↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Кастелян (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Повседневность
Размер:
Макси | 1383 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Мэри Сью, ООС, От первого лица (POV), AU
Серия:
 
Проверено на грамотность
Как работает «Акцио»? Что можно сделать с трансфигурированной иглой? Как летают почтовые совы? Где купить сквозной кошелёк? Зачем мне эта палка?

На одиннадцатый день рождения Гарольда Поттера находит бородатый великан в кротовой шубе, насильно впихивает ему кучу непонятных вещей и отправляет в самый настоящий волшебный замок. И единственное, что непонятно юному магу – чего от него хотят все эти люди и как можно было довести замок до такого скотского состояния?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Яркий Марс под ногами

— Что ты… Это по поводу него, да? — Гермиона посмотрела на куницу. — Что-то не так?

— Наоборот, с ним всё очень хорошо. Я рад, что он не такой… бесхитростный и доверчивый. Извини уж, говорю как есть.

— Ага… добавь ещё, что у нас теперь хоть одни мозги на двоих будут, — с горечью сказала Грэйнджер.

— Шутишь — значит, отогреваешься, — кивнул я. — Мозгов у тебя своих хватает. Я надеюсь, что он научит тебя критичности. Здоровому недоверию. Навыку думать своей головой.

Гермиона не ответила. Я помолчал.

— У меня опускаются руки, Гермиона. Честно говоря, я больше не знаю, чем помочь, и готов отойти в сторону. — Я кивнул на патронуса. — Это — последняя попытка.

— А…

— Ты вроде бы прислушиваешься к доводам, соглашаешься с анализом ситуации постфактум. Но потом приходит Уизли, плетёт тебе очередную чушь — и ты со всей своей инициативой вляпываешься в очередную вонючую историю. Тебя достаточно поманить сказкой о том, что Великое Дело Добра опять в тебе нуждается — и ты без оглядки кидаешься в огонь за очередными каштанами.

— Но разве это не… — Грэйнджер запнулась. Наверное, прокручивала события последнего часа, уточняя общую картину своего мира.

— Да, сегодняшняя ночь — хороший пример. Кто притащил безусловно криминальное яйцо в Хогвартс? Кто его высиживал, затягивал до последнего, заставлял себя уговаривать? Кто остался в хижине, пока вы пёрли ящик в руки авроров? Главный любитель животных вообще не засветился в этой истории, а вы едва не поставили крест на своей дальнейшей судьбе.

Я вздохнул. Посмотрел на куски балахона, лежащие на траве.

— Ну и что в итоге? Может, он вас поблагодарил? Пригласил на чай, сердечно извинился? Сказал, что не мог иначе? Пообещал вступиться в ответ, если что? Нет? Конечно, нет, — я показал на ближайший тлеющий лоскут. — Он отправил нас сюда.

Грэйнджер изменилась в лице.

— Ты думаешь, что Хагрид… и это… эта тварь…

— Нет, — вынужденно признал я. — Не думаю, что тот, кто инструктирует Хагрида, предполагал здесь наличие дементора. Это, знаешь ли, такой скандал… Для сведения, именно эти твари охраняют тот самый Азкабан. Я это знал в теории, но ощутить на своей шкуре…

Гермиону начала бить дрожь. Наверное, она наложила полагавшийся им срок на этот кошмар, размноженный и поставленный охранять. Встрепенувшийся патронус заглянул ей в глаза. Из меня потекла энергия. Ну да, вызвал-то его сегодня я. Грэйнджер пока не может держать его так долго. Патронусу, кстати, сейчас некомфортно. Моя Ночь перешла ко мне «на постоянное жительство» тоже не сразу. Так что потерпим оба.

— Тогда откуда здесь *этот*…

— Не знаю. Я многого не понимаю, Гермиона. Пока что предполагаю, что кто-то, играющий против условного руководства Хогвартса, поставил здесь свою ловушку. Не на нас. Слишком матёрый хищник. Эта тварь нам не по зубам, Гермиона. Чудом выжили.

— Но Хагрид ведь послал тебя именно сюда. Я потому и…

— Значит, изначально здесь что-то было и для меня. Не знаю… Кстати!

Я зажёг «Затмение» и послал его по тропинке. Метров через тридцать светляк осветил кучу чего-то белого, лежащего на дорожке и подходящего по размерам. Ауры нет. Ни дать ни взять — дохлая лошадь.

— Потеря найдена. Но мы к ней не пойдём, она на земле кентавров лежит. Пусть табун этой пад… трупом занимается.

Мне надоело сидеть на земле. Я достал пару чурбаков, которые ношу для разных хозяйственных нужд, и мы уселись на них.

— Ещё шоколада? Бутерброды?

Бутерброды были разобраны влёт. Голод пробудился, как у того дементора.

— В общем, Гермиона, начинай думать сама. Я здорово рискую, рассказывая и показывая тебе это. И дальше уже, наверное, не…

— Я никому не скажу!

— Даже Дамблдору?

Грэйнджер запнулась.

— Не буду ставить тебя перед выбором. У тебя просто прочитают это из памяти. Без твоего согласия. Ты и не заметишь ничего.

— Что? Разве такое возможно?

— Осторожно поинтересуйся такими дисциплинами, как легилименция и окклюменция. Первая у нас осуждается, она о том, как залезать в мозги; вторая — не афишируется, она о защите от любопытных.

— Так что же, получается, любой может…

— Не любой. Я у нас только нескольких преподавателей в этом заметил, — я вздохнул. — Хочу повиниться. Твои серёжки — защита разума, Гермиона. Извини, рассказать не мог. А проболтаешься теперь — сама виновата будешь.

— Жаль. Я как будто соображать в них лучше стала.

— Они и концентрацию повышают немного. Но главное — тебя в них не…

— Погоди… — Грэйнджер внезапно напряглась. — А… ты всё время говоришь, что устроил мне… ну, патронуса. Так это что же…

Задумчивость на её лице сменилась подозрительностью, а затем — страхом. Она попыталась отодвинуться.

— Это… вот это всё — это ты устроил? Этот… эту тварь?

— Молодец, начала думать своей головой, — сказал я спокойно, стараясь не делать резких движений. — Теперь подумай чуть дальше: идти за мной наперекор Хагриду — тоже я заставил? Путь назад замазал? Бежать не дал?

Наверное, Гермиона покраснела. Не знаю, света маловато.

— Прости, я…

— Ничего. Предпосылки отчасти верные. Я не знал, что здесь будет дементор. Знал бы — и сам не пошёл, и тебя не пустил. Обругал бы, оскорбил, загнал плакать в туалет — но не сюда.

— Знаешь что, я сама могу…

— Но, как я уже сказал, отчасти ты права. Я предполагал, что ты можешь получить защитника. — Я достал рисунок Луны. — Вот, смотри.

Наш сегодняшний бой. Мальчик с тёмно-синим щитом, девочка с белым мечом. Наши патронусы вполне узнаваемы. Кудри у девочки — тоже. Всё умещается на одной половине листа.

А вторая половина занята огромным серо-чёрным пятном.

— Кто это рисовал? Художник?

— Будешь себя хорошо вести, познакомлю.

— У него хорошо получается аниме!

— Да… принёс ей на свою голову один детский комикс. Испортил девчонку…

— Так это девочка? А…

— Поступает в Хог в этом году. Бери себе рисунок. Как знал, что тебе понравится. Это оригинал, я себе копию сделал.

Гермиона достала учебник из сумки и бережно поместила альбомный лист между страниц. Я вздохнул. Как же просто её пока что сбить с толку. Отвлеклась на понравившуюся картинку и забыла спросить, откуда художница могла знать нарисованные события заранее. И почему я тоже отношусь к этому серьёзно.

Надо отдать должное: нарисовано красиво. Это мне Луна «детскую мазню» подсовывает, а вот Гермионе достался уверенный, профессиональный аниме-эскиз. Хм… А не потому ли он таков, что предназначался Гермионе изначально? Ей, похоже, нравится именно этот жанр?

— Гарольд… расскажи мне о них, — она кивнула на свою куницу.

— Ты ж слышала слово «Патронус» ещё от Перси на первом банкете. Неужели не порылась в библиотеке на предмет всего, что о них там есть?

— В книгах очень немного и всё по-другому. Все патронусы — сгустки белого света, иначе и быть не может. Но у тебя… ну…

— Договаривай.

— Но это же правда, — Гермиона посмотрела на мою сову. — Как может патронус быть тёмным? В книгах пишется, что тёмные маги не могут вызвать защитника! Когда один тёмный маг, Разидиан, произнёс заклинание «Экспекто Патронум», его облепили личинки и сожрали!

— Ну какая же Ночь тёмная, если в ней — все звёзды Вселенной? — я протянул руку, и Ночь слетела с плеча на мою ладонь, чтобы Гермиона могла лучше её рассмотреть. — Ты хоть представляешь, сколько это света?

— Ну…

— Эдак ты весь космос тёмным обзовёшь, — сказал я, глядя в глубокую синеву. — Тьму мы сегодня видели, Гермиона. Иным на всю жизнь такого хватает.

— Ты прав, — вздрогнула Грэйнджер. — Прости… Ночь.

Сова перелетела ей на плечо. Взревновавшая куница в шутку прыгнула на птицу, сова увернулась. Началась стремительная чехарда вокруг нас.

— Синева — это магия пространства. Сумки с расширением, аппарация. Платформа девять и три четверти. Смотри, — я выпустил немного Пустоты, и тропинка на короткое время превратилась в дорогу, расширившись на десяток метров и отодвинув заросли от нас. — Нейтральная, полезная магия. Только не болтай об этом особо, ладно?

— Ну… ладно. Но кто же тогда они такие, патронусы? В книгах говорится, что это просто заклинание, принявшее форму зверя. Но ты же с ними разговариваешь. Как заклинания чему-то учить могут?

— Ты задаёшь вопрос, над которым бились тысячи магов. Есть десятки версий, но ни одна не раскрывает и малую часть их сущности. Мне, например, нравится вот эта: патронусы — это бывшие волшебники. Маги, добившиеся невероятного могущества, ставшие бессмертными, избавившиеся от привязки к физическому телу, перешедшие в энергетическую форму. Им уже не интересны проблемы смертных, они играют галактиками и творят новые вселенные, их время — вечность, а ресурсы — вся энергия мира… И вот однажды некоторые из них возвращаются. Выбирают новорожденного и становятся его ненавязчивым опекуном.

— Но… зачем им это?

— Ты ещё спроси, в чём их выгода. Может быть, за определённой гранью мудрость побеждает зло, и остаётся только бесконечная доброта и забота. Если оно так, это даёт стимул и цель — продолжать жить дальше в окружающей грязи и безнадёжности. А может, они — просто существа из другого мира с другой моралью, отчего-то очень многое знающие о нас.

— Но в книгах…

— Забудь о книгах. То есть не забывай, но переосмысливай под то, что видишь. Твой критический взгляд — первичен. Я принесу тебе свои конспекты по патронусам, почитаешь предметнее. А сейчас… — я посмотрел на широко зевнувшую куницу. Нет, ну что за актриса, а? — Давай отпустим твою защитницу. Для первого раза она очень устала.

— Ой… конечно. Спасибо, что помогла… помог…

Куница крутанулась, запрыгнула Гермионе за спину… и больше не появилась. Моя сова также сочла свою миссию выполненной и скрылась в лесу.

— Не вызывай её некоторое время. Хотя бы до конца каникул, а лучше две-три недели. Дай ей отдохнуть.

— А как их вызывать? Заклинанием?

— Забудь о заклинании. Когда их выдёргивают палочкой, выдавливая из себя «счастье», — это как удар кнутом по дрессируемому животному. Они не зверушки. Будешь стегать — будут делать только то, что в книгах, печально ожидая, пока поумнеешь.

— Но ты же…

— Это было другое. Другое заклинание, никаких счастливых воспоминаний, и только один первый раз. Я пробивал Гр… проход, в общем. Мы с совой, точнее. Как-нибудь расскажу подробнее.

— А почему…

— Время позднее, и чую я, оно заканчивается. А потому соберись и запомни правила безопасности.

— Правила?

— Первое. Классический вызов патронуса — заклинание очень затратное. Его осваивают на шестом курсе. У редких одарённых получается на год-два раньше, но — не в двенадцать лет. Далее, внимание! Беспалочковый патронус — редчайшая магия. Только очень сильные волшебники… наверное. К тебе это не относится, не улыбайся. Хотя задатки есть. Наши патронусы — результат правильного вызова. А потому… а закончи-ка мой вывод!

— Э-э… не демонстрировать окружающим своего патронуса до пятого курса и никогда не вызывать его без палочки? Но почему? Почему нужно прятаться? И как тогда мне у него учиться?

— Насчёт «как учиться» — патронусы могут присутствовать невидимо для других. Думаю, твоя куница учтёт твои нужды и обучит этому одним из первых пунктов. Насчёт «прятаться»… — Я вздохнул. — В сентябре мне это посоветовал один умный человек, и я до сих пор не пожалел, что последовал его совету. Но вот почему — опять же, до сих пор в полной мере не знаю. Могу высказать одно из соображений.

— Ты — маглорождённая. Заступиться за тебя некому. К счастью для маглорождённых, они обычно не блистают способностями. И, сама понимаешь: одно дело — беспомощный и бесполезный, и другое — беспомощный и одарённый.

— Но как на меня можно…

— Воспользоваться твоим незнанием — раз. Происшествие на башне — тому пример. Шантажировать угрозой родителям — два…

— Родителям?!

— А вот и не доводи ситуацию до того, чтобы у них соблазн ненужный появился. Умеешь считать до десяти — остановись на трёх. Вот тебе домашнее задание: подумай, почему во все эти авантюры втравливают тебя? Почему не шиложопых Томаса и Финнигана, а прилежную Грэйнджер?

— Но… Невилла тоже ведь… а за него есть кому заступиться. Там хоть и одна бабушка, но какая!

— Хороший вопрос, Гермиона. Почему втравливают чистокровного наследника, за которого может заступиться родовая магия. И на него я пока ответить не могу. Это какое-то странное исключение. Скажу так: бабушка не на нашей стороне. То есть не на моей. И потому связываться с этим я не буду. Легко шею свернуть можно. Это не просто чистокровный род. Это — древний и священный род. Родовую магию трудно перешибить.

— Ты употребляешь много непонятных слов, но это я сама почитаю. А во-вторых?

— Э-э… а, да. Давай придумаем, что мы тут увидели. Сама понимаешь, про дементора сообщать не стоит. Нас сразу спросят, как мы выжили и, главное, куда он делся.

— Я не знаю. Есть мысли?

— Скажем, так… Пришли по следам, увидели дохлую… то есть лежащего на земле единорога. А над ним… кто-то в балахоне склонился и… кровь пил.

— Чего?

— Я встречал намёки на не очень хороший способ использования крови единорога. Интересная субстанция, я недаром сказал тебе не прикасаться. У единорогов это — один из способов природной защиты: кровь, которая проклинает убийцу… ну, и тех, кто с ним придёт или смертью воспользуется. Но если убийца небрезглив и умеет защититься от проклятия — кровь довольно целебная. Ну, если от заразной гангрены в её составе защититься можешь.

— Фу! — Гермиона осмотрела землю под чурбаком внимательнее. — Ну ладно, кто-то пил кровь, в балахоне. И?

— И… и тут он нас заметил. Зашипел, вытянул руку и попёр на нас.

— Попёр? Может, полетел?

— Не надо мистики и намёков на дементоров. Описываем предположительно человека в балахоне с капюшоном — обычного роста, шагающего ногами. Лицо скрыто тенью, только серебряная кровь на балахон капает.

— Ага. Ладно, он на нас прёт, а что же мы?

— И мы… О, точно! Тут из зарослей выскочил кентавр и саданул его копытами в бочину. И этот… гемофилик упал, вскочил и побежал.

— А кентавр остался и…

— Нет, мы не сможем достоверно воспроизвести ту пургу, что они обычно выдают в незащищённые уши. Кентавр, не гася инерцию, погнался за ним в лес. Мы вообще его едва рассмотрели. Цвет волос, пол, масть, оружие — мы не помним. Сильно испугались и ничего не запомнили. Напирай на испуг, на него всё можно списать.

— Годится. Кстати, а когда мы искры пускать будем?

— Не знаю. Если честно, мне было интересно увидеть, кто и в каком виде сюда придёт, но завтра рабочий день, а сон нам всё ещё необходим. Хотя, формально, мы завтра отсыпаемся после несостоявшейся астрономии.

— Погоди. Что значит «в каком виде»?

Я вздохнул.

— Рассмотрим два варианта. Первый. Ты честно отправляешь ребёнка в безопасное место прогуляться по следам. Он куда-то пропадает. Твои действия? Поднять тревогу, пойти следом, начать искать, звать и грозить всеми карами за игру в прятки. Так?

— Ну…

— Второе. Ты отправляешь кого-то на заведомо… плохой маршрут. Если он шлёт зелёные искры — можно с опаской идти и принимать работу. Если красные… не спешить на помощь, на всякий случай. А вот если ученик пропадает с концами… — я помолчал и закончил тихо: — ты ждёшь утра и забираешь то, что осталось. Ночью это делать опасно.

— Ты… думаешь, нас совсем списали?

— Это был бы совсем плохой вариант. Я просто хочу посмотреть, насколько хватит терпения у ждущего нас Хагрида. И… насколько настороженные, насколько защищённые сюда придут… те, кто придёт.

— Думаю, это уже чересчур. Нас…

— Тихо!


* * *


Послышался копытный перестук. К нам приближалось что-то лошадиное в количестве более четырёх ног. Шагом.

На дорожку вышли два кентавра. Рыжей и чёрной масти. Или гнедой и вороной? Или брюнет и шатен?

Кони-переростки остановились метрах в пяти от нас, обдав лёгким запахом конского пота. Мельком оглядев сидящих на земле детей, они повернулись друг к другу и синхронно уставились на небо. Пауза затягивалась.

— Марс сегодня особенно ярок, — сказал рыжий. Гнедой задумчиво покивал головой. Компания опять надолго замолчала.

— Лес скрывает множество тайн, — наконец ответил брюнет. — А уж если Марс такой яркий…

Нда. И во всём лесу не нашлось места для неспешной беседы двух философов… Впрочем, в эту игру можно поиграть вдвоём.

— Гермиона, — сказал я негромко, прекрасно осознавая, что копытные уверенно меня слышат. — Когда было последнее *соединение* Марса, ты не помнишь?(1)

— Этой зимой, — без запинки ответила Гермиона. — В декабре-январе.

— Стало быть, прошло всего четыре месяца, — вздохнул я. Промежуток между соединением и противостоянием Марса — примерно год. — Да, Марс особенно ярок.

— Это шутка такая, что ли? — с подозрением уточнила Грэйнджер. — Он сейчас *под* горизонтом, градусов сорок к надиру.

— О! — воодушевился я. — То есть мы даже могли бы его увидеть, не будь тут этой дурацкой тверди?

Я поднял голову вверх. Высоко в небе горела яркая планета.

— Юпитер сегодня особенно ярок, правда, Гермиона?

Оба звездочёта давно прекратили профессиональную беседу и мрачно пялились на нас.

— Как полагаешь, что предвещает нашему миру выход на сцену блистательного короля планет?

— Вы нарушили границу территории Табуна! — рыкнул рыжий.

— Межевой камень — в десяти метрах за вами, уважаемый, — сказал я, не отрывая глаз от Юпитера. — Жаль, моя любимая Вега пока не в фаворе. Деревья эти ещё вокруг…

— Вы подошли слишком близко к границе! Полоса в сотню…

— Уважаемый, — я опустил взгляд. — Граница пролегает по межевому камню. Не в сотне метров, не в сотне миллиметров, а строго по камню. Иначе сегодня это сотня метров, завтра — две, а потом нам придётся передвигать Хогвартс, потому что он стоит слишком близко к вашим границам.

— Вы нервируете стражей!

— На своей земле я могу делать, что хочу. Хоть задницу показывать. Иначе, как я уже сказал, завтра ваших стражей начнёт нервировать Хогвартс.

— Там, — вступил в беседу «брюнет». — Мёртвый единорог. Это вы его убили!

— Над трупом вьются мухи. Вы правда думаете, что мы ждали здесь ваших обвинений больше суток?

— Гарольд, — вдруг вскинулась Гермиона. — Это же они — те, кто пришёл за нами! Ну, то есть…

— Не думаю, — вздохнул я. — Это просто сильные воины, которым не хватает духа предъявлять обвинения реальному убийце их единорогов.

— Ах ты, наглый жеребёнок! Ронан, нам стоит задержать их и…

— Довольно, Бэйн! — из зарослей вышел третий кентавр — молодой блондин серой с яблоками масти. — Вы разве не поняли? Это — сын Поттеров. Он не может быть убийцей!

— Я бы закатал эти слова в рамочку, — вздохнул я. — И прибил на стене в Большом зале.

— Детям людей не место в ночном лесу, — обратился ко мне молодой кентавр. — А тебе — особенно. Чем раньше вы покинете это место, тем лучше!

— Флоренц, прекрати! — взрыхлил копытом землю рыжий. — Мы поклялись не препятствовать тому, что должно случиться по воле небес. Разве танец планет не показал нам, что произойдёт в ближайшее время?

— Ты что, Ронан, не видишь этого единорога? — яростно крикнул Флоренц. — Ты не понимаешь, почему его убили? Звёзды открывают это предельно ясно, разве не так?

— Ага, — скептически буркнула Гермиона, глянув на небо. — Марс сегодня яркий.

— Это Юпитер, а не Марс, жеребица, — досадливо осадил её Флоренц. — Чему вас только в школе учат?

Грэйнджер аж рот открыла от такой подставы.

— Всему понемногу, — скосил я глаза на парочку «философов» и перевёл разговор в более конструктивное русло. — У вас есть предположения, кто и зачем режет ваших единорогов?

— Так а разве… — удивилась Гермиона.

— *Та* тварь убивает иначе. Выпивает и порабощает душу, оставляя бездушное, но *живое* тело, — ответил я ей негромко. — Ну так что?

— Гарри Поттер, — внимательно посмотрел на меня Флоренц. — Вы знаете, зачем нужна кровь единорога?

— Свежая? Сильное исцеляющее действие с последующим побочным эффектом в виде гангренозного проклятия. И меня зовут Гарольд, уважаемый.

— Звёзды говорят иное. Итак, её решается пить тот, кому больше нечего терять. Ибо убийство единорога — чудовищное преступление, расплата за которое наступает всегда. Рано или поздно.

— Кто же будет пить такое исцеляющее зелье, если оно тебя всё равно гарантированно убьёт? — спросила Гермиона.

— Только тот, кто в ближайшее время надеется раздобыть напиток, который полностью восстановит его силы и сделает бессмертным… Мистер Поттер, вы знаете, что сейчас спрятано в школе?

— Там очень многое спрятано… Уважаемый Флоренц, если вы сейчас произнесёте слова «философский камень», я с сожалением запишу ещё одного образованного разумного в банду клоунов, усиленно натягивающих на меня байку о всемирном заговоре со Снейпом во главе.

— Поттер! При всём уважении, вам не кажется, что Запретный лес в начале второго — это чересчур даже для вас? — через заросли к нам ломился кто-то знакомый. — Вы совсем охренели по случаю наступившей весны?

Как всегда, он появился внезапно. Определённо, «Снейп» — это какое-то глобальное заклинание. Главное — при произнесении вербальной части не ожидать, что вызываемое лицо может оказаться рядом.

— Да вы ещё и не один! И кто у нас…

— Гарольд, это он! — воскликнула Гермиона. — Я же тебе говорила, а ты не верил!

— Нет, это не он. Вломился без защиты и даже без палочки в руке, — я вздохнул. — Доброй ночи, профессор. Вы не поверите — мы на отработке.

Снейп был в походной мантии, зачарованной на не-зацепистость к кустам и репейнику, и с увесистой сумкой на плече. Наверное, вышел за ингредиентами.

— Разумеется, не поверю, таких отработок не бывает. Сожалею, Поттер, ваш с Грэйнджер случай будет вынесен на педсовет. Правила в этом моменте однозначны.

— Нет проблем. Наконец-то Распределяющая шляпа удовлетворит мою слёзную просьбу. Я могу позвать ещё двух нарушителей?

— Думаете скостить себе меру наказания? Напрасно, но вы валяйте. Флоренц, а вы здесь какими судьбами? Эти двое нарушили вашу…

Не слушая Снейпа, я достал палочку и попытался честно выполнить простейшее заклинание с её помощью. Сноп зелёных искр, взлетевший в небо, внезапно разорвался роскошным праздничным салютом. Кентавры слегка присели на задние ноги и схватились за луки.

— Поттер, вы…

— Долбаная палка, — выругался я, наблюдая огненную надпись «Happy Birthday H.P.!». — Всё пытаюсь пристроить её в хорошие руки, но она не желает от меня отлипать.

— Я не понимаю, как можно накосячить на детском заклинании?

— Вот так она себя и ведёт. Серьёзное выполняет чётко, а такую вот ерунду… Карандаш себе, что ли, купить подлиннее, чтобы имитировать махание на уроках?

— Поменьше болтайте, — посуровел и без того мрачный зельевар. — А теперь серьёзно. Что вы здесь делаете?

— У нас отработка. За происшествие на Астрономической башне в эту субботу. Ну, это их троих касается, а меня загребли для массовки.

— Видимо, то самое «происшествие», что окончилось вашей пафосной речью в коридоре.

Снейп покосился на кентавров и решил не развивать тему.

— Допустим. Что вы делаете ночью так глубоко в лесу? Вы тоже не поверите, но именно сейчас в Запретном лесу особенно опасно.

— Да, кто-то бездарно переводит ценную конину. Мы тут как раз по этому поводу. Нам было поручено пройти по цепочке вот этих следов, — я показал на капли крови, — и найти раненого единорога. Или мёртвого. В идеале — вместе с маньяком на нём.

Снейп не стал унижаться дальнейшими расспросами, с непроницаемым лицом решая, что делать дальше. С одной стороны, он не мог поверить рассказанному мной бреду, с другой — тому, что я могу настолько нагло врать: при Гермионе, кентаврах и с остальными участниками затеи на подходе. Положение разрядил выход Хагрида с компанией.

— Ха, трусло, ты ещё не обосрался? — без затей поприветствовал меня рыжий. — А это что за черти с тобой?

Ронан угрожающе рыкнул. Рон взбледнул и с ужасом уставился на него, и я этим воспользовался. Что-то ужасно громко треснуло веткой рядом с Уизли в зарослях и зашумело листвой. Рон заорал и бросился в другую сторону, но далеко убежать не смог. Заклинание «завяжи шнурки» не дало сделать ему и шагу в вертикальном положении, так что остаток пути до зарослей Уизли прополз, судорожно вытирая землю одеждой.

Тут такое дело. Серьёзного вреда ученикам я нанести не могу. Принадлежность к вертикали Хранителя этого не допускает, даже без принесения клятв — Хогвартс такого не одобрит. Предполагается, что у Хранителя достаточно возможностей, чтобы обходиться нелетальными способами воздействия. Здесь школа, а не гладиаторская арена. Так что и Фред с Джорджем пока ходят живыми и здоровыми, и Рона я могу напугать, но не могу отпустить его ломиться сквозь ночные заросли по моей вине. Были, конечно, исключения в виде самозащиты и защиты других учеников… но фатального лучше избегать до последнего.

— Ещё одно слово, мистер Уизли, — холодно произнёс Снейп после того, как Рона отловили, привели во вменяемое состояние и развеяли магию на шнурках, — и вы отправитесь золотарём в нужники кентавров. Уверен, Ронан и Бэйн отыщут для вас особенно наваристый котлован с настоящими чертями под… субстанцией.

Звериная гримаса чёрного Бэйна в этот момент была особенно выразительной. Рон заткнулся и прижался к Хагриду.

— Хагрид, что здесь делают эти двое? — спросил Снейп, указывая на нас.

Ответ меня удивил.

— Э-э… не знаю, стало быть.

Установилась тишина. Попытке отморозиться сильно мешал отведённый в сторону взгляд полувеликана.

— Знаете, мистер Хагрид, — спокойно сказал я. — Мне почему-то пришло на ум слово «думосброс». А ещё у нас есть официальные вызовы от МакГонагалл. И Мистер Филч подтвердит, что передал вам нас с рук на…

— Слушайте больше этого старого прохвоста! — раздражённо топнул Хагрид, но быстро взял себя в руки. — Ладно, стало быть. Особое распоряжение, профессор Снейп. У него и… стало быть.

— Хорошо, — помолчав, ответил Снейп. — Они уже сделали свою работу?

— А откуда ж я… — он посмотрел на нас. — Вы чего нас вызвали? Нашли чего?

— Да, — я указал в сторону территории кентавров. — Вот там труп лежит.

Хагрид и Снейп спокойно прошли на чужую территорию и осмотрели мёртвого единорога.

— Дык эта… раз крови почитай что и нет, то всю, стало быть, выпили. И что ж, — повернулся Хагрид к нам, — вы никого рядом не видели?

— Мы… — начала Гермиона.

— Этому трупу много часов, — перебил я её. Байка про мужика в балахоне потеряла актуальность. — Если его и «пили», то давно уже ушли. Когда мы тут появились, никого не было. Мы к трупу не подходили. А потом пришли кентавры, и мы, ну, побеседовали о звёздах.

Гермиона, покосившись на меня, подтверждающе кивнула. Кентавры тоже не спешили опровергать мои слова о теме «беседы».

Странно, что дурацкая история, сочинённая мной на ходу, отчего-то не только считается правдоподобной, но и то ли навязывается нам, то ли произошла на самом деле.

— И что ж, стало быть, вы всё время беседовали?

— Нет. Мы ещё перекусить присели.

— Что? — не выдержал Уизли. — Вы тут пироги в три горла жрали, а мы там…

— А кстати, интересно, как ваши успехи? Что вы там нашли? — зацепился я.

— А это, стало быть, не важно, что у нас и как, — пробурчал Хагрид. — Так что же, неужто никого не было?

Я вздохнул.

— Профессор Снейп, Флоренц. Сколько, по-вашему, этому трупу?

— Не менее… — начал было Снейп.

— Он умер утром, на заре, — сказал Флоренц. — Кровь выдоили ещё с живого и обессилевшего.

— Это, получается, должно быть не менее ведра, — пробормотал я. Формально, в лошади такого веса — порядка сорока-пятидесяти литров крови. Кровопотеря плюс неизвлекаемый остаток…

— Тут есть след от ведра на земле, — показал Снейп.

— А у предыдущего тела такие следы были?

— Я, эта… не смотрел.

— Если предположить… первого единорога этот злодей убил, не представляя, сколько крови вытечет. На второго шёл экипированным, — я сделал паузу и озвучил очевидный вывод. — Наверное, ведра ему должно хватить надолго.

Мы помолчали.

— Зачем ему кровь? — вспомнила прерванный разговор Гермиона.

— Вы не хотите слушать, мистер Поттер, — укоризненно сказал Флоренц.

— Я не верю в историю про философский камень, — ответил я. — Извините, Флоренц.

— Да откуда ты… — встрепенулся Хагрид.

— Я верю, — раздался вдруг глухой голос Невилла. — Расскажите мне.

Флоренц продолжал смотреть на меня. Я разглядывал шедшую к кульминации Вегу.

— Он много лет ждал того дня, когда сможет вернуть себе силы, — произнёс Флоренц. — Он упорно цепляется за жизнь, дожидаясь своего шанса.

— Опустим вопрос, почему его тянет в беспокойный Хогвартс, как муху на мёд, — рассудил я. — Кровь единорога наносит специфические поражения организму: гангрена, некроз… А в Хогвартсе нет людей с…

Я замер. Я только сегодня утром наблюдал одного любителя тюрбанов с некрозом затылочной кости.

— Что-то вспомнили, Поттер? — поторопил меня Снейп.

— Да нет, ерунда, — пробормотал я. — Он с сентября воняет.

Если только вонь не культивировалась с сентября специально, чтобы замаскировать сегодняшнюю, имеющую реальные причины. Хотя нет, это уже паранойя. Откуда ему в сентябре было знать, что в апреле он будет вынужден лакать…

— О чём вы?

Я недоверчиво посмотрел на Снейпа. Он издевается? К этому нельзя притерпеться! Как можно сидеть рядом с таким амбре за столом и не замечать? Пожал плечами.

— Если вы спрашиваете искренне, то — видимо, ни о чём важном.

Не хватало, чтобы из расспросов выяснилось, что это чувствую один только я. Психушки для магов существуют, интересно?

— Так или иначе, — резюмировал я, — если один сумасшедший поправляет здоровье кровью единорога, это ещё не означает, что в Хогвартс завезли эссенцию вечной жизни.

Я вздохнул.

— Поддерживаю вопрос профессора Снейпа. Нам ещё нужно что-то делать?

— Э-э… стало быть… раз тут никого не было, то не нада.

— Хагрид, идите с ними один, — сказал Снейп. — Мне ещё единорогом заниматься.

Удачно же зельевар вышел весенних травок пособирать. Я вот за это зелья и не люблю: туда иногда и компоненты с душком добавляются. Редкость ингредиентов не оставляет места брезгливости.

— Мистер Поттер, — сказал мне вслед Флоренц, когда мы уже повернулись, чтобы идти. — Иногда бывает, что движение планет истолковывается неправильно, даже кентаврами. Надеюсь, этот случай — как раз один из них.

Я раздражённо отвернулся.

Движение таких крупных тел, как планеты на резонансных орбитах, достаточно детерминировано. Это не отдельные куски льда в кольцах Сатурна и не погода на Земле. Если бы судьбы мира диктовались танцем небесных тел, я смог бы делать весьма точные предсказания на тысячи лет вперёд.

Лучше бы они за лесом своим следили, а не за звёздами. Счастье, что дементор не дошёл до Хогвартса. Случись это ночью, здесь могло не остаться никого живого.


1) Термин «противостояние» знают многие: положение максимального сближения планет, движущихся по своим орбитам. При противостоянии Марс и вправду особенно ярок. Виден в середине ночи, высоко над горизонтом.

В противовес этому, «соединение» — положение максимального отдаления. Марс, образно говоря, улетает на другой край Солнечной системы и «прячется» за Солнце. Мало того, что он самый тусклый и далёкий в это время, так его ещё и увидеть почти невозможно: он появляется у горизонта вместе с Солнцем, и заря делает его наблюдения затруднительными. В любом случае видно его будет ближе к утру, а не около полуночи, на отработке.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 12.07.2022
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 309 (показать все)
Calmius, привет.
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне. Обычно такие девушки в реале уклоняются в сторону всяких вегано-феминистических любительниц астральных обсуждений, досадливо вещающих о высоких эмпиреях своих собственных размышлений и своей тонкой душевной архитектуры. Вообще, они не какают если это не радуга.
Почему многие авторы останавливают свое внимание на эту аутистическую особу, я со своим рациональным образом внутреннего мира, не понимаю.
Джинни. Ее Роулинг приплела в пейринг с ГП чтобы угодить своей любимой героини - Молли Уизли, в которой она видит себя. Мечта о большой Уизлевской семье тем и воплотила. Больше в мире Поттеров нет - они только фамилией отличаются. Какая там Грейнджер, Анджелина Джонсон, Одри-не-помню-ее-имя-которая-за-Перси... Нетушки. Они все стали Уизли. Конец истории. Одним словом - брыкались и допрыгались до рыжиков.
Поэтому, появление Джиневры в окружении вашего героя сразу оттолкнуло меня от истории. Она заразна только по той причине, что она дочь Молли и Артура. Единственная дочь. Понимаете? Избалованная, недалекая, зашоренная, зато гордыня у нее выше крыши. Я бы тоже была бы горделивая, имей у себя за спиной шестеро братьев. В каноне те особо за ней не присматривали, но они у ней есть. По этой причине, она страшна в роли жены. Ее не заткнуть, не припугнуть,не остановить, вздумай она ... поразвлекаться, например. Как нибудь, чем нибуд, с кем либо.
А Гарри Поттер - он беспомощный с первой страницы первой книги до последней строчки последней. Он записан в роли жертвы изначально. Ему нужна жена-подруга-соратница, которая скроет своего ранимого муженька под крылишко и будет о нем всю жизнь присматривать, как за малое дитя.
Ваш герой парень взрослый в теле мальчика. В возрасте, в котором он должен быть, мужики становятся довольно егоистичными, по той причине, что подбородок у них вышел уже из гормонального болота, голова повернувшись туда-сюда, дает некоторый обзор окрестностей. Человек уже понимает, что детство кончилось, пора задумываться включив серые клеточки. Что мы видим - ничего такого у вашего героя не наблюдается. Он подозрительно снисходителен к заведомо определившимся недругам, помогает всем встречным-поперечным за что получает от них не благодарность, а по мордасам. Я ожидала, что вернувшись в начале квеста с урезанными возможностями, он как-то станет более предпазливым, более дистанцированным. Но - нет. Он прет вперед по старым колеям, обвешивает себе на спину всевозможные - подчеркиваю, лишние! - задолженности, окружает себя сварой детишек - чужих, не своих! - и начинает кормить всех.
А гермиона? О, Гермиона - это звезда на небосводе поттерианы. Из нее могло бы такое сделать, но Роулинг поступила как все женщины-дуры, бросила сего бисера в ногах свиньей.
Показать полностью
Calmius, я делаю много ошибок. Извиняюсь за это.
kraa
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне.
Давайте определимся. Все герои "Кастеляна" ведут себя совершенно не так, как в каноне. Это другие люди, понимаете? Так что если вы оцениваете их по информации из канона, то перестаньте это делать и внимательно перечитайте фанфик.
Если же это "Она настолько бесполезная..." относится к Луне из "Кастеляна" - ну что тут сказать? Люди читают жопой, жопой читают люди, люди, в общем, хорошие, но жопой читают они (с).
Виктор Некрам
ну вы загнули. Все, я больше не буду коментировать. Обвинять меня в ... то, во что меня обвинили, знаете ли...
Calmiusавтор
Виктор Некрам
Люди читают жопой, жопой читают люди, люди, в общем, хорошие, но жопой читают они (с).
Давайте будем оглядываться, что и кому мы пишем.
kraa

Она настолько бесполезная,
На самом деле она так плохо описана в каноне что все домыслы о ней - просто на вашей совести.
Ну реально, сцен с ней МАЛО! Персонаж набросан грубыми мазками, несколько фактов из жизни (смерть матери, травля, журнал) плюс пяток сюжетных сцен.

Почему многие авторы останавливают свое внимание
Она отличная заготовка для совершенно разных персонажей, чем и пользуются все авторы фанфиков. Хочешь-будет аутистом, хочешь- мудрецом в дурацком колпаке, хочешь- тонким троллем, ну а захочешь станет неземным созданием.

Кто она в каноне - неясно, Поттер эту загадку не раскрыл.


Поэтому, появление Джиневры в окружении
В окружении? Собственно Джинни подруга (ну ладно, просто единственная соседка сверстница) Луны. Вот и попадает в "окружение", просто как чемодан прилагаемый к пассажиру. Кем она будет дальше - посмотрим. На любовном фронте ей ловить нечего, там все Луной занято.

Опять же, в каноне Джинни раскрыта ПЛОХО! Она слишком долго была где то за пределами общей картины и попытка Роулинг внезапно пропихнуть ее в центр провалилась по всем фронтам.
Вообще то Джинни должна быть не слишком плохой... Так ее задумала Роулинг. Но вот беда, косяки этой девочки она описывала в сценах, а вот ее положительные черты разок упоминаются мимоходом.
Именно поэтому пейринг ГП+ДУ вызывает кучу вопросов, особенно когда рядом вырисовывался ГП+ГГ! Гермиона (с которой, кстати, писательница себя и ассоциировала) описывается во всех 7 книгах, имеет массу положительных черт, прекрасно раскрыта, и ее недостатки (да, они есть и хорошо заметны) не столь уж значимы. И что мы имеем Олень ГП имея выбор между замечательной и яркой Гермионой и бледной и невыразительной Джинни выбирает последнюю? Ну как такое возможно????
Разгадка проста- Роулинг налажала с подачей персонажа... Похоже хотела сохранить интригу и любовный треугольник, поэтому слабо подала любовную линию ГП+ДУ (а ведь она развивается в 6 книге) и потом мы получаем книгу 7, где Джинни в следовых количествах...

подбородок у них вышел уже из гормонального болота, голова повернувшись туда-сюда,
А вот тут облом. Как раз гормональный бум у персонажа еще впереди, тело то у него как раз 11 летнее. Он по знаниям и социальным навыкам 20+, а вот по чувствам и эмоциям все же ребенок.
Но серыми клеточками пользоваться может, это да.

Он подозрительно снисходителен к заведомо определившимся недругам,
Это с кем? С детишками? Он старше, какая тут вражда? Хотя потерявшим берега от него достается. Не насмерть, просто в воспитательных целях.
С Дамби? Убивать нельзя, слишком силен плюс директор, замок не даст. Воевать без убийства - слишком разные весовые категории.

лишние! - задолженности, окружает себя сварой детишек - чужих, не своих! - и начинает кормить всех.
т.е. вы бы прошли мимо видя что дети гибнут? Они же чужие, не свои?
Я бы так не смог. И автор этого фанфика видимо тоже. Вот и его персонаж поэтому так не может.

Все что Кастелян делает для этих детишек для него самого почти ничего не стоит.
При этом он чувствует за них ответственность и как взрослый и как, по сути, персонал школы.

В целом Виктор Некрам написал правильно (хотя и грубо). Луна тут абсолютно своя собственная, судить ее по вашим сформированным шаблонам глупо.
Так же как и Гермиону, тут она вовсе не икона фандома, наивный ребенок со своими тараканами в голове.

Забудьте свои шаблоны. Читайте произведение и попытайтесь понять этих персонажей. Они тут другие!
Показать полностью
Calmiusавтор
kraa
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне.
В наших силах построить того человека, который подходит нашим героям.

У Роулинг Грэйнджер нарисована совсем уж нехорошо. И намеренно выпяченное доносительство, которое Роулинг (полагаю, провоцируя читателя) выставляет в положительном свете; и доведённый до фарса ГАВНЭ; и ежеминутное напоминание обоим друзьям, какая же она умная и какие они ленивые. В наших силах всё это убрать, а оставить всё хорошее - например то, что Грэйнджер не предавала.

С Луной можно поступить так же. И с Джинни. Моё преимущество в том, что до Луны (пятой+ книги) я ещё не дочитал, так что могу строить из неё что угодно без оглядки на оригинал.

Вот, интересная статья на тему того, что придумывают с Луной: Малая Игра Полумны Лавгуд . Я там отписался в комментах, но автор какой-то суровый, так что я оттуда свалил.

А Гермиона? О, Гермиона - это звезда на небосводе поттерианы. Из нее могло бы такое сделать, но Роулинг поступила как все женщины-дуры, бросила сего бисера в ногах свиньей.
Я знаю, она вам нравится (исходя из статистики ваших произведений).
Показать полностью
kraa
Луна лучше зубрилки,ни кому она на фиг со своими мозгами не нужна еше и вечно лезет. Если бы не Гарри быть ей либо трупом(тролль), либо изгоем. Она Гарри вообще не подходит. Диктатор в юбке. Бесит.
Я отвалила от сего праздника жизни. Не вмешивайте меня в свои разборки. Я не коментирую, не надо отвечать мне.
Любите кого хотите, мне с вами не по пути.
Уу, высокомерные-то какие...
Примерно ближе к половине книги я прочитал... - и у меня закончилось терпение.
В начале что и в продолжительности событие, некоторые моменты проглатываются ну или укрывают тайной чтобы потом это показать в других главах -- нет тут такого!!! А если есть то это гроши или хлебные крошки...Например в первых главах у меня до сих пор стоит вопрос куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался? Да и других полно подобных вопросов появляются во время житие Гарри Поттера в Хогвартсе... Мне бы тоже понравилась книга не будь подобные заглатываемые подробности...
Nettris
Нужно сразу вторую читать, там даются нужные флешбеки.
Наверное автору стоило объединить обе части в одну - "Первый курс"
Там достаточно обширный материал (но при этом совсем без экшена) по "дохогвардскому" обучению и если впихнуть это в первые главы будет скучно.
hludens
Понятно...да вы правы , спасибо что написали - иначе я проигнорировал 2 книгу...интересное чтиво)))
Nettris
Мне кажется, что вы пропустили при чтении половину текста. О том, "куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался?" в первой книге подробно написано.
Calmiusавтор
Nettris
Например в первых главах у меня до сих пор стоит вопрос куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался?
Телепортировался в Саргас. Жил попеременно на Земле и в Саргасе, постепенно восстанавливая Замок и хозяйство, обучаясь магии и прочим прикладным наукам. Воспитывался... как и до этого - никем конкретно и всеми вокруг понемногу.
Calmius
Понятненько, но как мне сказал hludens - я начал читать вторую книгу сразу))) -там большую часть можно понять суть сюжета ,но впечатление размазался с первой книгой, так что и там считай наполовину забросил...- потерял интерес .
Работа шикарная
Спасибо за ваш труд
Ну, на счет "Многоточия и занудство" - напраслину на себя возводите))) Нет этого.

Текст органично логичен и легко читается, сюжет оригинален и захватывает, персонажи - объемные и живые. Прекрасное чтение как для фанатов Мира Гарри Потера, так и для просто любителей хорошо написанной прозы.

Огромная благодарность автору за предоставленную возможность прожить в слиянии с сюжетом в удивительном мире! Написано мастерски. Считаю, что эта серия вполне достойно заинтересует и зарубежного читателя, фанатов Мира ГП - в особенности.

Рекомендую.
Прекрасный фик, но финал оставил меня в абсолютном недоумении.
Если Гарри выкинуло обратно... Надеюсь, что все же нет
Calmiusавтор
Amalia_Vilson
Прекрасный фик, но финал оставил меня в абсолютном недоумении. Если Гарри выкинуло обратно...
Это призовая игра :)
Calmius
Хм)
Просто откровенно говоря изначально, начиная читать, я думала, что там второй курс...
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх