↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Свобода между обложкой и закладкой (джен)


Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Общий
Размер:
Миди | 114 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, Смерть персонажа, Пре-слэш
Запертый в доме на площади Гриммо в ожидании военных действий, ничего не зная о своем предназначении, Гарри просто сходит с ума. Он хочет на волю, хочет сражаться – словом, хочет сделать хоть что-нибудь. Но это невозможно, пока не разрешит Дамблдор. А когда это произойдет – никому не известно. Единственное, что занимает ум Гарри в это время и дает ему пищу для размышлений – беседы на разные темы. И не с кем-нибудь, а с человеком, слова которого до сих пор ничего для него не значили.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Разнообразие

Может, теперь все имело больше смысла. А может, и нет.

После гибели Гермионы прошло три дня. Снейп сдержал слово. Он остался с Гарри. Профессор выходил из комнаты лишь затем, чтобы принести еды или посетить ванную.

В первые часы они то молчали, то разговаривали; а сейчас — читали. Или, точнее: Снейп читал вслух. На ночном столике он нашел книгу и теперь читал Гарри одну главу за другой. Оба понимали, что Гарри мысленно находится где-то в абсолютно другом месте и едва ли понимает, что слышит. И все же Снейп заметил, что его голос успокаивает, поэтому читал все дальше и дальше.

Лишь на четвертый день они открыли дверь во «внешний мир». Рон и Сириус снова смогли войти в комнату. Гарри был рад, что никто не заговорил о происшедшем. Он крепко обнял крестного и друга; взгляд Рона сказал больше, чем тысяча слов. И хотя Снейп морщил нос, хотя они с Сириусом по-прежнему пытались убить друг друга взглядами, он все равно остался. Гарри, заметив, что Снейпу неловко, предложил перебраться на старое место, в библиотеку.

Снейп был благодарен за это и свою благодарность выразил очень неожиданным образом. Впервые он нарушил негласное правило сначала читать книгу, потом ее обсуждать. Теперь он частенько прохаживался вдоль книжных полок и вытаскивал то один том, то другой, кратко объяснял Гарри содержание и чем эта книга его привлекла. Иногда им и книги были не нужны. В таком случае Снейп делился личным жизненным опытом, рассказывал о каких-нибудь теориях или о чем думает. Он старался отвлечь Гарри от печальных мыслей, давая интеллектуальную пищу его мозгу.

— Знаете, с чем можно сравнить Солнечную систему, мистер Поттер?

Черная мантия развевалась, когда он ходил взад-вперед по комнате.

— Нет, сэр.

— Солнечная система устроена так же, как атом. Как в атоме электроны вращаются вокруг атомного ядра, так и планеты вращаются вокруг Солнца. Обе системы стабильны благодаря силам притяжения, отталкивания и ротации. Ни одна созданная человеческими руками система не обладает такой стабильной формой. Поэтому…

 

— Назовете самое важное заклинание Мерлина? Что отличает древнюю магию от нынешней? Знаете?

— Ге… Гермиона рассказывала как-то об этом. Речь шла о различии между сегодняшней магией, которая привязана к волшебной палочке, и тогдашней, которая была сырой, элементарной и… Я не совсем хорошо помню, сэр, но она считала древнюю магию сложнее, зато гораздо действеннее.

— Пожалуй, это можно сформулировать таким образом, хотя…

 

— Технологии, мистер Поттер, — хотя старинные династии волшебников и стараются не допустить этого, — рано или поздно проникнут в наш мир. Они являются одной из самых важных составляющих современного мира, и, вместе с тем, что может быть проще, чем…

 

— Инфери опасные противники и одновременно недолговечные слуги. Процесс разложения, начавшийся после смерти, не прекращается с превращением тела в инфери. Волшебники уже тысячелетиями пользуются наработками магглов в области патологоанатомии, чтобы узнать, при какой температуре и при каких условиях окружающей среды трупы хранятся дольше всего. При этом…


* * *

Мрачные тучи закрывали солнце. Когда же закончится эта ужасная изоляция? Когда они начнут сражаться?

Раздраженный Гарри целую вечность стоял перед окном. Уже наступило лето. Если бы он вел нормальную жизнь, у него бы сейчас начались каникулы. Как и каждый год, его послали бы к Дурслям. Недели у родственников тянулись бы невыносимо долго, но, скорее всего, там он чувствовал бы себя лучше, чем здесь. У Дурслей он по крайней мере мог выходить на улицу, мог закрыться в своей комнате. Родственников не волновало, чем он занимается, пока он вел себя тихо, как мышь. Здесь же не было ни прогулок на свежем воздухе, ни желанного уединения.

Гарри стоял и смотрел на улицу, а за его спиной царило оживление. Профессор МакГонагалл внесла в столовую обед — какое-то на удивление вкусно пахнущее рагу; Луна и Трелони сидели на лестнице и беседовали о снах, предсказаниях и предзнаменованиях.

Гарри вздрогнул, увидев несколько закутанных в черные мантии фигур, у всех на виду перебежавших через площадь перед домом. На его взгляд, они выглядели слишком беспечно. Неудивительно — им нечего опасаться с тех пор, как Волдеморт захватил власть в магической Британии. Пожиратели свободно передвигались, где хотели, куда хотели, и никто не мог их остановить.

— Их становится больше. И они что-то замышляют.

Гарри не заметил, как Снейп подошел к нему сзади, поэтому вздрогнул от неожиданности.

— Он скоро призовет вас, верно?

— Полагаю, это неотвратимо.

Голос Снейпа звучал спокойно и безэмоционально, как всегда, и все же Гарри был уверен, что тот точно так же обеспокоен, как и он сам. Неужели Снейп не может хотя бы раз показать, что беспокоится? Один-единственный раз? Разве Гарри требует слишком много — всего лишь знать, чувствует ли Снейп то же, что и он?

— Скажите мне! — Гарри невольно повысил голос.

— Что я должен сказать, мистер Поттер?

— Что вы понятия не имеете, что будет дальше. Что… Что вы точно так же беспокоитесь, и что вы боитесь, и… Почему вы не можете хотя бы один-единственный раз быть немного человечнее?!

Гарри так сильно вцепился в подоконник, что несколько небольших заноз впились в подушечки пальцев. Хотя Снейп стоял прямо за его спиной, Гарри чувствовал невыносимый холод. Почему это больше не помогало? Почему близость другого человека перестала выполнять свое предназначение дарить тепло? Почему…

Гарри чувствовал злость, разочарование, был так измучен… Он не хотел кричать на Снейпа. Он не хотел этих чувств, не хотел чувствовать холод.

— Вы ведете себя так, будто вы выше всего этого! Но… Но это же не так! Вы уйдете из этого дома! К НЕМУ!

Вне себя от ярости, Гарри повернулся кругом, глядя прямо в ставшие за эти недели почти родными черные глаза.

— Вы снова будете рисковать своей жизнью! Вероятнее всего, мы будем сражаться друг против друга на этой войне! ДРУГ ПРОТИВ ДРУГА, понимаете? Я… мне страшно! Я не хочу причинять вам боль! Я не хочу, чтобы это сделал кто-то другой, но это произойдет! Я… Мне так холодно… Почему — проклятье! — почему здесь так холодно?!

Гарри обхватил себя руками, но это не помогло. Он дрожал, больше всего на свете желая вжаться в темную мантию собеседника, лишь бы не ощущать этот холод.

— Мистер Поттер, я сомневаюсь, что…

Снейп внезапно смолк и с приоткрытым ртом уставился на окно за плечом Гарри.

Послышались легкий царапающий звук и шелестящее дыхание, и, хотя Гарри сразу понял, что увидит, он все же повернул голову. Тонкий слой льда лег на окно, перед которым парила темная тень, загораживая и без того ослабевший солнечный свет. Гарри ужасно устал, чувствовал себя абсолютно разбитым, и все же рефлекторно вскинул волшебную палочку. Первые слоги Экспекто Патронум уже готовы были сорваться с его губ, но Снейп заставил его опустить руку.

— Нет.

Нет.

Ничего.

Слова, получившие в последние месяцы слишком большое значение.

Ничего не делать.

Ничего не изменить.

Нет.

Hе надо.

Гарри ничего не мог сделать, он просто стоял, как окаменевший, и не отводил взгляда от дементора, который завис в воздухе прямо перед его лицом — их разделяло лишь тонкое стекло и знание того, что защитные чары делают обитателей дома невидимыми для этих тварей. В голове Гарри снова раздался хорошо знакомый крик. Он не видел смерть, но чувствовал ее. Она вязким ледяным потоком текла по его венам; он хотел бы убежать, но ноги отказывались служить. Гарри хотел убраться отсюда, но его взгляд не отрывался от высокого костлявого существа в изодранных черных одеждах, лицо которого слепо уставилось на дом. Гарри было холодно. Ему было ужасно холодно. Он так желал избавиться от этого стылого чувства, но ничего не помогало. Даже когда вокруг него обвились чужие руки и притянули ближе к источнику тепла. Этого было недостаточно. Было холодно, все было бессмысленно, и тогда он снова услышал — намного ближе — крик, который не забудет никогда в жизни.

Это длилось, наверное, лишь несколько секунд, но Гарри они показались вечностью. Дементор появился внезапно и точно так же внезапно исчез. Сердце Гарри готово было выпрыгнуть из груди, он смог успокоился лишь через несколько минут.

Он в безопасности. Все хорошо.

Профессор Дамблдор заверил их, что защитные чары представляют для этих существ непреодолимый барьер. Было использовано несколько заклинаний, чтобы обмануть чувства дементоров, они не могли различить за чарами людей.

— Спасибо. Если бы снаружи увидели моего Патронуса, тогда бы… Даже представить себе не хочу…

Дрожащими пальцами Гарри снова убрал свою волшебную палочку и тут только снова ощутил его: тепло. Оно возвратилось. И тогда Гарри осознал то, что под влиянием шока ощущалось где-то на периферии сознания: Снейп крепко сжимал его в объятиях.

Это было чудесное чувство. Тепло. Наконец-то.

Гарри неосознанно подался еще ближе к источнику блаженства. Он ощущал пьянящую смесь из удовлетворения, безопасности и доверия, которую никогда бы не связал с этим человеком. А потом он понял, у КОГО именно так нагло крадет тепло и попытался резко отодвинуться.

Он ожидал чего угодно: высокомерного взгляда, ругани или ярости. Но не того, что Снейп не даст ему уйти. Руки профессора по-прежнему крепко прижимали Гарри к себе.

Гарри осторожно поднял глаза вверх и увидел, что Снейп все еще не отрывает взгляд от окна. На лице снова была привычная для этого человека маска, но на ней появились тонкие трещины: Снейп из всех сил сжимал челюсти; его лоб прорезали морщины.

Гарри подумал о предсмертном крике матери, о том, что люди в присутствии дементоров всегда вспоминают о худшем в их жизни. И, глядя Снейпу в лицо, снова шагнул к нему, не замечая Луну и профессора Трелони, которые на заднем плане обсуждали внезапное появление темных тварей и скрывавшееся за этим предзнаменование. Гарри не обратил внимания на приглашение к обеду, раздавшееся из соседней комнаты. Потому что он вдруг понял, что есть более ужасные воспоминания, чем неясный предсмертный крик. И был уверен, что Снейп только что пережил именно такое воспоминание.

Заскрипели половицы. Луна поднялась со ступеней лестницы и помогла встать своей бывшей преподавательнице.

— А вы не пойдете есть?

Луна смотрела на Гарри круглыми, как блюдца, глазами, и Гарри был благодарен, что она никак не комментирует сложившуюся ситуацию. Снейп же, кажется, пришел в себя. Он резко потряс головой и попытался обрести над собой контроль. Его руки отпустили Гарри, он сделал несколько неуклюжих шагов в сторону.

Пока Снейп приходил в себя, Гарри ответил:

— Нет, думаю, нет… Скажи профессору МакГонагалл, чтобы она оставила нам немного еды на вечер, хорошо? Пахнет и правда очень вкусно, мне обязательно хочется попробовать.

— Мистер Поттер, я думаю…

Гарри коротко кивнул Луне, после чего та последовала за Трелони в сторону столовой, а сам, проигнорировав возражения Снейпа, потянул его в сторону кладовой. Там нашлась старая плитка шоколада.

— Он, наверное, ужасен на вкус, но шоколад есть шоколад, правда?

Гарри отломил половину и протянул Снейпу, который, как ни удивительно, без возражений взял свою долю и откусил чуть-чуть. Гарри тоже засунул в рот кусочек и сразу же почувствовал себя немного лучше.

Добредя до ближайшего кресла, стоящего в коридоре, он устало опустился в него и сидел, изредка массируя виски и откусывая от шоколада, пока через несколько минут не почувствовал себя совсем хорошо.

Снейп все это время стоял рядом с ним и по-прежнему безо всякого выражения на лице смотрел в никуда. Гарри никогда бы не подумал, что именно Снейп разделит с ним своеобразный страх перед дементорами.

— Не знаю, но… Я всегда думал, что вы в кругу Пожирателей часто сталкивались с дементорами.

Гарри вопросительно посмотрел на Снейпа, и на какое-то мгновение ему захотелось уступить ему место, настолько плохо тот выглядел. Но тут же выбросил эту идею из головы, потому что Снейп наверняка примет предложение за издевку с его стороны.

— Темный лорд ценил их как слуг, однако сам предпочитал держаться от них в стороне. Он редко когда позволял им приближаться ближе, чем на сотню метров.

Гарри кивнул и обратил внимание на висящую вдоль тела руку Снейпа, точнее, на пальцы, которые то и дело судорожно сжимались, будто хотели за что-то уцепиться. И тогда Гарри поймал чужую ладонь и стиснул беспокойные пальцы.

— Мистер Поттер…

— Несколько дней назад я наткнулся в библиотеке на книгу, в которой рассказывалось о земном притяжении. Она стояла между книгами о квиддиче, и я ее немного полистал, нашел там объяснения, под каким углом нужно бросать квоффл, чтобы достичь наилучшего результата и…

— Объяснять законы земного притяжения на примере столь бесполезного и абсолютно ребяческого времяпровождения, как квиддич — пустая трата времени. Вы осознаете, что притяжение Земли влияет на весь наш мир? Оно является причиной скорости падения и плотности воздуха, которым мы дышим, оно…

И снова Гарри был в восторге. Он восхищался даже не умом и огромными познаниями Снейпа, а разнообразием его интересов и легкостью, с которой тот позволял книгам увлечь себя в абсолютно новые неизведанные миры.

Гарри с широко раскрытыми глазами слушал о силе притяжения и невесомости, откусывал от шоколада и крепко держал беспокойную руку Снейпа в своей ладони. Какое убежище им еще оставалось, кроме собственного мозга? Куда им еще было бежать, как не в мир фантазий и далекие миры непостижимых знаний?

Это было хорошо. Правильно. Идеально.

— Мне нравится, когда вы так близко.

Гарри сам не знал, почему сказал это. Спонтанные слова вырвались быстрее, чем он смог их осознать. Но ведь это было правдой. И поэтому Гарри ни капли не пожалел, что произнес их.

Снейп остановился в середине предложения и уставился на него своими непостижимыми глазами.

— И вы говорите мне это… по какой причине?

Гарри пожал плечами. Причина? Он и сам хотел бы ее узнать.

С другой стороны… Какая разница?

— Потому что это правда?

Несколько секунд черные глаза не отрываясь смотрели на него. Это было странно, хотя и не неприятно. Что Снейп хотел услышать от него? Чего он ждал?

— Блохастый меня убьет...

Снейп резко вырвал свою ладонь из руки Гарри и сжал ее в кулак. Его глаза превратились в щелки, он сделал шаг назад.

— Сэр, что…?

— Это не должно было зайти так далеко.

— Сэр, о чем вы говорите?

Что-то пошло совсем не так.

Гарри положил остатки шоколада на небольшую полку, на которой стоял лишь пустой цветочный горшок.

Снейп сделал еще шаг назад, резко развернулся в одну сторону, в другую, так, что полы мантии всколыхнулись, как от сильного порыва ветра, и выглядел при этом полностью выбитым из колеи, что было на него абсолютно не похоже. Он с силой растирал виски пальцами, плотно сжимая губы. Но состояние неуверенности быстро прошло. Уже через пару секунд Снейп резко повернулся к Гарри и скрестил руки на груди.

— Я говорю о том, что, начиная с этого момента, вы будете держаться от меня на расстоянии. Я сообщаю вам об этом не для того, чтобы позлить вас, а для защиты нас обоих.

— Но…

— Вы будете держаться от меня на расстоянии! И если мне придется повторить вам это еще раз, то я воспользуюсь не только силой слова, но и другими средствами, чтобы данное послание нашло путь к вашему ограниченному мозгу. Уверяю вас, у меня найдется пара идей, как достичь цели!

Глава опубликована: 11.05.2019


Показать комментарии (будут показаны 8 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх