↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Правовые дебри: о чём нужно знать писателю (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Статья
Размер:
Макси | 42 Кб
Статус:
В процессе
События:
Предупреждения:
От первого лица (POV)
Здесь будут собраны статьи, где я разбираю различные тонкости законодательства, которые важно учитывать при написании художественных текстов.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Ещё раз о «Real Person Fiction» (RPF, художественных произведениях о реальных людях)

Удивительно, но то, что на фансайтах называется RPF («Real Person Fiction» — художественные произведения о реально существующих или существовавших людях), никак не может попасть в правовое поле — не только в России, но и во многих других демократических правопорядках.

Жизнь конкретного человека, какой бы интересной она ни была, не является продуктом творческого труда и авторским правом не защищается. Соответственно, человек, описание жизни которого напрямую или с искажениями использовали в создании какого-либо произведения, не может требовать судебной или какой-либо иной государственной защиты именно в контексте того, что нарушены его авторские права.

Но попытки защититься от RPF, конечно, есть.

Некоторые известные персоны, например, Филипп Киркоров, регистрируют своё имя в качестве торговой марки, делая любые не согласованные с ним упоминания этого имени в каких-либо произведениях априори незаконными. Но тут есть три тонкости: во-первых, не каждое имя можно зарегистрировать как торговую марку, оно должно быть достаточно редким (помните, была торговая марка «Иван Таранов» — её правообладателям пришлось помучиться с её регистрацией); во-вторых, ничто не мешает автору художественного произведения использовать похожее имя, например, «Килипп Фиркоров», чтобы «выпасть» из зоны охраны торговой марки; в-третьих, также ничто не мешает автору вообще не называть своего героя по имени, но использовать сложившийся образ реального человека, который уж совсем никак не зарегистрировать в качестве объекта интеллектуальной собственности (в фильме «Духless» в конце появляется легко узнаваемый, но никак не названный Путин и ничего, никаких последствий).

Собственно, известные персоны, у которых есть свои торговые марки, редко даже начинают суды в случае их упоминания в художественных произведениях, а торговые марки регистрируют совсем с другой целью — в основном, чтобы никто не продавал продукцию (одежду, обувь, духи и т.п.) под их именем и без согласования с ними.

Если своей торговой марки у человека нет, то ему ещё сложнее защитить себя, если описание его жизни было включено в художественное произведение.

Да, во всех правовых системах есть комплекс правовых норм, направленных на защиту так называемых «нематериальных благ» — жизни, здоровья, личной неприкосновенности, чести, доброго имени, достоинства, деловой репутации и т.д. (глава 8 ГК РФ). Посягательство на эти блага вызывает «причинение морального вреда», и человек приобретает право на взыскание за него денежной компенсации с причинителя такого вреда.

В случае упоминания человека в художественном произведении можно говорить о причинении вреда либо чести и доброму имени, либо достоинству, либо деловой репутации.

Так вот: в каких формах может быть причинён вред чести и достоинству? Это могут быть клевета (распространение ложной информации, порочащей честь и достоинство личности) и оскорбление (унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме). В России гражданин, пострадавший от клеветы, может требовать опровержения распространённых сведений, компенсации морального вреда, а также привлечения клеветника к уголовной ответственности в соответствии со статьёй 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Чтобы определить в действиях лица наличие клеветы, клеветник должен сделать достаточно явное заявление, что вот этот человек вот именно такой, например: «Иванов Иван Иванович бьёт свою мать». А в художественном произведении можно увидеть фразу: «Любые совпадения имён случайны» (или какую-то похожую) и всё — о клевете больше и речи нет (аналогично решается вопрос с вредом, причинённым деловой репутации). При этом ещё, заметьте, информация должна быть именно «порочащей честь и достоинство», а не просто ложной, причём порочить она должна личность прямо-таки очевидно. Допустим, кто-то сделает заявление: «Иванов Иван Иванович в прошлом году завёл роман с десятью женщинами», и пусть теперь этот самый, несчастный, И.И. Иванов докажет, что эта информация его порочит…

По поводу оскорбления всё ещё сложнее, ведь оно не только должно быть направлено конкретно определяемому человеку, но ещё и выражаться в «неприличной форме». В России под этой неприличной формой понимается в основном мат, а, например, слова «дурак» или «урод» неприличными не являются.

В целом-то, если кому-то кажется, что упоминание о нём в художественном произведении, унижает его честь и достоинство, он может, конечно, обратиться в суд, но перспективы такого дела, увы, туманны-туманны.

Собственно, судебная практика как в России, так и за её пределами показывает бесперспективность подобных исков — кто только и против кого только их ни подавал, да в основном всё это совершенно бесполезно.

А в случае, если упомянутый в художественном произведении человек умер, всё становится намного, намного сложнее.

Отсюда следует вывод: художественные произведения с упоминанием конкретных людей ничем не отличаются от полностью оригинальных произведений.

То, что некоторые издательства, киностудии, сайты и т.п. отказываются создавать и/или публиковать подобные произведения — это лишь традиция, или так называемое, деловое обыкновение. Практика же показывает, что у многих производителей контента подобных предубеждений нет, поэтому мы и можем регулярно смотреть фильмы вроде «Смерть Сталина» или «Движение вверх».

Глава опубликована: 23.11.2020
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 37
Личные цели предполагают, что продукт вашего творчества, созданный с использованием чужого произведения, услышите (увидите, прочитаете) лишь вы и ваш «обычный круг семьи».
А мне попадался вот такой юридический комментарий:
«Личные цели могут предполагать предоставление экземпляра произведения кому-то из ближайших родственников или друзей, но в любом случае речь должна идти только о небольшом количестве людей.»
Например, если вы произнесёте на свадьбе тост, дословно процитировав в нём песню авторства Константина Меладзе, это будет правомерным, если же вы выложите запись этого тоста в свободный доступ, не спросив разрешения маэстро, это будет правонарушением.
Интересно, как оценивается ситуация, когда тост сказал один человек, а видео выложил другой (-:
Этой же статьёй запрещено копирование текстов, включая нотные тексты, целиком (наверняка вы видели подобное объявление в копицентрах библиотек).
Насколько я помню, это сказано только о факсимильном копировании.
Мне кажется, это цивилизованное разрешение всех проблем
А мне кажется, цитирование первоисточника в научно-популярной книге определённо должно относиться к добросовестному использованию.
Или где-нибудь в форумной дискуссии, например.
Это верно, просто подводные камни полезно знать. А выдача разрешений по заявкам - дело такое, в нее может вмешаться что угодно, от политических разногласий до личных антипатий.
Три рубля
В принципе, согласен. Просто это два разных вопроса - о том каким законодательство должно быть и как выкручиваться, не нарушая то, что есть. :)
KNSавтор
Три рубля
Может, конечно, и среди друзей допустимо использование в "личных целях", но такого понятия как "друг" нигде в законе нет.

Нет и такого понятия как "факсимильное копирование", используется понятие "копирование целиком". Видимо, речь идёт о воссоздании экземпляра произведения в любом виде, но запрещено именно копирование целиком.
KNSавтор
Три рубля
Я ж достаточно чётко написала, что добросовестное использование _текстов_ допускается в довольно широких рамках с научными, критическими и т.п. целями. Рамки существенно сужаются, когда речь идёт о других типах произведений, особенно видео.
Нет и такого понятия как "факсимильное копирование", используется понятие "копирование целиком"
Как это нет?
1. Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином при необходимости и исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения, за исключением:
<...>
4) репродуцирования книг (полностью) и нотных текстов (статья 1275), то есть их факсимильного воспроизведения с помощью любых технических средств, осуществляемого не в целях издания

Ст. 1273 ГК РФ

репродуцирование (репрографическое воспроизведение): Факсимильное воспроизведение произведения с помощью любых технических средств, осуществляемое не в целях издания, исключая воспроизведение произведения или хранение его копий в электронной (в том числе в цифровой), оптической или иной машиночитаемой форме, кроме случаев создания с помощью технических средств временных копий, предназначенных для осуществления репродуцирования

ГОСТ Р 55386-2012
Не исключаю, что и точное определение факсимильного воспроизведения где-нибудь найдётся. ИМХО, очевидно, что речь идёт о, например, ксерокопировании, может быть о фотографировании (но мне кажется нет, это же электронная форма, если речь идёт о цифровом фотоаппарате), но вручную переписать или перепечатать произведение определённо можно.
Показать полностью
Я ж достаточно чётко написала, что добросовестное использование _текстов_ допускается в довольно широких рамках с научными, критическими и т.п. целями
А если кто-то в интернетную дискуссию приносит цитату из научной монографии, то это какое использование?
KNSавтор
Три рубля
Факсимильное воспроизведение, а не копирование.

Здесь просто есть классическая правовая путаница со словом "факсимильный". Я так понимаю, что вы под ним понимаете то, что копируется электронно, как это происходит при помощи факса, а в гражданском праве под этим понимается то, что копируется точно, без потерь. Произведение в форме текста не приравнивается к его печатному тексту, так как печатный текст – это лишь форма выражения произведения. Соответственно, факсимильным теоретически может быть и ручное переписывание произведения, если получается копия произведения без потерь. В законе, правда, упомянуты "технические средства", следовательно, подразумевается здесь запрет копирования произведения целиком с помощью любой техники – ксерокса, сканера, фотоаппарата, видеокамеры и т.д.

Но вообще, конечно, это пустое теоретизирование, и в практике этот вопрос дискуссионным не является, а сама проблема тоже особо остро не стоит. Ни одна же библиотека не контролирует, собрали ли вы у себя произведение целиком, скопировав в понедельник половину, а в пятницу – вторую половину, или нет. Было бы это проблемой, ввели бы электронную регистрацию копирований произведения и следили бы за этим.

И, кстати, ГОСТы к толкованию ГК РФ нельзя применять, потому что, во-первых, ГК РФ – акт намного более высокой силы, чем любой ГОСТ, а, во-вторых, ГОСТы относятся к сфере так называемого "технического регулирования", то есть к административному праву, а не к гражданскому. В разных отраслях права одинаковые термины могут, к сожалению, использоваться в разных значениях.

А дискуссия должна же преследовать "полемические цели", значит, цитирование монографий в ней допускается, если есть ссылка на автора, на источник, и кроме цитирования есть ещё текст, из которого можно увидеть цель использования цитаты. Но в целом форумы, комментарии и даже блоги пока находятся не совсем в правовом поле в контексте авторского права. Личные блоги потихоньку входят в это поле,
но с большими исключениями, а всё остальное – с большим трудом и, возможно, так туда и не войдёт.

И по поводу ответственности – всегда виноват тот, кто что-то выложил в свободный доступ, а уже потом все остальные.
Показать полностью
в гражданском праве под этим понимается то, что копируется точно, без потерь
Да где же? Я не могу найти нигде подобного утверждения.
Та цитата, которую я дал из ГОСТа, изначально была в какой-то из предыдущих редакций 1275 статьи ГК. Теперь там нет этого текста, но я думаю, тут просто недосмотр, и опираться на этот текст в попытках понять, что же имелось в виду, можно.
Изменения произошли позже: с 1 сентября 2015 г. в силу вступила новая редакция отдельных статей ГК, в которых было изменено определение «репродуцирования»: раньше оно включало в себя создание «бумажной» копии, а в нынешней редакции ГК репродуцированием признается вообще любое «факсимильное воспроизведение», в том числе электронное. Но для копирования в личных целях эти изменения несущественны.

http://www.antirao.ru/faq/ne-narushaet-li-avtorskih-prav-semka-stranic-knig-v-biblioteke

Вообще смысл выражения "факсимильное воспроизведение", пусть в законе нет определения, но так, как оно употребляется повсеместно, состоит в фотографически точном воспроизведении внешнего вида страниц. Фотография, ксерокопия, скан — факсимильное воспроизведение. А переписывание, перепечатывание и другие методы, которые сохраняют содержание текста, но не сохраняют того внешнего вида, в котором он был изначально — не факсимильное воспроизведение.
KNSавтор
Три рубля
Давайте будем чуть ближе к реальным, а не теоретическим проблемам. Это всё-таки статья, а не научная монография. Вы собрались переписать от руки какое-то произведение, и вам это не дают сделать? Ну нет же.

А ради теоретической дискуссии о терминах я перелопачивать законодательство, судебную практику и доктрину не хочу, тем более, что в юридическом споре о терминах редко можно прийти к однозначному мнению, потому что одни термины определяются законом, а другие – доктриной и традициями. Доктрина бывает очень разной.

Само слово "факсимильный" появилось задолго до появления факса и использовалось (и сейчас используется) для обозначения штампа с подписью или какой-то другой надписью вроде "одобряю".
KNS
Вы собрались переписать от руки какое-то произведение, и вам это не дают сделать? Ну нет же.
Да мне и фотографировать никто не мешает (-:
KNS
Огромное спасибо за ваш труд!
Теперь стало понятнее, какие статьи закона надо смотреть и как их понимать.

Очень повеселил пункт с РПФ.
И ещё из этого следует довольно парадоксальный вывод: фанфики с ООС персонажей и фанфики в жанрах RPF более законны, чем остальные. Более того, к RPF вообще трудно что-то предъявить — с точки зрения закона, это вполне чистые произведения, точно такие же, как и полностью оригинальные произведения.
Можно ли дать ещё пояснения на всякий случай? Например, на Битвах принимают фики с некоторыми ограничениями (российских персон нельзя. На фанфиксе же вообще нельзя). Конечно, это на грани и не совсем гут (не есть гут и просто фу в рейтинговых сценах, имхо), но иногда хочется. Возникает ли тогда проблема у автора с отслеживанием гражданства персоны? Например, если в фике-детективе по Знатокам ограбят, допустим, Жерара нашего Депардье?

И ещё одно маленькое пожелание. Думаю, многим было бы интересно, как поступить, если фик или его части сплагиатили:
- на другом ресурсе;
- в коммерческом произведении, изменив имена персонажей.
Показать полностью
KNSавтор
Blumenkranz
По поводу RPF я вам ответила отдельной главой (вставила её четвёртой). А по поводу защиты нарушенных авторских прав я напишу отдельную главу, так как вопрос очень большой, но эта глава будет чуть позже.
KNS
Большое спасибо за то, что помогаете разобраться в юридических дебрях!

Буду с нетерпением ждать ещё одну главу.
(в фильме «Духless» в конце появляется легко узнаваемый, но никак не названный Путин и ничего, никаких последствий).
В этот момент я вспомнил Добби.
Kaitrin Онлайн
KNS
А вот вопрос про Рпф - но если персона узнаваема, однозначно идентифицируется именно как таковая, то возможно ли судебное преследование за порочащие репутацию описания, например? Ясно, что можно и отговориться со стороны автора, что все совпадения случайны (тогда это уже не Рпф, но не суть), но если этой оговорки нет, текст условно про Мишу Носочкина с точной уникальной атрибуцией, где нет сомнений, что это Миша, который живёт в домике у свалки, с такими-то приметами, полностью совпадающими?
Результат суда может быть нулевой, но теоретически же возможно?
KNSавтор
Kaitrin
Теоретически всё возможно, почему нет.

Тут сразу оговорюсь - у нас отличаются понятия "честь", "достоинство" и "деловая репутация". Есть тонкость - "деловая репутация" - это репутация человека или компании в бизнесе, в хозяйственной деятельности. Обычно определить то, что причинён вред деловой репутации, не составляет труда, но почти невозможно определить размер этого вреда. Для этого у человека или компании деловая репутация должна была быть оценена до причинения вреда (есть специальные аудиторы, которые это делают), а потом оценить причинённый вред (аудиторы и это умеют). Соответственно, если человек вдруг не оценивал ранее свою деловую репутацию, то подавать иск о защите деловой репутации для него пустая затея.

Следовательно, перспективны иски только о защите своей чести, доброго имени, достоинства, но не деловой репутации (ну, вдруг, про нашу Мишу Носочкина написали, что он продаёт пироги с протухшим мясом).

Дальше - ну, хорошо, создатель художественного произведения вдруг не стал приводить все нужные дисклеймеры и оговорки и написал гадость про Мишу, и Мишу удалось со стопроцентной точностью идентифицировать.

Во-первых, за защитой своих прав должен обратиться сам Миша и только к автору произведения. Если Миша и/или автор умерли - увы.

Во-вторых, ладно, факт причинения морального вреда Мише мы доказали, потратив на это все запасы нашего юридического красноречия. Как будем доказывать размер компенсации? Как сказала одна наша судья: "А теперь давайте поговорим о том, на сколько наплакал ваш доверитель". Никаких методик определения размера такой компенсации нет. Ладно, мы отправим Мишу к психотерапевту, который напишет заключение, что Миша получил психическую травму, пропишет ему успокоительные и санаторно-курортное лечение, и мы привяжем размер компенсации морального вреда к этим расходам, но поверит ли нам суд - большой вопрос, ибо тут будет сомнение в причинно-следственной связи публикации порочащих сведений о Мише и его психической травмой. Скорее всего, Мише определят компенсацию в 1000-2000 рублей, да и всё. Если Миша хорошо вложится в адвоката, клеветника могут привлечь и к уголовной ответственности, но тут надо доказывать его прямой умысел (он точно знал, что сведения ложные, и специально их распространил), а ещё в уголовном процессе действует презумпция невиновности, то есть все сомнения толкуются в пользу обвиняемого... сложно.

Миша может требовать опровержения распространённых сведений. Оно производится в той же форме, что и распространение. Но хорошо: суд вынес такое решение, как мы с Мишей будем добиваться его исполнения? Требовать от автора, чтобы он опубликовал книжку с опровержением? А если у него нет на это денег? Подобные исполнительные листы лежат у приставов годами совершенно без какого-либо движения.

Всё это касается твоего вопроса о RPF. Если порочащие сведения о Мише распространены в СМИ, публицистическом издании, научном издании, то там действуют другие механизмы и применяются другие законы. Естественно, в этом случае Мише намного проще получить опровержение этих сведений и компенсацию морального вреда, хотя тоже небольшую.
Показать полностью
Kaitrin Онлайн
KNS
Спасибо за подробный ответ! То есть, как я понимаю, практически при желании можно, но только чтобы нервы автору потрепать, если он жив, и попортить ему справку о судимости или нет, если ему она нужна и если дело выгорит. Или чтобы сделать его сверхпопулярным, что не нужно. И если идти со всеми экспертизами, то шансы теоретически есть. Я понимаю, что морочиться этим никто не будет, мне просто интересно стало;))) спасибо ещё раз:)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх