↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Замена (джен)



Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Фэнтези
Размер:
Макси | 220 Кб
Статус:
В процессе
 
Проверено на грамотность
– Вы не можете так со мной поступить! Ещё ни одного аврора не отстраняли из-за производственной травмы.
– Значит, вы будете первой. В Хогвартсе как раз освободилось место профессора маггловедения.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 1. Новый мир и новые знакомства

Гарри Поттер пытался угнаться за широким шагом великана и всё ещё не до конца верил в происходящее. Нет, о волшебстве он знал. Сложно не верить в то, что с тобой постоянно происходит. Поэтому он совсем не удивился ни содержанию письма, ни истории его родителей от внезапно появившегося на крыльце лачуги Хранителя Ключей. Мальчик с радостью отправился за покупками к школе, слушая рассказы Хагрида о волшебном мире, но его продолжал интересовать вопрос: почему за столько лет с того «героического» Хэллоуина его никто не пытался найти. Почему родственники с волшебной стороны им совершенно не интересовались — если они, конечно, были. Почему этот «великий директор Альбус Дамблдор» за десять лет, что Гарри жил у Дурслей, не оповестил сироту о его способностях, если ребёнка записывают в школу с рождения. А ведь такие таланты могут быть опасны: взять хотя бы тот случай, когда он оказался на крыше школьной столовой, убегая от Дадли и его компании. Пришлось вызывать пожарных: он ведь чуть не упал. Да и другим можно навредить по незнанию, как недавно в зоопарке, где он случайно выпустил удава. Так почему же никому и дела не было до сироты-волшебника, раз уж он даже оказался героем?

Дольше предаваться рассуждениям у него не вышло: Хагрид остановился и указал на невзрачный паб. Прохожие огибали вход по довольно широкой дуге, совершенно не обращая на него внимания, из-за чего Гарри решил, что на двери лежит какое-то скрывающее заклинание. И захотел наложить такое на себя уже через минуту после того, как они зашли в это тёмное и обшарпанное помещение. После каждого нового рукопожатия всё больше хотелось обратно в чулан под лестницей. Мальчик не любил излишнее внимание, в школе это обычно не приводило ни к чему хорошему. Да и здесь не производило приятного впечатления. Где было их внимание и доброжелательность, когда так горячо любимого ими героя оставляли в одном детском одеяльце на крыльце у родственников-неволшебников? Где была их благодарность, когда он боялся сделать лишнее движение, проявлять эмоции, лишь бы не вызвать новую катастрофу и не получить наказание?

Когда некоторые из волшебников пошли на третий круг рукопожатий, терпение мальчика лопнуло. Сосредоточившись на внутренних ощущениях, он представил образ того, чего хотел добиться. Он уже не раз так делал, пусть и получалось не всегда. Это было довольно удобно. Гарри в лет шесть прочитал о «силе желания» в каком-то старом журнале в школьной библиотеке. Это был самый обычный сборник разной чуши для одиноких скучающих дам, вроде гороскопов любви или подборки парфюма для соблазнения мужчин. Возможно, и упомянутая статья осталась бы без внимания, если бы мозг мальчика не подсунул ему воспоминания, которые кроме как чудом и не назовёшь: отросшие за ночь волосы после кривой стрижки от тёти Петунии, нелюбимый колючий свитер, севший до размеров новорождённого котёнка. Логикой такие вещи объяснить невозможно, а вот «силой желания»… И Гарри стал пробовать. Он включал свет, не прикасаясь к выключателю, пусть и вышло далеко не сразу, а первая удачная попытка закончилась коротким замыканием. Потом получилось поднять в воздух тяжёлую книгу, что закончилось кровью из носа. Но ведь получилось! И так мальчик тренировался, пока это наконец ему не пригодилось в жизни. Он чётко представил, как становится неприметным, а люди проходят мимо, не обращая внимания на шрам в виде молнии.

Потихоньку толпа начала расходиться, и Гарри облегчённо выдохнул. Если такое внимание к нему будет и в школе, он скорее вернётся к Дурслям. Хотя они и боялись колдовства, но никогда не лезли к нему сильнее необходимого и наказывали только по делу. Они были практически равнодушны, что вполне устраивало Гарри. Последним руку ему пожал бледный молодой человек в странном тюрбане, очень нервный и дёрганый. Он представился профессором Квирреллом и, заикаясь, сообщил, что будет преподавать ему Защиту от Тёмных искусств в этом году. Хагрид на происходящее вокруг не обращал особого внимания, весело беседуя с барменом.

— Пора идти… нам надо ещё кучу всего купить, — наконец-то произнёс великан своим зычным голосом. — Пошли, Гарри.

Они вышли из бара в маленький двор, со всех сторон окружённый стенами. Здесь не было ничего, кроме мусорной урны и нескольких сорняков. Мальчик внимательно следил за действиями Хагрида и легко запомнил кирпич, который открывает проход.

— Добро пожаловать на Косую аллею!

Волшебная улица удивляла разнообразием невообразимого вида ларьков и магазинчиков с самыми странными товарами. Яркие вывески сменяли одна другую, как и голоса торговцев. Гарри не успевал следить за происходящим и ухватился за край рукава своего сопровождающего, чтобы ненароком не потеряться. Мальчик думал, что больше его ничем не удивить, но ошибся: перед ним возвышалось огромное здание банка «Гринготтс» из белоснежного мрамора с гоблинами в качестве привратников. Но что ещё больше поразило Гарри, так это наличие собственного счёта в этом самом банке. Неожиданную радость омрачал лишь тот факт, что доступа к своей ячейке он не имел, а ключ почему-то был у Хагрида. Мальчик мало что понимал в финансовых делах, но правомерно полагал, что ключ должен находиться у владельца или опекуна, которым была его тётя. Или в волшебном мире даже это работает иначе?

Мысленно отложив этот вопрос на ближайшее будущее, он молча проследовал за гоблином сначала в свой сейф, а потом и в таинственную ячейку 713. «Что за секретность такая, если Хагрид болтает о своём важном задании на каждом шагу? — думалось мальчику. — Или он специально привлекает чьё-то внимание?.. Ай, какое мне дело до проблем взрослых. Не маленькие, сами разберутся». И он продолжил наслаждаться первой в жизни поездкой на «американских горках».

Когда Хагрид отпросился у Гарри в паб после крутых виражей на тележках, тот подумал было вернуться и выяснить информацию о ключе и своём счёте. Но рассудив, что ещё слишком мал, чтобы решать такие вопросы в одиночку, всё-таки отправился за формой в магазинчик Мадам Малкин. Внутри было довольно уютно, поэтому лёгкая нервозность из-за непредвиденного одиночества быстро сошла на нет. Приземистая женщина в розово-лиловой мантии что-то бурно обсуждала с симпатичной девушкой в не очень волшебной на вид одежде, но, заметив нового посетителя, попросила её подождать.

— Едем учиться в Хогвартс? — спросила она прежде, чем Гарри успел объяснить ей цель своего визита. — Ты пришёл по адресу: у меня тут как раз ещё один клиент тоже к школе готовится.

В глубине магазина на высокой скамеечке стоял бледный мальчик с тонкими чертами лица, а другая работница крутилась вокруг него, подгоняя по росту длинные чёрные одежды. Мадам Малкин поставила Гарри на соседнюю скамеечку и вернулась к своей собеседнице. Девушка выглядела совершенно обычной: простые чёрные джинсы, белая футболка и кеды. На её спортивной фигуре всё это смотрелось органично, даже красиво, но совсем не волшебно. Тёмные волосы были собраны в высокий хвост, открывая смуглую кожу шеи. Мальчик заметил, что загар был неравномерный: под широкими рукавами можно было разглядеть молочно-белые плечи, как будто она ездила в жаркую страну, но не отдыхать, а по работе. Он поднял глаза и столкнулся с выразительным взглядом светлых глаз. Оказывается, всё это время девушка внимательно наблюдала за мальчиком. Гарри это немного смутило: может, стоит обновить магию?

— Привет! — оторвал его от размышлений стоявший рядом парень. — Тоже в Хогвартс?

— Да, — ответил Гарри.

— Мой отец сейчас покупает мне учебники, а мать смотрит волшебные палочки, — сообщил мальчик. Он говорил как-то очень устало, специально растягивая слова. — А потом потащу их посмотреть гоночные мётлы. Не могу понять, почему первокурсникам нельзя их иметь. Думаю, мне удастся убедить отца, чтобы он купил мне такую… а потом как-нибудь тайком пронесу её в школу. А у тебя есть своя собственная метла?

— Нет, — Гарри отрицательно качнул головой.

— А в квиддич играешь?

— Нет, — повторил Гарри, спрашивая себя, что же это такое — квиддич.

— А я играю. Отец говорит, что будет преступлением, если меня не возьмут в сборную факультета, и я тебе скажу: я с ним согласен. Ты уже знаешь, на каком будешь факультете?

— Нет, — в третий раз произнёс Гарри, с каждой минутой чувствуя себя всё большим дураком. Ему не было стыдно за отсутствие знаний о совершенно новом для себя мире, но было немного обидно, что он не может поддержать разговор.

— Ну, вообще-то никто заранее не знает, это уже там решат, но я знаю, что я буду в Слизерине, вся моя семья там была. А представь, если определят в Хаффлпафф, тогда я сразу уйду из школы, а ты?

Тут посетительница закончила разговор с мадам Малкин и подошла ближе к ребятам.

— Добрый день, молодые люди, — Гарри отметил, что, несмотря на мелодичность, голос девушки был твёрд и хорошо поставлен. Такой был у их учителя физкультуры, который раньше работал тренером команды по смешанным единоборствам. — Я невольно подслушала ваш разговор, и мне стало любопытно, чем вызвана такая неприязнь к этому милому факультету.

Мальчик рядом сначала смутился, а потом даже приосанился. Гарри прекрасно его понимал: с детьми их возраста взрослые редко разговаривают на равных.

— Они глупые, наивные тюфяки, которые любят копаться в грязи. И вообще, этот факультет не выпускает выдающихся волшебников, там одни магглокровки учатся, — и почти шепотом добавил: "Почему их вообще в школу принимают вместе с нами, они же ничего о нас не знают". Но Гарри всё равно его услышал, как и девушка напротив.

Больше аргументов не было, и постепенно мальчик понял, что звучали они совсем не по-взрослому. Гарри не понравилось, как его сосед высказался о целом факультете сразу, но своего мнения на этот счёт у него пока не могло быть. К его счастью, спрашивать девушка и не стала, лишь ободряюще ему улыбнулась. Кажется, она поняла, что он воспитывался не в мире волшебников, но не стала заострять на этом внимание, за что он был очень благодарен.

— Ваше мнение имеет место быть, — кивнула собеседница и присела на стоящий рядом табурет, намереваясь продолжить дискуссию. — Стереотипы защищают наш мозг от стресса, в этом нет ничего предосудительного. Но вы будете выглядеть более эрудированным и рассудительным, если выйдете за их рамки.

Несмотря на то, что мантии обоих мальчиков были уже готовы, они не спешили уходить: им было очень интересно, что она скажет дальше.

— Многие считают нас глупыми и не могут вспомнить о достижениях наших выпускников, но этим лишь показывают свой узкий кругозор. Даже если не углубляться в историю, легко можно привести пример — профессор Спраут, нынешний декан факультета. Её знания травологии поражают воображение, у неё можно уточнить информацию о любом элементе магической флоры и фауны. К тому же она талантливый преподаватель. Если это не выглядит впечатляющим, то вот ещё пример. Вы, кажется, мечтаете играть в квиддич?

— Да, так и есть, — с гордостью ответил мальчик.

— Тогда, возможно, вы знаете, кто основал Департамент магических игр и спорта?

— Конечно. Это был один из известнейших Министров Магии — Гроган Стамп.

— Браво, похвальные знания. Не все взрослые знают об этом. И ещё меньше людей помнят, что он учился на Хаффлпаффе.

Брови мальчика удивлённо взлетели вверх. Гарри лишь силился запомнить всю информацию, которую сейчас слышал.

— И таких личностей не счесть, — продолжала тем временем девушка. Её серые глаза блестели озорством, а приятная улыбка не теряла мягкости, не выглядя при этом снисходительной. — Символ нашего факультета — барсук. Милейшее мирное, трудолюбивое создание, которое почему-то из-за этих качеств не воспринимают всерьёз.

— Но ведь когти барсука очень сильные, — вспомнил вдруг Гарри уроки биологии. — Они роют ими глубокие норы, но если их разозлить, то могут атаковать. И победить их сможет разве что рысь или волк.

— Именно! Я удивлена таким познаниям в биологии, ведь маги её не изучают, — она несколько раз хлопнула в ладоши, но даже таких скромных аплодисментов хватило, чтобы мальчик покраснел. — Мы, барсуки, верные и смелые и, несмотря на мягкость характера, друг за друга постоять всегда сумеем. А любовь копаться в земле и вовсе не порок, а очень полезный навык, который не раз меня выручал. Если бы не это, я бы, возможно, и не сидела сейчас с вами.

Девушка ненадолго замолчала, дав возможность обдумать свои слова, а потом серьёзно спросила:

— Всё ещё собираетесь уйти из школы, если Шляпа распределит вас на Хаффлпафф? — от внимательного взгляда девушки не ускользнуло, как удивлённо подскочили брови Гарри при слове «шляпа».

— Нет, больше не собираюсь. Хотя родители будут расстроены в таком случае. Спасибо, что просветили меня в этом вопросе, мисс…

— Для вас, молодой человек, профессор. Профессор Констелл. Но, думаю, мы сможем ближе познакомиться в Хогвартсе, если у вас возникнет желание.

— Несомненно, — мальчик со всей возможной важностью спустился со скамейки, на которой стоял всё это время, взял в одну руку покупки, а другую протянул новому знакомому. — Меня зовут Драко. Драко Малфой.

Вспоминая не самую адекватную реакцию на свою фамилию, Гарри при ответе на рукопожатие лишь скромно произнёс:

— Гарри. Просто Гарри.

— Рад познакомиться, Гарри. Думаю, будет приятно продолжить наше общение и в школе. До встречи первого сентября.

— Взаимно. До встречи!

И мальчик вышел из магазина навстречу красивой паре, в которых любой непосвящённый с лёгкостью бы угадал его родителей: уж очень они были похожи. Последнее, что услышали Клэр и Гарри было: "Папа́, а что такое биология?"

— Вы один, мистер Поттер, или с родственниками?

Гарри вздрогнул. Девушка продолжала мягко и озорно улыбаться.

— Со мной Хагрид. Он решил посидеть в пабе после поездки на горках в банке, — собеседница нахмурилась на этих словах, но ничего не сказала. — А как вы?..

— У вас вышло замечательное заклинание, отводящее внимание. Но опытного аврора этим не провести, — заметив непонимание в глазах мальчика, Клэр спокойно пояснила. — Авроры выполняют почти те же функции, что и полиция у не волшебников. Я служила там восемь лет, поэтому подобные уловки только привлекают моё внимание. Ваше заклятье вышло довольно сильным для одиннадцатилетнего маггловоспитанного волшебника, так что мне интересно: это был стихийный выброс или целенаправленное действие?

Гарри какое-то время молчал, анализируя события. Если он правильно понял формулировку, то его детские шалости были стихийными, а вот в остальном он творил магию сам. Сам!

— А что обычно вызывает эти выбросы? — мальчик решил сначала узнать всё поподробнее.

— Сильные эмоции: и положительные, и отрицательные. Чем хуже ребёнок их контролирует и чем ниже его способность концентрироваться, тем чаще случаются происшествия.

— Вот оно что… В этот раз я делал сам, это не случайность.

— Очень похвально, что вы тренировались. Родственники покупали вам пособия?

Гарри был смущён.

— Они никогда не говорили мне, что я волшебник. Я узнал об этом вчера от Хагрида.

Клэр выглядела потрясённой.

— Думаю, нам стоит это обсудить, если вы не против, мистер Поттер, — наконец произнесла она, понизив голос, когда мадам Малкин отдала ей заказ и попрощалась. — Не составите мне компанию за парой шариков мороженого?

Глава опубликована: 29.08.2022
Предыдущая главаСледующая глава
2 комментария
Kireb Онлайн
Подписался.
Прекрасное начало! Буду ждать развития событий!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх