↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Ж.и.П. с Попаданцем (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Научная фантастика, Экшен, Попаданцы
Размер:
Миди | 128 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, ООС, От первого лица (POV), Слэш
Вокруг сплошные руины, порушенные судьбы, потерянные жизни, раненые...

Галлифрей в руинах, а разгребать это предстоит Лорду-Президенту. Даже если это уже не совсем тот Лорд-Президент, что был раньше.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

ИНТЕРЛЮДИЯ. ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ

Зал проведения Верховного Совета гудел от множества разумных, рассаживающихся по своим ложам и не упускающим момента перекинуться парой фраз с соседом.

Вот свои места занимают представители Фракций, главы различных служб и подразделений. Вот замерли у стен стражи. Последними в зал зашли генералы Военного Совета.

Лорд-Президент обвёл взглядом пёстрое многоцветие перешёптывающихся разумных. Голубые, пурпурные, жёлтые, белые, зелёные, коричневые — и каждый цвет отвечал за что-то свое.

Вот Прайдонцы — их мантии красные с золотом. Дромей — серебристо-серый, Аркали — зелёное и коричневое в зависимости от дома и рода занятий. Патрекс — светло-лиловый. И в завершение розовые оттенки Фракции Сендлс и сине-голубые Серулеан. Помимо этого у учёных, разведки и военных тоже есть свои цветовые различия. Вот и создаётся впечатление, что попал в калейдоскоп или райский птичник.

— Лорды, Леди, Совет. Мы все собрались здесь, чтобы обсудить положение Галлифрея. Это не первая Война Времени, которую наша планета пережила, но масштаб событий и потери, которые мы понесли, говорят сами за себя. Лорд Эверасреновран, каково положение дел у Оборонных Сил Планеты?

— Лорд-Президент, Лорды и Леди, Совет. — Со своего места поднялся мужчина с глубокими залысинами и цепким взглядом сторожевого пса. — Потери, что мы понесли, катастрофичны! Проще сказать, сколько у нас осталось работоспособных образцов, чем высчитать точное число потерь. На данный момент Темпоральный отдел пытается вернуть в строй сто шесть единиц кораблей, из них только сорок образцов имеют повреждения среднего типа, остальные в тяжёлом и критическом состоянии. Полную работоспособность сохранили только четырнадцать боевых и шестнадцать обычных — исследовательских и транспортных — Т-капсул. Также многие корабли вместе с пилотами числятся пропавшими и могут оказаться как целыми и невредимыми, так и уничтоженными. На восстановление потерь у нас уйдут годы. Даже если бросить все наши силы и ресурсы на восстановление флота, что, увы, невозможно, понадобится минимум двадцать-тридцать лет. Лорд-Президент, — мужчина вежливо поклонился, заканчивая отчёт.

— Благодарю. Что у нас с ресурсной базой?

— Мой Лорд, Совет. — с ложи, расположенной в зоне Фракции Сендлс, поднялась молодая женщина с поразительно старыми глазами и сеткой недавно заживших шрамов на правой стороне лица. — Ни для кого из здесь присутствующих не секрет, что мы давно уже ничего не добываем. Максимум, что мы делали последние столетия — это синтезировали малые объёмы необходимых, но простейших материалов. Этого хватало для планового ремонта техники и контрольных проектов наших детей в Академиях, но как показала Война, этого недостаточно для противодействия вторжению. В Древние Времена наши предки исследовали вселенную, находили месторождения ценнейших ресурсов. А наши учёные создавали из них крепчайшие сплавы и мощнейшие проводники. Всё, что мы используем в своей жизни сейчас, было создано даже не тысячи, а миллионы лет назад, и максимум, что мы делали, это создавали замену вышедшему из строя по готовым шаблонам! Всё наше сильнейшее оружие, благодаря которому мы смогли нанести врагу серьёзные потери, было создано в глубоком прошлом. Галактика Дом выкачана нами до дна, у нас не осталось ни одной планеты, где можно было бы добыть необходимое нам и в нужных количествах!

— И что же вы предлагаете? — поднялся со своего места представитель Дома Хартсхейвен. — Галлифрей придерживается позиции невмешательства в дела Вселенной! Мы не можем просто взять, заявиться в чужую звёздную систему и начать добывать там ресурсы!

— И эта позиция едва не стоила нам всем жизни, Лорд Вертрен, — женщина сжала пальцами подлокотники кресла, совершенно не стесняясь столь яркого и неприкрытого выражения чувств. Ей, как главе одного из Домов её родной Фракции, вообще пришлось пересмотреть очень многое в своём взгляде на мир после случившегося, и теперь собеседник не вызывал в ней ничего, кроме презрения и жалости. — Мы загнали себя в положение, неизбежно грозящее нам деградацией и вымиранием. Это видно не только мне, но и вам, и если вы хоть немного умерите своё упрямство…

— Если мы начнём вмешиваться и перестанем придерживаться разумных ограничений — вселенная развалится на куски! Сеть Времени разрушена, Система Якорей не функционирует, так как большинство Якорей уничтожено! Сейчас любое наше действие чревато катастрофическими последствиями!

— Только если мы будем вмешиваться с использованием темпоральных технологий, — отрезала женщина. Нагло перебитый ей Лорд едва не подавился словами и явно желал высказаться менее культурно, но смог сохранить лицо и сдержаться.

— Что вы имеете в виду, Леди Зеолдра? — раздалось из зоны Аркали.

— У нас осталось слишком мало кораблей Темпорального типа, разумнее будет оставить их на обороне планеты до тех пор, пока не удастся возвратить в строй или вырастить хотя бы половину от довоенной численности. Пришло время вернуться в полотно жизни вселенной. Не стоит забывать, что помимо перемещений во времени у нас были и обычные корабли. Да, гипер-пути в нашем секторе сейчас слегка нестабильны из-за того, что ими давно не пользовались, а маяки-перекрёстки находятся в заброшенном состоянии, но это легко поправимо. Уважаемый Совет, это наш реальный шанс выкарабкаться из той ямы, в которую нас загнала Война.

На несколько мгновений в зале воцарилась тишина, а затем Совет прорвало.

— Выйти в контакт с другими расами вселенной — это реальный шанс попасть под удар…

—…о Галлифрее во вселенной не слышали уже тысячу или более лет, отношение низших может…

—…нас осталось слишком мало, кого мы пошлём налаживать отношения с «соседями по космической песочнице»? Вчерашних детей?

— Эти дети прошли через войну!

— И заработали столько психологических травм, что им ещё не скоро выбраться от целителей!

— А с чего мы вообще должны договариваться с низшими? Мы в силах забрать всё, что нам необходимо…

— Что вызовет новый военный конфликт!

У каждого было, что возразить оппоненту, и возможно, если бы не внезапно прозвучавший на весь зал голос сухонького старичка, благородные Лорды и Леди продолжили бы плеваться ядом, пока бы не надоело.

— Тишина, — усиленный в несколько раз сиплый голос прогремел набатом. Лорд Эждреенмукнртвыимнод (что являлось лишь малым сокращением от его полного имени), более известный для многих как Лорд Нод, поднялся со своего места, опираясь на плечо своего пра-пра-пра-пра-«правнука».

Данная личность была достаточно известна и уважаема на планете в первую очередь из-за своего возраста. Обычно Галлифрейцы проживали свои тринадцать жизней с расчётом тысяча лет на одну жизнь, и на исходе тринадцатой регенерации им было по двенадцать-тринадцать тысяч лет.

При этом они старались не доживать до совсем уж немощного состояния, поэтому из расчётной тысячи, большинство дотягивало лишь по шестьсот-семьсот лет, и в итоге выходило, что средняя продолжительность жизни составляла от семи до восьми тысяч лет. Добавим к этому нежелание многих проходить через младенческую беспомощность и детскую несостоятельность — а значит, новая регенерация была в относительно взрослые тела — и вот данный срок сократился ещё немного.

Этот же старец предпочитал вытягивать из привилегии Повелителей Времени всё, что только было возможно, и его возраст уже перевалил за рекордные двадцать тысяч. И хотя его тело изветшало настолько, что он более не был способен передвигаться самостоятельно, несмотря на то, что он ослеп и страдал от пытающихся то и дело отказать органов, старейший из Лордов Совета и Повелителей Времени в целом даже и не думал сдаваться и идти на покой, всеми правдами и неправдами выбив себе разрешение на второй цикл.

Старик всю свою жизнь занимался в сфере, которая хоть и была одной из жизненно необходимых, но среди высокородных Лордов считалась «недостаточно статусной» для их заносчивых задниц, вот и не пытался никто занять его место. А было это… отделением аграрной промышленности и снабжения. Проще говоря, курирование плантаций и колоний, с которых кормилась планета и, соответственно, поставка оттуда продуктов.

Увы, в силу своего расположения вблизи двух светил, Галлифрей обречён был оставаться пустыней с редкими вкраплениями искусственно поддерживаемых оазисов. Травы, деревья и реки были лишь в зонах владений крупных Фракций, да вблизи немногочисленных городов. Было ещё три океана, водяной запас в которых оберегался от высыхания совместными силами.

Вот и всё по сути. Примерно шестьдесят пять процентов безжизненной иссушенной солнцами пустыни и тридцать пять — хоть сколько-то пригодной для жизни земли. И это на почти четырнадцать миллиардов жителей, из которых большая часть — обычное население и лишь четверть — Повелители Времени, поголовно являющиеся элитой в той или иной степени и разбитые на вечно конкурирующие между собой Фракции.

И пусть в ходе Войны население сократилось до четырёх с половиной миллиардов, из которых почти три миллиарда были подростками и детьми, но проблема от этого меньше не становилась.

— Девочка говорит верно, — прошелестел он подрагивающим голосом. — Это наш единственный шанс пережить последствия Войны. Карн лежит в руинах, уцелела лишь пара малых плантаций. Скоро нам всем придётся переходить на синтезированную бурду, но даже и этого надолго не хватит. Если Галлифрей не «выйдет из тени» и не осядет в отдельном временном отрезке, нас будут ждать голодные бунты, очередная Гражданская война, где обезумевшие от голода крестьяне и простолюдины перебьют всех, кто по их мнению имеет «набитые едой подвалы» в своих особняках и как итог: полнейшее и окончательное вымирание как вида в весьма кратчайшие сроки.

Тишину, наступившую после слов старика, можно было резать ножом.

— Благодарю за честность, Лорд Нод, — разорвал тишину голос Лорда-Президента. — Уважаемый Совет, увы, Галлифрей переживает не лучшие времена. Помимо всего вышесказанного, мы потеряли возможность восполнить свои живые потери при помощи Лумов, и теперь каждый оставшийся в живых галлифреец ценен ещё более, чем когда-либо раньше. Увы, восстановить Лумы мы на данный момент не имеем возможности. У нас нет ни необходимых материалов, ни чертежей. Тем не менее, ещё не всё потеряно. Есть несколько путей решения возникшей проблемы.

Сделав небольшую паузу и убедившись, что его внимательно слушают, мужчина продолжил.

— Первый путь: мы пересматриваем положение о контроле воспроизводства и снимаем запреты с естественного рождения до тех пор, пока не восстановим численность до ранее установленного предела. Второй: наши учёные тратят ресурсы и время на призрачный шанс переизобретения и воссоздания древней технологии. Вариант третий и самый простой в исполнении: клонирование. И наконец четвёртый вариант. Многие помнят инцидент, произошедший несколько столетий назад, когда долгое время считавшийся мёртвым Омега вернулся на Галлифрей. — Часть из присутствующих задумчиво кивнули, постепенно понимая, что последует далее. — Мы можем попытаться найти его. Как основной создатель, занимавшийся проектированием и сборкой Лумов, он сможет повторить это вновь. Вопрос лишь в том, согласится ли он помогать нам? Поэтому я спрашиваю у Совета… Что мы решим в сложившейся ситуации?


* * *


Совет, расходившийся после собрания, был похож на кучку расползающихся в разные стороны гадов — вот ядовитые гадюки Аркали, алые скорпионы Прайдон, хищные кораллы Сендлс… серебряные пауки Дромей. Ллотх, проигнорировавшая вызов, выставила Диза вместо себя, и это незримое сообщение — «Не считаю нужным приходить сюда» — заметили если не все, то очень и очень многие.

Задание было четким и ясным, и замеченные еще во время переговоров золотые кудряшки младшего (как там его? Гвейдове… Гвейдо… Проще просто — Гвей) давали неплохой ориентир в пространстве. Ходить в толпе, не роняя достоинства, он умел в совершенстве, и, когда он догнал Лорда-Президента и его сопровождающих, на ткани церемониальной накидки не было ни единой складки, не предусмотренной изначально.

— Приветствую вас, — мягко склонился он, как только на него обратили внимание. — Анлодизартах, я представлял Фракцию Дромей от имени Леди Корринсарф.

— Кардинал, которая проигнорировала вызов, — кивнул в ответ Рассилон. — Наслышан о ее методах плетения политических интриг.

— Сейчас я не представляю никого, просто хотел спросить, дозволено ли будет мне похитить вашего помощника? — не поднимая взгляда, Диз разогнулся и улыбнулся, не обнажая зубы. Внешние уголки глаз чуть повыше, прищуриться, расслабить брови.

— Разумеется. Кажется, ТаймЛорд, перебивший несколько десятков далеков, сможет прожить пять минут без бдительного надзора восторженных глаз, — небрежное движение руки Президента было замечено сразу же, и Гвей, настороженно косясь на Диза, выбрался чуть ближе, прижимая к груди планшет с пластбумагой так, как будто этот кусок синтетического дерева мог защитить его от чужого внимания. — Только верните мне его целым и без заложенных программ по моему убийству. Методы Леди Корринсарф отлично известны моей охране.

Интересно, а этот Гвей не в курсе, из чьего генетического материала его собрали? Смотрит так недоверчиво, как будто и не знает, кто стоит рядом с ним. И правда, кажется, не знает, да и не обучался так же, как сам Диз. Странно. Ллотх сделала ставку на невинность? На, чтоб ей жить еще много лет, «неопытность»? Или может, внешность? Притвориться сейчас старшим, умным, знающим. Завоевать доверие. Пусть этот милый мальчик посчитает его… да, другом. Или наставником.

— Гвейдоверовер, я — Анлодизартах. Твой генетический предок. Мне было интересно посмотреть поближе, все-таки с каждым поколением инженеры творят все более совершенных кузенов. Ты же закончил Академию Прайдон, верно? Я вернулся лишь недавно, но слухи о том, что у единственного Дромей в ее выпуске идеальная память и способности прирожденного навигатора, уже успели достичь даже меня, — голос тек легко и спокойно. Лесть, грубая и неприкрытая, сработала как надо — Гвей расслабился, чуть отодвинул от себя планшет и даже гордо сверкнул глазами.

Отлично. Контакт налажен. А дальше — обычная рутинная работа. Как всегда.

Глава опубликована: 16.05.2019
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх