↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 12. Охота как хобби

Tell me would you kill to save a life

Tell me would you kill to prove you're right

30 Seconds to Mars**

 

— Северус, так дальше продолжаться не может. Поговори со мной.

Снейп, оторвавшись от разложенных на столе книг, выглянул из-за спинки кресла, которой он отгородился от Дамблдора, и ехидно поднял бровь:

— Что такое, скука заедает? Никто не хочет участвовать в твоих интригах? Какая жалость.

Дамблдор обиженно поджал губы:

— Я же говорил — все, что я делал и делаю, возможно, кажется тебе нелогичным сейчас, но в долгосрочной перспективе окажется полезным.

— Поверю, когда увижу. Не отвлекай меня, если хочешь, чтобы эта война когда-нибудь закончилась.

— Как будто я не знаю, что вы зашли в тупик, — проворчал бывший директор, обеими руками опираясь о раму своего портрета. — Конец октября, а вы не продвинулись ни на йоту.

— Продвинулись бы, если бы ты был более разговорчив, — Снейп подхватил с края стола раскрытый дневник и ткнул его Дамблдору под самый нос. — Я раз десять спрашивал тебя о твоей треклятой палочке, и ты отмалчивался. И что я вижу? Ты нарисовал в книге Бидла символ Гриндевальда над этой дурацкой сказкой о трех братьях, подсунул книгу мисс Грейнджер и по-прежнему делаешь вид, что это не так важно, как поиск крестражей? И этот же символ ты рисовал в своих письмах к Гриндевальду. Что, во имя Мерлина, ты пытаешься сказать своей обожаемой Золотой троице? И почему ты не можешь сказать это мне напрямую?

— Подозреваю, ему просто нравится смотреть, как вы злитесь, директор, — подал голос Финеас, с любопытством следивший за перепалкой. — Могу я взглянуть на символ?

— Прошу, — Снейп обошел стол и поднес дневник к портрету слизеринца. — Напоминает что-нибудь, кроме символа Гриндевальда?

— Пожалуй, ничего другого мне на ум не приходит, — протянул Блэк, рассмотрев рисунок. — Альбус, да ты издеваешься? Или нам собраться всем вместе и прийти к тебе поговорить? Кстати, директор… На днях я услышал в учительской прелюбопытнейший разговор.

— По поводу?

— Это существо, Хагрид, сокрушалось, что застало вас в лесу за весьма… интересным занятием.

— Это каким же? — снова встрял Дамблдор, с любопытством поправив на носу очки и явно обрадовавшись, что разговор ушел от скользкой темы.

Снейп изобразил кривую ухмылку:

— Должно же у меня быть какое-нибудь хобби, достойное Пожирателя Смерти.

— Северус, мы все заинтригованы. Финеас, что сказал Хагрид?

— Он сказал, что видел, как директор Снейп возвращался из леса, весь забрызганный какой-то гадостью, и тащил за собой дохлого акромантула, — не без гордости сообщил Блэк. Остальные портреты притихли и внимательно прислушивались. — Представляете, как это расстроило нашего лесника? У него ведь, насколько я помню, был ручной акромантул.

— Ручной — вряд ли. Скорей, слегка одомашненный в юности и совершенно одичавший впоследствии, — фыркнул Снейп. — И именно его потомство мне сейчас приходится прореживать, иначе скоро они оккупируют и замок.

— Вы, кажется, произвели на Хагрида неизгладимое впечатление, — цокнув языком, продолжал Финеас. — Он жаловался Филиусу Флитвику, что вы варварски уничтожаете ценный вид магических существ, и что это просто недопустимо.

— Посмотрим, что он запоет, когда весь этот зверинец придет по его душу, — Снейп отложил дневник и машинально потер левое запястье. — Мне нужен был яд акромантула, и желательно свежий. Зачем же я буду тратить бюджетные средства на покупку, если могу раздобыть этот ингредиент самостоятельно?

— Северус, я и не знал, что ты умеешь убивать акромантулов, — с озадаченным видом протянул Дамблдор. — Я годами говорил преподавателям, что популяция в Запретном лесу слишком разрослась, а ты все это время мог с ними расправиться — и молчал?

— Конечно, молчал. Или ты думаешь, что я добровольно взвалил бы на себя еще и обязанности по очистке леса? Благодарю покорно, мне и так хватало работы.

— Как ты их убиваешь? Неужели есть какое-то специальное заклинание? Мне вот ни разу не доводилось…

— Есть, — лаконично ответил Снейп, все еще ухмыляясь. — Правда, первые несколько тварей едва не сожрали меня живьем, пока я не доработал заклинание до нужного результата, но в конечном итоге оно того стоило.

Он вернулся за стол, весьма довольный собой. Несмотря на то, что заклинание против акромантулов граничило с темной магией, приступов после этого у него не случалось ни разу. Возможно, дело было в том, что, убивая этих чудовищ, он не испытывал никаких угрызений совести. Или же приступ накрывал его только тогда, когда ему приходилось применять темную магию к людям. Впрочем, неважно. Зельевар подозревал, что благодаря Хагриду новость о его развлечениях наверняка уже разнеслась по всей школе, но это даже хорошо. Акромантулов боялись все ученики. Если будут знать, что Северус Снейп запросто может убить такую пакость — тем лучше. Уничтожать их ради пополнения личных запасов ему не было нужды — его кладовая была заполнена, но выплескивать злость было решительно некуда, так что раз или два в неделю он притаскивал из леса очередного паука-переростка, разбирал на ингредиенты где-нибудь на опушке и оставлял выпотрошенную тушу на съедение прочим обитателям. Излишки он начал продавать через Аберфорта и уже успел неплохо на этом заработать. Поскольку в лес больше никто не совался, то никому из учителей или охраны еще ни разу не доводилось видеть директора за этим занятием. Хагрид впервые застал его с добычей, но так и не осмелился что-либо ему сказать. Снейп после охоты выглядел еще страшнее, чем обычно — в довершение к традиционной зловещей внешности с его волос и рабочей мантии капала грязь, которую он не убирал специально, пока не возвращался в замок, и весь его вид сигнализировал: «только тронь — убью».

На самом деле, после походов в лес настроение у него зачастую было вполне благодушное, даже невзирая на то, что процесс расчленения акромантула приятным не был и требовал осторожности. Но Хагриду об этом знать необязательно. Меньше вопросов.

Трюк с ядом, аккуратно добавленным в Животворящий эликсир, пока что оставался незамеченным. Передавая зелья Вольдеморту, Снейп исподтишка рассматривал его, пытаясь определить, есть ли разница. Делать какие-либо однозначные выводы было рановато, но ему все же показалось, что Лорд слегка не в себе по сравнению с тем, что было еще месяц назад. Обитателей Малфой Мэнор это совершенно не радовало, а Нарцисса и вовсе выглядела испуганной.

— Северус, — вполголоса цедила она, улучив минутку, чтобы поговорить с ним без свидетелей, — что происходит? Что за снадобья ты ему варишь?

— С чего ты решила, что я отвечу на этот вопрос? — раздраженно шипел он в ответ. — Или Темный Лорд уже начал обсуждать свои потребности со всеми? Скажи спасибо, что хоть не убивает без разбора.

— Тебе легко говорить, сидишь в Хогварце как у Мерлина за пазухой.

— Хочешь со мной поменяться, Цисси? Хотя, к тебе там, наверное, отнеслись бы более благосклонно — и учителя, и ученики спят и видят, как бы меня прикончить.

— Как будто ты не знал, что так будет, — парировала она. — Люциус вообще удивился, что назначили именно тебя.

— А кого еще? Или в ближнем круге кто-то помимо меня случайно проработал в колдовской школе последние шестнадцать лет, а я и не заметил?

— Мы были уверены, что они будут тебе мстить.

— Они пытаются. Для чего, по-твоему, Лорд выделил мне охрану?

— А Драко? — в ее глазах мелькнуло беспокойство. — Он почти ничего не пишет мне, кроме общих фраз. Он… в безопасности?

— Он носит Смертный знак, Цисси, — понизив голос до шепота, произнес Снейп. — В замке таких не жалуют.

— Значит, ты напрасно старался, чтобы забрать его отсюда?

Он качнул головой:

— Ему там в любом случае безопасней, чем здесь. Тоже ходит фактически с охраной. Если не начнет глупить — до экзаменов дотянет. Здесь, наверное, не дотянул бы и до Рождества. Так что ты сделала правильный выбор.

— Северус, — на лице Нарциссы проступило знакомое отчаянное выражение. Именно такой она прибежала к нему в Паучий тупик год назад, и с тех пор это выражение крайне его нервировало. — Ты ведь сможешь его защитить?

— Я делаю что могу. Но не думай, что тебе удастся втянуть меня в Нерушимую клятву еще раз.

— Нет, я… Северус, я очень ценю все, что ты сделал для моего сына. Боюсь, у меня почти нет возможностей тебя отблагодарить в нынешних условиях, но если тебе что-нибудь…

— Думаю, мы сможем договориться, — еще тише ответил он, на всякий случай оглядевшись, чтобы убедиться, что они по-прежнему одни. — Возможно, мне понадобится иногда заглядывать к вам… внеурочно. Поскольку мне велели не отлучаться из школы без надобности, если во время моего визита здесь окажется Темный Лорд, придумаешь мне уважительную причину. И чтобы Белла ничего не знала об этом.

— Что ты задумал? — едва слышно выдохнула она, тревожно глядя на него. — Ты что-то делаешь за его спиной? Ты же не…

— Что бы ты ни собралась сказать — лучше не договаривай, — холодно произнес Снейп уже обычным тоном. — Мне всего лишь хочется иногда слышать новости.

— Разве Эйвери тебе не докладывает? Или Гойл?

— Они все выходные проводят в Хогсмиде в одном из кабаков, — презрительно бросил он. — А когда докладывают, новости уже успевают устареть. И я бы не прочь иногда побыть в более приятной компании, чем школьники и преподаватели. Не говоря уж о том, что ваша коллекция вин куда благороднее того, что я могу найти в Хогсмиде. Если Люциус еще не все выпил.

Голубые глаза Нарциссы сузились. Некоторое время она пристально смотрела ему в лицо, но Снейпа подобными штучками было не пронять. Он смотрел в ответ, на все попытки прощупать его демонстрируя лишь бесконечную черную дыру, в которой можно было плавать хоть до скончания времен. Нарцисса была сильным легилиментором, но его окклументные щиты не мог пробить сам Вольдеморт.

— Хорошо, — наконец, сказала она. — Мы всегда рады тем, кто так верно служит нашему господину.

Зельевар поклонился ей и поспешил удалиться. Повод для прихода сюда без вызова у него был, и довольно веский — он хотел побеседовать с Олливандером с глазу на глаз. Эта загадочная палочка, за которой охотился Вольдеморт, не давала ему покоя. Он был почти уверен, что Олливандеру что-то известно, но говорить с ним открыто было бы подозрительно. Возможно, ему удастся подгадать время визита так, чтобы в особняке никого не было, кроме четы Малфоев. Вертевшаяся под ногами Белла и десяток Пожирателей рангом пониже очень осложняли дело.

Золотая троица тоже служила источником немалого беспокойства. Грейнджер по уши погрязла в исследованиях свойств лей-линий, и как раз за нее можно было особо не переживать. Разумеется, она без конца сыпала вопросами и теориями, дневник был заполнен уже на три четверти, и Снейп, по утрам глядя на список вопросов, ругался, но старался найти время ответить. Почему девчонка по ночам не спит, а роется в книгах и экспериментирует с чарами? Делать, что ли, больше нечего? И чем она, в таком случае, занята днем? Иногда он и сам увлекался перепиской и сидел за столом до поздней ночи. А иногда эти бесконечные вопросы так его бесили, что он зашвыривал дневник в нишу за портретом и шел в лес за очередным акромантулом, просто чтобы спустить пар.

Несносное создание. Скоро придется зачаровывать еще одну пару блокнотов.

Нет, проблема все же была не в Грейнджер, а в Поттере и Уизли. Снейп прекрасно знал, как тяжело сидеть на месте и ничего не делать. Будь они в Хогварце, он придумал бы им какое-нибудь изнурительное занятие, чтобы направить неуемную энергию в нужное русло, но троица моталась по всей стране, пока Грейнджер исследовала отмеченные на карте места, и занять этих двух лоботрясов чем-то мало-мальски полезным не представлялось возможным. Снейп мог лишь экипировать их получше. За зимними мантиями последовали теплые ботинки, маггловские куртки на случай вылазок за едой, спальники и запасные палочки. Грейнджер, оставив в блокноте довольно милое послание в качестве благодарности, на свою палочку сразу же пожаловалась, заявив, что ей эта комбинация совершенно не подходит (Снейп выбрал для нее рябину и волос единорога, но не особенно удивился, когда понял, что промахнулся с выбором). Поттер и Уизли подарки никак не прокомментировали, лишь поблагодарили и принялись тренироваться. Поттеру приснилось еще несколько невнятных снов, из которых Снейп не смог выжать ничего полезного, но с некоторых пор мальчишка принялся изводить Грейнджер просьбами посетить Годрикову лощину. Снейпу и это желание было понятно — там были могилы Джеймса и Лили, там стоял их старый дом, там же жила Батильда Бэгшот, и там же когда-то жила семья Дамблдоров. Но Вольдеморту тоже все это было известно, и если он где и мог устроить засаду, то как раз там. Терпение Темного Лорда было на исходе. Разъяренный тем, что не может поймать Поттера и найти, наконец, нужную палочку, Вольдеморт все чаще объявлялся в Малфой Мэнор и срывал злость на всех, кто не успевал вовремя забиться в угол поукромней.

С: Мисс Г., не вздумайте разрешать Поттеру аппарировать в Годрикову лощину. Это стопроцентная ловушка.

Г: Я знаю, сэр! Я постоянно ему это говорю! Но он и слышать не хочет. Он считает, что там может быть спрятан один из крестражей.

С: И чем он это объясняет?

Г: Тем, что именно там В. расстался с предыдущим телом. Он думает, что В. мог спрятать что-то в доме Поттеров, потому что он шел убивать их с намерением сделать еще один крестраж.

С: Теория не лишена смысла, но вам нельзя там появляться. Ни в коем случае.

Г: А змея? Можно ли как-нибудь проверить, действительно ли она является крестражем?

С: Я и без проверки убежден, что да. Она не просто фамильяр. И то, что Лорд управлял ею ментально на расстоянии, когда отправил в Министерство два года назад, тоже это подтверждает.

Кстати, о змее… Последний раз, когда Снейп передавал ходячей мертвечине снадобья, Нагини при нем не было. Это было настолько необычно, что Белла даже отважилась спросить повелителя, куда подевалось это чудовище. Вольдеморт велел ей не задавать идиотских вопросов, а Снейпу приказал сварить энергетик помощнее. Зельевару все это очень не нравилось, но он предпочел не расспрашивать, чтобы и самому не угодить в немилость.

Г: Вы уже начали проверять замок, сэр?

С: Начал. Но кроме нескольких неприятных проклятий, оставленных кем-то из бывших директоров, пока ничего не обнаружил.

Г: О, а что за проклятия?

С: Одно должно было навевать страшные видения ученикам, в качестве наказания запертым в подвале — даже жаль было его снимать. Одно затапливало весь нижний уровень подземелий. Еще одно вплетено в стены, и я пока не нашел, как его снять.

Г: Что оно делает?

С: Отрывает носы таким любопытным, как вы трое.

Г: Не смешно, сэр.

С: Вот именно — особенно когда вы постоянно лезете куда не надо и влипаете в неприятности.

Г: Вы что, серьезно насчет проклятия? В замке есть проклятие, отрывающее ученикам носы?

С: Мисс Г., у вас чувство юмора еще хуже, чем у меня. Нет, это проклятие как-то связано с появлением в замке Пивза. Я узнал у портретов, что при его наложении в Хогварце появился полтергейст, но что именно его привлекло, никто не выяснил.

Г: Всегда было интересно, почему никто из учителей не может с ним справиться. С ним вообще можно справиться?

С: В этом и проблема. Полтергейсты относятся к потусторонним бессмертным волшебным существам, вам это наверняка известно. Почему этих существ нельзя убить, а только отогнать?

Г: Потому что они не рождаются и не являются традиционно живыми, а появляются в результате экспериментов с темными чарами. Следовательно, чтобы сократить их численность, нужно сделать условия их существования невыносимыми.

С: Совершенно верно. Поскольку никто не знает, что именно привлекло Пивза в Хогварц, мы не можем изменить эти условия.

Г: Ясно. Сколько времени может занять проверка замка?

С: Понятия не имею. За три недели я проверил только подземелья.

Г: А что насчет теории, что В. мог отдать крестраж кому-то из ближнего круга на хранение?

С: Неужели вы думаете, что я могу просто прийти на собрание и начать задавать наводящие вопросы? Я не могу применить ни проклятие подвластия, ни легилименцию, потому что меня это выдаст. Веритасерум бесполезен — все носят с собой антидоты. Возможно, все напьются на грядущем празднестве на Хеллоуин, но я не стал бы особо рассчитывать на то, что кто-нибудь проговорится под спиртным.

Г: Значит, и здесь тупик.

С: Мисс Г., не нагнетайте. Я работаю над этим вопросом. Как продвигаются исследования, где вы сегодня?

Г: В Тинтагеле. Вы были правы, здесь ничего нет, но в пещере Мерлина все-таки очень интересная атмосфера. Такая… волшебная. Сегодня исследую более подробно, когда мальчики вернутся. Не хочу делать это в одиночку.

С: Наконец-то мудрое решение. Где Поттер и Уизли? Они что, позволяют себе оставлять вас одну?

Г: Я поставила столько защитных чар, что это уже не имеет значения, сэр. А ребята пошли за продуктами, у нас кончились запасы. Рон ужасно себя ведет, когда голоден. Я решила, что пусть лучше что-нибудь добудут, а иначе они съедят меня.

С: Надеюсь, они под плащом, и мне не придется думать, как спасти их от егерей, если они попадутся?

Г: Под плащом, и я научила их нескольким новым заклинаниям, включая маскирующее. Пока что мы видели егерей только один раз, да и то далеко.

Снейп только фыркнул. В защитных чарах Грейнджер он был уверен как в своих собственных, и если она не начнет бродить за периметром, то ни один охотник за головами никогда ее не найдет. Но Поттер и Уизли… Бестолочи. Почему-то ему казалось, что ничем хорошим их походы за продуктами не кончатся.


* * *


Гарри, накрывшись плащом, присел за старым упавшим деревом, оценивая обстановку. Рон, после приема Оборотного зелья превратившийся в невысокого тощего блондина, сидел рядом на корточках, проверяя, работают ли маскирующие чары. Несмотря на зелье, они все равно пользовались всеми доступными им методами маскировки и никогда не применяли одну и ту же «личину» дважды, благо запаса собранных по всей стране чужих волос хватало, чтобы не повторяться. Когда они впервые наткнулись на отряд егерей во время очередной вылазки за едой, Рон был склонен сразу же убраться куда подальше, но Гарри, увидев, что отряд небольшой, решил, что риск оправдан. Они уложили всех Сногсшибателями, ни разу не показавшись из-под плаща, после чего Гарри, распознав в одном из егерей оборотня, без малейших колебаний отрезал тому правую руку Сектумсемпрой и бросил на ахнувшего Рона безжалостный взгляд:

— Если их не вывести из строя, они опять пойдут ловить людей. Следующей магглорожденной может оказаться Гермиона. Знаешь, что они с ней сделают, если поймают?

Пафосный момент был безнадежно испорчен, когда он, завершив фразу, совершенно не по-геройски проблевался себе под ноги от повисших в воздухе запахов крови и грязной одежды. Рон, отставший от него буквально на пару секунд, вытер рот и закатил глаза:

— Вот только давай без подробностей.

И обчистил карманы всех незадачливых охотников, попутно собрав и палочки.

С тех пор они начали выслеживать егерей регулярно. Большие отряды не трогали, боясь не справиться, но если им попадалось три-четыре охотника — все оставались валяться в лесу, как правило, лишенные одной-двух конечностей и всего ценного имущества. Рон, которому все лучше удавались боевые заклинания, собрал уже целую коллекцию разнообразных побрякушек и сожалел, что Мундугнус Флетчер мертв, и им некому все это перепродать. Охоту они вели исключительно в южной части страны — и беглецы, и егеря держались более теплых мест, где еще не выпал снег. Гермиону они в это, естественно, не посвящали.

Сегодняшний отряд уже был с добычей. Чуть поодаль сидели парень и девушка, обездвиженные и связанные антидезаппарационным заклятием. Возможно, они принадлежали к недавним выпускникам Хогварца, но Гарри плохо знал старшие курсы других Домов.

— Бери двоих слева, — едва слышно шепнул он другу. — Я — двоих справа.

— Идет. На счет «три». Раз… два…

Не снимая плащ, они одновременно поднялись из-за поваленного ствола. Егеря не успели опомниться, как в них полетели Сногсшибатели. Гарри, сразу уложивший свои мишени, придержал плащ, пока Рон целился в последнего верзилу, в панике палившего заклинаниями во все стороны. После этого они выбрались из-под плаща. Рон принялся обшаривать карманы егерей, морщась от вони грязной одежды, немытых тел, дешевого алкоголя и табака. Гарри приблизился к пленникам и снял удерживавшие их заклинания:

— Вы целы? Лучше перебирайтесь на север. Там этих уродов меньше. Эй, ну что там? — окликнул он Рона. — Палочки нашел?

— Тут вот у одного целых три. Ваши? — Уизли выпрямился и подошел к парню и девушке, уставившимся на них широко открытыми глазами. Протянул пучок из трех палочек. — Которые ваши — забирайте и валите отсюда.

— С-спасибо, — наконец, пробормотала девушка, растирая занемевшие руки. — Спасибо вам, вы… если бы не вы…

— Ерунда. Не попадайтесь больше. У них есть еще какие-то ваши вещи?

— Нет, мы… У нас ничего при себе не было, — ответила она, приложив руку к щеке, где уже наливался приличных размеров синяк. — Мы прятались в другом месте. Хотели раздобыть еды и…

— Как вас зовут? Вы тоже прячетесь? — подрагивающим, охрипшим голосом поинтересовался парень, всматриваясь в лицо Гарри. Тот кивнул:

— Вроде того. И давайте без имен. Вы нас не видели, и мы вас не видели. Уходите. Сейчас.

— Да… конечно. Спасибо!

Едва они дезаппарировали, Рон оглядел валявшихся на земле разбойников:

— Как обычно? Которого?

— Этого, — Гарри ткнул в одного из егерей. — Судя по виду, тот еще ублюдок. Слышал, как он говорил про девушку? Мы вовремя пришли.

— А не подохнет от потери крови, пока их тут найдут?

— Захочет жить — выживет. Но вообще меньше их — меньше жертв. Фу, воняет-то как… Почему оборотни воняют горелой псиной, если ударить их Сногсшибателем? Это же не Incendio.

— Надо спросить у Люпина при случае. Давай, заканчиваем и уходим.

Гарри взмахнул палочкой. Оба полюбовались эффектом, когда один из охотников очнулся от резкой боли и начал визжать. Рон поддел носком ботинка отрезанную руку и отпихнул подальше. Оба накрылись плащом и дезаппарировали до того, как егеря поняли, что произошло.

— Блин, — выдохнул Гарри, порывшись в карманах, когда они вывалились в окрестностях маленького городка, куда они уже однажды наведывались за продуктами. — Нам скоро надо будет поменять галлеоны, у меня почти не осталось маггловских денег.

— Проблема, — согласился Рон. — Но, может, Гермиона попросит Снейпа сделать это за нас? Вряд ли мы сможем без последствий показаться в Гринготтсе.

— А других пунктов обмена ведь нет?

— Нет, насколько я знаю.

— Жаль. Каждый раз аппарировать в Лондон неудобно. Ладно, пошли, купим чего-нибудь, а то мы сегодня долго. Не нравится мне, что Гермиона сидит одна.

— Раньше думать надо было, — пробурчал Рон. — Ты, кстати, не боишься, что из-за Сектумсемпры могут подумать на Снейпа?

— Не-а, — ухмыльнулся Гарри, сворачивая плащ и проверяя маскирующие чары. — Я узнавал, есть ли другие режущие заклинания, кроме этого. Их полно, и с их помощью можно нанести самые разные повреждения. Но Снейп придумал покруче. Меньше усилий. Вряд ли те, кто будет лечить этих придурков… если будет… смогут отличить, чем именно нанесены раны. Это не всегда возможно. Режущее и режущее, какая разница.

— Круто, — восхитился Рон. — Это ты где вычитал, в его старом учебнике?

— Нет, взял у Гермионы книжку по целительству. Представляешь, контрзаклятие даже попало в список официальных лечебных заклинаний, им пользуются в Мунго, но если там хоть кто-нибудь знает, кто его изобрел — я съем свой плащ. Тебе бы тоже не мешало почитать что-нибудь по колдомедицине. Пригодится.

— Ненавижу читать, — буркнул Рон. — Но ты же мне расскажешь, правда?

Гарри закатил глаза и ткнул друга в плечо кулаком:

— Пошли уже. Мы и так провозились больше двух часов.


* * *


Гермиона, сидевшая у входа в палатку с кружкой чая в обнимку, увидела, как сквозь защитный барьер проскользнул серебристый терьер, указывавший мальчишкам дорогу, и поднялась им навстречу:

— Ну, наконец-то! Почему так долго? Были проблемы?

— Да никаких, — бодро отрапортовал Рон, снимая с плеч рюкзак, набитый продуктами. — Искали магазин, где народу поменьше. У нас кончаются маггловские деньги. Спроси Снейпа, сможет ли он помочь нам поменять еще. Нам в Гринготтс нельзя даже под Оборотным, на входе стоит охрана с сенсорами секретности.

— Я спрошу, — она присела над рюкзаком, чтобы посмотреть, что они принесли, затем потянула носом и подняла глаза на Гарри. — Что за запах? Почему от тебя несет паленой шерстью?

— Не знаю, — тот отступил на пару шагов и демонстративно понюхал воротник своей куртки. — Я на днях все чистил. Может, опять где-то…

Но Гермиона уже выпрямилась во весь рост и уставилась ему в глаза:

— Гарри Джеймс Поттер, ты чем занимался? Ни за что не поверю, что вам понадобилось целых два часа, чтобы сходить за едой. А ты? — она повернулась к Рону. Тот поспешно отодвинулся подальше. — Вы что, нарвались на егерей? Дрались?

— Э-э… ну…

— Прекрати мямлить! — рассердилась она. — Если вы ввязались во что-то опасное, клянусь, я…

— Да ладно, Гермиона, — оборвал ее Гарри. — Ты что же, думаешь, что остальным везет так же, как нам? Да, мы нарвались на егерей. Точнее… мы их выслеживали.

— Вы что?! — ахнула она. — Вы с ума сошли?

— Я не собираюсь отсиживаться тут и ничего не делать! — рявкнул он, мгновенно теряя терпение. — Они там отлавливают магглорожденных! А некоторых даже не доводят до министерства, чтобы сдать, убивают на месте! И не только убивают! Что бы ты сказала, если бы оказалась на месте пойманных?

— Вот только не надо тут играть в благородство! — прошипела Гермиона, совершенно не думая о том, что у него есть палочка, и он может запросто ее проклясть или обездвижить. — Если вы попадетесь…

— Не попадемся, — поспешно встрял Рон. — Ходим под Оборотным и под плащом. Они нас даже не видят. И мы спасли нескольких человек. Иначе они бы уже…

Он не договорил. Сжал губы и кулаки. И уставился куда-то в сторону.

Гарри неотрывно смотрел ей в глаза:

— Гермиона, я не могу прятаться, пока там гибнут люди. Из-за меня гибнут, между прочим. Раз мы не знаем, где искать следующий крестраж, мы можем хотя бы не дать этим тварям безнаказанно охотиться на магглорожденных.

— Вы что… убиваете их? — едва слышно выдохнула Гермиона, прижав руки ко рту. Гарри качнул головой:

— Нет. Хотя, может, после того, как мы с ними заканчивали, кто-то и подох. Мы не проверяли. Большинство отрядов — оборотни. И всякие отбросы, что с виду, что по поведению.

— Гарри… Ты же не можешь… это же… Это неправильно.

Он тоже сжал руки в кулаки. Зеленые глаза за очками гневно сверкнули.

— Неправильно — это когда четверо здоровенных громил издеваются над беззащитными, безоружными людьми. Среди пленников, кстати, и девушки были. Хочешь, чтобы я продолжал?

Он пнул ногой рюкзак и ушел в палатку. Гермиона беспомощно смотрела ему вслед, не зная, что и думать. Рон, решив, что опасность миновала, рискнул подойти к ней и обнять за плечи.

— Послушай, — негромко произнес он, — мы осторожны, правда. Но Гарри прав. Мы не должны с этим мириться. И тебя втягивать не хотели. Мы не можем все время сидеть здесь, пока ты занимаешься своими исследованиями. У нас неплохо получается. И если мы можем хоть кого-нибудь спасти…

— Рон, я все понимаю. Это, конечно, благородно. Но неужели у вас начисто отсутствует инстинкт самосохранения? Для чего весь Орден постоянно старается оградить Гарри от опасности? Чтобы он опять нарушал все правила и совал голову в петлю? Почему ты не остановил его?

— Я же сказал, мы осторожны. Большие отряды не трогаем, максимум четыре человека. Если не вылезать из-под плаща, никакой опасности нет. Они не успевают даже пикнуть.

Она обреченно покачала головой, прижав ладони к щекам:

— Вы сумасшедшие. Оба. А что бы было со мной, если бы вас схватили? Вы об этом подумали? Я бы сидела здесь и ничего не знала! Да как же вы можете так?..

— Гермиона…

— Уйди, Рональд. Просто уйди. Отнеси продукты в палатку. И я не хочу ничего слышать.

Рон тяжело вздохнул, подобрал с земли рюкзак. Легонько тронул ее за локоть:

— Ты ведь не скажешь Снейпу?

— Скажу, разумеется. Может, он придет и надерет вам обоим задницы, — зло отрезала она, обхватывая руками плечи.

— Не говори. Пожалуйста, — он просительно заглянул ей в лицо. — Ты настроишь Гарри против вас обоих. Он только стал успокаиваться.

— Успокаиваться? Ничего себе… успокоился, — снова начиная заводиться, рыкнула Гермиона. — Вы там где-то убиваете людей по лесам!

— Да не убиваем мы. Ну, руку отрезали, подумаешь… Это несмертельно. А гадости творить не даст. Хотя бы временно.

Она помотала головой, крепче вцепившись в свои плечи:

— Я не хочу это слышать. Пожалуйста, уйди, Рон.

— Только не говори, что не сделала бы то же самое, — парировал он, поудобнее перехватывая рюкзак. — Если бы на твоих глазах кого-то убивали — ты бы так все и оставила? Не верю. Ты всегда за всех заступаешься и кидаешься всех спасать. Ты даже со Снейпом общаешься совершенно спокойно, хотя он убийца и монстр, не чета нам. А тут мы вывели из строя парочку уродов — и ты уже взбесилась? Кстати, мы добыли целую кучу запасных палочек. И всякие полезные штуки. И деньги.

— Когда это дойдет до Сам-Знаешь-Кого, и он поймет, что это не случайные происшествия, он бросит целую армию охотиться за вами, неужели непонятно? — совсем отчаявшись от этой непроходимой тупости, взвилась Гермиона. — Отрядов станет больше! И сами отряды станут больше! И всем будет гораздо труднее их избегать!

Рон криво усмехнулся:

— Значит, объединимся с кем-то еще. Оставь, Гермиона. Ты просто злишься, что мы тебя в это не посвятили, и что ты не можешь все контролировать. Признай, это была отличная идея.

— Просто-таки гениальная. Когда вас потащат к Сами-Знаете-Кому, не говори, что я не предупреждала. Мы специально сбежали из Лондона и держались подальше от людей, чтобы нас не нашли, а вы оба сами подставляетесь!

— То есть, тех, кого ловят по лесам, тебе не жаль? — Гарри снова вышел из палатки и скрестил руки на груди.

— Мне их жаль, очень, но Дамблдор оставил тебе задание, Гарри. Слишком многое поставлено на карту, чтобы ты рисковал своей головой. Никто другой не сможет это сделать, только ты. Без тебя эта война никогда не закончится.

— Ну да, конечно. А пока я тут прохлаждаюсь, пусть кто-нибудь другой спасает попавших в беду людей, да? Только вот никого другого нет, Гермиона, — он потер шрам, досадливо морщась. — Никого другого нет. Если каждый будет сам за себя — значит, мы уже проиграли.

— И поэтому ты решил расщепить собственную душу? Как все Пожиратели? Чем мы тогда от них отличаемся?

— Тем, что у меня нет намерения их убивать. Только обезвредить. Если они недостаточно умные, чтобы залечить повреждения — кто им виноват? Аваду я не применяю. Гермиона, неужели ты настолько плохо меня знаешь? Ни в одном бою я не применял ни одного заклинания, которое может привести к чьей-то смерти.

— Ну, не скажи, — фыркнул Рон. — Если шарахнуть Сногсшибателем в упор — можно запросто убить. Много ты знаешь о судьбе тех, с кем дрался, раз уж на то пошло?

Гарри, нахмурившись, перевел взгляд на него. Мотнул головой:

— Неважно. У меня не было намерения убить. Дамблдор говорил много всякой чепухи весь последний год, но в плане намерений он мне все разъяснил буквально на пальцах. Любая магия, хоть темная, хоть светлая, строится на намерениях того, кто ее применяет. Ее окрашивает только намерение.

— Ты только что сказал, что после вашего нападения кто-то мог и умереть, — тихо произнесла Гермиона, внимательно глядя на него. — Значит, ты допускал мысль о том, что твои действия могут привести к смерти. Этого достаточно.

Он пожал плечами:

— Честно? Мне их не жаль. Нисколько.

— А Пожирателям, думаешь, жаль?

— Это другое.

— Нет, Гарри. Это ровно то же самое. Они тоже думают, что правы. Чем мы тогда отличаемся от них?

— Тем, что не даем всякой швали калечить и убивать ни в чем не повинных людей, а не накидываемся без разбора на магглов и магглорожденных, — произнес Гарри нетипично спокойно. — И знаешь что? Даже если мне когда-нибудь придется убить по-настоящему, я это сделаю не для того, чтобы кому-то что-то доказать. Что я сильнее, или что моя точка зрения более правильная. Я это сделаю, потому что так я смогу предотвратить куда большее зло.

— Гермиона, это бесполезно, — снова вмешался Рон. — Мы не перестанем. Иначе потом будем жалеть всю оставшуюся жизнь.

Она закрыла лицо руками. Долго стояла неподвижно, мысленно награждая обоих мальчишек такими эпитетами, что у любого бы уши свернулись в трубочку.

— Идиоты конченные, — наконец, пробормотала она наиболее мягкий из придуманных вариантов. — Хотя бы предупреждайте в следующий раз, чтоб я знала, из какой канавы вас доставать в случае чего.

— Снейпу только не говори, — повторил Рон. Гарри кивнул:

— Ему лучше не знать, что мы выбрали себе такое… хобби.

— Боитесь, что он оттаскает вас обоих за вихры? — едко усмехнулась Гермиона. — Я бы на это посмотрела с превеликим удовольствием.

— Он не посмеет, — ухмыльнулся Гарри. — Я же надежда колдовского мира.

— Думаю, для него ты всего лишь самый обыкновенный глупый мальчишка, — шумно выдохнув, ответила она. — И вряд ли он изменит мнение, если узнает, чем ты занимаешься. Ладно. Я согласна. Вы благородные рыцари, а я трусливая курица. Но если вы попадетесь — клянусь, я вас найду и прикончу раньше егерей.

 


Примечание к части

** Скажи, ты убил бы, чтобы спасти чью-то жизнь?

Скажи, ты убил бы, чтобы доказать свою правоту?

30 Seconds to Mars

Глава опубликована: 04.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх