↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Король Миров (гет)



Автор:
Беты:
Митроха стилистика и соответствие канону, asm
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Приключения, Кроссовер
Размер:
Макси | 113 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, ООС, Нецензурная лексика
Будучи ещё совсем ребёнком, Гарри понял, что его предназначение - не просто убить Волдеморта, его нужно победить, раз и навсегда. Но не одному лишь Гарри, у него должна быть команда верных ему людей... И не только людей. Что будет, если Поттер сумеет достичь небывалого могущества? Что будет, если в его подчинении будут армии, способные поставить на колени весь мир? И окажется ли верным пророчество, если сама судьба даст ему силу, о которой не знает никто в этом мире?..
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

Антагрич. Добро пожаловать в Дейю! (часть 1)

— Так, значит, иного способа нет? Только в Дейе я избавлюсь от... от этого непонятного нечто? — решил сразу взять быка за рога мальчик, усаживаясь на стул и глядя при этом в хмурое лицо сидящего перед ним перефразируй Риона.

Все сидящие как-то подозрительно посмотрели на Поттера, и лишь затем Рион, ничуть не удивляясь этому, так же напрямую спросил у него:

— Ну и откуда?

— Что именно вы понимаете под понятием "откуда"? — невинно спросил Гарри, надеясь этим хоть немножко позлить монаха и других.

Зачем он решил это сделать, мальчик не понимал, но ему этого не просто хотелось. Унизить, оскорбить, позлить, чтобы они знали, что они не такие превосходные шпионы, которые могут утаить любую информацию, касающуюся только его.

Но Рион лишь чуть сильнее нахмурил брови и строго посмотрел на мальчика так, что даже Эдрику захотелось сбежать куда подальше.

Между тем юный Гарри даже не дрогнул под этим пристальным взглядом, хоть ему тоже стало не по себе. Рион, в свою очередь, вновь спросил уже более строгим голосом:

— Я спрашиваю тебя: откуда ты узнал о нашем разговоре?

— А не всё ли равно вам, а? Вы лучше объясните, зачем нужно было весь этот цирк с Хаартом устраивать? — эти слова Поттер произносил уже не столь уверенно, но от своего непонятного желания "проучить" монаха не отказался.

С минуту Рион молчал, а потом ответил:

— В принципе, я знал, что ты догадаешься. Мне нужно было это проверить. И судя по всему, ты подслушал наш вчерашний ночной разговор. — он не просто говорил, он констатировал факты. Поэтому не было ничего удивительного, что в глазах ребёнка отобразилось удивление, смешанное с гневом:

— И как же вы, — медленно спросил Поттер, — догадались об этом?

С одной стороны, он был действительно удивлён тем, что этот монах догадался о его ночной "бессоннице". А вот с другой стороны он просто негодовал — этот монах догадывался! Как будто Гарри перед ним клоун, который его развеселил!

Этот гнев словно дал ему сил, и он по-прежнему продолжал глядеть ему в глаза, не отрываясь, впрочем, как и Рион.

Все снова затаили дыханье, глядя на вновь развернувшееся сражение двух личностей. Но через пять минут Поттер, не сумев справиться с взглядом сидящего перед ним мужчины, отвёл глаза. Не только от стыда, они ещё у него разболелись, и лишь только сейчас Гарри это заметил.

Все с облегчением вздохнули, а Томас, как бы поддерживая его, слегка сжал руку мальчика. И в тот же миг почувствовал, как благодарный Поттер слегка сжал его руку в ответ.

А тем временем Эдрик, решив взять инициативу в свои руки, шумно прочистил горло, привлекая к себе всеобщее внимание, вновь посмотрел на всех присутствующих, задержав взгляд на Рионе и мальчике, и лишь только затем начал говорить деловым тоном:

— Чтож, раз уж вы все здесь собрались, то я думаю, пора полностью ввести тебя, Гарри, в курс дела. Пока что я предоставлю слово Риону, который и был инициатором этого плана. Рион? — повернул меченосец голову в сторону монаха, который перехватил инициативу и продолжил сухим, больше похожим на канцелярский тоном:

— Благодарю, Эдрик. Так вот, Гарри, дело в том, что когда ты упал в обморок при виде архангелов, твоя аура слегка потемнела, словно... что-то испугалось их в твоей душе. Сначала, когда Кристиан и Эдрик с Томом притащили тебя туда, я подумал, что у тебя произошёл шок. Но просмотрев твои воспоминания с помощью магического шара, который показал нам всю твою жизнь, мне многое стало понятно.

Тут он сочувствующе сдал ??? руку мальчику, который удивленно посмотрел на него, и тихо, так, чтобы это услышал только Поттер, прибавил:

— Признаюсь честно, несмотря на те наказания, которым тебя подвергали, ты необычайно умён для своего возраста. Ты очень силён, и в будущем станешь только сильнее, — Гарри показалось или это был комплимент из уст монаха.

Мальчик испытал какую-то необъяснимую гордость за себя, а Рион как ни в чём не бывало продолжил своим обычным голосом:

— Так вот, просмотрев воспоминания, я увидел, что в раннем младенчестве, в возрасте года, на тебе применили какое-то очень тёмное заклятье. Возможно, это было некромантическое заклинание. Именно оно убило твоих родителей, но... почему-то оно не убило тебя. Хотя, судя по её ауре, блокировать это заклинание могло максимум очень сильная "Антимагия". Более того, произошло нечто непредвиденное, и осколок души того, кто убил твоих настоящих родителей, попал в тебя. Именно так я окончательно убедился в том, что эта самая часть души, что была пассивна до... нынешних событий. Она пробудилась в тебе в тот самый момент, когда ты посмотрел на архангелов.

Слушая объяснения Риона, Гарри сам не заметил, как горячие слёзы покатились по его щекам. Он молча опустил голову, тихо плача, без шмыгания носом, без истерики. А потом, глядя прямо в глаза Риону, тихо сказал священнику всего одно слово:

— Кто?

Рион внимательно посмотрел на него, размышляя, и затем решился сказать ему:

— Твои родители, вернее, твой отец, успел сказать имя их убийцы. Его имя, — тут уж самому Риону пришлось читать ?откуда он читал? непривычное для эрафийского слуха слово по слогам: — Вол-де-мо-рт.

Примерно с минуту Поттер неподвижно сидел, опустив голову, явно о чём то размышляя. А после он просто тихо спросил у молча глядевшего на него мужчины:

— Вы... вы знаете, как их звали? Моих маму и папу?

— Твоего отца звали Джеймс, — чуть ли не мгновенно ответил Рион. — Джеймс Поттер. А вот твою маму звали Лили. Ты их сын, Гарри Джеймс Поттер. И их судьбу уже не изменить. Мне жаль, конечно, но это правда.

"Вовсе вам не жаль. Никому из вас..." — обессиленно осклабился про себя Поттер. Он и так понимал, что уже ничего не изменить.

Наверняка этого способа не знали даже архангелы, а сам мальчик не умел ничего, что могло бы помочь им, будучи мёртвыми.

Гарри лишь несколько раз про себя повторил имена его родителей.

«Джеймс.»

«Лили.»

Это были его родители. Но они уже мертвы... очень давно. Но почему их убили? Ради чего, с какой целью?

Но тут же мальчик вспомнил ещё одно имя, которое называл Рион.

Волдеморт.

Именно он был ответственен за всё то, что с ним произошло. Именно он убил его родителей. Именно из-за него Гарри пришлось жить с Дурслями, именно он поместил осколок своей души в него!

За всё то, что Волдеморт сделал, он не должен был жить.

А потому Поттер решил мысленно обратиться к своему убийце. По наитию, по какому-то неведомому ему инстинкту. Гарри не знал, слышал ли его этот неведомый Волдеморт, но мальчик всё же решился на наверное очень дурной поступок.

"Где бы ты ни был, в каком бы мире не находился...

Клянусь, что тебе нигде и никогда не будет покоя. Клянусь, что я убью тебя. Клянусь, что ты потеряешь всё, как потерял я! Да будет так и пусть мне ничто не сможет мне помешать!".

Никто из присутствующих не заметил, как солнце на краткое мгновение засветило чуть ярче, а невидимая тёмная фигура рядом с мальчиком сгорбилась, будто её ударили, и выдавила из себя:

— Ох, сколько же ненужного пафоса! Эх, если бы сроки не поджимали, ни за что я бы такое допустил! Но ладно уж, примем это как данность и успокоимся на этом!

И затем щёлкнула пальцами.

А тем временем в далёкой, пока недоступной для мальчика Албании нечто, что раньше называлось Лорд Волдеморт, так и не почувствовало, что вокруг него засветилось яркое белое свечение и тут же погасло.

И никто еще не знал, что стеклянный шарик в Отделе Тайн рассыпался на осколки, отменяя тем самым пророчество...

А между тем, Рион, даже не догадываясь о том, что только что сделал Поттер, продолжил рассказывать о том, что было вчера:

— Подобное я не видел никогда. Ни в одной книге Гильдии не упоминалось об этом, хоть я и перерыл всю библиотеку. Но чем дольше я копался в книгах, тем быстрее я начал постепенно догадываться, что здесь, в Эрафии, никто о подобной аномалии и знать не знал. Поэтому мне пришлось выйти на контакт с магами Бракады и объяснить им ситуацию.

Рион же только вздохнул и раздосадованно продолжил:

— К сожалению, они тоже не знали о том, как удалить эту часть чужой души, хоть и слышали о подобном. Но они, пусть и невольно, указали мне на тех, кто может это сделать так, чтобы твоя душа осталась целой и чтобы в ней не осталось чужих осколков.

Все взрослые, также сидевшие в комнате, сразу же напряглись, будто готовились напасть. А Рион, выдержав паузу, выдал:

— Подобные ритуалы по освобождению души знали только... некроманты. Именно они хранили знания о своём древнем ритуале, который не просто удалял чужой осколок, а уничтожал его навечно. У меня имелись там связи, поэтому я послал весточку одному знакомому некроманту.

Эдрик удивлённо поднял брови, но монах смотрел только на старающегося внимательно слушать Поттера:

— Мой знакомый заинтересовался этим необычным случаем и согласился встретить тебя у границы с их родным государством, Дейей. Есть только одно "но". Сейчас границы небезопасны, повсюду бродят нежить и вольные отряды наемников. Поэтому Кристиан возьмёт часть городского гарнизона и сопроводит тебя до границы, после чего тебя встретит мой знакомый и вот тогда он отвезёт тебя в их столицу. Там будет проведён ритуал... и вот там, признаюсь честно, может произойти всё, что угодно. Как именно сработает ритуал, не знают даже некроманты.

На этих словах Поттер невольно сглотнул от страха, но Рион словно не заметил этого и продолжил:

— Если всё произойдёт благополучно, то тебя вновь проводят до границы, где тебя вновь встретит либо Кристиан, либо Хаарт. Но если ритуал пройдёт неудачно...

Тут монах не стал заканчивать остаток предложения, но мальчишка и так всё понял — в случае неудачи ему не жить.

К счастью, вовремя вмешался Кристиан, внезапно спросивший у Риона:

— А что именно сказано насчёт сопровождения, ты, случаем, не в курсе? Что именно там сказал твой этот знакомый некромант? Сколько взять там можно, и кого, главное?

— Тут поставлено условие, — спокойно обратился к Кристиану монах, обратив свой взгляд на рыцаря: — оно гласит, что любой отряд, вне зависимости от того, какой он будет, хоть даже из архангелов, не должен превышать полсотни воинов. Даже Дейе сейчас ни к чему расторжение перемирия! — уже не глядя на рыцаря, выложил ему Рион, прибавив: — Плюс мой знакомый поставил ещё одно условие. Вне зависимости от того, кто будет в отряде, там обязательно должен быть один архангел. Более того, он должен остаться в живых, как и мальчик. Любой ценой!

После этого Кристиан, уже хотевший возмутиться подобному количеству отряда, сильно задумался.

С одной стороны, архангел мог воскресить мальчика в случае, если ритуал не удастся... теоретически. А с другой стороны, не исключено, что это может быть искусно расставленная ловушка. Мало ли, для чего некромантам нужен посланник Света?

Но, скрепя сердце, рыцарь был вынужден действовать по тому же правилу, что он следовал, находясь на том проклятом острове. То есть, сначала сделать, что надо, а там думать, что ты натворил.

И потому, выбравшись из шкафа, в котором Кристиан спрятался от греха подальше от Риона что за бред???, внимательно посмотрел на всех присутствующих, особенно на о чём-то размышлявшего Поттера, и глубоко вздохнув, начал распоряжаться и отдавать приказы всем присутствующим:

— Что же, раз всё решено, то тогда я возьму отряд из гарнизона. Эдрик, друг мой, на всякий случай обеспечь нам прикрытие тылов, когда мы подойдем к границе. Если кто-то попытается добраться до нашего отряда, перехвати его и разгроми. Не хватало нам ещё и в битвах завязнуть! Рион, сообщишь нам об успехе ритуала...

— Об этом не нужно будет беспокоиться — всё и так будет видно! — успокоил священник Кристина, но добавил: — На всякий случай запомни. Если небо окрасится жёлтым цветом, значит, всё прошло удачно, если же чёрным... значит, Гарри погиб.

Рион в этот момент глянул на мальчика, который размышлял насчёт не слишком радостного будущего, что ждёт его в ближайшие несколько дней или даже недель.

"Всё это время меня будет мучать неизвестность!" — невесело размышлял Гарри, которому с самого начал эта затея не нравилась. К тому же, Поттеру хотелось увидеть эту самую Дейю. Может быть там всё и не так уж и плохо?

И между тем он пропустил остаток приказов Кристиана, очнувшись только тогда, когда рыцарь начал говорить про него:

— Гарри встретится через полчаса с моим отрядом у главных ворот. Томас! Проводишь его, а то ещё не дай Свет, уведут его на какой-нибудь рабовладельческий рынок и поминай, как звали! Гарри... Гарри! — заметив, что Гарри по-прежнему смотрит на свои руки, сложенные на столе, Кристиан пощёлкал перед его глазами пальцами, привлекая его внимание.

Мальчик встрепенулся, словно очнулся ото сна и посмотрел на рыцаря, весь обратившийся в слух, а Кристиан, убедившись в том, что тот его слушает, удовлетворённый результатом, кивнул и уже более спокойно сказал:

— Гарри, как только ты с Томасом доберешься до главных ворот, тот тебя оставит. Не стоит пугаться этой новости, там тебя никто не тронет! Так вот, когда ты там останешься один, просто постоишь возле главных ворот и дождешься нашего отряда. После этого мы как можно быстрее помчимся к границе, чтобы в течении этой недели успеть добраться до неё.

— Но от кого нам бежать? — недоуменно спросил у мастера по баллистам Гарри, искренне не понимая, к чему такая спешка.

Это же ведь, в конце концов, так просто: дойти до границы и никому на пути не попасться! Что же тут опасного?

— Ты что, ему не рассказал? — с некоторой иронией посмотрел на Кристиана Рион, явно о чём-то знавший, так же как и все остальные. Кроме опять же мальчика, которого все эти недомолвки ужасно раздражали, но он предпочел не высказывать это вслух, а то ещё сорвет всё.

А Кристиан, явно не понимая, о чем идёт речь, посмотрел на монаха. Но через пару секунд раздумий открыл рот, одновременно посмотрев на потолок, и промолвил:

— Ах, да, точно! Я кое о чём забыл, Гарри. Нам придётся торопиться, потому что в течение этой недели должна уже прибыть королева Катерина Грифонхарт, наша правительница и королева всей Эрафии. И если мы хотим избежать лишних расспросов и избежать обвинений в том, что мы якобы врагу помогали, придётся поспешить!

Похоже, Кристиан боялся свою королеву, которой он все равно подчиняется и уж точно любит и уважает, как показалось Гарри. Однако сразу же сей странный совет, как показалось Поттеру, сразу был окончен фразой вставшего Эдрика:

— Теперь разойтись, все свободны!

И вышел из комнаты первым. Рион и Эдрик вышли сразу же за ним, и лишь только Томас с Гарри остались в комнате одни.

Немного помолчав, мальчик решил всё-таки спросить у крестоносца то, что у него вертелось на языке, глядя при этом прямо на рыцаря:

— Том, почему ты не можешь пойти с нами? Ты же можешь пойти с этой самой полсотней воинов и нет проблем! — Гарри действительно не понимал, зачем такие странные условия. Почему это тот, кто явно ему симпатизировал, рядом с которым Гарри чувствовал себя в безопасности, в минуту явной беды не будет рядом с ним?

— Я подчиняюсь непосредственно командиру Кристиану, ведь именно он меня нанял. Так что воля начальника для меня — приказ, который не обсуждается! — огорчённо пожал плечами Томас, явно понимая, что сейчас творится на душе мальчика.

— А если тебя перенанять? — в голове мальчика родилась практически безумная, невероятная мысль, которую он нечаянно озвучил вслух, и испугавшись своей собственной мысли, прикрыл свой рот ладошкой.

А Томас в ответ на это лишь улыбнулся и ответил ему:

— Это, конечно, было бы неплохо. Но во-первых, у тебя нету денег. А во-вторых, ты ещё слишком мал, чтобы командовать отрядом даже из одного человека, не говорю уже о себе!

Гарри признал правоту крестоносца и замолчал, уныло смотря на стол.

Наконец, положив руку на плечо мальчику, Томас посмотрел на мальчика и сказал ему, зовя с собой:

— Пойдём. Нам нужно дойти до главных ворот, а там уже и сам справишься.

Хоть Поттер и был в подавленном настроении, но тем не менее, он всё-таки встал и вынужден был выйти из комнаты с Томом, который не отпустил свою руку с его плеча. Гарри понимал, что это он делает не потому, что хочет подбодрить его, а для того, чтобы удержать мальчика, если за ним кто-то полезет явно с недобрыми намерениями.

Спустившись обратно на первый этаж, крестоносец и Поттер уже почти достигли двери на улицу, как вдруг тихий и мужской голос, звучавший справа от них, подозвал их:

— Псс! Эй, подойдите сюда! У меня для вас есть предложение.

— Если ты вдруг решил нам продать что-то, что запрещено законом, то клянусь, ты отправишься в тюрьму раньше, чем успеешь встать из-за стола! — так как торопиться было некуда, Томас и Гарри решили всё-таки присесть рядом с человеком, одетым в черную мантию с капюшоном.

"Может, он действительно продаёт какие-нибудь некромантические свитки или редкие яды?" — искренне подумал Томас, демонстративно вытащивший меч из ножен. "Хотя бы премию получу, и, быть может, повышение в звании!"

Рядом с сим таинственным незнакомцем, который сидел за вторым от двери столом, было два деревянных табурета, на которые оба наших героя и сели. А тем временем, вытащив из-за своей мантии какой-то серый свиток и протянув его сидящему перед ним Томасу, предложил ему деловым голосом:

— Я не прошу за него слишком много, всего каких-то несчастных пятьдесят монет.

— И почему же ты так дёшево продаешь ни много ни мало, а целый свиток с заклинанием? — сразу заподозрил неладное рыцарь, но взглянув на содержимое свитка, тут же равнодушным тоном продолжил: — Аа, всего лишь "Волшебная стрела"! Ну да Свет с тобой, держи и смотри, не потеряй! — после этих слов крестоносец протянул незнакомому торговцу заклинаниями маленький тугой мешочек, забитый монетами лишь на четверть.

Тот принял сию оплату, а после чего заказал эля у трактирщика и отвернулся. А между тем встав с табуретов, Гарри и Томас уже вышли на улицу. И вот тут мальчик явно опешил, когда рыцарь протянул ему этот самый свиток со словами:

— Возьми. Тебе он всяко понадобится, чем мне.

— Но... Почему? Ведь ты же купил его, явно для себя! — Поттер явно считал, что это сейчас ему привиделось, ведь ем предложили то, что мальчику не принадлежало вовсе!

— Гарри... в тебе есть магическая энергия, а у меня нет, так что воспользоваться им сможешь только ты! А в пути с вами всякое может случиться, может, тебе он пригодится? — и с этими словами рыцарь чуть ли не насильно вручил мальчику свиток с заклинанием в руки.

Поттер, почему-то устыдившись своей реакции, решил всё-таки принять этот предмет из рук крестоносца.

И уже не медля ни секунды, так как заметив, что на главной улице рядом с ареной началось шевеление, оба побежали к Замку. Ну как побежали — Томас просто усадил мальчика себе на спину и помчался со всех ног вперёд, недовольно приговаривая "Через полчаса, через полчаса! Как ни крути, но время, командир, вы считать не умеете!", что слегка смешило Поттера. Однако тут и начались проблемы, поскольку им пришлось уворачиваться от излишне неторопливых горожан, их детей, как маленькие смерчи бегущие прямо под ноги к взрослым и от патрульных, которые явно не ожидали такой пакости почти от их коллеги по казарме. В результате чего казалось, что Том не бежал, а летел по воздуху.

И вот таким вот "полётом" они еле-еле смогли добраться до главных ворот, которые были по-прежнему заперты. В тот же самый миг рыцарь еле успел отскочить в сторону, потому что сзади въехал отряд из самых странных всадников, каких только встречал мальчик, что чудом во время этого кросса с препятствиями удержался на спине крестоносца.

Эти воины были, как показалось Поттеру, ростом примерно с Кристиана. Их лица были закрыты обычными "круглыми" шлемами с забралом, а на их головах был пучок желтых волос (явно декоративных). Тело было явно "заковано" в стандартные серые доспехи. В одной руке эти рыцари держали огромное, размером с них самих, копье с острым конусообразным лезвием на конце, раскрашенное как рождественский леденец. А в другой руке был щит со всё тем же грифоном, но уже белого цвета, с синим фоном, "каплевидной" формой и с острыми краями посередине сверху и по бокам в белую крапинку. Лошади имели на своём теле нечто вроде ковра в бело-сине-красном цвете, но явно скованный из железа, а морды их были прикрыты специально сделанными для них шлемами с прорезями для глаз, ушей и рта. Возглавлял сию процессию Кристиан, восседавший на белом коне в своей форме, в которой мальчик его впервые увидел.

Томас молча слегка пожал руку мальчика, который уже успел слезть с его плеч и перескочить на лошадь алхимика-парфюмера. А Гарри, который не удержался от слезы, пожал его руку так, как будто они виделись в последний раз и уже повернулся к спине Кристиана, крепко обхватив его руками, как клещ.

Кристиан же в этот момент резко пожалел о том, что усадил мальца к себе. Даже несмотря на тяжёлые доспехи.

Крикнув часовым: — Отворяйте ворота, гидры похмельные! — Кристиан первым вышел из них на чистое поле Стедвика, и вместе с остальными пришпорил своего коня, поскакав навстречу Дейе. Навстречу судьбе.


* * *


Хоть Гарри и был расстроен таким молчаливым прощанием, ведь ни он, ни Томас так не произнесли ни слова, когда прощались, особо расстраиваться по этому поводу он не мог. Ему сейчас было важно удержаться на лошади Кристиана, который гнал ещё уже целый час без передышки. Пятая точка мальчика уже беспощадно болела от постоянных скачков, при которых лошадь постоянно словно подпрыгивала в галопе.

Оглянувшись назад, Гарри увидел, что чемпионы ничуть не отстают от рыцаря, однако при этом он слегка ослабил свою хватку, отчего чуть не слетел с седла навстречу этим бронированным жеребцам. Из-за этого недовольный Кристиан, хоть и не имел возможности повернуться, прокричал во всю глотку, несмотря на такой шум копыт, всё-таки усидевшему мальчику всё, что он об этом думал:

— Гарри, мать твою драконью! Ещё раз попробуешь слезть на полном ходу с лошади, я клянусь, весь оставшийся путь ты проведешь под ней, чтоб её грифоны впятером!..

Впрочем, не будем разрушать дальше детскую психику эрафийской нецензурщиной. Можно сказать лишь только, что подобная речь, в которой слышались нотки гнева, очень пристыдила Поттера, но просто не мог он уже сидеть ровно!

Тем не менее, чтобы не злить больше Кристиана, мальчик решил всё-таки потерпеть до конца. И несмотря на нарастающую боль, он лишь покрепче сжал зубы, чтобы не закричать в полный голос. Вот уж как ни крути, а Дурсли научили его терпеть боль, когда его пороли или когда Дадли избивал его вместе со своими дружками, так что в некоторой степени им можно сказать "спасибо" за это!

Поле, через которое пробегал сопроводительный отряд, все время смазывалось и было как будто размазано водой. Лошади эрафийцев не бежали, а буквально летели вперёд!

Солнце уже начинало клониться к закату, а единственное, что уже в течение нескольких часов слышал Поттер, это только стук копыт и перекрикивания чемпионов, просто болтавших друг с другом. В основном они использовали ТАКИЕ слова, что мальчик не просто краснел, он становился похожим на помидор!

Неожиданно лошадь, которую вел мастер по баллистам, начала притормаживать, постепенно переходя с галопа на обычный шаг. Гарри был весьма удивлён этим — с чего это они начали останавливаться? Ведь явно было видно, что до границы они ещё не добрались!

Но это ему стало неважно: его седалище уже болело, как будто по нему били чем-то тяжёлым несколько часов, так что расчесать зудящее место для Поттера было блаженством, несмотря на все правила приличия!

Кристиан же в это время достал из-за своих доспехов золотого цвета подзорную трубу, который поднес к своему глазу и устремил свой взор вперёд.

А тем временем мальчик решил осмотреться по сторонам, поскольку он в этой части Эрафии он не был никогда. Как, собственно, и во всей Эрафии, не считая Стедвика.

Они остановились на свежескошенном поле. Слева вдалеке виднелся под лучами пока что стоявшего в зените солнца лес, отливающийся сизым цветом. Но он был так далеко, что Гарри видел лишь их верхушки. Справа не было ничего такого, если не считать того, что вдалеке, очень далеко, виделось какое-то дерево, достаточно огромное, чтобы увидеть окрестности. Главное бы забраться!

Сзади топтались кони чемпионов, выстраиваясь в клиновое построение, явно готовившиеся к чему-то. А вот впереди из-за спины Кристиана не было видно ничего, так что мальчик был вынужден медленно, чтобы не травмировать ещё больше свое мягкое место, спускаться с седла на землю и чуть не застонал от счастья, поскольку его мягкое место начало проходить в норму.

Но тем не менее, Гарри был такой поездкой недоволен, что он и прокомментировал возмущённым голосом:

— Кристиан! Я в жизни теперь ни на одну лошадь теперь не полезу, клянусь этим твоим Светом! У меня всё мягкое место отбито от этих скачек!

— Хе-хе! Не обещай себе то, что ты потом не сдержишь, мальчик! Тебе всё равно придётся ехать потом на ней снова, и в будущем тоже, так что куда ты денешься! — ехидно парировал рыцарь подобное заявление, не отрывая взгляда от того, на что он смотрел сквозь трубу.

Наконец, отняв её от своих глаз, он не глядя на стоящего слева и подошедшего к нему Поттера, протянул ему подзорную трубу и сказал ему:

— Ну-ка погляди, действительно ли меня не обманывают мои глаза?

Не поняв его последних слов, Гарри поднес к глазу трубу и глядя сквозь стеклышко, посмотрел туда, куда смотрел и рыцарь.

А глядеть действительно было на что! Впереди, в начинающемся поле, которое было завалено костьми, обломками доспехов, оружия и щитов, виднелись... самые настоящие человеческие скелеты!

Рост у каждого был разный, да и одеты, если к ним вообще можно было применить подобное понятие, как попало. А в их глазницах горел красный колдовской свет — явный признак того, что они не просто были подняты из мёртвых... они были наверняка оживлены!

"Так вот как действует некромантия!" — не отрывая взгляда от трубы, подумал Гарри, продолжая их рассматривать.

Каждый был вооружен кто чем горазд: у кого были топоры, у кого были мечи, а у одного вообще была палица, которая держалась двумя руками. Точно такая же ситуация была и с доспехами: у кого-то не было доспехов вообще, одни лишь только кости, у других была только одна часть доспехов, например шлем или нагрудник. Но как сумел заметить мальчик, в рядах этого отряда разумных костей из целых трёх сотен выделялась целая десятка. Судя по всему, это была местная "элита", одетая полностью в ржавые от времени доспехов, шлемов, похожих на шляпы, и двумя одноручными мечами в руках у каждого.

Остальные организовали вокруг них что-то вроде круга и явно были готовы биться до последнего.

Посмотрев ещё немного на этот отряд и примерно оценив шансы чемпионов он отнял глаз от трубы, и глядя прямо на Кристиана, честно признался ему:

— Нет, твои глаза тебя вовсе не обманывают. Там действительно скелеты, и они явно нас ждут.

— Проклятые некроманты! Так я и знал, что им нельзя доверять! — сквозь зубы прошипел специалист по баллистам, добавив ещё пару непечатных слов, которые были непереводимы для человеческого слуха.

— Я вот как думаю: нам лучше найти другой путь, а встречи с ними избежать, иначе нам всем конец! — в рядах чемпионов кто-то рассмеялся из-за последних слов мальчика, но к счастью, не слишком слышно.

А Кристиан лишь улыбнулся уголками губ и, словно объясняя глупцу очевидные причины, развеял все его предположения в пух и прах, заявив:

— Гарри, ты явно недооцениваешь силы чемпионов. Вот увидишь, они эти жалкие кучки костей обратно на вечное успокоение отправят! Да и потом, если бы мы решились изменить путь, то куда бы нам пришлось ехать? Обойти это поле невозможно, они успеют нас достать и мы всё равно окажемся в этой неизбежной мясорубке. Нет, нам придётся прорываться сквозь них боем. Чемпионы, постройся! Да поживее, иначе все пойдём на корм червям! — во всю глотку крикнув на стоящих рядом всадников, обратился Кристиан к ним взором

Потом он снова повернулся к Поттеру и спросил у него уже другим тоном:

— Я надеюсь, свиток, что дал тебе Томас, у тебя?

В ответ на это мальчик вытащить из своих огромных штанов по-прежнему свёрнутый в трубочку свёрток и покачал им. После этого рыцарь продолжил:

— Если вдруг возникнет такая нужда, развернешь свиток, укажешь рукой на скелетов и прочитаешь заклинание — как минимум десяток свалишь, это точно! А теперь садись снова на коня. Только в этот раз поедешь впереди, а не сзади — мне так, уф, спокойнее будет! — остаток фразы рыцарь договорил уже сажая мальчика вперёд, рядом с собой.

Тот даже не сопротивлялся, поскольку обалдел от подобного заявления, но деваться уже было некуда. Надеясь хоть немного образумить своего сопроводителя поневоле, Гарри поднял на него голову и немного неуверенно спросил у него:

— А может, ты переду... — Но не успел договорить, как Кристиан уже поднял вытащенный меч над своей головой и прокричал во всю глотку:

— За Эрафию и королеву! — и рыцарь пришпорил коня так, что мальчик лишь чудом не вылетел из седла повторно и не выронил свиток, помчавшись вперёд.

Словно лампочка щелкнула у мальчика в голове, когда он сам поднял свою руку вперед и во всю свою мальчишескую глотку крикнул заклинание, глядя при этом на постоянно подпрыгивающий свиток.

Тут же Поттер почувствовал в своей руке легкую слабость, и увидел, как вырвавшийся у него из руки яркий синий луч, блестевший какими-то мелкими белыми звёздочками. Этот лучи устремился вперёд и...

И своей взрывной волной навсегда превратил целых четыре десятка стоявших впереди скелетов в кучу костей, от которых отлетели прямо в этот враждебный им отряд различные кости, мечи и щиты, сократив их количество ещё на десяток!

Кристиан восхищенно приствистнул и явно удивлённый сказал ему, не сбавляя ходу и постоянно пришпоривая лошадь:

— Вот это да! Такой силы в столь юном возрасте я видел лишь у немногих! И то лишь у истинных воинов Света!

Но тут же Кристиан замолкнул, поскольку начал махать мечом, отражая атаки и снося скелетам головы, ибо он уже добрался до скелетов, в рядах которых образовалась брешь.

Буквально через мгновение чемпионы вонзились в отряд своими длинными копьями и со всей силы ударили ими, подмяв под себя ещё полсотни воинов. Кони их затаптывали живые кости, Кристиан парировывал удары, которые могли причинить ему или Гарри.

Вдруг что заметил, что в рядах скелетов образовалось какое-то движение, и с задних рядов появилось вдвое больше войско. Это к скелетам подошло подкрепление!

"Но откуда оно могло только что взяться?" — пронеслась молнией мысль в голове Гарри.

Впрочем , это было неважно. Те вообще не имели никаких доспехов и были вооружены лишь тем, что под руку попадется.

"А раз так...", — подумал Поттер, — "То их будет ещё легче уничтожить!"

И тут же послал ещё одну стрелу вперёд, крикнув заклинание, в вспомогательный отряд скелетов и с лёгкостью уничтожил примерно штук семьдесят этих костей. За раз!

То, что мальчик не ужасался этой битвой, объяснялось тем, что его захлестнул дух и азарт битвы. Именно здесь, непонятно как и почему, он чувствовал себя как дома. Поттер чувствовал, что это правильно — стрелять магическими стрелами прямо во вражеских скелетов, уклоняться от их ударов, чувствовать, что ты находишься в своей стихии!

Ему не претила мысль о том, что по сути, он лишает пусть и неживые существа, но хоть какого-то подобия жизни. Нет, он упивался этой битвой, хоть потом и не мог сказать, почему.

Но пока что не стоит заглядывать в будущее, а лучше вернуться в настоящее, в эту битву.

Вокруг стоял невообразимый шум. Живые и мёртвые, крики и ругань чемпионов,ржанье их лошадей, скелеты, скрежетавшие зубами и кричавшие своими страшными голосами. Всё смешалось в своеобразную какафонию жизни и смерти, в битву, в которой в живых останется только одна сторона.

Чемпионы уже успели подмять под себя первый ряд этой нежити и уже начали расправляться с неожиданно нахлынувшим подкреплением, как вдруг одного из них поразила яркая белая молния. Всадник тут же упал со своей лошади уже недвижим, а его лошадь по инерции проехав ещё немного и затоптав пару скелетов, так же уже мертвая завалилась набок и больше уже не двигалась.

К несчастью, это заметил Гарри, и тот не ужаснулся от того, что он увидел, как погиб уже живой человек.

Нет, в этот момент даже Кристиану страшно было смотреть на взглянувшего на него мальчика. В этот момент глаза Гарри засветились смесью зелёного и красного (или это показалось рыцарю?), а во взгляде виднелась какая-то мрачная решимость.

А вот его просьба была очень даже неожиданной:

— Кристиан! — вот тут рыцарь от испуга чуть не пропустил смертельный для него удар от очередного скелета, но тут же обезглавил его. А как не испугаться гневных ноток, смешанных с каким-то безумием?

Впрочем, Поттера, продолжавшего орать, это мало волновало:

— Направь свою чёртову лошадь туда, откуда метнули эту самую... штуку!

— Это была "Молния", Гарри! И то, что ты предлагаешь, это чистое самоубийство! Там наверняка очень хороший маг засел, раз сумел одного из наших... нет, теперь уже троих наших убить одним ударом! — взглянув на ещё трёх вывалившихся из седла всадников, пытался образумить Поттера Кристиан, но тщетно.

Попытавшись переубедить его в обратном, мальчик крикнул в третий раз заклинание "Стрелы", чем сумел уничтожить ещё пару скелетов из числа элиты, и снова взглянул на специалиста по баллистам уже с иронией и спросив:

— А такой бреши хватит? Веди давай, а я сам справлюсь!

— Не переоценивай себя, мальчик! Ты не готов для полноценной магической дуэли! — уже отчаянно пытался вразумить горе-мага рыцарь, но тот был непреклонен:

— Просто доверься мне! Я знаю, что делать!

Пробурчав что-то типа "Твоя затея сведет нас в могилу!", Кристиан, тем не менее, повернул свою лошадь в образовавшуюся брешь среди "элиты".

Тем временем Гарри, спасибо своему новому зрению, сумел разглядеть, что тот, кого защищиали эти элитные скелеты, был человеком. Вернее, так Поттеру казалось. Одетый в плотный чёрный балахон с капюшоном, надвинутым на голову, мужчина прокричал какое-то заклинание со всё той же яркой белой вспышкой, и ещё два всадника свалились неподвижными.

Уже не раздумывая ни секунды, подняв руку уже в последний раз, глядя при этом прямо на некроманта, Поттео прокричал во всю свою глотку заклинание, направив сквозь него всю свою ярость, свой гнев и ненависть, на которую он был способен.

Эта была особенная ярость. Сквозь это заклинание Гарри пропустил всю свою ненависть к Дурслям, что он копил всю свою жизнь, всю ненависть к Волдеморту, что оставил его без всякого светлого будущего и всю свою ненависть к этому магу, который ну просто не имел права никого из отряда Кристиана убивать!

Но видимо, он перестарался, так как вспышка была настолько яркой, что весь оставшийся отряд, включая и Поттера с рыцарем, невольно зажмурились, иначе им грозило быть ослепнутыми.

Примерно через несколько секунд на всём поле стало невообразимо тихо, а вот потом, ещё через несколько минут, когда все достаточно хорошо проморгались, взглянули на поле, выискивая врагов, которые могли на них сейчас напасть в любую секунду и...

Всё просто обалдели, другого цензурного слова состоянию оставшихся в живых воинов и нельзя было подобрать. Кристиан и Поттер так вообще сидели на стоявшей в шоке лошади, раскрыв рты, и было ведь отчего!

По всему полю были раскиданы какие-то кости. Некоторые доспехи так вообще расплавились, превратившиеся в серые лужицы жидкости. Такая же ситуация была и с некоторым оружием, а уже земля была словно выжжена чем-то очень мощно горевшим. Она пылала, как при огромном пожаре, везде были видны мелкие, а где и достаточно большие языки пламени, и это лишь была середина поля!

В эпицентре же взрыва всё выглядело так, как будто туда упал метеорит. Там горел огромный костёр пламени, в котором уже не было ничего, кроме отлетевшего в сторону тела того самого некроманта и огромного кратера!

Немного отойдя от шока, Кристиан медленно промолвил, по-прежнему глядя на сей разверзшийся ад:

— Гарри. Скажи мне честно.. ты КАКОЕ, мать твоя Люцифер и ифрит в одном лице, заклинание кричал, а?

— Нууу... — так же немного отойдя от шока, мальчик всё-таки назвал его по-прежнему глядящему на эту геену рыцарю заклинание, отчего тот сказал с проступающими нотками истерии в голосе:

— Это вовсе не "Молния" была, это было заклинание "Инферно"! Ты чем вообще думал, когда... Гарри? Гарри! — буквально прокричал мальчику наконец-таки отвлекшийся от созерцания Кристиан, глядя прямо на него.

Поттер же в этот момент почувствовал, как у него перед глазами все стремительно чернеет и он проваливается в царство сна...

Глава опубликована: 31.05.2018
И это еще не конец...


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 22 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх