↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1302 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Лианна III

Уже собираясь уходить, Лианна бросила последний взгляд в тусклое зеркало. Немного нервно она провела руками по темно-синему атласу платья, в очередной раз оправляя подол. Лианна покрутилась, осматривая себя, и блики от свечей заплясали на блестящей ткани. Платье, пошитое уже в Королевской Гавани, сидело, как влитое, подчеркивая точеный стан юной девицы Старк, однако Лианна, надев его, боялась лишний раз пошевелиться и чувствовала себя так, словно ее связали крепкими веревками. Лианна осторожно подняла вверх руку и коснулась волос, смоченных ароматной водой и уложенных в мудреную прическу, над которой Лоте пришлось изрядно потрудиться. Сооружение на ее голове было настолько непривычным, что Лианна только и могла думать о том, как бы оттуда не выбился непокорный локон.

— Какая же вы красавица, миледи, — Дейзи, стоявшая позади Лианны, всплеснула руками. — Остальные дамы по сравнению с вами настоящие замарашки.

— Скажешь тоже, — пожала плечами Лианна, думая отчего-то о принцессе Серсее. — Идем, Дейзи, нам пора.

В тускло освещенном коридоре уже переминались с ноги на ногу братья Старки в компании Хоуленда Рида и Роберта Баратеона. Брандон и Нед о чем-то беседовали в стороне приглушенными голосами, и Лианна не удержалась от того, чтобы немножко подслушать. Она приложила палец к губам и повернулась к Дейзи, приказывая той не шуметь, а сама подкралась поближе к братьям. Те были так увлечены своим спором, что даже не заметили ее.

— Я же ради тебя это делаю, — с усмешкой говорил Брандон. — Я отвлеку ее подругу, а ты пригласишь-таки на танец свою зазнобу. Ты ведь мечтаешь об этом!

— Не называй ее так, — зашикал на старшего брата Нед, краснея, как спелый помидор. — Ты… Тебе не понять…

— Куда уж мне, — развел руками Брандон и вздохнул, во вздохе его Лианна учуяла плохо скрываемый аромат сарказма. — Значит, уговорились.

Нед продолжал выглядеть все также смущенно и в то же время кипел от гнева, однако он лишь махнул рукой, не желая больше спорить со страшим братом.

Неужели Эддарду и вправду понравилась какая-то девушка? Подумав об этом, Лианна заулыбалась про себя: она была рада за брата, ведь в тени Брандона Эддард в подобных делах не сильно преуспевал. Пока он только решался подойти к заинтересовавшей ее девице, она уже танцевала с другим. Застенчивость брата смешила Лианну, однако в отличие от Брандона, она не собиралась смеяться над Недом. Представляя себя на его месте, Лианна подумала, что непременно сгорела бы от стыда.

Решив, что уже можно заявить о своем присутствии, Лианна громко кашлянула. Ее братья заметили ее и заулыбались, принимаясь нахваливать ее красоту, они выглядели слегка удивленными ее нарядом, и даже Брандон обошелся без привычной шутки. Лорд Рид неуклюже поцеловал ей руку, он переоделся в новую, чистую одежду, умылся и расчесал волосы, однако на его бледном лице все еще были заметны красные кровоподтеки. Роберт Баратеон ухмылялся и, склонив перед Лианной голову, проговорил:

— Это платье очень вам идет. Оно делает ваши глаза еще ярче, — Лианну обдал кислый запах винных паров, и она недовольно поморщилась. Лорд Баратеон этого, однако, не заметил.

— Благодарю, — пробормотала Лианна. Она опустила глаза, тяжелый взгляд его ярко голубых глаз грузом ложился на ее плечи, и Лианне казалось, будто бы она тащила на себе целый мешок с камнями.

Разбившись на небольшие группы, Старки и их друзья направились в Великий Чертог, где их ожидал приветственный пир. Желая избежать общества лорда Роберта, Лианна взяла под руку Хоуленда Рида. Баратеон, однако, на это никак не отреагировал, видно, даже не посчитал жителя болот за достойного соперника. Такое отношение отчего-то разозлило Лианну, она обиделась за лорда Рида и положила себе провести вечер подле него, заставив Штормового лорда как следует поволноваться. Благо, она о многом хотела расспросить лорда Рида, и часы, проведенные в его компании, обещали быть приятными. Помимо Хоуленда Рида и ее братьев, Лианна, среди всех собравшихся гостей, предпочитала общество только одного человека. Еще покидая Королевскую Гавань, она крепко выбранила саму себя за мысли о нем и приказала себе выкинуть его из головы. Однако исполнять это поручение у нее выходило весьма скверно, особенно, когда она каждый день ловила взглядом его серебряные волосы и черный дорожный плащ с огненным драконом.

Великий Чертог Харренхолла, носивший гордое название Зала Тысячи Очагов, хотя Лианна, проявив любопытство, и насчитала их только тридцать, был ярко освещен бессчетным множеством свечей и уже заполнен гостями. Столы, ломящиеся под тяжестью множества изысканных блюд, тянулись вдоль растущих вверх колонн и устремлялись в глубину огромного зала, к возвышению, где располагались король и принцы. Взгляд Лианны пробежался по ним, замирая чуть дольше на красивом царственном лице принца Рейегара, она хотела бы поймать его взгляд, но принц смотрел в другую сторону.

За спинами Таргариенов несли свою нескончаемую службу королевские гвардейцы сир Ливен и сир Джонотор, остальной четверке рыцарей, видно, было позволено насладиться пиром. По обе стороны от королевской семьи восседали члены Малого Совета с постными напряженными лицами, совершенно несоответствующими легкой атмосфере праздника. Только десница Оуэн Мерривезер о чем-то весело болтал, однако его подобострастная улыбка уже не могла обмануть Лианну. Побыв при дворе, она успела убедиться, что десница — человек мелочный и трусливый.

У самого входа они встретили Альбина Сноу, который, судя по его рассеянному взгляду, провел этот день в компании Роберта Баратеона в одном из харрентонских кабаков, однако вскоре им пришлось расстаться и с ним, и с Дейзи. Старкам — одному из великих домов Вестероса — было положено место ближе к королю, а простой бастард и дочь кастеляна сидели с теми, кто попроще. Лианна пообещала, что еще навестит их и удалилась вместе с братьями.

За столом она оказалась между Недом и лордом Ридом. Нед все время ерзал на стуле и нервно улыбался, и Лианна быстро оставила попытки вовлечь его в беседу, потому что, отвечая на ее вопросы, он вместо того, чтобы смотреть на нее, постоянно выискивал кого-то в толпе. Улыбнувшись про себя, она предоставила Эддарда его любовным терзаниям. Вместо этого она принялась непринужденно болтать с лордом Ридом, расспрашивая жителя болот о его путешествии, но не решаясь задать занимающий ее вопрос, покуда их окружало столько людей.

Принесли первую перемену блюд, разговоры и вовсе смолкли, сменившись старательным жеванием. Только бедняга Нед бесцельно ковырял в своей тарелке. Когда господа утолили свой первый голод, со своего места поднялся Оуэн Мерривезер и весьма многословно и витиевато объявил об открытии турнира от имени короля, он ожидаемо пожелал участникам удачи и призвал их биться смело и честно. Лианна удивилась, что сам король не произнес этих слов, а лишь сдержанно похлопал, когда десница закончил свою речь. Сухие хлопки Эйериса тут же утонули в реве толпы.

Когда восторженный шум стих, Эйерис все же встал. Он заговорил не сразу, сначала оглядел огромный, заполненный людьми зал, взглядом своих темных глаз. Со своего места Лианна не могла видеть их точного выражения, но ей показалось, валирийские глаза короля зло щурятся.

— Милорды, — наконец, закаркал Эйерис, когда в Великом Чертоге снова воцарилась тишина. — Сегодняшний праздник знаменует не только открытие турнира, но и призван отметить помолвку нашего возлюбленного сына принца Визериса с принцессой Арианной из дома Мартеллов, — раздались приветственные возгласы, но они были в разы тише тех, что мгновения назад радовались началу турнира. Эйерис бросил странный взгляд на своего наследника, а потом продолжил: — Королевская семья как никогда крепка, и впереди нас ждут еще долгие годы мира и процветания!

Повисла тишина, последние слова короля показались столь нелепыми, что люди не сразу поняли, как им следует повести себя. Самым расторопным оказался десница.

— Да здравствует король! — крикнул Мерривезер, призывая остальных следовать его примеру. Не многие сразу поддержали его, однако вскоре Великий Чертог наполнился эхом других голосов, повторявших слова десницы. Поднявшийся шум плохо походил на приветственный гул, что было ясно и самому Эйерису. Он снова сел и махнул музыкантам.

Заиграла музыка, и ко всеобщему умилению танцевать вышли принц Визерис со своей малолетней невестой. Принц счастливо и довольно улыбался. Спускаясь с королевского возвышения, он помахал окружавшей его толпе, словно настоящий король. У совсем маленькой принцессы Арианны были недовольно поджаты губы, но это не мешало ей смотреться на удивление мило. Дети протанцевали несколько не совсем изящных фигур, и вслед за ними потянулись остальные пары. Хоуленд Рид протянул Лианне руку:

— Я вынужден напомнить вам о вашем обещании, миледи, — улыбнулся он.

— Я с радостью исполню его, — Лианна поднялась и направилась вслед за Ридом.

Лианна сама была небольшого роста, и вместе с низеньким Хоулендом Ридом они смотрелись весьма недурно. К тому же танцором лорд Рид оказался вполне сносным, чего она от него и вовсе не ожидала.

— Признайтесь, где вы выучились танцевать? — весело спросила она, обходя положенный круг вокруг своего партнера.

— Я сын лорда, миледи, — покачал головой Рид. — Хоть на Севере и суровые нравы, этикет не чужд и нам. Уж вам ли это не знать?

— Я, признаться, думала, что все эти южные замашки — дурное влияние септы Дженны и лорда Аррена, — засмеялась Лианна.

— Возможно, — пожал плечами болотный житель, — именно поэтому вы танцуете гораздо изящнее меня.

— Вы мне льстите, — улыбнулась Лианна, в своем платье она все еще чувствовала себя скованно, поэтому ее собственные движения казались ей грубоватыми, — но я все равно благодарю вас за комплимент. Я честно сознаюсь вам, что принять ваше приглашение на танец меня побудило еще и огромное желание расспросить вас о том, что вы видели на Острове Ликов. Боюсь, мои братья не поддержали бы подобной беседы.

— Я сожалею, миледи, — Рид казался действительно опечаленным, — но я не могу удовлетворить вашего любопытства. Я обещал, что сохраню все в тайне.

— Не буду таить, что вы и вправду расстроили меня, милорд, — проговорила Лианна, — и теперь мне ничего не остается, как терзаться любопытством. Однако в своем ответе вы и так случайно выдали кое-что. Раз уж вы дали кому-то обещание, значит вы действительно кого-то там встретили.

— Что ж, вы поймали меня, я и вправду прожил некоторое время с тамошними обитателями, — подтвердил Рид, перехватывая руку Лианны во время очередной фигуры.

— И что, снились вам там ваши сны?

— Снились, — Рид отчего-то погрустнел. — Каждую ночь.

— Что вы видели? — завороженно спросила Лианна.

— Многое, — тихо проговорил болотный житель, — и большую часть из этого я не могу растолковать. Я видел кровь на траве, кровь на ступенях, кровь на каменном полу и на песке. Я видел голову ребенка, разбитую о стену.

— Это так страшно, лорд Рид, — испуганно пробормотала Лианна, — но, быть может, ваши видения — всего лишь символы.

— Быть может, — кивнул Рид.

— А меня вы видели? — сердце Лианны затрепетало и она ощутила знакомое тягостное томление, когда задала этот вопрос.

— Видел, — коротко ответил лорд Сероводья.

— Но не расскажете? — Лианна почти шептала.

— Нет, — пожал плечами Рид, — я уже говорил вам, почему. Мои видения не должны иметь власти над вашей жизнью. Простите, что огорчил вас.

Только теперь Лианна заметила, что танец завершился. Хоуленд Рид поклонился и отвел ее обратно к братьям, и следующие танцы она протанцевала с ними. Лианна старалась улыбаться, но слова болотного жителя не давали ей покоя, и на сердце у нее стало тяжело. Кровь и смерть. Чья кровь прольется? Чье дитя так жестоко погибнет? Быть может, это лишь образы, которые что-то значат? Но что? Голова у Лианны кружилась, а грудь сдавливало от дурных предчувствий, однако она продолжала делать вид, что веселится.

Выполнив свой братский долг, Нед и Брандон сбежали от нее. Проследив за ними, она увидела, как Бран галантно приглашает на танец Элию Мартелл, а Эддард — Эшару Дейн, воспользовавшись тем, что та осталась без подруги. Наблюдая за братьями, Лианна не сразу заметила, как перед ней выросла внушительная фигура Роберта Баратеона.

— Вы не откажете мне? — спросил он, предлагая ей руку.

Лианне очень хотелось отказать: от Баратеона еще сильнее разило вином, его нос сально блестел от пота, делая его довольно красивое лицо неприятным. Идя в танце с Брандоном, Лианна слышала, как лорд Роберт спорил с Ричардом Лонмаутом о том, кто из них больше выпьет вина. При этом Баратеон ревел от смеха, а Лонмаут визгливым голосом кричал, что он победит в споре, а на утро без труда выиграет турнир лучников, ведь стрелок он заправский. Потом ему напомнили, что соревнование лучников в Харренхолле не проводится, и Лонмаут сильно огорчился.

Лианна лишь кивнула лорду Роберту, принимая его руку. Она не хотела огорчать Неда, всего один танец можно было и потерпеть. К тому же, грядущий танец предусматривал смену партнера, что немного облегчало дело, если конечно Лианне не достанется какой-нибудь скучный старикашка или лизоблюд вроде Мерривезера.

— Вы хорошо танцуете, — заметил Баратеон, едва они прошли несколько фигур.

— Благодарю, — кивнула Лианна, попутно задумавшись о том, не наступить ли ему на ногу, заставляя пожалеть о столь поспешных выводах.

— Я часто вспоминал вас со времени нашей встречи в Винтерфелле, — снова заговорил Баратеон после недолгого, однако весьма неловкого, молчания.

— Правда? — она его почти не вспоминала, но сказать об этом было бы слишком грубо.

— Совершенная, — Баратеон осклабился, приняв ее вопрос за поощрение.

— Боюсь, вы преувеличиваете, — покачала головой Лианна, едва сдерживая насмешку.

Баратеон смолчал, он все равно ничего не успел бы возразить ей: Лианна сделала поворот, меняясь со своей соседкой, ее рука покинула большую потную ладонь лорда Роберта и оказалась в теплой и мозолистой руке ее временного партнера. Еще не успев поднять глаза, она уже знала, что встретит этот индиговый взгляд, подернутый печальной поволокой. Его пальцы слегка сжали ее ладонь и он устало улыбнулся.

— Миледи, — прошептал принц Рейегар.

— Ваше высочество, — отозвалась она. Лианна чувствовала, как покрываются холодным потом ее ладошки, как пробегает по телу приятная дрожь. Она испытывала невероятный подъем, впервые она по-настоящему касалась Рейегара, пусть они всего лишь держались за руки. Зато Лианна знала теперь, что ладони у него шершавые от постоянных упражнений с мечом, что держит ее руку он крепко, но в то же время нежно, словно бы боится причинить ей неудобство.

— Позвольте заметить, что вы сегодня очень красивая, — проговорил принц, и у Лианны едва не закружилась голова.

— Спасибо, — пробормотала она. — Мне очень… очень приятно слышать это от вас.

Фигура танца требовала от нее вернуться к Роберту Баратеону, и когда принц Рейегар нехотя разжал руку, Лианна ощутила вокруг себя ледяную пустоту, из которой вдруг выскочило чудище. Липкая ладонь Баратеона снова схватила ее, и Лианне немедленно захотелось вырваться, броситься к принцу и умолять его поскорее забрать ее отсюда.

Остановись, глупая, сказала она себе. Нельзя об этом думать. Нельзя этого желать, ибо это невозможно. Остановись и спаси саму себя, да и его тоже.

Баратеон что-то говорил ей, но Лианна не слышала его, в это время она боролась со своими мыслями. Она запретила себе смотреть на принца, но, зная, что он рядом, все равно поворачивала голову в его сторону, наблюдая, как он ведет в танце свою слишком уж красивую жену. Один раз она поймала взгляд Рейегара Таргариена и в смущении отвернулась. Он тоже смотрит на нее, тоже не может сдержать себя! Или она просто все напридумывала, и на самом деле он совсем не чувствует того же, что и она, а то, что он сделал ей комплимент, так то была обычная вежливость. Глупышка Лианна! Есть ли на свете такой мейстер, что мог бы сказать, как унять этот трепет в душе, как укротить сердце и успокоить дыхание, как убрать краску с лица. Лианна снова посмотрела на принца Рейегара, но он больше не глядел в ее сторону.

В танцах наступил перерыв и гости вернулись за столы. Лианна наполнила свой кубок вином и осушила его едва ли ни за один раз.

— Осторожно, сестрица, — рассмеялся Брандон, — пить лучше начинать потихоньку.

— Здесь невообразимо душно, — объяснилась Лианна. — Я задыхаюсь.

Ей и вправду было жарко, но воздух в зале не был тому виной. Невольно она устремила свой взгляд в сторону королевского возвышения. Принц что-то втолковывал некому лорду с ярко-рыжей шевелюрой, рядом с ним сидела принцесса и недовольно смотрела перед собой. Ее соседом был мастер над кораблями с лицом одновременно взволнованным и угрюмым. Мальчик слуга подбежал к нему, что-то прошептал на ухо и мастер на кораблями, подскочив, немедленно ушел. На этом Лианна закончила изучать королевский помост, ибо увидела, как одни из слуг лорда Уэнта поднес принцу арфу. Принц кивнул и взялся за инструмент, а рыжеволосый лорд растаял в толпе.

Стоило Рейегару Таргариену коснуться серебряных струн, как сердце Лианны пустилось в пляс, увлекаемое волшебными звуками. Высокий голос принца разлетелся по Залу Тысячи Очагов, повествуя печальную историю двух влюбленных, заставляя гостей вместе с ним проживать ее, вместе с ним радоваться и плакать. То была сказка о принцессе и злом рыцаре. Злой рыцарь прогневался на одного короля и похитил его дочь, чтобы убить ее в отместку королю. Однако девушка была столь добра и прекрасна, что рыцарь всем сердцем полюбил ее, а принцесса смогла разглядеть, что не такой уж он и злой, каким кажется, и гнев его на ее отца справедлив. Так провели они в любви несколько времени, пока войско короля не пришло вызволять принцессу. Они убили рыцаря, а девушку вернули домой. Только принцесса больше ни разу не улыбнулась, и как бы король не пытался развеселить ее, она с каждым днем только чахла. Однажды утром, едва солнце взошло над королевским замком, принцесса умерла с именем любимого на устах. Лианна никогда раньше не слышала этой песни и подумала, что принц сам написал ее. Она с грустью задумалась о том, что же должно твориться в его душе, если даже во время праздника он предпочитает петь о горе.

Принц Рейегар ударил по струнам в последний раз и весь Великий Чертог Харренхолла взорвался восторженными криками. Только тогда Лианна вдруг поняла, что слышит этот голос не в первый раз. Ей вспомнилась прогулка по Королевской Гавани, таверна и девчушка, нахваливающая таинственного певца по имени Неведомый Бард. Лианна глянула на Брандона, но тот, кажется, ничего не понял, а она не стала ему ничего говорить.

Ее братья оказались правы, и она действительно не просидела ни одного танца, протанцевав с множеством кавалеров, среди которых оказались и гвардейцы Эртур Дейн и Освелл Уэнт, и бастард Альбин Сноу. Однако принц Рейегар больше не спускался к танцующим, он оставался на своем месте, изредка заговаривая с кем-то из своей свиты. Принцесса Серсея танцевала с юношей как две капли воды похожим на нее, видно, ее братом, а Брандон и Нед снова пригласили своих дорниек. Брандон танцевал и со своей невестой Кейтилин Талли, она смотрела на него восхищенными глазами, а он казался скучающим. Лианне отчего-то стало жаль леди Кейтилин, но ее брата было не переделать.

По завершении пира Лианна, сославшись на усталость, отправилась к себе. Лота приготовила ей ванну и помогла облачиться в шелковую ночную сорочку, которая приятно холодила кожу. Лианна залезла под одеяло, однако сон не шел, ибо девушка все еще была взволнована событиями ушедшего дня. Слова Хоуленда Рида не давали ей покоя, а на своей правой руке она все еще ощущала прикосновение принца Рейегара. Стоило ей смежить веки, как она видела перед собой кровь на траве, на ступенях, на камне, на песке, видела печальный индиговый взгляд, приковывающий к себе.

Достаточно проворочавшись, Лианна со вздохом поднялась. Она надела одно из своих простых шерстяных платьев, натянула дорожные башмаки и на цыпочках покинула спальню, устремляясь в богорощу, где надеялась найти хотя бы немного успокоения. После веселого пира спали все, включая замковую стражу, поэтому Лианна легко выскользнула на улицу через небольшую калитку. Ночной воздух был влажен и свеж, и она с наслаждением вдыхала его. На губах Лианны заиграла улыбка. Приподняв подол платья, чтобы уберечь его от грязи, она устремилась в сторону богорощи.

— Леди Лианна?

От испуга Лианна потеряла равновесие и едва не упала, но ловкие руки удержали ее.

— Кажется, я опять напугал вас, — принц Рейегар озабоченно покачал головой. — Это уже становится моей дурной привычкой. Простите меня.

Лианна ничего не ответила, она взирала на принца со смесью удивления и испуга. Принц тоже не отрывал от нее глаз, а его руки продолжали держать ее за плечи, хотя она уже никуда не падала.

— Не стоит извиняться, — наконец, пробормотала она. — Я просто… не ожидала никого встретить.

— Я тоже, — улыбнулся принц Рейегар, все же убирая руки. Лианне вдруг стало холодно, и она поежилась. — Что вы делаете на улице в такое время?

— Я шла в богорощу, — объяснила Лианна. — Мне не спалось, и я решила найти успокоение у Старых Богов. А что здесь делаете вы, ваше высочество?

Задав этот вопрос, Лианна встревожилась, что он оскорбится. Наследный принц не обязан отчитываться ей о том, куда и зачем он ходит, однако Рейегар Таргариен даже не нахмурился.

— Мне захотелось прогуляться, — просто ответил он. — Ночью здесь пусто и тихо, и никто не мешает мне наслаждаться природой. Она дает мне силы, а здесь, мне кажется, природа особенно волшебна: высокие густые леса, где деревья еще более величественные и древние, чем сам Харренхолл, Божье Око с его загадками и тайнами и, конечно же, Остров Ликов, про который я столько читал. Все это я могу по настоящему увидеть и услышать, лишь когда я один и вокруг меня не снует множество людей.

— Ох, простите меня, — пробормотала Лианна. — Кажется, у меня в дурную привычку вошло отвлекать вас.

— Вы не отвлекаете меня, — принц Рейегар склонил голову, рассматривая ее лицо. — Только не вы. Мне кажется, вы способны разделить эту красоту со мной. Вам нравится здесь?

— Да, — под его взглядом Лианна почувствовала, что заливается краской, — я ездила к Божьему Оку, когда мы еще держали путь в Королевскую Гавань из Винтерфелла. Это место показалось мне опасным, но в то же время завораживающим. Я жалею только, что посетила Речные Земли зимой, когда все здесь голо. Я бы хотела увидеть нарядившийся в листву лес и поля, укрытые цветами.

— Вы любите цветы? — спросил принц Рейегар.

— Да, очень люблю, — воскликнула Лианна.

— И какие же ваши самые любимые? — продолжал расспрашивать принц, словно бы собирался вручить ей букет.

— Здесь вы таких не найдете, — загадочно произнесла Лианна. — Это зимние розы.

— Я читал о них, — обрадовался принц Рейегар, — но никогда не видел. Они растут лишь в Винтерфелле, верно?

— Да, — кивнула Лианна. — У отца есть целая оранжерея. Продажа цветов неплохо дополняет доход лорда Старка.

— Как это мы с вами перешли от разговора о цветах к подсчету денег? — принц Рейегар рассмеялся. — Вы хорошо провели время на пиру?

— Да, — ответила Лианна, вспоминая, как ее рука лежала в его ладони. — А вы?

— Лучше, чем я ожидал, — неопределенно ответил принц. — Когда с рождения живешь при дворе перестаешь наслаждаться подобными увеселениями.

— Зато я узнала один ваш секрет, — хитро улыбнулась Лианна.

— Какой же? — Лианна заметила, что принц Рейегар занервничал.

— А тот, что вы обманываете ваших честных подданных, скрываясь под личиной Неведомого барда, — выпалила она.

— Откуда…? — принц был действительно удивлен. — Вы слышали меня в той таверне?

— Да, я забрела туда однажды с братом и капитаном нашей домашней стражи, — объяснила Лианна. — Вы довели меня до слез.

— Мне жаль, — вздохнул принц Рейегар.

— Не стоит жалеть, — она тихо рассмеялась. — Так я пыталась сказать вам, что мне очень понравились ваши песни и ваш голос и… — Лианна не договорила и в смущении опустила взгляд.

— Спасибо, — сдавленно пробормотал принц. — А ваш брат, он…?

— Он ничего не понял, — успокоила его Лианна. — И Альбин тоже.

— Хорошо, — выдохнул принц. — Я бы не хотел, чтобы это дошло до моего отца. Только сир Эртур знает мою тайну, а теперь и вы… Боюсь, мне придется вас убить, — добавил он ледяным тоном.

Лианна остолбенела от его слов, а Рейегар Таргариен весело рассмеялся. Лианна никогда не видела его смеющимся так заливисто и тоже начала улыбаться.

— Я пошутил, — сказал принц сквозь смех. — Видно, я настолько серьезен, что уже никто и не ждет от меня шутки.

— Я никому не выдам вашу тайну, ваше высочество — горячо заверила его Лианна. — Вы пожете положиться на мою преданность.

— Я верю вам, — улыбнулся принц Рейегар. — Позвольте проводить вас до богорощи, миледи, ибо сам я отправляюсь спать. Если хотите, я могу подождать вас и возвратить в замок в целости и сохранности.

— Нет, ваше высочество, — Лианна покачала головой, — в замок я возвращусь сама. Не хватало еще, чтобы нас увидели в компании друг друга.

— Вы правы, — согласился принц, печально вздыхая.

Он, как и обещал, проводил ее до богорощи и там они распрощались. Лианна с тяжелым сердцем устремилась к чардреву и долго молилась о том, чтобы Боги даровали ей душевное спокойствие, а ее семье и любимым мир. Возвращаясь домой, Лианна к своему удивлению встретила Бенджена. Выглядел он заспанным, растрепанным и недовольным, за ним шли двое старковских гвардейцев.

— Бен? — удивилась девушка. — Что ты здесь делаешь?

— Я за тобой, — сообщил Бенджен. — Я спал, никого не трогал, как вдруг меня разбудил слуга и сказал, что ему сказал другой слуга, а тому какой-то стражник… В общем, он сказал, что ты тут одна в богороще и тебя надо проводить в твои покои.

Принц Рейегар, подумала Лианна и заулыбалась.

— Что-то ты слишком веселая, сестра, — проворчал Бенджен, — а мне, между прочим, холодно. Идем скорее, кто знает, может, тут где-то бродят те трое, что напали на лорда Рида.

— По поводу лорда Рида, — начала Лианна, боязливо озираясь, — у меня появилась мысль. Если бы мы только знали этих троих…

— Я знаю, — перебил ее Бенджен. — Хоуленд их узнал на пиру и показал мне.

— Почему ты не рассказал? — возмутилась Лианна.

— А почему это я должен был тебе рассказывать, — не уступал ее младший брат. — Какая там у тебя мысль?

— Не скажу, — фыркнула Лианна.

— Ну, Лиа, — заныл Бенджен, — прекрати артачиться.

— Ладно, — смилостивилась Лианна, — только обещай, что поможешь мне.

— Хорошо, — согласился Бен.

— И не называй меня сумасшедшей.

Глава опубликована: 14.12.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 80 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх