↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

По ту сторону зеркала (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Драма, Hurt/comfort, Романтика
Размер:
Макси | 300 Кб
Статус:
Закончен
Предупрежд:
AU, ООС, Смерть персонажа, От первого лица (POV)
Тедди Люпину 25, и он возглавляет Оперативный отдел Аврората. Потерявший всю семью ещё в битве за Хогвартс и «добитый» смертью единственного родного человека - бабушки Андромеды, Тед превращается в свирепого ожесточённого волка, который, чтобы сбежать от одиночества, посвящает всё своё время работе, ловле преступников и безжалостной расправе с ними.
Мари-Виктуар Уизли 22. Выпускница Шармбатона, сейчас она заканчивает Высшую школу Волшебства в Лондоне. Милая и нежная, она неожиданным образом появляется в жизни угрюмого Теда и пытается спасти его от самого себя.
Это альтернативная история их знакомства.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

6. Обстановка накаляется

Решив, что Люпин лишился чувств, нападавшие наконец оставили его в покое, развернулись и пошли в противоположную от Мари сторону — вероятно, туда, где был ещё один выход из павильона. Мысленно проводив их всеми проклятиями, какие только знала, Мари заставила себя перевести взгляд на Теда. Тот, кашляя и хрипя, кое-как смог приподняться, поднял с пола свою палочку и, прицелившись, послал заклинание в спину одному из парней. Мари зажмурилась от ужаса — они ведь сейчас добьют его! В этот момент она отдала бы всё на свете, лишь бы его не тронули. Видно, Моргана услышала её молитвы, и бугаи скрылись из виду, так и не вернувшись.

Сняв с себя Маскирующие чары, Мари выбежала из своего укрытия. Тед лежал навзничь, истекая кровью. Она подлетела к нему, опустилась на колени рядом, осторожно приподняла его голову одной рукой.

— Господи, бедный, — прошептала она, нежно и почти невесомо касаясь пальцами окровавленной щеки.

— Мари... — еле выговорил Тед, глядя на неё плохо сфокусированным взглядом. — Ты такая красивая...

— Не время делать комплименты, аврор Люпин, — её тон стал строгим, а руки уже вовсю орудовали палочкой, снимая поверхностную боль и заставляя пострадавшего принять сидячее положение.

— Они... не видели тебя?

— Нет, они ушли. А тебе нужно в больницу, — она помогла Теду потихоньку встать; видно, что ему было чертовски больно, но он старался этого не показывать. — Кто эти люди?

— Это... от Флинта. Берегись его...

Мари перебросила руку Теда через плечо, взяла обе палочки себе, а свободной рукой покрепче обхватила раненого за пояс.

— Нам надо трансгрессировать в Мунго, срочно, — отрывисто сказала она, чувствуя, что её начинает трясти. У Теда почти заплыл один глаз, кровь не переставала течь, и необходимо было доставить его к целителям как можно скорее.

— Боюсь, я сам сейчас не в состоянии, придётся тебе перенести нас обоих... — прохрипел он. — Но учти, спасательница, если со мной приключится расщеп, тебе придётся левитировать меня или и вовсе тащить на себе.

— Тащить? Вот ещё, ты же фунтов сто пятьдесят весишь! — шутливо возмутилась Мари, чтобы разрядить обстановку, и увидела, как разбитые губы Теда тронула слабая улыбка. В эту секунду она любила его так сильно, что готова была на всё.

И она трансгрессировала прямо к витрине заброшенного универмага «Чист и Лозоход лимитед».

 

Остаток дня Мари просидела в коридоре первого этажа, пока целители колдовали над Тедом в перевязочном боксе. Находящиеся в неведении и наверняка обыскавшие все окрестности «Ракушки» родители, дядя Гарри и тётя Гермиона присылали Патронусов одного за другим, но у Мари не было моральных сил на то, чтобы создать ответного Патронуса, поэтому она воспользовалась услугами больничных сов и отправила с одной из них короткое письмо родным.

— Приветствую, мисс, — прозвучал над ухом низкий голос, и в тот же момент на скамью рядом с ней плюхнулся парень, как две капли воды похожий на Лисандера Саламандера, и с ходу спросил: — Вы Мари Уизли, верно?

— Да, — немного растерянно ответила она, внимательно вглядываясь в лицо собеседника, которое казалось знакомым и в то же время чужим. — А вы?..

— Я Лоркан, брат-близнец Лисандера, — с готовностью пояснил тот, и Мари сразу поняла, что отличало его от брата: чуть глубже посажены глаза, чуть сдержаннее была улыбка, ну и голос, который никак не вязался в её представлении с внешностью Лисандера, за которого она сперва его приняла. — Ну как там Тед?

— Сейчас лежит в перевязочной, скоро в общую палату переведут.

— Какие повреждения?

— Сказали, что средней тяжести, — вздохнула Мари, хотя для неё эти, как выразился Лоркан, «повреждения» были самые что ни на есть смертельные. Вдруг ей вспомнилось, что у мракоборцев было какое-то важное дело, на которое из-за нападения и не смог отправиться Тед. — А как у вас всё прошло?

— Эээ... — Лоркан явно не ожидал такого вопроса. — Да всё в порядке... Слушайте, я пойду, а вы передавайте привет нашему больному от всего отдела. Скажите, что мы за него кулаки держим.

— Обязательно, — Мари улыбнулась уголком рта. — Передам, конечно.

— Отлично. Счастливо.

Он ушёл. Мари посидела ещё немного в тишине, потом прошла взад-вперёд по коридору в поиске каких-нибудь брошюр или медицинских журналов, желая отвлечь себя чтением, но ничего подобного не увидела. Тогда она вернулась на прежнее место и села поудобнее, понимая, что придётся ещё подождать. Когда сон и усталость почти сморили Мари, её разбудил целитель в лимонном халате.

— Мисс, это вы с больным Люпиным поступили?

— Да, — она резко встрепенулась, протирая глаза.

— Его перевели в палату на втором этаже, так как здесь всё забито. Можете побыть с ним до восьми вечера, но потом нужно будет покинуть больницу.

— А когда же... — начала Мари.

— Приёмные часы — с десяти до двенадцати. Но, я думаю, завтра его уже выпишут. Больно уж на свободу рвётся наш пациент, — целитель улыбнулся.

Мари побежала к лестнице, схватив на ходу халат у какой-то медсестры.

Тед лежал на кушетке, кое-где перевязанный бинтами, и тяжело дышал. Мари взяла стул и тихо села рядом. Он с трудом открыл воспалённые глаза, окружённые кровоподтёками.

— Тед... — потрясённо прошептала она, разглядывая синяки и ссадины на видимых участках его тела. Её сердце сжималось от жалости.

Он осторожно повернул голову и посмотрел на неё так вымученно, что Мари чуть не заплакала. Его рука слегка дёрнулась, и она вложила свою ладонь в его, горячую и влажную.

— Любимая... — прохрипел Тед. От этого слова к чувству жалости добавилось чувство нахлынувшего счастья. Мари еле справлялась с таким калейдоскопом эмоций и отвернулась, чтобы не показывать ему навернувшихся слёз. Но он, как всегда, всё понял и еле заметно сжал её руку.

— Спасибо...

— Так и должно быть, — по привычке ответила она и, не в силах больше сдерживаться, прильнула к Теду и уткнулась лицом ему в шею. Он тяжело, но умиротворённо вздохнул. Мари гладила его по голове — там, где не было бинтов — и слегка прижимала к себе.

— У тебя нет переломов? — спросила она еле слышно, боясь услышать ответ.

— Нет, слава Мерлину. А если бы и были, я всё равно настаивал бы на завтрашней выписке под свою ответственность.

— Тед, тебе надо прийти в себя! Ты же ходить не сможешь...

— Почему же, — он потихоньку улыбнулся, — не то что ходить, бегать буду. И даже самостоятельно трансгрессировать.

— Лежи. Это мой приказ, — сказала она твёрдо.

— Мари, какая же ты...

— С кем поведёшься, — подмигнула Мари, пытаясь поднять Теду настроение. — Кстати, твои ребята передавали тебе большой привет.

— Спасибо. Это приятно, чёрт возьми. Ну, то, что я для них не просто начальник, но и человек тоже.

— А ты сомневался? — удивилась Мари, но в этот момент в дверь постучали.

— Посетители, на выход!

— Мне надо идти... — мгновенно погрустнела она.

— Будь осторожна. Трансгрессируй лучше в «Ракушку», всё-таки у тебя сегодня праздник, да и там ты под присмотром главного аврора, — Люпин попытался усмехнуться, но вышло без особого успеха. — Обязательно сообщи мне, как будешь дома.

— Хорошо, — Мари встала, но потом наклонилась и осторожно поцеловала его разбитые губы. — Я приду завтра.

Она шла по больничному коридору, стараясь думать только о хорошем, но в голову лезли жуткие картины сегодняшнего дня, и перед внутренним взором раз за разом всплывало имя этого Эльмара Флинта, новичка Следственного отдела, люди которого напали на Теда. «Кто же он такой, что он замышляет? Вернее, уже не замышляет, а вовсю претворяет в жизнь...»

С этими тяжёлыми мыслями Мари вышла на улицу и спустилась в метро, не слишком торопясь домой — ей нужно было ещё немного времени, чтобы подумать. «Надо разузнать о нём, пока он не прикончил Теда. Только как это сделать?.. Ах, да! Джеймс! Тед говорил, что именно Джеймс донёс до его сведения информацию о саботаже Флинта... Только расскажет ли он хоть что-нибудь мне? Ну ладно, попробовать в любом случае стоит».

 

В «Ракушке» Джеймса уже не было, их с Гарри срочно вызвали в Аврорат. Наспех объяснив всё домашним и стараясь не встречаться с их изумлёнными взглядами, Мари сослалась на головную боль и отправилась в постель. Однако поспать ей так и не удалось, и она проворочалась до самого утра, а в начале седьмого начала потихоньку собираться в Министерство. Нужно было подождать, когда основные министерские отделы начнут свою работу, а не бежать туда сломя голову прямо сейчас, когда во всём здании наверняка лишь обслуживающий персонал да несколько дежурных колдунов.

Время, как назло, тянулось так медленно, что казалось ей тягучей медовой патокой, капающей с пчелиных сот в банку, поэтому, едва дождавшись восьми, Мари тихо проскользнула мимо родительской спальни в сторону комнаты отдыха, где был камин, бросила горсть Летучего пороха и перенеслась прямиком в Атриум. Опустившись в безлюдном лифте на второй уровень, она пошла по тёмному коридору, стараясь шагать как можно неспешнее, но ноги, не слушаясь, в одно мгновение принесли её к кабинету №217, будто на них были наложены Ускоряющие чары. Но — увы! — кабинет Джеймса был заперт. Мари это так расстроило, как будто речь шла о жизни и смерти. Хотя, пожалуй, всё было действительно настолько серьёзно.

От нечего делать Мари принялась ходить туда-сюда по коридору. Проходя мимо одного из кабинетов, она услышала голос, показавшийся ей знакомым. Точно, это дядя Гарри отчитывал кого-то из своих подопечных. Мари невольно прислушалась, не останавливаясь ни на секунду. Дядя разговаривал с невидимым коллегой строгим, но доброжелательным тоном, так что на него и обидеться-то было невозможно за такой выговор.

— Мари? — непонятно откуда взявшийся Джеймс выдернул её из мыслей. — Что-то случилось? Почему ты здесь?

— Привет! Нет, всё в порядке, — она поспешила его успокоить и огляделась вокруг: — Ты так внезапно появился.

— А, это, — Джеймс с притворным смущением махнул рукой, однако невооружённым глазом было видно, что он страшно гордится собой. — Я практикую Дезиллюминационное заклинание.

— Понятно, — улыбнулась Мари, наблюдая за кузеном, который сложными взмахами палочки открывал дверь в свой кабинет. — Слушай, можно тебя на пару слов?

— Конечно, проходи.

Они вошли. Джеймс предложил Мари сесть и мимоходом взглянул на настенные часы, бьющие половину девятого.

— Ну что ж, давай выкладывай, сестрёнка. Стоп-стоп, даже не думай отпираться. Если ты заявилась ко мне на работу, да ещё и в такую рань после собственного дня рождения, то явно что-то произошло.

Мари поёрзала на стуле и в некотором замешательстве поправила сумку на плече.

— Да, ты прав, кое-что произошло, — решилась она наконец. — Это связано с вашим новым следователем.

— Эльмаром? — Джеймс даже не удивился.

— Да. Я могу говорить с тобой откровенно?

— Безусловно, — он был весь внимание.

— Мне тоже известно, что он что-то замышляет.

— Известно откуда? — спросил Джеймс, но его быстрый ум тут же подсказал ему ответ. — От Люпина...

— Да. Он сейчас лежит в Мунго. Вчера люди Флинта жестоко его избили, причём без применения магии.

— Ничего себе... Конечно, я знал, что Флинт копает под Теда, но чтобы так!

— И ещё неясно, с какой целью он это делает, — продолжала Мари. — Может, хочет просто сместить Теда с должности, таким образом отомстив за стычку в первый рабочий день, а может... Честно говоря, после вчерашней экзекуции я не уверена, что Теда не хотят попросту «убрать», как это у вас называется. Знаешь, как говорится, нет человека — нет проблемы. И убрать обязательно по-магловски, чтобы ни один Визенгамот не смог отследить последние действия волшебных палочек.

— Да, всё это крайне загадочно. А вы с Тедом, значит, встречаетесь? — вдруг спросил Джеймс и хитро, но по-доброму прищурился. — Ему давно пора было девушкой хорошей обзавестись, и я рад, что это ты. Так, ладно, переходим к делу, — вновь вернулся он к теме, так что Мари не успела и слова вставить. — Странности не ограничиваются нападением на главу Оперативного отдела: на днях пропали двое его ребят. Пришли на работу как обычно, а потом в течение дня просто исчезли и всё. Все возможные способы отслеживания ничего нам не дали, парни словно испарились. Мы тут места себе не находим, не говоря уже об их семьях. Насколько я знаю, Тед поднимал этот вопрос даже с невыразимцами, но версия перемещения во времени не подтвердилась. Мы теряемся в догадках, а нет ничего хуже, чем искать чёрную кошку в тёмной комнате.

— Особенно если её там нет... — задумчиво добавила Мари, потом словно очнулась и поднялась со стула. — Ладно, спасибо, что выслушал, а то вся эта ситуация который день не даёт мне покоя.

— Да не за что, — улыбнулся Джеймс. — Если будет что-то новенькое, сообщай. Я тоже буду делиться новостями, раз уж ты у нас теперь заинтересованное лицо.

— Хорошо, — кивнула Мари, вышла из кабинета и поспешила в Мунго.

 

Когда она пришла в больницу, Теда там не было.

— Выписали, — коротко ответил дежурный целитель. — Он ходит-то еле-еле, но сказал, что оставаться больше не может — дела у него какие-то.

«О, Мерлин, — думала Мари, выходя на улицу, — ходит еле-еле... дела... что он задумал? Раз из больницы сбежал, значит, явно не дома. В отделе его тоже не было. Либо куда-то ещё подался, либо просто разминулись...»

Она решила проверить первую версию и уже наколдовывала Патронуса, собираясь передать ему сообщение, но едва серебристая пантера материализовалась в воздухе, как вдруг в последний момент Мари опустила палочку. Она внезапно остро чувствовала, что сейчас не стоит отвлекать Люпина от его «дел». Да и вообще мешать ему в сложившихся экстренных обстоятельствах даже она не рискнула бы.

 

Но вечером он пришёл сам, причём, судя по всему, именно пришёл, а не трансгрессировал. Когда Мари выбежала из подъезда, то увидела его чуть согнувшимся и опирающимся о ствол растущего во дворе клёна. Его левая рука будто невзначай лежала на правом боку, но Мари всё сразу поняла — видимо, рёбра эти уроды ему всё-таки помяли. Один глаз ещё был опухшим, губа не зажила до конца, плюс множество синяков и царапин.

— Ох, ну и вид у тебя... — Мари подошла ближе и осторожно обняла Теда. Он уловил момент и поцеловал её в щёку. — Всё-таки сбежал на работу?

— Да ничего, всё уже заживает, — отмахнулся он. — Но свою вину признаю. Да, сбежал из больницы, тебе ничего не сказал. Но так надо было.

— Да я тоже не ангел. Я была в отделе, Тед.

— Я в курсе.

— Ты не будешь сердиться?

— Неа, — Люпин распрямился и даже улыбнулся. — Мы оба с тобой хороши. Да и всё вполне безопасно. Флинт тебя не достанет.

— Ты уверен?

— Абсолютно. Я сегодня ему рождественский сюрприз приготовлю. Рождество в мае, как тебе?

— Я так и поняла, что ты что-то задумал.

— Любой, кто встанет на моём пути, сильно пожалеет об этом, — Люпин смотрел куда-то невидящим взглядом; его голос ожесточился до неузнаваемости. — Не будет никаких предупреждений. Будет просто очень страшная смерть.

Вдруг откуда ни возьмись выпорхнул маленький конверт, сложенный в форме самолёта, и ткнулся Теду в плечо. Мари вспомнила, что видела такие в Министерстве — кажется, эти самолётики служили для быстрой связи между отделами. Бегло просмотрев послание, Тед пробормотал:

— Ну этому-то что надо? Родственнички, Моргана их всех раздери! Я-то думал, что наконец остался один-одинёшенек в целом мире, но нет. Мари, — уже гораздо мягче обратился он к ней, — прости, мне надо помочь одному человеку. Не теряй, ладно?

— Ладно, — она с деланным равнодушием пожала плечами. — Надо так надо.

— А завтра вечером я целиком твой, — многообещающе сказал Люпин. — И так вон сегодня сорвалось... Но долг обязывает.

— Да неужели! — иронично воскликнула Мари, потому что была одновременно и рада, и расстроена, что это будет только завтра.

— Знала бы ты, как я соскучился, радость моя, — прошептал он ей на ухо.

— Знал бы ты, как мне не хочется тебя отпускать, — шепнула она в ответ, и тут он неожиданно сильно привлёк её к себе и коротко, но жадно поцеловал.

— Будь осторожен, Тед, — с трудом произнесла Мари, задыхаясь в перерывах между поцелуями. — И учти, завтра ты мой. Смотри, не забудь.

— Завтра я сам с удовольствием напомню тебе об этом, — усмехнулся он и вынул из кармана какой-то предмет, похожий на большую брошь. Портключ. — Ну, до скорого, милая.

— Пока, Тед.

Мари зашла в подъезд не в силах видеть, как он исчезает в потоке голубоватого света, вырвавшегося от замаскированного под украшение портала. Ощущение тревоги который день не покидало её.

 

Утром Мари проснулась от громкого и яростного звонка в дверь. Уверенная, что кто-то ошибся или просто решил неудачно пошутить, она вооружилась волшебной палочкой и грозно направилась к двери. Даже не посмотрев в глазок, распахнула её и... ахнула от неожиданности.

— Джейми?!

— Собственной персоной, — подмигнул он. — Ну, если только кто-то не использовал мои волосы для Оборотного. Пригласишь?

— Конечно, заходи, — Мари провела его в свою комнату, попутно наложив шумоизоляционное заклятие, поскольку понимала, что речь сейчас пойдёт о том же, о чём и вчера. — Ты решил нанести мне ответный ранний визит?

— Именно, — улыбнулся Джеймс, накладывая на дверь в комнату ещё какие-то защитные чары, не знакомые Мари, а потом в его глазах мелькнула озабоченность. — Слушай... что вчера Люпин устроил?

— В смысле? — не поняла она.

— Я только что из отдела. Там Флинт... — он запнулся на полуслове.

— Что такое? — в голосе Мари сквозил неподдельный ужас. «Будет просто очень страшная смерть», — сказал вчера Тед. Мерлин, неужели...

— Он весь в ожогах, с трудом передвигается. Я сам обалдел, когда его встретил. Правая половина лица и рука обожжены — и это только то, что на виду.

Мари тихо охнула.

— Я не могу сказать тебе ничего дельного... Я видела Теда вчера минут пятнадцать от силы, а потом он сорвался куда-то, вроде как помогать «родственничку», как он выразился.

— А, ну это Скорпиусу наверное. Наш блондинчик снова влип в неприятности.

— Постой, Джеймс, а у Теда что, есть живые родственники?

— Да, семейство Малфоев. Довольно дальние, правда. Скорпиус — его троюродный брат, учился на одном курсе с нашим Алом. Думаю, ты наслышана о Малфоях. Главные британские спонсоры-аристократы, — усмехнулся Джеймс. — Ну, тогда всё сходится. С утра я поговорил со Скорпи; по его словам, после двух рюмок огневиски в «Дырявом котле» Тед начал говорить что-то о том, что единственный путь решения всех проблем — это насилие. Но вот что было потом? Признаться, я думал, что ты хоть как-то развеешь моё неведение.

— Я пас, — одними губами произнесла Мари, пытаясь связать воедино всё, что услышала. Оказывается, вчера Тед оставил её, чтобы отправиться в «Дырявый котёл» и выпить на пару с троюродным братом. Очень интересно... — Ну у вас и интриги.

— Да, есть немного. Ну ладно, тогда я побегу, — сказал Джеймс, снимая чары и выходя из комнаты. — До связи!

— Счастливо!

 

А вечером Тед пригласил Мари к себе. Как только она вошла в дом, он прямо с порога наложил на её глаза заклятие «Затмись» и аккуратно повёл за собой в комнату (судя по направлению, в котором пространственная ориентация Мари не должна была ошибиться — гостиную).

— Ну, когда можно будет смотреть? — спросила она, когда они остановились, переминаясь с ноги на ногу от нетерпения.

— Сейчас. Финита!

Вот это да! Похоже, Люпин решил с лихвой окупить скупость последних встреч, которые проходили если не урывками, то в таких обстоятельствах, где было не до романтики. Вся гостиная — чутьё Мари не подвело — была освещена десятками свечей, в зажжённом камине приветливо потрескивали поленья, а на столике среди сладостей, фруктов и бокалов для сливочного пива стояла высокая хрустальная ваза с букетом свежесорванной сирени, нежный аромат которой заполнял все уголки комнаты.

Мари с трудом оторвалась от этого великолепия и перевела восхищённый взгляд на Теда.

— Я решил, что немного романтики не помешает, — с напускной скромностью сказал он в ответ на её немой восторг.

— Ну уж нет, ты решил меня споить, а потом шутить на эту тему, — попыталась съязвить Мари, кивнув на бокалы. — Я расколола тебя.

— Всё гораздо проще, любимая, — вздохнул Тед так, словно разговаривал с маленьким неразумным ребёнком. — Отдохнём, расслабимся. Только ты и я.

Они сели на диван, и Тед налил пиво в бокалы. Его раны, конечно, не прошли бесследно, но выглядели уже не такими страшными: опухоль с глаза полностью спала, шрамы и царапины, благодаря экстракту бадьяна, быстро затягивались, кожа на губах восстановилась и зажила, да и двигался он уже увереннее.

Всё это было хорошо, но Мари понимала, что прежде чем отдаться во власть романтического вечера, им придётся обсудить несколько неприятных моментов.

— Это ты поджёг Флинта? — напрямую спросила она, решив не ходить вокруг да около.

— Да, — так же прямо ответил Тед. — Помнишь, я говорил про рождественский сюрприз?

Мари медленно кивнула, отпивая немного из своего бокала, и в этот момент Люпин незаметно подвинулся к ней, крепко обнял и склонился к её лицу.

— Что же ты делаешь... — она потёрлась носом о его подбородок, мгновенно теряя нить разговора.

— В смысле — поджигаю тех, кто мне мешает, или соблазняю тебя?

— Во всех смыслах, — прошептала она, моментально опьянев от близости Теда. Ощущая жар его дыхания, она вся подалась вперёд, очень прозрачно намекая на то, что хочет поцелуя... и не только. Люпин сделал вид, что не понял намёка, и продолжал касаться её лица лишь пальцами. Мари подставила свои губы, а он, словно нехотя, лениво скользнул по ним своими, но быстро оторвался и продолжил истязать девушку своими пуританскими ласками. Когда она уже в голос застонала от желания, он наконец смилостивился и поцеловал её именно так, как она хотела — грубо и настойчиво. Мари больше не могла продолжать эту пытку и начала стаскивать с него одежду. Тед, в свою очередь, с глухим рычанием разорвал её летний сарафан и уложил на спину. Сегодня он не сдерживался; несмотря на свои недавние травмы, он делал всё в полную силу и был настоящим зверем — таким, какой есть. И ей это безумно нравилось.

Спустя час они лежали на полу гостиной — решили сделать передышку и закончить разговор. Тед держал в одной руке бокал с пивом, а другой нежно перебирал волосы Мари, закрученные в кудри.

— Ты выручил вчера своего этого... Малфоя?

— Опа. Откуда ты знаешь фамилию?

— Джеймс, — Мари пожала плечами. — Тед, почему ты не сказал, что у тебя остался троюродный брат и вся его семья? Я-то думала, что ты совершенно один!

— Со Скорпиусом мы общаемся скорее по долгу службы, чем из-за родственных связей. А его семья... Наши бабушки — родные сёстры, но если бабка Скорпи оправдала надежды клана, то моя была изгнана из семьи, выжжена с фамильного гобелена и едва ли не проклята.

— Боже мой! — Мари подняла голову. — Чем она так провинилась?

— Вышла замуж за маглорождённого волшебника.

— Только и всего?!

— Это сейчас кажется, что в смешении крови ничего такого нет, но в семидесятых всё было несколько сложнее. Род Блэков, к которому принадлежала бабушка, был одним из самых уважаемых, старейших и истинно чистокровных магических родов. Разбавлять кровь подобными браками, как у неё, было так же позорно, как и родить сквиба. В общем, была куча запретов, предрассудков и суеверий, на которые бабуля наплевала — и правильно сделала. Судя по сохранившимся письмам от бабушки деду, а также записям в личном дневнике моей матери, дед был хорошим и порядочным человеком, горячо любившим свою жену. Кстати, меня назвали в его честь, — подытожил Люпин с лукавой улыбкой.

Они ненадолго замолчали. Мари снова устроилась у Теда на груди, слушая биение сердца. Оно ещё было слегка учащённым, и Мари замирала от осознания того, что именно из-за неё его сердце бьётся так. Она безотчётно считала его пульс, как Тед вдруг засмеялся и сказал:

— Скорпиус вчера пытал меня на тему, есть ли у меня девушка. Забавно. Обычно никто никогда не задавал подобных вопросов, а тут «Как зовут?», «Вместе живёте?»...

— Да ну! А ты что?

— А я ничего. Ушёл от темы. Не хочу смешивать жизнь и работу. Тебя и так вон наши двое из ларца знают, не говоря уже о семействе Поттеров. Не хватало, чтобы...

— Ты что, ревнуешь к близнецам? — Мари даже приподнялась от удивления.

— Мари, — Люпин опять смотрел на неё как на неразумное дитя, — ты себя в зеркало не видела что ли?

— Видела, но...

— Ты самая красивая девушка на свете.

Она зарделась от удовольствия и опять легла, пряча смущённую улыбку за следующим вопросом:

— И ты никогда не был у Скорпиуса в гостях?

— Никогда, — коротко отозвался Люпин. Потом добавил: — К слову, его мать уже раз двадцать присылала мне приглашения в гости или передавала их через Гарри...

— Через Гарри?! А он каким боком?

— Я смотрю, Мари-Виктуар, долго пребывание во Франции совсем стёрло из вашей головы воспоминания о дружеских связях родни. Мама Скорпиуса, Астория — между прочим, чудесная женщина — лучшая подруга твоей тёти Джинни, которая по совместительству жена главного аврора, если ты забыла.

— Нет. Это я помню.

— Вот молодец.

— Так в чём проблема?

— В Драко. Отце Скорпиуса. Я бы рад зайти к миссис Малфой на чай, поболтать о том о сём, но одна мысль о её муже вызывает у меня стойкое нежелание переступать порог их дома. Не то чтобы Драко был мне неприятен, но он неразрывно ассоциируется у меня с той самой сумасшедшей Блэковской семейкой, откуда изгнали мою бабушку. Так получилось, что Драко хоть и носит фамилию Малфой, главные черты всё же перенял от Блэков — их надменность, высокомерие, зашкаливающее чувство собственного достоинства, не показное, но весьма ощутимое презрение к тем, кто ниже их по статусу, и так далее. И несмотря на то, что в браке с Асторией многие из этих качеств «поутихли», всё же искоренить их невозможно, а общаться с Драко как с типичным представителем чокнутых аристократов, помешанных на чистоте своей крови, мне не хочется.

— Как всё сложно, — сказала Мари, сладко потягиваясь и дразняще касаясь груди, а затем и живота Теда, не спеша выстраивая пальцами дорожку от его пупка и ниже. — Думаю, здесь у нас попроще будет...

Мгновенно возбудившись, Тед быстро перевернулся, оказавшись сверху.

— Ну же, иди ко мне... — прошептала Мари, запуская пальцы в его волосы и притягивая к себе.

— Искусительница... — глухо ответил он, ощупывая влюблённым взглядом каждую клеточку гибкого девичьего тела. А потом с необузданной страстью набросился на неё, и Мари забыла разницу между днём и ночью...

Глава опубликована: 27.02.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 82 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх