Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:191 302 +6 за сегодня
Комментариев:780
Рекомендаций:4
Читателей:2825
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 3. Виктор

Графство Девоншир. 22 августа.

Иногда про людей говорят, что они любят держать все под контролем.

Беллатриса же наоборот предпочитала давать событиям уйти далеко от ее планирования, и потом вторгаться в образовавшийся хаос, руководствуясь исключительно сиюминутными импульсами.

Сейчас она шагала по кривым узким улочкам старой части Экстера, скрывшись капюшоном черного дорожного плаща. Буквально несколькими секундами ранее она была в пригороде Лондона, но уже сейчас, благодаря легкой ли прихоти или зову старого приятеля, она находилась на юго-западе от столицы. От труб в промышленном районе в воздух поднимался тяжелый смрад с примесью запахов производственного дегтя и каменного угля. Черные клубы вздымались высоко в мутное пасмурное небо, тая среди низко застывших облаков. Помимо этого было жарко и невыносимо душно — ощутимо чувствовалось приближение летнего дождя.

«Трактир: У Гая Фокса».

Так гласила незамысловатая вывеска на заведении, в которое Лестрейндж неторопливо вошла, предварительно пристукнув каблуком сапога об порог, чтобы содрать застывшую на нем корочку грязи.

— Очень мило, — Беллатриса скривила губы в презрительной ухмылке, снимая плащ и кидая его в руки вовремя подоспевшего бармена. Посетителей почти не было, за исключением двух странного вида мужчин за столиком в дальнем углу и одиноко склонившейся над барной стойкой фигуры.

— Мадам Лестрейндж? — лицо бармена вытянулось, скулы заострились оттого, что он резко втянул щеки и задержал дыхание. В глубоко посаженных глазах промелькнул страх.

Не удивление, как с удовлетворением отметила Беллатриса, а именно ужас, животный, поднимающийся из самого нутра.

— Можно без лишних условностей, — сухо сказала она, немного ослабляя завязки корсета и подходя сзади к мужчине, сидящему у стойки. — Ба-а-рти.

Тот вздрогнул, будто по всему его телу прошла судорога, и медленно обернулся, рассматривая Беллатрису блестящими карими глазами. Уголки губ Барти Крауча-младшего обозначились в едва заметную улыбку.

— Впервые за тринадцать лет ты стоишь прямо передо мной, — сказал он негромко, отхлебывая сливочное пиво из высокого бокала и быстро облизывая верхнюю губу, чтобы собрать с нее белую пену. — Хотя все это время мы были в соседних камерах, спина в спину к одной и той же стене.

— Теперь я здесь, — Беллатриса дернула плечом, будто речь шла не о десятилетии ночных кошмаров под бдительным надзором дементоров. Затем она села на соседний стул и подозвала пальцем все еще толкущегося у порога бармена, чтобы заказать грог. — Смрад, вонь, горячая смола. За соседним углом я видела расклеванный воронами труп бедняка. Такое ощущение, что здесь никогда не кончается день Гая Фокса.

Она кинула взгляд за окно, где на обратной стороне вывески было нацарапано ножом:

«Помню не зря пятый день ноября

И заговор пороховой.

Проходят века, но грусть и тоска

Всегда остаются со мной»

— С каких это пор, Барти, ты ошиваешься на старых улицах мелкого торгового городка*, вспоминая славные годы Азкабана? — Беллатриса хмыкнула, склонив голову набок, и принюхалась к принесенному грогу. Затем опустила палец в прозрачную жидкость, облизнула его, огибая кончиком языка длинный ноготь и уже тогда рискнула сделать первый глоток.

— Неужто, Лестрейндж, ты осуждаешь меня за то, что я не рвусь в бой всего через месяц после Азкабана? — обиженно отозвался Барти. Говорили они между собой достаточно тихо, но бармен все же попытался прислушаться, впрочем, получив тут же холодный и злобный взгляд Беллатрисы и отшатнувшись.

— Когда я вылезла из Азкабана, я два дня шлялась по грязным улицам Тронсхейма, побираясь, как нищенка, унижаясь. Ребра торчали, я похудела так, что на мне едва ли держалась мантия, сшитая на ребенка, — прошипела Беллатриса, склоняясь ниже, так что жесткие черные локоны защекотали шею ее собеседника. — Два дня, Барти, и я уже готова была выступать.

— За кого? — выпалил Барти раздраженно.

— За Темного Лорда, — Беллатриса осклабилась, закатав рукав и выгнув кисть вниз, так что на левом предплечье четче обозначились под тонкой кожей сухожилия, а поверх них, удивительно органично вплетаясь в узор синих вен, показалась черная метка, которая после тринадцати лет вновь начинала постепенно набирать цвет. — Ты знаешь, Барти. На твоей руке то же самое.

Крауч во все глаза смотрел на подставленную руку, коленом опираясь о колено Беллы и сильно подаваясь при этом вперед.

— Я думал, это ошибка, — прохрипел он, поднимая, наконец, взгляд на торжественно молчащую Лестрейндж. — Так у всех?

— Не думаю, — сказала Беллатриса, закатывая рукав, когда мимо прошли те двое посетителей, что все еще находились в помещении и задержались у выхода, тихо переговариваясь между собой. — Только у наиболее преданных из нас. Я встретила Августуса на днях, его метка все такая же тусклая. Но даже он чувствует приближение.

Барти издал странный хихикающий звук, разве что не зажмурившись от удовольствия.

— Лорд возвращается? — с придыханием спросил он.

— Наши с ним пути пересеклись в предгорьях Уэльса, — сказала Беллатриса, с удовольствием поймав на себе завистливый взгляд. Право видеть хозяина первым досталась именно ей.

— Лорд... жив? — спросил Барти осторожно, будто не спрашивал, а пытался коснуться ветхой древней портьеры, не содрав ее с карниза.

— Вскоре он будет еще могущественнее, чем до своего исчезновения, — уверенно и пылко произнесла Беллатриса. Ее глаза сверкнули знакомым Краучу фанатичным огнем, который он в последний раз имел возможность лицезреть при убийстве Алисы и Фрэнка. — И он расправится со всеми своими старыми врагами. Помнишь мальчишку Невилла, Барти? Помнишь, кого мы оставили в живых вопреки клятве убить? Надеюсь, ты не прочь присоединиться к моему веселью — о, я многое обдумала за тринадцать лет, обещаю тебе славный пир... А теперь смотри внимательно, Барти. Смотри, как история делает свой первый шаг.

Она медленно вытянула волшебную палочку из поясного кармана, недобро усмехнувшись, и затем вдруг резко развернулась всем корпусом, так что хрустнули позвонки и вскрикнула:

Авада Кедавра!

Один из двух магов, подслушавших весь разговор двоих Пожирателей, стал жертвой заклятия, грузно навалившись на дверь трактира. Следом за ним последовал его спутник и не успевший даже вскрикнуть бармен.


* * *

Виктору понадобилось немного времени, чтобы прийти в себя и выбраться из толпы на некоторое возвышение — небольшой холм — чтобы не быть задавленным мечущимися в панике людьми. Всего пару минут назад они с друзьями по команде уходили со стадиона, унося с собой жалость и горькую обиду поражения, но уже сейчас проблема элементарного выживания оттеснила собой квиддич.

— Питер! — Крам, высматривающий в толпе знакомые лица, заприметил плотного невысокого Петтигрю, пытающегося пробираться сквозь толпу почему-то в обратном общему потоку направлении. — Питер!

Виктор перегнулся через балки палатки, тент которой дотлевал обрывками тряпья у его ног, и схватил Петтигрю за плечо, пытаясь привлечь внимание. Питер оглянулся на него, глядя как-то испуганно и почти что безумно. Расширившиеся темные зрачки почти скрыли собой светлую радужку.

— Там Гарри! — завопил Питер, пытаясь вырваться, но Виктор с силой затащил его к себе.

— Послушай! Да послушай же! — почти рявкнул Крам. — Я найду его, слышишь?

И он, не дождавшись даже ответной реакции, быстро спрыгнул вниз, ловко продвигаясь между бегущих людей. Всюду был слышен треск расползающейся под пламенем ткани, крики и плач. Один раз Виктор почти нос к носу столкнулся с человеком в маске, на миг ощутив какого это, когда в легких кончается воздух, а ты даже вдохнуть не можешь от страха. Но неизвестный не заметил его, шагнул через пламя, носком сапога потушив загоревшийся подол мантии, и вскинул палочку, отправляя двух колдуний на землю. Одна тут же вскочила, кинувшись прочь, а вторая упала ничком, судорожно хватаясь за траву и вскоре замерла, больше не шевелясь.

— Эй! — Виктор подбежал к ней, пытаясь загородить от ударов ног несущейся толпы, и развернул лицом вверх. Темные волосы растрепались, обрамляя бледное лицо, губы приоткрылись, словно она пыталась что-то крикнуть, но не успела. — Эй, поднимайся!

Реакции, конечно же, не последовало. Толпа редела: почти все успели скрыться за поворотом холма. Палатки перестали вспыхивать, и теперь только густой дым стелился по земле — ночную мглу снова разгонял один лишь лунный свет.

— Морсморде!

Крам вздрогнул, ниже пригнувшись к земле, и осторожно повернул голову в сторону того, кто выкрикнул заклятие. Мужчина продолжал направлять палочку в небо, и, стоило поднять взгляд выше, как Виктор увидел то, о чем уже много лет не вспоминал — черную метку. Еще в детстве он частенько видел этот знак на руке Петира. Четкое воспоминание ранних лет — как Петтигрю подбрасывает его на руках, так что на левом предплечье видно яркий рисунок черепа и змеи — всплыло в сознании почти мгновенно. Только вот метка Питера уже давно потускнела, и Крам до сего момента и думать о ней забыл.

— Виктор Крам, — донесся снизу слабый голос, заставивший его испуганно подскочить, чуть не выдав своего местоположения. Девушка, возле которой он сидел, внимательно разглядывала его темно-карими глазами. — Забавно.

Виктор недоуменно на нее уставился, но тут услышал рядом шорох, и из темноты, низко пригибаясь к земле, к ним пробежал Гарри, спиной прижавшись к уцелевшему тенту одной из палаток.

— Веселитесь? — ухмыльнулся он.

— Признавайся, это ты устроил мне личную встречу с Виктором Крамом? — усмехнулась девушка, приподнимаясь на локтях и морщась от боли. — Черт подери, мне не настолько было жаль моих денег, Петтигрю.

— Да, ты права, с театральностью я перестарался. Можно было не жечь палатки и не гнать всех отсюда взашей, — Гарри состроил недовольную рожицу, и осторожно выглянул из-за плотной рубчатой ткани. — Кэти, ты не знаешь, кто это?..

— Без понятия, — отозвалась Кэти тихо, следя за мужчиной, меряющим пространство широкими шагами и кого-то выглядывающим в темноте. — Я не обязана знать всех в Англии поголовно.

— Смотрите, вон еще один, — Виктор указал влево, откуда и вправду появилась вторая фигура, подол черного плаща которой был отчего-то мокрым и тяжелым, будто неизвестный только что пробежался под ливнем. — ...Или одна.

Капюшон был откинут, и ребята увидели шевелюру длинных черных кудрей, слегка спутавшихся и оттеняющих лицо женщины. Она подошла к тому, который выпустил в небо черную метку, и оба склонились друг к другу, о чем-то переговариваясь.

— Что будем делать? — спросил Гарри, перемещаясь ближе. От его горячего дыхания в прохладный ночной воздух вылетал пар.

— Оглушим их, — сказал Виктор, порываясь достать волшебную палочку. — Прямо отсюда.

— Ты с ума сошел! — прошипел Гарри, хватая его за руку и качая головой. — Во-первых, ты не сможешь приложить разом обоих. Во-вторых, если нас увидят, то могут и прикончить.

— Предлагаешь сидеть тихо и не высовываться? — мрачно спросил Виктор.

— Не получится, — Кэти вцепилась в его руку, ногтями сжимая кожу. Она ловко переместилась в положение сидя и качнулась вперед, оказываясь на корточках. — Они идут сюда.

— Что?!

— Тише, — Кэти осторожно вытащила из кармана волшебную палочку, и Гарри, немного погодя, совершил то же самое.

— Мне нельзя пользоваться магией вне Дурсмстранга, — нервно заметил он. — И тебе, Кэти, тоже нельзя. Мы несовершеннолетние.

Гарри еще раз выглянул из-за тента, с явным ужасом наблюдая за тем, как двое идут вперед, ровняя шаг, негромко посмеиваясь — леденящий кровь звук — и пиная носками сапог останки сгоревшего.

— Мы спасаем свою шкуру, болван, — сказала Кэти, впрочем, тоже не без страха. — Бежим на счет три...

Женщина и мужчина замерли, внезапно уставившись прямо на них.

— Три! — одновременно выпалили Гарри и Виктор, резко стартуя с места. Кэти вскочила секундой позже, отставая примерно на ярд, а потому именно в нее прилетело первое заклятие.

— Ааа! — Белл выгнулась, споткнулась, схватилась за подставленную ладонь Гарри, силясь как можно быстрее передвигаться. — Спина...

— Беги, беги! — выкрикнул Виктор, резко дергая Кэти на себя и подталкивая в лопатки. Он обернулся, выпалив: — Остолбеней!

Женщина увернулась со смехом ловко прогнувшись в спине, как акробатка, лавирующая из стороны в сторону на трапеции, и тут же изящно сделала выпад вперед, имитируя танцевальное па:

— Круцио!

Заклятие ударило прямо под ноги Гарри, обдав жаром лодыжки, но, к счастью, не коснувшись тела.

— Ба-арти! — протянула женщина капризно. — Присоединяйся к веселью.

Барти осклабился, обнажив ряд белых зубов и быстро проведя по ним кончиком языка. Он спрыгнул с очередного возвышения, вовсю наслаждаясь загнанными взглядами и сбившимся дыханием своих жертв.

— Не упущу возможности. Куда же вы? — спросил он, прищелкнув палочкой по бедру. — Мы только начали...

Женщина подобрала подол мантии, шустро нагнав Виктора и в какой-то момент царапнув острыми ногтями по руке в попытке схватить. Он резко дернул головой, и она издала странный булькающий звук, вытаращив глаза и остановившись.

— Скорее! — тут же крикнул Гарри, утягивая друга за собой и одновременно с этим пытаясь подгонять задыхающуюся Кэти. — Быстрее, помоги мне. У нее что-то с легкими!

— Мальчишек не трогай, — донесся до них голос женщины. — Они из Дурмстранга. Оба любимчики Каркарова.

— Плевать я хотел на Игоря!

— Нет! — рявкнула женщина. — Он нужен Лорду. Не стоит... Убьем девчонку.

Кэти всхлипнула, еле передвигая ногами. Гарри и Виктор даже не оборачивались, хотя и знали, что с раненой девушкой далеко не убегут, и преследователям понадобится пара секунд, чтобы приблизиться на достаточное для заклятий расстояние. В какой-то миг Крам хотел было малодушно предложить бросить Кэти здесь, благо их убивать не собирались, но видя, что Гарри упрямо тащит ее вперед, буквально закинув на себя, устыдился говорить об этом вслух.

Авада Кеда...

Остолбеней! — красный луч настиг Барти быстрее, и он неловко покачнулся, когда заклятие прошлось в паре миллиметров от его уха. Его собственное заклятие срикошетило, ударив в торчащую из земли обгоревшую балку.

— Эйдан! — взревел он, не торопясь, впрочем, кидаться в бой.

Проследив за взглядом Барти, Виктор увидел, как в поле зрения из плотной завесы дыма выступают его отец, Питер и неизвестный ему аврор, которого назвали Эйданом. Видимо, оценив численное превосходство противника, Барти отступил назад, что-то сказав своей спутнице, и оба скрылись из виду прежде, чем Димитрий и остальные успели подобраться ближе.

Гарри скрипнул зубами, с помощью Виктора подхватывая Кэти под руки и пытаясь вернуть ее в вертикальное положение.

— Все в порядке, все в порядке, — повторял Питер, помогая им, а сам все глядел вслед ушедшим сосредоточенно и мрачно.


* * *

— Как она? — спросил Гарри, поднимая голову от нового учебника по чарам, в одну и ту же страницу которого пялился без малого двадцать минут.

Димитрий что-то неопределенно буркнул, а Питер пожал плечами, садясь в соседнее кресло.

— Спит. Заклятие не сильное, но, так как мы не сразу оказали помощь, восстанавливаться она будет еще день-другой, — сказал он, откидываясь на спинку и устало прикрывая глаза. — Не так я хотел приехать домой...

Гарри оглянулся по сторонам. Семейный особняк Петтигрю, хоть и был не таким большим и роскошным, как у множества чистокровных родов, все же являл собой образчик аристократических традиций. Большой камин в гостиной, сложенный из дикого камня, гобелены на стенах и тяжелые портьеры на окнах оттеняли собой в остальном простой интерьер. Кресла и диван, на котором развалился Гарри, были закрыты целлофаном, но, судя по тому, что пыли вокруг было не так уж и много, домовик в отсутствие хозяина не бездействовал.

— Поверить не могу, что ты когда-то тут жил. Слишком много ненужной дребедени, — сказал Гарри, садясь и подбирая под себя ноги. — ...А что это делает Димитрий?

— Они с Эйданом ставят антиаппарационный барьер, — отозвался Питер. — На время.

Гарри уловил в его голосе обеспокоенные нотки и нахмурился.

— Ты их узнал, да? Тех, кто нападал? Боишься, что они вернутся? И почему они сказали, что нас с Виктором убивать нельзя только потому, что мы — ученики профессора Каркарова?

Питер метнул на него быстрый взгляд, поджав губы и явно борясь с желанием немедленно сесть, и выложить воспитаннику все как на духу.

— Они могут вернуться, — только и сказал он. — Именно поэтому Гарри тебе лучше будет поехать в Хогвартс. Там безопаснее. Меня они знают, и могут попытаться достать, но лучше будет, чтобы они не знали о тебе.

— Снова скрываться? — кисло спросил Гарри.

— Я не знаю другого способа тебя уберечь! — вскрикнул Питер, выходя из себя. Гарри пристыженно опустил взгляд. — Я все делаю, чтобы тебя уберечь. Я для этого только и живу!

Он поднялся с кресла, покачав головой, когда Гарри попытался что-то сказать, и ушел на крыльцо, где Эйдан и Димитрий наводили чары, синхронно взмахивая волшебными палочками.

— Не обращай внимания, — со стороны кухни появился Виктор с чашкой горячего шоколада в руках. — Для него слишком много волнений на сегодняшний день. Как и для нас. Мы выжили только благодаря тому, что Пожиратели хотели позабавиться — хотели бы убить, мы бы тут сейчас не были.

— Позабавиться, да. Кэти чуть не задохнулась, — напомнил Гарри.

— И это обстоятельство позволило тебе, наконец, запомнить мое имя? — раздался насмешливый голос от лестницы, и Гарри с Виктором увидели спускающуюся по ступенькам Кэти с распущенными и чуть встрепанными черными волосами. Она была бледнее обычного, но в целом выглядела не так плохо, как час назад, когда ее внесли в дом на руках. — Ну, что уставились? Несите мне горячий шоколад.

— Ты чуть не умерла от недостатка кислорода, а думать можешь только об имени и шоколаде? — сказал Виктор, улыбаясь. — Где же шок от произошедшего?

— Я в шоке, — фыркнула Кэти. — Видишь, я еще не упала в обморок при виде Виктора Крама.

Она подошла к дивану, скинув ноги Гарри и усевшись рядом с ним. Виктор отправился на кухню, все еще тихонько посмеиваясь.

— Итак, слушай меня внимательно, Петтигрю, — сказала Кэти. — Ты спас мне жизнь, и я как бы твоя должница... Выполнять три твоих бредовых желания, как джин из лампы, я не буду! — предупредила она, заметив вспыхнувший в глазах Гарри огонек. — Но условно ты можешь считать, что в Хогвартсе у тебя есть как минимум один союзник.

— Ты нравишься мне все больше и больше, Кейси, — сказал Гарри с ухмылочкой, и тут же получил по голове пыльной подушкой. — ...Иногда. Но такая формулировка предложения стать друзьями мне определенно по душе.


* * *

В подвале трактира было сыро и пахло трупным разложением.

Белла поморщилась, сдирая паутину с ряда пузатых бутылок с эльфийскими винами, и сплюнула на грязный пол.

— Ты видел его, Барти?

— Петтигрю? — отозвался Крауч со своего места на старом трехногом стуле. В глубине его карих глаз сверкало что-то, не предвещающее названному ничего хорошего.

— Он жив и не сгнил в своей болгарской клетке. Еще и обзавелся крысиным выродком. Когда только успел обрюхатить МакДональд? — недобро рассмеялась Лестрейндж, отшвыривая старый номер ежедневного пророка, в котором сообщалось, что Питер Петтигрю и его сын отправляются в тринадцатилетнюю ссылку. Она сощурилась, вглядываясь в огонек масляной лампы, мерно раскачивающейся под потолком. — Лорд будет рад услышать, что наш малыш Хвост дождался его возвращения, чтобы полностью прочувствовать на себе его месть.

— Сначала мальчишку, потом и отца? — догадался Барти, облизнувшись, будто в предвкушении, и Белла медленно кивнула:

— Темному Лорду понравится мой план... Нескольких зайцев одним заклятьем, — протянула она, цепляя с полки самую чистую бутылку. — В конце концов, и Аластор Грюм в свое время доставил ему немало неудобств, а?

___________

* — Э́ксетер (англ. Exeter) — главный город английского графства Девоншир, на судоходной реке Экс, в 15 км выше её впадения в Ла-Манш. Жителей 119 600 (2010).

Глава опубликована: 27.12.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 780 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх