↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1166 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Лианна IV

Сердце Лианны трепетало и пело, словно весенняя птичка. Ее губы чуть раскрытые в ожидании удовольствия льнули к мягким и влажным губам Рейегара, не позволяя ему ни на мгновение прервать долгий волнующий поцелуй. Руки Лианны лежали на его жилистых, острых плечах и тянули его ближе к ней, а его ладони ласково гладили ее спину, заставляя все ее тело дрожать и прижиматься к принцу еще крепче.

— Леди Лианна, — голос Рейегара срывался, его горячее прерывистое дыхание приятно щекотало кожу, и Лианна почувствовала нечто призывно тягучее внизу живота. С ее приоткрытых губ сорвался стон.

— Леди Лианна, — кто-то громко крикнул ей в самое ухо. Лианна подскочила на постели, на что синяки на ее теле отозвались резкой болью. Перед лицом девушки маячила веснушчатая физиономия Лоты, обеспокоенно разглядывавшей свою хозяйку.

— Доброе утро, Лота, — проговорила Лианна, всеми силами пытаясь унять учащенное дыхание.

— Вы хорошо себя чувствуете, миледи? — спросила Лота. — Вы ворочались во сне и стонали, я испугалась, что вам снова дурно.

— Нет, все хорошо, — поспешно отмахнулась Лианна, почувствовав, как щеки ее наливаются густой краской, как спелые помидоры в теплицах Винтерфелла. — Не стоит беспокоиться.

— Лорд Брандон послал спросить, пойдете ли вы сегодня смотреть финальные поединки? — осведомилась Лота.

— Да, — Лианна закивала. — Да, мне уже лучше, и сегодня я встану. Приготовь, пожалуйста, ванну и принеси то синее атласное платье, что отец подарил мне перед отъездом в столицу. Я надену сегодня его.

Лота ушла исполнять поручения, а Лианна со вздохом откинулась на мягкие подушки. Она осторожно дотронулась до своих щек, которые все еще полыхали стыдливым огнем. Хотелось бы знать, заметила ли это Лота, а если заметила, то, что подумала? Во всем теле ощущалось приятное, но вместе с тем требовательное томление, ожидание чего-то, которое настоятельно жаждало выхода, но Лианна понятия не имела, что ей с этим делать. Мышцы ее были напряжены, а сердце продолжало гулко бухать в груди. Лианна порывисто вздохнула, шумно втягивая носом воздух. Ну, и приснится же такое… От одной мысли о своем сне девушка испытала невероятное смущение. Лианне подумалось, что, если ей снова придется смотреть в глаза принца Рейегара, она умрет от стыда.

Ей следовало прекратить думать о нем, ей не стоило его поощрять, смотреть на него, говорить с ним, таять под его взглядом. Однако и разум, и тело Лианны больше не подчинялись своей владелице, и теперь во снах ей являлись его поцелуи, которых она втайне желала больше всего на свете. Лучше бы Лианне уехать домой, в Винтерфелл, и больше никогда не видеть Рейегара. Образ принца преследовал бы ее некоторое время, но потом постепенно рассеялся бы, словно утренний туман, истерся бы из памяти, и Лианна снова смогла бы дышать свободно. Однако уехать она не могла, и не оставалось ничего другого, как страдать, мечтая о том, кого она никогда и ни за что не получит.

Горячая вода приятно ласкала покрывшуюся мурашками кожу и помогла немного расслабить деревянные мышцы. Синяки, покрывавшие пестрым узором все тело, раскрасились разными цветами: черным, синим, зеленым, желтым. Именно они вынудили девушку пролежать два дня в постели, сказываясь больной, ибо почти каждое движение причиняло ей неудобство и боль, и Лианна боялась, что это будет слишком заметно остальным и вызовет ненужные вопросы. Правду о якобы болезни Лианны знал только Бенджен, Лоте она сказала, что неудачно упала с лошади на прогулке, и запретила кому-то рассказывать об этом, а старшие братья списали ее нездоровье на женские недомогания.

Сначала вся затея с таинственным рыцарем казалась Лианне чем-то вроде очередного приключения, сродни ее ночным вылазкам в Королевскую Гавань из замка или тайным тренировкам с мечом в богороще. Бен потратил почти все выданные ему отцом деньги на доспехи, копье и лошадь для нее. Он сам хотел нарядиться рыцарем, но Лианна возразила ему, что раз уж это ее задумка, то и ей выезжать на ристалище. Младший брат подулся было, посетовал, что вся слава достанется девчонке, но любопытство вскоре одержало верх над обидой, и Бен снова был в деле.

Разномастные доспехи сидели неудобно: они сильно жали в груди, а в некоторых местах были наоборот слишком свободными, серый в яблоках конь не сразу захотел слушаться новую хозяйку, и сколько бы она не лупила его по бокам, продолжал своевольно стоять на месте, не желая и шагу ступить. Все эти трудности, однако, не смущали Лианну. Она верила, что справедливость на ее стороне, и Старые Боги помогут ей исполнить задуманное. Даже на щите она самолично нарисовала улыбающееся чардрево: пусть все знают, что Боги Севера с ней и защищают ее. Лианна и подумать тогда не могла, что это навлечет Безумного Короля на мысль о Старках.

С серым в яблоках она все же нашла общий язык благодаря наливному яблоку и сладкой морковке, и это снова уверило девицу Старк в собственной неуязвимости. По-настоящему Лианна испугалась, только когда под звуки труб и крики толпы выехала на ристалище и увидела перед собой лорда Хэя на мощном боевом коне.

Что же я делаю? подумала она тогда. Ему стоит тростинкой меня ткнуть, и я тут же полечу на песок.

В ушах гулко стучала кровь, и из-за тяжелого шлема на голове Лианне казалось, что ее будто бы опустили под воду. Ладошки под тяжелыми кольчужными перчатками вспотели, а на лбу выступила испарина, пока она пыталась вспомнить все, чему учил ее винтерфелльский мастер над оружием. Лианна чувствовала металлический запах доспешной стали и собственного пота, откуда-то снаружи доносился приглушенный рокот зрительской толпы. Лианне отчаянно захотелось, чтобы все это поскорее закончилось, лучше бы в первом заезде, однако этому ее желанию не суждено было исполниться.

Серый в яблоках несся во весь опор навстречу сопернику. Сквозь узкие прорези шлема Лианна внимательно следила за каждым движением лорда Хэя, отчаянно стараясь понять, куда он будет бить, и едва не забыла прицелиться сама. Перед самым ударом она, как много раз повторял сир Родрик Кассель, привстала на стременах, сгруппировалась и стремительно подалась вперед, вкладывая всю силу в удар. Древко ее копья затрещало, а копье лорда Хея лишь легко полоснуло ее по шлему, ибо она успела вовремя пригнуть голову.

После первой сшибки страх стал слабее, Лианна начала смотреть внимательнее и зорче, целиться точнее и бить сильнее, совершенствуя каждый раз свою тактику. Однако, даже одержав-таки первую, так необходимую ей победу, Лианна не смогла по-настоящему насладиться ей, ведь впереди ее ждало еще два поединка. Она боялась, что ее звонкий девчоночий голос кто-нибудь узнает, боялась, что поверженную, вывалянную в песке, ее за волосы притащат к ложе короля. Что скажет на это принц Рейегар? Осудит ли он ее или пожалеет?

Боги в тот день и вправду были, видно, на ее стороне. Тело ее страшно ныло, однако все противники ее оказались повержены. Лишь лорд Фрей едва не сбросил ее на песок, будь Лианна побольше, да потяжелее, она непременно упала бы, но ее тонкое, изящное сложение помогло ей удержаться и праздновать столь долгожданную победу. Торжествовать она, правда, начала раньше времени. Лианне и в голову не могло прийти, что на Рыцаря Смеющегося Дерева разгневается сам король Эйерис. Ничего особенного в появлении таинственных рыцарей на турнирах не было: они частенько возникали словно бы из ниоткуда и уходили в никуда, заставляя зрителей гадать, кем же они были на самом деле. Безумный король же во всем видел заговор, увидел он его и сейчас.

Лианна не помнила, где она нашла в себе силы для того, чтобы сбежать. Наверное, все тот же страх сделал ее глаза острее, позволив заметить брешь в рядах стражников, а Старые Боги добавили прыти ее коню. Стоило ей пришпорить серого в яблоках, как он тут же сорвался с места и поскакал точно туда, куда она его направляла. В ушах звенел рев толпы, в прорезях шлема мелькали черно-красные цвета домашней стражи Таргариенов и черно-желтые — стражников лорда Уэнта. Лианна не оборачивалась и не глядела по сторонам, лишь во весь опор неслась вперед. Один из черно-красных стражей, преградил было ей дорогу, но Лианна и не подумала притормозить, и он в ужасе отскочил в сторону, осыпая ее ругательствами.

Впереди уже маячило деревянное заграждение ристалища. Препятствие это было невысокое, а Лианна была хорошей наездницей, лишь бы конь верно послужил ей и в этот раз. Давай, мой милый, прошептала она, и серый в яблоках, услышав ее призыв, легко перемахнул через заграждение и устремился в окружавшие Харренхолл поля. Лишь достигнув лесной опушки, Лианна позволила себе натянуть поводья и перейти на шаг. Заехав поглубже в лес, она остановилась и спешилась, давая коню и самой себе передохнуть.

Первым делом Лианна стянула шлем и глубоко вдохнула свежий лесной воздух. Мокрые от пота волосы попадали на лоб, а нос заполнил приятный аромат хвои и влажной земли. Лианна привязала коня к дереву и принялась избавляться от доспехов и теплого подлатника, в котором ей было нестерпимо жарко. Без посторонней помощи выходило у нее это плохо, и она долго провозилась с многочисленными застежками и завязками. Закончив, наконец, и оставшись лишь в тунике и бриджах, Лианна затолкала части своего панциря в большую холщовую сумку, что была привязана к седлу, и снова взобралась на серого в яблоках. Нужно было спешить: в условленном месте ее должен был ждать Бен с Синеглазкой и чистым платьем.

Лианна ехала не слишком быстро, прислушиваясь к лесу и стараясь уловить любые странные звуки, однако в пути ее сопровождало лишь щебетание птиц, да шум ветра, и вскоре девушка уверилась, что действительно обманула своих преследователей. Уже подъезжая к нужному месту, она увидела сквозь частокол толстых древесных стволов мужскую фигуру в капюшоне, что в беспокойстве расхаживала из стороны в сторону. Лианна улыбнулась: значит, Бен уже здесь.

Каково же было ее удивление, когда из-под капюшона на нее глянули индиговые глаза Рейегара Таргариена.

Он сделал несколько шагов навстречу ей, а она со всей силы сжала поводья, готовая в любой момент сорваться в карьер. Что принц делает здесь? Как узнал об этом месте? Пришел ли он спасти ее или арестовать и доставить к королю?

— Леди Лианна? — нерешительно пробормотал он, видно, уловив ее внезапную враждебность.

— Где мой брат? — испуганно выпалила она.

— С ним все хорошо, — коротко ответил принц. — Вам не о чем беспокоиться. Вы можете слезть с лошади, и я все вам расскажу.

— Вы не арестуете меня? — настороженно спросила Лианна.

— Нет. Нет, что вы, — на лице принца сверкнула облегченная улыбка. — Отчего вам пришло это в голову?

— Король разгневался на меня, — объяснила Лианна, спрыгивая с лошади. — Я подумала, он послал вас за мной.

— Так и есть, — со вздохом ответил принц Рейегар, — отец отправил меня найти Рыцаря Смеющегося Дерева и привести к нему.

— Но вы не сделаете этого? — повторила Лианна, не веря тому, что слышит.

— Я же сказал, что нет, — голос принца звучал устало. — Вы совершили глупый, необдуманный поступок, леди Лианна. В результате ваших действий ваша семья подверглась опасности, а мне придется оправдываться перед отцом. Зачем вы сделали это? Вы хотели приключений? Славы? Чего вы искали?

Лианна не ответила. Горячие слезы обиды вопреки ее воле полились по щекам, и она принялась украдкой вытирать их, хотя было и без того ясно, что принц Рейегар все видит. Принц бранил ее так же, как бывало лорд Старк, и Лианна с ужасом сознавала, что Рейегар был во всем прав, кроме, разве что, мотивов ее поступка. Насколько же плохо он думает о ней?

— Вы ошибаетесь, — голос Лианны предательски задрожал, выдавая ее с головой, — я не хотела ни приключений, ни славы, я хотела только защитить честь своего друга и восстановить справедливость, — сказав это, она как на духу выложила принцу всю историю приключившуюся с Хоулендом Ридом.

Принц молчал и пронзительно глядел на Лианну. Губы его подрагивали, словно он хотел сказать что-то, но не находил слов, а руки он держал перед собой, плотно сжатыми в замок. Лианна опустила глаза, продолжая утирать слезы рукавами туники, но они текли быстрее, чем она успевала избавиться от них. Ей вдруг захотелось, чтобы принц обнял и утешил ее. Словно бы услышав ее мысли, Рейегар сделал шаг вперед, разжал руки, да так и замер, испугавшись, видно своего внезапного порыва. Лианна коротко всхлипнула и шагнула ему навстречу, но дальше не продвинулась, предлагая окончательно решать уже ему самому. Послышался тяжелый вздох, и руки Рейегара обхватили ее талию, а ее щека прижалась к мягкой ткани его дублета.

— Не плачьте, — прошептал он. — Пожалуйста, не плачьте. Я сказал глупость, я ничего не знал про лорда Рида. Вы поступили справедливо. Да, опрометчиво, но справедливо и смело.

Лианна подняла голову и посмотрела на принца. Его лицо было так близко, что стоило Лианне привстать на цыпочки, она могла бы коснуться его губами. Рейегар не спускал с нее глаз и мягко улыбался.

— Вы правда так думаете? — завороженно спросила Лианна.

— Правда, — улыбка принца стала еще шире. — Я думаю, что вы самая добрая и самая смелая девушка из тех, кого я знаю.

Какое-то время они не двигались, продолжая смотреть друг на друга. Лианна осторожно положила руки ему на плечи, и Рейегар не остановил ее, только плотнее прижал к себе. От него пахло лимоном и мятой, пыльным бархатом дублета, лесом и лошадью, Лианну так пьянил его запах, будто бы она выпила добрый штоф борского золотого. Она не хотела отпускать принца, ее пальцы с силой стискивали толстую ткань плаща на его плечах, однако Рейегар, будто бы опомнившись, выпустил ее из своих объятий и отошел в сторону. Оцепенение спало, и Лианна вдруг почувствовала себя очень неловко. Судя по выражению лица Рейегара, он ощущал то же самое. Принц на мгновение отвернулся, видно, приводя свои чувства в порядок, а потом снова взглянул на Лианну, лицо его уже приобрело серьезное, обеспокоенное выражение.

— Король назначил награду за вашу поимку, миледи, — тихо произнес принц. — Он подозревает, что Рыцарем Смеющегося Дерева является один из Старков, на эту мысль его навело чардрево на вашем щите. Однако, ему и в голову не могло прийти, что рыцарем может оказаться девица, поэтому обвинения короля обрушились на вашего младшего брата Бенджена, который, видно, спеша на встречу с вами очень не вовремя исчез из ложи Старков. Я нашел его в конюшнях, седлающим вашу кобылку, и велел вернуться назад, обещав сделать все за него. Мальчишка был очень расстроен, однако, я объяснил ему, что, если он немедленно не окажется в поле зрения короля, назад ему уже можно будет не возвращаться. Лошадь вашу следовало оставить на месте, чтобы не привлекать лишних глаз, однако вашу одежду я вам принес, — Рейегар протянул ей сверток, в который она этим утром самолично укладывала свое серое шерстяное платье. — Переоденьтесь, вы вся продрогли в этой тонкой тунике.

Лианна заметила, как взгляд принца неуверенно скользнул по ее фигуре, и щеки ее вновь запылали. Она неуверенно взяла сверток из его рук и направилась в сторону леса.

— Вам нет нужды уходить, — окликнул ее Рейегар. — Я отвернусь.

Лианна замялась в нерешительности, но затем, коротко кивнув, согласилась. Скидывая с себя тунику и бриджи и натягивая платье и великое множество нижних одежек, она все бросала взгляды на принца, но тот, верный своему слову, стоял к ней спиной и нервно переминался с ноги на ногу.

— Готово! — окликнула его Лианна.

— Хорошо, — Рейегар кивнул. — Теперь надо избавиться от коня и доспехов. Щит вы отдадите мне, и я отвезу его королю. А сейчас поедемте к ручью, нам придется пересечь его, и там отпустить вашего серого в яблоках. Если меня спросят, я скажу, что проследил за рыцарем до ручья, а дальше его след потерялся. Доспехи надо бы бросить в озеро. Вы согласны?

Лианна покорно согласилась, мысленно благодаря принца за то, что он для нее делает. Принц подошел к своей лошади, и только сейчас Лианна заметила, что это не тот серебристо-вороной скакун, на котором принц обычно ездил, а небольшая рыжая кобылка.

— А где же ваш красавец? — осведомилась она.

— Джельмио? — переспросил принц, однако увидев в ее глазах недоумение добавил: — Так его зовут, по-валирийски это означает ветер. Боюсь, он слишком заметен, поэтому сегодня я выбрал Осень, — Рейегар ласково потрепал рыжую кобылу по холке и подвел ее поближе к Лианне, позволяя девушке тоже погладить лошадь. — Она смирная, но очень выносливая. Однако, нам нужно торопиться, миледи. Поехали!

Сначала Рейегар отвез ее к небольшому лесному озерцу, где они выбросили в воду узел с доспехами и мужской одеждой Лианны, потом, проехав немного вдоль мелкого, но быстрого ручейка, остановились. Принц велел девушке садиться на Осень, а сам перевел серого в яблоках через ручей и выпустил его. Конь сначала недоуменно смотрел на принца, не понимая, что ему следует делать, и попытался было вернуться обратно. Тогда Рейегар завел его еще дальше и, стукнув ладонью по крупу, приказал скакать прочь. Серый в яблоках обиженно всхрапнул, но повиновался и вскоре скрылся среди деревьев.

Вернувшись, принц взобрался на лошадь позади Лианны и, ударив бока Осени, зарысил в сторону замка. Лианна сидела неестественно прямо, вцепившись что есть мочи в луку седла. Ее спину и грудь принца разделяло меньше дюйма, и она опасалась, что стоит ей преодолеть это расстояние, как она окончательно утонет в его объятиях и уже никогда не сможет выбраться из этой пучины. Рейегар был опасно, искушающе близко. Лианна ощущала его дыхание на своих волосах, а его левая рука, бросив поводья, осторожно придерживала ее за талию. Лианна говорила себе, что ей следует возмутиться, но ей не хотелось этого делать, даже через толстую ткань платья и нижних сорочек она ощущала тепло принцевой ладони. А что если одежды вовсе не будет, что, если Рейегар будет так касаться ее голой кожи своими нежными, слегка шершавыми пальцами? Лианна зажмурилась и затрясла головой, словно бы пыталась вытряхнуть столь непотребную мысль прочь. Хорошо, что принц не видит ее пылающего лица. Взгляни он сейчас на ее горящие щеки, наверняка посмеялся бы над ней.

Лианна прикрыла глаза, ощущая, что все глубже погружается в сладкую негу. Где-то далеко внутренний голос кричал, что не следует этого делать, но Лианна, кажется, уже давно перестала его слушать. Тихо вздохнув, она откинулась назад, прижимаясь спиной к груди принца. Его рука на талии девушки дрогнула и сжала ее еще крепче. Лианна услышала, как над самым ее ухом он резко втянул носом воздух, и осознала вдруг, что сама больше не может дышать ровно. Тело ее напряглось, словно ожидая чего-то, и Лианна еще сильнее стиснула луку седла.

— Приехали, — хрипло проговорил Рейегар, врываясь в клубок спутанных мыслей Лианны. От звука его голоса она вздрогнула и попыталась взять себя в руки.

Принц слез с лошади и помог спешиться и Лианне. Вокруг уже начало темнеть, и в сумерках ей было трудно хорошо разглядеть его лицо, да и он отчего-то больше не смотрел ей в глаза, а предпочитал возиться с подпругой или изучать носки собственных сапог. Лианна же была рада этому, потому что взгляд пронзительных индиговых глаз вверг бы ее в еще большую неловкость, скрыть которую она была бы уже не в силах.

— Вон те высокие деревья, — заговорил Рейегар, показывая куда-то в сторону, — богороща Харренхолла. Вам придется идти туда пешком, я не могу рисковать тем, чтобы нас видели, это может вызвать лишние подозрения у короля. Оставайтесь в богороще, и никуда не выходите. Как только это станет возможно, ваш брат заберет вас оттуда. Вы придумали, что скажете, если вдруг встретите кого-нибудь?

— Скажу, что от духоты у меня разболелась голова, и я отправилась подышать воздухом, а заодно и помолиться Старым Богам о завтрашней победе брата, — придумать столь маленькую ложь было не сложно.

— Хорошо, — одобрил принц. — Теперь я вынужден оставить вас, миледи.

Словно противореча своим словам, Рейегар продолжал стоять, опустив руки и сцепив пальцы между собой. Чего он ждал? Или хотел сказать еще что-то, но не решался?

— Ваше высочество, — Лианна сама обратилась к нему. Принц встрепенулся и, наконец, посмотрел на нее. — Мне никакими словами не выразить, как сильно я благодарна вам. Если бы не вы…

— Не думайте об этом, — перебил ее принц. — И не стоит благодарить меня. Я был рад помочь вам, леди Лианна, ибо ваша судьба мне не безразлична.

Рейегар продолжал глядеть на нее, словно ожидая какого-то ответа, но Лианна не представляла, что может сказать ему сейчас. Взгляд его пугал и одновременно притягивал, заставляя ее руки дрожать, а мысли путаться еще сильнее.

— Удачи вам на турнире, ваше высочество, — выпалила она самую большую глупость, которую могла бы придумать.

— Благодарю, — разочарованно произнес принц, однако почти в то же мгновение ласково улыбнулся и добавил: — Я теперь тоже знаю один ваш секрет, леди Лианна. Будем считать, что мы в расчете.

— Или же нам придется друг друга убить, — Лианна рассмеялась.

Взбираясь в седло, Рейегар подмигнул ей, одарил последней, сверкнувшей в темноте, словно молния, улыбкой и поскакал прочь. Щит с улыбающимся чардревом был привязан к его седлу. Лианна долго смотрела ему вслед, желая, чтобы он обернулся и еще раз взглянул на нее, но принц все время глядел перед собой, пока его фигура окончательно не растворилась в сумерках.

Остаток пути Лианна проделала без приключений. По дороге в богорощу она никого не встретила, и объясняться ей не пришлось. Уже поздно вечером, когда все улеглись спать, Бен и вправду явился за ней и рассказал, что король, кажется, поверил, будто Старки не имеют отношения к таинственному рыцарю, но за Рыцаря Смеющегося Дерева по-прежнему назначена награда, и им следует быть очень осторожными. Слова младшего брата немного успокоили Лианну, однако не смогли полностью унять ее страх. Теперь ей казалось, что стоит королю лишь увидеть ее, как он тут же догадается, что это она, и тогда ни ее саму, ни ее семью не ждет ничего хорошего.

Старые Боги, вы помогли мне однажды, так не бросайте же меня теперь, молилась Лианна, поднимаясь в свою ложу в последний день поединков. Украдкой она глянула на короля, но тот выглядел по-обычному хмурым и недовольным. Его брови были сдвинуты, темные глаза казались пустыми. Стоящий за спиной Эйериса Освелл Уэнт поймал взгляд Лианны и ободряюще улыбнулся ей. Девушка ответила ему благодарной улыбкой, на душе у нее действительно стало немного легче. Вот бы случилось что-нибудь более значимое, и король и вовсе бы позабыл о Рыцаре Смеющегося Дерева.

Поначалу Лианна чаще смотрела в королевскую ложу, нежели на ристалище, но вскоре поединки захватили ее, а когда на изрытое конскими копытами поле выехал принц Рейегар, облаченный в черные доспехи с выложенным рубинами трехглавым драконом, она и вовсе позабыла обо всем остальном, всей душой переживая за принца. Сегодня Рейегар восседал на своем красавце Джельмио, в чьей серебряной гриве играли лучи проглядывавшего сквозь облака солнца. Соперником принца был сам Меч Зари, и сердце Лианны забилось сильнее. Ей нравился Эртур Дейн, но ей хотелось, чтобы победу в этом поединке одержал Рейегар Таргариен. Пусть это и означало, что венок королевы любви и красоты ляжет на голову принцессы Серсеи, Лианне не было до этого дела. То была лишь видимость, лишь рябь на воде, которая ничего по-настоящему не значила.

Рейегар и Эртур что-то сказали друг другу, и оба рассмеялись, на мгновение Лианне показалось, что принц посмотрел на трибуны и поймал ее взгляд. Ей захотелось кивнуть ему, но она побоялась сделать это на глазах у своих братьев. Внешне Лианна старалась сохранять лицо бесстрастным, а вот ее младший брат горячо поддерживал Принца-Дракона. После первой сшибки, когда оба рыцаря остались в строю, Бен неистово выкрикивал имя кронпринца и хлопал в ладоши.

— Что сталось с тобой Бенджен? — шутливо осведомился Брандон. — Помнится, раньше твоим кумиром был сир Эртур Дейн.

— Я решил, что Принц-Дракон нравится мне больше, — пояснил Бен, однако от Лианны не укрылось, как забегали его глаза, ведь рассказать брату истинную причину смены своих предпочтений младший Старк не мог. — Он талантлив не только в военном деле, но и в искусствах, я думаю, к этому должны стремиться и другие рыцари.

— Хм, — задумчиво пожал плечами Брандон. — Нет ничего особенного в том, чтобы исполнять слащавые песенки. Я, пожалуй, поддержу сира Эртура. Если он победит, то вручит венок своей сестре, правда Нед? Смотрите-ка, они опять поломали копья.

Эддард ничего не ответил брату, лишь зло сжал челюсти и еще сильнее нахмурился.

— Ты говоришь так, — встряла Лианна, — потому что принц и тебя победил.

Со стыдом она вспомнила, что, услышав о поединке между Рейегаром и ее братом, обрадовалась победе принца и ничуть не пожалела об уязвленной гордости Брандона.

— Ну уж нет, — фыркнул старший Старк. — В этом вопросе я остаюсь беспристрастным. А ты сама-то кого поддерживаешь?

— Боюсь, этот вопрос уже утратил свою значимость, — покачала головой Лианна. — Принц спешил сира Эртура.

Не слушая недовольное мычание Брандона, Лианна радостно присоединилась к общему гвалту, который поднялся в честь победы принца. Пусть брат думает, что она делает это ему назло, так уж всяко будет лучше, чем если бы он вдруг узнал о настоящих чувствах Лианны. Тогда он, наверное, немедленно бы вызвал Принца-Дракона на поединок.

В следующей схватке победу одержал рыцарь Королевской Гвардии Барристан Селми, и теперь именно он должен был поспорить с Рейегаром Таргариеном за титул победителя Харренхолльского турнира. Лианна глаз не могла оторвать от ристалища, но ее неугомонные братья постоянно отвлекали ее своей глупой болтовней.

— Говорят, сир Барристан неравнодушен к Эшаре Дейн, — напоминание о собственном поражении сделало Брандона невыносимым. — Гляди, Нед, он как раз смотрит на ложу Дейнов.

Лианну не интересовали любовные дела сира Барристана, и она даже не повернула головы в его сторону. Принц Рейегар снова встретился с ней взглядами, и в этот раз она многозначительно прикрыла глаза, мысленно желая ему удачи. Принц улыбнулся будто бы в никуда и отъехал на начальную позицию. Рубины переливались на его груди, словно капли крови, застывшей и превращенной в камень.

— На твоем месте, Бран, — зашипел вышедший из себя Эддард, — я бы вместо того, чтобы обсуждать чужие предпочтения, лучше бы уделял внимание собственной невесте. Леди Кейтилин всюду ходит в обществе сестры, а ты прогуливаешься с Элией Мартелл…

— Я знал, что ты зануда, Нед, — Брандон издал притворный вздох отчаяния, — но это уже переходит всякие границы…

— Да замолчите же вы, наконец! — в гневе воскликнула Лианна после того, как очередная сшибка не выявила победителя, и демонстративно закрыла уши руками, не желая больше слушать братнину перепалку.

Напряжение росло, толпа гудела, Бен рядом с ней кричал так громко, что грозился сорвать голос, а Бран и Нед продолжали ссориться, будто бы вовсе забыв о поединке. Лианна от волнения настолько сильно подалась вперед, что почти перегнулась через деревянное ограждение ложи. Время будто бы потекло медленнее, Лианна видела, как играют мышцы несущихся друг на друга боевых скакунов, как рыцари, черный и ослепительно-белый, привстают на стременах, как готовятся ударить. Копье сира Барристана лишь скользнуло по черно-красному щиту принца, Рейегар же попал в цель. Белый рыцарь подался назад, пытаясь удержаться, но удар оказался слишком сильным, и Селми под оглушительный рев вывалился из седла и рухнул наземь, подняв фонтан из песка.

Рейегар ловко соскочил с коня и, избавившись от шлема, помог сопернику встать, пока герольды возвещали его успех, а распорядитель объявлял принца победителем турнира. Гвалт поднялся такой, какого Лианна в жизни не слышала. Из всех зрителей, что собрались в тот день в Харренхолле не хлопал своему сыну и наследнику лишь король Эйерис, остальные же ликовали, приветствуя победу любимого всеми Принца-Дракона.

Рейегар тем временем вернулся в седло, а распорядитель поднес ему на красной бархатной подушечке венок королевы любви и красоты и аккуратно водрузил его на наконечник принцева копья. Лианна подивилась тому, что венок был сделан из голубых зимних роз, которые она так любила. Принц Рейегар, судя по его растерянному выражению, тоже был удивлен выбором цветов. Он замер на месте и долго смотрел на венок, словно бы недоумевая. Наконец, лицо его просветлело, он поднял взгляд на зрителей и поехал в сторону продолжавших бесноваться трибун.

По пути к королевской ложе принц миновал Талли, Мартеллов и Дейнов, однако, и напротив своей жены Рейегар не остановился. Лицо принцессы Серсеи, до этого сиявшее улыбкой, в ужасе вытянулось, а шум толпы стал тише. Многие совсем перестали кричать и хлопать, в недоумении ожидая, что же принц сделает дальше. Брандон и Нед прекратили ссориться, а Бенджен сидел в удивлении открыв рот. Когда Рейегар подъехал к ложе Старков, Лианна похолодела. Вокруг воцарилась звенящая тишина, и девушка поняла, что все взгляды сейчас направлены только на нее и замершего перед ней принца. Лианне хотелось закричать, чтобы он не смел делать этого, но остановить Рейегара было уже не в ее силах. Одарив ее долгим взглядом печальных индиговых глаз, принц опустил венок из зимних роз ей на колени и провозгласил:

— Я, Рейегар из дома Таргариенов, принц Драконьего Камня, пользуясь своим правом победителя, нарекаю леди Лианну Старк королевой любви и красоты!

Огромное темно-фиолетовое облако, закрыв собой солнце, бросило тень на ристалище и трибуны, и в воздухе запахло грозой. Срывающийся голос принца был подхвачен задувшим вдруг ветром и вдребезги разбился о металлическую тишину.

Глава опубликована: 03.01.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 75 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх