↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

И даже Смерть не разлучит нас (III) (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
AU, Экшен, Даркфик, Мистика
Размер:
Макси | 488 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Насилие, ООС, Смерть персонажа, Читать без знания канона можно
 
Проверено на грамотность
Описание третьей книги: Настолько ли крепки чувства и разум? Способны ли они пересилить даже силы Смерти?
Желаете знать, о чём идёт речь в заключительной части трилогии? Тогда читайте)

Ссылку на первые две книги Вы можете найти в разделе "Примечания автора".
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 13. Медальон Кемуэля

— Моя Ангелина… — так один из статных высоких, внешне напоминающих Гавриила — длинноволосых, светлых, широкоплечих ангелов, закованных в золотую броню, обратился к Валке — предводителю Военного Совета Ангелов. — Наши войска готовы к вторжению. В авангард мы отправим четыре тысячи ангелов через Врата Ада. Каждый из наших солдат крепко сложен, вынослив и в бою будет беспощаден к демонам. Мощь наших врагов и бесчисленные множества легионов не станут помехой против силы нашего Духа, — чётко, словно зачитывая доклад, не менее суровым голосом заявлял беловолосый, имеющий на своём матёром мужском лице несколько морщин ангел. Небольшие губы произносили слова с точностью, словно ритм в музыке или стихах. Суровые, пережившие будто немало ужаса за прожитые годы, иссиня-серебристые глаза глядели прямо в изумруды их командира. — Как только первая линия войск вступит в бой, мы пустим ещё два воинства, направив их с флангов через порталы. Зажмём врага в клещи. Последним, завершающим этапом станет нападение с воздуха. Большинство из демонов не приспособлены к полёту, кроме Соблазнителей. Даже Великие Демоны далеко не все, имеющие здоровенные крылья, способны вести воздушный бой. Это будет быстрый и молниеносный удар.

— Мне нравится ваш план, генерал Михаил, — так звали одного из членов Совета — командующих Праведными Десятью. — Но прежде необходимо выяснить, с какими неожиданностями мы можем столкнуться во время боя, — в полной серьёзности заявила Валка.

— Госпожа Валка! — Астрид решила взять на себя смелость высказаться по поводу безумия, задуманного ангелами. — Я пришла сюда, чтобы поделиться с вами информацией. Информацией, которая позволит вам победить в грядущей войне с Адом, — решилась она на отчаянный блеф.

По тону этих двоих — Михаила и Валки Астрид догадалась — их невозможно образумить. Словами невозможно заставить их отказаться от того, что они задумали. Поэтому последней возможностью могла стать неумелая уловка. Предупреждённая Кемуэлем Астрид понимала — амулет защитит её от возможности распознать ложь в её словах. Чёрный, наполненный различными, мистическими символами — с обратной стороны, ведь с передней был выгравирован миниатюрный портрет Валки — медальон был хорошо спрятан под футболкой. Никто из посмотревших на неё во время столь, казалось бы, наглой формы обращения к Ангелине генералов не заметил ни лукавства, ни сомнений в голосе девушки. Даже напуганные из-за страха быть разоблачённой в обмане глаза не вызвали подозрений. Тем не менее, Валка пристально вглядывалась в голубые, слегка бегающие глаза Астрид. Та даже затаила дыхание. Однако через пару мгновений, как и её девять генералов, она перевела свой взгляд на одного из членов Совета. Астрид вздохнула про себя с облегчением. Страшно было даже подумать, если бы Валка или кто-нибудь из генералов уловил ложь в её словах…

— Обычно так не обращаются, посланница Кемуэля, — хладным тоном, заставившим проступить мурашки на теле Астрид, отрезала Валка. — Но, учитывая, что ты послана провидцем, я пропущу это недоразумение мимо ушей. В конце концов, твоё появление означает одно — действительно есть нечто, что обеспечит нам безоговорочную победу! — несколько генералов улыбнулись на воодушевляющие слова Валки. — Говори, Астрид.

Девятеро сидели за высоченными стульями, больше напоминающими удобные, но достаточно высокие кресла. У каждого за столом находилось по серебряному кубку, из которого они пили что-то, похожее на воду. Только два кубка были украшены золотом и различными драгоценностями — те, что принадлежали Валке и Михаилу. Они на полном серьёзе обратили взор своих очей на неё.

Астрид стало не по себе. Она ощутила подступающий страх, будто в их взгляде скрывалось нечто жутко отвратное. Кошмарное. Холодное. Беспощадное… Найдя в глубине своей души смелость, юная Хофферсон продолжила озвучивать мысль.

— Я должна передать эту информацию только вам. Вам лично. Без посторонних ушей и глаз. Таков наказ Кемуэля, — стараясь придать голосу чувство уверенности и убеждённости в собственной «правоте», заявляла Астрид. Генералы начали переглядываться. Принялись по одному высказывать мысли. Всем хотелось знать — допускают ли Законы в их Священном Кодексе подобные действия. Никто, на счастье Астрид, не подвергся сомнению в «искренности» слов девушки. Их больше волновал закон, нежели правдивость.

— Провидцы ведают лишь о конкретных отрезках времени, Астрид. Он наверняка понимает, что истина откроется и для моих генералов. Ибо здесь нет предателей. Нет инакомыслящих. Все единодушны. Каждый из нас принял решение о вторжении в Ад. Мы получили достаточно беспокойных сигналов. И ты можешь сказать всем присутствующим о том, что поведал тебе наш провидец, Кемуэль, — голос Валки звучал настолько твёрдо, что Астрид показалось, блеф скорее не сработает из-за упрямства Ангелины, нежели из-за сути, таящейся в словах.

— О каких сигналах вы говорите… Ангелина? — решила выяснить Астрид. Она ощущала нарастающее напряжение.

— Война вспыхнула в Аду. Из-за неё в данный момент на Земле решается вопрос о начале Ядерной Полномасштабной Войны. Если земные государства начнут палить друг по другу, уничтожены будут не только они сами. Судьба людей отразится на всех нас, — с горечью в сердце отмечал Михаил. — Демоны вновь сражаются с драконами.

— Вновь? — поразилась Хофферсон, слегка раскрыв рот от удивления. «Неужели это связано с Сероскалом и демонами, что решили покорить Драконье Капище?..» — в мыслях произносила она. Однако кусочек её мыслей случайно вырвался из уст вслух: — Иккинг…

— ЧТО ТЫ СЕЙЧАС СКАЗАЛА?! — в изумрудах Валки внезапно блеснула искорка человеческой тревоги. Глаза округлились. Несмотря на холодность и, казалось, бессердечность, что-то промелькнуло в её очах. Астрид заметила это. Но виду не подала. Никто, кроме неё, не обратил на загадочный проблеск в глазах Ангелины. Астрид вмиг сообразила: «Что-то здесь нечисто. Такой холодный взгляд, каменная выдержка, и вдруг столь бурная реакция…»

— Иккинг… Ваш сын… Он находится в Аду… И сейчас наверняка принимает участие в войне! — понимая суть сказанного ею самой, Астрид забеспокоилась не на шутку. Она непроизвольно встала из-за своего кресла.

Это и было то, что ты хотела мне рассказать? Как ты можешь даже думать о том, что мой сын — то самое «средство», что поможет нам выиграть войну? — в изумрудах то зажигалась искорка сознания, приводящая Астрид в смятение, а Валку в ужас… то сменялась бессердечным выражением, передающимся по всему лицу, делая его каменным. — Живо все вышли! — крикнула Ангелина. — Я должна поговорить с тобой наедине, Астрид.

— Но, Ангелина! А как же Закон? Он запрещает нам это делать! — недовольно высказался Михаил.

— Если вы подчиняетесь Законам, то скажите мне, генерал, — сухо принялась заявлять Валка, как прежде: — какой из Законов страшнее — подчинение старым запретам, которые определённо не поспособствуют нам победе в развязанной Адом войне? Или же прямое неподчинение приказам своей Ангелины? — ещё немного, и Валка разгневалась бы до неузнаваемости. Астрид охватил лёгкий мандраж. Ей совершенно не хотелось знать, на что мог быть способен разъярённый предводитель Военного Совета Праведных Десяти. Её гнев мог оказаться в сотни раз ужаснее самого взбешённого демона в Аду. Другие восьмеро генералов, похоже, склонялись к позиции Ангелины.

Пристыженный Михаил, понимая, что хуже всего — неподчинение и недоверие своему командиру, замолчал. Затем обратился к остальным и произнёс:

— Вы слышали приказ Ангелины? Всем выйти! Мы будем ожидать в коридоре, Ангелина Валка, — почтительно поклонился ей другой из генералов.

Девять доверенных полководцев встали из-за своих стульев и, спокойно маршируя, направились в коридоры хода, ведущего в обитель из общего зала Великого Храма. Валка также встала из-за кресла. Она спешно подошла поближе к юной девушке. Та, в свою очередь, последовала примеру Валки. Когда они приблизились друг к другу, Астрид, не задумываясь, занесла руки за затылок. Быстро развязав чёрные нити, что удерживали округлый амулет, она спешно надела его на Валку.

— Что ты сделала? — возмутилась поначалу Ангелина.

Однако спустя секунду по круглому медальону пронеслись чёрно-фиолетовые линии. Они устремлялись из одних проёмов между линиями на рисунках амулета в другие, словно искали выход из лабиринта. Странные маленькие игривые огоньки на амулете неожиданно передали частицы своей мощи разуму Валки. Сначала у той изумруды глаз сменили цвет на тёмно-сапфировый. Она услышала голос. Звучал он словно из отдалённого, давно позабытого ею прошлого. Ласковый, чуть низкий, наполненный любовью. В нём ощущались оттенки отчаяния и боли от потери… и пребывания в долгом одиночестве. Астрид также уловила его своим слухом:

«Валка, дочь моя! Услышь мой голос. Та доля моей проклятой силы, что окутывала меня в Аду, сохранилась, когда вознёсся назад, к своим братьям и сёстрам в Рай. Как ангел, пророчествующий словами Бога Нашего, я осознал одну истину — совершённое мною деяние и проклятие, сделавшее меня Неприкаянным… всё было неспроста.

Сейчас я жажду прежде всего одного — чтобы наша семья воссоединилась. Девушка, что вернула давно потерянный тобой амулет, предназначена Судьбою твоему сыну. Они безумно любят друг друга. И не могут разлучаться надолго. Я знаю это. Я видел это. А их любовь способна защитить Три Мира, что находятся всего в одном шаге от уничтожения. Война действительно началась. Но остановить её ещё не поздно. Ты — командир ангелов. Твоё слово — слово великое для них. Они должны тебя послушать. Если не сумеешь их убедить, отправляйся в Ад как можно скорее. Защити своего сына. Моего внука. Ибо его роль ещё не сыграна в этой истории. Пророчество не исполнится, что когда-то я зачитывал, будучи в Аду. Если оно не исполнится, и ангелы совершат задуманное — Миры падут. Все три. Тогда нас ожидает лишь Пустота. Берегись её шёпота. И ужаса, которым она питает сердца. Останови войну, пока ещё не поздно…»

Неожиданно холодный взгляд Валки сменился тёплым и вразумительным. Она оглядывалась вокруг, совершенно не понимая, каким образом вообще тут очутилась. Настолько неприятная атмосфера и этот… жуткий вид из окна — словно там непроглядный серый туман, а ещё ниже, если взглянуть, располагалась чернеющая бесконечная форма. Только это была не тьма. Куда крайне зловещее, омерзительнее… запросто вселяющее страх и ужас в сердце даже самого стойкого и смелого воина.

Быстро проморгав несколько секунд, Валка поглядела на Астрид. Та пыталась понять, удалась ли задумка Кемуэля. Когда Валка заговорила более ровным, спокойным голосом, юная Хофферсон сообразила, что всё получилось, как надо:

— Ты вернула мне рассудок, Астрид, — улыбнулась Валка. Затем в её глазах проступил ужас: — Так ты говоришь, Иккинг сейчас в Аду? Но… как, во имя всего святого, он там оказался?.. — спросила шокированная Валка.

— Это… очень длинная история, — закинула руку на затылок, словно собираясь его почесать, ответила Астрид. — Но я не лгу. Он действительно там. В гуще всех этих событий.

— Но как твоя душа оказалась здесь? Ведь ни одна смертная душа не может сюда проникнуть? — удивилась Валка.

— Меня сюда направили с помощью слов, произнесённых на рунном языке.

— Выходит, ты оказалась здесь отнюдь не случайно, — задумалась Валка, слегка почесав подбородок. — А, Кемуэль… это же…

— Да… Абстрагирус. Он погиб в Долине Обречённых, и его душа вернулась в Рай. Он и направил меня к вам. Чтобы вы помогли остановить безумие, — голубые глаза источали неподдельное волнение и тревогу: — Вы ведь отмените атаку на Ад? Там же Иккинг! Он наверняка сейчас смертен, и, если ангелы придут…

— …Они убьют его вместе с другими, — завершила мысль Валка. Беспокойство девушки за своего возлюбленного передалось и ей.

Неожиданно у командира ангелов возникла в голове идея, что можно предпринять. Только она собралась её озвучить, как из амулета вновь послышался голос её отца:

«Дочь моя, есть ещё кое-что, о чём ты должна знать. Я узнал об источнике силы, питающем Десятую Обитель Великого Храма. Сила эта безудержна и опасна. Она и есть источник твоего безумия. Остерегайся этой силы, ибо, надев амулет, она попытается найти новый источник, на котором будет паразитировать».

Неожиданно из живота Ангелины поспешила вылезти наружу жуткая, мерзкая слизь серебристо-белого цвета.

— Что с вами происходит? — в ужасе Астрид прикрыла рот левой рукой, уставив палец и свой ошалелый взор на её живот.

Валка сжала зубы от неприятных ощущений. Режущая боль пронизывала её нутро. Однако длилась она недолго. Через секунды три Валка ощутила небывалое душевное облегчение. Как зверь, с которого скинули сто плотно прижимающих его к земле цепей. Валка вздохнула легко. Будто человек, наслаждающийся приятным моментом в своей жизни.

— Во имя Бога, я не понимаю… А-А-А!!! — истошно завопила Хофферсон, когда в её нутро стремительно стала пролезать эта непонятная сущность, что спешно покинула Валку. Было ясно одно — амулет, что передал своей дочери Неприкаянный, гнал от своей владелицы омерзительного рода нечисть. Нечисть, что многие годы владела сознанием, разумом и телом Валки. Ангелина обрела рассудок после стольких лет пребывания в плену у непонятной субстанции…

Астрид согнулась. Пытаясь отдышаться, словно после марафона, она оперлась ладонями на колени, припав к холодному полу. Валка опасалась худшего. Ибо та не успела заметить, насколько быстро — если не молниеносно — отвратительная субстанция успела проникнуть в юную девушку. К сожалению, опасения Валки подтвердились.

— НЕТ!!! Прочь из моей головы!!! — кричала Астрид, словно в адских конвульсиях.

Она согнулась пополам, крепко взявшись за голову. Несчастная сжимала зубы с такой силой, что они едва не поломались, а глаза — чуть не полопались от напряжения.

Не игнорируй меня… мой ш-ш-шёпот повс-с-сюду… и нигде… меня…. множес-с-ство… не борис-с-сь с-с-со мной… с-с-стань единым целым… с-с-со мной… не с-с-сражайссся… вс-с-се попытки напрас-с-сны… Никто не преодолеет с-с-силу моего зс-с-сова… — ужасный, оглушительный шёпот проносился в голове Астрид с такой мощью, что казалось, она оглохнет… Затем шум начал усиливаться и разборчивость в нём стремительно угасала… Астрид старалась сопротивляться… Неожиданно её сердцебиение усилилось. Она начала стонать от боли… кричать… но при этом, ей казалось, что никто не слышит её.

Так и было. Валка лишь видела, как девушка сходит с ума… Как неведомая сила, что её саму удерживала, как животное в клетке, постепенно одолевает несчастную. Валка присела рядом с ней, громогласно повторяя ей несколько раз:

— Астрид, борись с ней! Не дай ей завладеть твоим разумом! Ты — сильная. Сражайся! Не слушай её шёпот! Не позволяй ей одерживать над тобой верх, ломая разум и душу! Борись, Хофферсон!

Однако шёпот приобрёл такую силу звука, что мощный, разносящийся по всему подземному своду голос Ангелины не доходил до ушей Астрид. Неразборчивые слова разрывали связь с её прежними целями, стремлениями, мыслями… Только этот с ума сводящий шёпот начал обволакивать её с головы до ног. И, вдруг… спустя пару секунд… всё закончилось.

Астрид приподнялась и выпрямилась, подобно генералам ангелов. Теперь она, а не Валка, смотрела на всё вокруг холодным непроницаемым взглядом. Голубые глаза переливались неестественными оттенками серебра. Астрид сложила руки по бокам и крикнула так громко, что находящиеся в десяти метрах от двери генералы услыхали её голос:

— Валка, ты — предательница!

Ангелы мгновенно ворвались внутрь Зала, обеспокоенные поведением сначала Астрид… А затем, Валки. Они заметили перемены во взгляде, в мимике своего лидера.

— Она собирается бежать к нашим врагам. Именно поэтому ваш командир собрала вас здесь, чтобы отменить наступление и позволить демонам спровоцировать своими безумными действиями войны на Земле!

Михаил был несколько удивлён заявлениями девушки, которую никто ранее не видел на Совете. Однако на шее Астрид больше не присутствовал защитный амулет Кемуэля. И она с лёгкостью, незаметно для себя, стала проходить проверку на лживость другими ангелами. Те ощущали её мысли. И, как ни странно, они узрели в словах Хофферсон чистую правду.

— Мы схватим её. Но у нас теперь нет командира. По Закону, предателя-командира надлежит судить. Приводящий приговор и становится новым Предводителем Праведных Десяти. Но далеко не всякий может назначаться судьёй. Только тот, кто раскрыл коварный обман, имеет на это право, — цитировал Михаил один из Законов Священного Кодекса.

— Значит, я определю приговор Валке, — сухо отрезала Хофферсон, поглядывая на ту злыми, исполненными гнева глазами.

Неожиданно для генералов Валка вооружилась своим мечом. Лезвие загорелось синим пламенем. Она приготовилась сражаться. Защищаться. Прорубать дорогу мечом, дабы сбежать из этого Междумирья и прийти на помощь своему сыну. Однако жёсткий голос её отца вновь пронёсся шёпотом из амулета:

«Не думай сражаться! Сдайся! И надейся на милость Божью. Только так есть шанс, что ты спасёшься».

Ангелы вооружились, перегородив путь к бегству из Зала Совета. Но потом сложили мечи. Они увидели, что Валка покорно положила свой меч на стол переговоров. Астрид незамедлительно вооружилась её клинком. Сделав это, вокруг неё взвихрились белые потоки энергии, будто шквалистый ветер. Через несколько секунд из её лопаток выросли белоснежные огромные сгустки перьев. Ещё через мгновение они образовали крылья. Меч покорно подчинился новой владелице. Астрид медленно подступила к пятившейся назад Валке. Отступать той было некуда. Маленький балкончик, расположенный за окном, к которому прислонилась спиной бывшая — как уже стало ясно всем — предводительница ангелов, был ей по пояс.

— Тебя буду судить Я, Валка Хэддок, — суровым, бессердечным тоном произносила Астрид, не сводя очей с «зажатой в угол» Валки. — И я постановляю — ты — виновна в измене Совету. В измене Раю. За твоё вероломство я, Астрид Хофферсон, приговариваю тебя к смерти.

— Астрид, подожди! Неужели ты готова перечеркнуть всё, ради чего стремилась, одним отвратительным поступком? — внезапно в голубых глазах мелькнул почти незримый проблеск. Душа Астрид словно услышала её сквозь терзающий шёпот странной субстанции. Она вновь предприняла попытку одолеть зло, проникшее в неё. Её силы хватило лишь на две секунды. Затем очи сменились сероватыми бликами — хладнокровными, жёсткими, лишёнными милосердия. Спустя ещё две секунды всё было кончено.

Астрид пронзила клинком сердце Валки Хэддок. Пылающее синее пламя не сожгло душу зеленоглазой женщины, как можно было подумать. Однако её крылья посыпались огромным снопом. Так умирали ангелы — их крылья перьями сыпались на землю… в остальном их смерть была схожа с гибелью земных людей. Последнее, что узрела юная Хофферсон после исполнения «приговора» — слёзы, стремительно побежавшие по щекам матери Иккинга. Нутро Астрид вновь попыталось справиться со злом, что опутало её. Боль от ужасного действия давала настоящей Астрид сил. Однако и в этот раз их не хватило, чтобы одолеть внутреннего врага. Валка словно поскользнулась и, спустя мгновение, угодила прямо в бездонный серый мрак, стремительно падая, растворяясь в его непроницаемом, серебристом покрове.

Никто из девяти генералов не испытал ни жалости, ни сочувствия, положенного их прежнему командиру. Невольно возникшее затишье решился прервать Михаил.

— Астрид Хофферсон! — та развернулась к генералу. — По нашему Закону, как раскрывшая предательство и коварный план врага, а также вынесшая приговор предателю, ты занимаешь место предателя. Отныне ты — наша новая Ангелина Праведных Десяти, — затем все командиры достали свои мечи из ножен на поясах и развернули руки тыльной стороной, держа клинки в раскрытых ладонях, в горизонтальном положении. — Мы вручаем тебе командование нашими силами. Каков будет твой первый приказ, Ангелина Хофферсон?

Через три секунды она полным ненависти и беспощадности тоном заявила:

— Выступаем немедленно! Пора сокрушить наших врагов, по чьей вине Рай и Земля страдают уже столько лет! Не вмешаемся сейчас — будет поздно. Михаил! — суровым тоном произнесла имя длинноволосого ангела. — Готовьте войска. Направим их ровно так, как вы предложили. За одним исключением.

— Каким, Ангелина?

— Все четыре отряда примутся атаковать одновременно. И ещё — вострубите о своём появлении! Чтобы демоны знали — кара неминуема!

— Моя госпожа! — заговорил один из генералов. — Вы поведёте войска?

— Да. Отправляемся сейчас же! Время разговоров прошло! — распоряжение новой Ангелины было совершенно чётким и ясным.

Шестнадцать тысяч ангелов направлялись через портал из Рая на Землю, а оттуда — в Ад. Летя, шагая, сверкая в блестящих доспехах, рядовые воины, Серафимы и их генералы во главе Ангелины Хофферсон устремлялись в Ад лишь с одной целью — уничтожить всех его обитателей под корень.

Рай объявил войну Аду. Кемуэль, узрев это в водах пещерной реки, горько вздохнул: «Битва неизбежна…»

И впервые, за множество прожитых столетий, он засомневался в полученном от Бога видении. В шедших в его голову мыслях. Когда он увидел, как Серафимы принялись с помощью своих сил открывать порталы в Ад, а четыре воинства ожидало приказов к атаке, то произнёс один тревожный вопрос: «Всевышний, неужели больше нет надежды? Неужели мы действительно проиграли?»

Глава опубликована: 01.11.2021
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх