Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

The Princess and the Nerfherder - Принцесса и нерфопас (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Romance
Размер:
Мини | 13 Кб
Статус:
Закончен
— Мы встречаемся? — спросила у него Бреха однажды вечером в библиотеке Академии.

История любви четы Органа.

Перевод выполнен на конкурс "Далёкая галактика 2" на fanfics.me, в номинацию "Space Love".
QRCode

Просмотров:779 +0 за сегодня
Комментариев:12
Рекомендаций:0
Читателей:28
Опубликован:12.05.2018
Изменен:12.05.2018
От переводчика:
В тексте использованы личные хэдканоны автора о том, что у Бейла изначально была фамилия Антиллес, которую он по альдераанской традиции сменил, женившись на Брехе, а также об асексуальности вышеуказанных персонажей. Так что данный фик особо не соответствует ни РВ, ни новому канону. Что касается асексуальности, то данная работа была написала ко Дню асексуальности на Тамблере асексуальным автором, так что она прекрасно знает, о чём пишет.

Переводчик использует имя "Бреха", а не "Бреа" ввиду того, что именно первое указано в русскоязычной версии Вукипедии.
Конкурс:
Далёкая галактика 2
Конкурс проводился в 2018 году
Отключить рекламу
 
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
 

Когда Бейлу Антиллесу было одиннадцать, родители взяли его в Альдеру на Великий фестиваль цветов. Он никогда раньше не был в столице, хоть и слышал о ней разные истории — в основном от своего кузена Линала, который был на четыре года старше, ездил в столицу уже трижды и постоянно хвастался обо всём, что там видел.

Бейл ожидал, что в Альдере будет красиво, и так и оказалось: повсюду возвышались блестящие белые здания, а улицы были усыпаны розовыми, красными, жёлтыми и белыми лепестками. И вокруг было столько людей! Но образ одного человека отложился в его памяти ярче, чем что-либо ещё, увиденное в городе.

Принцесса Бреха была всего лишь обычной девочкой его возраста, но в тот день она выглядела как дух, снизошедший с небес на смертную землю. Даже её одеяние, яркое и солнечное, походило на цветок. Когда её парадный аэромобиль пролетел мимо Бейла, она посмотрела прямо на него и улыбнулась.

В тот день им так и не удалось поговорить. Пройдут годы, прежде чем он увидит её снова. Но воспоминание о цветочной богине навсегда останется в его памяти.


* * *

Ферма семьи Антиллес не была особо крупной, но приносила хороший доход. Все в близлежащих деревнях знали, что нерфы Антиллесов были одними из лучших на Альдераане. И Бейл этим гордился. Ему даже нравилась его работа, хоть он никогда и не признавался в этом своим друзьям.

Лето было его любимым временем года. Когда нерф гнали на высокогорные пастбища, он мог лежать на траве, наблюдая за стадом и облаками в небе. Высоко в горах воздух был чистым, а вода — холодной и сладкой, и всё было возможно.

Одним таким летом, когда Бейлу было шестнадцать и больше обычного хотелось скрыться среди гор, подальше от назойливых вопросов родителей о планах на будущее, на его небольшую зелёную поляну забрела девушка.

Когда она появилась, он почти дремал, убаюканный солнцем и журчанием ручья, и сперва подумал, что это сон. А затем она подошла, встала прямо над ним, заслонив солнце, и сказала:

— Эй, проснись!

Бейл резко сел.

— О, — сказал он. — Я думал, что ты... — и замолчал, потому что не мог закончить это предложение, не опозорившись.

Он тогда не узнал её. Девушка была красивой, но, без сомнения, была человеком. А принцесса из его воспоминаний была диким духом-цветком, обрётшим человеческую форму. Поэтому он, не задумываясь, спросил:

— Зачем ты меня разбудила?

— Ты не должен спать, глупый, — рассмеялась она в ответ. — Твои нерфы разбредутся.

— Даже если так, далеко они не уйдут, — пожал плечами Бейл.

— Хм. Я и не думала, что выпасание нерф — такое простое занятие.

— Не всегда, — возразил он, наконец поднявшись с земли. Стоя, он был намного выше неё. — Что ты здесь делаешь? Эти пастбища — собственность моей семьи.

Она небрежно взмахнула рукой:

— Ох, да я просто решила подышать свежим воздухом. Ну, знаешь, прогуляться. Здесь очень красиво.

Бейл на секунду задержал на ней взгляд. У неё были тёмные волосы, смуглая кожа, и она была одета по последней столичной моде — в одежду в стиле горцев, которую любой из, собственно, самих горцев мог легко отличить от настоящей. Например, Бейл никогда не видел настолько непрактичной жилетки на ком-то из жителей своей или соседних деревень.

— Что ж, раз ты пришла в мою скромную обитель, — галантно сказал он, — то, пожалуй, мне стоит показать тебе окрестности.

Она снова довольно засмеялась и пошла вместе с ним по лугу. Они окунали ноги в ручей, всё ещё не прогревшийся после таяния снега, и скатывались с холма, словно дети, пачкая всю одежду следами от травы. Девушка даже сплела венок для одной из нерф, который сразу же был съеден.

Когда солнце начало садиться, девушка немного неохотно сказала:

— Пожалуй, мне пора уходить. Но я отлично провела время. Спасибо, что разделил со мной свой луг.

— Ох, конечно, — сказал Бейл, а потом чуть было не проклял себя за глупость. — Постой!

— В чём дело? — спросила она, обернувшись.

— Ты так и не сказала мне своё имя, — пробормотал Бейл, смущённо потирая шею.

— Бреха, — широко улыбаясь, ответила она, и бегом устремилась вниз по склону. Слишком быстро для того, чтобы он мог её догнать, даже если бы не стоял на месте, как вкопанный.


* * *

Большую часть жизни Бейл считал, что в любом случае будет нерфопасом. Его семья занималась этим с давних пор, и ему это нравилось. Конечно, он знал, что родители надеялись на лучшее будущее для него. Результаты его тестирования были превосходными, и поэтому его часто подталкивали — иногда даже докучая этим — к получению высшего образования в Альдере. Раньше он не задумывался об этом всерьёз.

Но после того дня на лугу он задумался. Линал нещадно глумился над ним, повторяя, что это всё из-за того, что он безнадёжно влюбился в принцессу.

Бейл не думал, что дело было в этом. Он не хотел целоваться с той девушкой на лугу или заниматься с ней всеми теми вещами, которыми его друзья занимались со своими девушками. Он просто хотел говорить с ней, провести вместе ещё один день, брызгая друг на друга водой и рассматривая облака в небе.

Но она не пришла ни на следующий день, ни через два дня. Он вообще не ожидал, что она вернётся. Она ведь была принцессой. Глупо было надеяться, что она посетит пастбища его семьи более, чем однажды.

Однако пять дней спустя после их первой встречи она снова появилась на лугу. На этот раз на ней было длинное платье, которое она приподымала до колен, а на её ногах были следы грязи.

— Я ходила по ручью, — сказала она ему, широко улыбаясь.

— Ваше высочество, — неловко поклонился Бейл.

Бреха скорчила недовольную гримасу:

— Да ну тебя, — выразительно сказала она. — Если бы я хотела такого обращения, то осталась бы во дворце.

Бейл был настолько удивлён, что невольно засмеялся.

— Тебе не нравится во дворце? — спросил он.

Бреха упала на траву, вытянула руки и ноги и глубоко вздохнула. Солнце светило ей почти прямо в глаза, но она их не закрывала. Цветы и травинки запутались в её волосах.

Бейл впервые вспомнил о фестивале цветов. Она выглядела, как дух гор в человеческом обличье.

— Мне там <i>не</i> не нравится, — сказала она, задумчиво хлопая по траве возле себя, пока Бейл не сдался и не лёг рядом с ней, прикрыв глаза. — Просто сейчас меня там всё раздражает, — продолжила Бреха. — Мама созвала Совет, ну, знаешь, чтобы решить "вопрос об иммиграции", — её голос был наполнен отвращением. — И во дворце полно лизоблюдов, консерваторов и прочих личностей, которым совершенно наплевать на кого-либо, кроме себя.

Бейл повернулся и посмотрел на неё.

— Это довольно мрачный взгляд на происходящее, тебе не кажется?

— Возможно, — она пожала плечами. — Мама говорит, что я не создана для политики, но со временем освоюсь, — она фыркнула и тоже повернулась к Бейлу. — Я не знаю. Я справлюсь с этим, когда буду должна. Я знаю, как быть чинной, вежливой и суровой, как обрывать политическую риторику. Но я устаю от всех этих споров. Никто из них на самом деле не беспокоится о беженцах и о том, что с ними случится.

— Может, это и так, — сказал Бейл. — А может, они просто боятся. Многие люди в деревнях думают, что мигранты заберут у них работу и средства к существованию. Я... <i>не думаю</i>, что это правда. Но никто в Альдере не пытается развеять эти страхи. Иногда мне кажется, что они вообще о нас не думают. Но если бы королева просто заверила людей в обратном, то я действительно думаю, что большее количество граждан стало бы лучше относиться к иммиграции. Альдераан имеет долгую историю гостеприимства и поддержки разнообразия, и я думаю...

Бреха прервала его, тепло засмеявшись, но её слова прозвучали так восхищённо, что он не мог на неё сердиться.

— Тебе нужно быть политиком, — сказала она. — У тебя бы хорошо получилось, и ты бы действительно беспокоился о людях.

Она сказала это в шутку. Он был уверен в этом. Но, в тоже время, он не мог перестать думать об этом всерьёз.

Они провели остаток дня, обсуждая политику, законы и политические дебаты. Бреха была лучше осведомлена в большинстве вопросов, но всегда внимательно выслушивала его позицию и воспринимала её всерьёз. Она ни разу не намекнула, что его мнение было менее значимым, потому что он не учился в Альдере.

Он ожидал, что она хотя бы намекнет, и сказал ей об этом.

— Ты умный, — сказала она, слегка подвинувшись. Он не был уверен, сделала ли она это из-за неловкости разговора или неудобной позы. — Ты действительно думаешь обо всём этом, и тебе не наплевать. Да и вообще, я считаю, что каждый заслуживает уважения.

— Городские обычно не так о нас думают, — сказал он. — Нерфопас — это ругательство, если ты не знала.

Бреха скривилась.

— Ну, а я так не считаю! — резко сказала она. — Так уж сложилось, что нерфопас — мой очень хороший друг.

Тепло от этих слов оставалось с ним долгие недели, но то, что она сказала о карьере политика, осталось с Бейлом намного дольше.


* * *

Он поступил на бюджет в Альдерскую академию государственной службы. Его родители были в восторге. Линал до сих пор дразнил его касательно влюблённости в Бреху, но Бейл не обращал на него внимания.

Ему было двадцать, когда он поступил на первый курс, он был на три года старше большинства своих одногруппников. И он был единственным горцем.

Семь месяцев спустя, во втором семестре, на семинаре по управлению государством в Галактической Республике, к нему подсела Бреха Органа.

— Привет, — сказала она, одарив Бейла нахальной улыбкой. — Не ожидала тебя здесь увидеть.

Бейл проигнорировал странные и даже завистливые взгляды одногруппников и улыбнулся ей в ответ.


* * *

Он не мог с точностью сказать, когда у них случилось первое свидание. Они почти всё делали вместе: учились, гуляли по городу, а на каникулах поднимались в горы. Они вместе ходили на концерты. Бреха обожала мюзиклы, а Бейл, к её ужасу, не видел ни одного, поэтому она задалась целью ознакомить его со <i>всем</i>. Вместе они ходили в музеи, на лекции и на митинги в центре города. Однажды она привела его во дворец, и Бейл провёл следующие три часа, чувствуя себя более неловко, чем когда-либо в своей жизни, пытаясь не кашлять, не дышать громко и ни к чему не прикасаться.

— Мы встречаемся? — спросила у него Бреха однажды вечером в библиотеке Академии. Она не поднимала глаз от экрана датапада.

— Я... Что? — запнулся Бейл, его собственный датапад громко упал на стол.

— Мы встречаемся? — повторила она всё так же невозмутимо. — Потому что моя мама не перестаёт спрашивать, и я должна понимать, что ей ответить.

Он моргнул и уставился на неё, открыл и закрыл рот, и наконец ответил:

— А ты... хочешь встречаться?

— Думаю, да, — ответила Бреха, подняв на него глаза. — Мне нравится с тобой говорить, проводить время вместе, и мне с тобой приятно.

— Но? — спросил он, потому что за этим определённо следовало "но".

— Но... я не знаю. Я думаю, ты не захочешь со мной встречаться.

— Почему нет? — спросил он с искренним недоумением. Он особо не задумывался о романтических отношениях, но раз уж она их упомянула, он не мог представить себя с кем-то, кроме неё.

— Потому что, — сказала она, решительно посмотрев ему в глаза, — я не хочу заниматься с тобой сексом.

Он был настолько удивлён, что непроизвольно выпалил:

— О, слава богам!

Бреха уставилась на него немигающим взглядом, а затем рассмеялась.

— В таком случае, — сказала она, — мы идеально друг другу подходим. Я скажу маме, чтобы она перестала подыскивать мне партнёров.

Так и всё и решилось.


* * *

Они вместе закончили Академию, но Бейл едва ли думал об этом. Его мысли были заняты подготовкой к выборам на пост районного депутата. Он пропустил собственный выпускной, потому что вместе с соперником, баллотирующимся второй раз, участвовал дебатах на тему традиционных ремёсел и экономики горных регионов. Бреха пришла к нему после окончания дебатов с блеском в глазах и дипломом в руке.

— Я забрала и ваш, депутат Антиллес, — сказала она.

— До выборов ещё далеко, — вздохнул Бейл.

— Все говорят, что ты разгромил его риторику в пух и прах. Я не волнуюсь, — она пожала плечами.

И была права. В возрасте двадцати трёх лет Бейл Антиллес начал свою политическую карьеру.


* * *

Бреха Органа сделала ему предложение в тот день, когда он проиграл выборы Верховного Канцлера набуанскому сенатору Палпатину. Она сделала это по голозвонку через гиперпространство в семь утра по корусантскому времени, что означало, что в Альдере было три часа ночи. Однако она выглядела бодрой и цветущей.

— Мне жаль, что ты проиграл, — сказала она. — Ты бы стал прекрасным Канцлером.

— Спасибо, — поблагодарил он. — Но я уверен, что Палпатин прекрасно справится.

— Посмотрим, — сказала Бреха. — Но я не потому тебе звоню.

— Да?

— Я тут подумала, — продолжила она, теребя прядь волос, что было её единственной нервной привычкой. — Нам стоит пожениться.

— О, — сказал Бейл.

— О? И что это значит? — засмеялась она. — Ты дар речи потерял?

— Мне не привыкать, — сказал он с нежностью. — Но да, конечно, я на тебе женюсь.


* * *

Он отслужил тот созыв в Сенате и вернулся домой, на Альдераан. Естественно, планировалась пышная королевская свадьба, чего не особо хотелось ни Бейлу, ни Брехе.

Но сначала они провели маленькую закрытую церемонию в горах. На Брехе было традиционное синее платье, а на Бейле — килт и нерфовый жилет горцев-пастухов. Они благословили себя в ручье и танцевали босиком на траве, призывая духов благословить их брак. Солнце село, гости разошлись по домам, а молодожёны остались вдвоём на поляне под сенью звёзд.

— Итак, — ухмыльнулась Бреха, — чем займёмся сейчас?

— Это прекрасная ночь для того, чтобы смотреть на звёзды, — сказал Бейл, и они лежали рядом, рука в руке, глядя на бесконечную вселенную над ними, пока не уснули.

Глава опубликована: 12.05.2018
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 12 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
 

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх