↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Уязвленная гордость (джен)



Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Фандом:
Рейтинг:
G
Жанр:
Пропущенная сцена
Размер:
Мини | 4 Кб
Статус:
Закончен
В голосе Тристана нет насмешки, нет осуждения.
— Но все мы — чьи-то дураки.
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Уязвленная гордость

Артур шипит, когда Ланселот обламывает стрелу на пару пальцев выше острия. Ланселот молчит, но мрачная улыбка слишком красноречива. Артур оборачивается, чтобы осмотреть остатки лагеря. Четверых нужно отвезти в форт, остальных закопают здесь. Пусть враги, пусть Артур стал причиной их гибели, но он и по ним будет скорбеть.

Гавейн разводит огонь и нагревает воду в котелке, чтобы Тристан, когда вернется, заварил нужные травы.

Артур знает, что необходимо обработать рану, но по запаху целебного отвара — крапива, звездчатка, луговой клевер, девясил, листья бирючины, — лесные найдут их раньше, чем увидят.

— Ланселот, я в порядке.

— Конечно, в порядке. Только в бедре стрела торчит, — Ланселот говорит спокойно, но Артур знает цену этому спокойствию. — У вас, римлян, особое определение «в порядке», да?

— Я твою шутку оценил, но… — Артуру приходится умолкнуть. Глаза от боли слезятся, а из горла вырывается протяжный стон. Он вцепляется пальцами в траву, пока Ланселот пытается определить степень тяжести ранения.

— Что такое? — глаз Ланселот на него не поднимает, но в голосе Артур отчетливо слышит улыбку. Такую же горькую, как и запах от костра. Ланселот достает из-за пояса клинок и бросает Гавейну. Гавейн ловит клинок на лету, крепко берется за рукоятку и прокаливает над огнем.

— Кажется мне, твое «в порядке» сильно отличается от моего, — Ланселот кивает и Гавейн возвращает клинок — края острия почернели и местами отливают оранжевым. — Кричать не советую.

— Я и не соби… — Артур стискивает зубы, когда раскаленная сталь касается раны. Кастус закрывает глаза, и даже из-под сомкнутых век текут слезы. Он не двигается и молчит до тех пор, пока Ланселот не убирает клинка и резким движением вытаскивает обломок стрелы. Артур громко выдыхает и чуть не захлебывается воздухом. — Признайся, тебе это нравится.

— Не-а, — редкий момент торжества Ланселота быстро развеивается. — Пусть с тобой Тристан разбирается. И, прошу тебя, попытайся больше не подставляться под стрелы.

— Я сделаю все, что в моих силах.

— И только-то? — Ланселот встает, но не выпускает из рук скользкий от крови обломок. — Придется мне пойти в дозор, раз тебе нужно отдохнуть.

— Я твой король, если ты не забыл.

— Ты — король, Артур. Но не мой, — Ланселот бросает стрелу в костер. Артур неотрывно следит за тем, как огонь пожирает его кровь, как чернеет обломанное древко. — И раз ты так жаждешь помереть, то вначале подумай о нас, своих «рыцарях». Нас ведь совесть замучает. Да-да, только по этой причине мы тебя постоянно спасаем.

— Твоя преданность не знает границ, Ланселот. Просто музыка для моего сердца.

Ланселот усмехается, отирает окровавленную руку о штанину и идет к лесу.

— Крепись, вашество. Скоро Тристан придет тебя лечить, а меня прошу простить — природа зовет.


* * *


Тристан ждет, когда ему надоест вечерняя прогулка, и он вернется в свои покои. Тристан следует за ним молчаливой тенью. Тристан идет с ним нога в ногу, и они вдвоем выходят на огороженное забором пастбище, где беспокойно блуждают лошади.

Скоро начнется гроза. Лошади волнуются и прядут ушами. Ястреб Тристана летает по спирали над их головами.

— Я не буду об этом говорить.

Тристан кивает и усаживается рядом с Ланселотом на заборе.

— Нет.

— То, что я делаю, волновать никого не должно.

— Нет, — вновь соглашается Тристан и пытается скрыть улыбку. Смешок не остается незамеченным, и теперь не дает покоя задетое самолюбие.

— «Нет. Нет. Нет». Ты — единственный, кто соглашается отрицанием. Не самая твоя приятная черта.

— Артур бы не согласился.

— Насчет того, что ты такой один-единственный, или того, что это не самая приятная твоя черта?

Тристан пожимает плечами и закрывает глаза.

— А разница?

— Да, ты прав. Никакой, — Ланселот ударяет по перекладине, лошади глядят на него с немым укором и отходят в сторону. — Ты считаешь меня дураком.

— Нет. Не так, — голос Тристана приглушен, будто все еще колеблется — сказать — не сказать. Будто Тристан выжидает знак. — Ты не дурак.

— Его дурак.

— Его. Это да, — в голосе Тристана нет насмешки, нет осуждения. — Но все мы — чьи-то дураки.

— И даже ты? — спрашивает Ланселот и скептически приподнимает бровь. — Сложно в это поверить.

— И даже я, — ветер приносит отзвук голоса Тристана, когда тот идет к конюшням, а Ланселот все еще ощущает тепло ладони, которая коснулась его плеча. — Даже я.

Глава опубликована: 02.08.2020
КОНЕЦ
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх