажды Вивьен явилась сама и заявила:
- Вы совсем загоняли своих соратников, душечка. А я решила, что мне не помешает все-таки увидеть границы нашей прекрасной страны. – словами не передать какая гамма эмоций была у моих соратников на лицах в тот момент. Мне явно стала не страшна Инквизиция в ближайшем будущем.
А уж чего мне стоило попытаться убедить в своих пожеланиях местных домовиков, и вовсе целая эпопея. С досады я перескакивал на орлесианский,

Мы все еще не знаем, как этот язык звучит, а Гарриэт все еще ни разу не палится. Параноик, тоже мне.

долго и терпеливо пытаясь объяснить ушастикам, что я от них хочу. Невилл стоял тут же, на кухне. Мы в тот день шли на гербологию, и я совершенно беззастенчиво пользовался его знаниями.

Теперь понятно, откуда Невилл знает про любовь Гарриэта к чаю. А то я хотела возбухнуть.

Миссис Джоан прислала мне настоящий гаэльский сборник

Сборник чего?

и стилус для рисования. Аккуратно выточенный инструмент из слоновой кости приятно тяжелел в руке, а я про себя пообещал поблагодарить женщину максимально достойным образом при первой же возможности.

А неслабо зарабатывают медсестры в Англии! Стилус слоновой кости… автор отдает себе отчет в том, сколько стоит такая штучка?

Учитель прислал мне старинный бронзовый ключ и посоветовал навестить класс напротив дуэльных комнат, пожелав счастливого рождества. Заинтригованный, я отложил ключ в кошелек. И тут мне на глаза попался ещё один сверток. Тонкая, почти невесомая, серебряная ткань скользнула по моей руке.

Мантия-невидимка! С запиской. Подписи нет, но почерк директора Гарриэт узнал.

Эмоции от подарка уважаемого директора у меня были двойственными. Аккуратно стянув плащ, я убрал его в рюкзак и задумался. Стрелка на рунных часах все-таки ознаменовала конец часа коротким мелодичным звуком. Так ничего и не решив, я оделся, прицепил орла к груди, убрал остальные подарки в чемодан. Разберусь. В конце концов, даже моя паранойя имеет право на Рождество.

А можно поподробнее? А то «задумался», а потом сразу «ничего не решил». Это же внутренний монолог героя, где версии, где мысли, где вопросы? А нет их.

После праздничного обеда я не стал засиживаться в гостиной, чтобы не мешать отдыху молодой пары. Провалявшись ещё несколько часов, я натянул тренировочный комплект, добавив к нему перчатки, и направился к Учителю. Поздравлю с рождеством и немного разомнусь. Орел занял свое место на груди, а гоблинские часы я снял с запястья и положил в карман. Магия магией, а во время тренировок пострадать может любой артефакт.
Пустой замок наводил на меня странное ощущение легкости. Никаких шепотков за спиной, косых взглядов на затянутый стальным панцирем корпус и нетипичную для школьника обувь.

Стальной панцирь на мелком шкете!!! Аааааа, я не могу.
Реально непонятно – зачем? Он же вырастет, подгонять все по новой… или оно само подгоняется? А на боевые и защитные качества брони самоподгонка не влияет, нет?

И мне не нужно лавировать в бесконечной толпе, ограничивая себя в скорости. К слову, тренировочный костюм я заказал у тех же гоблинов. За свой счет в банке я абсолютно не опасался. Когда будет необходимость – я найду действенные способы его пополнить.

Маг, привыкший взвешивать свои решения, бездумно сорит деньгами направо и налево. Хотя ему всего 11, и с заработками в силу возраста у него возможны некоторые трудности в ближайшие года 3-4.

А вот лежащее просто так без всякой пользы золото меня напрягало.
Форменные мантии и практичная маггловская одежда - это конечно хорошо. Но без хотя бы небольшой защиты я буквально чувствовал себя голым. Даже у учеников круга одежда была вышита рунами сразу после поступления. Не говоря уже о традиционном очищении и флаконах с кровью.

Это про что сейчас было? Я вообще не поняла последнее предложение.
Кстати, самые мелкие ученики Круга ходили в обычной одежде.

Поэтому через несколько недель после начала учеба в Хогвартсе, я написал своему поверенному и изложил свою просьбу.
Пока шел по коридору, на меня нахлынули воспоминания. После объявления права уничтожения

…о котором вы должны были узнать ровно тогда, когда вас убивать пришли…

я и еще несколько младших чародеев под чутким руководством моей паранойи безо всяких угрызений совести вскрыли кладовые на цокольном этаже и экипировались по первому разряду.
Сильверитовые пластины под плащами стали для нас огромным подспорьем, пока мы пробивались через озеро Каллинхад к Морозным горам.

Во-первых, Каленхад (это не только топоним, это еще и имя невероятной крутости чела, проявил бы уважение). Во-вторых, озеро Каленхад – это здоровое такое озеро, которое… ну, кхм… только очень глубокой зимой по нему бежать возможно, чтобы лед намерз на всей площади и мог выдержать группу здоровых лбов в металле.
В связи с чем у меня вопрос – как они не потонули в этой амуниции?!

Без этого меня бы убили, по крайней мере, трижды. Многие из младших учеников в дальнейшем откололись от группы, а мне пришлось присоединиться к отряду бродячих гномов. Именно тогда я и встретил Краснобая.

И все бы ничего, только в это время (9:30 – 9:31 год по игровой хронологии) Варрик жил в Киркволле и никуда не выезжал.

Понятия не имею, чтобы я делал в городе работорговцев без этого проныры. Насмешливый, хитрый и самоуверенный гном не только помог мне устроиться. Вместе мы буквально перевернули город, собрав рядом целую ватагу магов. И не важно, что из-за того пришлось помотаться по Орлею, до хрипоты споря с посланцами Инквизиции.

Автор еще и пространство плохо чувствует, ведь человеку незнающему может показаться, что «город работорговцев» (Киркволл) стоит где-то возле Морозных гор, а сами Морозные горы, как и озеро Каленхад – на территории Орлея. (Кто с сеттингом незнаком, скажите честно, оно так выглядит?)
В любом случае такое описание – лажа уровня «пересечь границу Хай Рока возле Хелгена». Вот карта: https://vignette.wikia.nocookie.net/dragonage/images/3/3f/Карта_Ферелдена.jpg/revision/latest?cb=20140725132337&path-prefix=ru
Киркволл плохо видно, но он наверху над морем. Башня магов на озере, ее тоже плохо видно. Орлей… он слева, короче, за Морозными горами.
Кстати, крайне забавно, что Гарриэт уже дважды (со Шляпой и с домовиками) сбивался на орлесианский язык, при этом ни слова не упоминая о торговом наречии, которое знают и используют по всему Тедасу.

Именно Краснобай уговорил Вейда обработать шкуру дракона. «Идеальный доспех» - так он это назвал. А я до последнего сомневался, что сработает.

А кузнец Вейд живет не в Киркволле. Он живет в Денериме и потом в Амарантайне (тык на карту), и его не надо уговаривать: он влюблен в свою работу и сам готов нам приплатить за возможность поработать с драконьей шкурой.
«Полное АУ мира ДА» в данном случае обозначает «здесь происходит некая неведомая шняга, где от мира остались лишь некоторые имена и названия, а от героя – ровным счетом ничего». Я должна узнать хоть что-то, но я не узнаю ничего. И незнакомый с сеттингом человек не понимает ни фига, а кто поиграл, тот злится.

Через несколько лет после основных событий в городе мой костюм с легкой руки Варрика был провозглашен броней Защитника.

Странный фетишизм, на мой взгляд – почитать не человека, а его костюм. И да, про основные события в каком городе идет речь? В Киркволле? А то я опять не понимаю, о чем ты.

Исходя на вой от безысходности и тоски, я написал требуемые параметры поверенному и попросил изготовить мне хоть что-то пристойное.
Конечно, на драконью шкуру даже моих денег не хватило.

Не хватило? Так они кончаются?

Вместо этого поверенный купил какой-то особый гоблинский металл, и по моему сложению был изготовлен мой нынешний костюм.

/хрюкает от смеха/ Какой-то особый гоблинский металл… понимаете, он даже не вник в вопрос!!! И да, сначала он говорил о стальном панцире, а тут уже непонятный металл.

В перспективе он был прост, эффективен и, что для меня главное, легок. Я не рыцарь и не пехотинец таскать на себе килограммы железа.

Я больше скажу, Гарриэт – вотпрямщас ты мальчик 11 лет с формирующейся мускулатурой. И да, легкий… металлический панцирь? Я чего-то не знаю о грузоподъемности детей и весе доспехов?

Нагрудник и наручи надежно защищали меня от обычных физических повреждений. Плюсом было и то, что металл качественно ослаблял проклятья, если вдруг случиться так, что незадачливый владелец под них попадет.

Поверил на слово гоблину или проверил лично?

Хорошая защита в мелких стычках. От того же самого дракона мне это не поможет, но вот переулках Лютного я вполне мог в нем прогуляться. Но эти планы я отодвинул на лето.

Угу… костюм-табличка: «Лох здесь, надуй меня».

Остальную экипировку я брал под стать, делая упор на комфорт и удобство в бою. В качестве обуви подошли неизменно высокие сапоги со стальной полоской на подошве. Получить таким в живот – больно, надежно и неприятно.

Прости, ты говорил что-то про легкость? Высокие сапоги на такой подошве – это сурово…

В зачарованную ткань штанов были вшиты те же пластины нагрудника с острым наколенником.

Пластины нагрудника, вшитые в штаны… чет я мозг сломала, пытаясь представить сей комбинезон.

Горло у меня тоже закрывал плотный колючий воротник. Шлемы я никогда не любил за то, что они ограничивали обзор. А так жизненно-важные области были надежно защищены.

Подожди, а голова тебе не важна? Ты же в нее ешь и думаешь ею мысли поганые… хотя да, нафиг тебе голова.
А вообще-то шлем – полезная штука (все мы посматриваем Климсаныча).

В таких размышлениях я дошел до кабинета Учителя, намереваясь по привычке войти. К моему изумлению, дверь оказалась заперта. На секунду замешкавшись, я вспомнил о его необычном подарке и пошел к нужной двери. Бронзовый ключ с мягким щелчком открыл замок. Переступив широкий порог и закрыв за собой дверь, я поднял глаза и обомлел.
Огромный сводчатый зал с несколькими дуэльными площадками и тренажерами поражал воображение. Здесь я мог делать со своим телом буквально все, что придет в голову моей паранойе. Тренажеры, кстати, многие были маггловскими. В углу я заметил брусья и даже тяжелый на вид стальной турник. Безмолвно пройдя дальше, я услышал легкий шаркающий звук и резко обернулся.
Кинжал скользнул в руку сам. Физически я действовал на одних рефлексах. Зачарованный голем, внешне неуловимо напомнивший мне храмовника Инквизиции, продолжал наступать на меня, силясь разрубить тяжелым двуручником. Краем уха заслышав шелест тетивы, я перекатом ушел в сторону. Второй голем уже вынимал из колчана следующую стрелу, стоя за моей спиной. Сапогом врезаясь в живот мечнику я обернулся и резво откатился по лакированному полу. Падать я научился ещё в Круге.
- Ну, Учитель…. – губы сама собой исказила сумасшедшая усмешка – Определенно это стоящее Рождество. – высказался я, выбивая оружие у лучника и выскакивая из очерченного круга подальше от рубящего удара по голове. Сегодня даже моя паранойя осталась довольна.

Такой вот подарок преподнес ему Флитвик. Профессор, будьте аккуратнее, ваш лох еще не все деньги потратил!
Кстати, передаю ему слово.
Флитвик весь день провел, договариваясь с высочайшими инстанциями о… ну, в общем, обо всем понемного. В основном о тренировках Гарриэта, о его успехах и о том, куда он, Филиус, тратит деньги (это интересует его родню – големы недешевы).

Через руки каждого Мастера всегда проходит определенное количество Учеников. Это такое же подтверждение мастерства, как ежегодная аттестация и исследование магии. Мастер может не присутствовать на рядовых собраниях коллегии, но предоставить факт своей работы – обязанность. Весть о том, что Филиус Флитвик взял в Ученики надежду магической Британии по гильдии разошлась быстро.
И это накладывало новые обязательства для его Учителя. Гарри должен предстать перед комиссией полностью подготовленным. Кроме того, первичные выкладки Флитвика были оценены настолько высоко, что уже сейчас мальчик должен будет проводить полноценную исследовательскую работу.
Полугоблин усмехнулся, в красках представив себе реакцию мальчика. Когда речь заходила об исследованиях, зеленые глаза загорались каким-то особым энтузиазмом. Как и все ученики его дома, мальчик с особым трепетом относился к книгам. Но ни у кого из них Флитвик не мог припомнить такого избирательного подхода к информации. Первокурсник мог просидеть полдня над пыльным традиционным томом теории магии, а в конце вывести абсолютно новую концепцию, саркастично ссылаясь на «проверенные» источники.

Не говорить же ребенку, что вывел он полную нерабочую фигню.
Если серьезно, открытия не делаются за полдня. Ну нет. Ну никогда. Утверждение «я не знал, что это невозможно, потому и сделал это» неполно: правильнее было бы «я много видел, много читал и подумал – а почему бы не сделать вот так? Я не знал, что это невозможно, потому и сделал это». То есть у того, кто совершает прорыв, всегда есть эмпирическая и/или теоретическая база. Иначе ему в голову не придет просто, что ему нужна новая штука.

Обычных сочинений Гарри давно уже не писал. Все его работы – небольшие мини-исследования, которые потом подвергались тщательному разбору и обсуждению. Тем сложнее было придумать что-то подходящее в подарок на Рождество. Флитвик понимал, что просто книги или указаний для его ученика будет мало. А на осторожный вопрос, первокурсник только пожал плечами и сказал, что он бы дарил подарок со значением. Полезный или важный. А ещё признал, что подбирать подарков совершенно не умеет.
Флитвик тогда вздохнул, он тоже не был виртуозом в подобных вопросах.

Полугоблин, не разбирающийся в подарках… получили ли мы подтверждение, что в гоблинской книжке о подарках и о гоблинах – спецах в этой области написана лажа, господа? /зловредно хихикает/

Решение прошло само в тот день, когда ученик самозабвенно избивал трансфигурированные манекены. Полугоблин припомнил разговор насчет тренировочного зала и развел кипучую деятельность, реализуя задумку. Найти и очистить пустой класс было самой простой частью, проблема пришла с самой неожиданной стороны.
Гильдия рьяно сопротивлялась «нетрадиционным» методам обучения. За недели споров Флитвик успел переругаться со всеми коллегами по мастерству. Родня тоже потребовала отчета, как только мастер чар направил прошение в банк на снятие трети суммы своего сейфа. Затраты были большими, но вполне оправданными. Гильдия артефакторов не могла предоставить големов дешево, а они для тренировок годились лучше обычных манекенов.

Ну вот, я же говорила! Весь мир ополчился на Флитвика и его Ученика. Я, кстати, уже даже не удивляюсь молчанию Дамблдора – он, видимо, дал Флитвику полный карт-бланш, только бы социально опасная имба была вечно занята.
Но мы уже знаем, что големов установили, и все работает. А Флитвик разбирает подарки, у него тоже Рождество.

Большинство подарков – книги. Бывшие ученики, коллеги, знакомые…. Все они дарили ему редкие и дорогие издания, желая всего наилучшего. Пожалуй, его личная библиотека уже могла бы посоперничать с Хогвартсом. По крайней мере, в плане специфической профессиональной литературы – точно.
Родня расщедрилась на бутылку традиционного гоблинского гвинта с острыми закусками. К подарку прилагалась записка с пожеланием приятного вечера. Припомнив встречу утром, Флитвик криво усмехнулся. Вот уж точно, вечер теперь должен быть очень приятным. Когда профессор уже собирался пойти в личные комнаты и все-таки написать записку, в открытое окно влетел ворон.
Ромул – действительно уникальная птица. Крупный, гордый с достаточно хищными повадками он легко переносил любую почту. Даже в манере его полета осталось нечто неуловимо стремительное, должно быть, мальчик и впрямь его дрессировал. Описав хищный полукруг над адресатом, птица плавно опустилась на стол и хрипло каркнула, вытягивая лапу, к которой был привязан пухлый сверток.

Когда хотел написать красиво, а получилось тяжеловесно и коряво. Ну и да, снова др… восхищение необычной птицей. Ничего против птички не имею, но зубы уже склеиваются от пафоса.

Коротким знакомым почерком Гарри желал ему счастливого Рождества и многотомного благодарил, а приписка в конце вызвала у него усмешку:
«Я уже говорил, что не умею поздравлять? Так вот. Мне показалось, это будет уместным подарком. Можете оставить его в классе, чтобы особенно ретивые не забывали с кем имеют дело».
Флитвик с любопытством развернул сверток. Знакомое плетение чар озарилось мягким золотым светом. Профессор коснулся палочкой бумаги, и в воздухе повисло поистине громадное полотно. Мастер чар долго смотрел на самого себя, схлестнувшего в дуэли, с неизвестным магом.
Потом на себя во главе армии у основания разрушенной полукруглой башни. На себя, стоящего перед первым курсом Райвенкло. На самого ученика, едко улыбающегося в углу и сощурившего глаза в сторону доски. Несмотря на то, что изображение не двигалось, все выглядело пугающе живым и реалистичным.

...Пугающе? Я надеюсь, это сейчас было про эффект «зловещей долины» - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B0%D1%8F_%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B0

Птица хрипло каркнула и перелетела Флитвику на плечо.

…и свернула ему плечо, потому что взрослый ворон весит до двух кило, а Флитвик ростом невелик, и 2 кило на плече для него – нехилая нагрузка.

Профессор очнулся от своих размышлений и взмахом палочки призвал пергамент. Похоже, сегодня будет крайне интересное рождество.


Вот и кончилась эта безумно длинная глава. Длинная, скучная и в целом пустая, а любителей ДА заставившая не раз пробить себе лицо. Зато – возрадуйтесь! – Гарриэт наконец-то использовал кинжал!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 21

Онлайн
Привет!
Я продолжаю разбирать фик (не)Хоук и философский камень.

Глава 13, часть первая.
Это очень долгая и скучная глава. Хотя бы потому, что а) в ней почти ничего не происходит, б) она почти в 2 раза длиннее предыдущих. Я не шучу, если предыдущие главы укладывались в 4-5 вордовских страниц, то эта растянулась на 10. Поэтому я разобью ее на две части.
По традиции - примечания автора:

Если кому-то поведение Хоука кажется нелогичным, то.... Попробуйте представить, каково это: проживать ВТОРУЮ жизнь, сохранив опыт и воспоминания о первой.

Сама об этом фикло пишу, так что не вопрос.

И возможно вы поймёте приступы ностальгии главного героя и желание хоть немного приблизить к себе что-то привычное.

Через полтора года после попадания? Гарриэт попал за год до Того-Самого-Письма, то есть летом 1990. А в фике уже декабрь 1991! И только сейчас на него накатило? Быстро же до него доходит…

Так что костюм - далеко не Мэри Сью. Просто попытка Хоука добиться хотя бы минимального комфорта.

Если бы он не расписывал шмотье из паутины акромантулов (глава 2) и удобство комнат (глава 6), я бы не прицепилась к «минимальному комфорту»… может быть. Не знаю. Но это было, поэтому… звучит потрясно, да.

А паника относительно выбора подарков - вполне естественное явление для того, кто к этому не привык). Приятного чтения.

И тебе того же, милый автор, и тебя туда же. Подарки мы-Хоук друзьям дарить могли, но это уже придирка, ладно. Это дело добровольное.

Филиус Флитвик проверял очередные работы учеников, бегло просматривая содержание. С работой в четыре потока ему успешно помогал скастованный когда-то в далекой юности артефакт.

Слово «скастованный» в речи пожилого профессора… я понимаю, что это прямая калька с английского, но мы-то читаем по-русски, и для нас «кастовать что-либо» - сленг современней некуда.

Простой позолоченный монокль, добротно зачарованный под благодушное слово Мастера, легко помогал разбирать неровный почерк учеников и быстрее прочитывать большую часть текста.

О, это прикольная фиговина! /у автора обзора почерк нечитаем ваще, так что одобрямс/
Дальше Флитвик рассказывает, что у магглорожденных проблемы с почерком, потому что они не привыкли к перьям, и что он организовал своим студентам уроки чистописания. Это фанон, конечно, но фанон не бесячий, так что сельдерей с ним.

Единственным исключением в этом году оказался Гарри Поттер. На общих занятиях Флитвик частенько отмечал его странную манеру держать перо и от абзаца к абзацу перекладывать его то в левую, то в правую руку. При этом почерк получался неизменно ровным, убористым и понятным.

Тема не так работает. Бывший левша или амбидекстр может по привычке начать царапать левой рукой, но если в новом теле он правша и левую руку не развивал целенаправленно и долго, результат будет немного предсказуем.

Как потом признался ученик в одном из откровенных разговоров, за которыми они частенько засиживались после многочасовой практики, перо для него стало ещё одним методом для тренировки запястий. После попадания в больницу ему пришлось довольно долго восстанавливать мелкую моторику и подвижность рук.

За полтора года раскачать левую руку (да и правую) до взрослого почерка? Круто! Один вопрос – когда успел? Это ж заниматься надо…

Только Флитвик отложил очередной пергамент в стопку проверенных эссе, как в класс влетел белый от бешенства Гарри Поттер. Мастер чар, чутьем почуявший, что случилось что-то серьезное, взмахом палочки запер дверь и наложил комплекс защитных чар.
Первокурсник, не обратив внимания на учителя, трансфигурировал первую попавшуюся парту в несколько манекенов и отбросив палочку, влетел в них с задушенным яростным рыком, каждый вдох сопровождая ударами. Мастер чар следил за этим с затаенным любопытством. Он слышал, что у магглов есть методы борьбы без магии. Но ему не доводилось видеть подобного стиля.
Удары ученика были текучими и резкими. Он бил будто бы наотмашь. Даже с учетом достаточно небольшого веса и пока – роста, звук получался внушительный. Свистящий и дробный. Гарри лупил манекены целый час, пока окончательно не разбил костяшки и не осел прямо на полу, со свистом восстанавливая дыхание.

Так, и что это было? Он вот так разозлился на мелких детей, которые нечаянно (!!!) столкнулись с цербером? Господа, его к людям пускать нельзя, он психически нестабилен!
И да, откуда у него скилл, чтобы в таком гневе совершить сложное превращение, и откуда силы и техника, чтобы лупцевать манекены целый час?

Флитвик наколдовал табурет и молча опустился рядом. Первокурсник расплел волосы и откинул мокрую челку со лба.
- Безмозглые идиоты…. Простите, учитель, я вышел из себя – глубоко вздохнув, посетовал Поттер. И тут же с досадой дернул подбородок вверх, распрямляя осанку.
- Что случилось? – мягко спросил профессор, скрывая беспокойство.
- Цербер случился! – рыкнул первокурсник и тут же пояснил – Троица Полутора Героев его навещать приходила. Ночью. Открыв дверь Алохоморой. – юный маг с досады скрипнул зубами и впечатал кулак в пол.

Не передергивай! В том-то и дело, что они понятия не имели, кто сидит в коридоре. А дверь открыли Алохоморой, потому что знали это заклинание и умели его применять! И это абсолютно нормально для мага: в любой непонятной ситуации колдуй!
То, что дверь от Алохоморы открылась, не их вина от слова совсем.
Потом Флитвик и Гарриэт едят, разговаривают о защитных чарах, Флитвик говорит, что поставит другую защиту на дверь (он, типа, раньше не знал, как именно охраняется камень) и велит следить за гриффиндорцами.
Передаю слово Гарриэту.

После разговора с Учителем мне немного полегчало. По крайней мере, нервы больше не были завязаны в большой змеиный узел, а из-за угла не чудился подземный рык.

…ну да, суровый чувак, ушатавший не одну сотню противников в прошлой жизни и сделавший тролля в этой, до ус… ужаса испугался цербера.

Долгие часы обсуждений защитных и охранных чар меня и вовсе успокоили окончательно. В спальню я вернулся на четверть часа после отбоя и моментально заснул, стоило коснуться виском подушки.
Все-таки комфорт – та вещь, которую научишься ценить за годы скитаний или аскетичного образа жизни круга. На следующий день неугомонное трио со мной помирилось. Честно признали, что вспылили и не поняли ситуации.

Нормально! То есть ты в глаза их оскорбил, назвав недоразвитыми, да и не только, но извинялись перед тобой они? А ты, разумеется, во всем был прав… я бы тебя такого умного за милю обходила после твоей пламенной речи.
Гарриэт описывает свои дела, рассказывает, как «Трио полутора героев» (шикарное название) ищет инфу про Фламеля и даже успело немного охладеть к поискам от постоянных неудач… а тут и каникулы подъехали.

Когда декан составлял списки, я, не раздумывая, попросил меня указать. Если я сейчас уеду, то могу потерять контроль над ситуацией. Да и рождество в паре с учителем в кои-то веке не забитом магическом замке обещало быть интересным. Парни, узнав о моем решении, попробовали было вскинуться, но я остался непреклонен. А желающим остаться для надежности прописал подзатыльников. Не дело это – у парней семья, которая их полгода не видела. А мои родственники и без меня могут обойтись.
Милисент попробовала пригласить меня на Рождество, но и тут мне пришлось отказаться. Впрочем, мое объяснение она поняла и пожелала удачи, пригрозив без неё не гонять троллей по коридорам. Также я расслышал, что в замке оставался полный состав Уизли, несколько барсуков и пара наших семикурсников Уилкинс и Мира. Будущий руннист и разрушительница проклятий решили не отрываться от подготовки к экзаменам. А с учетом их недавней помолвки – количество причин остаться в почти пустом замке возросло.
Сложнее всего помимо объяснений было с другим – подарки. Дело было в том, что я совершенно не умею подбирать презенты другим. Ни мелкие, ни значительные. Будучи магом круга, я ограничивался тем, что устно поздравлял своих собратьев с Новым годом.

В Тедасе празднуют Первый день, а не Новый год. Впрочем, причем тут Тедас, нам же не обещали кроссовера с ДА… хотя погодите-ка…

Чаще всего это звучало, как констатация того, что год мы-таки прожили.
А уж когда началась вся эта ерунда со святой Инквизицией, тем, кто выжил после Права Уничтожения и обыска башни сверху донизу, резко становилось не до праздников.

/орет чайкой/
Сейчас поясню масштаб ахинеи. Право Уничтожения – это право храмовников, служащих в Круге магов, ликвидировать всех магов, состоящих в Круге в данный момент времени. Тех, кто не оказывает сопротивления, усмиряют (блокируют им способности и эмоции), остальных вырезают. Для этого командор храмовников запрашивает разрешения у церкви, и для этого нужны исключительные обстоятельства – например, массовый бунт. Так вот, во-первых, выжить и не стать усмиренным после объявленного Права уничтожения нельзя. А во-вторых, мы говорим о конкретном Круге – башне Кинлох, и мы знаем, когда ее командор запрашивал разрешения на массовую зачистку, то есть у нас появились определенные привязки к биографии Гарриэта. Он бежал из Круга как раз в то время, когда в стране бушевал Мор и смута.
Но таки обратите внимание, Хоук сбежал в 9:30. Он застал события Инквизиции, то есть 9:41 год. Он в саммари назван Защитником Киркволла, то есть жил в городе Киркволл в течение 6-7 лет, когда там происходили ключевые события (вроде как тут по канону). И за эти 6-7 лет жизни среди людей он ни разу никому не подарил даже бублика? Что тут сказать…

За неделю до Рождества мне пришлось в срочном порядке сосредоточенно шерстить голову. Так. Милисент, Учитель, парни и факультет, Уизли, Грейнджер, Долгопупс, Хагрид. И что им всем дарить, матерь Бездна?
Прометавшись в отчаянии около трех дней, я кинулся писать своему поверенному. Глупо? Ничуть. Никто не разбирается в подарках лучше гоблинов. Это я понял уже при первом прочтении книги Саблезуба.

…книги, которую ему посоветовал поверенный… Лох не мамонт, лох не вымрет! /в восторге ржет и аплодирует/

Клянусь Андрасте, этот перевод стоил любого золота. Именно оттуда я почерпнул ворох ритуальных, но важных фраз для общения, которые неизменно использовал в письмах. А главное, там прямым текстом указывалось, что вожди между собой договаривались именно насчет Даров.

Это он, видимо, про вождей гоблинов.
И поверенный ему насоветовал. Слушайте сюда, коллеги, буду приводить полный список.

Поверенный отозвался мне на следующий же день. В результате по его рекомендациям я приобрел для Долгопупса упаковку мелких и редких восточных трав для сада. С учетом климата родной Британии юный герболог от счастья вокруг дома засадит акр земли. И ещё год может забыть об удобрениях.
Девушки получили от меня небольшой комплект с магическими серьгами. Простые и действенные накопители магии. Лучший способ залечить нервы или избавиться от риска магического выброса.
Не удержавшись, я все-таки написал ещё и Хиггсу в поисках расширенного издания той самой монографии, которую до дыр зачитывала Милисент. А чего? Мне это почти ничего не стоит, а если этот Драго..Дрогор…Дгагор… короче, зельевар настолько ей интересен – пусть порадуется. Честно говоря, несмотря на многочасовые разговоры, даже из базовых выкладок с подробными объяснениями Мили я понял не все. А как говорит Учитель - талант надо развивать.
От Уизли я отделался новыми перчатками из драконьей кожи и спортивным сборником его обожаемых Пушек Педдл. Пускай. Должен же ребенок хоть когда-то открывать книгу? Пусть эта книга и о квиддиче, но какие его годы. Хагрид тоже получил от меня небольшую занимательную литературу. О разведении нунд в восточной Индии до первого гоблинского восстания. Книга хотя и была редкой и за каким-то Мордредом запрещенной в магической Британии, она не содержала ровным счетом никаких опасных сведений. Виды, повадки, особенности, предыдущие ореолы обитания. Зная добряка великана, я был уверен, что ему понравится.

Эммм… ты не знаешь Хагрида, ты с ним не общался после Косого переулка вообще никак. У тебя то учеба, то травмы, то опять учеба.
Но уже некисло получается, верно?
1) Редкие садовые травы в большом количестве;
2) Две пары зачарованных серег;
3) Редкая монография по зельеварению;
4) Перчатки из драконьей кожи и книжка про спорт;
5) Редкая и запрещенная книжка про нунд.
И все это – по рекомендации поверенного и через него, муахаха!!!
Но это еще не все.

Тяжелее пришлось при подборе подарков Учителю и факультету. Если с моими парнями все было ясно – я им подобрал каждому полный походный боевой комплект мага. Для вылазок по самым опасным и темным местам. Особенность костюма была в том, что он подгонялся по размеру и гарантировал выживание хоть в холодном Морозном Хребте за Орлеем. Поверенный из кожи лез, но раздобыл мне нужное практически за половину стоимости. Я обожаю этого гоблина.

Слушай, а ты уверен, что им понравится? В смысле, может, они хотели получить какую-нибудь крутую модель Млечного пути или шахматы, а не форму волшебного спецназа? Это во-первых. Во-вторых, им только одиннадцать – эти костюмы будут вместе с ними расти, что ли? Или привет, проблемы со скелетом? И в-третьих, ты уверен, что тебя не надули со стоимостью подарка?

А вот с факультетом в целом так просто не вышло. Вдоволь насмотревшись на ушибленную везде, где только можно и нельзя команду по квиддичу, я принял вполне однозначное решение и через тот же банк заказал на всю команду откалиброванную броню.

Еще +7 комплектов… БРОНИ, Карл! Еще и откалиброванной. А если игроки вырастут за лето или их сменят другие игроки, броня это учтет, интересно?
И да, у тебя есть Рон и Захария, которые интересуются квиддичем – ты у них спросил бы, может, такое снаряжение не используется в спорте или просто неудобно. Ты же не шаришь в этой теме и не смотришь матчи, что ты можешь заказать?

Всем остальным сошли в ударном темпе нарисованные портреты. Той же Помфри ушло её же изображение в виде богини Андрасте. Мне не сложно – зато она оценит.

По портрету в минуту. Я напоминаю, Рождество в Англии справляют в декабре, который УЖЕ ПОЧТИ ЗАКОНЧИЛСЯ! Гриффиндорцы в начале декабря сунулись в Запретный коридор, а сейчас они мало-помалу теряют интерес.
Автор не чувствует время вообще никак. И я даже не буду придираться к тому, что Андрасте – не богиня, а пророчица. И что она была не сестрой милосердия, а воином и полководцем. Мадам Помфри в латах и с мечом? Ну… свежая идея.
И к тому, что у него нашлось время ТАК прокачаться в рисовании за всеми занятиями (а на гриффиндорцев времени нееее было), я тоже не придираюсь как бы.

А что касается Учителя, то это я готовил долго. Парни по моей просьбе передвинули всю мебель в спальне в угол. Так что кровати у нас пока стояли впритык. А на всю освободившуюся стену был повешен огромный холст. Оставшиеся трое суток я старательно вырисовывал нашего профессора, прерываясь только на еду и сон.
Сунувшийся было с нотациями Роджер, так и потерял челюсть на полу. А я послал его к Мордреду и велел не загораживать свет. По сути это была многотомная гравюра, отражающая Флитвика в разных исторических эпохах. Я не поленился найти вырезки и зарисовал сцены из дуэлей Европейского Чемпионата.

Я бы тоже челюсть потеряла. Тут на листочек А5 порой убиваешь часов по 8, а он гравюру во всю стену склепал за трое суток (опустим то, что у него на все про все было не больше недели, как мы поняли). Урежьте осетра, сударь!

Дурслям я отделался формальными поздравлениями и заверением, что у меня все хорошо и что репутация «порядочной семьи » нисколько не пострадает. К миссис Джоан ушел заполненный от корки до корки ежедневник с моими самыми светлыми и подробными буднями в Хогвартсе. Я зарисовывал даже действие заклятий на его страницах. Также отправил несколько заполненных альбомов. Там были окрестности самого замка, его коридоры и аудитории. На все это были наложены самые крепкие чары сохранения. Всё. Я справился. Завтра, храни меня Моргана, наконец-то Рождество.

А теперь считаем заново.
1) Редкие садовые травы в большом количестве;
2) Две пары зачарованных серег;
3) Редкая монография по зельеварению;
4) Перчатки из драконьей кожи и книжка про спорт;
5) Редкая и запрещенная книжка про нунд;
6) Три комплекта крутого боевого снаряжения;
7) 7 комплектов спортивного снаряжения (насколько оно подходит для спорта – непонятно, но хай будет);
8) Портреты всех знакомых (уат?!!);
9) Портрет Флитвика.
И пункты 1-7 были заказаны через поверенного. Во-первых, такое слепое доверие к гоблину-поверенному не делает Гарриэту чести. Во-вторых, советоваться с левым гоблином, а не с теми, кому даришь – ну это как-то странно. Если творчество зайдет всегда, а Миллисент, Рону и Хагриду подарки достались по интересам (хотя я не помню ни одной – вообще ни одной – сцены, где Гарриэт в школе общался с Хагридом), то с остальными можно было круто влететь, потому что броня и серьги могут быть неудобными или тупо не понравиться. А на травы, ВНЕЗАПНО, может развиться аллергия!
Теперь я хочу зарисовку о том, как герой послал всем дары богатые, а они не подошли.

Продолжение тут - http://fanfics.me/message388499
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 14 комментариев

Онлайн
Привет!
Двенадцатая глава "Похождений хипстера на даче", которые (не)Хоук и философский камень, меня разозлила. Поэтому я буду зла, местами неадекватна и могу плеваться желчью. Думаю, прочтя обзор, вы поймете - почему.

Примечание: да-да-да. Хоук отказался от квиддича. Я же говорил, что буду слегка менять события канона?) Ну так вот оно и есть. Маг-дуэлянт, зацикленный на получении знаний и личной силы не может разорваться и быть ещё и квиддичной звездой.

Примечание от автора обзора (да, я тоже так могу!): Хоук не дуэлянт. В «двойке» почти все способности мага направлены на массовое поражение и бьют по площади. Да и вообще тамошняя боевка – это не дуэли (в которых, как понятно из названия, противников только двое), а куча врагов против нашего отряда.

Прибавьте к этому вечный сарказм и скептицизм Хоука, а также то, что он слишком ценит мирную и относительно спокойную жизнь, побегав пару лет от Инквизиции и хлебнув всего с лихвой.

Между «сарказмом и скептицизмом» и «мерзким характером» есть некоторая разница. Ма-аленькая совсем.

Отсюда его реакция на тайну о философском камне. Его просто взбесило, что окружающие маги так могут разбрасываться бесценным - жизнью. Даже учитывая, что эти маги - малолетние дети).

Взбесить его кое-что в самом деле могло. Дело в том, что в каноне у Хоука до начала игры умер отец, а по ходу игры он теряет мать, брата и сестру (с последними двумя все непросто, один из них погибает почти сразу, а другой может умереть или не умереть в ходе главного квеста). То есть либо он остается один, как перст, либо с братом, либо с сестрой. Но как вы думаете, вспомнит ли он о своих погибших родственниках сейчас?
Правда, если он ученик Круга, то про родных он может и не знать, дети попадают туда очень рано... ладно, посмотрим, что будет дальше. Пока я не расслабляюсь… и вам не советую.
Кстати, обратите внимание – даже автор в примечаниях пишет, что Гарриэт взбесился не потому что представил, как над телами доигравшихся приключенцев горюют родные, а потому что его из мирной жизни выдернуть пытаюццо.

НО: квиддич будет) Пусть и не с Хоуком в главной роли, но будет - об этом можно не волноваться. Приятного чтения)

Да пофигу мне на квиддич уже, правда. Но спасибо.

Северус Снейп вместе с остальным преподавательским составом присутствовал на очередном внеплановом собрании. В лаборатории его дожидалось зелье и проверка работ ненавистных первокурсников. Благо хоть костерост не отнимет много времени.
В кабинет, наконец, вошел Поттер в неизменном сопровождении своего наставника и декана. С первого взгляда было понятно, что не в духе оба. Мальчишка к тому же выглядел изрядно вымотанным. Он буквально втек в кресло, вежливо поздоровавшись с присутствующими. Флитвик наколдовал рядом небольшой табурет, сел и выжидающе посмотрел на директора.
- Чаю? Лимонных долек? – из всех присутствующих только Дамблдор лучился энергией.
- Лучше бы мяса…. И чаю, было бы неплохо – поморщился Поттер. Зельевар только хмыкнул от подобной наглости, но тут же наткнувшись на острый взгляд от Флитвика, счел за лучшее промолчать.
В следующие полчаса Поттер методично уничтожал огромные, с точки зрения зельевара, куски мяса

А это по-нашему, растущий организм хочет жрать. Именно так. Жрать. Мяско.

, помогая себе ножом и отпивая чай. При этом он умудрялся односложно отвечать на вопросы директора, нимало не смущаясь вниманием. Манеры мальчишки за столом были безукоризненны. Даже крестник и тот только подражал Люциусу, у Поттера все получалось будто само.

Щито?!
В ДА не освещалась тема застольного этикета, так что я даже не уверена, что у них вилки есть. Ладно, не жалко, пусть будут... Но образ жизни Хоука у меня как-то плохо вяжется с безупречными манерами за столом. Где набрался премудрости? А нам опять не скажут.

Флитвик же был абсолютно спокоен, расправляясь с порцией какой-то рыбы. Когда мальчишка отложил вилку и нож, директора прервала Минерва Макгонагалл.
- Мистер Поттер, почему у вас нет зачета по урокам полетов?
- У меня затянулось пребывание в Больничном крыле, профессор – безмятежно отозвался мальчишка, сосредоточенно потягивая чай.

Гарриэт в больницу попал 31 октября. Что, полеты радостно проводили в ноябре? В Шотландии-то...

- Но вы должны были подойти к мадам Трюк и попросить её о занятиях – гнула свое декан Гриффиндора.
- Перестань, Минерва, мальчику действительно было не до этого – упомянутая преподаватель полета только отмахнулась. Зельевар даже с другого конца кабинета чувствовал запах хереса.

Минерва права. Если зачет надо сдать - его надо сдать. А Трюк явно не хочет возиться, у нее свои дела. Кстати, я вот не помню, она правда так любила выпить, или снова фанон пришел?

- И думаю, Гарри легко пройдет необходимые упражнения вместе со своим курсом в конце недели – вставил свое слово директор, лукаво блеснув глазами. Тут зельевар подобрался. Поттер как-то искоса посмотрел на своего декана, тот только прикрыл глаза.
- Извините, профессор, но я хотел бы отказаться от уроков полетов.
- И с чем же это связано, мистер Поттер? Планируете ещё раз навестить больничное крыло?
- Минерва! – одернул коллегу Флитвик. Директор только укоризненно покачал головой, заинтересованно прислушиваясь.

Резковато по форме (мы же должны вознегодовать на Минерву в этой сцене), но верно по смыслу. Зачет должен быть сдан, если ученик не освобожден от него по уважительной причине - например, по состоянию здоровья.

- Надеюсь, что нет, профессор. Думаю, мадам Помфри я уже успел надоесть – усмехнулся Поттер. Колдомедик в ответ на эту реплику только закатила глаза. – Я не планирую играть в квиддич. Да и заниматься полетами в ноябре не очень-то безопасно. А после случая с Невиллом…. – тут Поттер вздохнул – Мне и впрямь не хочется ещё раз навещать больничное крыло.

Гарриэт провалялся в больничке около 2 недель, и еще недели 2-3 хвосты подтягивал. В ноябре 30 дней, следовательно, он уже кончился. А полеты были, и Невилл таки успел сломать запястье, но нам не сказали, когда это произошло. Видимо, таки в ноябре. Самая летная погода в этом месяце в Шотландии, чесслово! А декабрь – еще лучше, йоу!

- Ну, мальчик мой, это был всего лишь несчастный случай…. – всплеснул руками директор. Все присутствующие ошеломленно моргали. Чтобы Поттер и отказался от полетов? Снейп был уверен, что это какой-то трюк. – Твой отец был прекрасным ловцом и принес множество кубков дому Гриффиндор.
- Рад за него. – отставив чашку чая, мальчишка нахмурился – Поймите меня правильно, директор. Мне не очень нравится неоправданный риск.

…сказал человек, который миллионы раз перся туда, куда переться было опасно, не всегда зная, что это даст и даст ли что-нибудь вообще. Хотя да, там был другой Хоук. Настоящий.

Для меня никакой зачет не стоит сломанного запястья, от разработки которого зависит точность заклятий.

Это он в меде не учился, у нас бы его быстро научили родину любить. Если АД выше, чем 80/30, температуры 39 нет и позвоночник цел, то вы, батенька, симулянт... нет, не шучу.

- А как же факультет? Филиус – директор перевел взгляд на безмятежного декана Райвенкло.
- Я поддерживаю своего ученика, Альбус – ровным тоном отозвался Флитвик, не глядя ни на кого в помещении – И факультет уже принял решение мистера Поттера.
- Это невозможно! – Минерву перекосило от возмущения. – Если мы позволим одному ученику отказаться от занятий, будут нарушения дисциплины!
Зельевар уже вовсю веселился открывшейся сценой. Трюк ошалело хлопала глазами, пытаясь переварить новость. Помона и остальные преподаватели смотрели на декана Гриффиндора с молчаливым возмущением.

А почему на нее? Ученик отказывается соблюдать правила учебного заведения и сдавать зачет по предмету, который входит в школьную программу, Флитвик перекраивает учебную программу по собственному желанию, оба создают опасный для школы прецедент, а возмущенно смотрят все на Минерву, у которой справедливо подгорает с такого безобразия.
Серьезно, мало ли от каких предметов может отказаться студент! А потом окажется, что техбеза он не знает – и при первой же грубейшей ошибке, если вздумает все же заполнить пробелы в образовании самостоятельно, сыграет в ящик. Или вынужден будет тратить бешеные бабки на репетиторов, но Минерву больше волнуют фатальные последствия, имхо.

Даже директор и тот на секунду утратил благодушное выражение лица. Поттер только упрямо нахмурился.
- Позволю напомнить уважаемым коллегам, что уроки полетов являются факультативным предметом – спокойно вставил Флитвик. – Мистер Поттер ученик моего дома. Кроме того, совсем недавно мальчик пережил серьезное магическое истощение. Не говоря уже о состоянии школьного инвентаря.

Лохотрон в действии, бугагашенька! /выставляет руки ладошками вперед/ Дайте пять, кто согласен с моей версией))
Но ващет проблемы командиров при рядовых не обсуждаются. Замечание Флитвика про инвентарь неуместно и неэтично в присутствии ученика.

Теперь уже перекосило Дамблдора. Но если директор достаточно быстро вернул прежнее выражение лица, то Макгонагалл внешне напоминала разъяренную кошку. Все остальные преподаватели отреагировали на ситуацию с вежливым интересом. В глазах у Помоны Спраут зельевар отчетливо читал любопытство. Похоже, декан Райвенкло будет вынужден отвечать на множество вопросов.
- Ну что ж, если ты уверен, мальчик мой… - как-то разочарованно протянул Дамблдор.
- Да, профессор. В конце концов, я куплю метлу, если решу играть в квиддич.

Гарриэт, ты не понял. Дело не в квиддиче и не в том, купишь ты метлу или нет. Дело в том, что если ты в будущем захочешь научиться летать, тебе придется либо заниматься самому, что чревато, либо отдельно нанимать репетитора, чтобы минимизировать риски.
Сцена на этом заканчивается. А Гарриэта ловят бравые гриффиндорцы, и об этом он рассказывает сам:

- Гарри, нам надо столько тебе рассказать! – на всю библиотеку возвестил Уизли, схлопотав подзатыльник от Гермионы и замечание от мадам Пинс.
Я поднял глаза на компанию, заложив книгу закладкой. Энтони благополучно клевал носом над бесполезным эссе по истории магии, Майкл унесся отправлять письма домой. Смит сосредоточенно что-то искал в справочнике по зельям. Рон мрачно косился на парней, едва не подпрыгивая от нетерпения. Грейнджер, привычно взлохмаченная, со странным выражением поджимала губы и щурилась неодобрительно на дремавшего Голдштейна. Долгопупс, непонятно как угодивший в компанию этих двоих, старательно прятал глаза.
Я собрал книги, попрощался с парнями и прошел с неугомонной троицей в пустой класс. После своего освобождения из больничного крыла я старался ограничить общение с гриффиндорцами. Не то чтобы это было что-то личное, просто у меня после занятий с учителем и бесконечных эссе едва хватало сил добраться до постели. На фоне всего этого мне было не до рассуждений Грейнджер и далеко не до споров о квиддиче.

То есть когда ты сам отнимал у декана время, часами рассуждая о магии, ты не думал, что ему может быть не до того (хотя ты для профессора 70+ лет – в лучшем случае такая же молодежь, как для тебя Рон, Гермиона и Невилл, а т.к. он не знает, что ты взрослый, то и еще мельче). А теперь перебираешь… и кстати, весьма неубедительно оправдываешься: вот прямо сейчас ты сидел с друзьями, то есть на них у тебя время есть. А в прошлой главе ты был жутко зол на гриффиндорцев… за то, что они рассказали, какой ты крутой и хороший. Так что не надо про «ничего личного».
Дальше будет большая цитата, но ее стоит привести целиком.

- Мы ходили в запретный коридор, Гарри! – возвестил неугомонный Уизли, размахивая руками и нарезая круги по аудитории. Я моргнул, решив, что ослышался. Следующие несколько минут вообще стали испытанием для моего рассудка.
- Там что-то есть Гарри! Точно есть! – поддержала выдохшегося рыжего идиота Гермиона. Невилл пробормотал что-то о том, где он видел запретный коридор с трехголовой собакой и всем, что там предположительно находиться.
Я медленно перевел взгляд с одного на другого, сосредоточенно пытаясь подобрать из вороха мыслей что-нибудь цензурное. Получалось из рук вон плохо. Должно быть, что-то все-таки отразилось у меня на лице. Долгопупс почему-то отступил и втянул голову в плечи.
- То есть…. Поправьте меня, если я ошибаюсь: вы хотите сказать, что в школе рядом с учебными классами сидит цербер? Существо пятой категории опасности, дверь в комнату которого открывается с помощью стандартного базового заклинания? – осторожно уточнил я, потихоньку закипая. Вся троица активно закивала, а сообразительный Невилл начал отступать к двери.
- Гарри, мы думаем, что там храниться что-то важное…- менторским тоном начала было Гермиона.
Я до хруста сжал кулак. Волшебники – безмозглые идиоты. Ученики шляются по магическому замку по ночам и разглядывают незапертого по сути щенка цербера. Почему бы и нет?
- Для мага важное, Грейнджер, это умение пользоваться головой. Которая вам нужна, исключительно для того, чтобы в неё есть. – ядовито отозвался я со всей силы саданув кулаком по парте. Вся троица вздрогнула, а рыжий вскинул голову.

Подожди! За что ты с ними так разговариваешь? Это они, что ли, посадили туда цербера? Нет. Они заперли дверь на Алохомору? Тоже нет. Они знали, что там цербер, и пошли его смотреть? Опять нет. Они тебя туда тащили? И снова нет. Тогда почему ты так отвратительно ведешь себя с детьми, которым, по идее, в отцы годишься, и которые ничего тебе не сделали?
У Desmondа в «Легче перышка» было понятно, что договориться с как бы ровесниками, будучи по факту старше их – нельзя. Не понимают. Но тут-то! Ребята просто гиганты терпения, а Гарриэт провоцирует их на конфликт. Даже спрашивать не буду, где его великодушие.

- Хагрид сказал, что это касается Дамблдора и какого-то Фламеля. Ты должен помочь нам, Гарри! Я видел, как Снейп ходил на третий этаж! Он наверняка собирается обокрасть директора!
- Причем здесь Снейп? – я меланхолично потер переносицу, с трудом удерживаясь от того, чтобы не дать идиоту в глаз. По их милости цербер вполне мог выбраться от своего люка или тайного хода, где бы он там ни сидел, и ночью пойти гулять по замку. Одному Корифею известно, чем это могло бы закончиться.
- Мы думаем, что Снейп собирается обокрасть Дамблдора – неуверенно повторила Грейнджер, видимо заметив мое состояние. Я буквально кожей чувствовал, как вокруг узлом клубиться магия.
- Да что вы говорите…. – фыркнул я. – В общем так, недоразвитые, что бы ни охранял цербер – никого из школьников это не касается. Можете продолжать играть в сыщиков, но больше не смейте приближаться к Запретному коридору. В противном случае я лично расскажу обо всем Макгонагалл, а ещё лучше Снейпу, чтобы до вас дошла серьезность ситуации.

Типа это должно на них подействовать. Много обидных слов от высокомерного шкета, их ровесника, ага. Да кто он вообще такой, чтобы что-то им запрещать?
Хотел бы отвадить их от коридора - не бросался бы оскорблениями, а попробовал убедить. Подобрал аргументы. Но нет, куда там.

Не дожидаясь пока троица прекратит хватать ртом воздух, я вылетел из класса и понесся на пятый этаж. Мне срочно нужно было поговорить с учителем. День ото дня я убеждался, что он – единственный адекватный маг на всю магическую Британию. Кажется, Рональд все-таки очнулся и вдогонку обозвал меня трусом. Пусть его, блаженных бить нельзя, ибо не поможет.

Местному Рону медаль надо дать. За терпение. Я бы на его месте давно прописала этому хмырю в табло. Мне вот не 11, я человек мирный и про Гарриэта только читаю – и то он мне надоел.
И я снова обращаю ваше внимание на характерную мысленную речь Гарриэта. Он ни секунды не думает о том, что цербер мог убить дурней, а каково пришлось бы их родным. Он не вспоминает своих родных ни в каком контексте. Злоба непонятно на что и опасения неведомо чего.
Я говорила, что он начинает мне нравиться? Беру свои слова обратно. Гарриэт глуп, лицемерен, вспыльчив не по делу, высокомерен со слабыми и чрезмерно нагл с сильными, брюзглив и изнежен почище иной девы-в-беде.
Кстати говоря, у всех глав есть название, и именно эта глава называется «Доверие и правильные приоритеты». Если правильными приоритетами считается вот это, то может, ну их в баню?
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 35

Онлайн
Привет!
Я редко читаю фики по Драгон Эйдж. Потому что у меня хэдкрабканон, и я просто не хочу его ломать.
Но когда я все-таки залезаю в раздел - как правило, я вижу нечто качественное. Иногда не очень качественное, но читабельное. И в какой-то момент мне начало казаться, что по Драгон Эйджу не пишут дна...
Я никогда так не ошибалась!
И глаза мне раскрыл фик "(не)Хоук и философский камень".
Глава одиннадцатая.

Примечание: официальное признание Наставничества в магическом мире значит очень много. Практически, Наставник - опекун, который на время ученичества решает, как тебе дышать и жить. При этом согласовывать программу обучения с тем же директором Хогвартса или любой другой магической школы он не обязан.

Даладна!!! А я-то думала, что есть стандарты образования, необходимый минимум знаний, который проверяется СОВ… хотя…
Знаете, что-то в этом есть. Наставник получает человека, который делает для него (и за него) всякое, выполняет разные поручения, помогает в работе… да, наставник его обучает. Лично. Тому, что знает и умеет сам, а еще точнее - тому, чему сам захочет обучить. Ученик выходит на СОВ непонятно с какими знаниями, экзамены проваливает, на работу его никто не берет без аттестата, а Наставник выкатывает счет за обучение…
Отменный лохотрон, господа!
Был бы.

А во времена Хоука - Наставник всё равно что родной отец, который берет на себя полную ответственность за мага, как до, так и после обучения. Отсюда и его ошеломление).

Времена Хоука?.. Это он про первую половину Века Дракона или про последнее десятилетие века двадцатого? Мне просто любопытно.

Именно поэтому Дамблдор не обрадовался контракту. Контролировать сироту Гарри Поттера потенциально гораздо проще, чем Гарри Поттера, у которого за спиной отвечающий за него взрослый. Но и ссориться с Флитвиком уважаемому директору тоже не с руки, ведь по сути Филиус - большей частью гоблин.

То «большей частью», то полугоблин, то гоблин… Стесняюсь спросить – там что, был тройничок между двумя гоблинами и человеком? А его родители знали толк!

Не подпиши контракт Альбус, как уже теперь бывший опекун Мальчика-который-выжил, Флитвик просто пошел бы в Гринготтс.

А его бы точно были рады там видеть? Непонятного полукровку, который живет с людьми и колдует палочкой, гоблины точно не пошлют куда подальше?

А учитывая всю официальность запроса из всего этого получился бы громадный скандал, который даром не нужен директору Хогвартса. Ну, это личная точка зрения автора). Приятного чтения.

Спасибо…

- Мистер Поттер, как вы себя чувствуете? – голос школьного колдомедика был слышен как через толстый слой ваты. А ещё мне никак не удавалось открыть глаза.
- Я жив – прислушиваясь к своим ощущениям, я на некоторое время замолчал. – Никак не чувствую, боли не чувствую, всего остального тоже…
Колдомедик поднесла мне ко рту какую-то склянку, содержимое я выпил на полном автомате. Тьма и Хаос, ну и мерзость! Даже алкоголь в «Висельнике» и тот образец качества по сравнению с этим, с позволения сказать, зельем.

О! Ура, «Висельник»! Это таверна в бедной части города, где живут друзья Хоука и часто бывает он сам. Хоть что-то из прошлого...
Но, кстати, неча нос кривить, Гарриэт – ты ранен, и тебя лечат. Пей и не выделывайся.
В общем, он приходит в себя, уже может колдовать и вспоминает, как здесь очутился. Он пролежал тут, оказывается, две недели. Но мадам Помфри говорит, что колдовать ему уже можно, и вообще он здоров, так что нечего койку занимать, марш на уроки!

Следующие несколько недель промелькнули одним смазанным пятном. Я восстанавливал успеваемость и ураганом сдавал практику по всем пропущенным занятиям. Сложностей добавляло ежедневное посещение больничного крыла. Декан и колдомедик в один голос настаивали об обследовании, глядя в горящие глаза обоих, я решил во избежание прикинуться шлангом и послушаться. Мало ли.
Кроме этого мадам Помфри, большое ей спасибо, помогла мне избавиться от остатков зелий в крови. Это факт удостоился долгих споров, но я настоял на своем. Флитвик после моей долгой и обстоятельной речи о том, как влияет потребление катализаторов на организм, поддержал меня. Снейп скрипел зубами, но я не обращал на него внимание.
Мое появление в большом зале было встречено оглушительной тишиной. Которая тут же взорвалась аплодисментами, стоило мне подойти к своему столу. Парни в порыве эмоций дружно отдавили мне ребра, а Голдштейн и вовсе едва шею не свернул. Я от такого внимания выпал в астрал и пару минут приходил в себя.
Тем же вечером меня выловили Милли, Гермиона и Рон в библиотеке.

Автор вообще не чувствует время. Первый вечер после выписки сместился аж на несколько недель, в течение которых Гарриэт восстанавливал успеваемость.

Отпихнув воодушевленного Уизли и шипящую Грейнджер, Милисент бесцеремонно отволокла меня к дальним стеллажам и от души облагородила рядом эпитетов страшным шепотом.

Переведя дыхание, слизеринка прошлась по отсутствию у меня совести, мозгов и инстинкта самосохранения. И совершенно непосредственно разрыдалась.
Я второй раз выпал в астрал и принялся каяться во всех мыслимых грехах, в панике через слово обзывая себя безмозглым болваном. Когда я начал заикаться и сам себе напоминать нашего преподавателя по Защите, Милисент неожиданно хихикнула и вывалила на меня кипу свежих новостей.
Теперь уже шипеть и негодовать начал я, плюясь ядом ничуть не хуже Снейпа. А самое мерзкое, что я догадывался, кто был источником возникших сплетен, но сделать ничего не мог. В данный момент рыжее недоразумение, по какому-то капризу Вселенной признанное разумным человеком, недобро косилось на нас с Мили. Грейнджер вообще избегала на меня смотреть, уткнувшись в книгу по трансфигурации и перевернув её вверх-тормашками.
После сбивчивых благодарностей девочки и трёпа словоохотливого Уизли, я позорно сбежал в кабинет к декану, сославшись на дополнительное занятие по теории магии. Не был я уверен, что не прибью рыжего на месте. А Гермионе могло попасть просто за компанию.

За что? Нет, правда, что такого сделал Рон, за что взрослый мужик готов убить его на месте, да еще «за компанию» налететь на его подругу? Так или иначе, Гарриэт гораздо старше. Почему не отнестись снисходительно к детям? Они исключительно дружелюбны и терпеливы к Гарриэту, не пытаются его побить или еще как-то поставить на место, хотя он давно нарывается своим высокомерием и козьими мордами по поводу и без… И между прочим, канонный Хоук не стал бы заводиться из-за детских сплетен.

Кстати, Флитвик все-таки стал для меня Первым Чародеем. Спустя несколько дней после моего выздоровления, полугоблин в несколько фраз, не повышая голос, целиком и полностью растоптал моё самолюбие, гордость и уверенность в себе, выражая свое мнение по поводу моего боя с троллем. После чего сунул мне под нос пергамент и как-то странно оскалился. Минут пятнадцать я пробыл в прострации, потом до меня дошло содержание документа. Я поднял глаза на учителя, но смог только открыть и закрыть рот. Молча.
Декан добродушно улыбнулся и подал мне перо-артефакт. Я расписался собственной кровью, после этого пергамент исчез из моих рук. И мы начали работу. Нет, не так. Мы начали РАБОТУ.
На стандартные занятия по чарам и теории магии я больше не ходил. Частной нагрузки мне хватало за глаза, настолько, что первое время в гостиную я возвращался, опираясь на Энтони и Майкла.

Лохотрон запущен, парень уже пропускает уроки, ухаха! Да, я знаю, что все не так, но хочется верить…
А ребята стараются его везде споровождать после случая с троллем. Молодцы, настоящие друзья.

Вообще наш факультет практически не поддался всеобщей истерии по поводу сплетен.
Только однокурсницы Чжоу и Мариэтта смотрели на меня странно плотоядным взглядами, хотя раньше не особо выделяли своим вниманиям. Во всяком случае, ничуть не больше остальных парней на факультете. Моя банда, видя все это безобразие, буквально оттесняли меня к себе за спину. Голдштейн и вовсе хмурился и писал длинные письма семье, обещая, что найдет способ меня обезопасить.

Гарриэт, у тебя паранойя. Может, девчонки просто хотят тебя расспросить поподробнее… и кстати, Чжоу и Мариэтта на курс старше тебя, не путай.

Кроме того, головомойку мне умудрилась устроить даже миссис Джоан, прислав четыре исписанных с обеих сторон листа бумаги. Не помню, чтобы я так краснел хоть раз в своей жизни. Оказывается, мои паршивцы умудрились послать ей письмо, повествующее, что я нахожусь в больничном крыле по причине переломов ребер и физического истощения. Спасибо, про тролля ничего не сказали, по легенде я слетел с лестницы седьмого этажа из-за собственной неуклюжести.

То есть он рассказал о ней друзьям? И они знают ее адрес? А почему мы до сих пор знаем об этой леди, занимающей столь важное место в жизни Гарриэта, целое ничего?!

Через день мне в таком же ключе пришла гневная записка от Дурслей. Прочитав содержание, я поперхнулся несчастной овсянкой. Дядя Вернон в нескольких крепких фразах выразил надежду, что я перестану «маяться дурью в своей ненормальной школе» и не добавлю «порядочной семье» проблем своей смертью. Зная характер родственников, это был фактически любящий подзатыльник. Как они отправили письмо, для меня оставалось загадкой.

Ну Гарриэт, ну ты же умный парень! Дурсли могли узнать о приключении с троллем только от твоих друзей, а они явно посылали письмо с совой – чьей-то личной или школьной. Дурсли просто немного задержали птичку, пока писали ответ, и отправили послание с ней, вот и все.

Время шло, я сдавал долги по дисциплинам, учитель трижды в день умудрялся буквально снимать с меня шкуру, нещадно раскачивая резерв и требуя абсолютного контроля над каждой капелькой магии. Я не роптал. Это было мне нужно, больше чем что-либо ещё.
Грейнджер, узнав о моем новом расписании, вскинулась было к Флитвику, но была культурно послана в известном направлении. Ярая сторонница равноправия засела в библиотеке, выискивая что-то одной только ей понятное. На буксире она тащила за собой Уизли и Долгопупса. Парни начали азартно заключать пари, насколько хватит терпения чистокровных отпрысков. Я только вздохнул.
Честно говоря, после случая с троллем я надеялся, что она поймет. Равенства в принципе нет и быть не может. Не говоря уже о равенстве в магическом мире. Если в мире магглов отсутствие таланта можно компенсировать усердием, то мир магов более жесток.
Сила мага зависит напрямую от его наследия, и только потом от личных качеств. Магический дар не зря передается в чистокровных семьях из поколения в поколение. Именно поэтому ей и не давалась в полной мере та же практика по трансфигурации, несмотря на явное покровительство преподавателя. Но Грейнджер никак не желала признать очевидного, и громогласно ломилась вперед. Ну что ж, чем выше шкаф – больнее падать.

Как же я ненавижу этот рак фандома, кто бы знал… вот эту вот родомагею и иже с нею. И это, мать его, говорит человек, называющий себя Хоуком! Хоуком, Карл!!!
Тот Хоук, которого я знаю и люблю, не смотрел ни на расу, ни на толщину кошелька, и помогал тем, кто нуждался в помощи, не делая разницы между сыном наместника и проданным в рабство бедняком. Не было в нем этого холодного омерзительного цинизма, этого пренебрежения к тем, кто родом не вышел… не было. Ну вот не было – и все.

Отношения с остальными однокурсниками и преподавателями у меня были ровными. Родной факультет и вовсе чувствовался настоящим домом за крепким сводчатым забором. Преподаватели, скрепя сердце, принимали зачеты. Особенно нервно на меня реагировали Снейп и Макгонагалл.
Первый меня итак не очень жаловал, а после отповеди насчет зелий чуть ли не желчью исходил от одного моего вида. А декан Гриффиндора и вовсе затаила на меня какую-то обиду, понятную исключительно ей. Впрочем, трансфигурация и зелья у меня были на крепкое Выше Ожидаемого, а прочее меня мало волновало.

Они просто знают, кто ты, Гарриэт. Но сделать ничего не могут после кренделя Флитвика.

После последней «практики» по зельям, я буквально приполз в большой зал на ужин… Но поесть по нормальному у меня не получилось. Едва я прожевал первый кусок, пестрая неясыть принесла мне записку от уважаемого директора, который немедленно желал меня видеть.
В бессильной ярости я припомнил ворох непечатных выражений дяди Вернона. Старшекурсники рядом восхищенно присвистнули. Бросив беглый взгляд на преподавательский стол, я увидел, что учитель уже идет в мою сторону. Лицо обычно добродушного мастера чар в красках отражало мое скверное настроение. Факультет примолк. Провожаемые долгими взглядами в спину мы направились в сторону директорской башни.

На этом глава кончается.
Я даже не знаю, что сказать. Грустно и обидно за убитую хорошую идею, за ООС клевого героя, за поруганные миры.
Кстати, критиковать я начала с ведома и разрешения автора, и первый обзор он видел.
И написал мне следующее:

...я все равно считаю первую часть удачной, хоть она и во многом была экспериментальной. Уже просто потому, что если написанное привлекает внимание, то это чего-то, но стоит...

А мне вот кажется, что если люди ищут в работе косяки и находят их, да еще в таком количестве, с работой этой как-то не все окей.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 22

Онлайн
Привет!
Это снова я, и у нас снова хипстер Гарриэт (не)Хоук и философский камень.
Глава десятая.

Примечание: ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ сложно было бы не услышать и не почуять тролля на втором этаже. Тем более, что преподаватели связаны магией с Хогвартсом. Поэтому да, то, что они успели - закономерность, а не рояль в кустах. Особенно учитывая количество тайных ходов в замке.

Про то, что тролль шумит и воняет, потому найти его легко – это я, положим, еще соглашусь, но связь через магию – это уже фанон и от лукавого.
И да, перед нами снова оправдываются.

Теперь главное - Дамблдор и Флитвик. Тут важно понимать то, что восприятие Гарри Поттера Дамблдором и Флитвиком в корне отличается. Для Альбуса Дамблдора Гарри даже в каноне был ОРУЖИЕМ против Воландеморта. Оружием, за которым надо следить и затачивать, хотя он и был в какой-то мере к нему привязан. Поэтому Дамблдор в истории пытается держать ситуацию под контролем.
Но, как уже было сказано, Филиус Флитвик - не Минерва Макгонагалл. Для него Гарри Поттер - ученик его факультета. Более того, его ЛИЧНЫЙ ученик в перспективе, поэтому и отношение к подходу Альбуса у нашего уважаемого полугоблина будет соответствующим.

Тут важно понимать, что читателю интересно копаться в хитросплетениях отношений персонажей, когда автор его развлекает и увлекает, оставляя при этом некий простор воображению. И когда персонажи живые. А не когда в лоб говорят, что вот так и вот так, а персонажи плоские… ну как плоскость.

Немного постепенно будем затрагивать политику в магическом мире и взаимоотношения в самом Хогвартсе. Автор может пообещать, что будет интересно. Приятного чтения).

Автор обещает и обещает, но нам все еще скучно. Настолько скучно, что даже глумиться неинтересно… /зевает, прикрыв рот рукой/

У Филиуса Флитвика впервые в жизни дрожали руки.

Флитвик пережил войну с Волдемортом и участвовал в спортивных дуэлях, и никогда раньше руки у него не тряслись – ни от волнения перед поединком, ни от страха после особо жуткого трындеца, ни даже наутро с бодуна – а тут вдруг. Простите, не верю, как сказал автор в примечании к прошлой главе.

Пока директор с остальными занимались троллем, полугоблин резво левитировал к себе учеников и одним взмахом палочки накрыл их защитным куполом.

Стоп! Почему во множественном числе? Разве Рон, Гермиона и Невилл не выбежали из туалета, пока Гарриэт швырялся заклинаниями? Их незачем левитировать, они сами подбегут к преподам, как только их увидят.

Гарри Джеймс Поттер сломанной куклой лежал у ног профессора и прерывисто дышал. Мастер чар поспешно накладывал все известные ему медицинские чары. За его спиной ахнул преподавательский состав.

Они ахнули, потому что офигели от крепости костей этого пацана, определенно. Получить такой дурой в грудь – и нуждаться в реанимации, а не в кремации… это очень круто.
Дальше они выясняют, снять ли баллы с Гриффиндора и насколько тяжело состояние Гарриэта. Баллы сняли, хоть и не очень много, Гарриэт жить будет, Флитвик зол на Альбуса, и все это чудовищно скучно.

Известие о том, что Гарри Поттер попал в больницу, всколыхнуло в школе волну слухов.

Неверный акцент: слухи должны пойти о том, что вау, Поттер сделал тролля! А вовсе не о том, что он в больницу попал.

Школьники с горящими от воодушевления глазами пересказывали друг другу легендарную битву героя с троллем. Тише всех был факультет Райвенкло.
Первокурсники и вовсе ходили бледные, сбиваясь в компании по несколько человек. «Банда» Поттера бросала мрачные взгляды на стол Гриффиндора, где Уизли громко пересказывал всем очередную байку. Наблюдая за этой картиной, Северус Снейп только хмыкнул. Если у младшего Уизли есть хотя бы зачатки интеллекта, он перестанет провоцировать без этого взвинченных орлов.

Особенно яростно наблюдал за ним Голдштейн, аж ложка пополам согнулась под влиянием его магии.
А что Рон делает плохого? Нам не говорят, что именно он рассказывает, но я предполагаю нечто вроде «а потом Гарри ему такой бац Люмосом в рожу! А тролль не ожидал, а Гарри успел воду заморозить, так тролль поскользнулся и как треснется башкой об раковину! Я сам видел!»
То есть вряд ли Рон ворует подвиг или говорит, что Поттер идиот и сам виноват (Поттер его спас же, ну). Наоборот, он особенно ценен для друзей Гарри именно как очевидец, которого надо расспросить, как и что он видел. А они вместо этого… ну вы сами видите.

Зельевар не знал, что Флитвик сказал факультету, но орлы восприняли ситуацию очень серьезно. Теперь старшие провожали младшекурсников до гостиной, когда время шло к отбою. На уроки все с 1 по 3 курс приходили неизменно в сопровождении старосты или капитана команды по квиддичу. Периодически можно было заметить, как Пенелопа Кристалл взглядом пересчитывала присутствующих за столом на каждом приеме пищи.

Э? вот с фига бы, объясните мне? Я правда не понимаю, зачем надо было запугивать учеников целого факультета до такой степени. Был единичный форс-мажор, его ликвидировали, никто не умер – все, отставить панику. Опять же, Рейвенкло не сферичен в вакууме, у кого-то есть братья-сестры, друзья, бойфренды-девушки с других факультетов, и вот они-то сто пудов напишут родителям… да и сами рейвенкловцы написать своим родителям могут, не скажешь же им «в школе опасно, но родителям вашим об это знать нельзя»… короче, я зрю некоторую чушь.

Поттер же из-за магического истощения сейчас пребывал в состоянии похожем на кому. До восстановления резерва и магических каналов пройдет определенное количество времени. Филиус Флитвик из Мунго заказал целый комплект зелий и лично все отлевитировал в Больничное крыло. Дамблдор попытался было воспротивиться и настоять на невмешательстве, но получил неожиданно жесткий ответ от полугоблина, и сделал вид, что ничего не произошло.

А зачем? Непонятно. Если состояние юного национального героя в самом деле в опасности, Флитвик прав, что беспокоится. Опять же, все ученики писали домой родителям и наверняка упомянули случай с троллем, то есть замолчать все не выйдет. Короче, я не понимаю мотивов Дамблдора в упор.
Хотя… может, он надеется, что Гарриэт после тяжелых травм потеряет силу и не будет так опасен для окружающих?

А анализируя ситуацию со стороны, Снейп был вынужден признать, что Поттер умудрился добиться немалого уважения на своем факультете. Это было видно даже по поведению старшекурсников. Тот же Роджер Дэвис отдал поле команде Слизерина и перенес отборочные испытания на неопределенный срок. По его словам сейчас проводить какие-либо мероприятия в связи с напряженной обстановкой не имеет смысла. Факультет Райвенкло не был озабочен квиддичем. Первокурсники не обсуждали будущие уроки полетов. За столом орлов нависла плотная атмосфера напряженного ожидания.

/подавилась воздухом/
Чего?! Нам хотят сказать, что из-за травмы одного первокурсника остановилась жизнь у всех? И всем резко стало пофиг на квиддич, соревнование между факультетами, вот это все?
Я не говорю, что на него вообще должны забить. Конечно, пацан крут, и скорейшего выздоровления ему, но разве это повод полностью забить на свои дела? Особенно для старших курсов, которые толком его и не знали?
У меня сложилось ощущение, что битва с троллем автору нужна была не для того, чтобы показать сталь геройских яиц (а битвы – они в том числе про это), а для того, чтобы показать, как все плохо без героя. Как они жили-то без него вообще?

Раздался шелест крыльев – прибыла совиная почта. В пестроте ярких пятен зельевар углядел крупные черные крылья. Корнер, Смит и Голдштейн синхронно отодвинули от себя тарелки. Ромул за эти несколько месяцев изрядно вырос и заматерел. По залу раздалось хриплое карканье. Ворон без каких-либо усилий аккуратно опустился на стол вместе с достаточно объемной коробкой.
Большой зал и преподавательский стол с любопытством следили за развитием событий. Надо сказать, что совы действительно были не у всех учеников. Тот же Малфой выбрал в качестве почтовой птицы семейного филина. У кого-то из Хаффлпафа и вовсе за посылки отвечали обученные голуби. Но такой птицы, как у Поттера не было ни у кого. Почтовые вороны были редкостью для Британии, их гораздо чаще можно было встретить на материке.

Надо сказать, что со своего первого появления (во второй главе) и до нынешней главы, уже десятой, ворон только и исключительно подчеркивал крутизну хозяина. И кстати, за два месяца все уже давно должны были привыкнуть к птичке, откуда такой ажиотаж?

В конце концов, Голдштейн убрал письмо в карман мантии и кивнул остальным. Первокурсники подхватили коробку, кивнули Дэвису и направились к выходу из большого зала. Ворон, посчитав свою миссию выполненной, подхватил особенно крупный кусок бекона с тарелки и тоже вылетел из зала. Так как смотреть было больше не на что, ученики и преподаватели вернулись к завтраку.

Я все еще удивляюсь, как без Гарриэта земля-то вращалась. Если серьезно, то у нас волшебная школа-интернат, где вечно что-то происходит: кто-то обжегся на зельях, кто-то с метлы упал, кого-то прокляли, а кому-то приходят любовные записочки, ну есть ребятам чем заняться и что обсуждать, ну вот правда. Есть.

- Как думаете, от кого могла прийти посылка вашему ученику, Филиус? – доброжелательно поинтересовался директор.
- Я не обсуждаю дела своих студентов, Альбус – устало вздохнул декан Райвенкло. Северус Снейп прекрасно мог его понять. После подписания контракта на ученичество, директор буквально не отставал от профессора заклинаний. Он настойчиво пытался выведать хоть какую-то информацию о Поттере, при этом никак не объясняя причины.

И Дамблдор прав!
Дано: ученик, демонстрирующий знания и умения, нехарактерные для первогодки, и непонятную паранойю. Чего он боится и откуда дровишки? В смысле, знания. Вдруг он занимался магией с опасным преступником, который втерся ребенку в доверие, наплел невесть чего и готовит диверсию, используя Гарриэта как информатора? А чо б нет. А у Дамблдора тут куча детей на попечении, он проявляет логичную и обоснованную осторожность. Умница.

Первое время мастер чар и дуэлинга реагировал на все эти действия с титаническим терпением. Но когда зашел разговор о том, что может иметь смысл контролировать переписку юного Гарри, чтобы знать, что тот не связался с плохой компанией…. Тут уж терпение Флитвика окончательно лопнуло.
В длинном монологе полугоблин долго и вдохновенно высказывал преподавательскому составу все, что думает об особо любопытных коллегах и директоре в частности. Он то и дело перескакивал на гобблибух, а когда Минерва попыталась «поставить коллегу на место», то получила конкретное направление идти Запретным лесом со своими претензиями. После этого разозленный профессор буквально вылетел из кабинета, заклятьем едва не снеся с петель директорскую дверь.

А Флитвик агрится совершенно зря, ведь даже если он хочет вырастить себе ручную имбу для каких-то своих целей, ему бы тоже стоило быть уверенным, что эту имбу не кормит с рук кто-то другой. Если же он радеет за безопасность учеников, то ему тем более не ругаться с коллегами надо, а проверять все самому. Мол, коллеги, я вас очень уважаю и ваше беспокойство правомерно, но почту своих учеников я буду проверять сам. В случае чего обязуюсь сообщить.
Не думаю, что уважаемому профессору отказали бы или подвергли сомнению его слова.

С преподавательским составом он теперь общался подчеркнуто вежливо, но при этом сохранял дистанцию. Дамблдор идиотом не был, и некоторое время специально не показывался мастеру дуэлей на глаза. Каким бы ни был победитель Грин-де-вальда, но получить от лучшего дуэлянта Европы проклятье между глаз ему не хотелось.

Laini, что ты говорила про то, что заклятье не пуля, и посылать его стоит в корпус, а не в голову – чтоб меньше шансов увернуться? Жги еще!

- Но речь может идти о безопасности вашего ученика, Филиус – осторожно попыталась вмешаться Макгонагалл, и тут же съежилась под колючим взглядом полугоблина.
- Я прекрасно справляюсь со своими обязанностями и слежу за безопасностью своих студентов, Минерва. – интонацией Флитвика можно было заморозить пустыню. – Впрочем, если вам настолько не дает покоя беспокойство, могу сделать предположение, что это были посылки от родственников. Подопечные моего факультета недавно спросили, могут ли они как-то ускорить выздоровление мистера Поттера. Я ответил, что уже заказал необходимые зелья. Но дружеское участие и забота родных действует ничуть не хуже. Похоже, мои студенты меня прекрасно поняли.
- Никто не сомневается в твоих способностях, Филиус. И разумеется, это прекрасно, что у юного Гарри такие заботливые друзья. – поспешил вмешаться директор, благодушно улыбаясь.
- Спасибо, Альбус – чопорно отозвался полугоблин – А теперь извините, но мне нужно подготовиться к уроку.

Ну… ну вот. Вы сами все видите.

Дамблдор вел свою игру с настойчивостью слепого носорога, пытаясь сделать из Поттера послушную марионетку. Но Филиус – далеко не Минерва Макгонагалл. Та в силу своих должностей и общей занятости не занимается факультетом от слова совсем. Иначе тех же близнецов Уизли давным-давно удалось бы приструнить.

Хватит. Гнать. На. Минерву. МакГонагалл. Да еще сравнивать ее с местным Флитвиком.

А Флитвик своих орлов не отдаст в чужие руки, даже если это руки Первого Чародея всея Британии.

Нет-нет, я ничего, но Первый Чародей – это тедасская фишка, так называют главу Круга. Почему Снейп так называет Дамблдора?

И если так пойдет и дальше, в Хогвартсе разразиться настоящее противостояние. А зельевар отнюдь не был уверен, кто в этом случае будет победителем. Каким бы авторитетом не обладал Альбус Дамблдор, в Хогвартсе его влияние распространяется разве что на Гриффиндоре и немного на Хаффлпафе.

Эвона как. Я-то думала, авторитет директора был куда больше.

А Орлы пользовались уважением всей школы, не говоря уже о том, что родители большинства из этих студентов занимали отнюдь не маленькие должности в Министерстве Магии, пусть и не были аристократами. Залпом допивая кофе, Снейп первым вышел из-за стола и направился в подземелья. Дамблдор смотрел на свой кубок с тыквенным соком, сосредоточенно о чем-то задумавшись.

Да-да, особенно Луна Лавгуд пользовалась этим самым уважением… всей школы…
Уважением пользовались конкретно те, кто как-то себя проявлял: спортсмены, отличники, которые дают списать, заводилы, старосты и прочие клевые люди. Про «Рейвенкло – сила по умолчанию, и даже директор им не указ» базара не было.

Глава кончилась. Из ништяков в этот раз был упомянут только ворон, но и его хватило...
Утомившись этим искусством, я взываю к небесной каре:
Награди его, Боже, вкусом – вот тогда я его поймаю,
Привяжу его к батарее понадежней, крепкой веревкой,
И зачту все его творенья – с чувством, с толком и расстановкой! (с)
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 23

Онлайн
Привет!
Хипстер Гарриет мается на даче, а мы гиеним над его мучениями. "(Не)Хоук и философский камень", глава девятая.

Примечание: канун всех святых или Хэллоуин - не МАГГЛОВСКИЙ, а вполне себе магический праздник. Неделя с 31 октября - самое оптимальное время для проведения укрепляющих ритуалов, также как дни летнего и зимнего солнцестояния. В мире Роулинг этот день отмечен ещё и тем, что именно тогда символически развоплотился Том Реддл.

Ааааа!!! Простите, у меня бомбит.
Во-первых, не пофигу ли мне в данный момент, чей праздник Хэллоуин?
Во-вторых, это в игре прикольно читать кодекс, там он приятно разнообразит мясорубку, и вещи там интересные пишут. У нас же тут фик.
В-третьих, у меня от «магических праздников» уже начинает дергаться глаз. В хреновых фиках они прямо агрессивно навязываются в духе «а кто не соблюдает Древних Традиций, тот дурак и предатель крови». Фу такими быть, я за свободу совести.

Хоук не придает этому празднику особого значения, ибо ему не совсем до этого. Он райвенкловец, у него пока учеба в голове.)) Да и в его время маги в основном думали о том, как выжить, а не о празднованиях и пирах.

Да ты шо!!
На самом деле в среднем по больнице именно маги Кругов были в относительной безопасности. У них не болела голова о том, что они будут есть завтра и найдут ли ночлег. И да, замечательная чародейка Винн из первой игры прямым текстом рассказывала о внутрибашенных пирушках, о вкусном алкоголе, что варили усмиренные… и о том, что именно с тех времен она по запаху может определить пряности в эле. Я к тому, что раз уж Гарриет был в башне Кинлох (как и Винн, внезапно!), канон ДА в очередной раз избит ногами.

Примечание относительно тролля: как говорит один человек "Простите, не верю". В каноне меня эта сцена всегда коробила, если честно. Легендарное "везение" Гарри Поттера уже в ней превосходит грани здравого смысла, поэтому у меня такие вещи будут чуть более реалистичными.

Давайте запомним это и посмотрим, как же пройдет сцена с троллем. Она будет прям в конце главы, ждать недолго. А Гарриет пока начнет вещать.

- Привет, Гарри – я обернулся. Круглолицый Невилл стоял позади меня, нервно теребя какой-то увесистый том по гербологии. Нерешительный, но умный и старательный парень. Понятия не имею, что он делает на Гриффиндоре. Я ни разу не видел его в компании однокурсников.

Автор снова плохо умеет в русский язык, т.к. по логике абзаца получается, что Гриффиндор – факультет ленивых тупиц.

- Привет, Невилл – кивнул я, набирая справочников для эссе по чарам. Информации в учебнике было минимум, а мотаться по несколько раз меня раздражает. Парни отправились в гостиную решать остальные дела, поэтому в библиотеке я был один. Даже вездесущей Грейнджер не было поблизости.
- Ты не пойдешь на праздничный ужин? – полуутвердительно обратился он ко мне, поглядывая на высокую стопку книг в моих руках. – Сегодня Хэллоуин – пояснил гриффиндорец, поймав мой вопросительный взгляд.

Мы имеем очередное палево Гарриета: жить в Англии и не знать, что такое Хэллоуин, дико странно. И пинок в его адаптацию – хрень всякую читал, а важное, про праздники, религию и нормы поведения игнорил. Кол ему от школы попаданцев. Но Невилл ничего не замечает, конечно.

- Вот как – теперь я понял всеобщий ажиотаж и вездесущий запах набившей оскомину тыквы. После зельеварения у меня основательно все смешалось в голове, а утром я был слишком занят заполнением альбома и подтягивал Корнера по теории трансфигурации – Не думаю, что я пойду. Останусь в библиотеке, сделаю эссе. Может, что-нибудь почитаю, мне не очень хочется пировать тыквой.
- О, понятно – кажется, Невилл расстроился – Я все понимаю, Гарри. Ну, мне пора идти.
Глядя как он, сутулясь, выходит из библиотеки, я никак не мог отделаться от ощущения, что что-то пропустил. Посмотрев на часы, я отогнал лишние мысли. Мне нужно очень многое сделать до встречи с Флитвиком.

Праздничный вечер – крайне странное время для встречи ученика и преподавателя. Во-первых, ученик будет либо сытым и сонным, либо голодным и уставшим (если заучился и не успел поесть), и в обоих случаях будет слушать невнимательно. Во-вторых, не в кондиции будет препод. В-третьих, если очень надо поговорить, можно назначить отработку или дополнительные занятия – это будет выглядеть естественно и не вызовет ни у кого вопросов.

Ещё неплохо бы поискать кухню и попробовать договориться с домовиками.

Неплохо бы, но разве не ты несколько глав назад попросил кофе и чай – и тебе их просто дали? В чем проблема сейчас?
А слово переходит к Снейпу.

Сегодня 31 октября. И Северус Снейп опять вынужден отложить важную разработку в долгий ящик из-за праздничного пира.

Биоробот какой-то, ей-Талос! Хотя… социопат и мизантроп, каким Снейпа иногда рисуют, может быть недовольным. Ладно, тогда прощаю.

Еще учеником Хогвартса он терпеть не мог все эти «официальные» мероприятия, включая пиры по случаю начала и окончания учебного года.
На каждом из них Поттер и Блек умудрялись его достать.

Каким образом? На глазах у преподавателей и всех учеников (включая старост!) достать парня, сидящего за чужим столом – это, однако, скилл.

Не считая того, что приходилось сидеть в толпе учеников почти 2 часа потенциально полезного времени. А после пятого курса все стало и вовсе невыносимо.

Сидеть, кушая вкусняхи, имея возможность попялиться на Лили и чувствуя себя в безопасности, потому что свои и преподаватели – тут, рядом, и в обиду не дадут? В самом деле, это ужасно, я сочувствую профессору.

Кроме него за преподавательским столом никто не выказывал недовольства. Квирелл так и вовсе отсутствовал.

Хм… ну, остальные профессора – нормальные люди и умеют жить (или у них хватает воспитания не портить вечер окружающим), вероятно.
Если серьезно, основания не любить этот день у Снейпа есть – 31 октября погибла Лили. Но поскольку нам дали понять, что он не любит Хэллоуин просто потому что не любит, причем еще со школьных лет, этот обоснуй не канает.

Ученики и вовсе весело поедали сладости, наверняка не задумываясь, почему ещё следует праздновать этот день.

А почему? Нет, серьезно, о таких вещах надо в тексте рассказывать. Во-первых, это штрих к портрету персонажа (что конкретно он отмечает в этот день, что значит для него праздник?), во-вторых, здесь как раз это уместно. В-третьих, я не против примечаний-пояснений, сама их люблю, но давать некую инфу перед текстом и демонстративно замалчивать ее в тексте – неуважение к читателю и халтура.

Разве что Долгопупс ел без особой охоты и ни с кем не разговаривал. Среди гриффиндорцев отсутствовала и Грейнджер. Зельевар с тоской вспомнил яркую улыбку Лили и вздрогнул, мрачно созерцая кувшин с тыквенным соком, сейчас бы он с удовольствием выпил что-то посущественнее.

Наконец-то прорвалась канонная реакция, яхей!
Снейп ищет взглядом Поттера, не находит. Думает о том, что парень наверняка подстраивает пакость, ну и о последнем кренделе Флитвика.

То, что Флитвик собирается оформлять над Поттером ученичество уже оговаривалось в кабинете директора. Альбус почему-то долго спорил и высказывался против, мотивируя это тем, что у «мальчика» должно быть детство. Но Флитвик был непреклонен.
Да и Поттер все равно просиживал в кабинете чар практически все свое свободное время, о чем зельевар и напомнил директору. Спустя два с половиной часа бесплодных споров Флитвик все-таки ушел с подписанным пергаментом, а директор выглядел так, будто наелся особенно кислых лимонных долек.

Если допустить, что Альбус не знает об имбе – он прав в своем недовольстве, ребенок 11 лет должен общаться с сокурсниками и полноценно отдыхать, а не учиться до морковкина заговенья. В смысле, его право хотеть и любить учиться, но стоит все же предоставить ему выбор. Кроме того, потянет ли Флитвик деканство, если возьмет на себя такую нагрузку, как личный ученик?

Все остальные преподаватели ничего особенного в этой ситуации не видели. Разве что Минерва посетовала, что мальчишка не достался ей с его талантом к трансфигурации. Но, по мнению Северуса, если она и расстроилась, то очень наигранно. Она вообще изрядно охладела к Поттеру после того, как тот не поступил на её факультет.

Тоже, кстати, логично. Она замдиректора и декан факультета самых отъявленных охламонов школы, ей бы за ними приглядывать. Да, жаль, что талантливый ученик не у нее, но, в общем-то… проблем не доставляет, учится хорошо – умничка. Большего от чужого студента желать нельзя.
Вбегает Квиррелл, кричит, что в замке тролль, ученики паникуют, Снейп думает и действует:

Пока директор успокаивал учеников и раздавал указания, Снейп быстро просчитывал ситуацию. Тролль в замке мог появиться только в одной ситуации.
Каким бы бредовым не был план Альбуса, похоже, он начинает работать. А ещё Поттер и эта несносная Грейнджер не знают о тролле. С щенка станется нос к носу столкнуться с этой тварью и героически влезть в драку. Никому ничего не говоря, зельевар поспешил к запретной двери на третьем этаже. Если он опоздает, Лили ему этого не простит.

Снова минутка канонного Снейпа, ура!
А слово перехватывает Гарриет. Он сделал все, что хотел, и хочет заглянуть на кухню, прежде чем идти к Флитвику. Но вляпывается в приключение:

Как только я спустился на второй этаж мне в нос ударил тошнотворный запах. А вид огромного существа с дубиной, идущего по коридору, и вовсе поверг меня в ступор. Не думая, я тут же отступил за рыцарские доспехи. Великан? Чушь. Что великану делать в Хогвартсе?
Мимо меня проскочили Долгопупс и Уизли, за тенью доспехов оба ничего не заметили. Как только существо скрылось в женском туалете, двое отважных гриффиндорцев с довольным видом направились прочь, заперев двери. Они успели отойти на каких-то десять шагов, когда тишину прорезал пронзительный вопль.
Оба героя смертельно побледнели и кинулись открывать дверь. А я лихорадочно просчитывал варианты. По Хогвартсу бродит непонятное существо, которое я точно где-то видел. Преподаватели и директор сейчас скорее всего на ужине, как и вся остальная часть школы. Тем временем существо напало на ученицу.
Не то чтобы мне хотелось играть в рыцаря, но просто уйти и сделать вид, что ничего не заметил, я не смогу.

Не думала, что скажу это, но мне начинает нравиться этот парень! Это, конечно, не Хоук даже близко, и сам по себе этот Гарриет достаточно неприятный чувак, но… во всяком случае, у него есть яйца. И сердце.

Но что на самом деле я могу сделать? Всех знаний – смехотворный в прямом смысле курс защиты, бытовые чары и несколько заклятий из курса Флитвика.

…сказал человек, который в прошлой главе рассуждал о нестандартном применении безвредных чар. Гарриет, не время для самоуничижения, действуй!

Остальное – голая и непригодная в данной ситуации теория. Магия крови? У меня не хватит сил и времени на подготовку.

В каноне магия крови штука быстрая, и «подготовка» заключалась в чирканье ножиком по ладони и последующем крошении врагов в капусту. Но да, у нас полное АУ, я помню.

Когда в туалете раздался грохот и повторный визг уже трех детских голосов, я чертыхнулся, выхватил палочку и в два прыжка оказался у двери. То, что я увидел, непроизвольно вызвало комок тошноты застрявшей в горле. Уизли, Долгопупс и Грейнджер жались в углу. При этом парни героически пытались закрыть собой девочку. Та и вовсе сползла по стене и в немом шоке смотрела перед собой, приоткрыв рот. Вокруг валялись обломки умывальников и разрушенных кабинок, пол заливала вода.

Да, для Хоука он слабоват – того бы не прошибло, тот повидал немало кровавых бань, да и сам устроил не меньше, привычен должен быть… но для хипстера-на-даче реакция нормальная.

Когда тварь в очередной раз подняла дубину, намереваясь видимо добить своих жертв окончательно, я не думая вскинул палочку и левитировал какую-то деревяшку прямо в массивное серое лицо. Я не особенно целился, но, кажется, попал существу в глаз. Оно тут же развернулось и уставилось на меня. Рёв стоял такой, что посыпалось несколько крошек с потолка.
- Бегите, идиоты безмозглые! – рявкнул я замершим гриффиндорцам, отпрыгивая от огромной дубины. Мантия сковывала движения, я стянул ее и намотал на руку. Пригодится.
Невилл и Рон очнулись, подхватили Грейнджер и потащили к выходу, по широкой дуге огибая нашу импровизированную драку. Слава Создателю, не полезли помогать. Ещё их под рукой мне только не хватало. Швыряя в тварь различными предметами, я ждал пока они выйдут. И понимал, что мне этот бой не выиграть.
Уже на втором десятке заклятий я чувствовал, что выдыхаюсь. Контуры предметов стали менее четкими, у меня зашумело в ушах. Моему толстокожему противнику все мои старания были до фонаря. Его не брало даже замораживающее заклятье, которое я вычитал ещё летом в справочнике. Вместо этого замерзла вода, и я поскользнулся.
Когда огромная дубина приземлилась мне на ребра, я понял, что это конец. Мне конец. Раздался оглушительный хруст, сознание затопила волна боли и ярости. Ещё раз вскинув палочку, я собрал последние силы в кулак и выкрикнул:
- Люмос Солем Максима!
Что произошло дальше, я уже не слышал. Все мои силы ушли на сотворение заклятья. Всё погрузилось в безмолвную темноту.

С реалистичностью боевки автор пролетел. Короткий бой в каноне был хорош тем, что тролль не стоял на месте, его нужно было всячески отвлекать и запугивать, а тут… тролль не отреагировал даже на трех (!!!) детей, пробежавших мимо него. Короче, нам обещали реалистичную боевку, но надули.
Глава на этом кончается, а хипстер на даче сегодня молодец. Я им довольна, а вы?
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 33

Онлайн
Привет!
Продолжим разбирать "Похождения хипстера на даче", то есть в Хогвартсе, то есть - тьфу! - фик "(Не)Хоук и философский камень".
Глава восьмая.

Примечание о таймфреймах в фанфике: я не собираюсь описывать каждый день, проведенный в Хогвартсе.

И слава яйцам!!!

В каком-то смысле идею "сжатого" таймфрейма я тоже взял у Мартина, но у меня всё проще из-за относительно небольшого масштаба мира. Я буду брать конкретные ключевые события или собственные сцены, которые будут к этим событиям подводить.

Ну, типа, так делают вообще все, и совершенно необязательно пояснять нам вещи, которые мы не только отлично знаем, но и практикуем (те из нас, кто сам что-то пишет, так точно). Читатель, внезапно, не совсем тупой.

В целом, я не собираюсь слишком переиначивать канон, но для изложения истории временные рамки будут сдвигаться.

Меня особенно умиляют такие заявления в макси-фике с началом «под канон». Как бы в том-то и смысл, чтобы изменения копились-копились, и в какой-то момент их накопилось столько, что канон сделал ручкой, нет? Вообще-то, предупреждение о сдвинутых временных рамках имеет право на жизнь (а, впрочем, зачем я об этом говорю? Будто сами не знаете)… но в данном случае уже подбешивает.

Примечание насчет фаворитизма в Хогвартсе: Я НЕ ПРИДИРАЮСЬ К МИНЕРВЕ МАКГОНАГАЛЛ) Но фаворитизм с её стороны действительно был, есть и будет. Хотя бы ситуация с метлой на первом курсе и принятием Поттера в команду по квиддичу, хотя максимум ему должны были дать по башке и отработки до рождественских каникул.

У меня такое ощущение, что Снейп и МакГонагалл в фаноне меняются характерами, т.к. фаворитизма Снейпа тема не раскрыта никак, а МакГи (которая в каноне этим не страдала) его приписывают постоянно.

И насчет того, почему Флитвик добавил баллы: пусть это и было случайно, но Хоук ВЫПОЛНИЛ заклятье левитации. Перо взлетело. Ну, а то - что оно приклеилось к потолку - это уже детали, от нашего райвенкловца не совсем зависящие)) Приятного чтения.

Да хватит оправдываться-то, разлюли моя малина!!! Серьезно, мне эти не то оправдания, не то либретто начинают надоедать.
Глава начинается с того, что после зельеварения наш Хипстер на даче идет на другие уроки и пытается на них что-то делать. Даже успешно.

Следующие несколько часов я практически не запомнил. На уроке трансфигурации мне удалось превратить спичку в иголку примерно с шестого раза к самому концу занятия, так что от написания эссе я был благополучно освобожден. Грейнджер, у которой спичка превратилась наполовину, смерила меня яростным взглядом.
Макгонагалл с кислым видом добавила факультету пять баллов, в то время как Гриффиндор удостоился десяти. Не то чтобы для меня это было особенно важно, но такое поведение ясно показывало фаворитизм профессора трансфигурации.

Я зрю ООС, господа. А еще за наезд на Минерву я хочу спустить на это вот тяжелую артиллерию в виде героев своего фикла, чтобы они морально раскатали этого парня в блинчик, но я держусь. Пока что. Мне еще писать и писать до первого курса хотя бы.
А дальше начинается маразм и намеки на 8 лет строгача, держитесь за стулья:

В обед Голдштейн кратко рассказал старшекурсникам, что произошло. Роджер хмуро кивнул, но не стал задавать мне вопросы. Впихнув в себя немного салата, я молча повесил сумку на плечо, понимая, что ничего больше я съесть просто не в силах.
- В больничное крыло? – тихо спросил Смит.
- Мы пойдем с тобой, Гарри – влез Корнер.
- Не стоит, парни, оставайтесь. Я кое-что уточню у мадам Помфри – ответил я и быстро вышел из зала.

Дано: 1) взрослый мужик, предполагаемый возраст – 30-40 лет, в теле маленького мальчика;
2) маленькая девочка 11 лет;
3) от недели до трех приятельского, но явно не непрерывного общения;
4) травма, с которой ребенок мог самостоятельно и быстро передвигаться на своих ногах, а профессор не счел нужным даже дать девочке сопровождающего.
Простите, мне одной кажется неадекватной его реакция? Он ведет себя так, будто они с Милисент давние друзья или даже любовники, и она лежит при смерти.
И почему никто из Рейвенкло не сказал: «не переживай, мадам Помфри ее быстро вылечит»? Ведь со стороны все выглядит очень естественно: ребенок, воспитанный магглами, не знает о возможностях волшебной медицины и переживает за подругу. Может, его успокоить надо, не? Припомнить другие случаи, когда у кого-то была серьезная травма и все за него по первости боялись, а через сутки он уже был как новенький?
Но ладно старшекурсники, они тоже еще дети по сути. Декан нам что скажет?

Филиус Флитвик внимательно осматривал стол своих подопечных. Орлята, несмотря на успешное практическое занятие по трансфигурации, выглядели мрачными. Даже старшекурсники и те тихо переговаривались, бросая хмурые взгляды на слизеринский стол.

Простите, а что случилось-то? В волшебной школе, где травмы случаются сплошь и рядом, народ постоянно что-то взрывает, куда-то лезет, занимается опасным спортом и изучает опасные растения, ожог от взбунтовавшегося зелья – событие уровня разбитых коленок в школе маггловской.

Разумеется, полугоблин был уже в курсе произошедшего на уроке зелий. Сразу после занятия к нему в кабинет ворвались Смит и Корнер, где очень эмоционально высказали все, что думают о Драко Малфое.

Эммм… это странно, потому что проблемы воспитания Малфоя – проблемы его родителей, декана и одноклассников. Он, повторюсь, ни на кого не нападал и никого не калечил. За поведение «не по понятиям» его свои должны отлупцевать, а Рейвенкло может злорадно переговариваться на тему «вот придурок, ему теперь жизни не будет, ну и сам виноват». Но не более того, либо даже этого не будет. Зачем Флитвика-то привлекать?

От них не отставал и сам мастер зелий с разницей примерно в полчаса. Только Снейп был уверен, что Гарри Поттер теперь не оставит Малфоя в покое и непременно проклянет его, как только появиться такая возможность.

Прям представляю. «Филиус, следите за своей имбой, он мне чуть на студента не напал! И зная, что он имба, я не поручусь, что Малфой отделался бы искрами в лицо!»

За эти несколько недель Филиус неоднократно проводил индивидуальные занятия для Поттера.

Все-таки несколько недель. То есть зельеварение у них началось где-то в конце сентября, а полетов вообще еще не было.

Он уже существенно опережал уровень своих однокурсников, поэтому они по минимуму занимались развитием магического резерва и большое внимание уделяли контролю и силе заклятий. Сами заклинания пока не практиковались, но юный волшебник не возражал. Теоретическая база и упражнения впитывались им, как губкой.
Гарри Поттер обладал живым воображением, творчески подходил к собственным заданиям и мог часами рассуждать о магии, магической силе и границах её условно-допустимого применения.

Интересно, а откуда он брал на это время, если еще и делал уроки, ходил на занятия, рисовал и пытался в общественную работу? И что интереснее, откуда Флитвик брал время, чтобы часами (!) выслушивать рассуждения первогодки? Он добрый дядечка, конечно, но у него уроки для всех 7 курсов, проверка домашек, куча отчетности и целый факультет студиозусов.

Он раскритиковал большую часть заклятий в курсе «Защиты от темных искусств», а к самому делению магии на темную и светлую относился нейтрально, не очень понимая, в чем, собственно, разница.

Первый год учусь, ничего толком не знаю, но уже критикую. Подход в корне неправильный, имхо, и для Хоука нехарактерный, но часто встречаемый.

По его мнению тем же заклятьем щекотки при должном усилии можно было добиться не меньшего результата, чем известным пыточным проклятьем.

Стоп, а откуда оно известно Хоуку? Я снова упустила момент, когда он получил некую информацию, на этот раз - о Круциатусе.

Ключевым в рассуждениях первокурсника всегда было исключительно намерение мага. И в этом Флитвик был с ним абсолютно согласен.
На обвинение Снейпа декан Райвенкло только пожал плечами и сказал, что без фактических доказательств нападения обвинения слишком условны.

Ммм… посмотреть воспоминания Снейпа нельзя?

Покачав головой, Флитвик выбрался из-за стола и направился в свой кабинет. Мальчик непременно будет его искать. Да и нужно было направить в Грингготс прошение о контракте. Мастер чар пришел к решению узаконить ученичество Гарри Поттера на официальной основе. Заодно это даст ему возможность защитить мальчика от чрезмерного любопытства Альбуса или нападок Северуса. Да и занятия можно будет проводить уже более серьезно. У Гарри явный талант к чарам и уже сейчас видно, что он станет отличным дуэлянтом. Упускать такую возможность будет просто преступлением против Магии.

Личное ученичество – это, внезапно, фишка как раз канонная… канонная для ДА, а для ГП это махровый фанон. И да, мне кажется, или Флитвик намерен вырастить себе личную неведому имбушку, потому так и радеет за дополнительные занятия и прочее?
А слово меж тем перехватывает Гарриет.

Первый практический урок чар начался с изучения заклятья левитации. Того самого, которым Гермиона нагло отобрала мой альбом в поезде. Движение палочки и само заклинание было несложным, но у меня упорно не получалось.

Хоть что-то у него не получается, слава пресвятой редиске! Я счастлива, давно пора было щелкнуть этого зазнайку по носу.

После визита в Больничное Крыло я немного успокоился. Мадам Помфри успокоила меня, зелье удалось полностью удалить без каких-либо последствий. Милисент останется в её владениях до утра, а завтра сможет вернуться к учебе.

И все-таки, почему раньше ему никто не сказал, что все норм, в Хогвартсе и не такое бывает?

Отодвинув эмоции, смог продумать свои планы мести Малфою уже по пути на занятие Флитвика. Прикидывать варианты я начал ещё в большом зале, но по трезвому размышлению признал их все негодными к реализации. А спускать подобное отнюдь не в моих правилах.
Но и магией разделаться с зарвавшимся аристократом было нельзя. Я мог бы вызвать его на дуэль…

Может, мне уже объяснят наконец, ЧЕМ Малфой заслужил чего-то большего, нежели хороший лещ? И да, я пристрастна, но: слова «месть», «соперничество» и «дуэль» для меня несут совершенно определенную окраску. И в контексте «от более сильного (взрослого, знающего, умелого) к более слабому» эти слова звучат как подлость. Более слабого можно проучить, можно приструнить, ему можно ответить… и еще много других слов, но месть – это либо от равного равному, либо от слабого сильному. Соперничество и дуэль – туда же.
(Поэтому меня однажды выбесил фик с путешествием во времени, где Гарри Поттер, прожив долгую жизнь и обучившись всякому, вернулся в свое время и вызвал на дуэль Рона. Многоопытный маг против недоучки – если ЭТО поединок чести, то у меня для персонажей того фика плохие новости).

…но мне банально не хватало знаний. Отталкивающие заклятья и проклятье щекотки вообще за знания не считаются. Да и в дуэльном кодексе я не так уж и серьезно разбирался.

А чем он тогда намеревался проклясть Малфоя в кабинете Снейпа на том самом уроке, если ничего почти не знает? Или в состоянии аффекта забыл, что не знает ни одного годного проклятия? Ну и да, он всерьез намерен вести дуэль с сопляком. Не ударить в ответ, не проучить – вызвать на дуэль. То есть признать равным соперником и все такое. Я была о нем лучшего мнения.

Это несмотря на то, что Драко Малфой хоть и засранец, но чистокровный. И у него наверняка найдется пара родовых заковыристых проклятий. Не мог Люциус Малфой отпустить своего драгоценного наследника в Хогвартс совсем уж ни с чем.

Даже если допустить, что у Малфоев имеется какая-нибудь прикольная разработка, я сомневаюсь, что Драко прям на первом курсе сможет ею воспользоваться. Бомбы детям не игрушки… у него может банально силенок не хватить и умения. Кстати, Хоук Люциуса в глаза не видел, откуда он может знать, что тот мог сделать, а чего не мог? А если Люциус взял и сказал: «Сын, у нас действительно есть одно заклинание, которым мы любим проклинать врагов, но тебе я его не скажу. Ты еще мал, и вообще, мне интересно, сможешь ли ты себя правильно поставить, не имея преимуществ перед другими учениками». Мог? А чо б нет. Но Гарриет так уверенно рассуждает о незнакомых людях…

В итоге я решил не торопить события и поквитаться с Малфоем как только выпадет время и возможность. Если у меня не получится унизить этого надменного павлина, тогда просто самолично выловлю его в коридорах и наподдам по ребрам без всякой магии. Пара сломанных костей должна немного отрезвить его от собственной важности.

Ну вот это уже по-нашему.

В классе царил гомон и полный хаос. Урок был сдвоенным с гриффиндорцами, Грейнджер и Уизли на парте передо мной сердито шипели друг на друга, да и вообще окружающий гвалт не способствовал сосредоточенности. Декан терпеливо перекрикивал учеников и демонстрировал движения палочки.
- Ты сейчас выбьешь кому-нибудь глаз – сердито зашипела Гермиона, перехватывая руку Уизли. – И ты неправильно произносишь заклятье, нужно говорить ЛевиОса, а не ЛевиосА.
- Сама колдуй, раз такая умная – не выдержал гриффиндорец и отсел от девочки.
Гермиона с достоинством, как ей показалось, закатала рукава, медленно взмахнула палочкой и четко произнесла заклятье. Выглядело это так, что я поневоле проникся сочувствием к её сокурсникам. Кому приятно общаться с самодовольной и поучающей всех подряд особой?

Кому-то явно пора вытащить бревно из глаза. Как минимум, наш герой самодоволен ничуть не меньше. Кстати, у самого Гарриета заклинание тоже не получалось – мог бы и послушать человека, который просек фишку.

Рон раздраженно отвернулся от гордо поднявшей подбородок соседки. А после похвалы Флитвика и вовсе демонстративно убрал палочку. Ну и кто ему виноват? Ни одно заклятье не будет получаться с наскока, будь ты хоть трижды чистокровным магом.

Кому-то явно пора вытащить бревно из глаза (2). Сам только что говорил, что Гермиона раздражает (даже взрослого мужика проняло), а теперь осуждает мелкого Рона за то, что он злится на Гермиону. Пусть и в манере «уйду без шапки в ночь холодную».

Заметив внимательный взгляд Флитвика, я вздохнул, выпрямился и сосредоточенно взмахнул палочкой, концентрируясь на пере передо мной. В этот же момент Симус за моей спиной умудрился взорвать свой опытный образец. Я качнулся, на одних рефлексах немного уходя в сторону, движение запястья вышло чуть более хлестким, чем нужно.
Нет, перо взлетело под самый потолок. Но проблема в том, что оно почему-то клонировалось и осталось наверху, будто под чарами вечного приклеивания. Перья на потолке выложились в своеобразный узор, и исчезать, видимо, не собирались.

Зачет за прикольную идею, мне понравилось.

- 20 баллов Райвенкло за исключительно оригинальное колдовство и пополнение школьного инвентаря, мистер Поттер – очнулся Флитвик, также как и вся аудитория пристально изучавший новый дизайн потолка. – И 10 баллов с Гриффиндора за небрежность, мистер Финниган. При работе с заклинаниями это недопустимо.

В каноне Флитвик баллов не снимал, но кому какое дело?
А урок между тем кончился, и глава тоже. Из трех ништяков ни один не был упомянут в этот раз (даже кинжал, что удивительно).
До встречи!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 25

Онлайн
/врывается вся в крови и грязи, еле переводя дыхание/
Привет! Фух... Я отвела душу, и мы продолжаем разбирать фик "(Не)Хоук и философский камень", он же "Хипстер на даче".
Глава 7 начинается с... ага, примечаний.

Примечание - "Т" за урок ТРОЛЛЬ. Одна из самых низких оценок, что-то вроде двойки по пятибальной системе. Ниже только "О" - Отвратительно, что соответственно можно ассоциировать с единицей.

Ващет наоборот, сначала идет О, а потом уже Т. Но это детали.

Я долго думал насчет Северуса Снейпа, но так и не пришел ни к какому однозначному выводу насчёт него. В любом случае Джеймс Поттер очень постарался испортить ему нервы, соответственно и к младшему Поттеру Снейп хотя бы первое время, но будет относиться неприязненно.
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 29

Онлайн
/стоит посреди оружейной в дублете, штанах, кольчужных бриджах и кольчужных же чулках поверх плотных носков, убирая волосы под шапочку-сетку; на стойке рядом – красивый золоченый доспех/
Приветствую. У нас на повестке дня фик «(Не)Хоук и философский камень», глава 6. Извините за мой внешний вид, но после этого обзора мне жизненно необходима будет разрядка.
Примечания автора (снова жгут):
Дамблдор - не гад в данной работе. Он скорее манипулятор и волшебник себе на уме, что будет видно в дальнейшем. Я постараюсь избежать стандартных штампов, ведь если подумать, магия облагает директора Хогвартса и преподавателей не только властью, но и ответственностью, за нарушение которой вполне можно получить по шапке.

Чистокровные аристократы, будущий Лорд Рода Поттер, несколько сейфов, мантии из паутины акромантула, необычное животное, необычный артефактный кинжал, явная агитация за Гриффиндор от Рона… что я забыла, господа?

Поэтому версия о ментальных закладках и зельях на Поттере мною сразу и бесповоротно отвергается. Магия в данной работе воспринимается как вполне живой и независимый судья, которому нельзя дать взятку. Приятного чтения.


Ах да. Живая магия.
Нет, в отрыве идея неплохая, но готова поспорить на пять рублей, что тему неведомой могущественной хтони, которой неведомы человеческие чувства и которая отнимает гораздо больше, чем дает, нам не раскроют. /проверяет, хорошо ли обмотаны колени/
Начинается глава куском от лица Флитвика.

Флитвик, не торопясь, шел к кабинету директора. Поттер настороженно шел следом. Зажатые движения и прищуренный взгляд на стены – все говорило о напряжении. По движению губ Филиус понял, что мальчик считает ступеньки. Время от времени первокурсник бросал на него заинтересованные взгляды, затем хмурился, поджимал губы и молчал. Он боится. Да ещё этот жест, когда его рука дернулась к ремню. Наверняка мальчик там хранит палочку.
Декан Райвенкло устало вздохнул. Он отчасти мог понять мальчика. Незнакомая обстановка кого угодно напугает, а тут ещё вызов к директору в первый же день. Альбус вел ему одному понятную игру, и Филиус не был уверен, что ему это нравится.

Если бы не вот эта последняя фраза, а Флитвик бы просто сочувствовал зашуганному ребенку, имхо, было бы лучше. И да, непонятно, с каких щей Флитвик гоблин, как правильно заметила Fink-nottle.

Когда они дошли до горгульи, Флитвик назвал пароль. Поттер едва заметно усмехнулся, но тут же его лицо приобрело пустое, сосредоточенное выражение. Встав рядом с гоблином на лестницу, он несколько раз выдохнул и повел лопатками.
Наблюдая за учеником, мастер чар огорченно поджал губы. Какое впечатление должен был произвести Хогвартс на мальчика, чтобы он так явно ожидал угрозы? В глазах у Джеймса и Лили Поттер он никогда не видел такого недоверия.

В целом ничего криминального, но вы не расслабляйтесь: слово перехватывет Гарриет, а это нам ничего хорошего не сулит. А я зову оруженосца, потому что в одиночку эту сбрую не надеть.
/входит оруженосец; его лицо может показаться читателям, знающим сеттинг, знакомым, и он старательно отворачивается/
- Да, леди?
- Сэр Томас, помогите мне, пожалуйста.
- Слушаюсь.

- А, Гарри, мой мальчик – поприветствовал меня Дамблдор. От такого обращения я внутренне скривился. – Проходи, садись.

Вообще, в отрыве от всего остального, ни в обращении Дамблдора (ну привык он так разговаривать), ни в том, что оно неприятно попаданцу (взрослому человеку) нет ничего плохого. Так что тут придраться не могу.
/оруженосец тем временем закрепляет на ногах латные сапоги/

Мы с Флитвиком прошли в центр кабинета, я опустился в кресло рядом с директорским столом. За нами внимательно наблюдали портреты и весь преподавательский состав Хогвартса в придачу. Я с трудом подавил желание вздрогнуть. Декан, похоже, заметил мое состояние и сжал мне плечо. Волна магии прошла по телу, я немного успокоился.
- Вы хотели поговорить со мной, сэр?
- Да, Гарри, я хотел поговорить с тобой. Как тебе Хогвартс? Доволен ли ты выбором факультета? Может ты знаешь, но твои мать и отец оба учились на Гриффиндоре.
Позади директора раздалось знакомое фырканье. Там лежала Распределяющая Шляпа.

/прилаживает правый набедренник; оруженосец в то же время фиксирует понож и наколенник/ Шляпа, которая почему-то попаданца не сдала и вообще за него, хотя казалось бы – должна была все рассказать преподавателям, а не нагло фыркать у них за спинами. Тут же одержимый приехал, вдруг он крышей поедет и детей жрать начнет?

Все остальные преподаватели молчали, внимательно меня рассматривая. От этих взглядов мне было очень неуютно. Почему-то в очередной раз вспомнились Истязания и холодный прищур Первого Чародея, но я отогнал эту мысль.

/продевает в отверстия клапанов набедренника шнуры, соединяя доспех со штанами/ И правильно сделал, что отогнал мысль. Первый Чародей Ирвинг – отличный мужик, он своим ученикам зла не желает. Не его вина, что система страшная.

- Хогвартс выглядит внушительно – я пожал плечами и нервно повел лопатками – А факультет, по-моему, вполне подходящий, в правилах Хогвартса ведь не сказано, что дети должны учиться на том же факультете, что и родители?

/прилаживает и закрепляет левый набедренник, пока оруженосец фиксирует левый понож и наколенник/
Замечу, что одиннадцатилетка сказал бы скорее «да нет, профессор, мне все нравится. Я не загадывал, куда хочу поступить, а вообще учиться люблю. И ребята вроде нормальные». Чересчур взрослая речь Гарриета, еще и с апелляцией к правилам (хотя его ни в чем не обвиняют), напротив, привлечет к нему внимание профессоров.

- Ну что ты, Гарри, мне просто интересно твое мнение – пожурил меня Дамблдор. От его сладкой улыбки мне стало не по себе – Просто мы не ожидали, что ты окажешься не на Гриффиндоре.
- Альбус – хмуро начал декан Райвенкло.
- Ничего такого, Филиус, я всего лишь отметил это любопытное событие

/обматывает вокруг шеи шарф/ Хитрый манипулятор, которым заявлен Альбус, не стал бы так заострять внимание на незначительной, в общем-то, детали – у него же на каждый случай есть план B, C, D и до буквы Z. От такой мелочи, как распределение ученика на другой факультет, глобально ничего не меняется, на самом-то деле. И я понимаю недовольство Флитвика – деканы тоже люди, они спать хотят, а завтра рано на работу. А тут их созвали для фигни какой-то.
/с помощью сэра Томаса надевает ожерелье/

– Хагрид сказал, что ты провел некоторое время в Косом Переулке, Гарри. Он тебе понравился?
- Косой Переулок или Хагрид? – уточнил я. Несколько портретов фыркнули, кажется, даже Макгонагалл прятала улыбку, поджимая губы. Только зельевар смотрел на меня с непонятным отвращением.
- Расскажи обо всем, если хочешь – благожелательно улыбнулся директор.
- Хагрид хороший, хотя не очень осторожный. И довольно громкий – нахмурился я – Мы привлекли много внимания в лондонском метро. – на этих словах директор чуть нахмурился, а Макгонагалл уже по-настоящему неодобрительно поджала губы. Все остальные переглянулись. Снейп по-прежнему смотрел на меня с холодным отвращением. – А Переулок…. Не знаю, сэр. Мне не с чем сравнивать, я не был в других волшебных местах. Но по сравнению с маггловским Лондоном, он немного архаичен.

/оруженосец помогает облачиться в кирасу и застегнуть пояс/
Слово «архаичен» из уст мелкого ребенка – это круто, конечно. Гарриет палится по всем статьям. С другой стороны, Дамблдор тоже палится своим непонятным интересом к обычной процедуре, которая каждый год проводится – тут и обычный ребенок насторожится, с каких карасей ему такое внимание. Опять же, если бы Дамблдор хотел проверить Хагрида, как тот выполнил поручение – он бы спрашивал Хагрида.

- А почему вы не носите очки, мистер Поттер? Нам было известно, что у вас плохое зрение. – вмешалась какая-то женщина слева от Макгонагалл. Судя по её одежде, я предположил, что это местный врач.
- Год назад я попал в больницу, там мне вылечили зрение – нахмурился я. Преподавательский состав снова переглянулся. Какой-то портрет еще пристальнее уставился на меня. – Вам было известно, что у меня плохое зрение? Но я никогда не обследовался в Мунго. И Хагрид был единственным контактом из волшебного мира до этого дня.

Теперь и Помфри спалила всю контору… То есть они буквально расписались только что в том, что знали, в каких условиях жил маленький Гарри, но намеренно ничего не делали. Будь на месте Гарриета обычный ребенок – интрига века рухнула бы мигом, ибо маленький мальчик бы обиделся на этих упырей страшно и не хотел иметь с ними никаких дел.
/к оруженосцу, который тем временем фиксирует наручи и налокотники/
- Сударь, вы не нальете мне вина, когда мы закончим?
- Вы пересказываете такую чушь - не в обиду, леди, - что я и сам с вами охотно выпью.
- Давайте.

- А откуда вы…. – начала Макгонагалл.
- Прочел, профессор – чуть резко отозвался я, угадывая вопрос. Обстановка в кабинете резко изменилась, я кожей чувствовал бурлящее вокруг меня напряжение.
- Десять баллов с Райвенкло за то, что перебиваете преподавателя, Поттер – елейным тоном сказал Снейп.
- Северус – возмутился Флитвик – Это неприемлемо, мальчик ответил на вопрос.

А знаете, я на стороне Снейпа. Перебивать преподавателя некультурно.

- Право же, Северус, Гарри не сделал ничего предрассудительного – отмер директор. Снейп скривился и промолчал, раздраженно отвернувшись – Мы тебя не обвиняем, Гарри – обратился ко мне. – Это просто любопытство, мы действительно иногда наблюдали за тобой, чтобы уберечь от опасности.
Я еле сдержался, чтобы не закатить глаза. Если бы за парнем действительно наблюдали, он бы не попал год назад в больницу благодаря своему моржеподобному дяде.

Я вот тоже еле сдерживаюсь, чтобы не закатить глаза, не пробить себе лицо и вообще стоять смирно, потому что сэр Томас сейчас фиксирует наплечники на ожерелье, ему мои лишние движения будут мешать. В общем, замечательно. Дамблдор сейчас либо расписывается в своей мерзости («мы упыри, мы видели, как тебе плохо, но не вмешивались»), либо лжет и оговаривает себя на ту же тему, что тоже плохо и совершенно не нужно. Самый доверчивый ребенок и самый благожелательно настроенный взрослый в теле ребенка после такого диалога поймут, что перед ними редкостный упырь. И умный педагог с многолетним опытом Дамблдор должен понимать, что такой разговор не то что не нужен, но откровенно вредит его плану, если ему в самом деле нужно доверие Гарри.

- Я устал, профессор – стараясь сохранять спокойный тон, сказал я – Если это все, можно мне в гостиную? Завтра начнутся уроки.
- Я провожу мистера Поттера – с готовностью вставил Флитвик.
- Конечно, Гарри, иди – кивнул директор – Если у тебя возникнут вопросы, можешь обратиться ко мне в любое время.
Вежливо попрощавшись, мы покинули кабинет директора. Оказавшись за дверью, я облегченно выдохнул. Ощущение было такое, будто с головы сняли тяжелый давящий обруч.

/сэр Томас закрепляет защитные пластины под мышками/
- Теперь подвигайтесь.
- Можно? Спасибо!
/первым делом фэйспалмит/ Верите ли, пол-обзора мечтаю! /машет руками, делает наклоны и приседает, проверяя, все ли хорошо закреплено/ А между тем, пока меня облачали в доспех, прошла половина главы, из которой я на сей раз выкинула от силы пару предложений.
Ну, вроде, все в порядке – в смысле, это у меня все в порядке, спасибо сэру Томасу. А в фике слово передают Флитвику.

- Хвала Андрасте – выдохнул Поттер, как только они вышли в коридор. – Маггловская христианская богиня – пояснил он, заметив взгляд декана.

/фэйспалмит и махом выпивает свой кубок вина, не чокнувшись с сэром Томасом; тот, впрочем, про свое вино вообще забыл/
- Ах ты ж еретик поганый, язычник, скот!
- Тише, сэр Томас! Прошу. Будьте милосердны к скорбному разумом, как велит Создатель.
- Конечно… простите меня.
- В общем, уважаемые читатели, мало того, что Гарриет, узнав про историю железных дорог и прочтя Конан Дойля, не удосужился узнать за год, что христианство – монотеистическая религия, в которой богинь нет вообще, так он еще свято уверен, что сейчас его не споймают на вранье. А ведь чисто теоретически… ну очень теоретически, Флитвик (который, напоминаю, преподает не первый год, знает как минимум про Рождество и Пасху, и вообще по канону дружит с дочерью пастора МакГонагалл) вполне может быть осведомлен о таких вещах. То есть Гарриет снова палится по самое не балуйся. Но Флитвик этого… ага, не замечает.

- Вы верите в богов, мистер Поттер? – полюбопытствовал Флитвик. Сейчас, когда они вышли из кабинета директора, первокурсник немного расслабился. Даже его движения стали более свободными.
- Не очень, сэр – подумав, отозвался он – Но раз в них верят столько людей, то, наверное, не зря. Я как-то общался с одной священнослужительницей, вот и подхватил несколько выражений.

Лично я не припоминаю в окрестностях Литтл Уининга женских монастырей – а с какими еще священнослужительницами мог общаться Гарриет в нашем мире? Разве что с женами священников местной церкви… Слова сэра Томаса не привожу, это непереводимый ферелденский фольклор.
/задумчиво смотрит на щит и меч к нему, но в итоге все-таки берет двуручник; проверяет оружие. Все в порядке, и сэр Томас закрепляет меч за спиной на перевязи/

- Вы не проводите экскурсий по замку? Он довольно большой. И эти лестницы…. – Гарри поморщился – Какой смысл в самостоятельно думающих лестницах? А если они приведут меня на третий этаж? И кстати, какой третий этаж? В каком крыле замка?

/меланхолично/ Раз их сделали, значит, кому-то было это нужно.
/ставит ногу на скамейку, сэр Томас привязывает шпору; то же самое проделывается с другой ногой/
Дальше они говорят про пустые коридоры замка, про то, можно ли в нем заблудиться и бывало ли такое, про то, где можно делать зарядку… Флитвик разрешает заниматься в пустом классе и обещает выписать разрешение. Тем временем они доходят до гостиной, Флитвик объясняет, что нужно отгадать загадку, чтобы войти.

Теплая полукруглая комната была оформлена в серебристо-голубых тонах. Над камином в натуральную величину хищно возвышался орел, видимо, поддерживаемый чарами. Рядом с креслами стояло несколько низеньких кофейных столиков. Также было несколько полупустых книжных шкафов. Обособленно в центре гостиной стояла статуя Основательницы.
- Добро пожаловать на факультет, мистер Поттер – возвестил мастер чар, с мягкой улыбкой наблюдая за задумчивым первокурсником. – Ваша спальня за правой дверью на первом этаже. – указал он.
- А душевые, профессор? – вспомнил Гарри.
- В комнате вы будете жить с тремя вашими однокурсниками. К каждой комнате прикреплена отдельная душевая и туалет. – пояснил профессор.
- Хорошо – улыбнулся первокурсник, располагаясь в кресле и блаженно вытягиваясь. – А где я могу найти свою птицу, чтобы отправить письмо домой?
- В совятне, мистер Поттер – улыбнулся профессор – на седьмом этаже, рядом с классом прорицаний. Вас проводят старшекурсники, если захотите.
- Но у меня не сова, сэр – возразил мальчик.
- Орел? – лукаво усмехнулся Флитвик.
- Почти – ухмыльнулся Поттер – Ворон, думаю, я буду его дрессировать.
- Рядом с совятней есть небольшая дверь, там вы найдете….
- Ромула – улыбнулся мальчик. – Я назвал его Ромул.

Бедные домовики, вот привозят им необычных животных, а им голову ломать, где этих зверюшек обустроить… ну да ладно.
/надевает латные рукавицы/

- Замечательно, мистер Поттер – в очередной раз просиял профессор – Полагаю, у вас нет вопросов и я вам больше не нужен? – понимающе улыбнулся он, глядя как закрываются глаза первокурсника.
- Вы всегда нужны, профессор – возразил Гарри, встряхнувшись – но вопросов у меня и впрямь пока нет. Доброй ночи, сэр.
- Доброй ночи, мистер Поттер.

И глава на этом закончена. /надевает шлем/ Ах да, в прошлой главе я не делала список ништяков. Сделаю за две главы:
1) Дневник Лили. Не упоминается.
2) Кинжал. Упоминается (в прошлой главе), не используется.
3) Гребень. Не упоминается.
Вот теперь точно все, а нас с сэром Томасом ждет знатная мясорубка. Но мы вернемся! До встречи.
З.ы. для подготовки к обзору я подглядывала вот сюда - https://history.wikireading.ru/134234 , но доспех у меня не тот.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 37

Онлайн
Привет! Продолжаем литературное оборзение.
(Не)Хоук и философский камень, глава пятая.
Примечания автора жгут напалмом, они мне уже нравятся больше глав:

Сразу отвечаю на вопрос: Почему не Гриффиндор?
Моя задумка была написать именно про "умного Гарри", который взвешивает все свои решения, ценит знания и к любому приключению готовиться по принципу: ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! На этом фоне делать его львом мне показалось странным.

Профессор Дамблдор смотрит на него с легкой добродушной насмешкой.

Изначально была мысль распределить Поттера на Слизерин, но я понял, что я задолбаюсь расписывать конфликты и тонкости взаимоотношения чистокровных. Да и фанфиков, где Поттер распределен на Райвенкло - гораздо меньше. Названия факультетов такие, какие я написал - просто по моей личной прихоти. Лично я спотыкался о слово "Когтевран" и решил его заменить.
P.S. Прием описания одной и той же сцены с разных точек зрения позаимствован у гениального Джорджа Мартина. Возможно, после цикла Хоука у меня хватит духу взяться за любимую Игру Престолов. Приятного чтения!

Я с фэндомом ИП незнакома, но че-то у меня паршивое предчувствие. В общем, дошли будущие первокурсники до лодок, расселись и поплыли.

Когда вокруг раздалось восхищенное «ох», я резко поднял голову. Над озером высился замок с множеством горящих башен.

Звучит так, будто замок горит. Пожар, спасайся кто может! Или как-то так.

Возможно, он бы и создавал сказочное впечатление, не будь я таким уставшим и мрачным. Отметив про себя цепи по бокам от тяжелых ворот и ряд металлических засовов с зазубринами, усмехнулся. Ну как есть Инквизиция.

Да нет, нормальный замок с защитными сооружениями – подъемный мост и крепкие ворота, все отлично.

Мы ещё немного прошлись по территории замка, после чего Хагрид условно трижды постучал в тяжелые входные двери.
- Первокурсники, профессор Макгонагалл – доложил он.
- Спасибо, Хагрид, я их забираю. – сказала строгая пожилая волшебница в изумрудной мантии, да таким тоном, что многие поежились.
Я с любопытством рассматривал заместителя директора, старательно пытаясь отделаться от ощущения, что мы точно не поладим.


Ну смотри у меня, человек-попадун… за МакГи и двор стреляю в упор, ежели чего не так – буду выть и кусаться.
Далее МакГонагалл говорит речь и уходит.

- Как думаешь, как будет проходить распределение? – спросила у меня Милисент, нервно комкая рукав моей мантии.
- Фред сказал, что придется сражаться с троллем – влез в наш разговор Рон – но думаю, он соврал. Не могут же они заставить сражаться первокурсников?
Я скрипнул зубами, ученики вокруг еще сильнее занервничали после слов Рона. Тем временем в мою сторону, целеустремленно раздвигая толпу с помощью Крэба и Гойла, двинулся блондинчик со своей свитой. Грейнджер неподалеку громко просвещала всех вокруг, какие заклятья она уже выучила и гадала, какое из них предстоит применить.

А Гарриет молчит, что характерно. Дальше вылетают привидения, приветствуют детей и беседуют о своем привиденческом, а он думает нечто вроде:

У директоров этого заведения начисто отсутствует мозг. Оставить столько призраков в энергетически сильном месте.

ИЧСХ, что такое есть призраки в реальности сего фика и почему их нельзя держать в Хогвартсе, нам не объяснили до сих пор. Почему-то мне кажется, что и не объяснят в дальнейшем.
А в реальности ДА призраки – примерно то же, что и демоны, опасные духи из Тени, призванные или прорвавшиеся в наш мир, только не через чужое тело, а как бы сами по себе. Уродливые, агрессивные и то ли материальные, то ли все же не совсем. Не очень похожи на ГПшных; впрочем, ГГ здешних призраков не сравнивает с теми тварями.
Приходит МакГонагалл и забирает детей на распределение.

Большой зал чем-то упорно напоминал мне зал Истязаний в башне.

Я так понимаю, речь идет о ферелденской башне Кинлох, бгыгы. И вот здесь у меня есть некоторые вопросы. Я все еще не понимаю, когда именно Хоук оттуда свалил? Судя по тому, что он все-таки стал защитником Киркволла – можно предположить, что либо во время событий Разорванного круга (внутренний переворот, вылившийся в резню из-за того, что лидер магов-оппозиционеров двинулся кукухой и стал одержимым), либо сразу после. С точки зрения «никто не будет искать меня в этой заварушке» решение даже логичное, но вопрос, как он в одиночку преодолел полстраны до ближайшего порта. В каноне – с матерью, братом и сестрой, да еще двумя попутчиками-рыцарями, и то им на голову рояль в виде дракона рухнул… кхм, раз так, валил он до Мора и бардака в Круге, иначе мог не успеть/не дойти. Не дойти, впрочем, и так мог – в более или менее спокойной обстановке сбежавшего мага немедленно объявили бы в розыск.

Каждый маг по достижению определенного уровня проходил испытание. И здесь, под взглядами других учеников и старших магистров за дальним столом начинались длинные часы морока и боли, в то время как для остальных проходило всего несколько минут.

Во-первых, не учеников, а храмовников, которые обязаны контролировать, не одержим ли ученик, и в случае чего ликвидировать угрозу. Во-вторых, старших чародеев, а не магистров. Магистр – это маг из правящей верхушки империи Тевинтер, член Магистериума (законодательного органа), старший чародей – одно из званий внутри Круга.
В-третьих, расписано так, что непонятно, о чем речь. Поясняю. Истязание – это испытание, при котором душа мага перемещается в Тень и там сражается с духами. Либо побеждает, либо погибает, и тело ученика занимает демон; в таком случае одержимого немедленно ликвидируют.

Песню Распределяющей Шляпы я благополучно прослушал. Человек не может быть только хитрым, только храбрым или исключительно дружелюбным. Скорее всего, все зависело от мышления и поверхностных ассоциаций в сознании ученика.
Милисент, Малфоя, Креба и Гойла распределили на факультет Салазара Слизерина. Исходя из того, что я знал, большинство из них станут отличными целителями и зельеварами. По крайней мере, Салазар был талантливейшим зельеваром поколения. Есть даже легенда, что у него был василиск в качестве верного и бессмертного фамильяра.

И я так понимаю, эта легенда в свободном доступе и про василиска знают все, кто ее прочел… Автор пишет продолжение, и мне интересно, как он это обыграет – ведь весь цимес второй книги был в том, что про василиска никто не знал, и что это за тварь, догадались очень не сразу.

Гермиона, Рон и Невилл попали на факультет Годрика Гриффиндора. Глядя на Рона и Невилла я в последнюю очередь подумал бы об этом факультете. Если опустить всю эту патетическую и патриотическую чушь о храбрости и благородстве, Годрик был воином. Самым обычным воякой, который выпускал кишки и перерезал глотки своим врагам, не мучаясь особенно совестью.

А вот не надо опускать «патетическую чушь», пожалуйста. Годрик был человеком своего времени, когда к вражеским кишкам отношение было не такое, как сейчас. Тогда много кто резал глотки, но вот благородство и храбрость отмечали далеко не за каждым.
Кстати, наш герой в ином мире делал совершенно то же самое – и что-то я не вижу его раскаяния по этому поводу. А вот изрядное лицемерие вижу. Коллеги, я одна его вижу?

А Уизли и Долгопупса воинами представить было трудно.
Гермиона тоже не производила впечатление железной леди, ей бы больше подошел факультет холодной и расчетливой Ровены Райвенкло. Та тоже не страдала от скромности и считала знания самым главным сокровищем мага.

Не суди, да не судим будешь - говорят мудрые люди. Кстати, странно, что Рон был перед Поттером – буква P ведь идет перед W.

- Поттер Гарри – провозгласила Макгонагалл, зал моментально загудел как растревоженный улей. Не обращая внимания на шепотки и пристальные взгляды, я спокойно прошел к табурету. Шляпа опустилась на голову, закрывая мне обзор.


Далее кусок от лица Снейпа.

Северус Снейп с неудовольствием оглядел очередную толпу первогодок. Вначале учебного года у него по устоявшейся традиции не было настроения. Но этот год был особенным. Сегодня сюда должен поступить щенок Джеймса Поттера.
Зельевар не сомневался: мальчишка будет наглым, высокомерным выскочкой точь-в-точь как его отец. Ещё и директор сегодня устроил ему душеспасительную беседу, напоминая, что тот должен будет помогать мальчишке. Весь преподавательский состав единогласно поддержал Альбуса, а где-то в лаборатории его дожидается сложное экспериментальное зелье.

Вот нет бы кроссворд недоразгаданный или самопальные недоделанные духи! Понимаете, я не то чтобы люблю Снейпа, но мне его жаль иногда. У мужика же личной жизни никакой в 30 лет! Он только ведет уроки, варит зелья, ест и иногда спит. А где бы прочесть, что он в свободное время, не знаю, в самом деле парфюмерию делает, или самогонку гонит, или огурцы маринует с перчиком по собственному рецепту. Или кроссворды гадает. А может, он фанат ксенобиологии и патанатомии, вон у него сколько уродцев в банках… короче, что есть у него отдушина помимо кипящего котла.
Конечно, мне скажут, что он ученый и все такое, но ученые тоже люди. И люди весьма разносторонние.
У нас в лаборатории три художника, так что я знаю, о чем говорю.

- Поттер Гарри – раздался голос Макгонагалл. Зал тут же зашумел и загомонил. Северус вынырнул из своих мыслей и пристально уставился на мальчишку.
Тот шел спокойно и даже гордо. Внешне он был больше похож на Блека, чем на Поттера. Длинные, затянутые в хвост черные волосы, высокий рост, прямая осанка. Даже мантию он носил также естественно, будто бы делал это каждый день.

Э… и что? Имхо, в глазах Снейпа Сириус только в одном лучше Джеймса – он на Лили не женился. Так что это сходство Гарриету баллов одобрения прибавит вряд ли.

Взглянув в ярко-изумрудные глаза, зельевар содрогнулся. Глаза Лили.

Ну ничего себе зрение – за секунду распознать цвет глаз ребенка, сидя за десяток метров от него…

Распределяющая шляпа сползла Поттеру на глаза, и зал погрузился в напряженную тишину.


Далее снова кусок от лица Гарриета.
- Очень интересно – раздался голос над ухом. Я замысловато выругался на орлесианском, припоминая Андрасте, Создателя и Корифея вместе взятых. В моей голове раздался смешок. – Должна признать, очень неординарная реакция.

Я плохо помню, знает ли Хоук Корифея, мне в данный момент интереснее другое – поняла ли его Шляпа? В смысле, есть у меня хэдкрабканон, что орлесианский – это как бы французский (ферелденский – гаэльский, если по именам судить, а тевене – квазилатынь, очень-очень квази), но все-таки как это стыкуется? То есть Шляпа услышала мешанину вроде как французских слов или связную речь? По ее реакции непонятно.

- Станешь тут нервным, сначала ворох писем, потом платформа, где стену надо лбом прошибать. Теперь ещё вот со Шляпой разговариваю. – мрачно отозвался я, постепенно успокаиваясь.
- Похоже, у вас не очень хорошее впечатление о Хогвартсе – печально отметила Шляпа, просматривая мои мысли.
- Здоровый скептицизм, ничего больше – фыркнул я

Не-а. Ни разу не здоровый, непонятно откуда взявшийся, характеризующий персонажа с крайне неприятной стороны и просто плохо прописанный.

– Вы вроде должны подобрать мне факультет?
- Должна – вздохнула Шляпа – Но впервые на моей памяти, я не могу подобрать ничего однозначного.
- То есть? – насторожился я.
- Формально ученик распределяется по своим склонностям и способностям. Те, кого тянет учиться – идут на факультет Ровены. Честолюбивые и гордые отправляются в дом Салазара. Решительные и сильные выбирают дом Годрика, а сдержанные и осторожные – на факультете Хельги. А у тебя я не вижу никакой явной склонности. Ты одинаково подойдешь для всех четырех домов.
- Какая прелесть – саркастично отозвался я – Неужели нет дома, которому я подойду больше всего?
- Чтобы добиться своих целей быстрее всего, тебе подойдет Слизерин – осторожно отметила шляпа.
- НЕТ! – рявкнул я – Ты рехнулась, чепчик Годрика?! Направишь меня в дом змей, и мой труп через день найдут в темном коридоре.

Воу-воу, полегче на поворотах! С древним могущественным артефактом все же разговариваешь, проявил бы уважение.
Ну и зацените его информированность: что шляпа принадлежала Гриффиндору, он знает, а про проход на платформу не знает. И про распределение тоже молчал.

- Тогда Гриффиндор, ты достаточно силен и решителен для этого дома. – ворчливо заметила Шляпа, видимо обидевшись на мое обращение.
- То есть Ровена и Хельга мне бы не обрадовались? – ядовито осведомился я.
- Салазар бы тебе больше всех обрадовался – не осталась в долгу Шляпа. – А на факультете Хельги тебе не хватит сдержанности, чтобы не выделяться.
- Значит Райвенкло или Гриффиндор? – резюмировал я.
- Гриффиндор – категорично высказалась Шляпа.
- Да не хочу я! – возмутился я, с содроганием припомнив вооруженных воинов Инквизиции, тоже «храбрых и благородных». Шляпа прочла мои мысли и вздохнула.

Я уже плохо понимаю, о чем именно он говорит (о том, чем была Новая Инквизиция в каноне, я в прошлом обзоре рассказывала), видимо это больше про храмовников или какой-то их аналог – не все в ордене были истинно благородными людьми, это да. Но такое ощущение, что с по-настоящему честными, храбрыми и благородными воинами (с той же рыжей стражницей Авелин, умом, честью и совестью Хоуковой кодлы, к примеру) жизнь Гарриета не сводила.

- В мире магии давно все изменилось, Хоук – как-то жалобно попыталась она.

/поперхнулась воздухом/ ШТА?! Это нам сейчас намекают, что мир ГП – это мир ДА, просто через много веков? Это /зачеркнуто, зачеркнуто, зачеркнуто/… это как вообще, простите мой эльфийский? С чего так резко, за какие-то века, поменялась география южного полушария, куда исчезли скверна и лириум, что стало с Завесой, было ли еще два Мора, что произошло со всеми разумными расами и почему это «что-то» пощадило людей? Что, что должно было произойти?

- Нет. – нахмурился я. То, что артефакт знает мое имя, меня ничуть не удивило. – Уважаемая Шляпа, Годрик может был бы оскорблен, но я не буду чувствовать себя комфортно в его Доме. Неразумно превращать учебу в игру на выживание.

Кстати, снова вопрос – а почему? Если примерять на Хогвартс средневековые понятия, Гриффиндор, наоборот, выглядит вполне привлекательно – боевое братство, за своих порвем любого, вот это все.

- Ну что ж, Ровена была бы к тебе благосклонна. Жаль, что к моему факультету ты относишься с таким предубеждением – печально согласилась Шляпа.
- Извините – пожал плечами я.
- Молодость, все мы думали, что знаем что-то лучше других – усмехается она. – Может, когда-нибудь мы ещё обсудим твой выбор.


Далее идет кусок от лица Дамблдора.

Прошло уже несколько долгих минут, с тех пор как Поттер одел шляпу.

Стоило отметить, что милый вязаный шарфик с лягушками вместо старой ленты Шляпе очень шел.
Ну а что? Он же шляпу ОДЕЛ.

Альбус нервно сжал пальцы в замок, внимательно вглядываясь в мальчишку. Весь зал будто замер, не шевелясь и ожидая вердикта шляпы. Северус Снейп молил всех известных богов, чтобы отпрыск Поттера не попал на его факультет. Он просто не выдержит такого испытания.
- Райвенкло! – провозгласила Шляпа.
На зал опустилась оглушающая тишина. Даже директор и тот едва очки не уронил от изумления. Посидев на табурете ещё несколько минут, Поттер стянул Шляпу с головы, протянул её шокированной Минерве и направился к столу. Филиус Флитвик первым поднялся и зааплодировал. Постепенно за ним аплодисменты подхватили и остальные.
За столом несколько учеников пожимали мальчишке руку, тот вежливо кивал и пожимал в ответ. Северус отметил, что щенок выглядит странно уставшим, но при этом довольным. Как только аплодисменты стихли, церемония распределения продолжилась.

Если честно, никогда не понимала, что такого удивительного в распределении Гарри Поттера на Рейвенкло или Хаффлпафф.
Но ладно, передаю слово Гарриету.

- Похоже, нам с тобой удалось шокировать Хогвартс – хмыкнул я, сидя на табурете.
- Они все ожидали, что ты будешь на Гриффиндоре - хихикнула Шляпа – Я слышала об этом в кабинете директора.
- Ага, храбрый и благородный победитель Темного Лорда – фыркнул я, устало вздохнув.

Почему он фыркает? Он отрицает за собой храбрость и благородство? Или презирает эти качества? Или не верит в них? Просто интересно, с чего такая реакция.

– Слушай, а ты магией от Хогвартса питаешься? Ну, в смысле, от места силы, правильно?
- Райвенкловец – хмыкнула Шляпа – Не тяну я с тебя магию, не волнуйся. Усталость эта от ментального контакта, я же фактически в твоем подсознании. Иди уже к своему столу, пока не растерял оставшиеся силы.
- Спасибо, Годрик – усмехнулся я и протянул артефакт шокированному заместителю директора.


Перед тобой дама, Гарриет. Сделай милость, не ошибайся так нелепо.
И да, намек на тайные планы директора… которому ну просто очень помешает то, что герой не на Гриффиндоре, хе-хе. Столетнему мудрому и могущественному магу, хе-хе.
Пир, разговоры с соседями по столу, представление преподавателей – все как обычно. Только после ужина Гарриета перехватил Флитвик:

- Мистер Поттер, пройдемте со мной, с вами хочет поговорить директор – обратился ко мне декан.
- Я сделал что-то не так, профессор? – поинтересовался я, разом стряхивая сон. Рука непроизвольно сжала рукоять кинжала на поясе.
- Вам не о чем волноваться, мистер Поттер, идемте. – я кивнул и последовал за гоблином, про себя считая шаги и запоминая путь от большого зала. Мало ли что. Однокурсники проводили меня долгими взглядами в спину.

Снова-здорово. Откуда эта нездоровая подозрительность? Дамблдор пока ничего не сделал, что позволило бы нам ждать от него подвоха, однако Гарриет – ждет. Почему? А потому что, как обычно.
А на сегодня все. Жду ваших комментариев.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 23

Онлайн
Привет!
На повестке дня фик (Не)Хоук и философский камень, глава четвертая.
Приготовьте шлемы с подушкой на лбу, очки с пуленепробиваемыми стеклами и противопригарные стулья. И уберите подальше острые предметы. Готовы? Погнали.

Примечания автора:
Со стороны может показаться, что автор ненавидит Рона Уизли. Так вот, ЭТО НЕ ТАК. Но ГГ так или иначе лишен канонной наивности Гарри, поэтому очень на многие вещи у него будет совершенно другой взгляд.

Я в упор не вижу, чем бы канонный Рон Уизли мог не понравиться канонному Хоуку. Пацан из бедной семьи, младший сын, мелкий еще, норм ситуация и пацан тоже нормальный по таким условиям. Но раз нам чуть не впрямую говорят, что Рон будет выставлен в крайне невыгодном свете, я готова к худшему.

До вокзала я добирался самостоятельно с чемоданом в левой руке, рюкзаком наперевес и клеткой – в правой.

В другой город. Самостоятельно. И никто его не тормознул – ни бобби, ни прохожие. И никто никуда не позвонил, что тут ребенок один. Реализм плачет, логика и обоснуй забили и пошли курить.

Меня очень напрягал номер платформы. Сидя в такси, я рассматривал билет и клял на чем свет стоит нелогичность волшебников. Информации о входе на платформу я не обнаружил ни в одной книге.

А потому что надо было внимательно книжки читать, а не хвастать, что все учебники за неделю проглядел.
Если серьезно, то Кингс-Кросс был открыт в 1852 году, и волшебная платформа – это очевидный новодел. Ее не могли не упомянуть как минимум в Истории Хогвартса как сравнительно недавнее крупное сооружение волшебного мира. Для МагБритании, которая сама по себе очень небольшая, плюс одна локация – это событие. Гарри, правда, тоже про платформу не нашел ничего, но он до Истории Хогвартса не дошел - очень зависал на магических растениях и, видимо, не успел.

Даже ещё раз пролистал ежедневник матери, но все равно ничего не нашел.

Из дневника Лили мы снова узнали целое ничего – кроме того, что, скорее всего, именно этот дневник Лили вела не на первом курсе. Иначе она упомянула бы платформу.

Ромул, чувствуя мое настроение, старался притвориться предметом обстановки.
Я облазил буквально весь Кингс-Кросс за оставшийся час, в отдалении стояла странная рыжая семейка, к которым я старался не подходить.

Кстати, а почему?
Дано: странно одетые люди с совой. Мать и дети школьного возраста. Можно предположить, что едут в школу. С совой.
Спрашивается в задачке – почему нельзя подойти и спросить, куда они такие едут? Даже если это просто семейка эксцентричных маглов, вопрос маленького мальчика их не удивит – и они ему ответят. Если же это волшебники, проблема тем более решится.
Но Гарриет не ищет легких путей.

Пробовал простучать ближайшие стены палочкой, но ничего не произошло. За 10 минут до отправления поезда на меня накатила паника.
- Ну и где эта е**** платформа, а, Ромул?! – возмущенно вопросил я, ворон нервно каркнул, нарезая по клетке круги. – Еще чуть-чуть, и нам придется пешком догонять поезд. – позади раздался мелодичный смешок, я резко развернулся. Позади меня стояла кареглазая брюнетка с огромным чемоданом и небольшой переноской.
- Ты маглорожденный? – полюбопытствовала она, рассматривая меня. – Неужели Макгонагалл не объясняла, как пройти к поезду?
- Почти что – я обреченно вздохнул, предпочитая не отвечать на последний вопрос. – Поможешь?
- Конечно, идем.
Девочка, непринужденно прорезая толпу, направилась к стене между платформами 9 и 10, после чего просто-напросто прошла сквозь нее. Я моргнул и протер глаза. Вздохнул, разбежался и влетел в стену, обогнав какого-то рыжего с тележкой. На платформе, запнувшись обо что –то ногой, я едва не влетел в толпу колдунов. Алый паровоз доисторической конструкции щедро выпускал в пространство густой дым.

…сказал человек, в чьем родном мире по дорогам коники бегают.
Автор снова не учитывает, что мы знания об окружающем мире впитываем на протяжении всей жизни и потому не ощущаем их объема, пока эти знания касаются привычной нам среды обитания. Но при перемещении в другую среду и необходимости усвоить большое количество информации за малый промежуток времени знания навалятся громадой, из которой нужно еще вычленить главное. Я вот не знаю, как готовить в средневековой печи, как разделывать дичь и что с ней делать потом, как квасить капусту в бочке, чем и как стирать белье и мыть посуду без мыла и порошка. И любая хозяйка того времени подняла бы меня на смех – но попади эта женщина в наше время, она потратила бы кучу времени, чтобы узнать хотя бы основы ОБЖ.
Я это к тому, что Гарриет, у которого был всего год времени, неслабо прокачался в знании не самых основных для него вещей вроде истории развития ж/д транспорта.

- То есть, чтобы попасть в поезд, мне надо было протаранить стену лбом. За-ме-ча-те-ль-но, Ромул! – высказывался я, тщетно пытаясь отряхнуть плащ – Правильно, господа Основатели, зачем вам ученики с мозгами, тупоголовых баранов учить гораздо проще. А секретность-то какая, ничего незаметнее придумать просто невозможно…

Агрх! Да сколько можно гнать на чужие обычаи! Господа, я одна хочу ему втащить?
У меня, кстати, есть хэдкрабканон, по которому Хогвартс-экспресс – это такая прикольная традиция для учеников, чтобы детям было весело. Маглы вон арендуют залы в кинотеатрах и показывают школьникам кино в первый и последний день учебного года, а волшебники чем хуже?
Просто представьте. Вам 11-17 лет, вы взрослый перец, но ваши родители так не думают. И учителя тоже. А здесь вы целых полдня едете в поезде! В одиночку! Вот стопудово вам такое счастье не обламывалось, даже если вы магл. Взрослых нет, никто не воспитывает, можно накупить конфет, какие нравятся, и радостно их лопать, и вообще делать что угодно... По-моему, отличный праздник непослушания. А взрослые в поезде на самом деле есть, и за порядком они надзирают, просто они под чарами и их не видно и не слышно.
И зачарованная платформа, на которую попадаешь, проходя сквозь стену, старинный паровоз, вот это все – часть аттракциона, который с чисто практической точки зрения не особо нужен, но народ веселит. Никто ведь не бухтит на парки аттракционов, правда? Наоборот – детям и многим взрослым нравится.
Но да ладно. Гарриет и его новая знакомая ищут купе, занимают его и знакомятся. Девочку зовут Милисента Булстроуд, у нее есть кот-полукнизл, и она полукровка. И ей тоже прикол платформы не зашел.
Они разговаривают, Милисента удивляется, что Гарриет жил с маглами, и немного просвещает его про волшебный мир.
А потом…

Тут дверь в купе открылась, и на пороге появился нескладный рыжий паренек, я мельком видел его среди семейства на вокзале. Он тоскливо окинул купе взглядом, напряженно посмотрел на Чёртика и спросил:
- Можно войти? Все остальные уже заняты. - я посмотрел на Милисент, та только пожала плечами.
Пока незнакомец входил, я поневоле отметил сутулость и поношенную мантию. Кроме того, его довольно ярко характеризовало грязное пятно на лице. Девочка приподняла брови, я качнул головой, указывая на место рядом с собой. Она кивнула и пересела с котом на руках. Я ничего не имею против бедности, но этот парень почему-то сразу стал мне неприятен.

Ничего не имею против внезапно возникших симпатий и антипатий, но мне интересно, в прошлой жизни он не брезговал своими друзьями, из которых почти все жили в трущобах (где уровень грязи зашкаливал) и больших денег не имели?
А тем временем дети знакомятся.

- Я Рон Уизли кстати, а вы? – нашего молчаливого разговора парень не заметил, так как в это время устраивал на полке свой чемодан.
- Меня зовут Милисента Булстроуд.
- Джеймс Джим Мориарти – нашелся я, когда рыжий вперил в меня взгляд. Почему-то говорить свое настоящее имя мне не хотелось, девочка тихо хихикнула.

Он еще и классику детективов почитать успел за этот год… ничего не имею против, но в каноне у Хоука было свое собственное имя, а еще отец, младший брат, друзья, какие-то знания за историю родного мира. И если Гарриет импровизирует (это так, Милисенте он назвался Гарри Поттером), то почему первое имя, пришедшее ему на ум – имя персонажа из местной книги? А не свое родное, не отца, не брата, не чье-то из окружения? А вот потому что.
Гарриет принимается за рисование, Рон пытается общаться с попутчиками (а его крыса не очень нравится коту Милисент и Гарриету тоже – но тут понятно и верибельно, это ж крыса, поедатель запасов и разносчик болезней).

- А вы уже знаете, на какой факультет поступите? Я думаю, что буду на Гриффиндоре, у меня там учиться вся семья.
- Не знаю – осторожно ответил я. Разговор меня почему-то начал напрягать…

У Гарриета явно паранойя, он в самом невинном и естественном вопросе видит подвох.

– Так говоришь, у тебя семья большая? – подтянув альбом к себе, я продолжил делать набросок поезда. Мили с любопытством заглядывала мне через плечо, изредка вставляя реплики в монолог Рона.
Я тоже старался больше слушать, чем говорить. За несколько минут я раз пятнадцать насчитал фамилию «Дамблдор» и «Гриффиндор», помимо всего прочего мы узнали о Билле, Чарли, Перси, Фреде и Джордже. Билл и Чарли уже окончили Хогвартс, один работал на гоблинов, второй изучал драконов. При упоминании о рептилиях, я вздрогнул,

Святая редиска, да ладно!!! Нормальная реакция человека, не единожды сражавшегося с драконами! Неужели мы дожили до этого?

Мили с интересом скосила на меня взгляд. Трое остальных оказались учениками старшего курса.
Пока Рон разливался соловьем о своих планах стать великим игроком в квиддич и превзойти своих братьев по достижениям, я усиленно вспоминал список аристократии и факты семье Уизли. Почему-то это казалось сейчас важным.

И этот человек гнал на несправедливость магмира и его сословного разделения. Я говорила, что он изрядный лицемер? Я повторю – это так.

Когда я начал прорисовывать поезд более детально, дверь в купе снова открылась.
Рыжий зачем-то достал палочку. Милисент сокрушенно покачала головой, я тоже бросил взгляд на волшебный инструмент. Выглядела палочка ужасно. Помимо пятен и откровенно потертого вида из кончика палочки почему-то торчала шерсть единорога.

А как он определил, что это именно шерсть единорога? Диалог в лавке Олливандера нам не показали, и мы не можем быть уверены, что Гарриет знает про основные сердцевины – раз. Есть небольшая вероятность, что у Рона палочка, например, прадедушки, с какой-то необычной сердцевиной (это не так, но Гарриет-то не в курсе!) – два. Ничего себе зрение и познания, что он определил в нескольких белых волосках именно шерсть единорога, которого ни разу не видел в натуре – три.
Приходит Гермиона, и начинается канонная сцена. Правда, поскольку очков у Гарриета нет, демонстрировать свои навыки Гермионе приходится иначе:

- Ты в этом заклинании уверен? По-моему, оно не очень хорошее. Меня зовут Гермиона Грейнджер. Я тоже пробовала несколько простых заклинаний, но они все действенны. – с этими словами она достала палочку и направила на мой альбом. – Вингардиум Левиоса – альбом поднялся в воздух и перекочевал к ней на колени. – О, это платформа? Надеюсь, ты понимаешь, что этот рисунок никому нельзя показывать? Ведь нельзя, чтобы обычные люди узнали о волшебстве! Это же нарушение закона! – скороговоркой выпалила Гермиона, разглядывая рисунок.
- Если магглы уже знают о волшебстве, это не будет нарушением Статуса Секретности. – пришла мне на помощь Мили, забирая у наглой девочки мой альбом. Я хмуро кивнул. – Меня зовут Милисента Булстроуд. Это Джеймс, а это Рон Уизли. Мой отец работает в отделе магического правопорядка. – пояснила она, пока Гермиона растерянно хлопала глазами. Рон переводил взгляд с одной девочки на другую с каким-то обалдевшим видом. У меня окончательно испортилось настроение, и я убрал альбом с пеналом в рюкзак.
- О, значит ты наверняка знаешь, как важно соблюдать закон – со знающим видом выдала Грейнджер. – А мои родители магглы, я очень удивилась, когда узнала, что волшебница. И разумеется, уже выучила наизусть все учебники, надеюсь, что этого будет достаточно, чтобы хорошо учиться.
- Тебе разве не надо помогать Невилу отыскать жабу? – «вспомнил» я, от всей души желая поскорее отделаться от нахалки.
- О, точно! – Гермиона подскочила – Рон, у тебя грязь возле носа, вот здесь – указала она и быстро ретировалась из купе.

Гермиона и в каноне довольно бесцеремонна, но мне настолько не нравится Гарриет, что за ребенка мне обидно. Спасибо хоть ей не грубили.
А наши, накупив сладостей и достав еду из чемоданов, начинают есть, но поесть им не дают.

Когда дверь купе распахнулась в четвертый раз за день, я основательно пожалел, что не знаю запирающего заклятья. На пороге стояли трое мальчишек. В одном из них я узнал того самого блондина из магазина мадам Мелкин, мое настроение испортилось ещё больше. Двое других были мне не знакомы, внешне они напоминали его телохранителей.
- Говорят, что в этом поезде едет Гарри Поттер – без всякого приветствия, манерно растягивая слова, сказал он.
- А ты веришь всему, что тебе говорят? – нахмурился я, Рон во все глаза на меня вытаращился.
- Нет, мне нужно его найти. И вы должны сказать мне, где он – отозвался мальчик, скрестив руки на груди и презрительно глядя на контейнеры. Ага, как же, маггловские.
- Так ищи, причем тут мы? – возмутился я – И вообще, воспитанные люди сначала стучат и представляются, а уже потом задают вопросы. – Рональд в ответ на мою реплику хмыкнул, Милисент предупреждающе сжала мне локоть. Но я был слишком раздражен, чтобы молчать.
Щеки блондина заалели и он гневно уставился на меня. Парни позади переглянулись и в один голос выдали, протягивая мне руки для пожатия:
- Винсент Креб.
- Грегори Гойл.
- Джеймс Мориарти. Очень приятно. – я показательно пожал руки парням, и кивнул на заставленный стол. – Присоединитесь?
- Крэб, Гойл, мы уходим. – истерическим шипением выдал блондинчик. Видимо не привык, чтобы его королевскую персону игнорировали. – А ты пожалеешь, грязнокровка. – сплюнул он в мою сторону.
Парни, судя по взгляду, уходить совсем не хотели. Я молча упаковал несколько контейнеров и пакет с теплым свежим хлебом и сунул в руки Гойлу. Винсент был тут же сноровисто нагружен бутылками с холодным апельсиновым соком сообразительной Милисент.
Блондин, видя все это безобразие, едва слюной не изошел от злости. Парни в голос нас поблагодарили и ушли. Я с мягкой усмешкой пожелал обоим приятного аппетита. Как только дверь закрылась, Рон обрел голос.
- Зачем ты отдал им еду? Они же Пожиратели Смерти!

В данном случае Рон спорол адову фигню, поскольку он сам должен понимать, что годовалые дети Володьке на верность не присягали. Никак. Физически не могли. Но он не нарочно, он же должен показать себя в максимально невыгодном свете.

- Кто ты такой, чтобы бросаться такими обвинениями? – резко осведомилась Милисент, гневно сверкая глазами. – Ты аврор? Дознаватель? Невыразимец? Видел на их руках метки или поймал во время рейда?
- Ну они же…. – что он хотел сказать, мы так и не услышали. Похоже, он не ожидал такого напора.
- Запомни, Уизли, в волшебном обществе не принято разбрасываться обвинениями. В следующий раз у тебя вполне есть шанс схлопотать Аваду между глаз за оскорбление. И закон будет не на твоей стороне.

1) Есть у меня теория о передаче состояния человека через его речь: когда герой спешит, злится или расстроен (и не пытается это маскировать!), речь его отрывиста, проста, без длинных сложных оборотов, прилагательных и прочего.
Я это к чему. За три фразы, две из которых довольно длинные, у Милисент ни разу не сорвалось дыхание, она произнесла много лишних слов, и даже не повысила голоса. То есть одиннадцатилетняя девица аааабсолютно спокойно угрожает сверстнику непростительным заклинанием, за которое применившему светит Азкабан. Я бы проверила ее на психическое здоровье.
2) Кстати о сословном делении – нас явно ждет тема Предателей крови. Ранее Милисент показала, что она знает про сословное разделение на основании статуса крови, и теперь она (полукровка!) напрямую угрожает чистокровному Уизли. То есть статус семьи Уизли тут ниже некуда.
3) За этот аргумент спасибо моей подруге. Цитирую: «Стрелять между глаз имеет смысл из пистолета, поскольку нужно повредить жизненно важные органы, в данном случае мозг. Для Авады же не принципиально, куда она попадет – попадание в любом случае приведет к смерти. А значит, направлять ее надо не в голову, а в корпус, чтобы противнику было сложнее уклониться».
Остаток пути прошел в полной тишине.
Чёртик устроился у меня на коленях, а я сел читать приключенческую книгу, не особо задумываясь над содержанием. Рон молча пялился в окно, а Милисент тихо дремала у меня на плече. Когда по поезду раздался магически усиленный голос машиниста, мы быстро собрались, заперли животных в клетках и подготовились выходить. Я мысленно сосредоточено считал от десяти до ста. Меня ждал Хогвартс и весь волшебный мир в придачу.

Глава закончилась, и слава яйцам. Мое негодование велико, но я уже сказала все по существу, дальше междометия и матерщина.
Инвентарь:
1) Дневник Лили. Использован неудачно.
2) Кинжал. Не упоминается.
3) Зачарованный гребень. Не упоминается.
На этом пока все.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 14 комментариев

Онлайн
Привет!
Продолжаю разбирать фик «(Не)Хоук и философский камень».
Глава третья начинается с авторского комментария.
Примечания автора:
У меня были сомнения относительно Дурслей, правда.Но, так или иначе, если перечитать канон - вся напряженность их взаимоотношений с Поттером упиралась в магию. Поэтому я пришел к выводу, что если ГГ будет эту самую магию контролировать - хотя бы вооруженное перемирие между ними возможно. Да и Петунья, так или иначе, должна испытывать к племяннику хотя бы минимально теплые чувства. Они родственники.

Ну… ээ… изверги, избивавшие ребенка до полусмерти, резко стали няшами, когда он прекратил колдовать? Эээ… ну, допустим…

Август буквально пролетел. За чтением и подготовкой к отъезду я едва успевал отмечать протекающие дни в календаре. Благодаря книгам по устройству и истории магического мира, я уже успел заочно этот мир возненавидеть.
Показать полностью
Показать 14 комментариев

Онлайн
Вечер добрый!
Пока не забыла. Кому кроссовера ГП и ТЕС?
На фикбуке уже лежит, на фанфиксе ждет своего часа допиленная прода. За качество отвечаю.
Сам у себя ворую, имею право.

А еще у меня фик «Хоук и философский камень». Глава вторая.

Все проснулись, Гарриет ругается на сов и жалеет тетку.
К великану с утра пораньше прилетела сова, с газетой привязанной к лапе, и в служебном порыве едва не выбила окно. Мало того, эта пернатая сволочь меня еще и цапнула, когда я попытался ее выгнать! … После этого я окончательно убедился, что не куплю сову. Никогда.
Завтрак я готовил сам, отправив тетю отдыхать. Она выглядела настолько бледно и испуганно, что, даже помня прошлые заслуги, я все равно её пожалел. Женщина действительно до дрожи боялась магии во всех проявлениях. И что-то мне подсказывало, что для этого есть причины.

Я даже не знаю, что могло ему подсказать. Опыт прошлой жизни, общение с одержимыми и магами крови, история родного мира? Да нет, вряд ли.
В общем, после завтрака он с Хагридом едет в Лондон.
Хагрид постоянно восторгался абсолютно бытовыми, на мой взгляд, вещами. А после того, как он застрял в турникете метро, собрав своими воплями приличную толпу, я окончательно смирился, что ни о какой секретности речи быть не может.

Вижу кривую копипасту канона с тенью презрения к великану, которая не встает, потому что:
1) Гарриет все еще не знает про секретность;
2) он сам не так давно хотел спалить контору;
3) в Лотеринге, Киркволле и Литтл Уининге нет метро. Где он успел к нему привыкнуть до восприятия «абсолютно бытовая штука» – я без понятия.
Долго ли коротко ли, добрались они до Дырявого котла, там Хагрид прямо сказал, что не просто по делам школы приехал, а помогает Гарриету:
- Нет, спасибо, Том. Я по делам Хогвартса, помогаю юному Гарри Поттеру собраться в школу. – пробасил Хагрид, хлопком по плечу выталкивая меня между столиками. Я по инерции прошел несколько шагов, а когда поднял глаза, мне стало страшно.
Спаси меня Создатель, все маги разом повскакали со стульев и с алчным блеском во взгляде устремились ко мне, протягивая руки. Невольно мне вспомнились Искатели Инквизиции, с тем же решительным видом прорезающие толпу.

Тааак, с Инквизицией Гарриет познакомился, то есть события третьей части застал. Хоть какая-то ясность.
Все хотят с ним поздороваться и пожать руку, наконец они с Хагридом выходят из бара, ибо хорошенького понемножку.
- Я ж тебе сказал, Гарри, ты знаменитость – необычайно довольно провозгласил Хагрид…

Кирпичи раздвинулись, явив Гарриету Косой переулок.
Нет, маги здесь определенно посохом ударенные. Что у них с названиями? Почему «известное местечко» - называется дырявым, а главная магическая улица, где юные маги приобретают школьные принадлежности и впервые знакомятся с магией, названа «косой»? Благо хоть школу не обозвали сумасшедшим домом.

По-моему, он придирается. Чем ему не угодили названия? Между прочим, Круг магов Киркволла (ну вот эта помесь тюрьмы, школы, общежития и фабрики ништяков) назывался Казематы… вполне заслуженно, кстати.
Хагрид целенаправленно вел меня к огромному белому зданию мимо магазинчиков. Я предположил, что это банк гоблинов, о котором мы говорили вчера, и оказался прав.

Они об этом не говорили. Не успели банально – Хагрид обрадовался встрече, сказал, что завтра с утра надо ехать за покупками, а т.к. время было позднее, все легли спать..
Вопреки моим ожиданиям, гоблины оказались абсолютно не похожи на эльфов или гномов.

Они не успели поговорить об этом, следовательно, и ожиданий никаких по поводу гоблинов у Гарриета быть не могло. Но злобные коротышки внушают уважение. Злить их не стоит.
Если в обычном банке посетитель с порога видел рекламу с выгодными предложениями, то здесь явно чувствуется угроза.

Гарриет прожил в этом мире год, но я сомневаюсь, что он заходил в банк. Серьезно, зачем бы ему? Он маленький, не зарабатывает, личного счета не имеет, а Дурсли вряд ли брали его с собой.
Хагрид говорит, что вот, пришли они снять деньги, гоблин требует ключ, Хагрид ключ ищет.
И я, и гоблин одинаково нахмурились. Выходит, ключ от моего банковского счета хранится у Хагрида? Интересно, с чего это вдруг?

Вот знаете, если подумать… Хагрид приезжает за Гарри (Гарриетом, да и почти любым другим попаданцем), хотя вообще-то это обязанность деканов, а он плохо ориентируется в маггловском мире. Он говорит, что сам вытащил малыша из развалин. Короче, ведет себя как близкий друг покойных, который не мог взять их сына к себе, но при первой же возможности рванул к нему. Если забыть, что он доверенное лицо Дамблдора... почему попаданцы не думают, например, что Поттеры считали лесника надежным и честным человеком, которому можно доверить ключ от сейфа? Я не встречала такой версии, но почему бы нет.
Вместе с ключом Хагрид отдает гоблину письмо;
я отметил знакомый узористый почерк на конверте.

Тележка подана! Поехали к сейфу!
Поездка напоминала американские горки.

Штирлиц никогда не был так близок к провалу. Не спрашиваю даже, когда и как он побывал в парке аттракционов, просто американские они только у нас, для всего остального мира это горки русские. Как «оливье» за кордоном называют «русским салатом», а Ла-Манш в Британии именуют Каналом. Местечковая такая примочка.
К сейфу приехали, а там куча денег, причем буквально.
Глядя на горы золота, серебра и бронзы я прошел внутрь и задумался. Родители без денег меня не оставили, значит? Одними губами я подозвал гоблина, с интересом наклонившись к горстке монет.

- Сколько сейчас находиться в моем сейфе и единственный ли это сейф? Кто является управляющим моим счетом в банке? Кто ещё и как может получить доступ к моим деньгам без моего участия? Имеется ли у сейфа накопительный процент или какой-либо другой способ движения средств? Обязательно ли мне каждый раз спускаться сюда, чтобы снять нужную сумму? Есть ли у меня ограничения к снятию суммы со счета? Каков курс волшебных монет к немагическому британскому фунту и другим валютам?

Разлюли моя малина, встану рано поутру,
Вставлю перья от павлина, чтоб гудели на ветру,
Вставлю перья от павлина, елы-палы, лес густой,
А разлюли моя малина, буду парень непростой! (с)

Извините. Просто этот диалог (который я не привожу полностью, потому что он довольно скучный и написан сухим канцелярским языком), ведется на жутко серьезных щах. До того серьезных, что мне так и видится пьяненький Хоук, горланящий Ивасей под лютню на все трущобы Нижнего города. Что? Откуда ферелденцу знать про Ивасей? А откуда вопрос про "обязательно ли спускаться" у человека, который про безналичный расчет знать-то не должен?
Но пока мы пытались веселить народ пением и шутками, в фике родомагия прорезалась. Несколько сейфов, справка про Род Поттер и его финансовое благополучие, принятие титула Лорда после магического совершеннолетия, получение зачарованного кошеля… словом, все как обычно.
Ну да ладно. Деньги взяли, в сейф 713 заехали, философский камень забрали. Хагриду плохо, он идет в Дырявый котел. Правда, не отводит Гарриета в магазин, а говорит зайти к мадам Малкин и уходит, оставив пацана посреди улицы. Гарриет только рад.
Я улыбнулся и покивал головой. Очень хорошо, по крайней мере, мне не придется поддерживать разговор. Убедившись, что Хагрид скрылся за проходом в бар, я вернулся в Гринготтс.
- Простите, мастер Крюкохват? – обратился я к своему поверенному, в очередной раз уважительно склонив голову.
- Я могу вам помочь, мистер Поттер?
- Да, вы не могли бы подсказать мне книги по истории и культуре вашей расы?

А вот тут не могу придраться. Канонный Хоук – чел любознательный, а тут целая новая раса! Он бы гоблинов не прозевал.
Гоблин дает рекомендации, и довольный Гарриет в первую очередь идет за сумкой, заодно вспоминая прошлую жизнь:
Подумав, я приобрел небольшой рюкзак с несколькими отделениями для одежды, книг, письменных принадлежностей, конспектов и парой секретных разделов. Имелся даже отсек для еды с возможностью сохранения качества и температуры. Чемодан я выбрал простой и надежный с чарами облегчения веса, защиты от воров, потери вещей и огромным количеством отделений.
По своему опыту я знал, что грамотное размещение поклажи для мага – залог сохранения сил, особенно если придется долго идти пешком.

Поскольку Гарриет, видимо, бежал из какого-то Круга, понятно, откуда у него эта информация. Дальше он идет к старьевщику за книгами, приобретая заодно кинжал:
Я ходил меж товаров, осматриваясь и мой взгляд упал на тяжелый черный обсидиановый кинжал. Рядом лежали ножны, клинок тускло поблескивал при свете. Я протянул ладонь и положил её на стекло. В прошлом ножей у меня было много, но этот был уникален, я это нутром чувствовал.

Я осторожно положил руку на рукоять, рукоять потеплела и осветилась зеленым светом. Пару раз взвесив его в руке, я в восторге прокрутил лезвие между пальцев.
- Судя по всему, он ваш, молодой человек, - со смешком отметил продавец, наблюдая за моими действиями. – До вас ни один клиент не мог взять его в руки. Я продам вам пояс, точильный камень и жидкость для очистки лезвия.

Я читала давно и не до конца, поэтому не могу сказать, сыграет ли кинжал в будущем (вот вместе и узнаем).
Одевая ремень и привычно прикрепляя нож за спиной у поясницы, я чувствовал себя как никогда цельным и счастливым.

А вот тут я задумалась. За спиной у поясницы – это, простите, он куда нож повесил?
Вообще говоря, в Тедасе мечи, кинжалы и прочее оружие действительно носят не у бедра, а за спиной, но они крепятся не на поясе, а гораздо выше, так что рукоятки из-за плеч торчат.
КАК надо выкрутить руки, чтобы легко и быстро достать оружие, закрепленное на заднице или чуть выше?! И сколько раз успеют прирезать умника, который запутался в собственном снаряжении?
Помимо кинжала Гарриет закупается книжками:
- Мой поверенный сказал мне, что у вас можно приобрести историю гоблинов Саблезуба. Кроме того, если у вас есть я хотел бы приобрести книги по устройству, традициям, истории магического мира и законодательства. Возможно, пригодятся полезные справочники простых заклятий для быта и путешествий. И базовые книги для первого курса.

А потом идет к мадам Малкин, как и завещал Хагрид (Хагрид, натурально, все еще в Дырявом котле).
Хагрид по-видимому основательно «пропускал стаканчик» в баре, что меня порадовало.
- Тоже в Хогвартс, дорогой? – опередила меня низенькая женщина, с поразительной энергией тут же сажая меня на стул. Вокруг замелькал волшебный метр и еще несколько странных приспособлений.

Когда-то я сама здорово лажанулась на метрической системе, которой в СК не пользуются, но с тех пор прошли годы, и я так больше не делаю. Чего и другим желаю. В магазине уже обслуживают Малфоя, а мадам Малкин очень рада новому клиенту.
- Мне нужен полный комплект мантий для первого курса и желательно бы подходящую обувь. Может, я приобрету что-нибудь ещё, если вы мне позволите осмотреть ваш замечательный магазин.

– Вас интересует что-то конкретное? Может быть, есть пожелания по фактуре и свойствам ткани?
- Я бы посмотрел, что у вас есть и какие на ткань накладываются чары – подумав, отозвался я.
- Разумеется, идемте со мной, молодой человек.

В итоге я выбрал комплект мантий из паутины акромантула и еще некоторых магических животных. Из заклятий я оставил только небольшую защиту от сглаза и слежки, а также маглоотталкивающие чары. Попутно продавщица вручила мне небольшую брошюру со списком полезных заклятий по уходу за одеждой.

И почему я не удивлена? Да ладно, хоть это и штамп, я могу поверить, что у человека башню сорвало от таких огромных денег, вот он и начал шиковать не по делу. Хотя дорогой шелк на одиннадцатилетке – это смешно, конечно.
Остроконечную шляпу тоже пришлось взять, хотя она меня отнюдь не впечатлила. В мантии и шляпе я выглядел редким кретином.

Я не уверена, но такая озабоченность своей внешностью вроде не должна быть свойственна парню из небогатой семьи, не брезгующему грязной работой. В игре, кстати, был квест, когда Хоука обряжали в великосветские шмотки, и чувствовал он себя в них ужасно неловко.
Пока укладывают покупки, Гарриет осматривается, прикупает еще пару шмоток, а я не понимаю, где он находится:
Не теряя времени, я сноровисто упаковал новые мантии и шляпу в чемодан, отказавшись от пакетов. Где-то в глубине помещения раздался мелодичный звук. В магазин я вошел с нагруженным чемоданом и тут же наткнулся на Хагрида.

Еще раз. Он все это время был в магазине, никуда не выходил. Был в основном зале, не где-то в другом помещении, и не в глубине магазина (не видел, что звенит). Как же вышло, что Гарриет ВДРУГ вошел в магазин (из которого не выходил), а Хагрид ВДРУГ оказался там? Чертовщина какая-то.
Помахав Малфою на прощание, Гарриет и Хагрид идут закупаться дальше. Быстро, сухо и коротко, никаких вам «ох и нифига себе, какая хрень в банке плавает!». Зато уникальной палочки ему не досталось, и слава яйцам.
От совы в подарок я категорически отказался, чем очень расстроил Хагрида. В конце концов, не выдержав его щенячьего взгляда, мы зашли в волшебный зверинец, и я выбрал себе молодого вороненка.
Уже идя с клеткой к выходу из Косого Переулка, я взял с него обещание писать мне письма с помощью белоснежной совы, которую он хотел подарить. Когда я надавил на жалость, сказав, что мне будет приятно писать другу, великан заметно повеселел и расслабился.

Они прощаются, Гарриет приезжает домой, глава на том кончается.

А я предлагаю завести счетчик ништяков, который будет показывать нам, какие ништяки Гарриет получает по ходу действия и как они используются.
1) Дневник Лили Поттер (как правильно заметила Fink-nottle, мы узнали из него целое ничего). Пока ничего нового.
2) Кинжал обсидиановый, явно артефакт. Пока мы его просто купили.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 35
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть