↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Шахматный порядок (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Первый раз, Романтика, Ангст, Драма
Размер:
Макси | 604 Кб
Статус:
В процессе
Альбус Поттер, к удивлению всей своей семьи, попадает на Слизерин. Как сложится его судьба? Кем будут друзья юного Альбуса? И сможет ли он иначе взглянуть на окружающую действительность?
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 15

Домой Альбус вернулся восемнадцатого июля под вечер, вынырнув из камина. К его удивлению, в комнате не было никого: никто даже не вышел его встречать. Мать, видимо, была на кухне, Лили в своей комнате, а Джеймс… Мерлин знает, где он шатался. За окном шёл промозглый обложной дождь, и капли воды меланхолично ползли по стеклу. От ливня за окном рано потемнело, словно уже наступил сентябрь.

— Мама… — Альбус вбежал в кухню, оставив чемодан в своей комнате. — Мама, я…

Джинни не отвечала, продолжая возиться с тестом. Она даже не обернулась к сыну. Мальчик чуть отошёл к двери, предчувствуя недоброе.

— Мама… Добрый вечер… — Он говорил растерянно, явно не понимая, как себя вести. Джинни, не оборачиваясь к нему, повернула тесто и процедила:

— Добрый вечер… Наконец расстались?

— Ну да… — Альбус изобразил улыбку, пытаясь свести все в шутку.

— Я счастлива, — в голосе матери слышался яд. — Ужин, конечно, не предлагать? Там покормили?

— Чем?

— Ну это уж я не знаю, чем. Наверное, омарами и шампанским? — хмыкнула мать.

Альбус осмотрелся. Кухня была привычной: тот же стол, тот же шкаф, те же окна и те же… Да, все было, как обычно. Единственное, чего не было — он не знал, как себя вести. Он не понимал, что делать. И оттого, что он не понимал, вся мебель казалась чужой и гадкой.

— Мама, ты как? — робко спросил Альбус, все ещё пытаясь понять, как ему себя вести.

Только при этих словах Джинни, наконец, повернулась к сыну и, прищурившись, посмотрела на него в упор.

— Я? А как я? — спросила она, не скрывая в голосе яда.

— Ну… Как твои дела? — замялся Ал.

— А как могут быть мои дела? — спросила она с тем же ядом, выделяя каждое слово.

— Ну… Вот я и спросил… — пробормотал мальчик.

— Ах, спасибо! Спасибо, что соизволил, наконец, спросить! Поинтересовался, так сказать! — на губах матери играла натянутая улыбка.

— Ну… Ты мне отвечала, что все хорошо… — Альбус решительно не знал, что ему сейчас делать. В конце концов, что такого ужасного он совершил? Джеймс ездил к своим друзьям, и это считалось нормой…

— А раз отвечала, то зачем спрашиваешь? — ехидно спросила Джинни. — Ты и так все, видимо, знаешь.

Альбус помолчал. Любая его попытка начать разговор напивалась на глухую стену. Лучше было тихо проскользнуть к себе: может, буря и развеется.

— Мама… Я пойду к себе? Разложу вещи? — быстро уточнил он.

— Да ради Мерлина! Я разве тебя держу? — спросила Джинни. — Иди куда хочешь и к кому хочешь!

Альбус осторожно вышел из кухни. Лестница снова заскрипела под ногами. Голова сама собой начала считать дни. Дни до первого сентября. Здесь двенадцать и там тридцать один. Сорок три дня. Мерлин, ещё целых сорок три дня! Как назад до первого июня почти. Нет, до пятого июня. Все равно долго…

Он вышел в маленький коридор. По бокам горели свечи, бросая отблески на белые обои. Из соседней двери выглянула Лили в оранжевом платье. Ал кивнул ей, но девочка с ответ скорчила гримасу.

— Слизеринец вернулся, — язвительно усмехнулась она, заметив брата.

— Неужели? — поднял бровь Альбус.

— Змей! — засмеялась она и захлопнула дверь.

Ал с яростью захлопнул дверь. На душе было противное чувство, словно он сел на гнилой помидор. В комнате все было, как прежде. Его кресло-кровать, коричневый полированный стол с ящиками, стенка с книгами. Альбус плюхнулся в кресло. Распаковывать чемодан не хотелось. Как не хотелось и ничего читать. Хотелось уйти отсюда хоть куда-нибудь. А куда?

«Родителям Нотта ты не нужен. Забини тоже!» — хохотнул в голове холодный противный голос. Он смеялся высоким кудахтающим смехом.

«Спасибо… Утешил» — фыркнул Ал.

«Надо смотреть правде в глаза!» — ответил он.

Дождь усилился. Альбус подумал, что больше всего на свете он желает уйти на улицу и гулять под дождём. Если бы ещё была молния… В тот же миг отворилась дверь. Ал вздрогнул: он не выносил, когда к нему входили без стука. Сейчас он проклинал себя за забывчивость, что не блокировал ее. В двери показалась огненно-рыжая голова Джеймса.

— Приехал, змееныш? — довольно хмыкнул он.

— Дальше что? — неприязненно сверкнул очками Ал.

— Дальше? — ухмыльнулся Джеймс. — Дальше змеиный душ. Aguamenti! — воскликнул он, направив палочку.

Альбус чертыхнулся. Струя воды облила его с ног до головы. Одежда стала омерзительно мокрой. Можно было чем-то пальнуть в Джеймса, но его палочка лежала в чемодане. «Расслабился. В логове блохастых!» — с яростью сказал себе Ал. Он пошёл к чемодану, но Джим с хохотом убежал.

— Дети, хватит ссориться. Привет, Ал! Наконец-то! — в коридоре послышались шаги отца.

— Приехал, приехал. Не прошло и полгода… — раздался ехидный голос матери. — Весь в тебя, свинёнок. Бойкот он мне видишь ли ты, решил объявить! Свиньи! — усмехнулась она. — Ох и свиньи!

 — Что опять не так? — раздался усталый голос Гарри.

— Что не так? Да все так! Опять уже рюмочку-другую пропустил, да? — ехидно спросила мать.

— Да встретил Фоссета. Заболтались… — ответил отец со вздохом.

— А ты каждый день кого-то встречаешь на весь вечер! Милая работка!

Это было уже лучше. Если родители скандалили, можно было выработать какую-то стратегию. Альбус, преодолевая отвращение, открыл чемодан и достал палочку. Затем быстро высушил одежду. Так гораздо лучше… Теперь пиджак, джемпер и форменные брюки…

— Ты знаешь мою работу! — раздался холодный голос отца.

— Ох, куда там! Можно же подумать: великая работа!

— За счёт которой ты живёшь, не забывай! — отрезал отец.

Альбус плюхнулся на кресло-кровать. Снова знакомая бордовая обивка, только теперь она не доставляла ему никакой радости. По крайней мере сейчас главным было избавиться от Джеймса, но если дела так пойдут и дальше, предстоит вытерпеть длинное, ужасное лето. Скандал родителей между тем набирал оборот:

— Ты забыл, что жил в нашей семье каждое лето?

— Если бы не я, у вас, дорогуша, жил бы Риддл! Или ты предпочитаешь такой вариант?

Альбус облокотился коленкой на небольшой синий диван, обнял руками его спинку и зачарованно посмотрел в темное окно. Над низкой елью, растущей совсем рядом с домом, уже несколько раз зигзагом пролетела молния, но почему-то в само дерево так ни разу и не попала. Ал глубоко, прерывисто вздохнул. Ему уже надоело сидеть в одной позе, но он был уверен, что если отвернется хотя бы на секунду, то молния обязательно ударит, и ударит именно в дерево. Гроза и раскаты грома его никогда не пугали. Всякий раз, когда небо над домом с оглушительным треском ломалось на части, Альбус бежал к окну и с наслаждением смотрел, как оно разрывается от зигзагов молнии. Сейчас Ал подумал о том, что хорошо бы хотя бы раз в жизни увидеть шаровую молнию. Черные шары, летящие по небу…

— Да знаю я твою философию: чем богаты, тем и рады, —раздался голос матери. — Да, еще Дамблдор сказал, что на тебе неплохо сидит мундир главнокомандующего! — усмехнулась она. — Только тебе до того мундира — как до взгляда на затылок без зеркала.

— Брось, — Альбус чувствовал, что в словах отца нарастала ярость. — Ты знаешь, при каких обстоятельствах он это сказал.

— Ой, куда там! — фыркнула мать. — Другие неплохо сшитые мундиры главнокомандующих на себя не примеряют, не бегают по шлюхам, а идут к своей цели!

— Сейчас еще не поздно, — холодно ответил отец.

— Думаешь, твоя фамилия такая чудесная, что все остальные просто второй сорт? Лучше бы детьми занимался. Лил кашляет. Второй сынок шляется по Пожирателям Смерти…

Ал грустно посмотрел в окно на бесконечный дождь. Вечерело. Потоки воды неслись вниз по асфальту, превращаясь в маленькие ручьи. Где-то гудела сигнализация машин от грозы. Ал задумался. Круг Тьмы…

Перед глазами поплыло видение огромного черного зеркала, вокруг которого горели свечи. «Их двенадцать…» — подумал Альбус. Нет, он, кажется ошибся. Их было тринадцать. Ал пересчитал их еще раз. Тринадцать. Как ни крути, тринадцать. Альбус понятия не имел, что это означает, но чувствовал в этом какую-то угрозу. Ал метнулся, желая их потушить, но ничего не получалось: сколько бы он не дул, свечи только сильнее продолжали гореть. Раскрылась дверь и повеяло сквозняком…

— Тебе нужно особое приглашение?

Альбус непонимающе осмотрелся. В дверях стояла мама. Почему мама? Альбус бросил взгляд на стоящий в углу чемодан. Он был практически пуст, но еще раскрыт.

— Ну, не хочешь, как хочешь. — бросила мать. — Дважды я звать есть не намерена! Видать, хорошо тебя кормят там, — сказала она с ядом в голосе.

Посмотрев на стол, Альбус с ужасом понял, что заснул. Быстро вскочив с кресла, он побежал к столу, а затем к выходу. Сейчас лучше было не злить лишний раз родителей. Спускаясь по лестнице, Ал думал о том, что ему предстоял сложный ужин.


* * *

К сожалению, прогноз Альбуса на будущее в точности оправдался. С Алом никто не желал разговаривать. За ужином мать односложно отвечала только «да» или «хорошо» с ядом в голосе. Лили фыркала, неприязненно смотря на него. Джеймс тоже сидел, потупившись в тарелку, под холодным взглядом матери. Наверное, за ужином они не проронили ни слова. Когда утром Альбус попытался заговорить с матерью за завтраком, она только окинула его холодным взглядом и, выдержав паузу, сказала: «Что, не о чем поговорить?» Ал понятия не имел, чем именно он провинился, но на всякий случай исчез в свою комнату.

На столе лежали белые листы пергаментной бумаги. Альбус быстро достал книгу по истории магии в Античности, и, обмакнув перо, начала делать из нее кое-какие выписки. Больше всего на свете Альбус хотел, чтобы ему поскорее исполнилось бы тридцать семь или сорок лет. Тогда он будет взрослым, финансово независимым человеком. Никто не свете не посмеет грубить ему, придираться к нему, делать ему замечания: он будет иметь право на законных основаниях послать любого обидчика как можно дальше. Впрочем, до этого счастливого времени было как до неба. Темно-синие чернила весело бежали по белой поверхности, как вдруг в дверях показалась голова отца. Альбус вздрогнул. Ну почему, почему даже отец не заходит в его комнату без стука?

— Ал… — тихонько прошептал он. — Мне нужно кое-что забрать в доме Блэков. Пойдешь со мной?

— Конечно! — Альбус радостно подскочил из-за стола.

Выписки из книги он в конце концов сделает и вечером, а вот убраться из дома на законных основаниях — это, что ни говори, дорогого стоит. Отец снова показал ему «тссс», и Ал начал собираться. Подойдя к зеркалу, он поправил желтый замшевый пиджак. Забавно, что с раннего детства он терпеть не мог носить джинсы и свитер в отличие от брата и сестры. Что именно ему в них не нравилось, Ал, пожалуй, и сам не мог объяснить, но что-то вызывало у него инстинктивное отвращение.

Мгновение спустя Альбус улыбнулся. На подоконнике сидела белая полярная сова Кэтрин. Письмо! Ал быстро отвязал его от совиной лапки и, всунув птице немного крекера, развернул пергамент:

Приветствую, Альби!

Лето — время отдыха, я недавно была в Париже. Город любви, как ты знаешь. Побывала у Эйфелевой башни и в соборе Парижской Богоматери. Сразу вспоминается известный роман.

Кстати, на месте Эсмеральды я бы давно отбила у Фролло попытки покорить меня, хотя, с другой стороны, мне было бы интересно наблюдать, как он будет добиваться этого, однако не через убийства. А на что был бы готов ты ради девушки?

Жду ответа, Кэтрин.

Прочитав аккуратно написанный текст письма, Поттер хмыкнул. Видимо, он чем-то заинтересовал избалованную, но веселую Кэти Забини, но вот чем? С другой стороны, мальчику льстил этот самый интерес. Уже собираясь отложить письмо и написать к нему ответ, Альбус с изумлением обнаружил Лили, вырвавшую это самое письмо у него из рук.

— А Альбус влюбился, а Альбус влюбился! — насмешливо пропела она.

Лили, как всегда, ворвалась в его комнату, не сочтя нужным даже как-то постучать. У Альбуса это уже начинало вызывать тихую ярость.

— Если это даже и так, то тебя не касается, — невозмутимо отозвался старший брат. — И верни письмо.

— А вот и не верну, — показав ему язык, девчонка развернулась к двери, но неожиданно стала серьезной, как Роза или тетя Гермиона. — Мама говорит, что эти ребята тебя портят и это правда. Даже бабушка Молли согласна с этим. Не дружи с ними, они этого не стоят. Мы ведь добра тебе хотим.

— Но тебе-то какое дело с кем я общаюсь, а с кем нет? — уже начиная раздражаться, поинтересовался Ал.

Глубоко вздохнув и пожав плечами, Лили бросила письмо Забини на диван и, резко распахнув дверь, быстро удалилась. Альбус скривился. Однако настроение испортилось ненадолго.

— Мы пойдем, как в прошлом году? — радостно спросил Альбус, когда отец вернулся в его комнату.

— Нет, — ответил мистер Поттер, поправив черный костюм. — Нет, Ал, теперь я сделал проход через камин. Это гораздо удобнее.

Бросив щепоть летучего пороха, Ал вскоре оказался в доме на площади Гриммо. Отец приземлился следом. Мальчик грустно улыбнулся, взглянув на висящие канделябры, с которых уже исчез налет пыли. Год назад он прошел в одиночку по этому дому и наткнулся на боггарта, который предсказал ему страшную чушь. Мол, он попадет на факультет Слизерин, станет новым темным магом… Теперь он мог оценить, как это глупо. Да, он действительно учится на Слизерине, но это не делает его темным волшебником, не так ли? Иногда лучше реализовать страх и навсегда избавиться от него, чем бояться его всю жизнь. Впрочем, зеркало в маленькой комнате еще было затянутой паутиной, словно напоминавшей, что они только отвоевали у этого дома первый плацдарм.

— Папа… А что с мамой? — спросил тихо Альбус, когда они пошли по коридору.

— Мать в больницу сегодня после обеда ложится, — прошептал Гарри. — Что-то нашли у нее там дела.

— Что-то серьезное? — спросил Ал.

— Да так, ерунда… — махнул рукой отец. — Если бы было что-то серьезное, ее бы давно уже положили. А это так… Но вот она и бесится…

«А ты даже ей не посочувствовал!» — словно уколол Альбуса тонкий детский голос.

«Да как же ей посочувствуешь, если она меня гонит сразу взашей?» — холодно возразил сам себе Ал.

— Ты постой тут немного… А я сейчас по делам схожу в другой отсек… — пробормотал отец.

Альбус кивнул: так, кажется, поступают настоящие взрослые. Он осторожно пошел по старой пыльной лестнице. Прошлый год он дрожал здесь от страха, слыша какие-то странные голоса. Альбус повернул голову и увидел знакомый ему изумрудно-зеленый гобелен. Ал присмотрелся: он был изрядно потрепан молью, однако золотистая нить сверкала достаточно, чтобы заметить ветвистое дерево. На самом верху была выведена надпись:

«БЛАГОРОДНЕЙШЕЕ И ДРЕВНЕЙШЕЕ СЕМЕЙСТВО БЛЭКОВ»

«Все чистокровные роды связаны с Блэками — самым чистокровным родом. Они пересеклись, а остались мы.» — Альбусу вдруг вспомнилась фраза его друга Эрика.

Всё-таки интересно, какие они, эти Блэки и все ли из них были такими же сумасшедшими психопатами, как Вальбурга, портрет которой до сих пор висел в коридоре? Под изображенными на дереве листьями располагались золотые ветви, на которых находились портреты членов данного рода и их имена. Просмотрев надменные, но красивые лица, Альбус направился вперед. Перед ним была дверь, ведущая в какую-то комнату. Ал осторожно приоткрыл ее.

Тишина. Только возле стоит черный рояль, затянутый очень толстыми нитями паутины. Из-за серебристо-зеленых обоев здесь было довольно темно. Похоже, все Блэки учились в Слизерине, и цветовая гамма змеиного факультета считалась в их семье хорошим тоном. Альбус удовлетворенно кивнул, поднял глаза, да так и обомлел.

Над роялем висел портрет. Высокая девушка в голубой тунике восседала в кресле, а по идеально-прямой спине струились белокурые локоны. Тонкие черты лица добавляли ей изящества. Незнакомка напомнила мальчику Адель, однако волосы Эйвери были больше золотистыми, чем белыми, в отличии от девушки, изображенной на портрете. В светлых глазах красавицы застыла лукавая усмешка, но это ее не портило.

Неожиданно Альбус понял, что хотел бы прямо сейчас познакомиться с этой леди, хотя ее, наверно, давно уже нет в живых. Черт, да даже Кэтрин и Адель до нее далековато, хотя большинство учеников Хогвартса считали ловца слизеринской команды по квиддичу идеалом девушки, как и Кэт.

Видели бы они ее

Поймав насмешливый взгляд девушки с портрета, Альбус почему-то вспомнил, что читал в своем пособии для начинающих изучать темную магию. Seco — довольно редкое в использовании заклинание, изобретенное Герпо Омерзительным, более известным, как селекционер первого в мире Василиска. Возможно, что Sectumsempra произошла именно от данного заклятия. Оно оставляет глубокую не смертельную, рану на том месте, куда направлена магия. «Вполне подойдёт для дуэли», — решил про себя Альбус.

Seco… Seco…

Такое легкое произношение и такие тяжелые последствия оно может вызвать.

Странно, но Поттеру показалось, будто при этих его мыслях девчонка на портрете насмешливо усмехнулась. Ал мотнул головой. Все-таки лучше убраться из этой комнаты…


* * *

На следующий день Альбуса с Лили отправили к бабушке Молли и дедушке Артуру. Альбус сразу понял, что приятных впечатлений будет весьма мало, очень уж сурово Молли была настроена к его факультету. Холодная война в доме Поттеров не прекращалась. Джинни на следующее утро уехала в больницу, громко объявив отцу, чтобы они «не смели к ней приходить». Альбус, лежа еще в постели, задумался над странной особенностью матери использовать к отцу местоимение «вы». Кто такие эти «вы» в самом деле? Отец и они, то есть дети? Или только он? Мать в детстве нередко говорила ему «вы» — «вы-то, я знаю, думаете» или «от вас-то помощи или даже сочувствия не дождешься». Но почему он всегда был частью каких-то «их», с кем враждовала мать, Альбус понятия не имел.

Предчувствия не обманули Альбуса. Они с Лили приехали в Нору, где ему тут были явно не рады. И не ошибся. Окна на втором этаже ярко сияли — похоже, там были гости. Альбус почувствовал легкую тоску на сердце. Ну почему, почему он с детства никогда не может побыть летом один, как Эрик? Почему в доме, где он находится, всегда должен быть настоящий цыганский табор? И самое обидное: никому не было даже интересно, нравится ли это самому Альбусу или нет, хочет ли он быть в этом таборе или нет.

— Добрый день, добрый день, — улыбнулась старушка в синем переднике, крепко сжав Лили в объятиях. — Явился не запылился? — обратилась она к Альбусу с усмешкой.

— Да, — равнодушно ответил мальчик.

Да, был он у Ноттов, и что? Не в тюрьме же, а у друга.

— Рокси! Немедленно спускайся вниз! Сейчас же! — махнула рукой Молли по направлению к дому.

Альбус закатил глаза. Не хватало только Роксаны, которая постоянно ехидничала. Однако кузина уже весело бежала по крыльцу и махала им рукой. Красная футболка с эмблемой «Пушек Педдл» болталась во все стороны. Русые густые волосы до лопаток слегка трепал ветер, несколько прядей упали на нос.

— Привет, Альби, привет, Лил, — весело протянула Роксана. В синих глазах мелькнула лёгкая насмешка.

— Хватит называть меня Альби, — холодно попросил Ал.

— Ладно, не ворчи, змееныш, — протянула Рокси и понизила голос. — Пошли лучше с нами.

— С нами — это с кем конкретно? — переспросил Альбус.

Ал и сам удивлялся, как мало изменилась старенькая Нора за минувшие годы. Кухня осталась маленькой и довольно тесной. В середине стоял все тот же выскобленный деревянный стол в окружении стульев. На противоположной стене висели часы с одной стрелкой. Вместо цифр шли надписи: «Время чая», «Время кормить кур», «Опоздание» и тому подобное. Куры, куры, опять куры… Сколько Ал себя помнил, куры здесь всегда были чем-то вроде культа.

— Ты не вовремя приехал, — бормотала Роксана, когда они шли по пыльному коридору с невысокими окнами. — Я подслушивала, что Фред и дядя Перси болтали о Штирнере… Два зануды, — фыркнула девочка.

— А что болтали? — Альбус умолял небо, чтобы в Норе нашлась хоть одна свободная комната, где он сможет жить один. Или, на самый худой конец, с кем-то вроде дяди Перси или Фреда.

— Ну и что Штирнер? — спросил Ал, когда Роксана стала открывать комнату. Ура! До приезда Джеймса он, кажется, будет жить один!

— Я слышала, что Штирнер стал намного сильнее, так что опасность от него ещё больше, — ответила Роксана.

— А что конкретно случилось? — уточнил сразу Альбус.

— Множество магов на Кавказе и в Иране перешли на его сторону, а что касается Германии то там разрешили применять к Imperio к магглам. Они беззащитны и Штирнер может использовать их как ему угодно — магглы даже и защититься не смогут.

Альбус медленно кивнул. Полученная информация весьма настораживало, однако… что особенного Штирнер получит от магглов, абсолютно простых людей, так ли уж они ему нужны на деле? Но все-таки Рокси права — они абсолютно беззащитны, да и волшебникам нелегко — Штирнер, как он слышал, был хоть и сумасшедшим, но могущественным.

— Ладно, пошли в детскую, — ответила Роксана, когда Альбус поставил черный чемодан под кровать. Мальчик кивнул и последовал за кузиной.

Так называемая детская была бывшей комнатой дяди Рона: небольшой комнатой с низким, покатым потолком, который почти касался макушки. Все в комнате пылало оттенками ярко-оранжевого: покрывало, стены, даже потолок. Каждый сантиметр стареньких обоев был заклеен плакатами, на которых изображались одни и те же семь ведьм и колдунов в ярко-оранжевых плащах, в одной руке — метла, другой энергично машут приветствия. «Квиддичные игроки», — ехидно подумал Ал. В своей семье он был единственным равнодушным к квиддичу.

— Не понимаю! — раздался звонкий голос Люси. — Не понимаю!

Ал сокрушенно поднял глаза вверх: его бесшабашные кузины были уже, похоже, тут как тут.

— Что именно? — чуть насмешливо спросила Молли.

— Каким, Мерлинова борода, образом слизеринцы умудрились забрать кубок квиддича у нас из-под носа?

— Да уж, — фыркнула Молли. — столько девчонок, такие хрупкие — как вообще угодили в команду?

— А вдруг наши тоже усилятся? И прославятся, как «Пушки Педдл»! Вот завидовать будут, а?

— Или как «Торнандос», — прыснула Молли.

На полу возились Хьюго и Лили, которые, похоже, решили, устроить игру: казнь хомячка. Мальчик крепко прижимал зверька. Та, словно почувствовав опасность, отчаянно запищал и попытался вырваться, но это было бесполезно. Лили смеялась, похоже, для нее это было настоящее шоу.

— Обвинение: участие в преступной группировке Пожирателей Смерти, нарушение волшебного кодекса, нежелание признавать равенство магглов и магов… — пафосные слова странно и неестественно звучали в устах рыжего маленького мальчишки. — Наказание, вынесенное судом Ви-зем-ган-мон-та: смертная казнь через скармливание лазилю!

Сначала повисла гнетущая тишина. Лили вдруг оглушительно захлопала в ладоши и захохотала. Хьюго торжественно понес хомяка к выходу. Лили последовала за ним: посмотреть на казнь грызуна. Роксана взвизгнула. Она ненавидела мышей.

— Давай ещё накажем его за то, что он поддерживал Малфоев! — весело щебетала Лили.

За окном пророкотал гром. Альбус посмотрел в окно.

— Долго вы тут еще собираетесь галдеть? — прикрикнула Роксана на близняшек.

— Вали отсюда, Рокси-Докси! — скривилась Люси.

— Уы-ы-ы-ы! — скорчила ей рожицу Молли. — Соображала бы ты чего!

Альбус, между тем, вспомнил забавную историю про Хьюго с Розой. Когда Хьюго было года полтора, он стащил у Розы какую-то куклу. Та ударила по младшему брату заклинанием ватных ног и обездвижила его. Затем оба начали колотить друг друга, как самые заправские магглы, словно позабыв про волшебные палочки. Маленький Хьюго после той драки все угрожал откусить Розе нос; та не оставались в долгу, а разок-другой даже надрала уши брату. «Кстати, интересно, здесь ли Роза?» — подумал Альбус.

— Проваливай отсюда! А то я расскажу, с кем ты спишь! — громко сказала Молли.

— Что ты сказала? — Роксана достала палочку.

Молли, запрыгнув на диван, скорчила гримасу и сказала что-то вроде «Бе-бе-бе!» Люси прыснула. Альбус вздохнул. Весь этот кавардак только начинался, и терпеть предстояло еще месяц. Впрочем, стоило бы, пожалуй, сходить в сад: посмотреть, на месте ли старая белая беседка. Теперь Ал отлично знал, что там можно устроить себе отменный уединенный угол с помощью отделения части пространства. Там он станет неуязвимым для родни.

— Так Рози приехала?

— Рози ревет у заросшего пруда, — фыркнула Роксана.

Альбус вскинул брови: в саду в самом деле был пруд, давно затянувшийся ряской и тиной. Все обитатели Норы так и звали его: «Заросший пруд». Сколько Альбус не помнил себя, его в самом деле никто не чистил. У пруда делались какие-то мелкие проказы, совершались всякие пакости. Дядя Перси все грозился его осушить, но руки не доходили.

— Только тебе она не рада, змееныш, — фыркнула Люси.

— Какой там еще змееныш? Аспид! Аспид! — веселилась Молли.

Альбус хотел узнать, что там сотворила Роза. Повернувшись, он осторожно вышел из комнаты и пошел по направлению к веранде. Рокси последовала за ним, оставив близняшек шушукаться за его спиной. Ал догадывался, что сейчас они начнут обсуждать, с кем именно она крутит роман, но Роксане, похоже, было все равно («Или делает вид, что все равно?» — подумал ехидно Альбус). Интересно, не выступал ли ее поклонником Стивен Янг из Слизерина, однокурсник Дерека? ходили слухи, будто он соблазнил кого-то из сборной Гриффиндора, а с Рокси они оба были забойщиками. Хотя, возможно, это были и просто слухи: кто в здравом уме будет крутить роман со своим соперником на квиддичном поле…

— Я еще не то знаю… — зашептала Роксана. — Твою тетю продвигают чуть ли не в министры магии!

— Да перестань… — махнул рукой Альбус. — В дядю Перси я поверю больше.

— А вот и нет… Вот и нет… — стрекотала Роксана. — Именно тетя Гермиона! Я сама слышала сегодня…

Альбус поморщился. Роза и Хьюго — дети министра магии? Все это выглядело как-то уж слишком фантастично. «Тогда на Рози совсем уж управы не будет!» — ехидно подумал Ал.

— А знаешь, почему ее поставить хотят? — шептала Роксана. — Из-за Штирнера! Они введение чрезвычайного положения обсуждают!

— Так уж и чрезвычайного? — вскинул брови Альбус.

— Его самого… От Штирнера можно ожидать чего угодно…

За окном раздался визг. Альбус сразу же узнал вопли Молли. Он подошел к окну, за ним подбежала и Роксана. Близняшки, к удивлению Ала, бежали по газону — они, похоже, выпрыгнули в окно. В центре лужайки Доминик Уизли весело плясала что-то похожее на канкан, выбрасывая вперед тонкие белые ноги. Напротив нее стоял Джеймс и с хохотом смотрел на ее движения. Можно было не сомневаться, что он наложил на девочку заклинание. Неподалёку бегали Хьюго и Лили — они всё же отпустили хомяка в сад и не стали скармливать его коту.

Сердце Альбуса упало. Приезд Джеймса не оставлял надежды на хотя бы частичку хорошего лета.

Глава опубликована: 01.12.2019
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх