↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1166 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Лианна I

В ее глазах отражалось небо Королевской Гавани, такое же серое и печальное. Тучи низко нависали над городом и к ночи, наверняка, извергнутся тяжелым, холодным дождем. Зимние дожди постоянно преследовали ее с тех пор, как она покинула родной Север, от голых деревьев и тяжелых туч даже днем было темно, словно в сумерки. Лианна скучала по снегу: искристый белый покров наполнял все кругом светом, здесь же была лишь черная земля, да серый камень, и даже величественный Красный Замок казался тусклым и погруженным в свои печальные думы.

Снег сменился дождем, когда Лианна, Брандон и их маленький эскорт выехали на Перешеек. Сначала он превратился в мокрую кашу, а потом и вовсе стал водой. Однажды Лианна так промокла под ледяными струями, что ей пришлось сменить седло на деревянную повозку, где ехали остальные женщины, а ее серебристо-буланая лошадка по кличке Синеглазка путешествовала теперь вместе с небольшим обозом.

В повозке септа Дженна читала Семиконечную звезду, а Дейзи тупо смотрела в крохотное окошко, служанка Лианны Лота, которую юная леди Старк взяла с собой, сидела, забившись в угол и молчала. Лианна слышала, что на юге детей заставляют читать Священное Писание, и порадовалась тому, что ее от этого защитили Старые Боги, и старая септа учила ее лишь женским премудростям. Бывало, Лианна удивлялась, что же на Севере делает септа, но если она и задавала вопросы, отец отмахивался от них. Септа Дженна просто однажды появилась в Винтерфелле, когда Лианна была еще совсем девочкой, да и осталась. Ее не гнали, а она преданно служила дому Старков, не оскорбляла Старых Богов и воспитывала единственную дочь Хранителя Севера.

Под началом мейстера Валиса Лианна вместе с братьями изучала грамоту, счет, историю и геральдику, однако, эти занятия закончились для нее гораздо раньше, и ей приходилось рукодельничать. Видимо, для септы Дженны наивысшим достоинством женщины была способность завалить мужа целой горой вышитых цветочками салфеток.

Рядом с трясущейся по кочкам повозкой скакал Брандон, голову его скрывал капюшон, по которому струилась льющаяся с неба вода. С ними ехал небольшой отряд винтерфелльских гвардейцев, а также оруженосец Брандона и прочие слуги, которые понадобятся им в столице. Как бы Лианна не противилась необходимости отправиться в Королевскую Гавань, она была рада, что там рядом с ней будут знакомые ей люди, на которых она всегда могла рассчитывать.

Сначала путешествие доставляло Лианне удовольствие, она с интересом беседовала с местными жителями, встречавшимися им на пути. Она взяла у Брандона карту и принялась изучать ее, постоянно отвлекая брата расспросами об их местонахождении. Когда небо прекращало ненадолго лить слезы, Лианна садилась на Синеглазку и объезжала живописные окрестности, а приставленный к ней Альбин Сноу — командир их небольшого отряда гвардейцев — не мог ее догнать. Альбин, как говорили, был бастардом одного из знаменосцев лорда Рикарда. Лорд Старк когда-то согласился взять его на воспитание, возможно, он и знал, кто были родители мальчика, но никогда не говорил об этом.

Когда Лианна впервые села на лошадь, Альбину, бывшему тогда уже почти что взрослым мальчишкой, поручили приглядывать за ней, так и вышло, что с тех пор он за ней и приглядывал, хотя Лианна и выучилась ездить гораздо лучше него.

Миновав Ров Кейлин, они оказались прямо посреди болот. Альбин предупредил Лианну, что съезжать с дороги опасно: тракт шел по специально построенной еще в царствование Джейехериса Первого насыпи, а с обеих сторон путников окружали коварные топи. Стоило лишь по случайности ступить в них, как неведомая рука хватала тебя за ногу и увлекала за собой в темный омут, откуда нет возврата. Брандон не спускал с Лианны глаз, да и сама она держалась дороги. Страшные рассказы Альбина напугали ее, хотя она в этом никому и не призналась.

Пейзаж кругом завораживал: огромные деревья, с темными, внушительными стволами, покрытыми зеленым мхом, выступали из сине-черной болотистой воды. Над болотами низко лежал туман, скрывая все, что бы там ни пряталось. Если подобраться близко к краю дороги, то можно было услышать тихие всплески и увидеть разбегающиеся по воде круги.

— Леди Лианна, немедленно идите сюда, — послышался голос септы Дженны.

Стояло раннее утро, небо только начинало светлеть, и Лианна, воспользовавшись тем, что все еще спали, отправилась в одиночестве полюбоваться болотами. Если не слишком близко подходить к ним, то они и вовсе не казались страшными, скорее таинственными, полными загадок, которые так и не терпелось разгадать.

— Иду, — откликнулась Лианна, и вовсе не собираясь возвращаться к шатру.

Через некоторое время к ней подошла Дейзи и дернула за широкий, отороченный мехом, рукав.

— Идемте, миледи, — она взглянула на Лианну почти умоляюще. — Вас ждут завтракать, и лорд Брандон очень сердится. Говорит, что нечего тут смотреть на змей да львоящеров. Вон какая змея вас укусит, так вы так тут и умрете.

Лианна расхохоталась.

— Смотри, какая красота, Дейзи, — она указала на раскинувшийся перед ними водный лес. — Смотри, какой туман! Густой, и белый, будто молоко! Это же настоящее волшебство, Дейзи! Наверняка там кто-то прячется, и не только ваши змеи и львоящеры. Как бы я хотела поглядеть, что там дальше!

Лианна повернула голову к Дейзи, но та продолжала угрюмо смотреть на нее. Девчонке определенно не было дела до волшебства.

— Что ж, — Лианна разочарованно вздохнула. — Идем, Дейзи, коли братец меня ожидает.

К шатру они шли, лавируя между множеством заполнивших дорогу людей. Королевский Тракт в этом месте был единственной дорогой, пролегающей сквозь бесконечные болота, поэтому путников здесь теснилось столько же, сколько народу собиралось на самой людной ярмарке в Белой Гавани, больше Лианна в своей жизни никогда не видела. Ночевали путешественники тоже на дороге, лорды и леди, коих было не слишком уж много, ставили шатры, торговцы спали в своих повозках, а странствующие рыцари и простой люд, бывало, ложились прямо на земле, укрывшись плащами. Сейчас, когда серое от облаков небо наполнило все вокруг светом, ознаменовав приход утра, весь этот разношерстный муравейник просыпался, наскоро завтракал и готовился отправиться в дальнейший путь.

— Вот и ты, — Брандон при виде сестры покачал головой, но темно-серые глаза его улыбались. — Септа Дженна страшно зла на тебя за то, что ты ее совсем не слушаешь.

— Прости, брат, — Лианна опустила голову, не скрывая при этом, вспыхнувшую на губах улыбку. — Я ходила посмотреть на лес.

Брандон вздохнул, но не стал ей выговаривать. Лианна знала, что выговоры его, по большей части, — лишь необходимость, которой требует его положение, и пока сестра не подвергала себя опасности, он многое ей позволял. Будь Брандон сам моложе и свободнее, отправился бы вместе с ней, не зря на Севере он звался Диким Волком.

— Я позвал тебя, — продолжил Брандон, — чтобы представить тебе нашего друга, который любезно зашел к нам, чтобы засвидетельствовать свое почтение.

Откуда-то из тени навстречу Лианне шагнул юноша. Он был мал и тонок, густые каштановые волосы шапкой лежали на голове, однако больше всего внимания привлекали его глаза: зеленые, даже в приглушенном освещении шатра сверкавшие ярче изумрудов. Цвет их был необычен, а взгляд еще необычнее, то были не глаза юноши, а глаза древнего старца.

— Это лорд Хоуленд Рид — знаменосец нашего отца, как ты знаешь, — показал на гостя Брандон. Казалось, брат не находил в лорде Риде ничего необычного. — Хоуленд, это моя сестра леди Лианна Старк.

Рид низко поклонился, а Лианна присела в изящном реверансе, после чего Брандон наконец-то разрешил всем сесть за стол.

— Что привело вас сюда, лорд Рид? — осведомилась Лианна.

— Как уже сказал ваш брат, миледи, — голос Рида звучал чуть хрипло и в то же время высоко, — я намеревался засвидетельствовать вам и вашему брату свое почтение.

— Но как вы узнали, что мы будем здесь именно сегодня? — удивилась Лианна.

Рид бросил немного взволнованный взгляд на Брандона и лишь тогда ответил:

— Две ночи назад вы явились мне во сне, — тихо произнес он. — Тогда я немедленно оставил Дозор в Сероводье и отправился сюда, чтобы застать вас.

— Вот так чудеса! — воскликнула Лианна. Она взглянула на брата: тот лишь снисходительно улыбался, однако молчал, похоже, рассказы о вещих снах лорда Перешейка не были ему в новинку. — Вы видите пророческие сны?

— Да, — кивнул Рид. Несмотря на ухмылку Брандона, которую он, несомненно, заметил, лицо Рида оставалось серьезным.

— Это, должно быть, необычайно интересно, — с восхищением произнесла Лианна. Она напрочь забыла о своем завтраке, и вареный горох на ее тарелке уже давно остыл. — Наверное, по сравнению с вашими, мои сны необычайно скучные!

— Мы называем такие сны зелеными, — продолжал рассказывать Рид. — Они не являются по первому зову, а приходят только тогда, когда Боги желают открыть нам нечто важное. Но и тогда Боги редко говорят прямо, облекая свое послание в загадку, полную символов, которые можно трактовать по-разному.

— Хотела бы и я видеть будущее, — со вздохом проговорила Лианна, — особенно теперь, когда я еду в само логово Дракона! Что-то ждет меня так далеко от родного дома?

— Вы едете навстречу своей судьбе, миледи, — тихо сказал Рид, — и даже если бы сейчас вы остались в Винтерфелле, она бы все равно настигла вас, что бы ни случилось.

— Вы и меня видели в своих снах? — Лианна замерла и почувствовала, как по телу пробежала едва заметная дрожь. Как бы она ни хотела узнать свое будущее, сейчас ей стало не по себе. Вдруг оно окажется не таким, каким она хотела бы его видеть, вдруг за поворотом дороги ее ожидает нечто страшное?

Рид долго не отвечал. Он будто бы погрузился в глубокие думы, а вместе с ним молчали и все остальные присутствующие в шатре. Дейзи взирала на лорда Перешейка с благоговейным ужасом, а Брандон перестал ухмыляться.

— Да, — наконец, выдавил Рид.

— И что же вы видели? — заворожено спросила Лианна. Раз уж он не желал говорить ей, значит, это точно было что-то плохое.

— Простите меня, миледи, — Рид склонил голову, — но я вам не скажу. Предсказания и пророчества опасны тем, что когда становятся нам известны, они порабощают наш разум и волю. Мы стремимся либо воплотить их, либо предотвратить, не понимая, что если пророчество верно, то оно сбудется, что бы мы ни предпринимали. Еще раз прошу вашего прощения, миледи, я и так сказал уже слишком много.

На несколько мгновений повисло напряженное, ватное молчание, слышны были лишь голоса снаружи, казавшиеся, теперь какими-то приглушенными, да шелест ветра в складках шатра. Сердце Лианны отчего-то стучало часто-часто, готовое выскочить из груди, она почувствовала, как вспотели ее ладошки. Лианне чудилось, будто бы она поймала за хвост диковинную южную птицу, на которую давно охотилась, но та легко вырвалась из ее хватки и улетела прочь, оставив Лианну с пустыми руками.

— Расскажи-ка нам лучше, Хоуленд, о новостях Дозора в Сероводье, — слишком уж наигранно заговорил Брандон. Этот разговор о судьбе и пророчествах, казалось, насторожил и его. Лианна поняла это по тому, как брат обеспокоенно поглядывал на нее.

Рид встрепенулся, будто пробудился от долгого сна, и заговорил о разных будничных делах: о долгой зиме, пустеющих амбарах и тяжелых временах для северян. Рассказал он и о своем намерении отправиться на Остров Ликов, чтобы своими глазами взглянуть на это таинственное место. Брандон, услышав об этом, лишь хмыкнул, качая головой.

Вместе с разговором ожил и шатер: Дейзи кротко заулыбалась, впустив внутрь холодный порыв ветра, вошли Лота, септа Дженна и Альбин Сноу. Лота стала убирать со стола, Альбин тут же включился в разговор мужчин, а септа принялась бранить Лианну. Лианна, однако, молчала и слушала лишь вполуха, воспринимая голоса вокруг, как шум быстрого ручья, что пускаются в путь по камням, когда весной начинает таять снег. Она взглянула на свой горох, который теперь, наверняка, уже невозможно было взять в рот, и отставила тарелку в сторону. Есть все равно не хотелось, да и утреннее веселье куда-то пропало, сменившись болезненным томлением по чему-то неведомому.

Время шло, и Старкам нужно было отправляться в путь. Рид раскланялся, и Лианна вышла вслед за ним, чтобы попрощаться. Брандон недовольно поглядел на нее, но она успокаивающе кивнула ему, лишь одними губами произнеся, что все хорошо.

— Прощайте, миледи, — пробормотал Рид. Лианне показалось, что теперь его глаза стали светлее и уже не были столь яркими.

— Прощайте, лорд Рид, — кивнула она. — Надеюсь, мы еще свидимся с вами.

— В этом вы можете быть уверены, — сказал лорд Перешейка. — Удачи вам, Лианна Старк.

— Спасибо, — Лианна улыбнулась. — И вам.

На мгновение она отвлеклась, а когда снова взглянула на то место, где стоял Рид, то он уже исчез среди других, суетившихся кругом, путников. Лианне показалось, что его каштановая макушка мелькнула у самой границы леса, но она не могла быть в этом уверена.

Когда они тронулись в путь, ветер стих, а небо, хотя и было покрыто мягким одеялом из светлых облаков, не посылало им дождя. Лианна приказала оседлать Синеглазку, решив сегодня ехать верхом. Альбин Сноу как верный стражник скакал подле нее, однако задумчивость Лианны его отпугивала, и он не заводил с ней разговора. Вскоре она вырвалась вперед, а Альбин предпочел держаться на почтительном расстоянии. Лианне хотелось, чтобы болота поскорее закончились, и она смогла бы отправиться в поля, пустить Синеглазку галопом и насладиться скачкой, но водяной лес все тянулся и тянулся по сторонам. Он больше не казался Лианне волшебным, скорее зловещим, хотя и не утратил манящего очарования. Путники рассеялись по дороге, оказавшись далеко позади или впереди Лианны, лишь Альбин Сноу маячил где-то сзади, и она долгое время ехала одна, пока ее не настиг Брандон.

— Как тебе нравится Хоуленд? — спросил он, пуская лошадь шагом.

— Он очень мил, — отстраненно ответила Лианна.

— Надеюсь, ты не придала большого значения его болтовне про все эти пророчества? — осведомился Брандон нарочито беззаботно. — Хоуленд — славный малый, однако любит говорить ерунду. Уверен, отец послал ему ворона с вестями о нас.

— Конечно, Брандон, — согласилась Лианна, хотя сама так не думала, — я похожа на ту, кто будет верить во все это?

Она знала, что брат внимательно смотрит на нее, но не повернула головы, испугавшись встретиться с ним взглядом. Брандон лишь вздохнул и развернул коня назад.

Лишь через несколько дней они миновали край болот и выехали к Зеленому зубцу. Из-за долгих дождей река разлилась и бурлила, неся свои воды на Восток, чтобы слиться со своими братьями, превратившись в единый поток, и достигнуть, наконец, Крабьего залива. Лианна пожалела, что оказалась в этих краях зимой, когда речные воды темны, а деревья стоят, обнажив свои черные стволы. Кругом не было, ни ягод, ни цветов, только трава, бывавшая то коричневой, то болотно-зеленой, то грязно-желтой. Не было тут и чардрев, Старые Боги Севера остались далеко позади, и Лианна чувствовала себя беззащитной, будто их маленький отряд остался один против всего остального мира.

Небо в Речных Землях казалось выше, чем на Севере, но его также заволокли тучи, лишь два дня солнце показывалось путникам, чтобы снова скрыться, оставив их в привычной промозглой серости. На ночлег они останавливались в небольших деревенских харчевнях и гостиницах, коих вдоль Королевского Тракта попадалось много. Хозяева были в основном люди приветливые и простые, и Лианна с удовольствием беседовала с ними, коротая время за ужином. Ей нравилось слушать их рассказы о минувших временах, которые удивительным образом напоминали Лианне сказки старой Нэн.

Новые впечатления развеяли овладевшую ей было грусть, и Лианна заметила, что Брандон, выглядевший до этого обеспокоенным, расслабился и перестал бросать на нее тревожные взгляды. Наверняка, он решил, что она попросту позабыла о словах лорда Рида, однако это было не так: Лианна спрятала их в тайник своей памяти, чтобы достать оттуда, когда это потребуется. Сейчас же она полностью отдалась познанию тех земель, которые проезжала. Возможно, когда-нибудь, через много лет ей удастся совершить путешествие по всему Вестеросу или даже отправиться в Эссос, однако пока это были лишь бесплодные мечты.

Хмурые дни тянулись долго, дорога бежала впереди, Лианна засыпала и просыпалась под шум речных вод. Уж они-то доберутся до своей цели быстрее, чем она. Но стоило Лианне только подумать об этом, как Альбин Сноу объявил:

— Безымянный брод всего через несколько миль, скоро будем переправляться через Трезубец.

— Почему за столько лет этому броду никто так и не придумал название? — полюбопытствовала Лианна.

— Почем я знаю? — пожал плечами он. — Это, наверное, не так просто.

— Может быть, ты его придумаешь? — крикнул сзади Брандон. — Брод леди Лианны. Что скажешь? Для этого тебе надо очаровать какого-нибудь певца, чтобы он…

— Прекрати, — Лианна подъехала к брату и стукнула его по плечу. — Хватит паясничать, Брандон!

Брат расхохотался, а Лианна покраснела. Она всегда почему-то смущалась, когда Брандон заводил такие разговоры, особенно в присутствии посторонних. Лианна лишь недавно вошла в тот возраст, когда юные леди начинают думать о женихах, и сами становятся объектами внимания молодых мужчин. Она вспомнила то время, когда несколько месяцев назад ее брат Нед привез в Винтерфелл своего друга Роберта Баратеона — молодого лорда Штормовых земель, с которым они вместе воспитывались у Джона Аррена в Орлином Гнезде. Она вспомнила то, как украдкой смотрел на нее лорд Баратеон, и снова залилась густой краской.

Воды Трезубца у Безымянного брода были спокойны, и Лианне показалось, что в них отражается небо. Она стояла и смотрела на них, вглядываясь в глубину, но не видела ничего, кроме проплывающих мимо облаков. Наконец, Брандон окликнул ее, и Лианна, пришпорив Синеглазку, устремилась за своими спутниками. Пути до Королевской Гавани оставалось совсем немного.

Вечером они расположились лагерем в том месте, где раньше стоял замок Белостенный, разобранный когда-то самим Бринденом Риверсом. Здесь на каждом клочке земли жила своя история и легенда, но по известности ничто не могло сравниться с величественным замком Харренхолл, и на следующий день Лианна объявила о своем желании посмотреть на него. Королевский Тракт проходил достаточно далеко от замка, но Лианна, взяв с собой Альбина Сноу, отправилась туда верхом, отвергнув все возражения Брандона.

— Обещаю, — улыбнулась она, — я вернусь засветло, будь покоен, братец.

— Это встреча с Ридом так повлияла на тебя? — фыркнул Брандон. — Уж не хочешь ли ты теперь отплыть на Остров Ликов вместе с ним?

— Не говори глупости, — отмахнулась Лианна. — Мы не будем подъезжать близко. Когда мне еще представится возможность взглянуть на этот замок, если я буду безвылазно сидеть в Королевской Гавани?

Брандон нехотя кивнул, и Лианна с Альбином, оставив его и прочих их спутников, двинулись вдоль берега озера Божье Око. Зеленые воды озера были тихи, они ласково плескались у берега, принося странное чувство покоя и защищенности. Лианне подумалось, что цвет здешних вод напоминает ей цвет глаз Хоуленда Рида. Вдалеке виднелся и тот самый загадочный Остров Ликов, манящий и пугающий одновременно.

— Брандон был в чем-то прав, — проговорила Лианна. — Хотела бы я отправиться туда, ведь там живут наши Старые Боги, тогда как здесь, на Юге, им уже давно нет места.

— Ну, уж нет, — Альбин дернул плечами будто бы от холода. — Мне ехать туда не охота, а одну я вас не отпущу.

— Я же не сейчас туда собираюсь, — рассмеялась Лианна.

— Ну, вот и правильно, — выдохнул Альбин. — Как по мне, так и вовсе нечего там делать. Вдруг там, правда, обитают зеленые люди.

— И разве тебе не было бы интересно взглянуть на них? — с вызовом спросила Лианна.

— Увольте, миледи, — фыркнул Альбин.

Большая птица, громко хлопая крыльями, внезапно вылетела из кроны ближайшего дерева. Альбин вскрикнул от испуга и принялся оглядываться по сторонам. Должно быть, птицу кто-то потревожил, а, возможно, они сами и спугнули ее своими разговорами, ведь редкие путники заезжают сюда. Лианна, у которой сердце тоже от неожиданности ушло в пятки, заливисто засмеялась.

— Это всего лишь птица, Альбин, — она положила руку ему на плечо. — Не стоит бояться. Здесь сами Боги защищают нас.

Альбин не ответил: впереди показались оплавленные огнем Балериона Ужасного башни Харренхолла. Казалось, что замок совсем близко, однако на самом деле до него оставалось еще около дня пути. Он был настолько огромен, что даже Винтерфелл по сравнению с ним казался всего лишь игрушечным. Лианна остановилась, рассматривая увечный замок, похожий на сильно обгоревшего, но все еще живого, человека. То же болезненное томление, что она ощутила в разговоре с Ридом, накрыло ее вновь, и она невольно сжала застежку плаща. Серебряный лютоволк вонзился ей в руку, но она словно не чувствовала этого.

— Не пойму, что тут такого, — громко пожаловался Альбин. — Поедемте, миледи. Вы обещали вашему брату вернуться засветло. Если мы опоздаем, шкуру-то он с меня спустит.

— Ты прав, поедем.

Лианна стиснула поводья и ударила Синеглазку по бокам, пуская ее рысью. Лианне вдруг захотелось уехать отсюда, захотелось, чтобы странное чувство это пропало, оставив ее, но оно будто бы вгрызлось в ее душу и не хотело отпускать, сколько бы Лианна не пыталась от него избавиться. Однако, вернувшись к брату, она притворилась довольной, а тот, кажется, ничего и не заподозрил. Всю ночь Лианна ворочалась на пропахших сыростью и холодом, подушках, пытаясь заснуть, однако сон пришел лишь под утро — черный и тяжелый — и свалил ее словно мертвую.

Остаток пути по Королевским Землям они преодолели довольно быстро и, наконец, въехали в Королевскую Гавань через Драконьи ворота. Каменные ящеры, ощерившись, взирали на них. Альбину, судя по его напряженному виду, они явно не нравились, Брандон едва удостоил их взглядом, а вот Лианна взирала на драконов с восхищением. Что бы там ни говорили, то были красивые и грациозные создания, Лианна жалела, что они вымерли задолго до ее рождения, и теперь она может увидеть лишь их черепа в тронном зале Красного Замка.

Она так увлеклась разглядыванием каменных чудищ, что не сразу заметила, как ее брат остановился, а когда заметила, то и сама замерла подле него, дернув поводья Синеглазки. Повернувшись, чтобы узнать причину их остановки, Лианна уперлась взглядом в высокого среброволосого юношу, что восседал на серебристо-вороном коне. То была лошадь редкой масти: шкура ее была черна как смола, в гриве же и хвосте искрилось чистое серебро. Позади юноши было еще несколько всадников, по всей видимости, его свита, а рядом с ним располагался рыцарь в белых одеждах — лицом полная его противоположность. Неужто знаменитый дорниец сир Эртур Дейн? Лианна попыталась разглядеть у него на поясе его фамильный меч Рассвет.

— Милорд, миледи, — юноша склонил голову. Он взглянул сначала на Брандона, а потом и на Лианну, и она едва выдержала взгляд его глубоких индиговых глаз. На лице у него застыло серьезное выражение, а уголки губ не дернулись вверх даже из учтивости. — Я — Рейегар Таргариен, принц Драконьего Камня. Позвольте мне поприветствовать вас в Королевской Гавани и сопроводить в замок.

— Это честь для нас, ваше высочество, — ответствовал Брандон. Лианна лишь склонила голову.

Принц и его люди развернули лошадей, и вся процессия двинулась дальше. Лианна не заметила, как это случилось, но вдруг Брандон оказался впереди и теперь ехал рядом с рыцарем в белых доспехах, а подле нее очутился сам кронпринц. Не поворачивая головы, она взглянула на него, но он смотрел прямо и, казалось, не обращал на нее никакого внимания. Рейегар Таргариен мог бы не называть себя, его невозможно было не узнать. Не зря он слыл первым красавцем Семи Королевств. Принц был тонок, но при этом изящен, его нельзя было назвать слабым, он не обладал грубой мужской силой, но судя по всему, был ловок и, наверняка, успешен в бою.

Увлекшись его разглядыванием, Лианна не заметила, как Рейегар Таргариен повернулся к ней, и их взгляды снова встретились. Лианна, понимая, что поймана за постыдным занятием, покраснела. Принц ничего не сказал, но вместо этого Лианна увидела, что он все-таки умеет улыбаться. Улыбка его была легкой, едва заметной, но при этом искренней, а сам принц, казалось, стал еще красивее. Лианне захотелось о чем-то поговорить с ним, но язык, казалось, прилип к небу и не желал слушаться. Не иначе принц владеет какой-то валирийской магией, раз уж болтушка Лианна вдруг слова вымолвить не может.

Во дворе Красного замка они с Брандоном были представлены королеве Рейле, чьей фрейлиной Лианне предстояло стать, и принцессе Серсее. Королева оказалась похожа на своего сына, такая же величественная, но при этом серьезная с вуалью печали на красивом лице. Принцесса же мило улыбалась, и Лианна убедилась в том, что ее не зря почитали красавицей. От Лианны не укрылось, что принцесса все время держит руки на слегка округлившемся животе. Проговорив с гостями ровно столько, сколько того требовали приличия, принцесса удалилась. Королева Рейла расспросила их о дороге, о делах дома, а потом отпустила отдыхать.

— Ну, вот мы и в Драконьем Логове, — прошептал Брандон ей на ухо, пока они следовали за слугами прочь из замкового двора в свои новые комнаты.

Напоследок Лианна обернулась. Рейегар Таргариен, стоявший подле матери, неотрывно смотрел ей вслед.

Глава опубликована: 19.10.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 75 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх