↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 30. Туман рассеивается

Слепец, что жизнь угрюмую ведет,

Прозреет: мог бы радости познать.

Не соглашайся с тем, что свет умрет.

Дилан Томас

 

Let me be the one

Lead me into temptation

And show me the right side of wrong

Let me be the one

Take me in from the cold

Gimme something to hold

Let me be the one

Let me be the one

Def Leppard**

— …Профессор, я же вам уже все рассказала, прекратите кричать! Это ничего не даст!

— Как это не даст? Я с лета почти ничего не знаю о том, где вы и чем заняты, если не считать сообщений Кингсли, а вы, оказывается, все были в сговоре, а теперь еще и… это! Как это понимать?

— Мы делали то, что нам приказали! — щетинилась Грейнджер. — А то, что вы только что видели — не ваше дело!

— Очень даже мое! Вы студентка моего Дома, и как Глава Гриффиндора я просто обязана…

— Не обязаны! Мне восемнадцать, и я ничего не нарушила!

— Мисс Грейнджер, вы поступаете безответственно, девушке вашего возраста не подобает…

— Скажите еще — аморально!

— И скажу! В стенах школы, в директорских апартаментах!

— Можно подумать, вы всегда знали, что и как происходило в этих апартаментах при других директорах! Вы сами сюда пробрались без спроса!

Снейп с трудом разлепил веки и моргнул, наводя фокус. В голове по-прежнему стучало, перед глазами все плыло. Он лежал на полу возле камина в гостиной, завернутый в одеяло, а над ним ожесточенно ругались Грейнджер и, как ни поразительно, Минерва Макгонагалл. Не будь это сегодня, здесь и сейчас, он прежде всего поинтересовался бы, как она сюда попала, но у него была более серьезная проблема, которую необходимо было решить в срочном порядке.

— Минерва, — еле выговорил он. Губы плохо слушались. — Лонгботтом… предупреди…

Грейнджер услышала первой. Опустившись рядом с ним на колени, она потрогала его лоб ладонью, затем, не церемонясь, залезла под расстегнутый воротник сюртука. Ее рука показалась ему очень горячей. Прикосновение было почти неприятным.

— Что Лонгботтом? — переспросила она, наклоняясь ниже, но руку сразу убрала, едва заметила, как он морщится.

— За его семьей… идут… сейчас.

Девчонка подняла голову на Главу Гриффиндора:

— Бабушке Невилла надо немедленно скрыться. Можете предупредить?

Макгонагалл, нехорошо прищурившись, перевела взгляд на обескровленное лицо лежавшего у ее ног директора:

— Это точно?

— Стопроцентно.

Вытащив палочку, Минерва наколдовала Заступника. Серебристая кошка, оттолкнувшись задними лапами от стены, рванула вперед и вылетела в окно. Почтенная дама проводила ее взглядом и тоже опустилась на колени:

— Северус, я бы сейчас не посмотрела, что тебе четвертый десяток, а выдрала бы за уши! Какого тролля ты творишь, невыносимый ты человек? Почему не сказал?

— Ты… уже спрашивала, — он облизал губы, жмурясь от пламени камина. Свет резал глаза. Грейнджер передвинулась, заслоняя его от огня:

— Как вы себя чувствуете? Вам опять пришлось?..

— Пришлось. Я… вы не пострадали? Я не…

— Я остановила процесс, — сухо отчеканила девчонка, зыркнув на Минерву. Ага, значит, та пока не знает подробностей. Вот и славно. Но с чего тогда все эти крики про аморальность? А… Вероятно, ее шокировало, что лучшая ученица Гриффиндора вдруг бросилась с поцелуями на предателя, убийцу и Пожирателя Смерти, да к тому же на мужчину намного старше нее, директора школы и т.д. и т.п. Что ж… Это шокировало не одну Минерву. Снейп непроизвольно облизал губы еще раз, но призрачное ощущение, оставшееся от прикосновения губ Грейнджер, никуда не исчезло.

Ох, как же хочется почувствовать это снова! Только уже в более вменяемом состоянии, чтобы не упустить ни малейшего нюанса.

— Северус, почему ты не сказал мне сразу? — повторила Макгонагалл, и на ее лице он прочел глубокую обиду. — Неужели я до такой степени не заслуживала доверия?

— Дамблдор… не велел.

— Ах, не велел! — она метнула исполненный праведного гнева взгляд на дверь, ведшую в кабинет. — Ну, я ему сейчас устрою! Сделать меня заместителем главы Ордена — и утаить от меня настолько важную информацию!

— Минерва… Альбус никуда не сбежит. Надо поговорить. Мисс Грейнджер… у вас книга сказок с собой?

— Да, и я ее уже показала. Все в порядке, сэр. Мы как раз собирались выйти в кабинет и поговорить с Дамблдором, когда вы вернулись.

Снейп перевел взгляд на свою заместительницу:

— Как ты сюда попала? Я же заблокировал кабинет.

— И мы с Филиусом месяц пытались его взломать, пока не поняли, что он заблокирован только от людей — эльфы проходят внутрь и наружу, но ни один эльф не согласился провести нас. Уж не знаю, что ты им сказал, но они ведут себя так, словно ты — их единственный хозяин.

— Тогда как…

— Ты забыл, что я анимаг, Северус. Там, где не пройдет человек, легко пройдет кошка. Про вентиляционные шахты ты тоже забыл, а против кошек твоя защита не работает. Ну и заставил же ты меня поползать по трубам! Я, знаешь ли, не в том возрасте, чтобы заниматься такими упражнениями.

Он откинулся затылком на пол и мысленно выругался. Вечно он прокалывается на какой-нибудь досадной мелочи. Это наверняка Флитвик придумал, Минерва бы про вентиляцию и не вспомнила. Грейнджер, убедившись, что он не собирается снова терять сознание, поднялась с колен, огляделась, поискала его шкафчик со снадобьями и, найдя, принялась там копаться. Минерва, поджав губы в выражении явного неодобрения, понаблюдала за ней секунд десять, затем повернулась к Снейпу:

— Ты в порядке? Вид у тебя…

— Я буду в порядке.

— Еще срочные сообщения есть?

— В ближайшие день-два в «Пророке» может быть информация, что Грейнджер схватили егеря, оповести персонал и орденцев, что это деза, пусть не ломают головы, как ее спасать. Это приманка для Поттера — Темный Лорд считает, что я допросил и убил ее, но Поттер, по его мнению, не может об этом знать, так что будут пытаться ловить на живца.

Минерва нахмурилась:

— Я ничего не поняла. Кингсли говорил мне, что все трое попались, мы как раз собирали команду, чтобы идти на выручку, но затем он прислал сообщение, что все спасены.

— Домовой эльф вывел мальчишек, а Грейнджер пришлось вытаскивать мне, ею как раз занималась Беллатрикс.

— О, боги… Она мне ни слова об этом не сказала. Какой ужас! Бедная девочка…

— Она крепче, чем кажется, Минерва. И Белла не успела причинить ей серьезный вред. С ней все будет в порядке.

«Я прослежу».

— Ясно, — коротко выдохнула замдиректора, бросив обеспокоенный взгляд на копавшуюся в зельях девчонку в дальнем углу комнаты. — А что со школой? Что он собирается делать? Наверняка же уже знает о том, что здесь творится.

— Хогварц его не слишком интересует, а вот Лонгботтом очень заинтересовал, — зельевар, наконец, решил, что может сесть и не потерять при этом сознание, и придвинулся поближе к камину. Его все еще колотило. — Будь готова прятать мальчишку по первому сигналу. Если они сейчас придут к нему домой и не застанут там его бабушку, то следующей остановкой будет школа. Пусть твои партизаны предупредят остальных. Я понятия не имею, что еще может устроить Лорд. Где Кэрроу?

— Час назад я их видела на четвертом этаже. Северус, что будет, если за Лонгботтомом все-таки придут и не найдут его?

— Мы ему что, няньки? Может, сбежал.

— Они поверят?

— Молись, чтобы поверили.

— Что мне делать утром?

— Вести занятия по расписанию. Лорд не слишком мной доволен, но особых претензий у него пока нет. Его сейчас занимают… совсем другие вопросы.

— Ты знаешь, чем занят Поттер? Мисс Грейнджер отказалась мне говорить.

— Знаю. Все под контролем. Пока никому знать не надо. Когда будет можно, я расскажу.

— Можешь хотя бы сказать мне, к чему вся эта секретность?

Он смотрел на нее несколько секунд, сдвинув брови. Затем вздохнул и плотнее завернулся в одеяло:

— Если все получится, Лорд снова станет смертным, и тогда мы сможем нанести решающий удар. Осталось немного, но мне нужен еще месяц. Нужно удержать школу до марта. Если Лонгботтом прекратит открыто выступать на уроках и в коридорах, возможно, проблема отпадет сама собой. Охрана без причины детей не трогает, я позаботился об этом. Но если твои подрывники продолжат свою деятельность — я не знаю, что будет.

— Если не продолжат — тогда проблемы будут у тебя, — отрезала Минерва. — Кто-нибудь обязательно заподозрит неладное. Кэрроу и так недовольны. Если дети прекратят тебе мстить…

— Тогда разрешаю мелкие пакости. Но если они попадутся Кэрроу — я не смогу помочь.

— Думаю, они к этому уже привыкли. И если ты не заметил, за последний месяц ребята попадались редко — твоя сеть работает безотказно. Кому я могу сказать?

— Никому, — угрюмо буркнул он. — И так знает слишком много людей, одно неосторожное слово — и все раскроется. Шеклболт вот, оказывается, в курсе.

— Остальные тоже уже подозревают, что ты работаешь на два фронта. Они точно не знают, на чьей ты стороне, но то, что ты не даешь калечить детей и что замок тебя принял, показалось им как минимум странным. Филиус с самого начала заподозрил, что здесь что-то неладно. Септима делала выкладки, и там у нее тоже не сошлось, мы с первого дня за тобой следили и ничего не могли понять, особенно когда ты позволил наказать Лонгботтома пыточным проклятием. Поппи говорит, что все снадобья в больничном крыле — наверняка твоя работа. Они эффективней того, что варит Гораций. Это ты подбросил ей мазь для Терри Бута?

— Я. А что касается подозрений — пусть подозревают. Меня и там подозревают. Отсюда и регулярные вызовы. Но пока ситуация под контролем. Слагхорну, кстати, вообще ни слова. В Слизерине слишком много лишних глаз и ушей, этот трусливый тюлень сразу всех выдаст, даже если ничего никому не скажет напрямую. Хагриду — тем более говорить нельзя. Проболтается, едва выпьет лишнего в Хогсмиде.

— Я поняла, но… Северус, так нельзя, — она оглядела его с головы до ног цепким, ничего не упускающим взглядом и сокрушенно покачала головой. — Я тебя учила! Я с тобой работала шестнадцать лет! Я регулярно слушала твои отчеты в Ордене и знаю, что тебе приказывали делать! Ты думаешь, я это не ценила? Почему ты не пришел ко мне сразу? Как ты мог все это время заставлять меня думать, что ты предатель? Это несправедливо. Это больно, в конце концов! Мы решили, что потеряли все! И Альбуса, и тебя, и все, во что мы верили!

— Избавь меня от своего гриффиндорского обостренного чувства справедливости. Заявись я к тебе сразу после убийства Альбуса — ты прикончила бы меня на месте, не дав и слова сказать. И я, по большому счету, этого заслуживал.

— Это мы еще обсудим, — сурово ответила она. — Как-нибудь потом. Я поговорю с Альбусом?

— Поговори. Но вряд ли этот разговор тебе понравится. Он мотает мне нервы с лета.

Макгонагалл поднялась с пола, отряхнула юбку и решительно зашагала в кабинет. Дверь закрыть, конечно же, не потрудилась, и буквально через мгновение оттуда донеслись вопли. Снейп не мог сдержать злорадной улыбки. Темперамент Минервы, доставшийся ей в наследство от шотландских горцев, не оставлял Дамблдору ни единого шанса отмолчаться — она из старика душу вытрясет. Вместе с недостающей информацией.

— Ты за кого меня держишь, Альбус? — кричала разъяренная Глава Гриффиндора. — Я тебе кто, третьеклассница? Как ты посмел мне не сказать!..

Грейнджер, неодобрительно качая головой, присела рядом с ним, накапала в стакан с водой десять капель из склянки, раздобытой в его шкафу. Снейп скорчил недовольную мину:

— Опять играете в целителя?

— Это укрепляющее. Здесь минимальная доза, чтоб не было реакции, если вы выпили что-то еще.

Решив, что для сопротивления сил у него как-то маловато, он безропотно принял стакан и выпил содержимое. Страдальчески свел брови к переносице, когда в кабинете начали орать и другие портреты:

— Закройте дверь, мисс Грейнджер. Это надолго.

Девчонка махнула палочкой, выполняя его просьбу. Затем направила палочку на него и, невзирая на протесты, провела диагностику. Насупилась, изучая схему:

— Сэр, вам больше нельзя…

— Скажите мне что-нибудь, чего я не знаю, — огрызнулся он. — У меня не было выбора.

— Он… заставил вас что-то сделать?

— Заставил.

— А… как Бузинная палочка?

— Она на мне не сработала. Точнее, сработала, но не в полную силу.

Грейнджер прижала ладони к щекам:

— И он не понял???

— Нет. Мне повезло, что это была всего лишь легилименция, я просто подставил под заклинание нужные воспоминания.

— Значит, Дамблдор был прав? Палочка не работает полноценно, если ее использует не хозяин.

— Я бы выразился иначе — она почти не работает, если ее обратить против хозяина. Против Беллы и остальных она сработала так же, как его собственная палочка, насколько я могу судить. Хотя он, вероятно, ожидал чего-то более грандиозного, — Снейп попытался было встать, но не сумел. Ноги подгибались. Почему ему с каждым разом становится все хуже? Ведь уровень его магии оставался неизменным, восполняясь естественным путем после любой энергозатраты. — Что вы сказали Минерве, когда она нашла вас здесь?

— Правду. Что мы составляем план защиты Хогварца, потому что финальный бой, скорее всего, будет здесь.

— Она спрашивала о Поттере?

— Это был едва ли не первый ее вопрос. Ну, после того, как мы выяснили, что я не заложница, меня не опоили Амортенцией и не... хм... используют нещадно во славу Сами-Знаете-Кого.

Кошмар… Ну да, что еще она могла подумать, найдя в его кабинете бывшую ученицу, которой не так давно исполнилось восемнадцать. Грейнджер тем временем продолжала:

— Я сказала ей, что мы с Гарри и Роном прячемся и выполняем задание, которое нам оставил Дамблдор, а вы нам помогаете. Показала ей книгу. Она была в бешенстве. И тут явились вы. Она решила, что вы ранены или после пыток.

— А… дальше?

— Я остановила ваш приступ, чем, кажется, шокировала ее еще больше, — невозмутимо ответила Грейнджер, пристально следя за каждым изменением на его лице. — Она подумала, что у нас с вами… отношения. Мы опять немножко покричали друг на друга, она сказала, что юные девушки не должны так себя вести, и что-то там про то, что магглы безбожно портят своих детей прогрессивными взглядами на отношения полов.

— И что вы ей ответили? — спросил Снейп и тут же прикусил язык.

«Ну не в лоб же, Северус! Куда подевались все твои уловки?»

Куда-то.

Грейнджер и тут не смутилась:

— Я ответила, что раз я уже совершеннолетняя по законам обоих миров, то все заявления про то, что я кому должна и чего не должна — не по адресу.

— Потрясающе, — хмуро пробурчал Снейп, отворачиваясь от нее и глядя в огонь. Надо же, оказывается, поцелуй останавливает процесс даже у самой нулевой отметки, хотя это и поцелуем-то можно было назвать с большой натяжкой.

Или дело все же в Грейнджер?

Решив все-таки подняться на ноги, он оттолкнулся от пола и чуть не завалился в камин. Колени дрожали как у немощного старика. Да что ж за напасть такая? Сколько еще унижений он должен пройти? Да еще и перед ней. Но Грейнджер не разделяла его терзаний. Подхватив его под локоть, чтобы помочь удержаться на ногах, она опять включила режим целителя:

— Вам надо прилечь. Я, пожалуй, отправлю Гарри и Рону сообщение, чтобы не ждали меня сегодня. Пусть Кричер побудет с ними до утра, а там разберемся.

— Вряд ли они увидят ваше сообщение, мисс Грейнджер, — не удержавшись, ухмыльнулся зельевар. — Если они съели хотя бы часть того, что было в корзине с едой, то будут спать до утра.

— Ах, вы уже и еду нашпиговали сонным зельем? Рон, кстати, заподозрил, что со сливочным пивом не все ладно, и решил не пить.

— Я это предвидел.

Она слегка прикусила губу, глядя ему в глаза:

— Значит… вы хотели, чтобы я осталась?

Отрицать было бесполезно. Он видел это на ее лице. Проклиная себя и свои дурные идеи, Снейп медленно кивнул:

— Хотел. Но не предполагал, что меня сегодня вызовут.

Грейнджер открыла было рот, чтобы спросить что-то еще, но затем тряхнула головой. Ее щеки порозовели.

— Ладно, — чуть дрогнувшим голосом сказала она. — Так для чего вас все-таки вызвали?

— Темному Лорду не понравились отчеты по Хогварцу, — ответил он, обрадовавшись, что разговор опять вернулся в привычное, безопасное русло. Флиртовать он никогда не умел. — Он хотел убедиться, что я выполняю его приказы как следует. Кроме того, ему стало известно о том, что Беллатрикс поймала и упустила Поттера. Так что он заодно и проверил, действительно ли я не выпытал у вас ничего полезного.

— Ясно, — она нервно потерла шею, словно боялась, что ее сейчас схватят за горло. — Значит, к фальшивым воспоминаниям было не придраться…

Снейпа передернуло. Он предпочел бы вырвать эти картинки из своей головы и выжечь огнем место, где они находились, чтобы больше никогда не создавать и не видеть подобного. Увы… Если только кто-нибудь не наложит на него Obliviate, ему придется вечно хранить этот ужас в своей памяти. Даже если бы героиней этих… «воспоминаний» была не Грейнджер, все равно гадко.

Грейнджер тем временем переключилась из режима целителя в режим заучки. Тоже обычное дело.

— Вы научите меня этому, сэр? Как создавать фальшивые воспоминания.

— Думаете, когда-нибудь придется обманывать кого-нибудь, показывая то, чего не было?

— Не знаю… Надеюсь, что нет. Но лучше уметь, чем пожалеть о том, что не научился. Как думаете, яд в снадобье действует? Сами-Знаете-Кто… ну… по нему это как-нибудь можно определить? Поведение? Внешний вид?

— До инцидента с гробницей я был уверен, что действует. Сейчас… не знаю. Как я и думал, он нашел снадобье, которое в сочетании с Животворящим эликсиром и дало такой прилив энергии. У меня не было возможности оценить состояние тела, но вполне возможно, что все мои диверсии пошли насмарку, и клетки регенерировали. Тогда придется начинать сначала. Но я не представляю, как это сделать — он велел мне найти рецепт того снадобья и сварить. Через три дня я должен отнести ему очередную порцию эликсира. Если он начнет пить его в сочетании с этим зельем, и смесь окажет регенерирующее воздействие, моя уловка бесполезна.

— Сэр, — в ее глазах плескалась тревога, — надо как-то передать Гарри контроль над палочкой. Вам нельзя опять идти вот так…

— Я знаю, — он потер виски и с силой сдавил голову в ладонях. — У меня был план. Но прямо сейчас я об этом думать не хочу. Завтра нам надо начать вашу подготовку. С Поттером же придется разбираться… по ходу дела. И я начинаю думать, что ему пора вернуться сюда.

— Но это же опасно.

— Не опаснее, чем бегать по лесам, рискуя нарваться на охотников. Будете сидеть в Выручай-комнате и попытаетесь отыскать там крестраж. Все равно больше ему быть негде. Здесь больше шансов, чем со змеей.

— Гарри не усидит. Обязательно полезет совершать подвиги, защищать обиженных и… ну, в общем, сами знаете.

— Ну так вбейте ему в голову, что для подвигов время еще не пришло, и для начала надо хорошенько покопаться во всяком мусоре, — раздраженно ответил Снейп, сбрасывая одеяло и прислушиваясь к тому, что творилось в кабинете. — Кажется, первая стадия переговоров закончилась. Сидите здесь, я не хочу, чтобы вас там видели.

— Сэр, не ходите туда сейчас. Вам надо прилечь. У вас еще остался Животворящий эликсир?

— В лаборатории, почти доварен.

— Я смогу доварить по вашим инструкциям?

— Даже не мечтайте, иначе мне придется начать все сначала. Вы и рецептов таких никогда не видели.

— Видела, вообще-то, — потупилась Грейнджер. — И Оборотное на втором курсе мне прекрасно удалось, хотя мне даже в рецепт заглядывать не следовало. Но, вероятно, вы правы, без вас я бы не рискнула.

— Неужели вы только что признали, что для вас существуют какие-то сложности? — съязвил Снейп, уже поняв, что она пытается сделать. Раздраконить его, чтобы он отвлекся. Когда он сердился, ему становилось немного легче. Но сейчас у него не было сил даже сердиться. Он едва держался на ногах, по спине ручьями лился пот, а в голове мутилось от каждого резкого движения. Девчонка испытующе смотрела на него. Снейпу было не слишком уютно под этим взглядом. Еще чуть-чуть — и это превратится в беспалочковую легилименцию. А держать щиты он сейчас неспособен от слова совсем.

— Давайте я хотя бы помогу вам дойти, раз уж вы непременно хотите показаться портретам, — предложила она. Вот это уже возмутило его до глубины души. Она что, думает, что он настолько немощный? Наглое создание.

— Я в полном порядке, мисс Грейнджер, — процедил он сквозь зубы.

— Вы помните, что вы мне обещали?

Он нахмурился, соображая, что она имеет в виду. Неуверенно уточнил:

— Что сделаю все, чтобы остаться в строю?

— Вот именно.

— Я же сказал, я в порядке, — увидев недоверчиво приподнятую бровь, он закатил глаза и протянул ей руку ладонью вверх. — Пощупайте мой пульс и отстаньте от меня, наконец.

Она словно только этого и ждала. Ловкие пальчики быстро пробрались под манжету, нащупывая пульсирующую жилку. Губы сосредоточенно поджались, пока она считала удары, глядя на часы, стоявшие на каминной полке.

— Ускоренный.

— Ну, а чего вы хотели? — пробурчал он, больше по привычке, чем из желания огрызнуться. — Но это не значит, что я умру прямо сейчас.

Она вытащила пальцы из его рукава — и в процессе будто нечаянно погладила его ладонь. Снейп невольно порадовался, что она не слышит, как его пульс только что ускорился еще больше.

Как мальчишка, честное слово.

Надо прекращать эти глупости.

— Я в порядке, мисс Грейнджер, — повторил он в третий раз, с некоторым сожалением отодвигаясь от нее. — Мне нужно сказать Минерве еще несколько слов. А вы вызовите эльфа, чтобы вам принесли поесть. Вы вся зеленая.

— Хорошо, — к его превеликому облегчению, девчонка кивнула, очевидно, устав спорить, подобрала одеяло и понесла его в спальню. Снейп, покачиваясь как пьяный, добрел до двери и выглянул в кабинет. Минерва, присев на край стола, слушала, как Альбус что-то рассказывает ей вполголоса, и качала головой:

— Вы оба сумасшедшие. Оба! На что вы рассчитывали? Впутать в такое дело подростков, никому не сказав ни слова. Альбус, да ты рехнулся! У тебя был целый отряд взрослых, опытных волшебников, а ты поручил это детям? Что с тобой творится? И что именно они ищут? Мы давно могли бы объединить усилия и все найти, если это так важно!

— Они все уже совершеннолетние, Минерва. И они пока что прекрасно справляются.

— О, да, — цокнул языком Снейп, присаживаясь на стол с другого края. — Просто-таки замечательно. Попадаются егерям, оказываются в подвале у Малфоев, грабят банки, выпускают драконов… Блеск, а не операция.

— Драконов? — изумилась Макгонагалл. — Стой… Из Гринготтса недавно сбежал дракон, об этом писали в «Пророке». Его так и не поймали. Это… это что… это был Поттер?! Но зачем…

— Видимо, мисс Грейнджер пожалела несчастное замученное животное, — фыркнул зельевар. — Сначала эльфы, теперь дракон… Боюсь представить, что будет дальше. Вероятно, кампания по возвращению полноправного статуса оборотням.

— Но что они делали в Гринготтсе?

— Скоро узнаешь. Меня вообще поражает эта ситуация. Все должно быть так секретно, но полшколы почему-то в курсе. Я тут из кожи вон лезу, пытаясь напугать учеников, а они, оказывается, только играют в месть, чтобы задурить головы охране.

— Ты сам виноват, Северус, — Дамблдор, сдвинув очки на кончик носа, посмотрел на него поверх оправы — словно знал, как его агента это бесит. — Ты вел себя слишком мягко для Пожирателя Смерти, вот и получил. Куда подевались все твои шпионские навыки?

— Ты предпочел бы, чтобы я запытал тут всех до смерти? — ехидно осведомился Снейп, с трудом превозмогая накатывавшую волнами слабость и головокружение. Ему бы сейчас лечь спать, а не вести эти ни разу не познавательные беседы. — Ты сам велел мне их оберегать. Я сделал все, что мог. Разбирайтесь теперь сами. Мне хватает другой работы.

Их беседу прервал пробившийся сквозь стену Заступник. Серебристая орлица, спланировав на спинку кресла, сообщила:

— В безопасности. Спасибо. Позаботьтесь о моем внуке.

Снейп шумно выдохнул, глядя, как птица растворяется в воздухе:

— Успели. Хорошо. Меньше головной боли. Думаю, Лонгботтома надо прятать уже сейчас. Скажи ему, чтоб шел в Выручай-комнату и не вылезал оттуда ни под каким предлогом. Всем остальным делать вид, что они ничего не знают.

— А если кого-то надумают проверить легилименцией?

— В ближнем круге ею владеют только Беллатрикс, сам Темный Лорд и я. Все прочие освоили лишь окклуменцию. Белла сюда не придет, ее наказали. Но они могут использовать веритасерум. У меня есть антидот. Я сейчас отправлю кого-нибудь из эльфов принести из лаборатории к тебе в апартаменты. Раздашь основному составу ДА, но чтоб без надобности не пили, только если кто-то придет допрашивать. Антидот действует десять часов. Завтра я сварю еще.

— Веритасерум же варится месяц. А антидот?

— Двое суток. Надеюсь, раньше не понадобится.

Минерва бросила на него тревожный взгляд и сползла со стола:

— Северус, тебе нужно отдохнуть, ты бы себя видел. Я рада, что мы, наконец, все прояснили, но во всей этой истории есть множество нюансов, которые мне непонятны, так что к этому разговору мы еще вернемся.

— Как скажешь. А сейчас возвращайся в свой львятник и не вздумай опять лезть в вентиляцию. В твоем-то возрасте…

— Узнаю тебя прежнего, — усмехнулась Макгонаголл. — Когда тебе очень плохо, ты начинаешь срываться в откровенное хамство. Как бы тебя ни воспитывали, а твое происхождение все равно видно.

— Скажи спасибо за мое происхождение, потому что иначе я был бы таким же занудным чистокровным снобом, как Малфой.

— Ты и так занудный. И почти сноб. По отношению ко всем, кто не наделен твоими способностями. Хотя, как видишь, и твои непревзойденные мозги временами дают сбой, — Минерва обвела взглядом кабинет, задержалась на прикрытой двери в апартаменты и подняла брови. — Как давно это длится?

— Что именно?

— Ты знаешь, что.

— Не имею ни малейшего представления, о чем ты, — буркнул он, но она продолжала сверлить его глазами, и Снейп сдался. Она все равно вытрясет это из него. Грейнджер и так практически все выложила, а переживать о репутации или потере должности в школе давно уже поздно. — Если хочешь знать, идея была вовсе не моя. Все не совсем так, как выглядит. Но сейчас я не могу об этом говорить.

Макгонагалл строго сощурилась. Снейп поморщился. И без легилименции насквозь видит.

— Учти, если ты обидишь ее…

— Минерва, избавь меня от этого морализаторства. Я ничего не нарушил. Ничего не было.

«Пока что».

— Это вы о чем? — полюбопытствовал Дамблдор, навострив уши. На соседней стене так же усиленно прислушивался Финеас Блэк. Снейп махнул рукой:

— Личные дела. Вас не касается.

— Понятно, — взгляд Макгонагалл стал чуть мягче. — Что ж, об этом мы тоже еще поговорим. Не ожидала от тебя подобного, но… Наверное, все как раз логично. Иди, отдыхай. Если утром не сможешь выйти на летучку, дай знать.

— Для чего? Ты прекрасно обходилась на летучках без меня. Раз ты мой заместитель, вот и замещай.

— Тебе сейчас в самом деле так плохо, или ты грубишь мне из любви к искусству?

— Если бы я прекратил грубить, от вас всех было бы не отбиться. Все, я сейчас погашу свет. Доброй ночи, Минерва.

— Издеваешься? После такого — добрая ночь? Вот уж вряд ли. Хорошо, что мне сегодня не дежурить, — фыркнула она и исчезла за входной дверью. Снейп восстановил запирающие и сигнальные чары, погасил светильники и камин и ретировался в апартаменты. Как раз вовремя — голова опять начала немилосердно кружиться, а в глазах темнело как при тепловом ударе или анемии в острой форме. Грейнджер уже успела прибраться на столе, свернула все пергаменты и свиток Основателей, вернула книги на полки, кажется, даже поужинала — на столике у камина он заметил тарелки и чайник. Увидев его, она поднялась навстречу:

— Вы бы тоже поели, сэр.

— Мне лучше не есть сейчас. Вы в порядке?

— В целом да. Я лягу на диване, ничего?

— Не глупите, мисс Грейнджер. Идите в спальню, на диване буду спать я.

— Вам надо как следует выспаться.

— А вам как будто не надо. Вы себя в зеркало видели?

— Вы хотите сказать, что я плохо выгляжу, сэр? — возмутилась она.

— Если только зомби в вашем понимании — образец красоты. Сколько вы уже не спали?

— На самом деле, я спала сегодня днем. Правда, всего пару часов.

Снейп махнул рукой, понимая, насколько глупо все это выглядит и звучит. Чего он ходит вокруг да около как первоклассник? И так уже все предельно ясно. Ну, почти.

— У меня нет сил продолжать этот разговор. Идите в спальню, мисс Грейнджер. Кровать достаточно большая, хвала богам, в прошлый раз мы на ней отлично поместились.

Она оглянулась на дверь ванной:

— Я бы сначала… если вы не против.

— Будьте как дома, — пробурчал он и, на ходу сбрасывая сюртук, направился к гардеробной. Все это было настолько непривычно, что он не знал, как себя вести. Он не жил ни с кем с тех пор, как умерла мать, и уж тем более не жил с девушкой. Спасало то, что сегодня он уже ни на какие… подвиги не способен, так что со всеми прояснениями отношений и статусов все равно придется ждать до завтра. Они ведь уже спали вдвоем в этой кровати. Чего нервничать? А уж утром… Утром будет видно.

Грейнджер проскользнула в спальню минут через десять и остановилась у выбранного ею края кровати, явно не зная, что делать дальше. Снейп, решив не создавать дополнительных неловкостей, взял свою пижаму и отправился в ванную. Горячий, почти обжигающий душ наконец-то прогнал лихорадочную дрожь, но от тумана в голове не избавил. Вероятно, он заснет, едва опустив голову на подушку.

Вот и хорошо.

Когда он вернулся, Грейнджер уже лежала на своей половине кровати, завернувшись в одеяло как в кокон. Снейп погасил свет и забрался под второе одеяло, повернувшись к девушке спиной, как и в прошлый раз. Он представлял себе сегодняшний вечер совсем иначе, но Вольдеморт, как всегда, испортил ему все планы. Снейп терпеть не мог, когда это происходило, и тем более терпеть не мог все перестраивать заново. Чувствовать себя настолько слабым было, пожалуй, самым ужасным из всех возможных наказаний. Кто знает, может, Лорд этого и добивался, если знал про откаты и способ борьбы с ними. Хотя, откуда ему знать? В своей окклуменции Снейп был уверен.

Дурак, дурак… Понадеялся было, что сможет пообщаться сегодня с Грейнджер в неформальной обстановке и без лишних ушей и глаз, а получилось… В общем, как обычно.

«Ты бы хоть обнял ее, кретин. Она даже Минерву не испугалась, сразу кинулась спасать… пусть и таким… м-м-м… оригинальным способом. Хоть бы спасибо сказал».

«Вот завтра с утра и отблагодарим… как следует, когда силы вернутся», — подстрекательски хихикнул внутри гаденький голосок.

«А если она не захочет?»

«Улеглась в твою постель. Сама. Будем искать подтекст и дальше? Она хочет. И давно — ты сам видел, когда просматривал ее».

«Но ведь легла на самом краю, подальше…»

Не успел он об этом подумать, как Грейнджер шевельнулась и, судя по колебаниям матраса, повернулась на другой бок:

— Сэр… мне ужасно неловко, но...

— Что?

— Можно я придвинусь ближе? Мне… было бы спокойнее…

— Перенервничали?

— Немного.

— Хотите сонное зелье?

— Нет, я… Я засну. Мне просто…

Она запнулась, явно смутившись и не зная, как бы поделикатней выразиться.

Видимо, Поттер и Уизли все так же игнорируют ее потребность в прикосновениях. А он… безотказный, конечно же. Снейп тяжело вздохнул и повыше натянул на себя одеяло:

— Придвигайтесь, если хотите.

Она завозилась, подбираясь к нему вплотную, и уткнулась лицом ему в спину:

— Спасибо… Вам так удобно? Я не мешаю?

— Не мешаете.

Мерлин, какой идиотизм… Кого они оба пытаются обмануть? Не будь он сейчас в таком состоянии, словно напился тяжелых успокоительных пополам с «полшестого», которое он так усердно подливал охране весь прошлый семестр, они бы… Сколько он уже мечтал об этом? Не девчонка, а один сплошной соблазн для такого, как он. Особенно когда она так близко. И как же хочется сейчас повернуться и спросить открытым текстом, а потом сделать с ней все то, что он не так давно проделывал в своих снах.

«Если ты к ней повернешься, то в самый неподходящий момент произойдет какой-нибудь досадный конфуз. Силы сначала восстанови, герой».

Снейп слегка поерзал, укладываясь поудобнее, но вместо задуманной витиеватой фразы о тайных желаниях и самообмане неожиданно для себя пробормотал:

— Гермиона… только не обнимай меня сейчас.

Возникла секундная пауза, но затем Грейнджер, видимо, оправившись от изумления, спросила:

— Почему?

— Потому что я захочу обнять тебя в ответ. И тогда спать мы не будем. А мне очень и очень нужен сон.

— Хорошо, — после еще одной паузы ответила она, уютнее сворачиваясь позади него и благоразумно пряча руки под свое одеяло. — Спокойной ночи…

«Да уж… спокойной она точно не будет, если мне сейчас еще и приснится что-нибудь, по закону подлости…»

Снейп закрыл глаза и прислушался к себе. Едва она прижалась к нему, он вдруг почувствовал себя на удивление умиротворенно, хотя, наверное, ему полагалось испытывать что-нибудь прямо противоположное, лежа в одной постели с хорошенькой девушкой. Похоже, он опять вымотался до такой степени, что ему было хорошо даже в таких условиях — когда она просто дышала ему в спину. Приехали, называется. Что он там себе говорил весь прошлый месяц? Не привязываться? Не влюбляться?

«И это ты еще даже не целовал ее ни разу… Что же будет дальше?..»

Лучше не представлять, а не то выспаться ему сегодня точно не удастся.

«Ты погубишь меня, Грейнджер», — успел подумать он, прежде чем его унесло в безбрежный теплый океан, мягкими волнами смывавший его усталость.

 


Примечание к части

** Позволь мне быть тем самым.

Введи меня в искушение

И покажи мне правильное в неправильном.

Позволь мне быть тем самым,

Забери меня с холодной улицы,

Дай мне что-то, что я могу удержать.

Позволь мне быть тем самым,

Позволь мне быть единственным.

Def Leppard

Глава опубликована: 19.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх