↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Пакт (джен)



Переводчики:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Экшен
Размер:
Макси | 2324 Кб
Статус:
В процессе
События:
Предупреждения:
Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика
 
Проверено на грамотность
Блэйк Торбёрн, который был вынужден бросить дом и семью, чтобы избежать свирепой драки за наследство, возвращается к постели умирающей бабушки, которая сама и спровоцировала грызню среди родственников. Блэйк обнаруживает себя в очереди за наследством, включающим в себя имение, уникальную коллекцию литературы о сверхъестественном, а так же множество врагов бабушки, которые она оставила в небольшом городке Якобс-Бэлл.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Интерлюдия 6.х

Он поднял голову и поморщился. Это простое движение пробудило боль сразу в пяти разных местах. Прокушенная губа, ссадина на голове, разбитый нос, из которого всё ещё текла кровь, порез на лбу и содранная кожа на подбородке.

Он осторожно пошевелил пальцами загипсованной руки, и запястье отозвалось пульсирующей болью. Ничего удивительного — он слишком часто пользовался больной рукой, и кость не восстановилась как следует.

— Ты проснулся, — заметила она и положила ручку между страниц раскрытой книги.

Его настигло осознание произошедшего. Недели, месяцы в нём накапливались разочарование, страхи, боль и переживания. И сейчас эта гремучая смесь вылилась в наихудший из всех возможных поступков.

Воротник её платья был разорван, кожа на руках и коленях cодрана, к ткани прилипли листья и сухая трава. Прямые светлые волосы нуждались в расчёске, пусть девушке и удалось немного привести их в порядок. На её коленях лежала книга. На вид не опасная — судя по наличию замочка, скорее всего обычный дневник.

Она сидела боком к нему, смотрела на озеро и выглядела умиротворённой. Это было странно. Даже пугающе, если задуматься.

— Это была ошибка, — сказал он.

— Да, — промолвила она, с лёгкой улыбкой наблюдая, как вода плещется о грязный берег и торчащие из земли корни. — Последнее время я совершаю много ошибок.

Он потёр лицо, вызвав этим новую вспышку боли в пяти уже известных и ещё нескольких незамеченных ранах. До него дошёл смысл сказанного:

— О боги, это была ошибка.

— Возможно, придётся подождать ещё несколько месяцев, чтобы осознать всю серьёзность нашей ошибки, — сказала она.

Он замер. По спине пробежал холодок.

— Я... — он лихорадочно пытался вспомнить подробности.

Он вёл себя как животное, да и она вела себя не лучше. Что конкретно он натворил?

— Ты вынул прежде чем закончил, — сказала она. — Я просто подтруниваю над тобой, Эймон.

Судорожный выдох.

— Ох, какая же это была ошибка!

— Да что ты заладил одно и то же, — буркнула она. — Куда подевалось твоё остроумие? Едкие колкости в адрес моей семьи? Моей крови?

— Ты ищешь повод для ссоры?

— Наконец что-то новенькое! Это нужно отметить, — парировала она. — Возможно, по такому случаю стоит послать Задоблюдка за бутылкой?

Он повернулся, каждое движение отзывалось болью. Пришлось оглядеться несколько раз, прежде чем он заметил проклятого гоблина.

Эта тварь наблюдала за ними?

В то же мгновение он осознал, насколько близко они были от тропинки, что змейкой вилась по берегу озера, мимо маленьких галечных пляжей.

— Говори потише!

— Задоблюдок! До тех пор, пока я не отдам тебе другой приказ, отвлекай случайных прохожих. Отпугивай их или уводи на другую тропку, но не давай себя увидеть. Развлекайся.

Сверкнув глазами, гоблин исчез.

— Прекрати шуметь, — повторил Эймон. — Говори шепотом. Если нас застукают...

— Не указывай мне! — такой тон больше подходил особе вдвое старше её, и возможно королевских кровей. Но она тут же глубоко вдохнула, потупилась и запинаясь добавила: — Я хотела сказать, что в наших отношениях этому не место.

— Отношениях?!

— Не в романтическом смысле, нет. Но мы связаны, — Роуз слегка коснулась протянутой между ними нити, сотканной из золотистой пыли. — А связь двух людей, неважно, враги они или союзники, называется отношениями.

— Я не в настроении для этих бредней. Боже, до чего голова болит.

— Могу представить. Но ты бесспорно был в настроении для кое-чего другого, — сказала она. — И у меня тоже кое-что болит.

— Прекрати, это отвратительно.

Она молча уставилась на воду.

— Прости, — сказал он. — Я снова тебе указываю, хотя ты меня и попросила этого не делать.

— Бехайм извиняется перед будущей дьяволисткой? — лукаво спросила она.

— Я... у меня такое ощущение, что меня годами окружали люди, которые указывали мне, что делать, — сказал он. — И стоило мне лишь раз нарушить правила, как я…

— Повёл себя так? — спросила она. — Тебя волнует твой поступок в принципе или тот факт, что ты сделал это именно со мной?

— Откровенно говоря, да, это больше связано с тобой. Поверь, для меня это и само по себе не повод для гордости. Для других парней — возможно, но...

— Но ведь ты джентльмен, да? Джентльмен, который, так уж вышло, безо всякой на то причины, поцеловал самую презираемую девушку во всём Якобс-Бэлл, а затем надругался над ней, — произнесла она с хрипотцой, акцентировав слово «надругался».

— Опять глумишься?

— Да, — сказала она. — Ты не осознаёшь, насколько тебе повезло иметь поблизости людей, готовых подсказать, что делать. Семья тебя поддерживает, направляет...

— Семья на меня давит, особенно когда я не оправдываю их ожидания.

— И вот опять ты ноешь, — сказала она. — Хочешь знать, почему я тебя подначиваю? Потому что злой Эймон привлекает меня сильнее, чем Эймон, который ведёт себя как слабак.

Он схватил её за запястье, достаточно быстро, чтобы напугать. Достаточно сильно, чтобы сделать больно.

Даже не вздрогнув, она уставилась ему в глаза, губы изогнулись в лёгкой улыбке.

— Ведьма, — прошипел он, разжимая ладонь.

Потерев запястье, она обеими руками прижала к коленям закрытый дневник в кожаном переплёте. Принялась зажатой в пальцах ручкой выстукивать на колене одной ей слышную мелодию.

— Если моя компания настолько неприятна, ты вправе уйти, — пробормотала она.

— И как я объясню это? — указал он на своё лицо.

— Я не знаю, — она пожала плечами.

— Я придумаю отговорку, но мне нужно время на размышления, — продолжил он.

— А в чём сложность? — переспросила она. — Думаешь, как объяснить, что напал на молодую леди? Или что молодая леди напала на тебя?

Он недобро зыркнул на неё.

— Ты вполне можешь сгладить, скажем так, последствия. Ты волен сказать им, что это была я. Никто не станет осуждать тебя за то, что ты повесишь всё на меня.

— Меня как раз и беспокоит, что они могут счесть виноватой тебя, — ответил он. — Думай что хочешь, но в мои планы не входит, чтобы моя семья устроила самосуд и развязала войну против тебя и твоей семьи.

— Это почти благородно, Эймон Бехайм. Я польщена, что ты вообразил, что я смогла бы дать тебе отпор.

— Я видел твоего гоблина.

— Ну да, один гоблин. Неужто Бехаймы так слабы, что один-два гоблина представляют для них проблему?

— Но это коснётся не только тебя, так ведь? Есть ещё твой отец.

— Он не практикует, — отрезала она.

— Разве не оттого ты позволила себе насмехаться надо мной, что твоя мать вернулась домой?

Судя по реакции, об этом Роуз Торбёрн совсем позабыла.

— Моя семья решит, что ты это подстроила. Твоя мать...

— Человек, которого невозможно постичь, — закончила за него Роуз. — Пугающая личность. Пугающая тем, что невозможно предугадать её следующий шаг.

Он кивнул.

— Но ведь это не был коварный план? — уточнил он. — Не какая-нибудь хитрая уловка, манипуляция моими эмоциями, ставящая целью воспользоваться моим провалом как мужчины?

— Тут не было провала, Эймон Бехайм, — сказала она. — И мужественность твою никто не оспаривает. Не скажу, что как-то особенно наслаждалась процессом, но, признаться, я даже рада, что у тебя оказался не такой огромный, как…

— Остановись, — он закрыл глаза ладонями. — Пожалуйста, избавь меня от этого непотребства.

— Но я получила разрядку. Мне это было необходимо. Тебе, я думаю, не меньше.

— Не говори об этом. Порядочные леди так себя не ведут.

Она лишь насмешливо хмыкнула в ответ.

— Я пытаюсь решить для себя, что лучше — ненавидеть тебя или уважать, но каждый раз, как ты открываешь рот, выбрать становится всё сложнее.

— Не было никаких уловок, — шумно вздохнула она. — Не было бесов шестого хора, которые выслеживали тебя и заставляли покуситься на моё тело. Не было бесов, которые придавали мне отваги.

— Почему-то так даже хуже. Мысль о том, что я сделал такое по собственной воле... Я надеялся, что это бес...

— А зря. Знаешь, с бесом было бы хуже.

— И знать не хочу, — сказал он. — Эта неразбериха... Чем дольше я думаю, тем сложнее становится придумать объяснение, которое не усложнит всё ещё сильнее.

— Выход есть, — сказала она, — мы можем вовсе ничего никому не объяснять. Молчи, держи рот на замке. Я поступлю так же.

— Заговор молчания?

— Заговор молчания.

— Похоже, ты не представляешь, как настойчивы могут быть три сестры, две тётки и мать, — сказал Эймон.

Она встала и стряхнула с себя мусор. Он отвернулся, давая ей возможность поправить юбку и исподнее. Она продолжала разговор, но уже с его затылком.

— Ты продолжаешь жаловаться на людей, которые чего-то от тебя требуют, которые на тебя полагаются. На семью и на то, что семья может с тобой сделать.

— И что? — спросил он.

— Я знаю, каково тебе, меня тоже осуждают, от меня тоже чего-то ждут, — продолжила она. — Мой отец хоть и справедливый, но его методы суровы. Когда я вернусь, он меня выпорет.

Он обернулся и взглянул на неё. Платье с коротким рукавом, поверх разорванного воротника повязан платок, в одной руке крепко зажат дневник, в другой ручка.

— С трудом представляю себе подобное, —сказал он. — Дьяволистка Торбёрн и её муж отчитывают свою дочь. Строгий взгляд, в руках ремень...

— Да нет, ничего странного, — прервала его Роуз. — Мать как раз-таки меня не отчитывает. Она просто смотрит на меня, предоставляя лишь догадываться о том, что же она на самом деле думает, что творится в её голове и чем она никогда в жизни со мной не поделится.

Подняв слегка дрожащей рукой дневник, она засунула ручку под корешок.

— Ты дрожишь.

— Разве? Хм, действительно. Это на меня не похоже. Наверное, меня заранее пугает то, какой в итоге окажется её реакция.

— Её реакция? Я думал, ты не собираешься ей об этом рассказывать.

— Не собиралась и не стану. Как я уже сказала, в последнее время я совершила много ошибок. Этой ночью я произнесла клятву. Я говорила в гневе, не подумав, и это может плохо отразиться на моей семье.

— Думаешь, она расстроится?

— Я... — Роуз запнулась и испустила нервный смешок. Затем несколько раз моргнула, словно пытаясь скрыть слёзы. — Честно? Я в ужасе. Недавно моя беспечность разрушила три, а то и четыре жизни, а она и бровью не повела. Но это... Думаю, «расстроится» — неподходящее слово.

— Я тебе не завидую, — сказал он.

— Можно подумать, мне когда-то кто-то мог позавидовать.

— Ты можешь перестать спорить и придираться к словам? Я пытаюсь выразить сочувствие, но ты делаешь это крайне сложной задачей.

Роуз эти слова, казалось, застигли врасплох. Она мялась на месте, избегая его взгляда.

— Я не просила о сочувствии.

— И всё равно, я хочу тебя поддержать. Это может показаться такой малостью, в то время как тебе предстоит предстать перед лицом безудержного гнева дьяволистки, но я пытаюсь… Что?

Она хохотала. Пожалуй, даже издевательски.

— Что? — повторил он.

— Меня пугает вовсе не это. Не безудержный гнев моей матери.

— Я не понимаю.

— Я боюсь, что ей будет наплевать.


* * *


Прошло четыре дня, прежде чем их с Роуз Торбёрн пути вновь пересеклись.

Потребовалось не более пяти минут, чтобы пройти главную улицу Якобс-Бэлл. Большинство магазинчиков уже закрылись, как и кафе-мороженое, в окне которого висел нарисованный от руки плакат, призывающий оказывать помощь армии вместо покупки сладостей.

Эймон работал в приземистом здании, втиснутом между пустующим ныне кафе-мороженым и маленьким банком. Мимо окон поминутно сновали молодые женщины, направляясь то в магазины или на фабрику, то обратно.

Эймон считал это некой разновидностью ада.

Его покалеченное запястье было надёжно зафиксировано гипсом. Большинство оставшихся в городе людей составляли женщины и старики, а также мелкие сошки вроде отца Роуз Торбёрн, которые присматривали за местными предприятиями и фабриками. Во взглядах любопытствующих прохожих ему чудился упрёк и осуждение. Положение не улучшали и оставшиеся от инцидента с Роуз отметины на руках и лице.

В детстве он плохо ладил с числами, но при помощи изнурительных занятий семье удалось исправить эту проблему. Уж в чём в чём, а в математике хрономанту положено было разбираться.

Он так и не полюбил числа, однако они стали неотъемлемой частью его жизни.

Теперь он вынужден был учиться писать левой рукой, чтобы как-то выполнять свою работу: вносить суммы, подбивать итоги, проставлять дату и время при отправлении и получении посылок и писем.

Он не отказался бы прибегнуть к магии, чтобы промотать эти дни, но семья пристально следила за такими вещами.

Погружённый в работу, он едва заметил появление Роуз Торбёрн в дверях его маленькой тесной конторы.

Она выглянула на улицу, посмотрела по сторонам и вновь вернулась в отделение почты.

— Ты не пользуешься Взором?

— Я не полагаюсь на один только Взор, — ответила она, протягивая конверт.

— Монреаль... Академия?

— Да. Я ненадолго возвращалась ко двору и обещала отправить письмо по прибытии домой. Лорд Монреаля хотел со мной побеседовать... короче, хаос и бедлам.

— Признаюсь, я переживал, что твоя мать догадается о наших ночных похождениях в лесу.

— Я же сказала, что буду молчать, — сердито произнесла она. — Мало что меня так возмущает, как то, когда меня называют лгуньей.

— И вот ты уже огрызаешься.

Она нахмурилась.

— Было ли всё настолько плохо, как ты боялась?

— Почти, — пробормотала она и, повернувшись к нему спиной, прошла вдоль стойки.

— Мне жаль.

Она оглянулась через плечо и удивлённо подняла бровь.

— Мне правда жаль.

Выражение её лица немного смягчилось.

— Спасибо.

— Сёстры всё не отстают от меня, допытываются, откуда эти царапины и порезы. Тётя предполагает, что меня побили из-за того, что я вернулся домой, в то время как чьи-то братья и сыновья всё ещё там. Я думаю, так она пытается вытянуть из меня правду. Мать отмалчивается, и это чертовски подозрительно.

— Какая насыщенная жизнь.

Он скривился.

— Я много думала с той ночи, — сказала Роуз. — У меня потихоньку зреет грандиозная идея.

— Дьяволист с грандиозной идеей — серьезный повод для беспокойства.

— События в мире словно предупреждают нас о чём-то. Традиции предков закостенели. Они изживают себя. Слишком много наслоений, слишком много заплаток, слишком много внимания уходит на бесполезную ерунду.

— Не ожидал, что ты вдруг примешься философствовать.

— То же и с нашими семьями, — продолжала она. — Цепляясь за старые традиции, они деградируют, замедляются, словно часы, у которых вот-вот кончится завод.

— Тут с тобой не поспоришь.

— Они словно великие древние механизмы, которые разваливаются на части. Ты говорил, что на тебя давят ожидания со стороны твоей семьи?

Он нахмурился.

— Или мы уже не так близки, как той ночью? — она повернулась и перегнулась через стойку. — И не можем обсуждать наши слабости?

— Это гложет меня изнутри, — тихим голосом признал он. — На меня давят даже мои собственные ожидания. В особенности мои собственные ожидания.

— Что, если я предложу тебе маленькую революцию? Способ начать соответствовать собственным ожиданиям?

— Революцию?

— Ты в ловушке. Заперт в коробке, словно заводной солдатик со сломанной рукой. Но отец всё равно заставляет тебя маршировать — но ради чего? В последнее время твоя семья не совершала ничего глобального. Насколько я могу судить, каждый Бехайм вносит свою лепту, но никто не претендует на главный приз.

— А ты претендуешь?

— Нет. Не в этом суть. Что я говорю, так это то, что ты проживаешь унылую жизнь. Да, ответственную, безусловно, но ведь душа не будет довольствоваться ответственностью, верно?

— Кого-то это вполне устраивает.

Роуз, казалось, на секунду задумалась.

— Может ты и прав. Но что насчёт нас? Не думаю, что нас это устроит.

— Есть предложения?

— Я предлагаю рискнуть! Попытаемся изменить систему, кое-что подготовим и попробуем извлечь из этого выгоду.

— Как?

— Я пока не совсем уверена, но что бы мы ни сделали, в итоге получится лучше, чем то, что есть сейчас, разве нет?

— В этом я сомневаюсь. Ты же дьяволистка. Держу пари, ты способна заполнить целую библиотеку примерами, как может быть хуже.

— То, что мы можем получить, стоит того, что мы можем потерять, — сказала она.

— И что же мы получим?

— Ты сломанный заводной солдатик, движешься как механизм. Отклонись от пути — и каждая живая душа поблизости постарается вернуть тебя на протоптанную тропу. Если ты пойдёшь по этому пути, то в итоге возглавишь семью Бехайм. Если повезёт, будешь лет десять-двадцать по своему усмотрению править династией. Я права? Или кто-то может предложить другой путь?

— Я уже думал над тем, что я следующий в линии наследования, но этого не случится, пока мой отец жив... слишком рано задумываться всерьёз.

— А ты задумайся сейчас. Представь момент, когда тебе исполнится шестьдесят или около того, ты займёшь руководящее место в совете... в каком-то смысле, ты наконец будешь свободен, но позабудешь, что хотел сделать. Чем тогда займёшься?

— Ну, скажи мне. Что я стану делать?

— Ты ограничишь себя тем, что знаешь. Будешь делать то же, что делал твой отец, то же, что делал отец твоего отца. Ты внесёшь от себя кое-какие мелкие изменения, вложишь толику своей личности и предпочтений. Да, вещи меняются, но эти перемены мизерны и длятся поколениями. Цикл воспроизводит себя. Это ли не то давление, которое ты ощущаешь? Таков и есть твой путь, заводной солдатик, от судьбы не убежишь. Разве что после смерти.

— Я начинаю понимать, почему мы привыкли сторониться Торбёрнов.

— Скажи, что я ошибаюсь. И что мои слова не совпадают с тихим шепотом сомнений в твоей голове.

— Я не говорю, что ты ошиблась.

Она улыбнулась в ответ.

— Я говорю, что разговор был бы куда больше мне по душе, если бы ты не говорила как печально известный змей в печально известном саду.

— Я предлагаю тебе свободу. Я предлагаю тебе силу. Возможность сломать шаблон. Не без последствий, врать не стану. Но цена не так высока, как ты думаешь.

— А насколько высока? И в чём твоя выгода?

— Насколько — объясню позже. В чём моя выгода? Я — твоя противоположность. У меня нет строгих границ. У меня есть правила, я должна им следовать, как и любой практик. Но я словно овца без загона и без собаки, которая лаем загоняла бы меня в безопасность. Я гуляю где хочу и периодически попадаю в неприятности. Я могу стерпеть гнев отца. Могу договориться с матерью. Но не могу больше быть одинокой.

— Так ты хочешь дружбы? Или чего-то вроде той ночи?

— Я хочу и того, и другого — или хотя бы чего-то одного. Хочу сделать тебе предложение и готова взять на себя большую часть рисков и затрат.

Он уставился на девушку. Поверх платья жакет, на плече сумочка для дневника и прочих мелочей. Блондинка, и довольно симпатичная, но недостаточно, чтобы назвать её красивой. Лицо застыло в напряжённом ожидании.

Ему пришлось напомнить себе, кто она на самом деле.

— Ты дьяволистка. Договариваться с тобой означает стать на шаг ближе к переговорам с ними.

— Да, — сказала она. — Но, думаю, оно того стоит.

— Что именно? Как далеко всё зайдет?

— Изменим статус кво. Сломаем систему.

— Как? — спросил он и тут же пожалел, так как, озвучив вопрос, он тем самым дал ход обсуждению её безумной идеи.

— Встретимся ночью, — прозвучало в ответ.

Она не сказала где. Но ему и не нужно было спрашивать.


* * *


Нынешняя ночь была прохладнее, и Роуз Торбёрн накинула поверх платья кофту, но не стала застёгивать её на пуговицы. Волосы развевал ветер. Вода была неспокойной, волны бились о грязь и корни, пенными гребнями шумно набегали на пляж неподалёку.

— Я хочу, чтобы ты дал овладеть собой, — сказала Роуз Торбёрн.

Это могло прозвучать двусмысленно, но ударение на слово «овладеть» не оставляло сомнений.

— Что?!

— Лёгкая одержимость. Ничего слишком опасного или демонического. Но я использую знания из моих книг... там описаны лучшие из связываний, какие только можно найти.

— Зачем?

— Затем, что это даст тебе желанную свободу. Подселим в твоё тело постороннего духа, который позволит тебе стряхнуть ношу, возложенную семьёй на твои плечи. Ты стал бы сильнее, проворнее. Раны заживали бы быстрее, — она выразительно посмотрела на его руку.

— Ты говоришь как помешанная, — он рефлекторно закрыл гипс здоровой рукой.

— Вовсе нет. Я в абсолютно здравом уме. Знаешь, если ты будешь одержим, ничто не помешает тебе работать со мной. Мы подселим мелкого духа, который не сможет принимать за тебя решения, но если ты попадёшься, сможешь свалить всё на него. Сможешь вернуться к прежней жизни.

— А ты? Что насчёт тебя?

— Я осознаю риски. В той школе в Монреале, из которой я вернулась, работал инквизитор. Риск, на который иду я, больше, чем любой риск в твоей жизни.

— Роуз, — он остановился перевести дыхание, собраться с мыслями, стараясь бережно подобрать слова и интонацию. — Я даже не уверен, что ты мне нравишься. Уважение? Может быть. Возможно, в какой-то мере я даже понимаю тебя. Но мы слишком разные.

Он видел, как она замерла. Вытянулась как по струнке, крепко прижав к груди книгу.

— Ты опасна, — продолжил он. — Ты... я даже не знаю, зачем ты вообще связалась со мной. Почему именно со мной? Я тебе нравлюсь?

— Нет. Да, но нет... не в том смысле, который имеет значение, — сказала Роуз. — Просто я в отчаянии.

— В отчаянии? Роуз...

— Нет... не в этом смысле.

— Но почему? Разве ты не можешь поступать как я: стиснуть зубы и сносить тяготы непростой жизни?

— С чего начать? — спросила она. — Боже! Ощущение, будто я в долгу перед своей семьёй. Словно нуждаюсь в направлении, в цели, но в одиночку достигнуть её не смогу. Я так боюсь, что если я что-то предприму, попытаюсь что-либо изменить, то пострадают люди. На семью положиться я не могу, а друзья для дьяволистки непозволительная роскошь. Если только это не какие-нибудь монстры, которых не смутит, когда на них обрушатся последствия твоей дурной кармы.

— Я не тот выход, которого ты хочешь или в котором нуждаешься, — возразил он.

— Я нуждаюсь в голосе разума. За спиной каждого великого мужчины стоит великая женщина, но, возможно, принцип работает и в обратную сторону, верно?

— Я что-то сомневаюсь.

— Иногда всем нужен человек, который будет подтверждать, что ты всё делаешь правильно, или указывать на ошибки. Оспаривать или поддерживать наши безумные идеи. В книгах всегда есть кто-то подобный. Ватсон, Сэм, Пятница, Горацио.

— Нельзя строить реальную жизнь по книгам, Роуз.

— Мне больше не от чего отталкиваться, — ответила она.

— Мне очень жаль, но нет. Я не смогу помочь.

Она кивнула, принимая его решение.

— Торопиться некуда, — сказал он.

Она не выразила согласия.

— Пожалуйста, давай сменим тему, — попросила она. — И просто поговорим. Я чувствую себя не в своей тарелке.

Роуз не знала, но единственный раз, когда он видел её такой же человечной, был четыре ночи назад. Когда они, распаляясь, обменивались оскорблениями. Прелюдия ко всему, что случилось после.

— Когда я говорил об ожиданиях, я кое о чём умолчал. На поле боя, в окопах, у меня были определённые обязательства. Потому что на стороне немцев были практики, понимаешь, о чём я?

Роуз кивнула.

— Я хочу сказать, была большая сверхъестественная секретная миссия. Мы знали, что немцы используют оккультизм, но всё оказалось не так. Это оказался обычный человек без особых знаний, с парочкой книг, которыми он даже пользоваться не умел. Кое-кто из его подчинённых были практиками, но они держали язык за зубами. Они защищали его, но ни слова ему не сказали.

— Возможно, они боялись того, что мы можем сделать в отместку, — предположила девушка.

— Возможно. Но это палка о двух концах. Что, если одна сторона осознает, что проигрывает, и решит воспользоваться силами, доступными людям вроде тебя и твоей семьи — что тогда случится? Единственный выход — дать войне продолжаться.

— Всему можно положить конец. Войну развязали силы, не имеющие отношения к практикам, эти же силы могут положить ей конец.

— Ты не представляешь, насколько плохи дела, Роуз — те ужасы, что там происходят, положение вещей в окопах, и то, от чего мне приходилось круглые сутки охранять мое подразделение. Я изменился, я приспособился, я поменял свой образ мышления, график сна и приёмов пищи. Я постоянно был начеку, ожидая очередных фокусов. То слишком умных крыс, то призраков, нашёптывающих спящим солдатам ужасные вещи. Гулей, которые… короче говоря, они притворяются обычными солдатами, которых можно убить, и когда ты, потеряв бдительность, обыскиваешь тело, они кусают тебя, навсегда заражая рану духом голодной смерти.

Эймон поднял руку, демонстрируя гипс.

Роуз понимающе кивнула.

— Если бы не это, если бы я не должен был однажды вернуться и продолжать борьбу на том втором, тайном поле битвы, я мог бы подумать над твоим предложением. Но не сейчас. Я не могу ничего обещать, и не могу стать твоим союзником.

— Ясно, — произнесла она.

Роуз коснулась своего лица. Эймон не успел разглядеть и не понял, смахнула слезинку или просто убрала волосы со щеки.

— Мы можем поддерживать связь, — добавил он. — По крайней мере до тех пор, пока я не вернусь на службу. Если я вообще туда вернусь.

— Не нужно жалости, — сказала она с ноткой гнева. — Не нужно этого снисходительного тона.

— Не думал, что это так выглядит.

— Думать можешь как угодно, но ты снисходителен, Эймон, — отрезала Роуз.

Немного злее чем прежде.

— Что будешь делать дальше? — поинтересовался Эймон.

— Менять ход вещей, — ответила она. — Это было бы проще, имей я помощника. Голос разума, говорящий «да» или «нет». Но я буду двигаться вперёд. И возможно, внесу свой вклад в военную помощь.

— Вклад? Ты?

— У меня мало времени до того, как мои руки будут связаны. Тебя ужасает эта вечная война, а я переживаю, что моё время истекает, и в этой ситуации как нельзя лучше пригодился бы хрономант.

— Истекает время?

— Над дьяволистами нависает тяжкое бремя. В моей семье это проклятье передаётся от родителей к детям. Когда моя мать умрёт, ношу приму я. На меня падёт безграничная тень, которая станет со мной неразлучна. Ошибки будут стоить мне дороже, меня будут преследовать неудачи, а враги начнут процветать. Мне нужно многое успеть до того, как всё это случится.

— Возможно, поэтому твоя мать боится сблизиться с тобой? — спросил Эймон. — Даёт тебе больше свободы? И защищает от нависшей над ней тени?

Роуз растерянно уставилась на него.

— Может, ты не так одинока, как тебе кажется, — продолжал он. — Я не подвергну себя одержимости ради того, чтобы обмануть правила, но если тебе нужен голос разума... Я смогу игнорировать сующих нос не в своё дело сестёр и тётю немного дольше.


* * *


Тридцать пять лет спустя.

Потоки ливня обрушивались на землю. Плохая погода пробудила ноющую боль в запястье Эймона.

Укус гуля так и не зажил. Из-за некроза плоть стала чёрной, а в некоторых местах даже виднелась кость. Он мог срезать гниющее мясо ножом и погрузиться в красную горячку агонии, или же мог оставить всё как есть, ощущая, как капля по капле иссякает его сила. Ему не становилось лучше, не становилось хуже, оставалась лишь одна и та же дилемма.

Эймон знал, что отец за ним наблюдает. Семья всегда что-то подозревала, но он заметал следы. Они могли призвать его к ответу, лишь открыто признав, что потратили драгоценные запасы силы на слежку за ним.

Отец наблюдал, как он приближается. Маленький сын, которого Эймон вёл за руку, не давал ему ускорить шаг. Он отпустил его.

Лейрд пытался догнать Эймона, его черные резиновые сапожки шлёпали по лужам в мокрой траве.

Роуз уже была здесь. Она стояла в царственной позе, вода ручьями стекала с широких полей шляпы. Практически все остальные члены совета сейчас избегали её. Даже со спелёнутым ребёнком на руках она не выглядела бы похожей на чью-то мать.

Больше из-за беспокойства о сыне, чем о Роуз, Эймон открыл зонт и предложил обоим укрыться под ним.

Он ощущал неодобрение во взгляде отца, но теперь мог не обращать на него внимания.

Эймон взглянул на ребёнка и словно заново увидел ту давнюю сцену.

Роуз стоит у груды свиных туш, держа над головой своё дитя. Тогда тоже лило как из ведра.

Вокруг горели костры, и Эймон беспокоился, что под дождём один из них может погаснуть, или что одна из наполненных воском и волосами бочек опрокинется и покатится в сторону.

Он был там. В качестве простого наблюдателя, но он был там.

Как друг.

Он был там, когда явился демон. Толстый, разлагающийся, словно в насмешку над раной Эймона, с лошадиным черепом на голове и с серпом в руке.

А Роуз...

Роуз никогда не выглядела более живой, чем тогда, встретившись лицом к лицу с худшим кошмаром, с угрозой жизни её первенца.

Её образ в тот миг оставил на нём незаживающую рану, почти такую же серьёзную, как укус гуля. Её выражение лица, напряжённость. Они любили друг друга, но в разное время. Они доверяли друг другу и доверялись друг другу. Они ускользали и тайно встречались, чтобы обсудить действия совета и подумать, как они поступили бы на их месте.

— Этот день наконец-то настал, — пробормотала Роуз.

Эймон кивнул.

— Ты свободен, — добавила она.

Эймон взглянул на могильный камень.

Малькольм Бехайм.

Подле памятника полупрозрачным маревом стоял его отец и смотрел на него с осуждением. Эймон не мог понять, действительно ли он видит ужас в глазах призрака отца, осознавшего события, которые он был уже не во власти изменить, или это просто игра воображения, отражение его мыслей?

— Я должен бы быть свободен, да, — сказал Эймон.

— Должен? — спросила Роуз.

Эймон промолчал.

— Свободен? — тонким голоском переспросил Лейрд.

— Он теперь глава семьи, — пояснила Роуз.

— Ааа, — протянул Лейрд.

— Я провела много времени, размышляя, что бы мог сделать твой отец за то время, пока он был главным.

Эймону было сложно смотреть на Роуз.

Он отчётливо помнил сцену: он видел, как связующие круги пришли в движение. Ему пришлось отвернуться, ведь смотреть прямо на демона было слишком опасно.

Демон яростно и кровожадно кромсал свиные туши.

Срезая серпом имена.

И имена эти буква за буквой исчезали из памяти Эймона.

Тем временем Роуз сделала всё необходимое, чтобы замкнуть круги.

Скажи она тогда что-то другое, он мог представить иные варианты развития событий. Если бы он позволил подчинить себя, если бы они сблизились чуть больше, если бы их любовь была взаимной, если бы один из них был достаточно смелым, чтобы сделать первый шаг...

Быть может, тогда он оказался бы с ней плечом к плечу, разделил бы её восторг?

Он вспомнил, как ревел Чарльз на руках у Роуз.

Он знал, что его жена наблюдает за ним и испытывает неловкость из-за его близости к дьяволистке.

— Много воды утекло с тех пор, как мы это обсуждали, — сказал он. Женатым людям сложнее ускользнуть на тайную встречу. — Твои цели, твоя мечта.

— Много воды утекло с тех пор, как я всерьёз над этим задумывалась.

— Так ты оставила эту затею? — спросил он.

— Нет. Определённо нет. А ты?

Он не нашёл, что ответить.

— Я спрошу прямо, — сказала она. — Ты поступишь с Лейрдом так же, как твой отец с тобой? Введёшь те же правила и ограничения?

— Время имеет свойство менять наше мнение и наше отношение к вещам.

— Но ведь ты можешь управлять временем, так? Управляй и своим мнением.

Он грустно улыбнулся.

— Значит, твой ответ «да?» — продолжила она. — Традиции продолжают свой неостановимый марш из поколения в поколение?

Он согнул пальцы на больной руке.

Ежедневное болезненное напоминание о войне.

С другой стороны... тот демон. Чудище. И Роуз с широко распахнутыми глазами.

Она сделала это из достойных побуждений. И она справилась.

Она обратилась к дьяволизму, чтобы защитить остальных.

— Нет, — сказал он. — Нет, я думаю, мы способны выбрать другую дорогу.

Когда до неё дошло сказанное им, она слегка улыбнулась.

— Однако, — сказал он, — мне нужны определённые уступки.

— Уступки?

— Это не должно отразиться на моей семье. Я давал клятвы сохранить запасы силы, накопленные многими поколениями. Я не хочу принуждать Лейрда приносить те же клятвы. Если ему понадобится что-то изменить, пусть у него будет для этого возможность.

Роуз ответила не сразу. Она скользнула оценивающим взглядом по Лейрду, по его детским пухлым щёчкам.

— Иди к маме, — сказал Эймон.

Лейрд отпустил руку Эймона и побежал прочь от надгробий и скучных взрослых, смешно размахивая руками.

— Думаешь, он справится? — спросила Роуз.

— Если хочешь добиться перемен, нужно начинать со следующего поколения. Если же мы поддадимся страху...

— Мы будем не лучше тех, кто был до нас, — закончила она.

— Да. И ещё кое-что. Ты должна будешь обучить Лейрда.

— Обучить чему?

— Дьяволизму. В достаточном объёме, чтобы он мог защитить себя и остальных Бехаймов. Мы не сможем двигаться вперед, если я буду вынужден постоянно оглядываться. И Лейрд тоже.

Она ненадолго задумалась, затем, казалось, приняла решение.

— Да, думаю, это можно устроить.

— Хорошо, — сказал он.

— Это мерзкие знания, — сказала она.

— Да. А разве кто-то считает по другому?

— Я считала, когда была молода и наивна.

Эймон кивнул.

— Что тебе потребуется?

— Время, — сказала она с лёгкой усмешкой. — И Чарльз, и остальные дети... Я не могу обучать их. Разве что внуков... Но мне нужно время, чтобы дожить до момента, когда они родятся на свет и вырастут.

— Ты хочешь отсрочить смерть? Это в корне меняет дело. Такие вещи недёшевы.

— Да, я знаю.

— Посмотрим, что я смогу сделать. Неприятно это признавать, но я сомневаюсь, что смогу предложить что-то ещё. Я не могу так же обещать тебе защиту от Лейрда, как ты обещаешь защиту от дьяволизма.

— Всё в порядке, — кивнула она.

Его пробрал озноб.

— Совершенно не в порядке. Я могу приложить все усилия, чтобы правильно воспитать Лейрда и других моих детей, но...

— Не лги. Ты вырастишь его избалованным. Я хорошо тебя знаю, ты скорее будешь слишком великодушным, чем рискнёшь стать похожим на отца. Если конфликту суждено случиться, то он произойдёт.

— Неужели ты оставишь своих наследников без защиты?

— Нет. Вовсе нет. Ты ведь не забыл, что я призвала Брадобрея?

— Мне до сих пор снятся кошмары. Те шрамы. Думаю, я не забуду этого, даже если захочу.

— Ты помнишь, какие блага он может даровать?

— Врачебную помощь, в обмен на пустоту, в которой сможет поселиться нечто постороннее. И ещё продление жизни...

Он взглянул на Роуз.

Она тряхнула головой.

— Я всё обдумала и решила, что это не вариант. Тебе я доверяю больше, чем текстам в старых книгах.

— Хмм, были ещё две вещи. Всегда острые лезвия — не знаю даже, для чего это может пригодиться. И ещё он может… вырезать отражение? Этот момент я вообще плохо понял.

— Зато я поняла. Это сгодится в качестве защиты для моих наследников.

Глава опубликована: 31.12.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 542 (показать все)
Eterni
кстати да, дикие карты мартина. Межавторский цикл. Синопсис - после неудавшегося инопланетного вторжения люди, попавшие под действие боевого вируса изменяются. 9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера. В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
vomolrah
Я думаю только ленивый еще не сравнивал джокеров и 53тих.
деадпул постоянно такую дичь творит. Джокеру срезают лицо.
Хотелось бы так думать, но нет. Не творит. Видел комиксы, фильм и в игру играл. Дедпул, это просто комедия с кишками, изображая себя взрослого, но на самом деле он тоже для подростков.
Джокер-версия была в одной серии комиксов, да. И всё! Экранизации нема, упоминании нема. Ну и сам по себе надоел.
У Харликвин подобного не видел. Её вообще сейчас осветляют птицами.

Наруто не упоминай, это такая срань и там все персонажи и вся вселенная скатилась в такой мусор, что никакие там серые мальчики уже не придадут ему значение.
Единственный с большой натяжкой плюс - мангаки большие любители придумывать необычные способности от сенен-манги до Джоджо. Одно плохо. Играя со способностями, они часто скатываются до игрой роялями, искажая события как им удобно.

Маккрей не воскресил старый лор, как грешат Марвел и ДиСи и создал новых персонажей с нуля и ничем не ограничен в цензуре. Это УЖЕ считай принес новое по сравнению с популяризированным и экранизированным дерьмом. На такое ни Марвел ни ДиСИ (кроме совсем редких комиксов, об экранизации которых даже не задумываются и которые не длятся более 7к страниц) уже не задумываются и не рискуют.

А это вы уже не авторов супергероики перечисляете.

и отбрасывать все, что к ним не подходит.
Например?

Вспоминается анекдот про шерлока холмса, который любил темными дождливыми вечерами сидеть у камина и жечь в нем улики, опровергающие выводы его дедуктивного метода.
Скрытая издевка с пассивной агрессией против меня. Лучше бы примеры привели.

9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера.
Игра роялями. У Маккрея было только с нятяжкой у Мрака и он за это дорого расплатился.
Не интересует.

В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
Ну ок.
Только есть мааааааленькое но.
Во-первых - я никогда не говорил что он сотворил что-то новое и не говорил что "почему ему у Хьюго не выписывают".
Во-вторых - уже сказал за что он круче остальных. Пишет более 5к страниц, новый лор, персонажи не ограниченные цензурой и моралью. ПРИ ЭТОМ у него аш 3-4 таких совершенно разных мира.
Мартин получается писал только фентэзятину, супергероика была создана совместно. Паланник, Чан и Нун писали либо одну вселенную всего на него несколько книг, либо множество по единичным.
Но ВСЕ они уступают перед всеми кирпичами Маккрея вместе взятые. Это делают его не человеком, а Машиной.
По Пакту он вообще стырил мифологии и гоэтию. И? Тоже обвиняем в пиаре?

Не пытайтесь ЯКОБЫ спустить меня на землю тем о чем я не говорил или будто считаю что у Маккрея всё идеально. Совсем нет. Я уже писал, что таймскип в Черве, пропустив битву Чертенка и Сердцееда, это высочайший удар ниже пояса и что под конец у него всё начало торопиться и преобразовываться в кашу.
Не, совсем нет. Маккрей не идеален и не образец оригинальности.

Я постоянно хвалю его и ставлю выше других писателей по другой причине.
За старания.
За то что ему не насрать, за то что он строчит круче Мартина, Сапковского, за то что он старается несмотря на то, что он живет на патреоне, не выпускает официально в бумажном варианте, и никто из крупных людей не обращает на него внимание. За то что он не манипулирует грязно людьми не дописывая миры, за то что он не ограничен одним миром. За то что он не ограничен цензурой, не боится показать ангст, раскрыть персонажей с иной стороны, не строит розовых соплей, не ограничен отсталыми позициями у стариков, считая что персонажи должны быть только гетеро, а женщины - бедненькие девочки созданные только, чтобы рожать, не срёт водой, не уходит от темы, и просто продолжает писать историю ни смотря ни на что, беря в расчёт прогресс культуры общества и умело прописывает так уже более тысяча персонажей, создавая им яркие образы.
ЭТО делает его круче всех ваших описанных писателей.
Показать полностью
Eterni это Мартин писал только фентези? ))) Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.

"9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера." не понял при чем тут Мрак, честно говоря. Тут сходство с червем полное по-моему. Просто процентное распределение другое. Та же Света вполне себе джокер. Или собственно главная героиня, явно же не мечтала управлять насекомыми. Голем, которого спецом тригерят... да все. Опять же, массовые мерзкие изменения, как в начале стража. В общем, явно вода из одного колодца с дикими картами.

И я не обвинял макрея в плагиате, есть всего 12 сюжетов (если с натяжками, то 36, если совсем отбросить логику, то три). Он вполне себе в традициях. Это как выяснять кто у кого украл, ДС или Марвел. Большинство не воровалось, а просто придумывалась исходя из мысли - а что еще будет круто?

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв. Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? ) если на Мартина наезд, то нет???
Отсутствие цензуры... ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений. И кстати, если на то пошло, против повестки у него ничего нет, так что в своем информационном поле никакого особого вызова он не бросает. И слава богу.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше. Причем КАПСОМ!!!
Показать полностью
Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.
Значит зря сошел.

не понял при чем тут Мрак, честно говоря.
В игре роялью. Когда происходит "ужасная" ситуация от которой нет выхода, но тут ВНЕЗАПНО срабатывает триггер и всё решает. Это игра роялью. У Мрака - второй триггер.
У Диких Карт получается - принудительное использование триггера.
Я уже говорил, что мне начхать на сходство, когда Маккрей написал больше чем Дикой Карты, один, за ящик лапши, и не только Червя.

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)
....Извините, а вы книги читали? Он нихрена не мёртв. Его пронзили вилами да, а потом воскресили. Игры к слову и делают плавное (но своё) продолжение Ведьмака.
Потом Сапковский ещё приквел написал. И всё. В его книгах Хлад так и не наступил, приключения Цири не закончились, отношения Ведьмака и Йеннифер не закончились. У него там концовка закончилась абсолютно ни на чём.
Всё за Сапковского сделала третья игра и моды фанатов.

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
Я и не говорю, что этого нет вообще.

По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв.
Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?
Ладно бы с Донцовой ещё сравнил, тут можно было сравнить с количеством (но не качеством!), но вы сравнили человека, работающего на собственном энтузиазме с лохотронщицей, которая обыдляет людей своей идиотией.
WTF!?

Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? )
Везде, где девочки встречают парня и рожают.
Йеннифер как раз к этому стремилась.
На счёт остальных, у кого как. У Рудазова - дохрена. У сенен-манги и манги вообще - крайне часто.

ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений.
Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше.
Меня в свою очередь раздражает, то что многих возвышают слишком незаслуженно.
Я ничуть не забываю то какой вклад внёс Сапковский. Сам мир Ведьмака интересен. Но в тоже время он переоценен, так как большая часть истории книг - догонялки за Цири. Отчасти его надо благодарить, благодаря играм.
Мартин крут своими престольными интригами, но его мир попросту скучный. Даже драконы какие-то скромные.
И у обоих крайне паршивые экранизации. Тем паче обидно, что сериал Ведьмака ещё кто-то хвалит.
И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает. То есть ему не насрать.
Вот и хочется чтобы Маккрею за Пакт славы досталось не меньше чем когда-то получили Мартин и Сапковский, как и за Червя не меньше чем хотя бы Майор Грома. И заслуженно получил зеленый свет на экранизацию.
Показать полностью
где это там воскресили ведьмака в книгах? Если про свадьбу - то просто отдельная сказка, а не продолжение. (Сапковский очень раскаивался, что вобще поддался на уговоры и опубликовал эту вещичку, потому что на примечание, что это все поздняя сказка, не имеющая отношения к реальности его мира, все забили.) Ведьмак погиб, как и было предсказано. То, что Цири рассказывает в другом мире рыцарю про то, что Ведьмак жив - явная ложь, и она при этом плачет. Кстати, из-за смерти ведьмака Сапковский и не считает игры каноном. Как раз потому что книги - законченное произведение. Приквел не совсем приквел, а филерная книга где то между 1 и 3 томами, в принципе приятная, но бесполезная. Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира. Только историю ведьмака. Ну и то что ведьмак кончается не о чем, абсолютно не согласен. По сути он жертвует собой, чтоб Цири была свободной, и освободить ее из под контроля ложи ведьм(вот что они в игре провалили, так это это прекрасно отвратительное змеиное гнездо, которое в книгах, по упоминанию, взяло себе власть над миром на долгие-долгие годы). Плюс он гибнет не от руки чудовища, а от руки человека, которого пожалел. Трис избавляется от своего страха. Аллюзия на короля артура и авалон опять же... в общем если прочитать повнимательнее все прекрасно.

"Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски." удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.

"И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает." Вот на счет завершения не знаю. Если подходить по ВАШИМ критериям, то он тоже не завершил ничего. Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д. Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС. Ну и да, вот упорно не понимаю, зачем кого-то опускать. Если автор так высоко стоит, конкуренты ему явно не помешают.

"Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?" - какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Показать полностью
В конце книги. На лодке с Йеннифер уплывает.
В таком случае история всё равно не закончилась или закончилась ни на чём.
Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира.
А, ну ружья Бондарчука тоже ничего не обещают. Их вешают на стену, а потом авторы такие разводят руками и говорят "а мы ничего не обещали".
и освободить ее из под контроля ложи ведьм
Офигенно так освободил, сдохнув сам.

Не, звучит крайне натянуто и глупо. Если следовать вашей версии, то концовка значит полное дерьмо. Повсюду пророчества, наступление Халада, Цири владеет кровью топологии... но как только Ведьмак подыхает в деревне, Цири свободна и история закончилась, всё-всё-всё. Расходимся господа, расходимся.
Что? Какой? Хлад? Какая Цири? Всё закончилось, господа, всё закончилось.

удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.
Если будет какая-то левая студия, которой насрать, то да. Но у Толкиена экранизаций десятки, если не сотни, тоже не все могут похвастаться качеством, пока не явился Питер Джэксон. Так лучше пусть делают, авось кто более амбициозный подхватит.

Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д.
Если это какая-то манипуляция, то не стоит. Мы говорим у супергероях. Что делают обычные люди в мире супергероики? Просто живут дальше. Так и тут - живут дальше. И это уже другая история, уже про обычного повседневного человека. Червь и Страж прежде всего про супергероев. И там вся ружья выстрелили. Антагонист, влияющий на глобальный мир уничтожен, а значит история супергероев так же закончена.
В Ведьмаке даже за пределы континента не вышли и всё, что пророчили так и не явилось, в отличии от Червя.
Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС.
Если речь о Сапковсом, отнюдь. Не я один считаю, что он не закончен. Как и не закончен Престолы или даже Амбер. Так

какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Читайте выше. Мои доводы небезосновательны. В дальнейшем вы уходите от темы и поставили провокационный вопрос со скрытой насмешкой.
Показать полностью
Eterni
какой потрясающий эгоцентризм, и не желание следовать собственным правилам, если они противоречат вашим текущим целям. В стиле у них подлые шпионы, у нас храбрые разведчики. Из вас получится замечательный политик. Насмешка далеко не скрытая.

Доводы абсолютно безосновательны, потому что все упираются в момент - потому что я так считаю. при этом особенно прекрасно пахнет манипуляция - "Не один я так считаю". Браво!
Eterni
Я вижу ты в первую очередь оцениваешь произведение по миростроению. А миростроение в первую очередь оцениваешь по реализму или хотя бы правдоподобности.
Могу порекомендовать пару твердых научных фантастик. "Ложную слепоту" где можно лучше познакомится с Не-человеческой психологий, причем хорошо прописанной прям с обоснуями и научными теориями и базой. И "Мы легион, мы Боб" я почти на 89% уверен что тебе удастся подрочить на местные космические бои.
Eterni
Мне откровенно все рано на титаку атанов и любые мои аргумент з нее очевидно просто разобьются об "УПМ не может работать с точки зрения классической механики", нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Но сравнивать ее да и в принципе любое нормальное аниме с Deadman Wonderland это просто максимальное оскорбление как по мне. Настолько тупого аниме как Deadman Wonderland я в жизни не видел, оно настолько тупое что студия аж закрылась. Я прям страдал не то что психологически, а физиологически во время просмотра.
Я долго не понимал про какого гоблина ты говоришь. Когда понял я так и не понял с каких пор пучков стал спецом в аниме. Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна" я не думаю что ему можно скормить червя и получить хоть сколько ни будь объективную оценку, а не "дебилы в тупых масках грабят банк говна".
С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Целевая и реальная аудиторая ат немного более искушённая. Я хз где ты там увидел типичный сёнен. Чем больше Эрен думает что он протагонист сёнена тем больше и сильнее ему дают пизды, буквально каждый рас когда он кричит или выебывается.
Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки все равно что утверждать что первые сезоны игры престолов популярны только за это, а не за сюжет, контраст последнее сезоны, те же деньги те же трупы не чета как то не то да?
Если даже забыть о охуееной рисовке, анимации, музыке то в плюсы можно записать.
Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Правдоподобные характеры персонаже.
Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета. Его тут столько хоть в бочки закатывай даже больше чем в тетрадке смерти. В принципе никогда не знаешь что случится, но если что то случается то у этого были причины или предзнаменования и будут последствия, всегда. Угадать кто и как умрет практически невозможно разве что методом тыка.
Самое слабое это главные герои. Которые типа мээ скучные.
Показать полностью
Thunder dragon
Спасибо за предложение, но мне они и так известны.

нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Там проблема не только в механике, но и в простой тупости персонажей.
Я не против некоторых условностей. Например то что ГГ тоже обращается в титана, непонятно откуда беря энергию, я считаю такой же условностью, как магия в принципе в сенене. Хотя опять же, магией крайне удобно управлять роялями.
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм. + у самого мангаки есть полно ляпов, ошибок и сюжетного и графического характера.
В общем эту тему размусоливать можно бесконечно.

Это кстати общая проблема аниме-индустрии. Персонажи часто незрелые, любят повторять сенен-реплики, злоупотребляют флэшбеками, пафосными речами, игрой в гляделки радикально уничтожая всё повествование.

аниме с Deadman Wonderland
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.

Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна
Вообще то, что он не спец по аниме иронично позволяет подмечать ему то что аниме-фанаты уже на бессознательно уровне закрывают глаза. Он приводил примеры тупости аниме-индустрии. Когда в Наруто есть фотоаппараты, но высылают почтовым голубем, когда в Титане есть пушки, но драться с титанами, почему-то надо играться с паркуром, рискуя людьми, от того даже смерть вызывает не сопереживание, а радость, что этот носитель гена идиотизма с премией Дарвина никого не заразил. Когда в мире есть пушки, но надо произносить заклинания. Много чего ещё.

Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.

В Пакте вот образы сразу же понимаешь кто есть кто.

С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Потому что и так понятно для чего они созданы.
Аниме опять же часто любит играть серьезными щами в мире абсурда.
Чего вот к слову не было в Дорохедоро. Там все персонажи хотя бы чуть-чуть ку-ку, чем она и превосходна.
Но в сенене когда персонаж говорит пафосные слова ВО ВРЕМЯ экшена, когда надо биться, когда все вокруг умирают, но при этом толкающего речь никто не трогает, вызывает нервный смех... пока это не повторяют по 9000 раз, ради удлинения хронометража и вот прям из кожи заставляя придавать серьезность ситуации.

Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки
Почему же, допускаю что и из-за экшена тоже. В аниме на полную катушку оттянулись с паркуром. Только дебильным он от этого не перестанет.
И то что его любят, говорит лишь о жесткой непривередливости зрителей, на что это уже отдельная тема.

Престолы вообще скучная срань. По началу кое-как пытается вытянуться персонажами со междоусобными разборками кто кому вассал, зассал, отсосал. А потом и это скатывается. В лоре есть чутка разнообразие расы и унылые драконы-виверны. Всё. Никакой фантазии по этой фэнтези больше нет, никакого простора и размаха нет, все пекутся лишь о престолах, и это просто скучно.

С музыкой пожалуй да. На это не поскупились.

Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
То что уникальным да. Интересным - нет.
Хотели бы делать без фэнтези, тогда вообще надо средневековье пилить. Только это уже ИРЛ, а ИРЛ мне и в ИРЛ хватает.

Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Зря. Толковый фансервис только в плюс, и я не только про эротику.

Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Если вы про гендеров, да.
Если для уникальности рас (например перья, вместо волос) - зря.

Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета.
Ну... больше напоминает Санту Барбару для парней. XD
И такое для меня всё равно уныло.

Не, извините, но то что вы помечаете как плюсы, некоторые меня минусы.
Кто с кем как, для чего и зачем и кому как.
Скучный мир без необычных фэнтези-существ.
Нет ни размаха, ни эпика, ни интересных тем, просто скучная дичь про кресла и власть, что они дают. Мэээ, скучно.
Показать полностью
Eterni
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм.
Какие копья, какой ров, там титаны по 3, 10 , 14, 20 метров как ты будешь их убивать копьями? Насколько глубокий ров ты предлагаешь рыть? Они не умирают от кровопотери. Я сомневаюсь что катапульта вообще способна им навредит. Какие миллиарды способов?? О чем ты?
Это гаубицы с точностью как у кремниевых мушкетов и пока они не изобретут гладкоствольные зенитные орудия, пушки будут практически бесполезны потому что попасть с нее ахуеть как сложно, а попасть в затылок это то то уровня сбивать пушками всадников с коней.
При этом УПМ имба. Ее не используют в реальности только потому что она существовать не может. Ее можно и используют против людей. Карман не тянет можно носить с собой. Возьмешь ли ты на разведку с собой пушку? Я сомневаюсь. Леви может убить чуть ли не десяток титанов за минуту. Пушка будет просто столько перезаряжается. Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.
Да на срать на цензуру. Deadman Wonderland это самое тупое аниме что я видел наверное во всей жизни, оно откровенно держит зрителей за дегенератов.
Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.
Понятие не имею с чего ты это взял. Уже при первой встречи Оружейник мудак и стилит фраг. Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор. Куча черновиков с самыми разными гг, это никогда не было стандартной супергероикой даже близко.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Показать полностью
Thunder dragon
Я кажется говорил, что не горю желанием это обсуждать.
Читаем историю, что представляет собой крепость и орудия. Не имеет значения что представляет собой титан, если на него обрушивается шквал орудий.
Но это лишь одна из глупостей, не считая их нелепового вида, для меметичности, мощного двигателя, и все эти натягивания вроде "потому что только это работает", "потому что так работает", в мире где про магию ни слова, зато закон сохранения энергии и давление пропорционально росту вышли покурить и не вернулись.

Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Учитывая, что их штурмует гигантские пупсы, то понятие рода войск тоже выглядит глупо. Других врагов нет.

Да на срать на цензуру.
DW мог хотя бы похвастаться в манге отсутствием цензуры. Аниме потеряло и это. Так что не насрать.

Понятие не имею с чего ты это взял.
Тогда извините.

Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор.
Эээ, Сион вообще пришелец. Его никто не придумывал. Что значит придумал Тейлор? %)
Причем здесь стандартная супергероика?
Я сейчас перечитываю Червя и вновь так же кажется, когда Регент и Оружейник кажутся иначе в первых диалогах. Но только в первых. Потом архетип меняется.
Там даже написано как Тейлор ощущает подбадривание Оружейника, то как он легко с ней контактирует и решает все вопросы. И только потом, во втором диалоге он уже сердится от того что его репутация подпорчена из-за яда в Луне от Тейлор, отображая его настоящую личину.
Регент постоянно веселится и подкалывает группу, отражая его социальное взаимодействие, вплоть до ограбление банка. Потом он становится всё более жестким, равнодушным и отрешенным и его подколы становятся менее компанейскими и более жестокими.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Убавьте требовательный тон. К сожалению, есть множество неписанных социологических правил в которых не стоит собеседнику говорить. Например, нельзя говорит так, будто ты приказываешь. Это кажется гопарьским быкованием, принижая статус человека, делая его шестеркой.
Нельзя говорить так, будто то что ты говоришь - истина. Это наоборот ставит выше тебя над собеседником. Надо всегда вносить предположения "я думаю что", "я предполагаю", "мне кажется", или на совсем крайняк "бы".
Говорим "Можешь пожалуйста определиться, что ты предпочитаешь, фентези или реализм?" или хотя бы "Ты бы определился, фентези или реализм?"

В основном я предпочитаю реализм.
Но в фэнтези я рассчитываю описание мира вплоть до квантового уровня или наоборот полный полёт и раскрепощение фантазии. Количество рас, абсурда, абстракции, нестандартных историй, возможностей магии определяют пропорционально интерес к миру и её возможностей.
Толкиен уже морально устарел. Скучный.
Амбер - много талантливых мужиков в форме. И ничего кроме мужиков. Устарел.
Колесо времени - ничего нового.
Плоский мир - устарел и никак не объяснил мироустройство.
Мартин - вообще уныние.
ГП - рациональное мышление его избило как свинью.
Ведьмак - не раскрыли и полноценного континента.
Рудазов - обладал целой метавселенной, на которую забил после Архимага-Яцхен, сузив масштабы до одного Парифата. Парифат в свою очередь не дописал половину континентов (но уже десяток книг), при этом вылил сотни рас, которые не определяют ровным счетом ничего. Скатился до набора историй и мелких рассказов, ведущие в некуда и почти без особой морали и интересного посыла.

Ни у кого почему то нет фантазии написать фэнтези мир, где есть совсем нестандартная логика существ, несколько полов, необычные расы, необычные касты, иерархии и политический уклад.
Чего там, коли мы живём в прогрессивном сообществе, так можно лихо развернуться с сексуальной ориентацией. Какие там трансгендеры, почему бы не обсудить даже более запретные сексуальные темы? В фэнтези мирах есть демоны как отражение зла, почему бы через них не рассказать о них? Но нет, даже демоны в популярных фэнтези - в основном схомячить душу, уничтожить или захватить мир и всё. Мех.
Так что, в основном, приходиться брать узконаправленные темы, которыми обычно пользуется в киберпанке.
Показать полностью
Thunder dragon
ИМХО "легион, боб" прямо таки плох. Мне сначала нравилось, правда. Но это как супермен. Просто вот во всем хорош главный герой. И лучший хакер мира, и стратег лучше проф военных, и в добыче сырья разбирается... И меня всегда интересовало, как эти ракетные корабли тормозят в космосе так быстро. И что мешает взять с собой просто парочку булыжников, разогнать их до предельных скоростей и бросить во врага, который двигается по стационарной орбите? он и пикнуть не успеет. да песком забросать, в конце концов.

Плюс внезапно опять прямо гуманоидная культура чуть ли не на ближайшей планете и прогресорство.
Впечатление что автор хотел во всю космофонтастику разом, по главе за каждый жанр.

про виртуальные среды вообще не достоверно. Но тут работу провернул разве что нил стивенсон в своем "Додж в аду". Там, хоть и с некоторыми натяжками, объясняется, какие ресурсы на это нужны. И что перецифровкой одной головы, если ты хочешь прямо воссоздать личность, а не имитирующего бота, не отделаешься.

прямо по верхам. Бои в космосе хуже чем у эндра, прогрессорство слабее чем у Стругатских, выживалка хуже чем в марсианине или скажем чем Молот Люцифера... короче многоборец, но крайне слабый во всем.
Показать полностью
vomolrah
Ну начнем с того что он А инженер Б ИИ по сути и потратил десятилетия реального времени и намного больше ускоренного в библиотеках знаний человечества, и ничего не забывает. Типа в добыче сырье разбирается потому что она блин автоматическая как и ремонт корабля.
Так он и не тормозил никогда, только перед влетом в систему. Практически все снаряды которые они использовали были управляемыми ты нииикогда не попадешь в кого то просто щебнем в космосе, это даже не орбита планеты, а солнечная система, между вами допиздахулион километров. Даже снаряды с рельсотрона были управляемыми. И враги его не двигались по стационарным орбитам. Если ты видишь его он вероятно видит тебя и реагирует, двигается, запускает ракеты.

Ну да жизнь так близко к земле пиииздец маловероятна.
А вот реальные ляпы это теократия в Америке. Типа Чё бля ?
Создания атмосферных беспилотников камикадзе. Типа нахуа? Дай им лазер какой нить и все. Эвакуация с земли тоже хрень. У вас есть легкий термоядерный синтез и репликаторы. Считайте у вас есть магия и бесконечный запас манны. Зачем валить на другую планету если проще тераформировать землю? Нахуя строить биокупола на другой планете если можно строить на земле? Нахуя строить корабли и сражается за места на них если нужно сперва построить криокапсулы и заснуть в них, а корабли как нить потом достраивать, чего чего а льда на земле будет навалом. Странно непонятно и не рационально, вы точно инженер?
Показать полностью
Thunder dragon
последнее полностью согласен. Или, если органику долго собирать, построй теплицы на орбите. пока корабли строишь будет урожай. Меня кстати это в интерстелере бесило. Не одна планета не будет пригодна для обитания так, как земля. Если вы не в силах починить землю, вы не в силах и тероформировать другие планеты.

конечно обсуждать реалистичность космобоев как обсуждать реалистичность битвы дракона с годзилой в космосе. я понимаю почему они так выглядят. Помню, читал чудесную книгу, где только для того чтоб лазер попал в цель требовалось 3 часа. И там был не один лазер а цепочка, на случай возможных изменений курса цели. Но в кино такое не экранизируешь. И динамика так себе ) но я аплодировал просто, насколько это реалистично было для книги 70х. да это на пару порядков реалистичнее того, что сейчас пишут.

про то что он потратил десятилетия... а чем занимался его противник? пасьянсы раскладывал?

что то совсем офтоп, наверное надо либо уходить в другую тему, либо сворачивать
vomolrah
Не Думаю что возможно попасть в кого то лазером на расстоянии 3 световых часа. Просто для понимания если взять лазерную указку и посветить на луну то радиус точки будет таким огромным что такой круг было бы отлично видно с земли. А до луны всего две световые секунды! Секунды! А тут три часа. Так что это типа супер нереалистично, та даже для твердых снарядов стрелять на таком расстоянии где снаряду лететь 3 часа это просто нулевые шансы на попадания. По этому тут все ракеты и управляемые. Хз че делал его противник но он отставал и был лучше вооружен но менее мощным в цифровом плане. Хотя это не мешало ему клепать корабли, ядерные бомбы и т.д
Thunder dragon
там неплохо объяснено, с точки зрения скоростей боя близких к световым, но боюсь в коротком изложении это потеряется. и книги названия и автора к сожалению не помню. При космических боях управляемые ракеты тоже не слишком реалистично, если бои в открытом космосе, а не у планет. Слишком большое расстояние, слишком заметный след. В мы легион, мы боб тактика и стратегия космобоев, и особенно описания их механики, очень примитивны на мой вкус.
vomolrah
А почему нет? Управляемая ракета практически гарантирует попадания. Она сама наводится и сама ускоряется саму укорачивается и еще и детонирует создавая осколки или может быть даже ядерная. Может сама находить мишени, патрулировать или быть миной. Запас топлива это же запас взрывчатки, всю скорость которую она набрала можно превратить в удар. Типа перестрелки Не управляемыми снарядами должна происходить типа очень близко что бы попасть. Ракета в теории может быть выпущена с темной стороны луны. У ракеты может быть свое оружие хотя это уже не ракета тогда.. но суть таже.
Восхитительный фик, как по мне: научфантастика против космооперы. https://ficbook.net/readfic/4911089
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх