↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Против всех (джен)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Даркфик, Ангст
Размер:
Макси | 149 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, Насилие, Смерть персонажа
Издевательства Дурслей и травля ровесников не проходят для Гарри бесследно, и вместо доброго и наивного героя в Хогвартс едет озлобленный, мстительный и эгоистичный ребенок, вызывающий у окружающих лишь отвращение. И сила, которую дает ему магия, лишь ухудшает ситуацию.

Фанфик написан по заявке: Гарри Поттер закомплексованный маньяк
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 9. Самоограничения. Часть 2. Разрушение

Гарри почувствовал облегчение, покинув магловский мир. Он справился, он сумел продержаться весь вечер, не вызвав у никаких подозрений. Тетя Петунья была зла на него, но даже она ни в чем его не подозревала. Никто не догадывался о том, что именно сделал Гарри и вряд ли догадается в будущем. Скоро дом на Тисовой улице будет снесен, вместе с любыми уликами.

Вслед за профессором Снейпом, Гарри вышел из камина директора. К его облегчению, самого директора не было на месте, и никто не попытался поговорить с ним о ценности семьи.

Слова тети Петуньи о том, что он не должен возращаться, не особенно напугали Гарри. Это был не первый раз, когда она говорила нечто подобное, и он не сомневался, что если он просто появится на пороге ее дома в начале июня, она позволит ему остаться. Однако, он уже не был уверен, что хочет этого. Проводить лето среди волшебников казалось более предпочтительным.

— Профессор Снейп, — сказал Гарри после того, как они вышли в коридор, и профессор Снейп направился в противоположенную сторону. — Могу ли я остаться на лето в Хогвартсе?

Профессор Снейп обернулся:

— Подобное не практикуется, — ответил он раздраженно.

— Моя тетя сказала, что не хочет, чтобы я возвращался летом, — сказал Гарри. Подумав, он добавил. — Она ненавидит волшебников.

— Если ваша тетя на самом деле откажется от вас — чего пока не произошло — вами займутся магловские государственные органы, а не преподаватели Хогвартса. Какой бы знаменитостью вы ни были, — ответил профессор, явно показывая, что разговор закончен. Гарри ничего не оставалось, кроме как принять это и уйти.

Было уже довольно поздно, так что Гарри сразу направился в спальню Слизерина. Он надеялся, что никто не спросит его о том, почему он пропустил урок полетов на метлах. Этот день вымотал его, и ему не хотелось ничего выдумывать.

В шумной гостиной, полной старшекурсников, никто не обратил на него внимания, когда он вошел внутрь. Ни Малфоя, ни его подпевал, вопреки обыкновению, там не было. Это было достаточно необычно, Малфой проводил все свободное время общаясь с кем-то в гостиной Слизерина.

Гарри открыл дверь в спальню первокурсников. Все четверо его соседей были внутри. Блейз Забини сидел на своей кровати с учебником по чарам в руках. У Гарри мелькнула мысль, что профессор Флитвик мог задать домашнее задание после того, как Гарри ушел из его кабинета, но ее тут же вытеснила более актуальная.

Под пристальным взглядом Малфоя, явно ожидавшем от Гарри какой-то реакции, он вытащил из-под кровати свой сундук. Уже зная, что увидит внутри, он открыл его.

— Где Букля? — спросил он, оборачиваясь.

Букля, даже если бы она потеряла свою флегматичность, не смогла бы сбежать из закрытого сундука, где Гарри ее оставил.

Блейз пожал плечами:

— Я сам только что пришел.

Гарри посмотрел на Малфоя. Всю первую неделю тот не позволял себе ничего, кроме колких слов в адрес Гарри, но было невероятно глупо считать, что так и будет всегда.

Драко неубедительно изобразил удивление:

— Что, Поттер? Потерял свою жабу?

Гарри захлопнул крышку, ногой отпихнул сундук обратно под кровать.

— Отдай мне ее, Малфой, — сказал Гарри, — а не то...

— А не то что? — самоуверенно произнес Малфой. — Ты ничего не можешь мне сделать.

Уверенность в его голосе была бы обидной вчера. Сегодня она была просто смешной. Гарри мог сделать очень много, и доказательство этому находилось на глубине двух метров под землей.

Чтобы причинить вред другому, даже не нужно было быть сильным. Мир был полон возможностями навредить другим, подходящими любому обычному человеку, даже маглу. Было легко забыть об их существовании, когда ими никто вокруг не пользовался.

Больше Гарри не допустит этой ошибки.

— Правильно, Поттер, — сказал Малфой, после длинной паузы, видимо, решив, что Гарри нечего ответить. — Тебе не нужен конфликт с Малфоями.

Он встал с кровати и зачем-то сделал шаг по направлению к окну. Его поза была полна уверенности в себе. Настолько сильной, что он даже не побоялся поворачиваться к Гарри спиной.

Гарри схватил железный подсвечник с полки и резко замахнулся им, рассчитывая огреть им Малфоя по голове. Кребб в тот же миг подорвался с места, и, выхватив палочку, громко выкрикнул:

Флиппендо!

Оранжевая вспышка толкнула Гарри в сторону. Недостаточно сильно, чтобы сбить его с ног, но достаточно, чтобы испортить замах. Тяжеленный подсвечник упал на пол, едва задев мантию Драко.

— Что? — недоуменно спросил Драко, оборачиваясь.

Гойл тоже уже был ногах, роясь к кармане мантии.

Кребб занес палочку снова. До того, как он успел произнести заклинание, Гарри прыгнул на него. Он схватил палочку Кребба за второй конец, и выкрутил ее, пытаясь сломать. Кребб едва успел разжать свою руку до того, как это произошло.

С чужой палочкой в руках, которая была еще более бесполезна, чем его собственная, Гарри отпрыгнул назад к кроватям, чтобы затруднить обзор Гойлу и Малфою, уже успевших вооружиться.

— Поттер, прекрати! — крикнул Малфой. — Решим это цивилизованной дуэлью…

Игнорируя слова Малфоя, Кребб с воплем прыгнул на Гарри, сбивая его с ног, и пытаясь забрать свою палочку обратно. Они оба упали на пол.

Не дожидаясь, пока Кребб обездвижит его полностью, Гарри пнул его в живот. Его противник словно не заметил этого. Тогда Гарри замахнулся в него его же палочкой, целясь в правый глаз.

Каким-то чудом Гарри попал в цель. Палочка застряла внутри, и он выпустил ее из рук. Что-то прозрачное капнуло ему на лицо.

Кребб истошно завопил и попытался вырваться, но Гарри вцепился ему в волосы.

Флиппендо!

Толкающее заклинание Гойла пихнуло в бок их обоих, никак не изменив ситуацию.

— Что тут происходит?! — спросил высокий девичий голос из-за двери.

— Что ты стоишь! — закричал Малфой. — Разнимай их!

Девочка, не получив ответа, открыла дверь. В следующий миг ее высокий визг слился с криком Кребба, который схватил за свой вытекающий глаз, давя на него сильнее.

Этот шум не мог не привлечь внимание. Спустя несколько секунд дверь открылась снова, и кто-то из старшекурсников громко произнес:

Петрификус Тоталус!

Гарри почувствовал, что Кребб над ним одеревенел, и перестал сопротивляться. Гарри попытался вылезти из-под него, но следующее заклинание его обездвижило. Руки прижались к туловищу. Он попытался пошевелиться, но его тело его не слушалось. Даже просто дышать было трудно.

Утешало лишь то, что Кребб находится в еще более неприятном положении. Его негромкий стон продолжался несмотря на оцепенение.

Гарри заметил, что Забини нет в комнате. Он не помнил в какой именно момент тот покинул ее, в начале драки или уже после.

Оглядывая все, что было в области его видимости, Гарри встретился глазами с первокурсницей Слизерина, которая подняла шум. Кажется, ее звали Трейси. Она смотрела на него с выражением ужаса в глазах.

Профессор Снейп вошел в комнату спустя всего несколько минут, одним своим появлением прекрающая весь шум и суету. Быстрым движением палочки, даже не произнеся заклинания вслух, он освободил первокурсников от обездвиживающих чар. Кребб отпрыгнул от Гарри в сторону. Гарри, поднявшись, тоже сделал шаг назад.

— Мисс Фарли, проводите мистера Кребба в лечебное крыло, — сказал профессор старосте Слизерина и обернулся к остальным. — Мистер Малфой, что здесь произошло?

Малфой, который растерянно смотрел на Гарри, тут же приосанился и уверенно ответил:

— Поттер безосновательно обвинил меня в краже его жабы. Когда я сказал, что моей вины в этом нет, он напал на меня. Кребб попытался…

— Сундук был закрыт! — перебил его Гарри, — Или ты…

— Довольно, — прервал его профессор Снейп. — Никакие действия ваших однокурсников не дают вам права калечить их, мистер Поттер. Три недели отработок помогут вам усвоить это.

Гарри хмуро пожал плечами:

— Они первые начали.

— Сегодня вы извинитесь перед мистером Креббом, а завтра в 6 вечера жду вас на вашу первую отработку, или я подниму вопрос о вашем исключении, — профессор Снейп вытащил палочку и сделал ей несложное закрученное движение. — Акцио, — штора дернулась и двигаясь по крупной дуге Букля вылетела из-за нее и шлепнулась к ногам Гарри. — Вам все ясно?

— Да, — ответил Гарри.

Профессор Снейп покинул спальню.

Гарри посмотрел на Малфоя. Для человека, по вине которого Гарри только что угрожали исключением из Хогвартса, он выглядел недостаточно торжествующим. Странная эмоция отразилась на его лице, и он выбежал вслед за профессором Снейпом. Гойл последовал за ним, оставляя Гарри одного.

— Профессор! — крикнул Малфой. — Вы оставите Поттера с нами? А что если он снова набросится на кого-то? Я не хочу делить спальню с ним!

Он говорил громко. Гарри был уверен, что вся гостиная Слизерина слышит его.

— Уверен, что вы втроем более чем способны справиться с одним однокурсником, — ответил профессор Снейп.

Когда спустя пару часов, Малфой и его дружки вернулись в спальню, глаз Кребба был уже полностью в порядке. Гарри коротко произнес извинение, всем своим видом показывая его неискренность. Никто ему не ответил.

Весь следующий день Малфой и его компания держались от Гарри подальше. Это было хорошо, но не могло продлиться долго, так что Гарри оставался настороже.

Как ни странно, почти никто не встал на сторону Малфоя, и никто не обвинял Гарри. Большая часть слизеринцев просто проигнорировала их конфликт. Кроме, разве что, Трейси, которая вчера первой прибежала на шум. Весь день она бросала на Гарри полные ужаса взгляды и что-то быстро шептала своим подругам, которые в ответ недоверчиво качали головой.

По дороге на отработку Гарри столкнулся с ней у входа в подземелья. Трейси, увидев его, охнула и отшатнулась в сторону, роняя свой набор шахматных фигурок.

Гарри помог ей поднять его:

— Что ты дергаешься? Тебе же я ничего не сделал, — спросил он хмуро.

— Пока не сделал, — Трейси оглянулась на старшекурсников, которые прошли мимо них, и немного расслабилась.

— Я никогда не причинял вреда тем, кто не причинял его мне, — ответил Гарри. В отличие от Малфоя, Дадли или дяди Вернона, он всегда только защищался. — Лучше бы боялась Малфоя, который достает других просто потому, что ему скучно.

— Это не важно, — Трейси помотала головой. — Малфой, конечно, зараза, но он нормальный. А ты жуткий. Ты набросился на него как монстр какой-то! Если я что-то не так сделаю, на меня тоже набросишься?

Гарри пожал плечами:

— Смотря что ты сделаешь, — ответил он честно.

— Нельзя быть таким бесчувственным, — Трейси остановилась около развилки между гостиной Слизерина и классом зелий. Напряженное выражение так и не покинуло ее лицо.

Гарри не считал себя бесчувственным. Его, конечно, не тронул ни испуг Малфоя, ни вопль Кребба, ни смерть дяди Вернона, но эти люди были враждебны к нему. Если бы речь шла о ком-то дружественном, вроде Невилла или Рона, Гарри, наверное, проявил бы больше сочувствия. Он не был точно уверен в этом.

— Пока, Гарри, — неловко сказала Трейси.

В кабинете зельеварения находился Невилл и старшекурсница Гриффиндора. Гарри слышал, что Невилла наказали из-за нарушения дисциплины во время урока полетов на метле, но не знал за что именно.

Им предстояло провести вечер вручную отмывая котлы или заготавливая самые неприятные и утомительные в производстве ингредиенты. Это мало чем отличалось от его наказаний у Дурслей, которые были столь же утомительны и столь же несправедливы. Разница состояла лишь в том, что здесь у него будет компания.

— Слышал, ты подрался с Малфоем, — сказал Невилл негромко. — Его друзья выглядят мощными. Ты в порядке?

— В полном, — ответил Гарри. — Кребб пострадал больше меня.

— Шутишь?

— Нет, его даже водили в лечебное крыло.

Невилл покачал головой, глядя на Гарри скорее обеспокоенно, чем восхищенно.

Появление профессора Снейпа прервало их разговор. Появившись ровно в шесть, он сразу перешел к делу, велев всем троим наказанным надеть грубые неудобные перчатки и заняться выпариванием огненной травы. Сам он достал эссе старшекурсников и приступил к их проверке.

Это была медленная и монотонная работа. Огненная трава выпаривалась в котле по 3 или 4 листка за раз — большее ее количество в одном котле заставило бы все воспламениться — так что на те 2 унции, что профессор Снейп выдал им, придется потратить весь вечер.

Работать с Невиллом было бы даже приятно, не будь он таким рассеянным. Он был вежливым, уступчивым и не проявлял ни капли агрессии. Невилл был самым приятным человеком из всех, кого Гарри успел встретить в Хогвартсе. И все же, Гарри не был уверен, что ему будет неприятно, если с Невиллом что-то случиться. Он попытался представить Невилла на месте кричащего Кребба, но не преуспел в этом. Они были слишком разные и воображение Гарри дало сбой. Оставался лишь один способ разобраться в этом: проверить на практике.

Подождав, пока старшекурсница отойдет за следующей партией листьев, и убедившись, что профессор Снейп полностью сосредоточен на проверке эссе, Гарри взял слишком большой пучок огненной травы и поднес его к котлу.

Если он что-то почувствует, это докажет, что Трейси ошиблась.

Гарри разжал ладонь, позволяя листьям упасть.

Невилл, полностью сосредоточившийся на раскладывании на подносе уже пропаренных листьев, не заметил всплеск в котле вовремя. Его окатило фиолетовой волной, от которой Гарри успел отпрыгнуть. Несколько капель попали Гарри на мантию и мгновенно проделали в ней небольшие круглые дыры.

Гарри поднял взгляд на Невилла. Такие же ровные, круглые дыры остались на его руках и на его левом плече. Гарри успел увидеть что-то белое между слоями мантии, прежде чем в следующее мгновение кровь захлеснула все это, перекрывая обзор.

Невилл растерянно моргнул, словно не понимая, как он должен на это реагировать. Старшекурсница пронзительно вскрикнула. Гарри не издал ни звука. Он просто смотрел на происходящее, которое не было ни неприятным, ни приятным, с небольшим любопытством.

Профессор Снейп, мгновенно оказавшись на другой половине класса, применил к Невиллу невербальное заклинание, и плечо мальчика скрылось за мутной дымкой, за которой медленно, словно в замедленной съемке, выплескивалась кровь. Движение одного заклинания плавно перетекло в другое, палочка профессора указала на камин, и пароль на латыни разблокировал его.

Гарри не успел запомнить пароль, но не расстроился из-за этого. Камин не был особенно полезен, поскольку позволял перемещаться только внутри Хогвартса, да и профессор наверняка вскоре сменит пароль, который услышали несколько учеников.

— Больничное крыло, — сказал профессор Снейп, вталкивая Невилла в камин. Он обернулся и его взгляд на мгновение встретился со взглядом Гарри. — А вы, двое, приберитесь здесь.

Они исчезли во вспыхнувшем зеленым пламени.

Мысль о том, что Трейси была права, была скорее забавной, чем неприятной. Перестать пытаться найти в себе то, чего там не было, было легче, чем продолжать это делать.

— Не волнуйся, — сказала старшекурсница. По ее голосу было похоже, что успокоить нужно ее саму, — это небольшая травма. Мадам Помфри приведет твоего друга в полный порядок всего за пару часов.

Она считала, что Гарри испугало произошедшее.

Он не стал разубеждать ее в этом.

Глава опубликована: 12.12.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 104 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх