↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1302 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Эддард III

Небольшой клочок пергамента с наскоро написанными на нем словами лежал перед ним на стоявшем у окна столике, освященный светом наконец-то выбравшегося из плена облаков солнца. Вот уже несколько недель Нед иногда доставал его и вот так вот удивленно и завороженно рассматривал, словно то была какая-то замысловатая безделушка, привезенная из-за моря. Это послание доставил ему в Штормовой Предел Джори Кассель вместе с известием о гибели отца, и оно содержало всего лишь только четыре слова. Я люблю тебя. Эш. Едва прочитав его, Эддард спрятал внезапно ставший драгоценным кусочек за пазуху и постоянно держал при себе.

Буквы на теперь уже пообтрепавшейся бумаге неуверенно прыгали, выдавая то, что Эшара торопилась или была взволнована. До этого он никогда не слышал эти три слова, сказанные ее устами, о любви говорил он, а она всегда отвечала «я тоже» и улыбалась или целовала его. Почему она решилась написать ему эту записку? Почему именно тогда? Боялась ли она, что они больше никогда не увидятся, что Безумный король доберется до нее или Нед погибнет, так и не достигнув ворот Королевской Гавани? Он так и не спросил ее об этом.

Эддард разыскал Эшару сразу же после того, как оставил собственную сестру спящей, с верным Бендженом сторожившим ее покой у дверей, и убедился, что брат Эшары сир Эртур удалился к королю. За время их совместного путешествия в столицу Нед успел узнать Дейна, как человека рассудительного и справедливого, но все еще продолжал побаиваться его, ибо даже сам Рейегар Таргариен бывало говорил с дорнийцем, как нашкодивший мальчишка с отцом или старшим братом.

Эшара отдыхала в отведенных ей покоях, устроившись на кушетке, рядом на столике расположился штоф вина и блюдо с виноградом, однако и вино, и ягоды казались нетронутыми. Легкое южное платье без рукавов обнажало ее руки, испещренные синяками разных оттенков фиолетового, похожими на грозовые тучи, на правом плече остались следы чьих-то ногтей, а на щеке красовалась небольшая царапина. Вокруг нее бегали служанки, но Эшара, казалось, не замечала их. Нед кашлянул, привлекая к себе ее внимание, Эшара подняла на него глаза и улыбнулась как-то вымученно.

— Эддард, — пробормотала она.

— Как вы себя чувствуете, миледи? — сдержанно спросил Нед, косясь на служанок, не позволявших ему подойти к ней ближе и обнять, утешить ее и утешиться самому.

— Ничего страшного, — она дотронулась до разукрашенного бордово-красным локтя, — ничего такого, что не заживет. Вы не ранены?

— Нет, — Эддард покачал головой. Он по-прежнему не мог оторвать взгляда от ее рук, боясь представить, как она получила все эти синяки. Нед не знал, что он мог бы еще сказать и сделать, поэтому, постояв еще немного, он галантно поцеловал ее руку и ушел, сгорая от стыда и мучаясь от собственной сдержанности. Если бы ни эти проклятые служанки!

Они свиделись на следующий день, и тогда Эшара уже была одна. Нед смог, наконец, обнять ее, приласкать, насладиться ее поцелуями, а она позволила ему увидеть ее слезы. Она плакала тихо, почти беззвучно, он не сдержался, и по его щеке прокатилась горячая слеза. Эшара стерла ее своими нежными пальчиками. Он знал, что она видела смерть его отца и брата, но не хотел расспрашивать ее об этом. Нед боялся услышать подробности, а она и не думала их пересказывать.

Они много говорили после того, как оба немного оправились. Эшара болтала о малышке Арианне, о бедняжке Элии, о Красном Замке, его вездесущей сырости и переполненных улицах Королевской Гавани, но в ее фиалковых глазах больше не плясали озорные искорки, хотя она и начала постепенно немного улыбаться и по-прежнему поддразнивала его, когда он слишком уж смущался или становился по своему обыкновению серьезен. Нед своим негромким ровным голосом повествовал об их пути из Штормового Предела, о неожиданной встрече с ее братом, о том, что ждало его Винтерфелле. Однажды, заговорившись, он даже признался ей, как же он боится стать лордом недостойным своих великих предков, недостойным Брандона и отца, однако они никогда не касались случившегося в столице и не возвращались к теме возможного брака между ними. Они совершали долгие прогулки по саду в сопровождении других придворных дам или сира Эртура, но потом Эшара неизменно удалялась к своей подруге Элии, которая не покидала своих покоев со времени казни Брандона. Дорнийская принцесса была еще одной темой, которой они не касались.

Эддард понимал, что после того, как их с Эшарой видели столько раз в обществе друг друга, отказаться от нее было бы подло, да и сам он не хотел этого. У него было ее согласие, полученное еще в Харренхолле, он же теперь был предоставлен сам себе и мог самостоятельно решать, кого брать в жены. Давно пора было написать письмо Эдмару Дейну, но Нед все еще не сделал этого. Он знал, что Хостер Талли обратится к нему, как только прибудет в столицу и предчувствия не обманули Эддарда.

— Я сожалею о кончине вашего брата, — сухо произнес лорд Хостер. Он всегда недолюбливал Брандона за его горячность, порывистость, за любовь к женским юбкам, а главное за пренебрежение, выказанное им леди Кейтилин. Однако Бран был наследником Хранителя Севера, и с его вздорным характером приходилось мириться, что лорд Талли и делал, скрепя зубами.

— Благодарю, — Нед подошел к подносу, на котором стояло вино и наполнил два кубка, один из которых протянул лорду Хостеру, а из другого отпил сам. Борское золотое. Вино показалось Эддарду слишком приторным, наполненным сладостью южного солнца, а ему хотелось чего по-северному терпкого. Эддард поставил свой кубок на место и вопросительно взглянул на лорда Талли.

— Я хотел бы засвидетельствовать вам, лорд Эддард, — лорд Хостер пригубил напиток из своего кубка и сощурился, ему, кажется, вино понравилось, — в том, что вы по-прежнему можете быть уверены в крепости союза между Речными Землями и Севером. Смерть лорда Брандона и моего дорогого друга Рикарда опечалила всех нас, но несмотря на это нам следует смотреть в будущее. Полагаю, не стоит отказываться от нашего изначального плана. Моя дочь, Кейтилин, стала бы вам хорошей женой.

Эддард вспомнил покрытое веснушками лицо рыжеволосой Кейтилин Талли. Она была послушна и покладиста, и еще более застенчива, чем он сам. Она и вправду станет хорошей женой и хозяйкой Винтерфелла. Хорошей, но нежеланной и нелюбимой.

— Простите, лорд Хостер, — Нед на мгновение отвернулся перед тем, как снова посмотреть на лорда Хостера, — все это случилось еще так недавно, и я еще не могу до конца поверить в то, что Брандона больше нет. Полагаю, вы не оскорбитесь, если я не смогу дать вам ответ немедленно.

Лорд Талли понимающе кивнул, однако в том, как тот поджал губы и прищурил голубые глаза, Нед уловил легкое неудовольствие. Они поговорили еще несколько минут на ничего незначащие темы, лорд Хостер осведомился о здоровье Лианны и успехах Бенджена.

— Юный Бенджен ведь оруженосец короля, верно? — Талли улыбнулся.

— Да, вы правы, — подтвердил Эддард.

— Что ж, это весьма удачно для мальчика, — отметил лорд Хостер.

— Полагаю, что да, — согласился Нед.

При упоминании Рейегара Таргариена, Эддард немедленно понял, к чему клонит лорд Талли. Ему хотелось бы узнать, женится ли король на Лианне. Об этом за спиной короля судачил весь Красный Замок, особенно женская его часть. Увлечение Рейегара сестрой Неда не было секретом с того самого злополучного венка в Харренхолле, и в первые дни после воцарения нового монарха придворные дамы только и спорили о том, возьмет ли король Лианну в жены или же по-прежнему оставит своей любовницей. Заслышав подобные разговоры, Эддард лишь стискивал зубы и молчал. Ему не хотелось верить в то, что болтали о его сестре, но сомнения грызли его, а спросить ее прямо он бы никогда не решился.

Рейегар за все то время, пока она оставалась в своих покоях, ни разу не навестил ее, чему Нед был несказанно рад. Не хватало еще, чтобы кто-то видел короля выходящим из спальни незамужней девицы Старк. Когда Лианна стала ненадолго покидать свою комнату, Рейегар дважды сопровождал ее на прогулку, однако они всегда оставались на виду и были окружены другими людьми, он также часто беседовал с ней, но никогда не переступал границ приличия. Тем не менее, с Недом, теперь единственным старшим братом Лианны, король был удивительно настойчив в своей просьбе отдать ему руку леди Старк. Неду казалось, что еще немного и Рейегар от просьб перейдет к требованиям, а потом просто увезет ее и женится без согласия ее семьи. Эддард не хотел касаться темы возможного брака до своего разговора с Робертом, а этот разговор Нед предпочел бы вообще никогда не начинать, заранее предвидя, в какую ярость впадет его друг. И о чем только думал отец, затевая все это? Вероятно, он надеялся, что Роберт его послушает. Что ж, лорду Рикарду Роберт перечить бы не стал, что же до Неда, то Штормовой Лорд просто рассмеется ему в лицо и прикажет не говорить глупостей.

Бросив несколько вежливых фраз, лорд Хостер ушел, оставив Неда с полным кубком сладкого вина и горьким привкусом во рту от состоявшегося разговора. Похоже, Талли метил выше, чем просто выдать дочь за грандлорда и уж тем более скрепить союз Севера и Речных Земель. Через Неда лорд Хостер рассчитывал породниться с королевской семьей. Его внуки будут племянниками королевской четы и, возможно, их будут даже приглашать ко двору. Нед удивился, что думал об этих туманных детях, как о внуках лорда Хостера, а не о собственных наследниках, ибо он давно уже желал, чтобы детей ему родила совсем другая женщина.

Тем не менее Нед не мог отрицать выгодности союза с Талли, Речные Земли от огромных просторов Севера отделял лишь Перешеек. Между ними уже давно велась оживленная торговля, и по многим государственным вопросам мнения лордов Старка и Талли частенько сходились. Только вот лорд Рикард Старк уже мертв, а Нед понятия не имел каким будет его собственное грандлордство, настолько он привык следовать советам отца и лорда Аррена.

Дверь за лордом Хостером уже давно захлопнулась, а Эддард все сидел да смотрел на четыре слова с прыгающими буквами, и не мог оторвать глаз. В конце концов, он так ничего и не надумал. Сердце требовало одного, разум и долг перед семьей другого. Но если уж сам король следует велениям своей души, то нельзя ли и Хранителю Севера поступить также?

Эддард спрятал записку Эшары и издал тяжелый, обреченный вздох. Ему всегда нравилось положение второго сына, тихого, неприметного, всегда стоящего за спиной у наследника, чтобы в дальнейшем стать его правой рукой, его советником. Именно такой жизни и желал всегда Нед Старк, спокойной и умиротворенной, как богороща Винтерфелла, теперь же о покое ему придется забыть навсегда.

Эддард выглянул в окно. После череды пасмурных дней над Королевской Гаванью светило солнце, однако оно принесло с собой пронизывающий ветер и холод. Немногочисленные дамы, решившиеся выбраться на прогулку, кутались в теплые плащи. Нед разглядел свою сестру в компании Эшары и принцессы Элии, которая, кажется, впервые покинула свое заточение и отправилась на улицу. Тонкая, словно тростинка на ветру, в свободном платье и широком плаще она казалась еще меньше. Принцесса зябко обнимала себя за плечи и молчала, слушая разговоры своих подруг. Эддарду плохо были видны их лица, но в самой их походке и жестах чувствовалась некоторая тяжесть и нервозность.

По двору прошел рыцарь в небесно-голубом плаще, напоминая Неду о том, что его воспитатель, Джон Аррен, прибыл еще несколько дней назад, а Эддард так и не успел толком увидеться с ним. Лорду Аррену, как и отцу Неда, Рейегаром было обещано место в Малом Совете, и теперь лорд Долины и Хранитель Востока должен был стать еще и мастером над законами, поэтому он был теперь постоянно занят, и Нед не решался беспокоить его. Занимавший должность мастера над законами до лорда Джона Саймонд Стонтон содержался под стражей в собственных покоях, та же участь постигла и бывшего мастера над монетой Кварлтона Челстеда.

Отчаянно нуждаясь в совете Аррена, Эддард все же отправил лорду Джону записку с просьбой принять его, на что получил согласие. Хранитель Востока теперь поселился в Кухонном Замке, где ему были отведены просторные покои. Окно в его горнице было открыто, впуская в комнату ветер и наполняя ее холодом. Заметив мнущегося в дверях Эддарда, лорд Аррен улыбнулся, и подойдя к окну, закрыл его.

— Здесь слишком сыро и душно, — пояснил он, рассеяно пожимая плечами. — Входи же, Нед!

Эддард преодолел порог и сделал несколько шагов по направлению к Джону Аррену. Тот радостно обнял его и по-отечески похлопал по плечу.

— Ох, Нед, — посетовал лорд Аррен, — сколько всего случилось со времени нашей последней встречи. Я, честно говоря, полагал, что ты явишься ко мне раньше.

— Я не хотел вас беспокоить, — объяснился Нед.

— Ты меня не побеспокоишь, — лорд Джон махнул рукой, — иногда нужно и отдыхать от всего этого, — он показал в сторону своего заваленного пыльными манускриптами стола. — Законы Семи Королевств трудно назвать интересным чтивом. Ну же, Нед. Как ты, как Бенджен, Лианна?

Вместо ответа Эддард лишь пожал плечами. Описать их чувства словами было сложно.

— Бенджен, кажется, переносит это лучше всех нас, — наконец, выговорил он, — он всюду бегает за королем. Лиа грустит, но я уверен, что скоро она оправится, а я… иногда я просто не успеваю думать об этом.

— Понимаю, — лорд Джон кивнул. — Заботы грандлорда не легче королевских.

Вспомнив, зачем пришел, Эддард изложил Джону Аррену сомнения последних дней относительно Роберта и собственной женитьбы. Лорд Долины выслушал внимательно, не перебивая и мягко, будто бы наставительно, улыбаясь.

— Я не совсем понял тебя, Нед, — негромко проговорил он, когда Эддард закончил, — так кому же ты намерен отдать руку своей сестры?

— Королю, — вздохнул Нед. — Лианна не простит меня, если я поступлю иначе. Но уж лучше бы Рейегар не был так увлечен ею, а отец ничего ему не обещал. Все было бы гораздо проще. Теперь же меня либо поднимет на рога олень, либо сожрет дракон.

Лорд Аррен расхохотался, обнажая редкие, пожелтевшие с возрастом зубы.

— Ты уверен в своем решении? — спросил он сквозь смех.

— Да… — Эддард потер подбородок, — наверное. А как бы поступили вы?

— Мы сейчас не обо мне говорим, Нед, — голос Джона Аррена зазвучал жестче. — Твой отец оставил тебя далеко не в лучшем положении, но не ты первый, не ты и последний, столкнувшийся с подобным наследством.

— Отец знал, что делал, — Эддард покачал головой, — Роберт послушал бы его. Он конечно бы разъярился, вы сами его знаете, но Роб уважает отца, он бы принял его решение. И я подумал, возможно вы согласились бы поговорить с Робертом?

— Давай-ка я спрошу еще раз, — лорд Аррен внимательно посмотрел на Неда, — ты уверен, что хочешь отдать руку сестры королю?

— Да, — согласился Эддард.

— Но говорить Роберту об этом ты не хочешь? — глаза лорда Джона сощурились.

Неду оставалось только кивнуть. Лорд Аррен снова потрепал его по плечу.

— Я бы хотел тебе помочь, — проговорил он едва ли не утешающе, — но, если я все сделаю за тебя, боюсь, это будет дурной помощью. Ты теперь лорд Винтерфелла, Нед, ты должен уметь не только принимать решения, но и претворять их в жизнь. Для человека в твоем положении опасно слишком полагаться на чужие советы. Погляди вокруг, всмотрись в лица придворных. Некоторые из них действительно люди достойные и честные, но многие лишь носят маску дружбы, пряча за ней змеиную морду предателя. Сейчас ты доверяешь мне, и я не стану использовать твою доверчивость себе во благо, однако, кому удастся завоевать твое доверие в будущем? Не обовьет ли тебя змея своими кольцами. Я дам тебе только один совет, Эддард: думай своей головой, а если уж что решил, то отвечай за свои решения и за свои слова. Тот, кто выносит приговор — сам заносит меч. Так говорил твой отец, и я всегда уважал его за это.

Неду нечего было возразить, ибо его воспитатель был во всем прав. Теперь в руках Эддарда Старка весь Север, а он боится, что не сможет совладать со Штормовым лордом. Брандону бы даже в голову не пришло задумываться об этом, уж он-то умел принимать решения одним махом и отвечать за них. Настоящий лорд Винтерфелла, настоящий Хранитель Севера. Его воля была подобна льду, не то что Недова мягкость.

‒ На моем месте должен был быть Брандон, ‒ вздохнул Нед, отходя к окну.

‒ Я знаю, что тебе тяжело это принять, ‒ лорд Аррен положил руку Эддарду на плечо, ‒ но Брандона нет, как и твоего отца. Я буду, как могу, поддерживать тебя, но ты ни в коем случае не должен забывать о том, что ты теперь отвечаешь за Север.

‒ А по поводу предложения лорда Хостера вы тоже ничего не скажете? ‒ поинтересовался Эддард.

‒ Мне казалось, ‒ Хранитель Востока хитро улыбнулся, ‒ что твои собственные желания лежат немного в другой области.

‒ Да, ‒ Нед почувствовал, как к щекам прилила кровь, зажигая кожу огнем, ‒ но брак с леди Кейтилин выгоден Северу.

‒ Пожалуй, ‒ согласился Джон Аррен, ‒ как и союз с Дорном. Дейны, хотя и не грандлорды, но род древний и уважаемый. В конце концов, ты можешь просватать Бенджена за Лизу, если лорду Хостеру так нужен союз с семьей будущей королевы. Я бы попросил руки одной из них для Элберта, если бы он уже не был помолвлен с девицей Иген, ‒ лорд Джон недовольно нахмурился.

Эддард хорошо помнил, как мать Элберта, приходившегося Хранителю Востока племянником, заключила эту помолвку без согласия и дозволения своего названного брата и сюзерена, желая угодить своей подруге леди Иген. Лорд Аррен был тогда очень рассержен и зол, хотя в то время все еще не терял надежды обзавестись собственным сыном, который стал бы наследником вместо Элберта.

‒ А что же вы? ‒ полюбопытствовал Нед.

‒ Нет уж, увольте, ‒ Джон Аррен усмехнулся, ‒ с меня хватит. Я уже не так молод, я устал, и лучше всего мне заняться тем, что лучше всего у меня получается. Я уже успел убедиться, что наш король толковый молодой человек, однако ему не хватает опыта, которого у меня вполне достаточно для нас обоих.

‒ Все ли места в Малом Совете заполнены? ‒ спросил Эддард, переходя к темам более простым.

‒ Нет, ‒ лорд Аррен покачал головой, ‒ как ты, вероятно, уже слышал, лорд Джон Коннингтон назначен Десницей. Не скажу, что одобряю это, слишком уж молодой грифон горяч, но подобное назначение меня не удивило. Со дня на день мы ждем ворона из Цитадели с именем нового Великого Мейстера, заседание Конклава уже состоялось. Селвин Тарт с Сапфирового острова станет мастером над кораблями, он уже находится на пути сюда вместе с семьей. Кажется, у него двое маленьких детей.

Нед ничего не слышал о Селвине Тарте, поэтому лишь рассеянно пожал плечами. Интересно, кем окажется этот человек: верным слугой короны или очередной змеей, скрытой за маской подобострастия.

‒ Полагаю, на пост Десницы рассчитывали вы сами, ‒ предположил Эддард, позволяя себе достаточную открытость.

‒ Ты хорошо меня знаешь, мой мальчик, ‒ Джон Аррен расплылся в улыбке. ‒ Возможно, я и желал чего-то подобного, да и сейчас желаю, но король Рейегар очень долго учиться доверять тем людям, которых он знает недостаточно хорошо. Я думал, что Десницей станет твой отец. Рейегар не был с ним долго знаком, однако, какой отец будет вредить своей дочери? В лояльности лорда Рикарда можно было быть уверенным. Что же до меня, то мой пост ‒ не более, чем благодарность за оказанную поддержку. Однако со временем все может измениться. Лорд Коннингтон излишне стремителен, непростительно прост и твердолоб, а я уж постараюсь, чтобы король узнал меня получше.

Хранитель Востока подмигнул Неду и рассмеялся. Эддард улыбнулся в ответ, хотя и не был уверен до конца, что это всего лишь шутка.

‒ Мастер над шептунами, кажется, сохранил свою должность, ‒ заметил Нед, ‒ его духами пропахли все коридоры замка.

‒ Король еще ничего не решил, ‒ хмыкнул Аррен, ‒ но по тому, как он глядит на Вариса, особой любви Рейегар к евнуху не питает. Король не сообщал подробностей, но пару дней назад обмолвился, что намеревается расширить Малый Совет.

‒ Неужели? ‒ Неда это удивило. Малый Совет оставался неизменным со времен Эйгона Завоевателя.

Лорд Аррен кивнул.

‒ Уж не знаю, что он удумал, ‒ вздохнул Хранитель Востока, ‒ у короля столько планов и задумок, что как бы они не погребли его под собой. Я не предполагал, что Рейегар окажется таким деятельным, но не жалею, что ошибался.

Эддард провел у Джона Аррена еще с три четверти часа, расспрашивая того об оставшихся в Долине друзьях и знакомых и делясь новостями. Он выходил от своего воспитателя в настроении весьма приподнятом, хотя его трудности по-прежнему оставались далеки от разрешения. Пусть Нед и выиграл себе немного времени, но лорд Хостер скоро потребует ответа, а Эддард не желал соглашаться, но и отказываться полагал неправильным. Да и Роберт скоро должен был прибыть в Королевскую Гавань. Из всех лордов Королевских Земель и грандлордов Вестероса Баратеон оставался последним. Вероятно, он таким образом намеревался плюнуть королю в лицо, но Нед полагал, что его друг играет с огнем. Рейегар не был похож на своего отца, но король не допускал неуважения, лжи или интриг у него за спиной. Челстед и Стонтон уже успели лично в этом убедиться.

Штормовой лорд все-таки прибыл через несколько дней, окруженный небольшим отрядом с желто-черными знаменами своего дома. Он громко ревел и смеялся, бросал улыбки глазевшим на него девицам, а некоторых даже щупал пониже талии так, будто бы этого никто не замечал. Глядя на высокорослого и широкоплечего Роберта, Нед думал, что его друг, как и его предки внешностью и статью напоминали больше медведя Мормонтов, нежели коронованного оленя, изображенного на гербе Баратеонов. Зато уж девиз их дома довольно хорошо отражал характер властителей Штормовых земель.

В первый свой вечер в столице Роберт пил и веселился. Шумно радуясь встрече, он заключил Неда в медвежьи объятия, крепко похлопав того по плечу, и больше Нед его не видел. Лицо короля при встрече с лордом Баратеоном трудно было бы назвать гостеприимным, однако во взгляде Рейегара Таргариена не было гнева или злости, скорее удивление. Они обменялись сухими приветствиями, после чего король удалился, а Роберт смотрел ему вслед с кривой и злобной ухмылкой. Штормовой лорд немедленно вознамерился повидать Лианну, но она осталась в своих комнатах, ссылаясь на дурное самочувствие. Было ли это правдой или она просто не желала видеть своего все еще жениха, Нед так и не узнал.

На следующий день Роберт, однако, явился к Неду. Он протрезвел после вчерашней попойки и выглядел почти бодро за исключением налившихся кровью глаз. Без приглашения Баратеон рухнул в кресло, заскрипевшее под его весом, и налил себе кубок вина, немедленно осушив его до дна.

‒ Как поживаешь, Нед? ‒ спросил Роберт, будто бы о чем-то догадывался.

‒ Будто ты сам не знаешь, ‒ вздохнул Нед, ‒ последний месяц выдался для нас тяжелым.

‒ Ах да, мне жаль, ‒ буркнул Баратеон, будто бы устыдившись своей наглости. Он с мгновение помолчал, а потом, снова наполнив кубок, добавил: ‒ Я хочу видеть Лианну.

‒ Пошли к ней служанку и попроси принять тебя, ‒ Эддард пожал плечами, ‒ будто ты не знаешь, как это делается.

‒ Знаю, ‒ огрызнулся Роберт, ‒ твоя сестра мне отказывает.

‒ И что же ты хочешь от меня? ‒ удивился Нед.

‒ Вразуми ее, ‒ пояснил Баратеон, ‒ ты теперь глава дома, ее господин. Она обязана тебя послушаться.

‒ Роб, это глупо, ‒ Эддард развел руками, ‒ ты же не хочешь, чтобы я ее за волосы притащил прямиком к тебе. Она столько натерпелась, если она желает побыть одна, лучше оставить ее в покое.

‒ Это правда, что твою сестру трахает король? ‒ Роберт оторвался от кубка и посмотрел на друга диким, по-настоящему звериным взглядом.

‒ Кто…? ‒ воскликнул Нед, чувствуя, как его щеки заливаются краской гнева. ‒ Да что ты такое говоришь?

‒ Не притворяйся, что никогда не слышал подобного. Об этом талдычит весь Красный Замок, ‒ фыркнул Роберт, ‒ ее называют не иначе как драконьей шлюхой.

‒ Не повторяй этого при мне, ‒ зло сказал Эддард, заработав удивленный взгляд друга, ‒ это все из-за того венка. Людям лишь бы поболтать, неужели ты полагаешь, что Лиа смогла бы вести себя подобным образом?

‒ Нет, ‒ Роберт неуклюже отпил вина, и тонкая красная струйка потекла по его подбородку. Баратеон смахнул ее тыльной стороной руки. ‒ Но мне не слишком радостно было выслушивать все это о моей невесте. Полагаю, нам с тобой следует, наконец, договориться о приданом и назначить дату нашей с ней свадьбы. Чем раньше я увезу ее в Штормовой Предел подальше от этого драконьего выродка, тем лучше.

Нед тяжко вздохнул и тоже налил себе вина. За окном стали собираться тяжелые сизые тучи, предвещавшие скорый дождь, отчего в комнате сделалось темнее.

‒ Роберт, послушай, ‒ начал он немного неуверенно, ‒ о вашей помолвке не было объявлено…

‒ Что ты хочешь этим сказать? ‒ прорычал Роберт.

‒ Не перебивай, ‒ попросил Нед, устало потирая лоб и чувствуя, как одежда на нем взмокла, ‒ ты знаешь, как бы я хотел, чтобы мы породнились…

‒ Твой отец дал свое согласие, ‒ снова встрял Баратеон.

‒ Да, ‒ кивнул Нед, ‒ но Лианна, она настроена против, и…

‒ Так заставь ее, ‒ воскликнул Роберт, вставая с кресла. Сейчас он и вправду напоминал приготовившегося к атаке огромного медведя.

‒ Я не могу, ‒ Эддард затряс головой, ‒ она моя сестра, и я не могу ее принуждать.

‒ Ты нарушаешь данное отцом слово, ‒ взревел Баратеон.

Он не успел сказать ничего другого, как раздался настойчивый стук в дверь. Нед, неотрывно глядевший на Роберта, моргнул и направился открывать. Стоило ему отодвинуть засов, а петлям нетерпеливо скрипнуть, как в комнату протиснулась Лианна. Судя по тому, как она хмурилась, сестра была явно чем-то недовольна.

‒ Нед, ‒ обратилась она к брату, но заметив позади него лорда Баратеона, немедленно умолкла.

‒ Леди Лианна, ‒ Роберт изобразил учтивый поклон и вышел вперед, намереваясь поцеловать руку девушки, но она попятилась, не позволяя Баратеону касаться ее, ‒ как вы себя чувствуете, дорогая невеста?

‒ Лучше, благодарю, ‒ Лианна поджала губы, ‒ но я не припомню, чтобы наша с вами помолвка была скреплена, ‒ ее глаза гневно блеснули, напоминая Неду сгущающиеся за окном тучи. Эддард готов был схватиться за голову, ибо появление сестры ничего доброго не предвещало.

‒ Ваш отец дал согласие, ‒ возразил Роберт.

‒ Моего отца больше нет, ‒ отчетливо, но тихо проговорила Лианна, отвернувшись в сторону, ‒ а я вам своего согласия не даю.

‒ Это не вам решать, ‒ возмутился Баратеон, ‒ ваш брат…

‒ Роберт, ‒ попытался унять его Нед.

‒ Не вмешивайся, ‒ осадил его Штормовой лорд, ‒ ваш брат прикажет вам стать моей женой, и вы уедете со мной в Штормовой Предел.

‒ Неужто ты поступишь так со мной, Эддард? ‒ спросила Лианна, пронизывая брата взглядом, острым словно валирийская сталь. Ее глаза напоминали ему глаза лорда Рикарда, когда он сердился или бывал строг со своими детьми.

‒ Лиа, послушай, ‒ заговорил Нед, но сестра не стала дослушивать его.

‒ Конечно, ты можешь заставить меня, Эддард, ‒ зло проговорила она, ‒ а вы, лорд Роберт, можете перекинуть меня через плечо и отвезти в свой замок, но, клянусь богами старыми и новыми, я никогда не стану вашей. Вы можете владеть моим телом, ибо мне ни за что не одолеть вас, но моя душа и мое сердце никогда не будут принадлежать вам. Уж лучше я прыгну в океан или перережу себе вены, а после смерти буду являться вам во сне, чтобы вы никогда не обрели покоя. Я никогда не желала вас и не желаю теперь. Сделайте меня своей женой, и я превращу вашу жизнь в ледяной ад. Вы поняли меня, лорд Роберт?

‒ Это все из-за этого драконьего выродка? ‒ прошипел Баратеон.

‒ Тише! ‒ шикнул Нед.

‒ Так-то вы отзываетесь о своем короле? ‒ хмыкнула Лианна, ощерившись, будто волчица, защищающая свою стаю. ‒ Уверяю вас, он здесь не при чем. Вы не понравились мне с самого начала, когда я впервые увидела вас в Винтерфелле. Мне не нужен муж, который своей супруге будет предпочитать вино и дешевые объятия шлюх!

‒ Я вызову его на поединок, ‒ вскричал Роберт, будто и не слышал ее слов.

‒ Безусловно, вы рассчитываете на то, что король слишком честен и не сможет вам отказать, ‒ Лианна уперла руки в бока, а Нед отошел в сторону, решив не мешать. Его сестра, кажется, справлялась лучше него. Отец любил говаривать, что в них с Брандоном текла волчья кровь. В отличие от Эддарда, Лианна не только умела принимать решения, но и была способна отвечать за них. ‒ Что ж, я не заплачу, если король убьет вас. А ежели вы хотя бы раните его, то вряд ли это заставит меня полюбить вас, скорее наоборот, тогда я действительно начну вас ненавидеть.

‒ Эддард, ‒ Баратеон обернулся к нему, ‒ давай покончим с этим!

‒ Я не буду принуждать ее, ‒ повторил Нед, чувствуя, как этими словами он словно мечом перерубает все, что когда-то связывало его с Робертом Баратеоном.

‒ Я твой друг, Эддард, ‒ из уст Штормового лорда это звучало, будто угроза.

‒ Она моя сестра, ‒ возразил Нед, ‒ я бы больше всего на свете хотел, чтобы моим названным братом стал ты, но ты сам слышал Лианну. Я не допущу, чтобы она страдала.

‒ Мне все ясно, лорд Старк, ‒ бросил Роберт, ‒ конечно же, гораздо выгоднее выдать сестру замуж за короля. Я полагал, что ты не Тайвин Ланнистер, и счастье друга для тебя дороже амбиций.

‒ Что ты несешь? ‒ вскричал Нед, чувствуя, как Лианна крепко сжимает его руку и опечаленно качает головой.

Роберт не стал его слушать и вышел вон, громко хлопнув дверью и оставив Эддарда смотреть ему вслед в полном недоумении.

‒ Я не понимаю, ‒ пробормотал он, ‒ Роберт прекрасно знает, что у меня никогда не было и нет никаких амбиций, что я бы никогда не отдал тебя королю, если не был бы уверен, что он достойный человек.

‒ Он всего лишь хотел задеть тебя, милый Нед, ‒ Лианна отпустила его руку и крепко обняла брата, ‒ ты ранил его гордость, а он хотел задеть твою. Меньше всего я желала, чтобы тебе пришлось выбирать между сестрой и лучшим другом, но… спасибо тебе.

‒ Ты можешь передать своему королю, что я даю ему свое согласие, и он может прийти ко мне, чтобы обсудить приданое и назначить дату, ‒ Эддард заключил сестру в ответные объятия. ‒ Я не мог бы поступить по-другому, я не простил бы себе, если бы ты так страдала. Помнишь, как говорил отец? Когда выпадает снег и дуют белые ветры…

‒ Одинокий волк умирает, но стая живет, ‒ докончила за него сестра. ‒ Ты прав, Нед, мы стая. Ты, я и Бен. И мы никогда не должны об этом забывать, ни мы, ни наши дети.

Еще несколько мгновений они постояли обнявшись, потом Нед выпустил сестру и отошел к окну, за которым сквозь собиравшиеся над столицей ранние зимние сумерки лил дождь. Потоки воды падали с крыши, струились по окнам, хлестали из водостоков во двор, прокладывая в песке бурные реки. Эддард ожидал, что после этого разговора ему станет легче, но он не чувствовал облегчения. Ему не хотелось терять друга, пусть Роберт и открылся ему с неприятной стороны, но у Штормового лорда были и достоинства, за которые Нед и привязался к нему в свое время. Как бы то ни было, он не мог пожертвовать счастьем сестры. Что ж, возможно с годами раны заживут, и Баратеон найдет себе подходящую жену, а они вдвоем еще посмеются над этим. Однако что-то подсказывало Эддарду, что этому уже не бывать.

‒ Тебя что-то беспокоит? ‒ Лианна незаметно подошла к нему и взяла за руку.

‒ Лорд Хостер предлагает мне руку леди Кейтилин, ‒ пробормотал Нед. Обсуждать с ней Роберта он не мог, но поделиться с сестрой своими трудностями ему хотелось.

‒ И что же, ты отказал ему? ‒ спросила Лианна. ‒ Леди Эшара обмолвилась, что ты больше не заговаривал с ней о браке, и она беспокоится, будто ты ее и вовсе разлюбил.

‒ Это не так! ‒ воскликнул Нед и, смутившись, отвернулся.

‒ О, мой милый брат, ‒ Лианна погладила его плечо, ‒ я знаю обо всем еще с самого Харренхолла. Ты так забавно краснеешь, что очень трудно было не заметить твой интерес. К тому же, мне кажется, я могу называть леди Эшару своей подругой. Будет жаль расстаться с ней, когда ты увезешь ее на Север.

‒ Я не дал ответа лорду Хостеру, ‒ удрученно покачал головой Эддард, отчего-то ему вдруг стало стыдно перед сестрой, ‒ я не знаю, как мне поступить. Мои желания и мой долг не могут найти между собой согласия.

‒ Нед, ‒ ласково проговорила Лианна, ‒ ты ошибаешься. Твой долг ‒ жениться на достойной девушке и обеспечить род Старков наследниками. Что ж, леди Эшара кажется мне более чем достойной, одно лишь то, что она умудрилась выжить в этом страшном месте уже говорит о ее уме и решительности, она станет хорошей леди Винтерфелла, и я уверена, у вас появятся прекрасные малыши. Твой долг ‒ справедливо править Севером, приумножать его богатства и защищать его жителей. У меня нет никаких сомнений в том, что ты способен на это.

‒ Благодарю тебя, Лиа, ‒ Нед немного улыбнулся, ‒ но, мне кажется, ты говоришь так лишь потому, что я твой брат.

‒ Возможно, ‒ усмехнувшись, она пожала плечами, ‒ однако Рейегар тоже очень высоко мнения о тебе, хотя он и был немного зол на тебя за то, что ты отказывался говорить с ним о нашей свадьбе.

Улыбка Эддарда сделалась шире.

‒ Пожалуй, мне стоит написать Эдмару Дейну, ‒ проговорил он.

‒ Пожалуй, стоит, ‒ Лианна снова обняла его, ‒ не буду тебе мешать.

Они попрощались, и Нед остался один. В горнице стало совсем темно, и он зажег на столе свечи. Он обмакнул в чернильницу кончик пера и принялся выводить витиеватые буквы. Облегчение так и не нашло Эддарда, он знал, что преодолеть все свалившиеся на него трудности будет не так-то просто, однако теперь он обретал уверенность, что выбрал верную дорогу.

Глава опубликована: 11.07.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 80 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх