Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Интерхогвартс (джен)


Авторы:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Comedy/Crossover
Размер:
Мини | 27 Кб
Статус:
Закончен
События:
Предупреждение:
ООС
— Вы, мистер Быков, проверяющий? Из Министерства? Тогда идёмте со мной, у меня сейчас как раз урок. А осмотр лаборатории продолжите после.

На конкурс Песец на ДСВ, победитель в номинации "Лучший стёб. Джен"
QRCode

Просмотров:7 091 +0 за сегодня
Комментариев:113
Рекомендаций:9
Читателей:414
Опубликован:11.02.2015
Изменен:11.02.2015
От автора:
1. В фанфике используются реальные высказывания доктора Быкова, взятые из сериала.

2. AU - Северус Снейп жив.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Конкурс:
Песец на ДСВ
Конкурс проводился в 2015 году
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

— ...температура воздуха за бортом — минус тринадцать градусов. Ориентировочное время прибытия — двадцать часов тридцать три минуты по местному времени. Желаем вам приятного полёта... — раздавался из динамиков бодрый голос.

Андрей Евгеньевич Быков устало откинулся в кресле. В голове раз за разом прокручивались отрывки недавнего разговора с Настей, в результате которого он и прохлаждается теперь здесь, вместо того, чтобы больных лечить. А у него в отделении Нина Фёдоровна с её атипичной пневмонией, больной Прокопенко с камнями в почках... И на кого он всех их оставил? На четырёх имбецилов, этих жертв хаотической репликации хромосом! Да они же ему всех на кладбище отправят, потом сами туда отправятся, не выдержав мук совести, а его, Быкова, за это под суд? И чем Настя думала, когда отправляла его на эту конференцию в Лондон?!

"От этих конференций проку как от антацида при инфаркте! — отбрыкивался он. — Оценила тонкий врачебный юмор-р?"

"Андрей! Я кому сказала! — не сдавалась Кисегач. — Ты что, совсем не понимаешь? Они могли выбрать любую больницу, а выбрали нас! Там соберутся врачи со всего мира, неужели тебе не интересно?"

"Настя, — закатил он глаза, — вот ты вроде подумала, а всё равно чушь сказала..."

"Быков! — решительно прервала его излияния она. — В общем, я тебе заявляю, как главврач: ты едешь! И точка!" — на том тогда и закончился их в высшей степени "приятный" разговор.

Быков поморщился в великой досаде — ну, и сама будет виновата, что оставила четырёх слабоумных дикарей племени динго без надзора шамана.

Чёрт с ним, со всем! Надо бы поспать, он уже двое суток на ногах. Свалится — кому доверить свою драгоценную тушку? Не Лобанову же, в самом деле. Андрей Евгеньевич с наслаждением закрыл глаза, мгновенно погружаясь в сон...


* * *

Проснулся Быков оттого, что спать ему стало как-то некомфортно — жёстко, неудобно... холодно, к тому же. Он открыл глаза и недоуменно уставился в каменную стену перед собой. Что за чёрт? Где он?

Обнаружив, что он лежит на полу, Быков медленно сел и поежился от прохлады. Сколько же он так пролежал? Судя по ломоте во всём теле — полсуток, не меньше.

Было довольно темно, и во всем помещении стоял странный запах чего-то... тухлого. От влажности в воздухе Быкову стало совсем не по себе. В подвал, что ли, попал? Вроде в самолете сидел, какой подвал...

Он огляделся и бросил совсем уж непонимающий взгляд на какую тёмную громадину в углу. Шкаф? Быков поднялся на ноги, опёрся рукой о гладкую прохладную стену, явно каменную, и сделал два шага вперёд. Массивный предмет и впрямь оказался шкафом, даже, скорее, буфетом — чуть ли не в точности таким же, какой стоял у бабушки на даче. Быков криво усмехнулся, удивляясь, с чего вдруг вспомнил об этом, и с любопытством приоткрыл одну из застеклённых дверок. И озадаченно уставился на целый склад пузырьков, скляночек, баночек и прочих всевозможных стеклянных сосудов. По большей части, в них блестели разноцветные жидкости, кое-где лежало что-то, отдалённо напоминающее древесные корешки, траву и даже волосы.

— Ну, и что тут у нас? — задумчиво спросил Быков в пустоту.

И, словно в ответ на это, вдруг со щелчком включился свет, а из-за спины раздалось покашливание. Быков обернулся и обнаружил на пороге помещения темноволосого мужчину в странных чёрных одеждах.

— Что вы здесь делаете? — слегка растягивая слова, спросил по-английски незнакомец. Быков выпрямился, чувствуя себя неловко, будто его застукали за каким-нибудь неприличным занятием, и на английском же ответил:

— Да так, проверяю кое-что.

Мужчина, казалось, на мгновение опешил, но тут же подобрался, настороженно глядя на Быкова.

— Северус Снейп, — представился он, протягивая руку, — профессор зельеварения, но это вам, должно быть, известно.

Быков машинально пожал узкую, твёрдую ладонь и обалдело уставился на этого "Северуса Снейпа". Имя казалось смутно знакомым, но у Быкова создавалось чёткое ощущение, что оно принадлежит не реальному человеку... О, точно! Это же тот немытый злодей из, как его, "Гарри Поттера"!

Оставалось только выяснить — это у него самого галлюцинации, или у собеседника непорядок с мозгами?

— Быков, Андрей Евгеньевич, — после небольшой паузы назвался он. "Снейп" с лёгким изумлением приподнял одну бровь и медленно произнёс, поразив Быкова своей идеальной дикцией:

— Вы, мистер Быков, проверяющий? Из Министерства? — тот на автомате кивнул, и "Снейп", не дав ему ничего сказать, продолжил: — Тогда идёмте со мной, у меня сейчас как раз урок. А осмотр лаборатории продолжите после.

Чуть ли не впервые в жизни Быков не смог придумать, что ответить, а потому ему только и оставалось, что пойти вслед за этим псевдопрофессором.


* * *

После урока мужчины сидели у Северуса в кабинете, распивая его коллекционный Огневиски из личных запасов.

— Северус, — Быков по-свойски хлопнул Снейпа по плечу и разлил в стаканы остатки алкоголя. Он понятия не имел ни где он находится, ни как вообще он попал сюда, но раз уж так вышло, грех было не воспользоваться ситуацией — выпивка у этих фриков в мантиях и впрямь доставляла. Купитман бы захлебнулся завистливой слюной. — Что я тебе могу сказать... — он отсалютовал необычному крючконосому собеседнику стаканом и выпил сразу половину. — Неправильно ты своих лоботрясов воспитываешь...

— Не понимаю, — нахмурился тот, утомлённо откидываясь на спинку жёсткого, неудобного даже на вид стула. Только что он провёл сдвоенное зельеварение у пятого курса, а через полчаса седьмой заявится — и всё по-новой. Мерлин, как же он устал... — Почему неправильно?

— Ну, что это за методы? — Быков посмотрел на него с сожалением. — Отработки, строчки писать, карточки сортировать... Да им это всё — тьфу! Поверь мне! Я вон свою банду упырей учу-учу, и дежурства им чуть не каждый день, и утки выносить, и даже банки из-под анализов мыть, и вообще все тридцать три удовольствия, а они? Как были одноклеточными, так и остались, — он безнадёжно махнул рукой.

Мало что понимая из пространной речи своего визави, Северус слушал с некоторым ужасом и долго не находился с ответом. Кто этот странный человек? Он из вампирской общины? Хм, судя по тому, что он упоминал о какой-то «банде упырей», которые у него в подчинённых — видимо, да. А о каких «одноклеточных» он толкует? Это у них такая вампирская магия? Наверное, серьёзные люди. Ну, ещё бы — абы кого в Хогвартс для тайной проверки не прислали бы. Сделав сей закономерный вывод, он с уважением и некоторой опаской покосился на вальяжно развалившегося в его кресле Быкова и решил, что, пожалуй, ещё одна бутылочка Огневиски не помешает. Для налаживания, так сказать, дружественных контактов.

— Вы во многом правы, — осторожно согласился он и вдруг скорбно вздохнул, вспоминая неблагодарного негодяя-Поттера. — У вас когда-нибудь бывало такое, — Северуса неожиданно потянуло на откровения, — вкладываешь в человека, вкладываешь, а потом оказывается, что всё зря?

— И назад ведь хрен вытащишь, — невозмутимо согласился Быков.

— А чем же вы тогда усмиряете своих... гм...

— А-а, это живодёров-то моих?

"Мерлин, час от часу не легче, они ещё и живодёры!.."

— Ну как... Только одним и спасаюсь — давлю их интеллектом. Поскольку его у них и в помине нет, а страх перед неизвестным присущ всем человекоподобным — иной раз это помогает.

Снейп понял, что он окончательно запутался — манера изъясняться у проверяющего оставляла желать лучшего. Но дух истинного исследователя уже проснулся в Северусе, и он решил не упускать такой случай перенять уникальный опыт.

— А вы не могли бы поподробнее рассказать, как именно?

— А что рассказывать, тут показывать надо! — убеждённо заявил Быков, махнув рукой. — Давай я урок тебе проведу... Ты что — химию преподаёшь? Тьфу, ерунда — она с медициной хорошо перекликается, так что повезло. Правда, — он вдруг замялся, вспоминая тот роковой день, когда Настя в приказном порядке навязала ему на шею ярмо в виде четырёх олигофренов, вообразивших себя врачами. Быков привычно содрогнулся от жуткого воспоминания и продолжил, — есть одна загвоздка: я не умею ладить с детьми. Они меня боятся и, как следствие, писаются. Так что, если ты питаешь слабость к своим туполобикам, то ещё не поздно всё отменить.

— Было бы весьма жалко, — мотнул головой слегка размякший от Огневиски Снейп. Обычно он не пил в рабочее время, но ради такого случая...

— Жалко у пчёлки в жопке. Там же, где и мы с тобой, — с оттенком минутной грусти резюмировал Быков, но тут же взбодрился. — Ладно, забудь. Так что, мой террор против подростковой тупости не повлияет на твоё решение?

— Это именно то, что нужно, — заверил Северус, впервые в жизни ощутив в душе что-то вроде... ликования. Простого, почти детского ликования, как будто он вдруг получил на Рождество подарок, о котором и мечтать не смел. И всё только от внезапного осознания того, что не ему сейчас мучиться с этими великовозрастными балбесами. Надо же, а он даже не подозревал, что настолько вымотался.

— Ну, тогда неси свои конспекты и веди жертв — через несколько минут в этом кабинете состоится расследование, суд и казнь! — торжественно произнёс Быков свою любимую фразочку, не заметив, как вдруг смертельно побледнел Снейп при его словах.

— Простите, — как можно более дипломатично произнёс он, стараясь не разозлить вампира, спровоцировав его на жажду кровавой расплаты. Мало ли. — Я бы с радостью, поверьте, но здесь школа, а на её территории запрещены казни, тем более над детьми. Хотя они, конечно, те ещё тупицы...

— Да о чём ты, Север-рус — чертовски странное имя, кстати — Северус, — походя заметил Быков. — Я говорю — попытаемся помочь твоим подопечным эволюционировать хотя бы до Homo habilis. [1] Ты что, шуток не понимаешь?

— А-а, — глубокомысленно изрёк Снейп, сделав понимающее лицо. — Ну, и юмор у вас... кхм, Andrey Evgen'evich, — с усилием произнёс Снейп и кисло улыбнулся.

— Сам горжусь! — тот поправил очки и потёр руки в предвкушении. — Ну, где твои питекантропы? Веди! Проведём операцию по внедрению в их шарообразные полые хреновины хоть капельки мозга... — он запнулся и добавил с сомнением: — Хотя и есть риск, что организмы отторгнут инородное тело.


* * *

— Чёй-то странные у тебя какие-то конспекты, — забормотал Быков несколько минут спустя, листая пухлую потрёпанную тетрадь. — Это что — слёт юных бабок-травниц? Сушёные златоглазки… толчёный каштан… Хм-м… хорёчья слюна-а?! — он в недоумении посмотрел на Снейпа, но тот только пожал плечами — дескать, сам вызвался, теперь идти на попятную поздно.

— Вы... ты просто дай им задание приготовить зелье по рецепту номер шестьсот тринадцать, — незаметно для себя Северус перешёл на "ты". [2] Просто весь вид своеобразного визитёра располагал к этому с самого начала. — А потом можно спокойно наблюдать за потугами этих идиотов приготовить что-нибудь путное.

— Ясненько, — кивнул тот.

В этот же момент дверь отворилась, и в кабинет завалились жизнерадостные и довольные, несмотря на предстоящий урок у Снейпа, семикурсники. Сегодня же день Святого Валентина, они уже с самого завтрака начали веселиться, обмениваясь записочками и подарками. Мадам Стебль и профессор Флитвик, у которых они сидели на утренних парах, отнеслись к их забавам вполне лояльно, и все надеялись, что Снейпу не удастся успеть испортить им праздничное настроение.

Увидев незнакомого человека в очках, с плотоядной улыбкой взирающего на вошедших, студенты замерли на полушаге, столпившись у порога. Снейп шагнул вперёд:

— Что застыли? Все по местам, занятие начнётся через минуту. Внимание: сегодня у нас на уроке присутствует важный проверяющий, он вызвался сам провести у вас зельеварение, так что постарайтесь опозориться хотя бы не так сильно, как обычно, — он кинул поочерёдно несколько выразительных взглядов сначала на Лонгботтома, потом на Финнигана, а следом и на Поттера.

Все расселись за парты, с любопытством оглядывая необычного «проверяющего».

— Ну что, потерянные звенья эволюции, как дела? — жизнерадостно вышел вперёд Быков, оглядывая экзотических учеников в мантиях. — Меня зовут Андрей Евгеньевич, по-вашему — мистер Быков. Инструкции там, — он кивнул головой назад, где Снейп заранее предусмотрительно записал на доске задание. — Можете приступать, а я посмотрю, на что вы годитесь, — бодро заявил он.

Все завозились, доставая котлы и зажигая под ними огонь. Быков, понаблюдав за хаотическими перемещениями студентов, безошибочно остановил хищный взгляд на Крэббе и Гойле.

— Та-ак, — подошёл он к ним, ловко выхватывая у Крэбба из-под парты надкусанный кусок пирога, — чё эт вы делаете, а? Все остальные, значит, пытаются мозг знаниями напитать (ну, как могут, конечно), а вы — свои утр-робы?

Винсент с Грегори приторможено моргали, глазея на "проверяющего" и потерянно молча.

— Полушарие с ушами, ты разговаривать-то умеешь? — продолжил расспросы Быков, видя полное отсутствие реакции на свои слова. — Эй! — он пощёлкал пальцами перед носом Крэбба, который сидел к нему ближе. — У вас что, плановый анабиоз на сегодня? Или вы в летаргический сон учитесь впадать?

— Ну... мы... — забубнил, наконец, пришедший в себя Винсент. — Мы это...

— Слава Богу, живы! — возрадовался Быков. — Ну-ка, все свои припасы сгрузить вон туда! — велел он, указывая на снейповский стол, и замахал для убедительности рукой. — Давайте-давайте, живо! Нечего зубы точить, делайте то же с мозгами... Ну, или пытайтесь хоть как-то, — с сомнением добавил он, окинув дегенеративную на вид парочку сожалеющим взглядом, как любимых, но безнадёжно больных детей, и обернулся к классу, оглядывая суетящихся учеников.

— Ты! — подошёл он к Лонгботтому, нависая над ним не хуже Снейпа. — Осьминог, куда щупальца потянул? Ты намочил рукав своего халата в той серной кислоте, которую ты приготовил вместо... — он запнулся, взглянув на название на доске, — Успокоительного раствора.

— А?.. — боязливо посмотрел на него Невилл.

— Бэ! — припечатал Быков. — Разуй гляделки-то — у тебя кусок рукава истлел прямо на глазах! — он указал пальцем на начисто сожжённый зельем рукав мантии Лонгботтома.

— Ой! — пискнул тот и покраснел, как маков цвет. — Я сейчас... Я всё уберу... — он схватил котёл, намереваясь уничтожить испорченное зелье, пока оно по обыкновению не взорвалось, но не удержал в руках и тяжёлая посудина грохнулась на пол, окатив доктора Быкова едкими каплями с ног до головы. Лонгботтом в ужасе вытаращил глаза и съёжился, втянув голову в плечи и ожидая суровой кары.

— Идиот ядер-рный! — заорал дурным голосом Быков, оглядывая причудливый узор из дырок, в изобилии появившихся на свитере. — Выйди, вернись в сознание и войди снова! — разорялся он. — А попутно — на! — Быков выудил из своей сумки... катушку ниток с иголкой и протянул незадачливому студенту. — Чтобы ВСЕ дырки мне заделал! — он снял свитер, всучив его окончательно дезориентированному Невиллу и подтолкнул к дальней парте около стены, где никто не сидел. — Что смотришь, чудище косорукое? Вдевай нитку и принимайся за штопку, золушка! Мар-р-ш!!!

— Я... я... я... — жалобно залепетал Лонгботтом. — Я не умею...

— О, боги! — вознёс очи горе Быков. — Лобанов местного пошиба! Ну-ка, вот ты! — он посмотрел на Гермиону. — У тебя лицо умное. Как тебя зовут? Впрочем, не важно. Шить умеешь?

— Да, сэр, — слегка шокировано кивнула та.

— Аллилуйя! — воскликнул тот. — Тогда помоги своему сирому и убогому товарищу, видишь, как ему не повезло в жизни. И проследи, чтобы он САМ все до единой дырки заделал, — проговорил он в спину послушно направившейся к Невиллу Грейнджер и назидательно добавил: — Физический труд ему пойдёт на пользу. Гипотетически, он должен сделать из него человека!

Внезапно дверь распахнулась и в класс влетел целый сонм красно-розовых записочек, разнообразных открыток и даже одна музыкальная шкатулка. Валентинки безошибочно разлетелись по адресатам, вызывая восхищённые ахи-охи, вскрики восторга и даже один экстатический визг от глупой на вид блондинки с ленточками в волосах, которая, явно забывшись, вскочила из-за парты и принялась приплясывать, хлопая в ладошки... Пока Быков офонарело таращился на эту ярмарку любовной ахинеи, забытая на время шкатулка с грохотом спланировала на парту перед высокомерным на вид, светловолосым парнем, брезгливо кривящим губы, и запела писклявым голоском, безбожно фальшивя:

— О, Дракуся, мой геро-ой!

Я хочу гулять с тобо-ой!

Ты неприступный сли-ишком,

Не дашь залезть в штанишки.

О-о, душа болит и пла-ачет,

Не могу уже иначе,

Сердце бьёт меня под рёбра...

Ком любви застрял прям в горле...

— на этой строчке блондин, пунцовый от ярости, наконец, опомнился и треснул по подарку кулаком так, что несчастная коробка полетела на пол, с панихидным звоном распадаясь на дощечки и щепки.

Класс грохнул. Снейп нахмурился и, отвернувшись, украдкой закусил кулак, чтобы не рассмеяться — иначе все его подопечные от такого зрелища слягут с инфарктом, а крестник проклянёт. С него станется.

Быков в это время, с интересом выслушав сию любовную балладу, подошёл к кипящему от злости парнишке, вставая рядом и скрещивая руки на груди.

— Что за выброс тестостерона в рабочее время? — полюбопытствовал он, с хрустом наступая на обломки почившей шкатулки. — Признались в любви, так радуйся — хоть у кого-то от тебя «сердце в горле». Хотя, с медицинской точки зрения...

— Что вы несёте, сами понимаете?! — в бешенстве заорал тот. — Не проверяющий, а идиот какой-то!

Снейп вздрогнул в лёгкой панике — он не успел предупредить Драко об этом вампире. А вдруг тот сейчас разозлится и покусает всех, к Мордреду? Это было бы крайне нежелательно...

— Эвона как! — невозмутимо заметил Быков. — Нет, все слышали? Я его, значит, нахваливаю, как нищий котлету, а он грубит! А вы, — отвлёкся он вдруг, поворачиваясь к вовсю покатывающимся со смеху брюнету в круглых очках и вихрастому парню с ярко-рыжей шевелюрой, — чё ржёте-то? А ну-ка, сформулируйте причину вашего девиантного поведения [3] в рамках данного занятия, — он требовательно уставился на темноволосого. Тот медленно поднялся, беспомощно хлопая глазами.

— Ну-у, мы... Мы, сэр... Э-э... Блин, а что такое "девиантное пове..."

— Хватит собирать слова в предложения, у тебя всё равно ничего не получится, — прервал Быков невнятное блеяние очкарика и безнадёжно махнул рукой. — Всё, садись, можешь дальше деградировать с чистой совестью, я уже вижу, что ты ничего от этого не потеряешь.

— Сэр! — не выдержала, наконец, Гермиона, гневно поднимаясь из-за дальней парты, куда была сослана в помощь "сирому и убогому Невиллу". — Как вы можете так с нами разговаривать! Это же унизительно! И сейчас ведь урок!

— Это только таблетки по часам надо принимать, — отбрил тот. — А властвовать и унижать можно в любое время!

И, к великому сожалению несчастных семикурсников, оказался прав.


* * *

К концу урока все стенали, вздыхали и чуть ли не выли от кошмарного садиста в очках, тихо ненавидя гада и единодушно мечтая о скорейшем возвращении на поприще преподавания их любимого профессора Снейпа, которого они, как выяснилось, конкретно недооценивали и вообще относились к нему несправедливо, а ведь он, оказывается, такой хороший! И наказания у него нормальные, а не эта пытка!

Крэбб с Гойлом были отправлены недрогнувшей быковской рукой в кабинет Снейпа, где, чуть не плача, сортировали конфискованные у них проверяющим в начале урока продукты и сервировали из них стол.

Невилл сосредоточенно сопел, пытаясь зашить испорченное им имущество Андрея Евгеньевича, и всё время ойкал, засовывая в рот то один уколотый палец, то другой.

Малфой, скрипя зубами от злости, с помощью маггловского клея ПВА, который нашёлся в необъятной сумке Быкова, пытался воскресить загубленную им шкатулку и, кривясь так, что рисковал в любой момент заработать вывих губы, слушал лекцию стоящего над душой проверяющего, менторским тоном вещавшего о каких-то "нервных клетках", которые якобы "не восстанавливаются".

Остальным студентам "повезло" примерно также — этот картавый душегуб всем нашёл воспитательное занятие, дабы занять юные умы и отвлечь их от всяких глупостей, пагубно влияющих на и так не сильно развитые умственные способности. В конце урока Быков оглядел пылающих чистой незамутнённой ненавистью к нему учеников и удовлетворённо кивнул — занятие прошло крайне плодотворно. Со своими он также начинал. А теперь завершающий аккорд...

— В общем, так, — объявил он, широко улыбаясь угрюмо зыркающим на него студентам. — Всем присутствующим без исключения оценка «два»!

— «Тролль», — подсказал скромно сидящий в сторонке Снейп.

— Не важно, — отмахнулся тот. — Поэтому все остаются на дежурство... Тьфу ты, чёрт, здесь нет дежурств...

— На отработку, — снова пришёл на помощь Северус, вошедший во вкус.

— Именно! — поднял палец Быков.

— ВСЕ-Е?! — как никогда дружно взвыли студенты.

— За что-о?

— Но сегодня же праздник...

— День Святого Валентина...

— А как же бал?... — раздались унылые голоса вразнобой.

— На бал пойдут те, кто честно заслужил нагр-раду, — отрезал Быков и хищно оглядел класс, по-птичьи склонив голову. — Я сейчас назову вам этих счастливчиков... — он сделал эффектную паузу и развёл руками. — Здесь таких нет, увы. И запомните: клинические идиоты должны держаться группами! По одному вы пропадёте! Так что — все на отработку! Сегодня будете... — он вопросительно посмотрел на Снейпа.

— Чистка котлов? — предположил тот, кашлянув, пытаясь замаскировать кашлем смешок.

— Чистить котлы, — повторил за ним Быков и кровожадно улыбнулся. — А я приду и лично проконтролирую, меня Север-р-р-рус... мистер Снейп проводит. Все свободны! — он сделал милостивую отмашку рукой, и хмурое сообщество в лице седьмого курса Гриффиндора и Слизерина, горестно вздыхая, понуро поплелось к выходу.

— А ты куда намылился? — остановил Андрей Евгеньевич Лонгботтома.

— Но вы же всех отпустили... — робко промямлил тот.

— Я тебе что сказал — уйдёшь, когда всё зашьёшь. Ты зашил?

— Н-нет... — Невилл несчастно хлопнул ресницами. — Н-но я же не успею... Отпустите меня пожалуйста, — заныл он. — Мне ещё бабушке сову послать надо, у меня напоминалка сломалась, она новую пришлёт, а то я точно Вопиллер от неё схлопочу...

— Стоп-стоп, — поморщился Быков. — Я ничего не понял из твоего фонетического поноса, но, так и быть, предлагаю тебе выбор: либо колешь свои хрупкие фаланги дальше, зашивая прорехи своей глупости на моём свитере, неумеха, либо вали со всеми на отработку вместо бала.

— Я... я-я... лучше со всеми... — бормотнул Невилл, отступая к выходу. — Э... спасибо... — он исчез за дверью.


* * *

Едва за всеми захлопнулась дверь, Снейп взмахнул палочкой, приводя изуродованный тупицей-Лонгботтомом свитер вампира в порядок. А потом заржал. Не засмеялся, а именно заржал — в голос, от души, как не делал, наверное, с самого раннего детства.

— Хороший ты мужик, Сев... Север… р-р… — обернулся к нему Быков. Подождал, пока тот успокоится и вдруг досадливо поморщился, — чёрт, но имя у тебя вообще непроизносимое. Можно, я тебя буду Всеволод называть?

— Кхм, — растерянно закашлялся Северус, опуская подбородок и не зная, что сказать проверяющему на это. — Ну… зови, — разрешил он.

— Спасибо, — походя кивнул тот. — Так вот, говорю — хороший же ты мужик! Наш человек — тоже целыми днями работаешь на благо эволюции, пытаясь разбавить тот низкокалорийный кисель, что у твоих динозавров вместо мозгов, хоть чем-то полезным. Не переживай, у меня дома такие же олигофрены, только там всё ещё хуже — они ж себя врачами возомнили! — Андрей Евгеньевич так возмущённо сверкнул глазами, аж стёкла очков забликовали. — Ты, главное, не сдавайся, — напутственно произнёс он, направляясь к выходу. — Хотя мы оба знаем, что всё безнадёжно, но надо надеяться на лучшее. Первое правило врача, — доверительно поделился он и вдруг полез в свою незаменимую сумку.

Снейп уже давно понял, что она у него, видимо, заколдована заклятием незримого расширения — чего там только не было! Взять хоть эти маггловские нитки с иголкой! Интересно, зачем они вампиру?..

Тот, между тем, покопался немного и выудил на свет… довольно странного вида шапку из белого песца.

— Во! — торжественно вручил он свою ушанку ошарашенному Северусу и нахлобучил её на немытые патлы.

Вид профессор сразу приобрёл весьма странный: белая пушистая шапка с двумя ушами по бокам на его чёрных длинных волосах смотрелась довольно колоритно.

— Тебе от меня на память, — пояснил Быков. — Натуральная, ещё дядя из Сибири привозил!.. Ну, бывай. Пойду я конференцию всё же найду, я и так тут у вас подзадержался — видать, не в тот зал по ошибке прошёл… — он шагнул в коридор и… исчез без следа.

Снейп уважительно покачал головой: силён, вампир — смог из Хогвартса аппарировать! Магам такое не под силу… Впрочем, с самого начала было видно, что этот чудаковатый проверяющий — весьма неординарная и сильная личность. Вон как седьмой курс ему приструнил! Надо бы, кстати, взять на заметку его методы…

Вспомнив, что ему еще предстоит проконтролировать отработку малолетних нахалов, Северус потёр руки и удалился в лабораторию за особо старыми и давно не чищенными котлами.

Если бы там обнаружился ещё кто-то, по несчастью своему случайно забредший в зельеварские владения, то ему бы конкретно не поздоровилось... Если бы он, конечно, сумел очнуться после глубокого обморока, увидев широченную, довольную ухмылку самого зловещего профессора Хогвартса.


* * *

Крайне недовольными были абсолютно все наказанные, а гриффиндорцы просто-таки превзошли сами себя. Они ожесточённо скребли котлы со столь плаксивыми физиономиями, что Снейп даже задумался — что же их ждало на этом "балу", если они так рвались на него?

— Седьмой курс, слушайте меня! Котлы надо чистить, а не ласкать, они не живые. И активнее руками двигаем, активнее!

Кто-то даже всхлипнул, но Северусу было не до этого. Окинув кабинет грозным взором, он деловито уселся на своё кресло и вытащил из-под стола пушистую шапку. Покрутил её в руках.

"Жаль, что зима заканчивается", — подумалось ему. — "С таким подарочком — хоть к Хагриду в помощники нанимайся да по лесу гуляй, ни за что не замерзнешь!"

Откуда-то с задних рядов трудящихся раздался заговорщический шёпот:

— Может, ну их, эти котлы, и сбежим?..

Северус бдительно поднялся на ноги.

— Томас, озаботьтесь, пожалуйста, тем, чтобы после очистки ещё и обновить цвет котлов, — с тайным злоехидством велел он. — Поинтересуйтесь в библиотеке, какое заклинание нужно использовать, чтобы не нарушить магическое поле металлов.

Томас, кажется, застонал, схватившись за голову, и метнул в профессора злобный взгляд.

— Ди-ин, а давай я тебе помогу? — приторно улыбнулась сидящая рядом с ним Браун, и Томас поспешно кивнул.

Глядя, как она старательно стирает слой пыли, на котором отчётливо выделялся след тщательно нарисованного каким-то романтиком сердечка, Северус поморщился. Какие всё-таки болваны эти подростки! Ладно, отпустит он их на этот дурацкий бал. Вот только работу доделают и пусть выметаются, всё равно от этих разрушителей больше вреда, чем пользы.


* * *

— …через несколько минут наш самолёт совершит посадку… — гудел в динамиках монотонный голос.

Быков вздрогнул, просыпаясь, и обалдело помотал головой. Приснится же такое!

"М-да, надо бы… — тут он слегка смутился, наверное, впервые в своей жизни, — надо бы поменьше "Гарри Поттера" смотреть. Стыдоба же — взрослый мужик, врач, а сам… Купитман узнает — со свету сживёт своими подколками. Тьфу!" — Андрей Евгеньевич завозился в кресле, начиная собирать свои вещи, — пока он мысленно казнился, самолёт уже успел сесть на благословенной земле Великобритании. Быков оделся и открыл сумку, начиная торопливо там рыться. Переворошив всё своё имущество, он выпрямился, озадаченно почесывая коротко стриженный затылок.

А где ж эта чёртова шапка его песцовая?! Он же точно её брал! Или?..


[1] Человек умелый (лат. Homo habilis) — высокоразвитый австралопитек или первый представитель рода Homo.

[2] Автор в курсе о правилах склонения английских глаголов. Просто... так было нужно.

[3] Девиантное поведение (также социальная девиация) — это поведение, отклоняющееся от общепринятых, наиболее распространённых и устоявшихся норм в определённых сообществах в определённый период их развития.

Глава опубликована: 11.02.2015
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 113 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх