↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Начни сначала. Великая Пуща (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Экшен, Hurt/comfort, Романтика
Размер:
Макси | 664 Кб
Статус:
Закончен
События:
Серия:
Прошлое осталось позади, ушло под воду вместе с землями Белерианда. А впереди новый путь, новый дом, новая война. Со злом. С тьмой. С самим собой.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Новые пути. Глава 2

Прозрачный ручей ласково журчал, сбегая с каменистого склона, теряясь в густой сочной траве. Мачтовые сосны уходили далеко ввысь, пронзая бирюзовое небо. А воздухом невозможно было надышаться, хотелось ещё и ещё, наполняя до отказа лёгкие, что долгие годы дышали лишь пеплом и пылью. Аэрин сделала новый вдох и с тихим хрипом выдохнула — обожжённая гортань восстанавливалась медленно, но всё-таки с каждым днём становилось легче. Перед эльфийкой лежали пучки трав, собранных другими накануне. Она сама вызвалась перебрать их, очистить от сорной травы и сухих веточек. Выходить за пределы лагеря она не хотела. Не хотела показываться лишний раз на глаза, ловить на себе сочувствующие, понимающие взгляды. К этому невозможно привыкнуть.

Да, лагерь полон эльфов, ощутивших на себе дыхание драконов Моргота. И все они чувствуют себя так же, Аэрин уверена в этом! Разве можно жить как прежде, в один миг превратившись в чудовище почище орка?! Она посмотрела на свои руки и невольно оглянулась в поисках перчаток. Иногда удавалось забыться, особенно, когда оставалась одна. Снова побыть той Аэрин из Балара, что беззаботно бродила по морскому берегу, собирая ракушки, что верила в то, что будущее прекрасно и всё в её руках, стоит только захотеть!

Реальность обошлась с ней слишком жестоко за то, что она преступила законы эльдар, пожелав чужого мужа. Со временем мысль эта овладела ей настолько, что думать ни о чём другом она больше не могла. Лёжа в палатах исцеления без движения, она слушала прерывистый шепот его жены. Слушала её признания и ласковые слова, не предназначавшиеся для чужих ушей. Слушала, как сбивается его дыхание, стоит ей подойти: даже без сознания он слышал её, чувствовал. Что может она, Аэрин, против такой любви? Зачем она ему, пусть даже самоотверженно, преданно любящая? Она бы заплакала, если бы могла, но оставалось лишь лежать и слушать, слушать, слушать… Чужие воспоминания, чужое счастье. Будто кто-то приоткрыл дверь в чудесный яркий мир, напоенный красками и смехом. И ей в этом мире не было места. И не будет никогда.

Аэрин вздохнула, снова посмотрев на руки. Сморщенные, как у эдайн, что поседели и состарились. Ожоги оставили волнообразные рисунки на коже, сморщив и заставив наплывать страшными наростами. Она подняла руку, провела ею по голове, пропуская через пальцы короткий пушок. Волосы только недавно начали отрастать, на голову пришёлся основной удар пламени. Аэрин стиснула зубы: неужели когда-то она могла часами расчёсывать белоснежную копну, придумывая очередную причёску?

Она горько вздохнула и осторожно сняла с колен пучки ароматной ромашки, вытягивая затёкшие ноги. Ей нравилось здесь. Средиземье оказалось прекрасным и, кажется, совсем не тронутым злом. Здесь можно было попытаться начать жить сначала, оставив позади горечь потерь. Она построит небольшой дом на берегу моря, чтобы все окна на бескрайний простор, чтобы крики чаек с утра, чтобы запах воды в лёгких. И будет создавать прекрасные скульптуры из мрамора. Здесь его полно, да какого! Розового, белого с золотыми прожилками. Зеленоватого. Такого на Баларе она не видела. А по вечерам будет рисовать закат. Снова и снова, пока он не перестанет напоминать зарево пламени, поделившее жизнь на до и после…

Мысли снова вернулись к Трандуилу. К любви, что не была больше тайной, но чьё разоблачение не принесло облегчения никому. И которая не стала меньше, лишь разрослась, подобно ядовитому плющу, заполняя всё внутри. Она дышала ею, жила, двигалась, говорила благодаря любви. Просыпаясь утром, она искала взглядом его фигуру, пыталась уловить голос, посмотреть хоть краем глаза. Они провели вместе не один месяц. На соседних кроватях. Так близко. Так далеко. Они много разговаривали, и Аэрин узнавала его ещё больше, проникаясь уважением и благоговейным восхищением к опыту, что успел приобрести молодой ещё синда. Нарэлен ушла, а Трандуил даже словом не обмолвился о ней, но Аэрин видела, как отчаянно стискивает он в руке подвеску, что передала ему Тинвен. В ночной тишине она слушала его прерывистое дыхание и сама задыхалась, крепко зажмуриваясь, стискивая зубы. Как хотелось обнять его. Просто обнять и лежать рядом, слушая стук чужого сердца. Шептать, что всё будет хорошо. Говорить о том, что она всегда будет рядом. Она не предаст. Не уйдёт. Не бросит. Никогда.

Аэрин горько вздохнула, подтянув колени к подбородку, и охнула, попытавшись поймать скользнувшие в воду пучки ромашки. Осторожно доставая цветы, она невольно посмотрела на своё отражение и, не сдержавшись, громко вскрикнула, плеснув ладонью по воде. Чудовище, что смотрело на неё, пугало. Лишённое бровей и ресниц, испещренное багровыми, едва начавшими розоветь шрамами, с прекрасными голубыми глазами, выглядевшими особенно жутко на изуродованном лице. Аэрин всхлипнула и спрятала лицо в ладонях, жалея, что не может плакать. Даже этого слабого утешения она была лишена. Сухие рыдания срывались с губ, жалость к себе разрывала сердце.

Неужели Валар настолько несправедливы, как не раз говорил Трандуил? Ещё до последнего боя она часто приходила в ужас, слушая смелые рассуждения любимого о том, что Валар забыли их и даже то, что они прислали армию, не значит ничего. «Они лишь заберут Моргота, а зло, причинённое им, останется. Что мешало им сделать это раньше? Чем мы прогневали их, что они лишили нас своей помощи? В чём провинились? А теперь вот пришли, в сиянии золотых доспехов. И что? Как пришли, так и уйдут. А нам жить здесь. И бороться со злом, что расползлось по миру благодаря нерешительности и медлительности Валар. И им мы должны поклоняться? Да за что?!»

Эти слова Трандуила теперь находили горячий отклик в душе Аэрин. Каждое слово, пропитанное ядом горечи, теперь казалось правильным. Ведь так и вышло. Их опять бросили. И злость на могущественных духов Арды поднималась в душе, кипя и пенясь. Этой злости раньше не было. Никогда ранее Аэрин не испытывала эмоций, подобных тем, что сейчас буквально захлёстывали. Ярость, обида, презрение, гордыня… Они пугали, но с ними становилось легче. Если это и есть искажение, о котором так часто шептались целители, выслушивая очередную гневную тираду от кого-то из больных, то она с радостью приняла его. Это были эмоции. Они показывали, что она ещё жива.

Иногда она ловила взгляд Трандуила, пропитанный брезгливым презрением к окружающим, и с радостью находила в себе те же чувства. Что могут знать они, все эти здоровые улыбающиеся эльфы о том, что они пережили?! Аэрин чувствовала, как при этих мыслях вскипало ликование, невнятное, но обжигающе сладкое. Они были связаны. Связаны одной бедой. Навсегда.

— Иногда твой взгляд пугает меня. — Из-за деревьев неслышно выступила Тинвен и присела рядом. Аэрин, увлекшись, не заметила её приближения.

— Я пугаю весь лагерь, а тебя лишь иногда? — насмешливо протянула эльфийка, склонив жуткую голову на бок.

— Да, меня лишь иногда, — повторила Тинвен, с горечью отмечая зловещий отблеск в некогда безмятежных глазах. Злость разрушала Аэрин, подтачивая изнутри. Она не понимала этого, отдаваясь губительным эмоциями, но Тинвен понимала, что её добрая, отзывчивая душа не выдержит такого давления. Она сломается. И что тогда ждёт архитектора с Балара? Медленное увядание, пожирание самой себя изнутри. Тинвен вздохнула — Аэрин было за что ненавидеть мир. Но надо смириться. Найти в себе силы и принять случившееся. Иначе впереди её ждёт только тьма.

— Я ещё не закончила. — Аэрин показала на пучки трав, разложенные на земле. Но Тинвен лишь мягко покачала головой:

— Я пришла не за тем. Мы уезжаем.

Аэрин вздрогнула всем телом, пристально заглядывая в глаза Тинвен. Но та лишь грустно улыбалась, ничего не говоря.

— Вы… Когда?

— Через неделю — крайний срок.

— Что ж, значит, вы оставите меня здесь…

— Ты разве захочешь уехать от моря? — удивилась Тинвен. — Я и не думала, что ты захочешь уехать отсюда.

— Я смотрю, ты много думаешь за других, — ядовито ответила Аэрин, но под пристальным взглядом подруги смутилась и опустила голову. — Прости. Я не знаю, что на меня нашло. Я не хотела. Я правда не хотела тебя обидеть. — Она подняла глаза на Тинвен, но та лишь покачала головой и осторожно положила ладонь на обгорелую руку.

— Разве я виню тебя в чём-то? Ты вольна ехать с кем хочешь и куда хочешь. Никто не принуждает тебя оставаться. Как и уезжать с нами. Ты хочешь поехать?

— Ты же знаешь, что да, — прошептала Аэрин, мягко высвобождая руку и отворачиваясь. Голос звучал глухо и еле слышно. — Я не брошу его.

Тинвен неслышно вздохнула, чуть сжав губы, но промолчала. Некоторое время лишь гомон птиц прерывал тишину, царящую меж ними. Наконец Аэрин повернулась и светло улыбнулась. Улыбка, напоминающая жуткий оскал, исказила лицо, делая его ещё страшнее. Тинвен с трудом заставила себя смотреть прямо в глаза, не отводя взгляд.

— Я поеду с вами. Сегодня же соберу вещи.


* * *


В шатре было тихо. Так тихо, что было слышно, как шуршат крыльями мотыльки, кружась над огнём. Собравшиеся обводили друг друга тяжелыми взглядами, но начинать спор никто не спешил. Орофер и Амдир объявили своё решение: синдар уходят. Народы разделились окончательно и теперь бесповоротно, что бы там себе ни мечтал Гил-Гэлад. Своенравные подданные Тингола и после его смерти не желали считать себя единым народом с квенди, некогда побывавшими за морем.

— Что ж, я остаюсь, если вас интересует моё мнение, — тонко улыбнулся Кирдан, прищурившись на огонь. — Я нашёл свой дом. Эту гавань я не позволю разрушить никакому врагу. Хватит. Буду жить здесь, строить корабли, быть может, когда-нибудь встречу вновь жителей Валинора. Я остаюсь.

— Я не сомневался в тебе, учитель, — благодарно улыбнулся Гил-Гэлад, глядя на скрестившего на груди руки Кирдана. Тот лишь слабо кивнул в ответ и посмотрел на сидевших напротив.

— Горьки твои слова, — откликнулся Амдир, крутя по столу чеканный кубок, один из новых, со звездами по ободку — подарок кузнецов новому правителю. — Будто мы предаём тебя и бросаем в беде. Враг повержен, начинается новая жизнь. И каждый волен устраивать её по-своему.

— Но почему не вместе? — воскликнул Гил-Гэлад, подаваясь вперёд. — Почему вы так спешите сбежать, будто вас тяготит сама мысль о том, чтобы жить и править вместе?

— Вместе? — усмехнулся Орофер. — Как ты себе это представляешь? Нет, постой, не отвечай. Ты вырос с Кирданом, который любезно позволил тебе разделить правление, обучая и наставляя тебя. Хотя фактически он оставался полноправным правителем Фаласа, а после и Балара. Ты рос и набирался опыта, но тебе пока слишком далеко до настоящего Владыки, уж прости. В твои триста с небольшим править народом — слишком тяжёлое бремя. Но Кирдан рядом, и я уверен, что он поддержит и подскажет, что да как. Но мы, Эрейнион, — и он показал глазами на себя и Амдира, — мы не хотим более слушать чужие советы. Мы в силах сами давать их. Но кому? Молодому Владыке, который впоследствии возложит на себя всю полноту верховной власти, и остальные станут вассалами и советниками? Так?

Гил-Гэлад нехотя кивнул, понимая, куда клонит опытный царедворец, и досадуя, что опять напросился на ехидный и очевидный в своей простоте ответ.

— Но мы не готовы снова становиться советниками при короле. Короле нолдор. У нас есть народ, который видит в нас своих лидеров, своих вождей. Народ, который ждёт от нас новой жизни, нового дома. И что мы предложим ему, Эрейнион, скажи? Чужого короля и жизнь у ненавистного моря? Или новые земли и возможность начать всё сначала? Ответь мне, король. Или мы не правы, следуя за велением не только своего сердца, но и всех синдар?

Гил-Гэлад угрюмо буркнул что-то нечленораздельное. Орофер хмыкнул, красноречиво посмотрев на Кирдана: мол, и эмоции-то пока сдержать не может. Молод король, очень молод. Кирдан лишь пожал плечами, продолжая улыбаться. Стремления Орофера и Амдира были ему понятны. И реши Гил-Гэлад основать город в лесах или на равнине, он бы сам ушёл. Но дорогое его сердцу море было здесь, рядом, плескалось у ног, и он понимал, что не сможет уйти. И не захочет.

— Мы не разрываем связей с вами, — подхватил Амдир, видя, что Орофер замолчал. — И с радостью придём на помощь, случись в этом необходимость. Хотя здесь, хочется верить, бед сильнее неурожая мы не увидим. Эдайн переселились на остров, остальные в скором времени расселятся по побережью. Не вижу причин для того, чтобы и нам отправиться на поиски нового дома.

Гил-Гэлад вздохнул, откинувшись на спинку кресла. Покрутил в руках кубок, разглядывая многолучевые звёзды, переливающиеся в бледном свете. Снова поднял глаза на молчавших эльфов.

— Вам ведь не нужно моё согласие.

Орофер сдавленно фыркнул, но сдержался. Промолчал. Покачал головой, думая о чём-то своём. Гил-Гэлад, заметив это, вспыхнул, но лишь стиснул покрепче ножку кубка в руке. Не след ему спорить и ссориться с теми, кто станет союзниками и соседями. Да и не так уж и много их теперь осталось. Время междоусобных войн прошло. Никогда больше эльф не прольёт кровь эльфа. Пока он жив — уж точно.

— Я не могу вас задерживать. И уговаривать больше не буду. — Гил-Гэлад бросил быстрый взгляд на Кирдана, который одобрительно кивнул. — Надеюсь, путь ваш будет лёгок и осиян светом звёзд. Я всегда буду рад видеть вас здесь. Мы будем рады, — поправился молодой король под насмешливым взглядом Орофера.

Едва он покинул шатёр, как эльфы выдохнули, хитро и весело переглянувшись.

— Зря ты так с ним, — с укором произнёс Амдир, разливая остатки вина по кубкам. — Он всё-таки король.

— Этот король в два раза младше моего сына, — отмахнулся Орофер, делая глоток. — Да, он научился управлять народом в годы войны, а пусть попробует в мирное время. Он думает, что самое тяжелое уже позади? Он ведь ни разу не видел, что значит настоящее королевство. Огромное, живое, требующее непрерывного внимания существо. Это не лагерь, здесь только на решениях о продовольствии не выедешь. Надо знать о желаниях своего народа всё.

— Ты мог бы многому его научить, — рассудительно заметил Кирдан, снимая с головы серебряный обруч и аккуратно ставя на стол. Затем запустил указательные пальцы в волосы и осторожно помассировал виски. — Кузнецы не угадали с размером. Давит, — в ответ на вопросительный взгляд Орофера проговорил он.

— Потому что надо было у своих кузнецов заказывать, — довольно протянул тот, снимая с головы витой обруч из тёмного золота.

Это казалось странным, но ваниар привезли с собой массу украшений, мотивируя это тем, что уважающий себя эльда должен быть ослепителен всегда. После первых десяти лет войны их пыл поутих, и остаток времени изделия провели в сундуках, откуда после их извлекли, чтобы подарить остающимся на материке эльфам. И теперь кузнецы неспешно переплавляли особенно громоздкие украшения, создавая изящные безделушки в свободное от основной работы время.

Кирдан покосился на обруч и вдруг расхохотался. Звонко, задорно, запрокидывая голову назад. Видя удивлённые взгляды друзей, он попытался отдышаться и выговорить:

— Тебе хоть что-то от нолдор понравится когда-нибудь? Или ты так и будешь цепляться даже к мелочам?

— Ну, почему же к мелочам, — уязвлено ответил Орофер. — Это вовсе не мелочи. А у нолдор мне очень нравятся лошади. Ты, кстати, обещал поговорить с Эрейнионом по поводу пары на развод.

— Ты сначала устройся на новом месте-то, а потом и про лошадей поговорим, — отмахнулся Кирдан.

— Уже не терпится от нас избавиться? — прищурился Амдир.

— Да, на месте вашего лагеря я как раз хочу построить доки, — лениво протянул Кирдан.

— Не думаю, что для доков подходящее место, — озабоченно ответил Орофер. — Спуска на воду нет.

— Не тебе учить меня, прославленного корабела, где строить док, — высокомерно протянул Кирдан. Некоторое время трое друзей мерили друг друга взглядами в полной тишине. Затем не выдержали и громко рассмеялись, качая головами.

— Договорились, — пробормотал Синголло, косясь на шатёр Орофера, из которого недавно выскочил Гил-Гэлад, запахиваясь в тёмно-синий плащ, а теперь доносились взрывы хохота.

— Ты сомневался? — Трандуил склонил голову на бок, пряча покалеченную сторону в тени.

— Нет, но всё-таки… — пробормотал невнятно Синголло, сжав в зубах шнурок и затягивая его на рукаве.

— Значит, синдар уходят, — грустно проговорил Элронд.

— Ты разве не поедешь с нами? — удивился Трандуил.

— Я об этом ещё не думал, — поспешно ответил Элронд, пряча глаза. Синголло проницательно хмыкнул и покачал головой.

— Келеборн остаётся, — продолжил Трандуил, будто и не ждал от Элронда ответа. — Галадриэль не хочет пока уходить. Решили пожить сперва здесь. Думаю, со временем и они переберутся, а пока…

Элронд благодарно посмотрел на него и кивнул:

— Я пока тоже останусь. На время. Но я приеду к вам. Потом.

— Когда будет на чём поесть и где поспать? — хохотнул Синголло, справившись наконец с завязками и покрутив рукой, проверяя прочность узелка.

— Вроде того, — улыбнулся в ответ Элронд. — Я ведь и жизни другой не знаю, кроме походной. Хочется свой дом. Не крепость, а именно дом. И чтобы окон было много. И никуда не спешить…

— Все мы так хотим, — хмыкнул Трандуил, откинувшись на локте, положив щёку на ладонь.

— Значит, так и будет, — воодушевлённо ответил Элронд. — Обязательно будет!

Глава опубликована: 30.09.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 167 (показать все)
Luchien.автор
Блисс
Да, Исильдру приложит немало усилий, чтобы эльфы больше никогда не стали заключать союз с людьми... И эльфы уйдут в леса и закрытые долины, став легендой в мире смертных. Грустно всё это, но вполне закономерно((
Да уж(( Не только сын Трандуила среди гондорцев будет диковиной, но и в Имраэле из Дол-Амрота было что-то эльфийское, а значит нечто чуждое для дей. Вот всегда хотела узнать, кто из эльфов был предком князя Дол-Амрота? И в то же время с людьми Эсгарота эльфы еще будут торговать и даже сражаться вместе в Битве Пяти Воинств. Хотя в фильме Битва Пяти Воинств показана совсем по-другому.
Luchien.автор
Кажется, в родне Имрахиля (мне всё же так привычнее) нет особых белых пятен. Его предок - эльфийка, которая ушла вместе с Нимродель из Лориэна. Нимродэль осталась в горах, и она с ней. И именно она стала предком князей Дол-Амрота.
Конечно, с людьми из Эсгарота не торговать нельзя. Всё-таки лес, хотя и автономный, не может производить всё. Да и с гномами сотрудничать будут, не без этого.
Ооой, что будет?! На какие же авантюры Орофера и Амдира потянуло? Неужели к тем, что приведут к трагедии на болотах, когда погибнут почти все дружины синдар и Лесных эльфов? Страшно, когда таких рассудительных владык покидает здравый рассудок и расчет. Они же ответственны перед собственным народом... Амрот предвидит грядущую трагедию. Он начинает мне нравиться. Вот только как вспомню, что с ним самим будет... Кажется, он начинает понимать, что имела в виду Нимродэль, говоря, что пришедших из Белерианда каснулось искажение. Все так грустно(( и самые тяжелые главы впереди
Luchien.автор
Да, самое тяжелое ещё впереди. И много-много смертей тоже... Амрота я люблю, а вот Нимродель нет. Загубила мужика, а сама была такова.
Спасибо за продолжение, Luchien!
Эх недоброе предчувствие у Трандуила... Вспомнил о Нирнаэт. И Орофер вдруг вспомнил о том же, только по другой причине. Почему-то Государь Эрин Гален успешно троллит и нолдарана, и Элендила. Еле сдерживается неспешный Гил-Гэлад, шипит Кирдан, рычит оскорбленный Элендил. Так и представила картинку: как седовласый Элендил кидается с Нарсилом в руках на молодого с виду и нахального синда)))) что происходит с Орофером? Я понимаю, что ему на месте не сидится и все же?
А между тем Элронда нисколько не интересует будущая жена, он занят другими делами. Правда Келебриан всего лишь маленькая девчушка и интереса не представляет. Что у неё не так с носом?))) длинный или курносый?))))
Синголло между тем снова с вином. Хорошо на привале, пока война не началась. Уютный так товарищ, чем-то младших хоббитов напоминает. Почему-то я вижу Синголло хозяином виноградников Дорвиниона...
Luchien.автор
Цитата сообщения Блисс от 20.05.2018 в 18:25
Спасибо за продолжение, Luchien!

Пожалуйста!Уж очень мне хочется скорее приступить к четвёртой части))

Цитата сообщения Блисс от 20.05.2018 в 18:25
Эх недоброе предчувствие у Трандуила... Вспомнил о Нирнаэт. И Орофер вдруг вспомнил о том же, только по другой причине. Почему-то Государь Эрин Гален успешно троллит и нолдарана, и Элендила. Еле сдерживается неспешный Гил-Гэлад, шипит Кирдан, рычит оскорбленный Элендил. Так и представила картинку: как седовласый Элендил кидается с Нарсилом в руках на молодого с виду и нахального синда))))


Да, все на нервах, и не только из-за синдар и их поведения. Сидеть под носом у Саурона никому не нравится. А тут ещё эти эльфы выделываются...))
Цитата сообщения Блисс от 20.05.2018 в 18:25
что происходит с Орофером? Я понимаю, что ему на месте не сидится и все же?

Слишком, слишком засиделся дома Орофер. Хочется покончить со всем поскорее. А может, он что-то предчувствует?..
Цитата сообщения Блисс от 20.05.2018 в 18:25
А между тем Элронда нисколько не интересует будущая жена, он занят другими делами. Правда Келебриан всего лишь маленькая девчушка и интереса не представляет. Что у неё не так с носом?))) длинный или курносый?))))

Вы правы, Келебриан ещё для Элронда никакого интереса не представляет. А что у неё с носом... А это пусть каждый читатель решит сам)))
Цитата сообщения Блисс от 20.05.2018 в 18:25
Синголло между тем снова с вином. Хорошо на привале, пока война не началась. Уютный так товарищ, чем-то младших хоббитов напоминает. Почему-то я вижу Синголло хозяином виноградников Дорвиниона...

Да, это его голубая мечта - выращивать виноград и больше ничего не делать)))
Показать полностью
А вот и продолжение! И вопросов у меня стало больше.
Теперь стало понятно, почему Орофер троллит нолдоров и эдайн, а я-то немогла понять, почему он взбесился)))
Хотя мальчишка, прятавшийся в Первую эпоху на Баларе, пока взрослые воевали, уж слишком сильно задирает нос. Гил-Гэлад считает, что вправе отдавать приказы королям синдар? Они ему только союзники, но никак не вассалы. Кстати, с какой стати сын Фингона (несмотря на опрометчивость с действиях Фингон мне нравиться) торчал на Баларе? Он родственник Кирдана, что ли? Похоже Гил-Гэлад его слушается.
Насчет родословной Орофера и Амдира. Тут я совсем не в курсе. Чьи они родственники и каким образом они могут потягаться с правнуком Финвэ и Индис, внуком Финголфина и сыном Фингона?
Очень понравились шуточные пикировки Трандуила и Синголло. Трандуил сожрал свой кусок солонины и уже тягает кусок у Синголло, но и тот не промах. Трандуил бедняжка хочет поесть ещё раз, он все калории свои сжёг в переходах и тренировках))) Ему как хоббиту предложить бы и второй, и третий завтрак. Или Орофер погнал армию без завтрака, а только с куском солонины?)))) Жаль, что нет лембас. Принц беспечно шутит, не зная, что недолго осталось быть юным и беспечным, жить простой жизнью и исполнять отцовские распоряжения. Скоро придется стать королем...
Неужели принцы взрослеют, когда на них ложится ответственность за королевство и народ? Вспоминаю спор Леголаса и Гимли о том, кто больше врагов поубивает, как они открывали и закрывали счет. Как точно так же был беспечен Леголас в начале похода Хранителей Кольца.
Показать полностью
Luchien.автор

Цитата сообщения Блисс от 24.05.2018 в 17:47
А вот и продолжение! И вопросов у меня стало больше.
Теперь стало понятно, почему Орофер троллит нолдоров и эдайн, а я-то немогла понять, почему он взбесился)))
Хотя мальчишка, прятавшийся в Первую эпоху на Баларе, пока взрослые воевали, уж слишком сильно задирает нос. Гил-Гэлад считает, что вправе отдавать приказы королям синдар? Они ему только союзники, но никак не вассалы. Кстати, с какой стати сын Фингона (несмотря на опрометчивость с действиях Фингон мне нравиться) торчал на Баларе? Он родственник Кирдана, что ли? Похоже Гил-Гэлад его слушается.

Думаю, Гил-Гэлада отправили на Балар, потому что там было безопаснее всего. Ну, и так совпало, что там жил Кирдан)) Корни его привязанности и уважения растут оттуда. И я тоже не понимаю, почему синдар должны были слушаться его приказов. В истории масса примеров сотрудничества разных стран, при котором каждый военачальник осуществлял командование своей армией. Поэтому строки в Вики про то, что "владыки синдар не захотели слушаться и выступили сами" меня всегда крайне раздражают. Они и не должны были никого слушаться. И случиться там могло всё, что угодно. Очень жаль, что эти события в Сильме описаны всего двумя предложениями.

Цитата сообщения Блисс от 24.05.2018 в 17:47
Насчет родословной Орофера и Амдира. Тут я совсем не в курсе. Чьи они родственники и каким образом они могут потягаться с правнуком Финвэ и Индис, внуком Финголфина и сыном Фингона?

Тут не стоит забывать, что речь у нас идёт о синдар. И им на нолдор и прославленных среди них эльфов глубоко плевать. Хоть Финвэ, хоть Феанор, да какая им разница?))Среди своих они достаточно знатны, хотя об их родословной вообще ни слова нигде не сказано и я просто позволяю себе так думать)))
Цитата сообщения Блисс от 24.05.2018 в 17:47
Очень понравились шуточные пикировки Трандуила и Синголло. Трандуил сожрал свой кусок солонины и уже тягает кусок у Синголло, но и тот не промах. Трандуил бедняжка хочет поесть ещё раз, он все калории свои сжёг в переходах и тренировках))) Ему как хоббиту предложить бы и второй, и третий завтрак. Или Орофер погнал армию без завтрака, а только с куском солонины?))))

Отощаешь тут совсем на вашей солонине)))
Цитата сообщения Блисс от 24.05.2018 в 17:47
Жаль, что нет лембас. Принц беспечно шутит, не зная, что недолго осталось быть юным и беспечным, жить простой жизнью и исполнять отцовские распоряжения. Скоро придется стать королем...
Неужели принцы взрослеют, когда на них ложится ответственность за королевство и народ? Вспоминаю спор Леголаса и Гимли о том, кто больше врагов поубивает, как они открывали и закрывали счет. Как точно так же был беспечен Леголас в начале похода Хранителей Кольца.

Да, вы правы, взрослеть придётся резко и стремительно. Как бы сильно не хотелось обратного... Следующая глава последняя в этой части.
Показать полностью
Очень жаль, что эти события в Сильме описаны всего двумя предложениями.

Зато здесь додали за что отдельный респект)

И им на нолдор и прославленных среди них эльфов глубоко плевать.

Не просто плевать. Вспоминаю резни в "Огне Дориата" и "Чайках Балара". Синдар не за что любить нолдор, правда не всех. Дориатцы жили в одной Гавани с выжившими гондолинцами, сражались вместе против сыновей Феанора, воевали в Войне Гнева. Потом синдар однополчанам и союз предложили. Синдар сильно изменились.

Среди своих они достаточно знатны, хотя об их родословной вообще ни слова нигде не сказано и я просто позволяю себе так думать)))

А как вы относитесь к идее, что Орофер и Трандуил родственники Тинголу?

Отощаешь тут совсем на вашей солонине)))

Все-таки одну солонину ели? Печально...

Да, вы правы, взрослеть придётся резко и стремительно. Как бы сильно не хотелось обратного...

Так не хочется прощаться с Трандуилом принцем. И все же жду четвертую часть и почитать короле Трандуиле.
Вот и прочитана последняя глава этой части. Глава очень понравилась, жаль, что такая печальная. Орофер пал и Трандуил стал королем.
Значит синдар выступили раньше, получив ложный сигнал - т.н. "Письмо от Гил-Гэлада". И никто из синдар, а в первую очередь Орофер ничего не заподозрил. Прибыл гонец и подал письмо и тут же уехал. Лица гонца не видно, только нос и темные глаза. Хм... Ну видно на службе у Гил-Гэлада и Элендила состояли не только сероглазые и голубоглазые. А то, что гонец уехал сразу, не дождавшись ответа? Все ясно - ответ не требуется, верный союзу хоть и склочный Орофер все равно выступит вовремя.
Всё, что сказал Орофер в разговоре с Трандуилом сбудутся, увы. Это считай пророчество, но основанное на не на интуциии, а на жизненном опыте.
И последняя сцена... От нее просто ком в горле. Бесконечно сочувствую Трандуилу, сыну, потерявшему отца, но пока этого не осознавшему. Осознание случившегося придет позже. Так и становишься Владыкой: король умер, да здравствует король!
Luchien.автор
Да, очень тяжело принимать власть подобным образом... По поводу подлжоного письма - я подумала, что так тоже могло быть. Ну, не верится мне, что такие умудренные опытом, умные Владыки, как Амдир и Орофер, могли броситься в атаку по велению правой пятки...
Спасибо, что всё это время остаётесь со мной!) Заключительная, четвёртая, часть начнётся на следующей неделе)
Уцелела ли армия Амдира? Как поведет себя Трандуил при встрече с Гил-Гэладом? Надеюсь получить ответы на эти вопросы в следующей части.
Мне очень нравится ваша история и ваш Трандуил и каждый раз, прочитав новую главу, хочу узнать, что будет в следующей. Увидеть то самое Средиземье, описанное вашими словами. Услышать о чем говорят эльфы. Нравится читать о чувствах Трандуила к прекрасным эллет, знать, что любовь его так же сильна и глубока как и его страдание. Признаюсь, что мне в этой части не хватало Нарэлен. Может в следующей части он будет счастливее? Хоть не надолго, а все же...
Теперь жду четвертую часть вашей потрясающей истории о Трандуиле)
Luchien.автор
По поводу армии Амдира всё по канону, я стараюсь от него не отступать. Так что нет, не уцелела. А об остальном уже в новой главе)
Значит никто из армии Амдира не уцелел. Это те самые эльфы, оставшиеся на дне мертвецкого болота, где едва не утонул Фродо? Печальная и страшная участь - после смерти превратиться в таких призраков...
Luchien.автор
Да, именно они. Конечно, жуткая смерть...
Джадис Белая Колдунья
Жалко Гил-Галада, хороший король был, почему, умирают хорошие, а живут какие-то....
Джадис Белая Колдунья
Luchien.
Ну что вот сделаешь, если такой она была, тут только наверное исправит ее могила, уж другие точно нет....
Luchien.автор
Джадис Белая Колдунья
Кому как, я, например, Гил-Гэлада не очень люблю
Luchien.автор
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх