↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

ПсиХроники. Начало (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Драма
Размер:
Мини | 43 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
ООС, Насилие, Нецензурная лексика
Одно небольшое изменение. Другой триггер, другой шард, другой путь.

В другом мире твой разум помогал тебе сражаться против самых сильных врагов. Здесь, он твоё главное оружие. Практически неостановимое. Ведь это же это ты, Королева Эскалации. И единственный псионик тут.
Отключить рекламу
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

ПсиХроники. Начало

Origins

— Бред, — возразила Слава, — мыслительные способности, которые нужны, чтобы расшифровывать и понять уникальные нейронные сигналы какого-либо человека, требуют мозг размером в пять раз больше обычного. Настоящих телепатов не бывает.

— Почему в это так сложно поверить? Легенда может стрелять лазерами из рук, лазерами, которые даже огибают углы. Стояк и Виста искажают фундаментальные силы пространства и времени. Кайзер может создавать металл из ничего. Закон сохранения массы, закон сохранения энергии, базовые законы нашей вселенной нарушаются кейпами каждый день. Всё это возможно, но я не могу заглянуть в твои мозги?

Червь. Волнение 3.11.

— Что здесь происходит?! — прозвучал тяжёлый женский голос, заставивший Софию оставить свои попытки затолкнуть меня в шкафчик. Мой шкафчик, который, я готова была поспорить, чёртово Трио и наполнило всеми этими… отходами. Никогда не была так рада узкой двери, которая не дала Хесс пропихнуть меня внутрь достаточно быстро, чтобы я не успела ухватиться за края.

Ну и паранойе, что не дала мне расслабиться за недавние месяцы покоя и что оживилась ещё больше, стоило мне почуять запах моего шкафчика. Или, точнее, его содержимого.

— Кто-то заполнил шкафчик Тейлор мусором, её чуть не вырвало, а София пыталась удержать её от падения внутрь, — стремительно опомнилась Эмма. Её ложь лилась из уст натурально, кивки клики девушек-подпевал дополнили эту картину, а София, бросив лишь один уничижающий взор, отступила прочь. Миссис Кнотт, учительница информатики, которая и пришла мне на выручку, не могла никоим образом определить настоящего виновного. Готова поспорить, обступившая меня толпа даже не дала учительнице увидеть полностью действия Софии.

Этот удар был отражён, но война началась вновь.

Хотя какая это война… ёбаная бойня, которой не хватало лишь какой-нибудь цифры.


* * *


Сегодня был первый день после новогодних каникул, и мне удалось успешно этот день пропустить, отсидевшись в медпункте. В основном, конечно, сюда попадали избитые в драке будущие или текущие рекруты Империи 88 или АПП, но медсестра, похоже, давно уже прошедшая точку «прогорания», позволила мне остаться на одной из кроватей, прячась от возможного гнева Трио и отходя от их атаки.

Эта самая атака была тщательно подготовлена и очень, очень опасна. Шкафчик показал, что Трио не остановится не перед чем, чтобы причинить мне боль.

И ни один ученик не поднимет даже палец, чтобы помочь мне. Вся сила, физическая и психологическая, была у моих мучителей. Я действительно не знала, что делать дальше. Ничего серьёзного на глазах учителей не произошло, наказывать никого за всего лишь испачканный шкафчик не станут, а Эмма уже скоро придумает новый способ испортить мне жизнь так же серьёзно, как это могло сделать пребывание в куче биологических отходов.

И точно, стоило мне попытаться покинуть школу, как в одном из коридоров путь преградила толпа подпевал-девчонок с Эммой во главе. Даже не поднимая рук, они полностью закрыли мне путь вперёд. Через секунду ещё одна группа перекрыла мне путь обратно.

— Что, учителям ябедничаешь, учительская подстилка? — начала свою атаку какая-то из девчонок, даже не думая о том, что я никак не могла позвать на помощь никого. Либо мне просто повезло ранее, либо хоть у кого-то из учеников были остатки совести… хотя оба варианта почти невероятны.

Я промолчала в ответ, понимая, что любое слово будет обращено против меня, поэтому решила просто переждать их словесную атаку. И верно, скоро поток ругательств и обзывательств, зачастую противоречащих друг другу — ибо быть одновременно наркотиновой шлюхой и настолько мерзкой, что не один мужчина не дотронется до моего тела как бы невозможно.

Впрочем, ничего нового.

Я просто стояла и молчала, пока больше двух десятков человек объединяли свои усилия и тратили своё время, чтобы унизить одну пятнадцатилетнюю и без того жалкую девушку. Возглавлявшая же эту травлю Эмма смотрела на всё это с каким-то странным упоением. Заметив, видимо, мой взгляд, она сделала знак остальным остановиться.

— Что же ты спряталась в медпункте, Тейлор, целый день там провела? Я уж боялась, что после случившегося ты опять неделю целую проплачешь в подушку, хотела тебя проведать, — с ложным беспокойством заключила моя бывшая подруга.

Проплакала неделю… я… когда… умерла мама…

Что-то перехватило в горле. Я замерла на месте. В голове стало пусто.

— Смотрите, она плачет! — заметил кто-то из толпы.

И верно. Я плачу. Непроизвольно.

Я перевела свой взгляд на Эмму, на эту торжествующую… суку. Не понимаю. Совсем не понимаю. Что, что я, блядь, ей сделала?! Бросила меня, жалкую соплячку, ради крутой Софии полтора года назад — так забей хуй на меня. Смотри как на пустое место, не здоровайся. Зачем?! Зачем уничтожать человека физически и морально, доводя до убийства или самоубийства? Зачем использовать его самые болезненные точки, унижая и доводя до слёз.

Как кто-то может быть НАСТОЛЬКО злым просто… потому что может делать подобное безнаказанно?

ПОЧЕМУ?!

(Сотни, тысячи, миллионы осколков чего-то огромного падали вниз)

— ПОЧЕМУ?! — раздался чей-то бешеный крик, разрывающий перепонки. Мои руки что-то до боли сжали. Я перевела на них взгляд. На Эмму.

(Не одного огромного, а двух… нет, трёх)

Я держала Эмму за плечи мёртвой хваткой. Трясла её.

(Третьего, что протаранил вторую, заставив сбиться с курса и разбиться совсем)

— ПОЧЕМУ?! — раздался, как я уже поняла, крик из моего горла. — ПОЧЕМУ?! ЗАЧЕМ?! ЗАЧЕМ?! ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО ВСЁ ДЕЛАЕШЬ?!

(Один из пожертвованных при таране осколков упал прямо на меня)

С последним криком я отбросила её назад, из-за импульса сама падая назад.

(Прямо в мою голову, где ярко-ярко загорелся)

Я бросила последний взгляд на Эмму и увидела дверь. Призрачную небольшую дверь прямо у неё на лбу. Представила, что открываю её. Перед глазами в очках пробежали бело-красные гипнотические спирали.

А через секунду я уже летела прямо в эту дверь.


* * *


Я очнулась резко и внезапно, лежа на чёртовом полу, глядя в чёртово… небо. Но, если только в Уинслоу не произвели внезапную перепланировку, это значило, что я нахожусь уже не в своей школе.

Приняв через секунду сидячее, а после и стоячее положение, я убедилась в правдивости собственной гипотезы.

Я точно была не в Уинслоу. Скорее всего, не в Броктон Бей.

Вполне возможно, что даже не на Земле Бет.

С высоты огромной башни с винтовой лестницей, где я и находилась, виднелся весьма интересный пейзаж.

Окружавший меня… мир формы квадрата имел границы. Сетчатые заборы, сквозь которые внизу виднелось то же голубовато-серое небо, что и наверху. Остров, на котором я находилась, размером с нормальный городок, парил в бесконечной пустоте.

Причём сам мир тоже был необычным. Лоскутным. Сшитым грубыми нитками с канаты размером. Где каждый лоскут был размером минимум с небольшой участок с домом. Некоторые лоскуты напоминали пейзажи нашего города, его застройку — магазины, парк, набережная, небоскрёбы. Школа. И что-то ещё, скрытое туманом, на краю мира-города. Некоторые же выглядели как-то мультяшно, по-детски. И таких лоскутов оставалось не так много — кое-где зияли дыры, а вокруг них были лишь обычные лоскуты.

Более того, некоторые из сновавших повсюду силуэтов уничтожали мультяшные участки, если верить шуму работы отбойных молотков и другого рабочего инструмента, раздавшегося из этих мест.

Да, мир этот был кем-то заселён, как ни странно для этой несуразной мешанины-мира. Впрочем, я подумала про силуэты именно потому, что что-то неуловимое отправляло оные прямиком в зловещую долину, намекая, что это были не совсем люди. Впрочем, неуловимое только с довольно большой дистанции и усугублённое не самым моим лучшим зрением, даже с учётом очков.

Может, стоит посмотреть поближе? Спросить, где же я оказалась?

Я начала медленный спуск вниз, прижимаясь к стене как можно ближе — перилами башня похвастать не могла.

Произошедшее со мной событие объяснялось только одним — кейпами. Сверхспособностями. Другое дело, что я не понимала, под действие чьей и какой способности попала. Была это иллюзия, или меня телепортировали в какой-то реальный или созданный Технарём мир? Или что похуже. И кто отправил меня сюда — Эмма? Или кто-то из Стражей или Протектората, увидевший моё «нападение» и решивший остановить его, поместив меня в какую-то тюрьму? Или это была работа команды Трещины, а, точнее, Лабиринт — очень сильного Эпицентра, создававшей пейзажи и конструкции из воздуха?

Или… дверь на лбу, спирали перед глазами… или в этот мир себя отправила я… открыла способности и стала парачеловеком… вполне возможно.

Мечта детства многих людей, немного и моя, вполне могла исполниться — далеко не в самых лучших декорациях, но всё же…

Размышляя подобным образом, я, наконец, окончила спуск, выйдя прямо к одному из «мультяшных» лоскутов, «нитки» которого выдирали эти самые силуэты. Один из них, стоящий ко мне спиной, обернулся — и я чуть не закричала во всё своё горло.

Это был манекен. Такой, что стоят в магазинах, увешанные одеждой. Только этот имел практически человеческий цвет кожи, а его… её лицо было покрыто косметикой и париком, выдававшей, вкупе с ростом и одеждой, в манекене юную женщину. Работницу офиса, секретаршу или что-то вроде этого. Нарисованные глаза моргнули, а напомаженный рот раскрылся в усмешке.

— Ты-слабая-Тейлор-пропустили-одну-надо-положить-взять-с-собой-погрузить, — неотрывно пропищала манекен, потянув к себе свои тонкие, но длинные руки. Подобный жест быстро вывел меня из ступора, и я попыталась с силой оттолкнуть нападавшую.

В руках внезапно возникло ощущение какой-то энергии, стремящейся наружу. Пронёсшейся от плеч до ногтей.

Из моих ладоней мгновенно возникли серые призрачные силуэты… рук, конусом по двадцать-тридцать штук раскрывшихся навстречу манекену. Та отлетела от сильного удара назад, приземлившись на спину. Впрочем, вскоре манекен встала и посмотрела на меня каким-то странным взглядом, пока я, сжав руки в кулаки, готовилась к новому нападению, которое собиралось отразить своими… суперсилами.

Я… действительно парачеловек… кейп… хоть и призрачные руки не смотрятся особо сильной способностью. Впрочем, выбирать мне явно не приходилось.

-Ты-не-Тейлор-ты-сильная-как-Сталкер-способности-сила-не-слабачка-дерёшься-не-Тейлор-надо-продолжать-работать, — заключила тут же «девушка», после чего повернулась ко мне спиной и пошла к площадке. Немного удивлённая, но радуясь, что дальнейшей драки не предвидится, я последовала за ней, надеясь узнать, какого же Губителя здесь творится.

При ближайшем рассмотрении стало понятно, что манекены, довольно схожие с тем, который я ударила ранее, не просто уничтожают участок, а разбирают его и его окружение по частям, грузят и увозят куда-то в грузовиках, напоминающих мусорные. На самой площадке ещё крутилась, убегая от манекенов, какая-то фигура, словно сделанная из картона, и подозрительно напоминающая…

Ой-ой.

Взглянув на лицо мультяшной девочки, которую, наконец, схватили «школьницы», я словно… посмотрела в кривое зеркало. Эта мультяшная девочка напоминала меня лет эдак пять назад, а… этот участок… детскую площадку. Нашу любимую с Эммой.

Я рванула с места прямо к «слабой-Тейлор», расшвыривая по пути чёртовы манекены новоприобретёнными силами. Ряженые легко разлетались в стороны, но, похоже, не получали особого ущерба. Собственными руками я вырвала девочку из рук захватчиков, призрачными руками свалила их на землю, после чего без оглядки побежала к башне, схватив спасённую в охапку. Она была такой лёгкой, почти невесомой, что я даже не запыхалась. Поднявшись немного по лестнице, я остановилась, оглядевшись в поисках погони. К счастью, манекены снова вернулись к своей ужасной работе.

— Мама, ты пришла за мной? — пропищала «я». Я лишь открыла рот, снова замерев без слов, глядя на прошлую себя, ту, мама которой, Аннет, ещё не разбилась в автокатастрофе. — Мама, мне страшно. Я играла с Эммой на площадке, было весело — и тут пришли эти странные тётеньки. Но ты, наконец, пришла, мама. Значит, всё будет хорошо.

Я лишь смогла обнять её, прижав к своей груди, всё ещё не в силах что-то вымолвить. Мне раньше говорили, как я похожа на мать, но услышать подобное так…

— Мама, Эмма ушла. Куда-то исчезла, перед тем, как пришли тётеньки и дяденьки. Мне кажется, она больше не хочет со мной играть. Хочет… забыть… меня… — почему-то стала запинаться «Тейлор». Взглянув на неё, я ужаснулась — девочка начала исчезать, растворяясь по крупинкам, обесцвечиваясь на глазах. — Я… слабая… слабею… больше… не… нужна… ей.

Через секунду «я» рассыпалась в белую пыль, тоже начавшую исчезать. Я же села спиной к стене и начала плакать. Медленно, изредка рукавами вытирая щёки. Окончательно поняв, что же происходит здесь.

Я как-то слышала, что паралюди обретают способности через превозмогание трудностей. Их силы появляются, чтобы помочь им преодолеть препятствие.

И моим препятствием стала Эмма. Я захотела узнать, почему она меня ненавидит. Получила нужную силу, увидела «дверь» в её голове, вошла внутрь. И теперь я в её разуме. Как в том недавнем фильме «Начало» с Земли Альфа. Там ещё Ди Каприо возглавлял команду вторженцев, что могла нужные знания из головы похищать, или, наоборот, идеи внедрять. Ибо этот пейзаж как раз отображает то, что в голове у Эммы творится, как она меня видит и окружающий мир.

И как она уничтожает воспоминания, связанные со мной.

Как говорится, будьте осторожны со своими желаниями — они могут сбыться. Ведь я только что залезла в голову человеку с помощью способностей на глазах у пары десятков свидетелей, что поддержат Эмму. Заклеймят преступницей без всяких проволочек. Скорее всего, придётся идти на сделку со следствием — то есть, вступить в Стражи. Им всегда новые рекруты нужны. Сталкера же взяли… кстати, Эмма… то есть, её… разумные манекены упомянули, что я теперь сильна, как именно этот кейп, хотя Александрия или даже Оружейник Эмме нравились больше. Может, моя бывшая подруга как-то знакома с Призрачной Сталкер? Поэтому и отказалась от меня ради такого крутого друга? Это логично, но зачем тогда организовывать мою травлю?

Раз уж мне всё равно грозит беда, лучше она будет грозить мне за дело. Надо исследовать разум Эммы получше, чтобы узнать, в чём же её… моя… наша проблема. Во-первых, эти воспоминания со мною не уничтожали на месте, а куда-то увозили. С какой-то целью. Стоит проследить и узнать зачем. Во-вторых, можно поискать… сейфы. Опять же, как в том фильме. Может, я узнаю какой полезный секрет, который удастся использовать для шантажа, если проблему с Эммой не удастся решить иным путём. Да и любопытно просто.

Что же, тогда пора в путь.

Однако, откуда у меня тогда появились призрачные руки, если моя реальная сила — проникновение в разумы? Может, это как бы… воплощение силы мозга? Ну, я вообразила себе силы тут, используя фантазию, чтобы было легче продвигаться. То есть, в реальном мире никаких супер-рук у меня не будет. Обидно.

Стоп, может я тогда себе ещё каких сил смогу придумать? Ну, я бы не отказалась от полёта.

Подняв руки вверх, я начала тужиться и представлять себя летящей.

Проведя в такой глупой позе минуту без всяких изменений, я с сожалением вздохнула, опустила руки и пошагала вниз, надеясь перехватить грузовики.

К сожалению, внизу меня уже ждали неприятности.

Это существо, в отличие от пластиковых манекенов, было сделано из дерева. Более внушительное и прочное. И это был коп. Полицейский, выделанный из дерева, покрашенный в «одежды» и сжимавший в руках резиновую дубинку.

— Ты не отсюда! — агрессивно, но членораздельно произнёс полицейский нарисованным на лице оскалом. — Ты напала на невинных. Значит, мне придётся усмирить тебя.

Отлично, похоже, моя карьера злодея продолжает идти в гору — ибо я собираюсь оказать этому «усмирению» самое что ни на есть активное сопротивление. Радует, что это хотя бы не настоящий коп, а какой-то конструкт подсознания Эммы, предназначенный для борьбы с подобными мне.

Ну, как в том же самом фильме!

Я надеюсь.

Решив, что его предупреждений было достаточно, полицейский побежал прямо на меня. Где и был встречен прямым ударом призрачных рук. Он не устоял и свалился на землю назад, позволяя мне ещё несколькими сильными ударами разбить его на части. Те тут же начали растворяться в воздухе, делая место недавнего преступления чистым от улик. Почему-то хищно улыбнувшись подобному исходу событий, я поспешила прочь отсюда по улицам этого странного мира городка, поплотнее укутавшись в собственную одежду.

Гротескный пейзаж вокруг меня с его карикатурными жителями понемногу начинал приедаться. В нём не было ничего красивого для меня — слишком много ненатуральности и наигранности, искусственности. Новые небоскрёбы, кафе с Набережной, здание Медхолла, центральный Банк Броктон-Бей… банк… там же полно сейфов, где обычно хранятся деньги.

В моём случае там могут быть чужие секреты.

Я собиралась ограбить банк… да, я точно сошла с ума. Ну, не то чтобы мне нужно было оттуда реально выносить что-то. Просто одним глазочком посмотреть хочу.

Проезжавшая мимо патрульная машина с включённым сигналом помогла сделать мне выбор, заставив войти в ближайшее здание, которое, по стечению обстоятельств, и было тем самым банком.

Внутри было людно — в том смысле, что опять, как и на улицах, повсюду были эти чёртовы куклы, тарабанящие тонкими голосами и относительно сносно имитировавшими обычное население. Уж безмозглых школьников Уинслоу точно. И тут тоже были эти дуболомы-полицейские. Четверо, патрулировали зал. Как обычные охранники банка, короче, только почему-то всё же в полицейской форме-краске.

Оставался только один вопрос — а как, собственно, начать ограбление? Оружия, чтобы в воздух выстрелить, у меня нет. Разве что…

Я с силой ударила правой рукой в пол, выкинув левую руку вверх и тоже активируя свою суперсилу. После оного действия манекены побежали прочь от меня, а вот огромные «марионетки» — навстречу. Удачи им.

Группой действовать копы явно не умели, напоминая больше уличных бандитов, поэтому первых двух подбежавших противников я опрокинула двойным ударом в ноги и добавила сверху по головам. Оставшихся двух я отшвырнула назад, закончила с первыми двумя, после чего хлопком полусотни ладоней сжала третьего, и толкнула его на четвёртого. Ещё несколько сильных ударов — и всё было кончено. Конечно, это были лишь слабые и неразумные марионетки, но триумф победы всё равно радостно отозвался в моём сердце. Ведь эти чёртовы марионетки были созданием разума ненавистной Эммы.

Засвистев какую-то смутно знакомую мелодию, я поспешила вглубь банка. Как ни странно, помимо незапертых дверей, путь к возможному хранилищу мне не преграждало ничего. Вплоть до последней комнаты.

Когда я вошла внутрь, моим глазам предстала ненатурально огромная круглая сейфовая дверь, словно из Форта Нокса.

И соответствующий подобной двери охранник-боец СКП. Со щитом. И дробовиком.

БУМ!

Я отлетела назад, упав прямо на спину. Ощущая жуткую боль. Я что, умираю? Истеку кровью в чужом разуме и просто… исчезну?

Я оглядела себя и против воли усмехнулась.

Крови не было.

Но боль, как и ощущение некоторой слабости, были очень даже реальными. Подозреваю, ещё пара таких выстрелов — и мне не поздоровится. Вряд ли я всё же умру, просто перепугалась зря — но из головы Эммы меня вышвырнет точно. А у меня тут ещё дела есть.

Боец СКП — ещё одна огромная кукла, только в этот раз куда более крупная и одетая в реальное снаряжение, подошёл ко мне довольно близко, желая проверить моё состояние.

Я инстинктивно попыталась пнуть его — энергия теперь пробежала от таза до пальчиков — и десяток призрачных ног, «вылетевших» из моей, заставил СКПшника пошатнуться. Оттолкнувшись от земли призрачными руками, я практически взлетела с места, попытавшись ударить врага своей способностью. К сожалению, боец оказался не лыком шит, и заблокировал мой удар щитом, оставшись на месте. Через секунду он снова попытался навести на меня дробовик.

Ну уж нет!

Я прыгнула изо всей силы, оттолкнувшись «дополнительными» ногами и перелетела марионетку, после чего быстро, пока он не успел повернуть щит, ударила его руками. В этот раз мой враг упал на землю, где я, не мудрствуя лукаво, таки забила его до самого растворения в пыль. Заслужил, гад.

Наконец, я развернулась прочь и пошагала прямо к сейфовой двери, примериваясь, получиться ли вырвать её своей способностью. Но стоило мне коснуться поверхности металла…

Как я оказалась далеко-далеко отсюда.

Это были застывшие, почти бесцветные кадры, словно слайды на старых проекторах.

Вот только здесь присутствовал и объём, и запах, и другие ощущения. И эмоции.

Эмма едет с отцом. По опасному району. Попадает в засаду АПП. Их много.

Прямо в тот самый момент, когда я, пожалуй, последний раз говорила с ней по телефону.

Эмма паникует, не в силах что-то сделать. Самые глупые мысли лезут ей в голову. Страх возрастает, ступенька за ступенькой. Когда её вытаскивают из машины, когда ей отрезают прядь волос, когда грозят искалечить, давая выбор: нос, глаз, рот или уши. Оба.

Когда видит фигуру в тёмном плаще и хоккейной маске, наблюдающую за беспорядком. Призрачный Сталкер — до того, как она вступила в Стражи.

И Призрачный Сталкер просто стоит и смотрит на Эмму, не делая ни шага, чтобы помочь.

И Эмма… ломается.

Паникует, начинает царапаться, как дикий зверь. И только тогда девушка-кейп приходит к ней на помощь, избивая бандитов АПП. Когда Эмме уже нанесена психологическая травма.

Сука.

Слайды меняют свой фон.

Эмма в депрессии. Варится в собственном соку. Семья позволяет ей это делать, не зная, как подступиться. И Эмма сбегает. Возвращается на место преступления. Чтобы найти единственного человека, который действительно силён в её глазах. Может понять её.

И Сталкер встречается с ней. Говорит какую-то чушь про хищников и жертв. Какая-то доля, толика правды может и есть в её словах — но при хорошем рассмотрении это лишь бред социопата-психопата. Но Эмма, не имея иной альтернативы, расколотая и разбитая, принимает эту теорию.

Снова смена слайдов, встреча со мной. Я после лагеря, наконец-то достаточно восстановилась после смерти матери, радостная и счастливая. Невинная.

Это бесит Эмму, вызывая воспоминания. Она продолжает считать прошлую себя слабой и никчёмной. Я случайно подливаю масла в огонь, хваля её новую стрижку, заставляя вспомнить, как какой-то чёртов азиат отрезал её волосы. Сталкер… СОФИЯ! Она взбешена моей слабостью. Эмма знает, что я могла бы помочь ей, принять, выслушать, утешить, как она раньше помогла мне. Когда умерла моя мать. Но не хочет возвращаться к прежней жизни, в которой она якобы была слабачка. Он считает себя «выжившей», сильной. И чтобы это продолжалось, ей нужно отвергнуть меня.

Что Эмма и делает с тяжёлым сердцем… сначала. Когда она видит меня слабой, причиняет мне боль, то ненадолго ощущает себя сильной. Как наркотик, только без удовольствия. Лишь бы не быть снова слабой и беспомощной.

Поэтому Эмма принимает этот «наркотик» снова. И снова, и снова. Всё в больших дозах. Она немного даже хотела, чтобы я подыграла ей, ответила, перестала быть жертвой… даже не понимая, что загнала меня в цикл-ловушку, где все ставки были против меня. Где я сначала не хотела, а после не могла хоть как-то отомстить лучшей подруге. Где у них было численное, психологическое и физическое преимущество. Где школа была полностью на их стороне: популярной модели Эммы, милого «ребёнка» Мэдисон и атлета-бегуна-СТРАЖА Софии. Где любое моё действие было бы бесполезным или повлекло возрастание ставок конфликта. Где лист для перевода в Аркадию был полон имён других детей, а из-за всех розыгрышей и травли мои оценки скатились в трубу.

Где я была практически бесконечной жертвой, единственный финал которой привёл бы к чьей-нибудь смерти. Не факт, что только одной, моей или её.

Ну, в итоге всё закончилось более-менее именно так. Менее трагично, но не менее драматично, уж точно.

Я открыла глаза, отняла руки от сейфа и развернулась.

Если я была права, разум Эммы был далеко не в порядке. И раз уж я уже здесь, можно было бы исправить эту ситуацию. Да, Эмма — проклятая и чокнутая тварь. Но, учитывая, как именно её сломали, и кто подбирал осколки, в этом нет ничего удивительного. Если честно, не считая АПП и Сталкер-Софии, больше всего здесь облажался Алан, отец Эммы. Решил срезать не вовремя. Не попытался даже защитить дочь. Не смог настоять на своевременной психологической помощи для неё, когда Эмма больше всего в этом нуждалась. И даже не заметил потом, как и никто из её семьи, кем именно стала Эмма.

Впрочем, в последнем виновата и остальная семья. Да и, чтобы не быть лицемерной, мой отец тоже в этом плане не слишком проницательный, раз не заметил нашего с Эммой отдаления и того, как меня травили. А психопатку в семье проглядеть ещё проще, если она хорошо маскируется.

Что же, если я поняла всё более-менее правильно, надо проследовать за одним из мусорных грузовиков. Проблема, требующая решения, находится именно в этом пункте назначения.

С этими мыслями я вышла в зал, где меня уже ждала огромная толпа полицейских с дубинками наготове.

Что же, придётся импровизировать.

Я снова оттолкнулась обеими ногами от земли, и побежала вперёд, словно на огромных пружинящих ходулях. В несколько шагов я перескочила всех марионеток, разбила стекло на входе своими руками и… прыгнула прямо в проезжавший мимо мусоровоз с открытым кузовом. Бинго.

Осталось лишь немного подождать.


* * *


Я всё ещё переваривала в голове тот пласт информации, что получила после «взлома» сейфа. Тот факт, что София Хесс — Призрачный Сталкер, бывший вигилант, нынешний Страж… был крайне неприглядным. Один из героев, та, кого приняла и одобрила СКП, была той ещё психованной тварью. Но ради того, чтобы иметь её на своей стороне, наше правительство и школа Уинслоу в частности позволяла ей некоторые… поблажки. Гнильца этой системы пованивала изрядно… но я не собиралась из-за этого ненавидеть остальных героев. Осуждать и призывать к совести — да. Сто раз да.

Наконец, грузовик остановился. Я выпрыгнула из кузова. Мы прибыли на место.

Это явно были трущобы. Те самые, в которых обычно гнездятся бездомные или преступники. Главным входом в этот изветшалый квартал служил тот самый проулок, на котором на Эмму напали бандиты.

И вход в него, как и весь остальной участок были огорожены стеной огня. Голубого огня, дымом застилавшего все трущобы — принятые мною ранее за простой туман.

А топливо для этого огня только что подъехало.

С каким-то мрачным удовлетворением от удачной догадки я наблюдала, как манекены-работники и манекены-работницы начали разгружать очередной грузовик, скидывая его содержимое в пламя. Чтобы удержать то, что находилось внутри. Демонов и монстров разума Эммы. Ценой детских воспоминаний. Воспоминаний прошлого.

Моего и Эммы.

Пора было прекратить этот чудовищный цикл.

Я размахнулась и ударила ближайший манекен, заставив его впечататься в грузовик. Ещё и ещё. Я начала избивать всех подходящих кукол, не давая им загрузить новое топлива. Без него огонь рано или поздно потухнет, и тогда…

— Прекрати это, немедленно!

Я обернулась на столь знакомый голос. Эмма, во всей её модельной красе и сегодняшней одежде стояла невдалеке от меня, уперев руки в бока и взирая на меня с неподдельным укором.

— Это ради твоего же блага. Ну, и моего, конечно же, — парировала я, врезав очередному беззащитному манекену призрачным конусом рук. Тот упал и больше не встал, растворяясь пылью.

— Да? Правда, Тейлор? Уверена, что просто не упиваешься своей новой силой, избивая беззащитных, словно злодейка? — попыталась надавить на меня моя бывшая подруга.

— Эти твои самые «беззащитные» уничтожают твои воспоминания, кидая их в огонь. По твоему же сознательному или бессознательному приказу. Да, они поддерживают огонь, удерживая каких бы там ни было монстров внутри. Но это не может продолжаться вечно. И для тебя подобное не слишком полезно.

— Да что ты вообще обо мне знаешь, Тейлор? О том, почему и как я так поступаю? — оскалила зубы Эмма после моих спокойных слов.

— Что ты выжила, Эмма. Пережила ужас нападения бандитов АПП. И что ты сломалась тогда. И обратилась за помощью к Софии. Учитывая, что именно она промедлила со спасением, приведя тебя не в самое лучшее состояние, выбор ты сделала плохой.

Глаза девушки широко раскрылись.

— Но… ты… как?

— Я кейп теперь, спасибо тебе. Мы сейчас в твоей голове. И я, раз уж мне так было интересно знать, какого с тобой творится последние полтора года, сумела-таки добраться до твоих воспоминаний, — похвалилась я.

— ТВАРЬ! Как ты посмела? Это же преступление, буквально… изнасилование! Как ты можешь… — покраснела от гнева Эмма.

— Просто могу — ты меня довела сама до этой точки кипения. Радуйся, что моя сила не проявилась в виде, например, телекинеза, ибо тогда Кэрри показалась бы тебе мирным сказочным персонажем. Да и… учитывая, как ты пытала меня моими самыми сокровенными секретами всё последнее время, не стоит быть такой лицемерной сволочью. Я же помочь тебе хочу, а вовсе не мучать, — продолжала изъясняться я.

— После всего, что я тебе сделала, ты всё равно хочешь помочь мне… будто мне надо помогать. Ты такая глупая и жалкая, Тейлор. Жертва.

— Это ты дура однобитная. Опять всё к доктрине «хищник-жертва» свела. Мир не так прост. Вот долго бы та же София сама по себе протянула ещё? Привлекла бы внимание более сильного или сообразительного злодея — и была бы мертва или состояла в банде. А так за ней сейчас стоит весь Протекторат, снаряжением оснащает, здесь, в школе прикрывает. Люди сильнее именно вместе, когда помогают друг другу. Я хочу помочь тебе, потому что я могу, у меня есть сила — возможность. И я хочу этой возможностью распорядиться правильно. Как герой. Кроме того, я не смогла помочь тебе ранее, сразу после атаки. Ты мне ничего, правда, не сказала, даже оттолкнула — но ты и твой отец помогли нам раньше, когда умерла мама. Я просто хочу вернуть долг. В честь нашей прошлой дружбы. И, в конце концов, если я сейчас раздавлю всех этих тараканов в твоей голове, то у тебя больше не будет причины ко мне приставать. Видишь, как много у меня причин тебе помочь? — спокойно рассказала я Эмме все свои ранние рассуждения.

Эмма на это лишь раскрыла рот в удивлении, впрочем, быстро его закрыв, и с каким-то прищуром поглядев на меня, словно пытаясь увидеть скрытые или злобные мотивы. А затем просто фыркнула.

— Вся такая могучая, и великодушная, и высокомерная — с силами-то! Ладно. Что делать собралась? — внезапно спросила моя бывшая подруга.

— Что бы ни мучало твой разум, оно прячется за этим барьером. Мои силы смогли материализовать твой внутренний мир, а, значит, и «демонов» в твоей голове. Соберёшь сюда своих полицейских, откроешь ворота — и все вместе мы физически уничтожим всю эту гадость, — ответила я.

— А мне что делать? — внезапно отозвалась Эмма.

— Ну, чисто теоретически, в своей голове ты должна быть всемогуща. Так что просто придумай наиболее эффективный для тебя способ борьбы с врагами и воплоти его.

В ту же секунду в руках Эммы показалась деревянная бейсбольная бита. Я смерила её вопросительным взглядом.

— Я какое-то время патрулировала вместе с Софией улицы. Я знаю, как с этим обращаться, — огрызнулась она. Я лишь пожала плечами.

На площадь начали стекаться марионетки. Полицейские, среди которых редко оказывались сотрудники СКП в полной броне. Они выстроились в несколько линий, полностью перекрывая огненный забор.

— Что ж, не оплошай, Тейлор.

Тут же преграда потухла. Оставшийся дым всё ещё скрывал, что творилось на той стороне. Впрочем, недолго.

Через секунду через ограду полезли люди. Несколько машин… как в том воспоминании Эммы… проделали дыры в заборе, впрочем, разлетевшись после этого пылью. В проломы полезли новые люди. Немного деформированные, отвратительно натуральные.

В красно-зелёных одеждах, татуировках, с раскосыми глазами, вооружённые дрекольем, ножами и пистолетами.

Азиатские Плохие Парни во всей своей неприглядности. И огромном количестве.

Я нырнула в начавшуюся свалку и начала расшвыривать проклятых бандитов, не давая им подступиться ко мне. Полицейские вокруг тоже старались изо всех сил, хоть и не так успешно. Несколько бойцов СКП разрядили свои дробовики, которые, как я поняла, были заряжены резиновыми пулями. Остальные применяли пену, обездвиживая самых опасных врагов. Впрочем, наши силы тоже несли урон от ножей и редких пуль.

Мне самой досталось вскользь, давая понять, что я вовсе не неуязвима — и что даже если я не умру здесь, второй шанс победить проблему Эммы мне не достанется никогда.

В один момент я оторвалась от союзных сил, и сразу несколько АППшников навалились на меня, сбивая с ног и хватая за руки и ноги, не давая применить сил. Впрочем, буквально через секунду на них набросилась Эмма, всего парой ударов расшвыряв бандитов, разнеся их в пыль.

А бита-то, похоже, непростая.

— Опять лажаешь, слабачка, — ухмыльнулась Эмма, глядя на меня снизу вверх. Она легонько вскрикнула, когда я толкнулась от земли призрачными руками, добавила в полёте ногами, перелетела через неё и в полете как следует огрела двух подкрадывавшихся врагов, вколачивая их в землю, добивая через секунду ногами.

— И тебе пожалуйста, Эмма, — быстро произнесла я, после чего снова кинулась в бой, успев услышать перед уходом тихий фырк.

У толпы АППшников, в отличие от нас, не было бойцов с суперсилами, так что их толпа начала понемногу сокращаться, заставляя меня поверить, что у нас есть шанс победить.

До того момента, когда я не услышала дикий рёв, сопровождённый поднявшимся в воздух в глубине квартала языком пламени.

— Это Лун, и он идёт сюда, — ровным тоном сказала Эмма откуда-то сзади так, что у меня даже не было причин сомневаться в её словах.

— Значит, к нам движется босс… во всех смыслах этого слова. Зашибись у тебя страхи. А среди союзников никого сильного нету? — проронила я, отпрыгнув назад из битвы к Эмме, делая короткую передышку. Хотя, похоже, моё ментальное тело вовсе не требовало отдыха внутри чужого разума.

Моя бывшая подруга кивнула на ближайшее здание, на крыше которого сидела... Призрачный Сталкер.

— Она наблюдает за битвой с самого начала… И я не понимаю… Я сильная, я дерусь, так почему София не хочет мне помогать? Из-за тебя? — начала запинаться Эмма, уходя в себя. Я быстро потрясла её за плечо, заставив прийти в себя.

— Пошли, спросим! — без проволочек предложила я, после чего побежала вперёд. Эмма последовала за мной, оставляя пока побеждавших полицейских разбираться с остатками АПП. И Луна придержать, если до этого дойдёт.

Когда мы приблизились, я заметила странность в костюме Сталкер. Несколько чёрных… нет, ЧЁРНЫХ пятен на броне. Кристаллических, переливавшихся… ОСКОЛКОВ. Это было что-то чужеродное, не из разума Эммы.

(Не из чьего-то человеческого разума вообще)

— Ну, чего вы пришли, пялиться на меня? Бой за вашими спинами! — наконец удостоила нас своим вниманием София.

— Вот именно, бой там, а ты здесь. И ты пялишься и на бой, и на нас, просто бездействуя, — парировала я стремительно.

Сталкер лишь слегка наклонила голову в усмешке.

— Ты затеяла эту битву, Эберт, тебе и расхлёбывать её.

— И даже лучшей подруге не поможешь? Опять в стороне стоять будешь? — попыталась спровоцировать её я.

— Если Эмма достаточно сильная, то справится сама. Ты же не жертва, Эмма? Ты выживальщик? — голос Сталкер сочился ядом насмешки.

Эмма буквально проскрипела зубами.

— Я… не… жертва! — прокричала она Сталкер, заставив меня бросить взгляд на неё.

Антрацитовый малюсенький осколок красовался у неё на животе, медленно разрастаясь, пока сама Эмма упала на колени в каком-то ступоре.

Сука, что за хрень… плевать!

В ушах зашумело от прилившей крови — разумеется, лишь иллюзия реальности.

— Ссыкло ты поганое, а не Герой, София! Только и можешь, что других людей унижать, физически или морально. Даже своей подруге помочь не можешь, хотя возможность у тебя есть, у тебя есть сила — и ты употребляешь её неправильно. Ты не хищник никакой, Сталкер — а лишь жалкий шакал-падальщик!

Треньк!

Меня чуть не отбросило назад под ударом двух стрел, вонзившихся мне в грудь. Уровень ментального здоровья упал до минимума, когда я схватилась за стрелы обеими руками и выдернула их. Сталкер, впрочем, уже заряжала новые снаряды в свои арбалеты, оставаясь вне моей досягаемости. Я пристально посмотрела на неё, кипя от бессильной ярости и злости.

Красная пелена на секунду затмила мой взор.

А через долю секунды прямо из моих глаз вылетели два пучка красной энергии, летя в Сталкер. Та попыталась уйти в бестелесное состояние — но снаряды врезались в неё с треском, разбрасывая искры и заставляя Софию материализоваться.

Кляксы тут же соскочили с неё, разлетевшись во все стороны.

Сталкер посмотрела на меня словно с укором и захохотала. Протяжно.

— Хо-хо, лучи из глаз! Забавней некуда, Тейлор. Что ж, с другой стороны, я снова чувствую себя собой. Софией, как ту видит Эмма. Сильной, отважной, смелой, готовой помочь. Героем. Так что сейчас я покажу вам, слабакам, мастер-класс, — Сталкер начала быстро перемещаться к месту схватки, повернувшись к которому, мы увидели, как прибежавший туда получеловек-полудракон расшвыривал остатки наших сил.

Лун смотрелся грозно и неумолимо, как на немногочисленных видео его битв. С другой стороны, это был не настоящий Лун, а его образ, представляемый Эммой.

— Ну и буйное же у меня воображение, — отрывисто заметила Эмма. — Весь этот город, его обитатели, союзники и враги. Порождения моего подсознания? Только ты да я тут настоящие. И ты продолжаешь помогать мне… хе-хе, даже когда София… или моё представление Софии, мой собственный разум… блядь… спасибо, Тейлор.

Я лишь одобрительно хмыкнула, продолжая идти прямо к Луну.

— Тут ещё была эта чёрная штуковина, на Софии. И тебя пыталась захватить. Она не из твоего разума, и не из моего. Что-то инородное. Надо будет потом узнать. Пока есть дела важнее.

Мы, наконец, оказались прямо перед Луном — в десятке метров буквально. Пена, резиновые пули и буквально виснувшие на нём тела практически не задерживали продвижение человека-дракона.

Поэтому я собрала оставшуюся злость — и пристально посмотрела на Луна.

Залп. Ещё и ещё.

С каждым выстрелом уходила моя злость, заставляя Луна оставаться на месте, даже немного подёргиваясь от ударов электричества. В один момент он навёл руки на нас и громко заревел.

Треньк!

И две стрелы, призрачными тенями летевшие прямо на него, материализовались наполовину в черепе.

Лун постоял ещё секунду, после чего с громким грохотом упал на землю.

Я перевела скептический взгляд на Эмму, пораженчески поднявшую руки вверх.

— Что? София так может. Ей сложно рассчитать точное время, да ещё и попасть, вдобавок у Луна мало уязвимых мест… но я действительно верю в Софию.

Я лишь легонько покачала головой, после чего хихикнула.

Эмма, как ни странно, вторила мне.

— И в тебя я верю теперь. И в себя. Нет, правда. Я — сильная. Я… действительно чувствую себя хорошо. Превосходно.

С громким треском квартал трущоб отвалился от остального мира прямо на наших глазах.

— Легче. Свободнее. Лучше.

Похоже, моя работа здесь завершена.

С этой мыслью я ощутила, словно распадаюсь на части.


* * *


Я упала на спину, ударившись головой. Не слишком сильно, но приятного мало. Хорошо хоть, очки не соскочили.

Я подняла голову и увидела Эмму. Тоже поднимавшуюся. В толпе девчонок. В Уинслоу. Мы снова были… снаружи. Где не прошло и пары секунд.

Это был лишь сон? Галлюцинация?

Я встретилась взглядом с Эммой. В её глазах пробежала целая гамма эмоций. Узнавание, удивление, страх, многое другое. Очень многое.

А затем в этих глазах побежали слёзы.

Значит, это правда. И Эмма всё помнит.

Она начала плакать навзрыд, всё ещё стоя в толпе, в которой никто не пытался подойти к ней, утешить или поддержать. Я… тоже не могла. Не сейчас. Никто не поймёт.

Я подхватила сумку и побежала прочь, сквозь расступившихся девчонок.


* * *


Я добежала до самого дома, не дожидаясь автобуса, хоть и жутко запыхалась. Зашла в пустой дом — отец ещё был на работе. Пошла к холодильнику, чтобы разогреть вчерашний ужин. В желудке было более пусто, чем в голове.

Надо было дождаться отца. А затем идти в СКП. Сдаваться, пока за мной не пришли. Эмма даже сейчас молчать не будет, а, учитывая, что у неё в друзьях Призрачный…

Ох, б…

Я отпрыгнула назад, уворачиваясь от материализовавшейся руки, сжимавшей дротик с какой-то капсулой, позволяя той по инерции разбиться об стол. Сердце начало стучаться чаще.

Передо мной стояла Призрачный Сталкер. Настоящая, во плоти.

— Не стоит сопротивляться при аресте, мисс, — саркастично заметила она, принимая непринуждённую позу.

— Прекращай балаган, София. Я знаю, зачем ты здесь, — резко высказалась я.

Жалко, я не видела её лица.

— Значит, решила добавить к своим преступлениям раскрытие личности Стража, Эберт? Ты и так использовала какую-то эмоциональную способность, как у Рыцаря, только Контакт. Заставила Эмму плакать, да твоё имя вслух произносить. Так что скоро отправишься в кутузку. До Клетки ты, конечно, не доросла — но и простой тюрьмы хватит такой слабачке, — разразилась целой речью София.

Я решила не раскрывать реальной своей силы. Впрочем, и без этого…

— Ты, правда, так считаешь, София? Ты вон раньше преступников в кровь избивала. Может, даже убила кого, с твоим-то темпераментом — и тебя всё равно взяли в Стражи. Я до слёз одну девчонку довела, случайно. Скоро мы с тобой будем коллегами. И вот тогда я всё-всё расскажу про твои внегеройские приключения, — не в силах сдержать своей злости после недавнего экскурса в голову Эммы, поведала я.

Сталкер на секунду дрогнула, после чего потянулась к поясу.

— Я не нападала на Стражей, в отличие от тебя. И не пыталась, зная гражданскую личность, атаковать близких. Так будут считать все, так будет говорить Эмма. Ты ничтожество, Эберт, а все твои слова — пыль.

Арбалет смотрел прямо на меня. Дротик был с транквилизатором, но приятного всё равно было мало. Нельзя вырубаться, нельзя давать времени Софии обвинять меня безнаказанно.

По волосам пробежала волна, от самых корней до кончиков. Они… раздвоились. На реальные и призрачные… безразмерные. Рванули вперёд, туда, куда смотрела я…

Я почувствовала, как схватила невидимыми отростками арбалет.

Рванула в сторону.

Треньк.

Снаряд разбился о стену позади меня.

— Что?! Как, ты же… плевать, тебе конец!

Треньк.

Что-то острое вонзилось в мой живот. Неглубоко, лишь немного больно. Транквилизатор.

Второй арбалет, точно.

Мир замер.

Я со злобой посмотрела на Софию, и из моих глаз вылетел очередной снаряд, заставивший ту вздрогнуть и пошатнуться вперёд. Изо всех сил я уставилась на её голову, надеясь успеть, пока не подействует транквилизатор.

Раз. Два. Три. Вот и дверь.

Открой и войди.

Спирали перед глазами.

Полёт вперёд.

И темнота.

Примечание к части

И снова привет.

Те, кто в курсе вселенной Червя, уже могут сделать несколько интересных наблюдений. Можете делиться ими)

А, вообще, шард Тейлор даёт ей все силы Раза из оригинальной игры — Психонавтов. Только для доступа к ним нужно повышать невидимый ранг — вскрывать сейфы, лечить людям головы и прочее. Никакого сбора тысячи силуэтов или эмоционального багажа. Ибо уныло.

Руки — стандартная атака Раза. Ноги — взамен двойного прыжка и акробатики. Оба есть у Раза в игре дефолтом. Глаза — пси-выстрел, волосы — телекинез. Прочее можно получить позже, как и усилить текущие способности.

А вообще, я Психонавтов выбрал именно из-за всех психов и больных в Черве. Нет, серьёзно, у кучи персонажей там такие тараканы... миры-разумы получатся просто отпад. Ну, или хотя бы прикольные.

И да, шард неплохо так влияет на поведение Тейлор, что заметно.

Глава опубликована: 11.09.2019
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны 1 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх