↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Сиротка Джейн (джен)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 733 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
AU, Насилие, ООС, От первого лица (POV)
Собственно, все в заявке. Как выжить в магической Британии начала 70-х, если ты сирота? Денег нет, имя дали в приюте, ты никто и звать никак. Разве что мир не без добрых людей. Но и не без злых. Да и равнодушных хватает.

Работа написана по заявке:
Надоело всемогущество попаданцев.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 4

Между тем в Шотландию пришла весна. Солнышка на небе не наблюдалось, хотя дни заметно прибавились. Почти постоянно шли дожди. Снег сошел быстро, лишь кое-где виднелись серые кучи. Нормально пройти можно было лишь по тем дорожкам, которые специально зачаровывали. Например, так заколдовали подходы к теплицам. Удобно.

У нас на Хаффлпаффе старосты давно научили малышню вроде меня водо— и грязеотталкивающим чарам. А еще бытовым заклинаниям, помогающим быстро очистить и высушить одежду и обувь. Я в который раз восхитилась новыми возможностями. Раз — и все! Даже было странно и непонятно, почему этими чарами пользовались далеко не все. Филча злили, что ли? Понятно, что он лез на стену, когда видел, как волшебники не только палочкой лишний раз взмахнуть ленятся, но и все тряпки с ковриками игнорируют, разнося грязь по всему замку. По мне так гадство.

Я всегда чистилась сама и убирала те лужи, которые видела. Кстати, многие магглорожденные студенты поступали так же. А вот остальные… Нет, можно понять, что задумался и забыл, но когда тебе уже замечание сделали, чего сбегать? Убудет, что ли, если остановиться, извиниться и все исправить? Может, я чего-то не понимаю…

Хагрид опять со своим огородом пристал. И что показательно, очень отдельные личности забубнили, что, дескать, я совсем зазналась и нос задрала. Что мне стоит помочь хорошему человеку? Всего-то и требуется — спеть. Но у меня напрочь отсутствует любовь к ближнему, смирение и сострадание, так что никакая я не христианка.

Очень захотелось отлюбить некоторых ближних особо извращенным способом, если честно. Это меня «на слабо» берут, что ли? Наивные чукотские дети… Тут вопрос в том, где они слов таких набрались. Неужели опять от Эванс? Хотя в Хогвартсе и другие магглокровки и полукровки водились, не стоит про это забывать. Но тот же Снейп ни о чем подобном понятия не имел. Да и проще было Поттеру с Блэком обратиться к тому, кто уже послужил им источником информации. Эванс могла и не устоять. И не только перед соблазном снова оказаться в центре внимания, а и перед угрозами. К тому же у нее имелась железная отмазка, она не врала, а отвечала на вопросы. И хрен с ней, меня другое беспокоило. Похоже, что грядет очередная гадость. Тем более что приближалась Пасха.

На пасхальные каникулы почти никто не уезжал — слишком короткие. К тому же все дружно готовились к экзаменам. Кто к переводным, а кто и к С.О.В.У. с Ж.А.Б.А.

Преподаватели пощады не знали, щедро завалив всех заданиями. Вот когда выяснилась польза от индивидуальных проектов. За успешное завершение полагался балл к обычному экзамену. За что-то выдающееся могли и вовсе сам экзамен зачесть, особенно, если проект включал в себя несколько дисциплин. Министерской приемной комиссии давался полный отчет о проделанной работе с рекомендациями профессора-куратора. Так что и тут сплошная польза. Мне помимо Спраут на дополнительные баллы расщедрились Слагхорн и Флитвик. Декан Слизерина углядел-таки во мне пользу для себя любимого. Да и удобрения, которые я варила для своего проекта, превосходили программу первого курса. А Флитвик поощрил меня за часовню и работу с хором, что понятно. К тому же чары мне давались легко.

Проблема могла возникнуть с трансфигурацией. МакГоннагал, честно говоря, особой справедливостью не отличалась. Только что и со своих баллы снимала. А так я ни разу не слышала, чтобы она в каком-либо конфликте действительно разбиралась. Получали все одинаково: и правые, и виноватые. Нет, я не думала, что она специально попробует меня загнобить, но поблажек точно не предвидится. А у меня иногда все эти преобразования не очень получались. Я прекрасно понимала, что нелепые с виду превращения ежей в подушечки для иголок или мышей в табакерки нужны для отработки заклинаний, но натура сопротивлялась видимой бессмысленности. И зверюшек жалко было. Мало ли, что там в учебнике написано. Его автор вряд ли испытал на себе, что значит стать табакеркой.

Насчет остальных предметов я не беспокоилась. Школьного курса астрономии из моей прошлой жизни мне хватало с лихвой, чтобы получать высокие оценки. Чертить звездные карты было несложно и интересно. Я ведь и черчение успела застать, умела пользоваться циркулем, транспортиром и прочими инструментами. Высоту звезд над горизонтом нас учили определять с помощью астролябий. Так интересно! Профессор Вега очень занимательно рассказывала и всегда рекомендовала дополнительную литературу.

Без астрономии волшебникам никуда. И тут не в предсказаниях дело. Положение звезд учитывалось и при ритуалах, и при посадке волшебных растений. И в зельеварении без этого не обойтись. Пропустишь основы, потом придется или проходить всю программу с азов, или полностью полагаться на других магов, которые клювом не щелкали, а учились.

Не знаю, что там с упрощением школьной программы во времена Гарри Поттера, но нам всегда говорили о важности именно комплексного образования, о связи магических наук между собой. Давали, так сказать, полную картину, обрисовывая перспективы. И индивидуальные таланты развивали.

Надо заметить, что некое разделение по факультетам в плане специализации все-таки присутствовало. Не очень жесткое, но заметное. Насколько я поняла, хватало семей, где преобладали таланты в какой-либо конкретной области, что всячески поощрялось и культивировалось. Универсалы встречались редко.

Откровенных лодырей и раздолбаев в школе было мало. Большинство понимало пользу учебы. Многие уже точно знали, чем будут заниматься потом. Даже те девочки, что оказались помолвленными чуть ли не с колыбели, не собирались пускать все на самотек. От хозяйки дома многое зависело. И не только знание бытовых чар требовалось, хватало ритуалов и прочего.

К Пасхе часовня снова преобразилась. Вначале, отмечая Вход в Иерусалим, у алтаря появились пальмовые ветви. Всю Страстную Неделю убранство было довольно мрачным. А потом вдруг появилось множество цветов. Очень интересно! Ведь этот праздник не фиксированный, его рассчитывают по специальным таблицам. И что, кто-то сумел и эти расчеты в чары вплести? Вот это да! Флитвик, с которым я поделилась своими соображениями, аж вибрировал от восторга. И планировал раздобыть пасхальные таблицы. Студенты рассматривали все это, открыв рты. Снова появились представители Попечительского Совета, пресса. Общего праздника с банкетом в этот раз не устраивали. Прочие маги могли полюбоваться на колдографии в «Ежедневном пророке».

— Все-таки это может быть далеко не безобидно, — демонстративно поджала губы Вальбурга Блэк, — не стоит забывать, что как бы привлекательно это не выглядело, это атрибуты наших врагов и гонителей.

Мелковато, мадам, подумалось мне. Не вышло меня к рукам прибрать, так и часовня плоха? А если бы вышло? Вот-вот. Теперь понятно, в кого Сириус такой придурок. Если не по его, так не успокоится, пока не нагадит или хоть словестно грязью не обольет. Да, похоже, что шансов на вправление мозгов тут нет и не предвидится. Запомним. А вообще смешно. Что у самих-то осталось, кроме бесконечного поминания Мерлина по поводу и без?

— Я бы не был столь прямолинеен, — хмыкнул Абраксас Малфой, — мы все знаем, что большая часть нападений магглов на волшебников была самими волшебниками и спровоцирована. Кто-то забывался до того, что начинал своих соседей в жертву приносить. А кто под шумок счеты с недругами сводил. У каждой старой семьи есть много интересного в архивах. Многие же маги искренне веровали, считая свои возможности Даром от Господа. А что касается часовни, то это в любом случае чудо и произведение магического искусства.

Крыть было нечем.

Лорд Малфой подозвал меня поближе и принялся расспрашивать о молитвах, крестном знамении и случае с мантией-невидимкой. Я отвечала максимально честно. Да, большую работу слизеринцы проделали. Уважаю…

— Что-то такое я и предполагал, — кивнул лорд, закончив замаскированный под светскую беседу допрос с пристрастием, — именно вера усиливает эти словесные формулы. Не удивлюсь, мисс Эйр, что вы или кто-то вроде вас действительно выйдет невредимым из огня или сможет укротить диких зверей. Вот только пробовать не советую.

— Да, сэр, — я вздохнула, — вы совершенно правы.

Надеюсь, что до таких испытаний дело не дойдет.

Как оказалось — зря…

Честно говоря, я не удивлюсь, если выяснится, что два бравых гриффиндорца получали какие-то намеки и обещания от администрации Хогвартса. Может быть, на мне опыты их руками ставили, я не знаю. А если что — с директора и взятки гладки. Потому что такой уверенности в собственной безнаказанности я просто не понимаю. Должно быть что-то еще, уверена.

Я сама, конечно, виновата, забыла об опасности. Но в голову не пришло, что надо опасаться кого-то по дороге из теплиц. Тут все и воспринималось своей факультетской территорией. Так что очередного удара со спины я не ожидала. У меня опять отобрали палочку, но бить не стали. Оттащили куда-то. Я ничего не видела, только понимала, что в какой-то момент оказалась в узком подземном проходе. Ну и Поттера с Блэком опознала, они переговаривались. Типа, тощая-то тощая, а тащить все равно тяжело. Но кое-кто мне обрадуется. И от обоих избавятся, если что. От дурака, что с ними дружить не желает. И от меня заодно.

Это еще что такое!

— Слышь, Эйр, сегодня полнолуние, — сказал мне Поттер, когда меня наконец сгрузили на грязный дощатый пол. А до этого еще и на второй этаж по лестнице тащили. — Говорят, такие как ты могут с дикими зверями управляться. Мы тут подумали, а чего мелочиться-то? Начни сразу с темной твари. Чары спадут через час. Как раз луна взойдет.

Меня напоследок пнули ногой. Удаляющиеся шаги… Полнолуние и темная тварь… Мамочки! Люпин и Визжащая Хижина! Кретины!!! Убийцы!!!

Видимо, догадались про «болезнь», выследили. А Люпин на контакт не пошел. А делать что?! Его приведет мадам Помфри. Здесь все зачаровано, чтобы он не мог выбраться. А позвать на помощь я не могу. Вряд ли медиковедьма весь дом осматривает.

Попала в сказку… Сперва заживо похоронили, теперь жрать будут. Господи…

Я так и этак пробовала сбросить чары. Где-то внизу послышались шаги и голоса. Я тщетно пыталась привлечь к себе внимание. Ничего не получалось. Хлопнула дверь. Где-то внизу кто-то пометался по комнате, потом до меня донесся жалобный скулеж. Точно Люпин.

Наконец, я смогла пошевелиться, а потом и сесть. Все тело затекло.

В небольшое оконце проник свет полной луны. Снизу донесся вой оборачивающейся твари. Я огляделась. Ничего такого, чем можно придавить дверь, а окно не открывалось. И не разбивалось. Зачаровано на совесть, и не от девочки-первокурсницы, а от оборотня. Слишком шуметь не стоит, только внимание привлеку. Но он меня почует, это точно. Господи! Спаси! Все, что могли мы с Джейн — это молиться.

Я опустилась на колени и запела…

Дверь содрогнулась от мощного удара. Господи! Спаси! Спаси меня! Не оставь на растерзание! Ведь спас уже, не бросай и сейчас! И этот, что ломится сейчас в закрытую дверь, тоже не сможет потом жить с осознанием того, что натворил. Спаси нас обоих! Его от самого себя, а меня от него! Останови…

Почему-то довольно хлипкая дверь не подавалась. Удар следовал за ударом, а я пела. Все псалмы, которые знала, все молитвы.

Удары стихли.

— Да что же это такое! Директор, вы с ума сошли, такое в школе держать! Джейн, девочка, ты жива?! Кто-нибудь, откройте дверь! Что тут за чары? Джейн?!

— Deo gratias… — прохрипела я, падая на пол.

Проснулась я в Больничном Крыле. Воспоминания о пережитом ужасе нахлынули с такой силой, что меня буквально подбросило на кровати. Оборотень…

— Тише! Тише! — из-за ширмы появилась мадам Помфри. — Все хорошо, Джейн, ничего не бойся!

— Ах! Я… Он…

— Все хорошо, у тебя просто сильное истощение. Сейчас ты выпьешь лекарство, поешь и снова поспишь. Давай, я тебя еще раз проверю.

— Он меня не достал? — тихо спросила я. — Оборотень?

— Нет, не достал. Ты как-то сумела удержать его, Джейн, — мадам Помфри достала волшебную палочку и быстро проговорила несколько заклинаний. Воздух вокруг меня замерцал и окрасился в разные цвета.

— Ну вот, не только поправилась, но возможно и сильнее стала, — мадам Помфри протянула мне флакон с зельем, — а откуда ты знаешь, что это был именно оборотень? Ты его видела?

Я замерла с флаконом в руке. А вот это засада. Действительно, формально я не могла знать ни про оборотня вообще, ни про Люпина в частности.

— Они сказали про темную тварь, мэм, — медленно проговорила я, — Поттер и Блэк, это они оглушили меня, добавили какое-то заклинание, которое должно было спасть через час, и сказали, что придет темная тварь и про полнолуние. А когда оно завыло… Я читала в бестиарии, мэм, так ведут себя оборотни.

— Пей, Джейн, — тихо сказала медиковедьма.

И я послушно выпила. Передо мной появился поднос с тарелкой овсянки и чашкой бульона. Я начала есть. Ситуация требовала немедленного обдумывания. Но пока о важном.

— А моя палочка, мэм? Ее сломали?

— Нет, Джейн, твоя палочка у твоего декана. Потом получишь.

И то хлеб, свою волшебную палочку я нежно любила. А два гада, видимо, хотели оставить ее как трофей.

Самое поганое, что я не могла обвинить директора Хогвартса. Я не могла знать о «пушистой проблеме» Люпина. Поттер и Блэк имен не называли. А хижина, в которую они меня притащили, находится даже не на территории Хогвартса. Думаю, что держать в школе, даже в подвале, оборотня в полнолуние не позволяли какие-то пункты контракта директора или чары. То есть, мы имеем следующее. Два оболтуса откуда-то узнали, что в хижине в полнолуние бывает оборотень или оборотни. И решили проверить, подействует на них моя магия или нет. Проверили… А администрация школы вообще не при чем, они меня спасали. Выкрутятся суки, к гадалке не ходи. Вон, мадам Помфри уже с явным облегчением выдохнула. Еще заявят, что там и оборотня никакого не было, просто что-то выло, а я перепугалась. Шутка… Английский, мать его, юмор. Ничего, я тоже как-нибудь пошучу. Да так, что мало не покажется. Только потом. Мстить надо так, чтобы на меня и не подумали.

Палочку мне вернула профессор Спраут.

— Джейн, — сказала она, — я очень тебя прошу никому ничего не говорить. Поттер и Блэк наказаны. Они хотели тебя как следует напугать. Мне очень жаль, что тебе пришлось все это пережить. Никакого оборотня в том доме не было. Там привидение живет, которое громко воет по полнолуниям.

Понятно все. Это привидение ломилось в дверь, царапая его когтями, вместо того, чтобы пройти насквозь. Бывает.

— Так что, Джейн, ты понимаешь, что говорить об этом не стоит. Над тобой еще и посмеются, что ты столько всего себе нафантазировала. Понимаешь?

А сама глаза отводит.

— Да, мэм, — тихо сказала я, — я все понимаю. Никакого оборотня не было.

— Вот и славно. Всем уже сказали, что ты слишком много занималась, готовясь к экзаменам, и у тебя случился срыв. Это часто случается, особенно перед С.О.В.У. или Ж.А.Б.А. Но и первокурсники часто очень переживают. Особенно те, кто вырос у магглов.

— Хорошо, мэм, я так и скажу.

— Иди, Джейн.

Вот и все. И на меня нашли управу. Все-таки хорошо, что меня легиллеменция не действует. И кое-кто не знает о том, что знаю я. Но теперь надо быть еще осторожнее. Ничего, я справлюсь. Потому что деваться некуда.

Из Больничного Крыла меня снова отпустили в максимально сжатые сроки. Даже не отпустили, а прямо-таки выпихнули. Чуть ли не в ущерб официальному диагнозу, другие перезанимавшиеся занимали койко-место по три дня минимум. Девочкам уже сказали, что я слишком себя вымотала и заснула в пустом классе, где меня и нашли. Ну и, ясное дело, потом в больничку поместили. Никто и не удивился. Тем более что баллы у Гриффиндора никто не снял, да и Поттер с Блэком коридоры и сортиры не драили.

На самом деле это не такой плохой признак, если что. Дедуля Альбус по ходу боится любых возможных ассоциаций при совпадении: Джейн Эйр в Больничном Крыле — у Гриффиндора сняли баллы — Поттер и Блэк наказаны. Другое дело, что не факт, что ничего нового не случится. Снейпу, помнится, расправу у озера устроили после того, как его Люпин чуть не сожрал. Четко указали, что в этой камере его место у параши. Даже интересно, откуда у типа золотой молодежи такие конкретные блатные понятия. А колдуют они на приличном уровне. На первом курсе наложить чары на четко определенный отрезок времени — это сильно. Меня же заинтересовала обмолвка Помфри, что я возможно стану сильнее… И ведь проговорилась, зараза такая, и молчок. А мне, может, какие упражнения делать надо или еще что… Никакими медитациями мои соседки по спальне, если что, не занимались, и в библиотеке я ничего такого не видела. Мне, конечно, медитации и прочее успешно заменяют молитвы и пение. Можно, конечно, и спросить, вот только у кого? Что-то я местной профессуре больше не доверяю. Лучше у призраков поинтересуюсь.

Поттер, столкнувшись со мной в коридоре, замер, глядя на меня круглыми глазами формата «мышка какает». Даже его очки не такими круглыми выглядели.

— Что, трусливый убийца, — не удержалась я, — опять не вышло? В следующий раз распнешь меня на кресте? А если воскресну? Опять?

Он как-то рвано вдохнул и отпрянул к стене. А я его перекрестила. Как он удирал… Ну хоть что-то в этой жизни приятное. Очень хотелось поиздеваться над паразитом, но я сдержалась. Тут очень важно не переусердствовать. И даже весьма удачно, что я встретила его без Блэка. Эффект лучше.

Эванс от меня тоже шарахается. Думаю, что что-то услышала или подслушала. Интересно, а кто еще в курсе, что Люпин — оборотень? И почему все молчат? Хм…

Брат Эдмунд долго вздыхал, но сказал, что призраки Хогвартса подчиняются директору. Они знают про Люпина и следят, чтобы он не навредил другим. Только вот за мной не уследили. Но теперь будут следить более тщательно. И не только за мной, но и за гриффиндорскими «шутниками».

— Скажите, — спросила я, — а почему им все спускают? Только из-за денег их родителей? Они ведь лишь чудом и Божьим промыслом меня не убили. Мне уже кажется, что в таком случае директор бы лично мой изувеченный труп в лес отнес.

— Должен заметить, Джейн, — помявшись, сказал брат Эдмунд, — что тут все не так просто. Конечно, с родителей этих двух мальчиков можно много чего получить. И директор ничем не брезгует. Он уже сказал, что желает изучить мантию-невидимку, которую Поттер привез из дома. И его отец не смог отказать.

Упс… Мне аж поплохело. У Поттеров и Блэков много чего интересного можно поиметь для изучения. Придурков же только ради этого будут на подвиги поощрять. Конечно, есть надежда, что дома мозги вправят, но не факт, что там есть, что вправлять. Ой! Нет, есть шанс, что от меня отстанут, тут хватает детей из небогатых семей и магглокровок. Но все равно…

— А когда директор сказал про мантию, брат Эдмунд?

— Вскоре после того, как отобрал, Джейн. По школе пошли слухи, а они не только на того мальчика со Слизерина напали. Родители второй жертвы подали жалобу.

Я медленно кивнула. Да уж… Ох, скорее бы каникулы! Хоть немного от этого всего отдохнуть…

Меня еще и Люпин интересовал, если честно. В том смысле, что он якобы ничего не помнил о том, что творил, обратившись. Почему-то я в это не верю. Это может быть защитой сознания, мол, эта тварь и я — разные существа, я не отвечаю за поступки твари. Самовнушение. С которым, между прочим, могли и помочь. Потому что как можно объяснить кому-то, что он оборотень, если тот ничего не помнит? Возможно, воспоминания не очень четкие, что-то вроде снов или видений. Типа луна, лес, запахи, бег по тропе, охота на зайца, оленя, кабана, случайного человека… Нужное подчеркнуть. Нет, понятно, что если очухался голым рядом с разодранным трупом, да еще и руки с лицом в крови, то вопросы появятся. Но тогда реально крышу сорвать может. По идее, свежеобращенным оборотням должны помогать другие оборотни.

В дебри лезу, многого не знаю.

Но дело в том, что Люпин слишком старательно меня избегает. У нас есть общие занятия, так вот, он всегда старается зайти в класс после меня, чтобы потом найти себе место как можно дальше. И смотрит виновато и испуганно. Так что какие-то воспоминания о той ночи у него явно есть. Может быть мой запах, а может — как рвался ко мне, чтобы убить и разорвать, а его не пускало? Еще что-то? Потому что если он реально ничего не помнит, то тот, кто ему об этом сказал, садист. Теоретически что-то сказать могут Поттер и Блэк, но насколько я себе представляю психологию мальчишек, они это даже между собой вряд ли обсуждали. Ничего не было и все тут. И они ни при чем. Потому что иначе надо принять реальность и осознать, что натворили. Ну и признать, что сами не милые шутники и веселые парни, а мрази, трусы и убийцы.

Вот все больше убеждаюсь, что самый необходимый специалист в Хогвартсе — это психолог. Если не психиатр. Вот только взять его негде.

В теплицах зацвели мои гранатовые кусты, мандарины все так же плодоносили, что явно свидетельствовало об их магической природе. Профессор Спраут строила планы на следующий год, а пока мы с ней обустраивали грядки и удобряли плодовые деревца.

Поймали Хагрида за воровством драконьего навоза. Да уж, неудивительно, что у него такие здоровые тыквы вырастают. Он ведь не пару ведерок прихватил, намного больше. А ведь навоз не такой уж дешевый, там одна доставка прилично обходится. В Британии драконьих заповедников нет, а у нас куча редких растений. Как же я понимала своего декана! Этот… стоит, глазами хлопает и явно не понимает, почему нельзя, если очень хочется и вроде как надо. Надо, так купи за свой счет, никто слова поперек не скажет. А он и этого не понимает. Зачем покупать где-то там, если есть прямо здесь? Та самая простота, что хуже воровства. И все в свою пользу.

Самого его на удобрения пустить, паразита. Как еще к моим флаконам лапы не протянул. Или мозгов только на навоз хватает? Я еще несколько котелков сварила — уже для школы. Профессор добавила баллы. Договорились, что на следующий год я буду варить уже для более опасных растений.

Я старательно записывала рецепты. Даже со Снейпом проконсультировалась по поводу лучших способов варки. Все в жизни пригодится. Можно будет попробовать что-то сварить на каникулах. Не пением единым, как говорится.

Наконец начались экзамены. Ну что. Зельеварение, чары, гербология, астрономия — превосходно. История магия и трансфигурация — выше ожидаемого. ЗОТИ и полеты — опять превосходно. Покажу табель в Мунго, пусть знают, что я старалась.

Кубок по квиддичу достался Слизерину. На первом месте Райвенкло. Гриффиндор — на четвертом. Прощальный пир…

С разрешения профессора я набрала две корзины плодов со своих кустов и деревьев. Одну — с мандаринами, вторую — с гранатами. Гостинцы.

И вот уже Хогвартс-экспресс везет нас всех в Лондон. Каникулы!

Для студентов нашего факультета нет ничего проще, чем разжиться чем-нибудь вкусненьким. Кухня рядом с гостиной. Заветную картину с натюрмортом, на котором надо всего лишь пощекотать грушу, чтобы попасть в гости к эльфам, нам показали старшие. Борзеть не рекомендуется, но перекусить, если пропустил общий завтрак, обед или ужин, всегда можно. Так что пирожки и сэндвичи были у всех. И по бутылке с холодным чаем. Точно не оголодаем, пока до Лондона доберемся.

В обратную сторону поезд почему-то едет гораздо быстрее, так что мне даже особо терпеть не пришлось. Я решила из купе не выходить. Нападать на меня при свидетелях вряд ли решатся, а вот подкараулить где-нибудь в закоулке запросто. Хотя очень может быть, что Поттер с Блэком ничего такого и не планировали, но мне так спокойнее. С этих идиотов станется и с поезда столкнуть.

На перрон я спустилась в числе последних, поставила корзины с урожаем на свой сундук и стала ждать кого-нибудь из Мунго. Долго ждать не пришлось, вскоре появился целитель Сметвик.

— Привет, Джейн! — улыбнулся он. — С началом каникул. Ого, сколько у тебя всего!

— Добрый день, целитель! Это мандарины и гранаты. Я для всех привезла, я их сама вырастила.

— Молодец какая! В жизни таких вкусных мандаринов не пробовал. Сейчас я все уменьшу, и мы с тобой аппарируем. Главный целитель нас ждет.

Ну вот, теперь я в полной безопасности.

В кабинете главного целителя помимо самого Шаффика оказался здоровенный мужик прямо таки зверовидного вида. Ой!

— А вот и Джейн, — улыбнулся Шаффик. — Сейчас выпьем чаю с пирожными и все обсудим. О, ты с урожаем? Как мило с твоей стороны. Знакомься, это мистер Грайбек. Он руководит персоналом, который обслуживает наше тепличное и огородное хозяйство. Он согласился приютить тебя на эти два месяца. Но тут есть некоторые обстоятельства, так что тебе придется дать клятву о неразглашении.

Я чуть не села помимо стула. Это кто у них тут работает?! Ох и ни фига себе!

Грайбек смотрел на меня с дружелюбным интересом. С удовольствием угостился мандарином. Согласился выпить чаю.

— Действительно, очень вкусно, — заметил он, — так что стоит проверить, как именно ее пение влияет на растения. Вдруг что интересное получится. Малышка, ты не пугайся. Никто тебя не обидит, просто есть некоторые обстоятельства.

— Давай-ка, Джейн, сперва поклянись, что никому не скажешь то, что сейчас узнаешь, — перебил его Шаффик.

Клятву я дала. Деваться некуда.

— Так вот, — Грайбек деликатно отпил из фарфоровой чашки, которая совершенно терялась в его лапище, — видишь ли, Джейн, я — оборотень.

— Настоящий? — спросила я. — А то меня Поттер и Блэк в полнолуние затащили в какой-то дом, чтобы скормить оборотню. Там кто-то выл и в дверь ломился. Я молилась, и он войти не смог. А потом мне сказали, что там привидение живет. И никаких оборотней. И что надо мной все будут смеяться, если я про это расскажу. Вы же надо мной не смеетесь, правда?

Восстанавливать пришлось три чашки, три блюдца и сливочник с сахарницей.

Потом меня прижали к стенке и велели рассказывать. Достали больничный Омут Памяти и взяли у меня воспоминания. Мне налили еще чаю, а взрослая часть присутствующих перешла на огневиски.

— Кто там постоянно говорит, что Хогвартс — самое безопасное место в Британии? — нервно хохотнул Сметвик. — Джейн, ты чего не писала?

Я с наслаждением слизнула крем с корзиночки.

— Меня ведь нельзя забрать из школы, — сказала я, — а если я там, то может стать хуже. И учиться надо. За мной теперь привидения присматривают, они хорошие. Скажите, кто на меня напал? Это ведь не привидение?

— Оборотень, — ответил Грайбек, — совершенно точно оборотень. Да, малышка, ты сильна. Никогда бы не подумал… Хотя… В этом точно что-то есть.

— Джейн, а ты не знаешь, кто это может быть? Вряд ли мальчишки выследили кого-то из преподавателей или жителей деревни. Это ученик, причем с Гриффиндора, — Шаффик допил огневиски и снова разлил.

— Там есть мальчик на первом курсе, — ответила я, — его зовут Ремус Люпин. Странное имя, правда? И он потом как-то так на меня смотрел… Виновато и со страхом. Может быть, это он?

— Ремус Люпин? — переспросил Грайбек. — Точно оборотень. Сама заметила, какая у него фамилия. Министерские шавки на своих охотятся и сдают. Предатели и отступники. Интересно, за какие заслуги пацана в Хогвартс взяли. Неужели, Лайонел Люпин Дамблдора шантажирует? Или оказал такую услугу, что старику пришлось таким образом рассчитываться? Риск же колоссальный.

— Что будем делать? — спросил Шаффик. — Попечительский Совет?

— Уверен, что там не в курсе? — Сметвик закусил мандарином. — Дамблдор не дурак, там страховка точно есть. Малфоя и его присных, ясное дело, никто в секрет не посвящал, но там и сторонников Дамблдора хватает. Придумают что-то вроде опыта по адаптации и тому подобного. Могли и в Министерстве какую бумажку оформить. Только Джейн подставим. Можно бы Поттеру и Блэку информацию слить, но те, похоже, теперь не только молчать будут. Такой компромат на их сыновей. Конечно, по малолетству их в Азкабан не посадят, но из школы отчислить должны.

— Дам амулетик, — сказал Грайбек, — так и быть. Не нравится мне это. Как бы сынок этой суки Лайонела полшколы не перекусал. Тогда такое начнется. Нас опять убивать будут.

— Полшколы вряд ли, — сказал на это Шаффик, — тут и Дамблдора посадят, никакой Орден Мерлина не спасет. А вот кого из магглокровок или полукровок без покровителей — запросто. Амулет для Джейн просто необходим. И ведь действительно, ребенку нужно учиться. Без диплома Хогвартса ей в магическом мире делать нечего.

Я продемонстрировала свой табель.

— Во, и учится хорошо, — оценил Грайбек, — ладно, разберемся. Нам пора. Спасибо за угощение. Ты уменьшать и увеличивать вещи умеешь?

— Нам на каникулах колдовать запрещено, — тихо сказала я.

— Это для магглокровок, — сказал Грайбек, — чтобы чего не натворили и Статут не нарушали. А тебе официально разрешают колдовать целители Мунго и лично я. Так что доставай палочку.

Чары уменьшения и возвращения прежнего объема я знала, они были в брошюрах, которые я тщательно штудировала. Полезный навык. Так что уже через секунду мой сундук помещался в кармане мантии.

— Молодец! — кивнул Грайбек. — Настоящая ведьма. Давай руку!

— До свидания! — вежливо попрощалась я с целителями. И нас затянуло в воронку перемещения.

Через секунду мы оказались на небольшой полянке в лесу. Прошли по тропинке и оказались в деревушке.

— Ну вот тут мы и живем, — показал Грайбек, — сама понимаешь, брать нас на работу не все хотят, а с Мунго я договорился. Земля тут магическая, нашей общине принадлежит с XIII века. Пожалована тогдашним графом Кентским за помощь при обороне замка. Это значит, что просто согнать нас отсюда нельзя, хотя и пытались. Здесь живут те, кто с законом старается не конфликтовать. Есть ремесленники. А так — выращиваем фрукты и овощи для себя, для Мунго и на продажу. Лекарственные травы тоже, хотя и не очень редкие. Скот и птицу не держим, потому что сами же в полнолуние и сожрем. Но тут поблизости есть фермеры, которые нам продают со скидкой. Сама понимаешь, желающих влезть на нашу территорию практически нет, так что наши соседи в безопасности. А у них есть амулеты и по границам хозяйств заговоренное серебро закопано. Тебя на ночи полнолуния я договорился на одну из ферм отправлять. Сама понимаешь, оставаться опасно. Хотя ты такое умеешь…

— Мистер Грайбек, — вежливо попросила я, — а можно мне иногда будет вас спрашивать? Про оборотней? Я никому не скажу, просто мне же надо разобраться, что там с тем мальчиком?

— Спрашивай, конечно. Вот мы и пришли. Урсула! Принимай гостью!

Двери ближайшего дома открылись, и на пороге появилась старушка самого добродушного вида. Хотя, если присмотреться, то можно было заметить и характерный цвет глаз, и слишком плавные для человека движения.

— Здравствуй, Фенрир, — хищно улыбнулся «божий одуванчик», — это та самая девочка? Надо же, какая худенькая!

— Здравствуйте, мэм, — присела в книксене я.

Вот понимаю, что меня оценивают не с гастрономической точки зрения, но тем не менее. Ничего, привыкну. Думается, что в деревне оборотней я в большей безопасности, чем в Хогвартсе.

Внутри дом оказался очень даже уютным, хотя и старомодным. И никакой техники, разумеется. Меня поместили в комнатке под самой крышей, где с трудом умещалась кровать с обязательным балдахином, туалетный столик с зеркалом и шкаф. Для сундука места не нашлось, так что, достав свои вещи, я уменьшила его и убрала в шкаф.

Потом меня напоили молоком со свежим, еще горячим хлебом, и мы отправились смотреть теплицы и огороды.

Надо отдать должное оборотням, организация у них оказалась на высоте. Самую трудоемкую работу выполняли те, кто до обращения был волшебником. Бывшие магглы в основном занимались прополкой. Заклинания не разбирали, полезные перед ними растения или вредные, они просто удаляли всю растительность. Да и удобрять стоило вручную, мне об этом профессор Спраут рассказывала. Зелья варили в Мунго.

Я не стала дожидаться особого приглашения и приступила к прополке. А потом тихонько запела старинную балладу. Мне так самой легче работалось.

В дом мы вернулись уже на закате.

— Ты хорошо поешь, — сказала мне Урсула, — такой голосок чистый. Фенрир сказал, что тебя хотели подставить, чтобы оборотень разорвал?

— Да, — ответила я, наворачивая вкуснейшее рагу из баранины, — только у них не вышло. Я молилась, и Господь меня спас.

— Хм… Давай-ка после ужина попробуем. Ты помолишься, а я посмотрю. Знаешь, мне бы не хотелось чувствовать себя плохо рядом с тобой.

— Хорошо, мэм.

Как оказалось, обычная молитва, прочитанная вслух или про себя, не ощущалась никак. А вот когда я запела, то хозяйку дома прямо-таки затрясло, и она тут же попросила меня прекратить. Вот это да!

Так и начались мои каникулы. И мне они нравились. Работы хватало, ясное дело, никто меня от нее освобождать не собирался, но и на износ работать не заставляли. Кормили, что называется, от пуза. И не скрывали информацию, что тоже очень важно.

Понятное дело, что я интересовала всех. В деревушке гости появлялись редко, в основном это были зельевары из Мунго и соседи-фермеры. А тут героиня самого скандального репортажа «Ежедневного пророка» за очень много лет. Меня расспрашивали про приют, про учебу в Хогвартсе, про приключения с гриффиндорцами. Просили петь.

Детей в деревне было немного, они сперва немного дичились, но потом приняли меня в компанию. Учили меня лазить по деревьям и ставить ловушки на кроликов. Гонять кротов и садовых гномов. И отвечали на вопросы.

Я даже прибарахлилась немного. Мясо пойманных кролей шло в общий котел, а вот шкурки являлись законным трофеем того, кто кролика поймал. Кротов никто не ел, их мясо отправляли в компост. А шкурки можно было присвоить. Освежевать зверька легко с помощью магии. Заклинания простые, у меня получилось с первого раза. А потом тоже с помощью магии шкурки выделывались. Кроличий мех не самый ноский, но мне на одну зиму точно хватит. А кротовые шкурки можно будет продать. Много не выручу, конечно, но для меня и кнаты деньги. К тому же, несмотря на всю аккуратность при носке, туфли точно покупать придется.

Да, что касается садовых гномов, их никто не крутил и не выбрасывал с участка. Ядами их старались не травить, чтобы растения не пострадали. Их ловили и убивали. У местной ребятни волшебные палочки были в дефиците, так что на меня свалилась и эта обязанность — выдирать гномов из норок с помощью Акцио. Дешево, как говорится, и сердито.

Урсула была ведьмой. Она с пониманием отнеслась к моим проблемам и научила не только разным видам вязки, но и шитью. Парадные мантии мне пока недоступны, но белье и что-то простое вполне. Осталось разжиться полотном и шерстью.

Фенрир слово сдержал и уже на следующий день принес мне отделанный серебром клык оборотня на серебряной цепочке. Амулет хранился в мешочке из драконьей кожи, просто так оборотень его не мог в руки взять. Активировался и привязывался кровью и руной Вольфзангель. Конечно, полной стопроцентной защиты от, допустим, стаи оборотней в полнолуние это не давало, но меня бы просто не тронули. А вот кто-то вроде Люпина на меня напасть теперь не мог. Вот и хорошо. Вряд ли в Хогвартсе другие оборотни есть.

Я еще и заданные на каникулы уроки делать не забывала. Очень насыщенный отдых у меня получался. Но это было так интересно и здорово! Свежий воздух, много вкусной еды, интересные новые знания и навыки. Что еще нужно маленькой девочке для полного счастья?

Приближалось полнолуние. И меня отправили на ферму.

Хозяева фермы, мистер и миссис Рэмси, оказались сквибами. Об этом я узнала от Урсулы. Как оказалось, далеко не все сквибы полностью и безвозвратно уходили в маггловский мир. Хватало и тех, кто устраивался на границе двух миров. Маги очень редко занимались сельским хозяйством. При этом они нуждались в продовольствии и шерсти. И не абы каком, а качественном и экологически чистом. Вот эту нишу и занимали сквибы, которые могли и маггловской техникой пользоваться, и платить магам за зелья-удобрения и ритуалы плодородия. Особо ушлые еще и соседством с оборотнями пользовались для безопасности своих хозяйств. Интересно тут все устроено.

Я честно пыталась понять, как же так случилось, что в истории Гарри Поттера Грайбек оказался убийцей с полностью отмороженными мозгами, а единственным типа приличным оборотнем — Люпин. Похоже, что что-то произошло за те десять лет, что прошли с развоплощения Темного Лорда до поступления Гарри в Хогвартс. Конечно, был вариант, что я оказалась в какой-то фанонной параллельной вселенной, но очень может быть, что это не так. Маргиналы нужны всем, особенно власть предержащим, это понятно. Но не видящие берегов беспредельщики, нападающие на детей и живущие за счет воровства и убийств, были бы вырезаны еще до основания Хогвартса. У кельтов и англо-саксов была отработанная система расправы с теми, кто ставил себя вне закона. Однако оборотни достаточно спокойно существовали рядом с людьми, оказывали им значительные услуги, за что и получали награды. А что? Отличные бойцы. Ловкие, сильные, с отменной регенерацией. «Критические дни» могут пересидеть где-нибудь в лесу. И всем хорошо. Похоже, что именно при Дамблдоре — главе Визенгамота — приняли законы, сильно ограничивающие их права, лишающие возможности получить нормальную честную работу. Хотя какие-то подвижки есть уже сейчас, недаром с меня взяли клятву молчать о том, кто работает на Мунго.

Теоретически пойти вразнос и поехать крышей тот же Грайбек мог, если его общину лишили магической земли, а то и поубивали его стаю. Возможно, что и его волчат. Официальной жены у него не было, но пара женщин воспитывали весьма похожих на вожака детишек. Хм… Но зачем? Взорвать ситуацию в Британии? Избавиться от оборотней? И кто это сделал? Далеко не факт, что Дамблдор, между прочим. Он мог воспользоваться плодами чужой дурости. Потому что иначе это и не назовешь. Кстати, и тягу сошедшего с ума Грайбека к обращению и убийству детей можно объяснить, если пострадали его волчата. А Люпин просто воспользовался сложившийся ситуацией, чтобы выставить себя жертвой и страдальцем.

Может так, а может и нет. Пока же нас с Фенриром, который привел меня к фермерам, усадили пить чай. На меня с каким-то странным любопытством уставилась явно неадекватная старуха, сидящая в углу со странной куклой в руках.

— Не бойся, Джейн, — сказала мне миссис Рэмси, — старая Дженет безобидна. Несет чушь всякую. Вот, сегодня у нас ночует.

— Я не боюсь, мэм, — ответила я, — на меня все смотрят. Из-за той статьи в «Ежедневном пророке». А еще пытаются определить, на кого я похожа, чтобы родственников найти. Знаете, лорд Малфой сказал, что это странно. Кажется, что вот-вот догадаешься, ухватишь какую-то характерную черту, и все будто плывет. На меня и профессор МакГоннагал очень часто так смотрит.

— Хм, — мистер и миссис Рэмси удивленно переглянулись, — очень странная история.

Дженет вылезла из своего угла и, жадно глядя на меня, подошла к столу. Ее глаза странно горели, а губы искривила безумная улыбка.

— Отреченное дитя, — шептала она, — отреченное дитя.

— Это еще что такое! — громко сказал Фенрир. — А ну на место, старая!

— Мерлин! — пробормотал мистер Рэмси. — Не может быть! Это же…

— А что такое «отреченное дитя», сэр? — спросила я. Неужели вот сейчас хоть что-то выяснится?

Миссис Рэмси вздохнула. Взглянула на своего мужа, на Грайбека. Перевела взгляд на меня. Махнула рукой ухмыляющейся Дженет.

— Это очень долго объяснять, детка, — сказала она, — я сама толком не знаю, но магглы в своей Библии рассказывают об одном обряде. Ты что-нибудь слышала о «козле отпущения»?

Ни фига себе…

— Я читала, что еще древние иудеи возлагали все свои грехи за прошедший год на козла и выгоняли его в пустыню, — ответила я.

— Хитро придумали, — хмыкнул Грайбек, — подожди-ка, получается, что над нашей Джейн провели какой-то обряд, а потом выкинули ее к магглам? И кто так нагрешил?

Я тяжело вздохнула. Вот все и выяснилось. Конечно, далеко не все, но многое понятно. И невозможность определить родственников в том числе. Вот от кого точно следует держаться подальше.

— Ты расстроилась, Джейн? — спросил у меня Грайбек. — Не переживай! Если бы какое проклятье было, его бы в Мунго вычислили. Ты даже не представляешь, с чем некоторые живут. Вон, Чамберс раз в месяц себе новые кишки отращивает, потому что старые гниют. Или ты хотела родню найти?

— Я уже думала о том, что если бы я была кому-нибудь нужна, то меня бы искали, дядя Фенрир, — ответила я, — только мне надо все про этот ритуал узнать, вдруг что плохое все-таки осталось. А так обойдусь без родственников. Раз уж они такие.

Миссис Рэмси погладила меня по голове. Фенрир поставил чашку на блюдце.

— Ладно, мне пора, смеркается уже. Джейн, ты не раскисай. Все будет хорошо, разберемся.

— Конечно, — кивнула я.

И он ушел. Со двора послышался хлопок аппарации.

Миссис Рэмси пододвинула мне блюдо с пирожками. Дженет тоже перебралась поближе.

— Отреченная, — снова повторила она, — не думала, что такое увижу.

— Расскажите, пожалуйста, что это такое, мэм, — попросила я.

Старуха ухмыльнулась. Что интересно, взгляд у нее стал осмысленным. Прикидывается, что ли?

— Давай, Дженет, рассказывай, — поддержал меня мистер Рэмси, — мы с женой мало что знаем. Только на что похоже.

— Ну, — старуха ухватила пирожок, — ничего хорошего, на самом-то деле. Такое делают, если совсем дело плохо. Проклятье так не снимешь, конечно, а вот за причиненное другим зло бывает, что отдают дитя. Выкидывают туда, где магов нет и источников тоже. Кто выживет, а кто и нет.

— Неправильно это, — сказал мистер Рэмси, — нагадил один, а страдает другой.

— Это со старых времен идет, — ответила Дженет, — тогда превыше семьи, рода, клана ничего не было. Что такое жизнь одного против благополучия многих? Вот так и рассуждают.

Очередное «всеобщее благо», подумалось мне, чтоб его.

— А теперь что? — спросила я.

— Ничего. Раз выжила и в мир магов вернулась, значит, все в порядке. Связи с семьей у тебя оборваны, но на тебе ничего нет. Ни проклятий, ни гейсов. Чистый лист. Можешь даже удачно замуж выйти, если сильная ведьма, с талантом каким.

Я кивнула. А все не так и плохо. Но все равно обидно.

Ночью поспать особо не удалось. В окно светила полная луна, слышался то приближающийся, то удаляющийся вой. Стая оборотней отрывалась по полной программе. А я думала.

По сути самого ритуала или обряда мне так ничего и не пояснили. Даже непонятно, какие именно грехи снимались таким жутким способом. Но вот то обстоятельство, что я свободна от каких либо проклятий и обязательств, меня несказанно радовало. Мало ли что принято в семействе, которое так со своим ребенком обошлось. Может, они с колыбели сговаривают. Или нужно рожать определенное количество детей. Или еще что. Могут считать, например, что место женщины у домашнего очага. Конечно, хотелось бы узнать, кто эти милые доброжелательные люди, чтобы потом с ними на одном акре нужду случайно не справить, но это уже как получится.

Я могу попробовать что-то узнать в Хогвартсе. Только вот копчиком чую, там никто не должен знать о том, что сотворили с Джейн. Хотя кто-нибудь может и догадаться, конечно. МакКошка? Хм… В любом случае, это не то, что я бы хотела обсуждать.

Вой снова усилился. Я перевернулась на другой бок.

Чистый лист. Да это же шикарнейший подарок, господа родственнички. Спасибо вам за это. А с остальным я и потом разберусь. Мне только бы выжить в Хогвартсе, а там видно будет. Ничего… Всего-то шесть лет осталось.

Так и проходили мои каникулы. Про жуткий ритуал никто из оборотней не знал. В смысле — не знали подробностей. Сочувствовали. Я теперь, судя по всему, настоящая «дочь полка» — и у целителей Мунго, и у оборотней. Неплохо, если что. Тем более что подтвердился мой талант. Растениям нравилось мое пение, и они бурно шли в рост. Пришлось и для фермеров попеть. Оплата подразумевалась деньгами, но я поковыряла носом туфельки песок и спросила, нельзя получить немного шерсти. Я посчитала, что покупать все равно придется, так что полученные денежки и так уйдут, мне же много не предлагали. А так и теплой одеждой обзаведусь, и отношения налажу. Мне сюда еще несколько лет возвращаться. Я вообще прикидывала, нельзя ли потом поселиться в таком замечательном месте. С такими соседями ладить несложно, зато защита какая. Но это дело будущего.

Фермеры отнеслись с пониманием. Заодно и другие заклинания показали. Так что я обзавелась теплым свитером, шарфом, шапочкой, носками и двумя парами перчаток. Гетры прошлогодние сойдут, если что немного шерсти можно будет и купить. Из кроличьих шкурок вышла шикарная теплая подкладка для теплой мантии. Я немного подросла, но у прошлогодней школьной формы оказался запас в швах, так что выглядеть буду прилично. Котел, телескоп и набор флаконов я сохранила. Ингредиентами я разживусь на месте. Так что остаются учебники и туфли. Ботиночки еще сезон продержатся. Учебники и бэ-ушные сойдут, а вот туфельки лучше купить новые. Надо еще выяснить, кому кротовые шкурки продать.

Второе полнолуние я снова пережидала у Рэмси. А тут и письмо из Хогвартса пришло. За покупками я оправилась с Урсулой. Старуха отлично ориентировалась в лавках не только Диагон-Аллеи, но и Лютного. Набор учебников в лавке старьевщика мне обошелся всего в один галлеон. Шкурки пристроили за целых три. Их я и отдала за замечательные туфельки. Так что почти все денежки, положенные мне от Попечительского Совета, остались в моем кошельке. Профит!

Не мешало бы и запас белья обновить. За большой отрез полотна отдали пятнадцать сиклей. Урсула подсчитала, что хватит и на нижние рубахи, и на несколько трусиков. Для ночнушки пришлось купить фланель, но тоже вышло недорого.

31 августа мой сундук был собран. В корзину добавили банку вишневого варенья и горшочек с медом. И вкуснейшие пирожки. Я распрощалась со всеми друзьями и новыми знакомыми до следующего лета.

Вот и закончился такой чудесный и познавательный отдых. Впереди новый учебный год. Надеюсь, не такой опасный. Мне ведь приключения ни к чему, я учиться хочу.

Глава опубликована: 29.08.2018
Автор запретил комментировать фанфик
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх