↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 15_1. Ловушка для дураков

I've got nothing left to live for

Got no reason yet to die

Hurts

 

You built this world around you, your universe

In spite of best intentions, things could not be worse

Dream Theater**

 

Снейп с выражением крайнего раздражения на лице смотрел на палочку Рона, нацеленную на него:

— Уберите это, Уизли, если не хотите серьезно пострадать. У меня нет никакого желания драться с вами.

— Гермиона? — рыжий снова посмотрел на нее, не опуская руку с палочкой. — Что он тебе сделал?

— Ничего. Угомонись.

— У тебя глаза красные, — не унимался Уизли. — И я видел… Он тебя за руку ухватил. Что он тебе сделал? Он…

— Рон, перестань. Никто ничего мне не делал, — отмахнулась от него Гермиона, быстро вытирая лицо и отступая от Снейпа на шаг.

— Но я видел…

— Ничего ты не видел. Опусти палочку.

— Что у вас тут? — в палатку вошел Гарри, на ходу скидывая с плеч рюкзак, и остановился как вкопанный, увидев Снейпа. — Что вы здесь делаете, сэр?

— Принес мне очередную порцию книг, — ответила за него Гермиона. — И хотел рассказать кое-какие новости, но вы двое где-то задержались, и мы ждали, пока вы вернетесь. Сэр? — она оглянулась на зельевара, но тот, скрестив руки на груди, сверлил неприязненным взглядом обоих мальчишек. Гарри неловко переступил с ноги на ногу:

— Что за новости?

— Не прикидывайтесь идиотом, Поттер, — Снейп слегка раздул ноздри, переводя взгляд с одного парня на другого и обратно. — Я, значит, делаю все возможное, чтобы отвести всем глаза, и чтобы никто не мог вычислить, где вы прячетесь, а чем заняты вы? Кровопусканием увлеклись?

— Сэр? — Уизли, опустив палочку, недоуменно поднял брови, но Снейп качнул головой:

— Даже не пытайтесь, Уизли. Из вас никогда не выйдет хороший актер. Даже и плохой не выйдет. Какого тролля вы устроили самосуд?

Гарри посмотрел на Гермиону. Та лишь поджала губы.

— С чего вы взяли, что…

— Прекратите немедленно! — взвился зельевар, выпрямляясь во весь рост и опуская руки вдоль тела. — Или роль Избранного так ударила вам в голову, что вы начисто лишились инстинкта самосохранения? Весь первый и второй круг уже знают! Темный Лорд отдал приказ объединить поисковые группы и отловить вас во что бы то ни стало! И все из-за ваших дурацких игр в героев!

— Ничего не дурацких! — мгновенно разозлившись, выкрикнул Гарри. — Или вы бы предпочли, чтобы списки убитых магглорожденных были длиннее?

— О, я наслышан о том, сколько трофеев вам удалось отбить, — въедливым тоном бросил Снейп, делая шаг вперед. Рон невольно отступил, явно борясь с желанием снова поднять палочку. Гермиона из-за спины Снейпа весьма красноречиво показала ему кулак, намекая другу, чтобы тот не вздумал дурить. — Хоть кому-нибудь из вас пришло в голову, что регулярные спасательные рейды не останутся незамеченными? Что отряды станут больше? Что другим теперь будет куда труднее избежать поимки? И, уж конечно, никто из вас, стратегов недоделанных, не подумал, что ваши частые появления на юге страны притянут туда всех охотников за головами, у которых еще остались конечности. А таких, можете мне поверить, немало.

— Значит, по-вашему, вообще ничего не нужно было делать, да? — подключился к другу Рон. — Вам там в Хогварце уютненько, наверное? Сидите в кабинетике, в том самом кресле, и бумажки перекладываете, пока тут людей ловят. Еще и радуетесь, что меньше грязнокровок стало!

— Не сметь! — рявкнул Снейп, взмахивая правой рукой. Гермиона даже не заметила, когда именно он достал палочку. Гарри и Рон отреагировать не успели — заклятие зельевара отшвырнуло их обоих назад. Палочка Рона улетела куда-то в сторону. Гарри, чудом удержавший свою, попытался было атаковать в ответ, но Снейп проделал практически неуловимое движение — и Надежда Колдовского Мира вылетела из палатки и пропахала спиной утоптанный снег перед входом. Побелевший от ярости Мастер зелий вышел следом. Его черные глаза горели отвращением. Он ткнул палочкой внутрь палатки, и Рона вытащило наружу невидимой рукой. С Уизли Снейп церемониться не стал и просто уронил его носом в сугроб.

— До вас, видимо, никогда не дойдет! — прошипел он. — Мне плевать, что вы обо мне думаете. Мне плевать, о чем вы говорите за моей спиной. Но если я еще хоть раз услышу от вас подобное — вы очень сильно пожалеете о том, что родились на свет. Я всегда знал, что вы невообразимый хам и невежа, Уизли, но я надеялся, что вы хотя бы пошевелите той жалкой извилиной, что у вас есть, и не станете произносить это слово в присутствии вашей подруги. Или за столько лет колдовского обучения вам до сих пор не объяснили, что такое оскорбление не прощают?

— Ой, да ладно, — пробурчал Рон, отплевываясь от набившегося в рот снега, — вы же из Слизерина, ваш любимчик Малфой не раз обзывал Гермиону, а вам и дела не было!

— Заткнитесь. Мне больше нечего сказать по этому поводу, — Снейп встал над обоими мальчишками, держа свою палочку обеими руками за концы. — А теперь поговорим более подробно о вашей идиотской попытке поиграть в спасателей. Наверняка спасенные вами жертвы очень благодарны за вмешательство, но отныне кровь тех, кто попадется расширенным отрядам егерей, будет на вашей совести. Вы рисковали не просто своими жалкими жизнями, но и жизнями всего колдовского общества. Не мне вам напоминать, Поттер, что директор Дамблдор оставил вам задание, которое вы должны выполнить, прежде чем лезть в капкан. После того, как оно будет выполнено, можете хоть сто раз выходить на охоту и резать любую мразь, какая вам попадется, но до тех пор — чтоб ни одного лишнего шага из лагеря без крайней необходимости, вам ясно?

Поттер, все еще лежавший на спине, бормотнул себе под нос что-то, заканчивавшееся на «..лядь». Снейп невозмутимо дернул палочкой — и парня глубже вдавило в снег:

— Услышу это еще раз — язык вырву. Может, тогда у вас наконец-то появится повод освоить невербальную магию.

— Простите… сэр, — буркнул мальчишка. Почувствовав, что давление заклинания ослабло, он сел, отряхивая снег с плеч и глядя на Гермиону, стоявшую у входа в палатку. В руках у девушки были обе так бесславно потерянные героями палочки. Уизли, вытерев лицо рукавом, злобно уставился на нее:

— Зачем ты ему рассказала? Сначала ты его защищала всю дорогу, а теперь и вовсе с ним заодно?

— Не говори ерунды, — отозвалась она. — Он все знал и без меня, вы же, кажется, были так осторожны в планировании и нигде не оставили следов, что никто и не догадался.

— Куда вы дели палочки егерей? — продолжал вести «допрос» Снейп. Рыжий шмыгнул носом:

— Про запас взяли. Может, сейчас еще прикажете вернуть?

— Сколько у вас палочек?

— Не знаю, не считали.

— Показывайте.

Гарри засопел, но молча поднялся с земли и проковылял обратно в палатку. Вернувшись с рюкзаком, открыл его, порылся внутри и вытащил объемистую пачку палочек, связанную обрывком какой-то тряпки. Снейп бросил на пачку оценивающий взгляд:

— Что ж, хотя бы запасными палочками обзавелись. Что еще взяли?

— Вам какое дело?

— Такое! — снова начиная яриться, процедил зельевар сквозь зубы. — На вещи могли быть наложены следящие чары.

— Да не было там ничего, — буркнул Уизли. — Все наверняка награбленное. И если бы что-то было, на нас бы уже вышли.

— Быстро несите все, что взяли. Повторять не буду.

Рон, ругаясь сквозь зубы, тоже поплелся в палатку.

— Уизли, если вы не начнете выражаться приличнее, я вымою вам рот с мылом, — предупредил его Снейп уже более спокойным тоном. Рыжий протиснулся мимо Гермионы и дал волю эмоциям, от души пнув какой-то предмет мебели внутри палатки. Вернувшись через полминуты, он сунул бывшему учителю увесистый мешочек с побрякушками. Снейп высыпал все в снег и проделал над кучей драгоценностей несколько пассов палочкой:

— В этот раз вам повезло. Что вы собираетесь с этим делать?

— Продадим кому-нибудь, если деньги кончатся, — ответил Гарри, крепче сжимая пачку чужих палочек в руках. — Думали Флетчеру сплавить, но его убили. Найти бывших хозяев все равно уже не удастся.

Снейп поморщился, палочкой закидывая драгоценности обратно в мешочек:

— И не боитесь таскать это с собой?

— А вам что с этого?

— Ровным счетом ничего, — он перебросил мешочек Рону. — Таскайте, если так угодно. Искать вам посредника для продажи я точно не собираюсь. Запасные палочки носить с собой, всегда и везде, всех касается. И не в кармане, а под одеждой, прячьте в обувь или куда-то еще. Сломаете одну или отберут — всегда сможете достать запасную, пока вас не обыскали более тщательно.

Отвернувшись от обоих, он кивнул Гермионе. Та ничего не сказала, лишь вышла вперед и протянула мальчишкам их палочки. Рон, набычившись, выхватил у нее свою и наградил девушку таким взглядом, что ей сразу стало ясно: после ухода Снейпа будет скандал. Зельевар еще раз оглядел всех троих и мотнул головой в сторону палатки:

— Есть разговор.

Когда все вернулись на кухню, и Гермиона выдала каждому по кружке чаю, Снейп оперся обеими руками о край стола:

— Мисс Грейнджер уже знает, так что за деталями потом к ней, а сейчас скажу кратко: Бузинная палочка все это время была у Дамблдора, и, да, Темный Лорд охотится именно за ней.

— Что?! — в два голоса взвыли Рон и Гарри. Рон оттолкнул свою кружку, да так, что чай расплескался по столу:

— Ее надо немедленно достать и перепрятать!

— И кто из вас, умников, полезет вскрывать могилу Дамблдора? — вопросил Снейп, неприязненно кривя губы. — Потому что, скорее всего, палочка именно там.

Гарри уставился в свою кружку, хмурясь. Наконец, поднял голову, глядя на бывшего учителя:

— Вы уверены, что она там?

— Не на все сто процентов, но больше ей быть негде.

— Вы можете достать ее оттуда?

— Вероятно. Но у нас более серьезная проблема. Олливандер подтвердил, что эта палочка слушается только того, кто силой отнял ее у предыдущего владельца. Для всех остальных она будет не сильнее любой другой палочки. И чтобы перейти от одного владельца к другому, она может даже не быть конкретно в руках старого хозяина в момент разоружения.

Гарри и Рон переглянулись. Посмотрели на Гермиону. Та кивнула:

— Палочка в данный момент слушается Драко.

— Как это обойти, сэр? — спросил Гарри, у которого на виске так же запульсировала жилка, как у стоявшего у стола мужчины. Снейп едва заметно поднял и опустил плечи:

— Способ только один. Разоружить Малфоя. Но не в постановочной драке, а в реальной.

— Вы можете это сделать?

— Я не знаю.

— Где сейчас Малфой?

— В Хогварце.

— Так в чем проблема? — удивился Рон. — Колданите его где-нибудь в коридоре и все. Проще простого.

— Директору Хогварца — бить в спину безоружного ученика? — иронически прищурившись, уточнил Снейп. — Как благородно.

— Да какое, к черту, благородство? — повысил голос Гарри. — Нам надо перехватить над ней контроль, любым способом.

— О, я не сомневался в ваших чувствах к мистеру Малфою, Поттер, вы шесть лет пытаетесь его покалечить или убить. В прошлом году у вас почти получилось.

— Если вы думаете, что мне это понравилось…

— Что, даже не позлорадствовали, что Малфой едва не истек кровью? Или теперь считаете, что ваш статус дает вам право кого-то калечить?

— Если вы про егерей, то я…

— Молчите уже. Даже если я перехвачу контроль над палочкой — что мы будем с ней делать? Этот артефакт опасен. Он скопил в себе слишком много темной силы, и просто так использовать его нельзя — в итоге он подчинит себе любого хозяина.

— Любого? Вы хотите сказать, что Дамблдор…

— А вас не удивляет то, что происходило с директором все это время, Поттер? — оскалился Снейп. — Или вы считаете, что для взрослого опытного волшебника совершенно нормально использовать детей так, как он использовал вас троих? Уверяю вас, даже в колдовском мире подобное поведение недопустимо. На деяния Дамблдора много лет закрывали глаза, потому что все думали, что он знает, что делает. Но теперь, когда выяснилось, что он понятия не имел, что делать дальше — уже нет смысла следовать инструкциям, которые он вам оставил.

— Значит, мне теперь что, отказаться от поиска крестражей? — с вызовом бросил Гарри, глядя зельевару в глаза. Тот повел головой из стороны в сторону:

— Я хочу сказать, Поттер, что вы не обязаны делать это в одиночку. Более того, это совершеннейший идиотизм. Если бы я был уверен, что оставшиеся орденцы не убьют меня безо всяких разговоров, я бы уже открылся кому-то из них, потому что Дамблдор определенно выжил из ума, если думал, что мы справимся самостоятельно. Но мы имеем то, что имеем.

— Сэр, — Гермиона подняла руку, как на уроке. — Я… В общем, Кингсли знает. Про вас, не про крестражи.

С лица Снейпа разом сбежали все эмоции и краски. Он растерянно воззрился на нее:

— Вы… что? Как?

— Когда я разгадала Тринадцатую сказку, Кингсли и Люпин нашли нас на Гриммо. Я позвала его поговорить с глазу на глаз и показала ему книгу и подпись Дамблдора. Простите, сэр, — она покаянно опустила голову. — Я не знала, что делать. Я вообще решила, что сошла с ума, когда прочла текст. Но Кингсли тоже прочел и пришел к тем же выводам, так что… Он обещал никому не говорить и ничего не предпринимать, не сказав мне. Он вам верит.

— Спасибо и на этом, — пробурчал Снейп, отталкиваясь обеими руками от края стола и потирая пальцами виски. — Возможно, нам пригодится его помощь, но не сейчас. Насколько мне известно, он в бегах, и ему лучше не высовываться. У вас есть способ с ним связаться?

— Заступник. Он показал мне, как отсрочить сообщение, чтобы Заступник являлся только когда получатель один.

— Хорошо. Но пока никаких контактов. Мне нужно подумать.

Гарри и Рон смотрели на Гермиону, и на лицах обоих явственно читалась глубокая обида.

— Ты сказала Кингсли, но не сказала нам? — обвиняющим тоном спросил Рон. Гермиона покраснела:

— Простите. Я не знала, как сказать. Решила сначала посоветоваться с Кингсли.

— Ну да. А потом ты начала общаться с ним, — кивок в сторону Снейпа. — И тоже нам не сказала, пока он не заявился к нам домой. Ты вообще собиралась говорить?

— Уизли, перестаньте, вам же не десять лет, — раздраженно оборвал его Снейп, меривший шагами кухню. — Или вы не понимаете, чем все может закончиться, если узнает кто-то, кому знать не положено?

— Я думал, мы на одной стороне.

— Вот именно. Дуться будете потом, сейчас есть что обсудить и без ваших детских обид.

— Значит, палочка останется лежать там, где она сейчас? — вернулся к теме Гарри, тряхнув головой. — Сами-Знаете-Кто в итоге узнает, что последний раз ее видели у Гриндевальда, и что тогда?

— Я не знаю, Поттер. Судя по тому, что мне удалось выжать из портрета Дамблдора, он планировал, что палочка перейдет ко мне, а в итоге все равно должна попасть к Темному Лорду.

— Но зачем? — ахнул Рон. — Это же Непобедимая палочка! Если Сами-Знаете-Кто ее получит, нам всем крышка!

— Я рад, что вы осознаёте масштаб проблемы, Уизли. План Дамблдора мне непонятен. Я не обладаю всей информацией и, соответственно, не могу делать выводы.

— Если даже вам непонятен, то у нас действительно серьезная проблема, — разочарованно пробормотал Поттер.

Грейнджер неотрывно смотрела на него, чуть сощурившись. Снейп шумно выдохнул. Прекратила бы так пялиться. Если эти двое что-то заподозрят… Однако чем больше она смотрела на него, тем больше бледнела. Глаза из шоколадных стали почти черными, а затем она опять прижала руки ко рту:

— Сэр... Если Сами-Знаете-Кто ее добудет и почувствует, что она его не слушается... Это ведь вы убили Дамблдора. Он решит, что это вы владелец палочки!

— Вероятно. И что с того? — осведомился он сухим, безразличным тоном, но сердце дрогнуло и сжалось. Мало ей проблем с Поттером и крестражем в его башке... Поттер и Уизли разом повернулись и теперь тоже смотрели на него, Уизли — озадаченно, Поттер — потрясенно. Но лицо Грейнджер было хуже всего. На нем был написан панический ужас. Не то чувство, которое он сейчас хотел бы видеть.

— Он придет за вами, сэр, — произнесла она глухо, нервно хватаясь за шею. — Если он знает о том, что палочка подчиняется только тому, кто отнял ее силой или убил предыдущего владельца, он придет за вами.

— Если Олливандер рассказал ему об этом нюансе, значит, так и будет.

— И вы так спокойно об этом говорите?!

— А что, по-вашему, я должен говорить? В данный момент это не самая серьезная наша проблема, и вы это знаете, мисс Грейнджер, — подчеркнул он. Девчонка мотнула головой, и страх на ее лице сменился такой яростью, что того и гляди произойдет спонтанный выброс магии. И эта ярость делала ее, к его удивлению, необыкновенно привлекательной.

— Успокойтесь, — велел он ей, стараясь говорить мягче. У девчонки сегодня прямо вечер открытий, и среди них ни одного приятного. — Скажите спасибо, что мы узнали об этом сейчас, а не в тот момент, когда уже будет поздно что-то делать.

— Сэр, ее нужно уничтожить, — решительно поджав губы, заявила она. — Это слишком рискованно.

— Мы не можем ее уничтожить, пока не будем знать все нюансы ее работы, — отрезал Снейп, злясь, что не может говорить открыто в присутствии мальчишек. Она одарила его таким взглядом, что ему стало не по себе. Сколько же всего было в этих глазах! Сколько эмоций — и все ему одному.

Приятно, черт побери. Приятно, что кто-то действительно всерьез обеспокоен его судьбой.

— Раз мы не сможем ею пользоваться сами, то зачем нам вообще знать о ней? — снова подал голос Уизли. — Какая разница, у кого она будет, если не у нас? Зачем вокруг этой палочки накрутили столько загадок?

— Вероятно, все дело в том, кому она будет повиноваться, когда окажется у Сами-Знаете-Кого, — протянул Поттер, нервно барабаня пальцами по столу. — Допустим… Допустим, она окажется у него, а подчиняться будет мне. Что тогда? Что произойдет, если он применит ее против меня? Может, его долбанет рикошетом, как в первый раз?

— Мне нравится, что вы начали хоть немного соображать, но, как вы понимаете, это все теория, и проверить мы сможем только один раз. Второго раза не будет. Вы готовы так рисковать, Поттер?

— Разве меня не для этого вырастили? — горько усмехнулся мальчишка, и Снейп заметил, как вздрогнула Грейнджер. — В пророчестве же все четко сказано.

— Да к черту пророчество! — злобно выплюнул Снейп. — Всего лишь бредни пьяной неудачницы, за которые с чего-то вдруг схватились все! Вы что же, думаете, что абсолютно все изреченные пророчества сбываются? Или обязаны сбыться?

— То же самое мне говорил и Дамблдор. Правда… по-другому.

— О, я догадываюсь, — ядовито усмехнулся зельевар. — Небось утверждал, что у вас есть выбор, следовать ли ему или нет? Упирал на свет внутри вас? И на то, что вы не смогли бы остаться в стороне, потому что Лорд убил стольких дорогих вам людей? И про любовь наверняка говорил. Что это любовь защищает вас и не дает перейти на сторону зла.

Гарри побледнел. Вперил немигающий взгляд в Мастера зелий:

— Откуда вы знаете?

— Потому что мне он говорил ровно то же самое в свое время. И тем самым плотно подцепил на крючок. Я надеялся, что он не проделает то же самое и с вами, но, похоже, зря надеялся. Не повторяйте моих ошибок. Это обычная манипуляция. Светлая ловушка для дураков с обостренным чувством справедливости, вины и долга.

— Так что мне делать, в таком случае? Не идти убивать его? Не исполнять пророчество?

— Идти. Но не потому, что вам это напророчили. И не потому, что все ждут от вас этого, и вам надо спасти мир. И даже не потому, что он убил вашу семью, — Снейп снова уперся руками в край стола и уставился в эти наглые зеленые глаза, в которых сейчас светилась одна лишь растерянность. — Сделайте это, потому что вы сами, лично, хотите положить этому конец. Сделайте это на своих условиях, так, чтобы выжить. Спокойно, хладнокровно, обдумывая каждый шаг, прежде чем сделать его. Подключайте к этому всех, кто ненавидит его не меньше вашего — незачем тащить этот груз в одиночку, если есть люди, готовые помочь. Тщательно, шаг за шагом, устраняйте препятствия, прежде чем нанести удар, а не бросайтесь в бой очертя голову. Глупая бравада и эмоции никогда не выиграют эту войну, Поттер. Пожертвовать собой — всегда проще простого. Вы оба, — он перевел взгляд на Уизли, — полностью подчиняетесь сиюминутным порывам. Вы не думаете головой. Вы захлебываетесь какими-то старыми обидами, которые не стоят ни вашего внимания, ни усилий. То, что вам пока удавалось ускользать от Темного Лорда живым, Поттер — чистое везение. Кто знает, может, вам повезет снова. А, может, и нет. Вероятно, если вы погибнете, не достигнув цели, ваши друзья примут эстафету и продолжат ваше дело. Но почему бы не постараться избежать этого, а не заранее смиряться с тем, что вас назначили жертвенным бараном? Почему бы не придумать другой план, если вы видите, что старый не срабатывает?

На кухне какое-то время стояла тишина, пока Золотая троица обдумывала услышанное. Затем Гарри шевельнулся. Поднес к губам кружку с остывшим чаем, сделал несколько глотков и слегка кашлянул, прочищая горло:

— Вообще-то, Дамблдор сказал мне примерно то же, сэр. Про... ну, про то, что я должен это сделать потому, что хочу сам.

— Неужели? — криво усмехнулся Снейп. — Надо же... Хоть в чем-то мы солидарны.

— Можно я задам вопрос, сэр?

— Задавайте, раз уж начали.

— Почему вы смирились?

Снейп смерил его уничтожающим взглядом:

— При чем здесь я?

— Вы говорите так, словно знаете, каково это. Смириться с тем, что ваша жизнь окончена.

— Это не касается поставленной перед нами задачи.

— Он кого-то убил, да? — Гарри рискнул поднять глаза и снова посмотреть зельевару в лицо. — Кого-то, кто был вам дорог.

Голос Снейпа сделался на десять градусов холоднее:

— Поттер, я еще раз повторяю — вас это не касается. И мы опять отвлеклись от темы.

— Ладно. Извините, сэр. Что еще вам сказал Олливандер про палочку?

— Больше ничего. Кто бы ни заполучил ее — неизбежно попадет под ее влияние. Так что если вы уже возомнили себя властелином Даров Смерти — лучше забудьте.

— А он что, верит в то, что Дары Смерти из сказки существуют? — изумилась Гермиона.

— Лично он — нет. Но есть люди, которые верят. Да и вообще поверят в любую небылицу, если нет доказательств, что ее не существует.

Рон и Гарри понимающе переглянулись. Во взглядах обоих отчетливо читалось «Луна Лавгуд». Гермиона невольно улыбнулась и прикусила губу:

— Ну, предположим, Воскрешающий камень не может существовать. Но плащ-невидимка? Их же полно.

— Плащ, упомянутый в сказке, отличается от существующих плащей, — изрек Снейп, потирая подбородок. — Олливандер сказал, что это очень древняя вещь. Идеальная. Не поддается заклинаниям, которыми кто-то пытается сорвать этот плащ с хозяина. Укрывает его в любых обстоятельствах. Не стареет. На обычных плащах чары со временем выветриваются, их можно порвать, повредить заклинаниями, а…

И осекся. Уставился на Поттера. Поттер потрясенно уставился в ответ.

Гермиона ахнула и прижала ладони к щекам:

— Гарри! Твой плащ!

Снейп, оглядевшись в поисках чего-нибудь, куда можно присесть, заметил ветхую табуретку и осторожно опустился на краешек, так, словно его не держали ноги. Облизал губы:

— Поттер… Я могу взглянуть на ваш плащ?

Гарри как сомнамбула поднялся с места, нашел свой рюкзак и вытащил оттуда скомканный плащ. Аккуратно опустил комок ткани в протянутые руки Снейпа и присел обратно на скамейку у стола. Зельевар, чувствуя, как внутри все замерло, осторожно развернул драгоценное полотно. Даже банальная визуальная проверка давала понять, что это не обычный плащ, на который наложены чары невидимости. Снейпу однажды доводилось им пользоваться, и он несколько раз видел его у Джеймса, но ему и в голову не приходило, что это может быть настолько древняя реликвия. Он знал мастеров, способных изготовить мантию-невидимку, которая продержалась бы несколько лет без дополнительной подпитки, но в итоге она все равно износилась бы.

— Дамблдор что-нибудь говорил вам об этой вещи, когда передавал ее вам?

— Ничего. Только что она принадлежала моему отцу.

— Гм… Одно могу сказать точно — я никогда не видел ничего подобного, — медленно проговорил Снейп, сминая в пальцах тонкую ткань.

— Думаете, это тот самый плащ, из сказки? — спросила Гермиона, недоверчиво глядя сперва на Гарри, потом на невесомое полотно, покрывавшее колени Снейпа. Профессор пожал плечами:

— Возможно. Мисс Грейнджер, когда вы искали упоминания о Бузинной палочке в книгах, вам не встречалась фамилия Певерелл?

— Встречалась. Есть теория, что Дары Смерти — на самом деле просто очень мощные артефакты, изготовленные тремя братьями из семьи Певереллов. Это реальные исторические личности.

— Но тогда… Это значит, что… что я могу быть потомком одного из них? — пробормотал Гарри, тоже рассматривая плащ так, словно увидел его впервые. — Плащ ведь в сказке передавали от отца к сыну.

— Не исключено. Я бы проверил кладбище в Годриковой лощине, а заодно местные архивы, но сомнительно, что там могли остаться настолько древние записи. Не говоря уж о том, что вам троим путь туда временно заказан, — Снейп вернул плащ Поттеру. — Это настоящее сокровище. Жаль, что вы использовали его исключительно для хулиганства. Впрочем, как и ваш отец.

— Сэр, вам обязательно постоянно напоминать мне о моем отце? — обиделся Гарри, страдальчески сводя брови к переносице. — Я не виноват, что он так себя вел.

— Отчего же? Вы полностью повторили его славную историю в школе, вплоть до квиддичных побед.

— Я никогда не нападал толпой на одного, — сердито буркнул мальчишка, сворачивая плащ и засовывая его назад в рюкзак. — И никогда не накидывался на кого-то просто потому, что мне скучно.

— Хотите медаль за то, что хоть в чем-то повели себя как нормальный человек? — усмехнулся Снейп, но в его голосе отчетливо прозвучала горечь.

— Сэр, но это значит, что и Воскрешающий камень может существовать, — встряла в их перепалку Гермиона. — Но мне кажется, что он не имеет никакой практической пользы, даже исходя из того, что написано в сказке.

— Почему вы так решили?

— Ну, а для чего он нужен? Он не воскрешает того, кто умер. Он лишь вызывает… тень. Призрак. С которым нельзя жить, к которому нельзя прикоснуться, разве что поговорить. Это же… страшно.

Глаза Снейпа снова стали двумя бездонными черными колодцами, в которых застыла лишь холодная пустота. Гермиона вдруг с ужасом поняла, что ему, возможно, есть кого вызвать с того света.

Лили.

Но прежде чем она успела как следует уцепиться за эту догадку и обдумать ее со всех сторон, Снейп поднялся на ноги:

— Ладно, предположим, что и камень существует, но вряд ли это нам…

— Погодите! — Гарри вдруг вытащил из-под свитера мешочек, висевший у него на шее, и принялся с бешеной скоростью рыться в нем. — Кольцо! Снитч! Дамблдор оставил мне старый снитч! В нем же можно спрятать что-то маленькое, да? А вдруг… а вдруг это и был тот самый камень? В том кольце, которое было крестражем и которое Дамблдор уничтожил!

Лицо Снейпа стало смертельно бледным. Он качнулся на каблуках и снова опустился на табурет. Гарри, наконец, извлек из мешочка снитч и сунул его зельевару под нос:

— Вот. Мы не смогли его открыть. Это первый снитч, который я поймал на матче в Хогварце, но не руками, а чуть не проглотил. На нем только надпись и всё, — он быстро приложил золотой мячик к губам и снова сунул его Снейпу. — «Я открываюсь под конец». Что это может означать?

— Понятия не имею, — он взял мячик двумя пальцами и, осмотрев его со всех сторон, вернул мальчишке. — Но даже если внутри тот самый камень, мисс Грейнджер верно заметила, он не несет никакой практической пользы.

— А кольцо? — осторожно спросила Гермиона. — Вы его видели, сэр? Дамблдор показывал его вам? Наверняка показывал. Вы в Хогварце единственный специалист по темным силам. Вам и колье из «Борджин и Беркс» отдавали на проверку, я помню.

Снейп потер лоб тыльной стороной ладони и жестом указал на кружку:

— Если вас не затруднит, сделайте мне еще чаю. Да, я видел кольцо. Но я не знаю, как должен выглядеть Воскрешающий камень. И какими свойствами он может обладать.

Гарри наморщил лоб, изо всех сил сдавив виски ладонями, словно пытался что-то вспомнить. А затем, выпучив глаза, выпалил:

— Певерелл! В воспоминании, которое мне показывал Дамблдор, Марволо Гонт говорил, что на кольце герб Певереллов! Он этим хвастался, мол, семейная реликвия, хранилась в семье много веков.

— Драный Мерлин! — ахнул Рон, тут же заработав недобрый взгляд от бывшего учителя. — Да это какой-то сговор! Чтоб все вот так сходилось! Значит, камень существует, да? А ты видел, что нарисовано на камне?

— Нет, — Гарри покачал головой. — Какие-то штрихи и линии, но все было очень быстро, и я не всматривался.

— Это может быть символ, который Дамблдор нарисовал в книжке со сказками?

— Я не знаю, честно. Не рассмотрел. Сэр, — он посмотрел на Снейпа, взиравшего на всех троих с таким лицом, будто его только что приложили по голове тяжелым пыльным мешком. — Что скажете?

— Скажу, что слишком много совпадений. Еще вчера я бы сказал, что все это полная чушь, но, похоже, Дары Смерти действительно реальны. И у вас, Поттер, один есть точно. Возможно, два.

— Э-э… сэр? — подал голос Рон. — Дамблдор вам не говорил, как он повредил руку? Просто это все как-то странно. И кольцо, и рука, и вся эта история с Дарами и крестражами.

— Говорил, — голос Мастера зелий вдруг стал невероятно уставшим. — Он решил, что раз кольцо перестало быть крестражем, то его можно надеть. Помимо крестража, кольцо несло в себе страшнейшее проклятие. Уничтожение крестража никак на него не повлияло. К нему можно было прикасаться, но вот надевать…

— Что?! — Гарри едва не задохнулся. — Он надел это на палец? Но зачем?

— Я не знаю. Мне он сказал лишь что-то вроде «я не устоял перед соблазном».

— Он что, хотел кого-то вызвать? Ну, если это и правда Воскрешающий камень.

— Даже если хотел — нас это уже не касается. Полагаю все же, что камень для нас не имеет значения и является лишь одним элементом из трех. Я бы сказал, что из всех трех Даров самый полезный — это плащ. А он у вас уже имеется.

— Но зачем вообще Дамблдор подсунул нам эти Дары Смерти? — продолжал допытываться Гарри. — Для чего они нам? Или они должны как-то помочь победить Сами-Знаете-Кого?

— Я не знаю, — в который раз за вечер повторил Снейп, отчаянно желая оказаться сейчас в своей постели и уснуть хоть на пару часов, но тут ему в голову пришла еще одна дельная мысль. — Поттер, Дамблдор показывал вам какие-либо воспоминания, в которых фигурировали реликвии Основателей?

— Да, я видел воспоминание, где был медальон и чаша Хаффлпафф.

— Покажете мне? Мне нужно знать хотя бы примерно, как она выглядит.

— Легилименция? — мальчишка содрогнулся. — Опять будете рыться в моей голове?

— Если не будете сопротивляться и сразу покажете нужное — дальше я не полезу. Поверьте, мне самому совершенно не хочется снова видеть ваши… приключения с кузеном.

Гарри поморщился, но все же с готовностью встал перед зельеваром Снейп извлек палочку из рукава:

— Думайте только про чашу. Готовы? Legilimens.

Гермиона с тревогой смотрела на своего друга. Она отлично помнила, как тот после каждого занятия по окклуменции жаловался на головные боли, но все закончилось, едва успев начаться. Снейп снял заклинание и разорвал зрительный контакт:

— Благодарю.

— Выходит, вы все время могли делать это так, чтоб не было больно? — возмутился Гарри, слегка потирая шрам на лбу. — Зачем тогда вламывались со всей силы в прошлые разы?

— Потому что тот, кто захочет применить к вам легилименцию без вашего согласия, вряд ли будет заботиться об осторожности, — бросил зельевар, убирая палочку в рукав. — Я воссоздавал реальные условия нападения, только и всего. Чтобы вы знали, к чему готовиться.

— Какой же вы…

Гарри не договорил. Тяжело вздохнул, подобрал с пола рюкзак и понес его в соседнюю комнату. Гермиона, повозившись немного, выставила на стол кружки со свежезаваренным чаем. Снейп взял одну и залпом выпил сразу половину. Посмотрел на Грейнджер, выжидающе сверлившую его глазами:

— Думаю, на сегодня достаточно. Нам есть над чем подумать.

Гарри почти бегом вернулся на кухню, неся бисерную сумочку Гермионы:

— У тебя там кто-то кричит!

— Что? — она выхватила у него сумочку и заглянула внутрь. — А, черт… Accio портрет!

Из сумочки вылетело что-то, стремительно увеличивавшееся в размерах прямо на лету. Гарри поймал его и опер о край стола. Это оказался портрет, прихваченный ими с площади Гриммо. На портрете обнаружился запыхавшийся Финеас Блэк, пытавшийся уцепиться пальцами за раму, чтобы восстановить равновесие после тряски. Он оглядел присутствующих, заметил стоявшего позади ребят Снейпа и заголосил:

— Директор, я так и знал, что вы здесь! Ваш кабинет взломали! Скорее!

— Кто? — Снейп быстро запахнул на груди плащ и проверил, хорошо ли зафиксирована палочка в рукаве.

— Лонгботтом, Уизли и Лавгуд! Cкорее! Сигнальные чары уже сработали, Кэрроу вот-вот явятся!

— Живо назад в кабинет. Отвлеките детей. Добби!

Раздался оглушительный треск, и посреди кухни возник домовой эльф в вязаном свитере и нескольких шапочках, надетых одна на другую и едва державшихся на голове.

— Директор, сэр, беда, беда в школе! — пропищал он. — Надо скорей идти!

— Давай в коридор у входа в кабинет. Не внутрь! И чтоб тихо! — прикрикнул на него Снейп, протягивая ему руку. Эльф потянулся было к его пальцам, но затем увидел Гарри и восхищенно ахнул:

— Гарри Поттер, сэр! Добби так мечтал…

— Некогда, потом навестишь их отдельно. Неси меня назад, быстро!

— Слушаюсь, директор!

Добби схватился за руку Снейпа, и с таким же громким треском оба исчезли из палатки. Гермиона в панике обернулась к портрету, но рама уже была пустой — Блэк ушел обратно в школу. Гарри и Рон в ужасе смотрели то друг на друга, то на Гермиону.

— Он сказал… что он сказал? — одними губами прошептал Рон. — Джинни? Она… взломала кабинет директора? И Невилл? И Луна?

— Похоже на то.

— Мерлинова борода… Что же теперь с ними будет?

Гермиона, заламывая руки, присела на край скамейки:

— Я не знаю… Наверное, он попытается не дать Кэрроу наказать их.

— Взлом кабинета директора — это серьезно, — медленно проговорил Гарри. — Даже если остальные его не опередят, он все равно должен их наказать… да?

Гермиона подняла на него глаза. Зажмурилась:

— Не думай про это. Пожалуйста.

Гарри огляделся, палочкой призвал чайник и подпер им портрет. Порылся в ящике с припасами, достал пачку печенья, открыл ее и выложил на стол. Потянул к себе одну из кружек с чаем:

— Я не лягу спать, пока мы не узнаем, чем кончилось.

— Я тоже, — Рон последовал его примеру и уселся с другой стороны стола. Гермиона вздохнула, покопалась в сумке и вытащила дневник. Раскрыв его, пристроила на краешке стола возле себя, чтобы видеть, если вдруг появится новая запись. И, развернувшись к друзьям лицом, тоже подтянула к себе кружку.

Ночь, похоже, будет длинная.

 


Примечание к части

** Мне больше незачем жить,

Но и причин умирать еще нет

Hurts

 

Ты выстроил этот мир вокруг себя, свою вселенную.

Невзирая на лучшие побуждения, хуже уже некуда.

Dream Theater

Глава опубликована: 05.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх