↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 20_2

— Где это мы? — спросила Гермиона эльфа, разглядывая глухие каменные стены, пылающий камин и высокий стрельчатый потолок. — Я думала, ты аппарируешь меня в Хогварц.

— Не узнали? — послышался негромкий знакомый низкий голос из тени за пределами светового пятна, отбрасываемого огнем в камине. — Это Выручай-комната. Я решил, что здесь разговаривать будет безопаснее, чем в кабинете директора. Там, к сожалению, слишком много лишних ушей и глаз.

— Профессор? — удивилась Гермиона, отпуская домовика. — Добби сказал, что у вас есть какая-то новая информация, и я…

Снейп выдвинулся из тени ровно настолько, чтобы она увидела его лицо и ряд поблескивавших пуговиц на сюртуке. Его руки были сложены на груди.

— Есть, и я поделюсь ею с вами после того, как вы посетите ванную для старост, а потом поедите как следует. Часа на ванную вам хватит?

О-о-о… В другое время Гермиона, наверное, возмутилась бы, что он вот так с ходу отправил ее в ванную — это что же, намек, что она грязная и неухоженная? Но сейчас перспектива наконец-то вымыться по-человечески и отмокнуть в горячей воде радовала как никогда.

— А… это безопасно, сэр? Туда может кто-нибудь зайти... кто знает пароль.

— В школе сейчас никого нет, кроме меня и преподавателей, а они слишком заняты празднованием в учительской. Но если вы боитесь, Добби может вас покараулить.

— У меня нет с собой чистой одежды, — вдруг вспомнила девушка, изо всех сил стараясь не краснеть.

— Пока будете мыться, эльфы все почистят. Ступайте, мисс Грейнджер, я буду ждать вас здесь. Как только закончите, Добби вернет вас сюда.

О, боги, какое блаженство! Гермиона уже успела позабыть, каково это — иметь в своем распоряжении отдельную ванную, в палатке ей вечно приходилось отгораживаться заклинаниями, чтобы мальчишки не ввалились. Она открыла несколько кранов, наполнила бассейн горячей водой с ароматной пеной и с наслаждением погрузилась в воду по самые уши. Добби, куда-то унесший ее одежду, аккуратно выложил на краю бассейна чистые полотенца и мягкий длинный халат.

— Что-нибудь еще, мисс Гермиона? — пропищал он, с воодушевлением подняв уши, всегда бесконечно счастливый услужить друзьям Великого Гарри Поттера.

— Нет, спасибо. Добби, ты можешь мне рассказать, что происходит в школе? Ты ведь здесь все это время, с начала учебного года?

— О, да, Добби был здесь, Добби все время был здесь и работал с другими эльфами, Добби по-прежнему получает зарплату, которую ему назначил профессор Дамблдор. В школе теперь плохо стало, мисс, — эльф печально шмыгнул носом, а уши у него совсем обвисли. — Пожиратели очень любят наказывать учеников, очень любят, но директор Снейп им не позволяет, если успевает застать.

— А другие учителя? Профессор Макгонагалл? Что она думает обо всем этом?

— Профессор Макгонагалл пытается защитить учеников, мисс, но она не может поспеть всюду. Она иногда ругается с директором Снейпом, и тот всегда молчит, но потом они оба тайком друг от друга делают все как надо. Учителя думают, что директор Снейп — такой же Пожиратель Смерти, как и остальные. Они думают, что он предатель.

— Выходит, он тут совсем один, — огорченно пробормотала Гермиона. Добби затряс головой:

— О, нет-нет, мисс! Директор уже не один, просто он не все знает! Ученики сопротивляются! Они снова собрали отряд, много, очень много людей! Не только старшие, есть и второй-третий курс, Добби видел, Добби много раз помогал, чтобы их не наказали. И с ними Драко Малфой!

— Малфой?! — Гермиона от удивления едва не сползла под воду целиком. — А он-то как попал в ДА? И как Невилл и Джинни его приняли? Он же Пожиратель! Он хотел убить Дамблдора.

— Да, мисс, Драко Малфой был плохой, очень плохой. Но теперь нет! Мистер Невилл и мисс Джинни проверили его веритасерумом, а еще он принес клятву не выдавать их. Добби видел, как Драко Малфой учит остальных чарам, и он отправил Алекто Кэрроу по ложному следу, когда ученики взорвали в коридоре навозные бомбы, и еще…

Гермиона слушала эти пламенные восхваления партизанского движения Хогварца и только диву давалась. Малфой — в ДА? Должно быть, все его именитые и родовитые предки уже извертелись в гробах. Но что ее удивило по-настоящему, так это масштабы происходящего. По рассказам Добби выходило, что Драко организовал уроки по защите для младшекурсников, и первые классы всех четырех Домов партиями водили на эти подпольные занятия и учили защищаться. Невилл, Шеймас Финниган и Эрни Макмиллан разработали план эвакуации на случай, если замок подвергнется осаде. Они наладили систему связи по фальшивым галлеонам, которую Гермиона придумала на пятом курсе, и теперь обдумывали варианты, как и чем занять Пожирателей, чтобы они не вмешивались в школьную жизнь. Добби даже знал, что в Хогсмиде обустроили бордель, где работали какие-то женщины, вроде бы из Лютного переулка, потому что до этого прикомандированная к Хогварцу охрана пыталась приставать к студенткам. Дети тем временем усиленно учились. Библиотека по вечерам была забита. Уроки никто не пропускал — за исключением маггловедения и того, что ранее именовалось защитой от темных сил, а теперь стало просто изучением черной магии. Гермиона была под впечатлением.

— А что же директор Снейп, Добби?

— О, директор старается, очень старается! — пискнул домовик. — Он по ночам варит зелья для больничного крыла, и убивает акромантулов в Запретном лесу, и…

— Что?! Акромантулов? Их же так трудно убить.

— Да, мисс, трудно, но директор умеет, — Добби явно гордился Снейпом ничуть не меньше, чем когда-то Дамблдором. — Директор много делает для школы. Хогварц слушается его.

— Гм, — тут Гермионе в голову пришла мысль, от которой она едва не выскочила из воды. — Добби, а ты же слышишь разговоры эльфов на кухне. Не говорил ли кто из них о том, что в замке может быть спрятано… что-то очень опасное и страшное? Что-то, что принадлежит Сам-Знаешь-Кому?

— В замке спрятано много страшных вещей, мисс, — эльф снова прижал уши и выпучил глаза. — Здесь веками прятали запрещенные вещи, которые нельзя хранить. И они все еще здесь.

— Но где же они?

— В Выручай-комнате, конечно. Она может превращаться в такое место, где все спрятано, Добби бывал там несколько раз, когда ему нужно было спрятать Винки, мисс.

— Но… Добби, если все знают об этом месте и как его найти, почему никто ни разу его не обыскивал?

— О, знают далеко не все! Добби знает, потому что нашел комнату случайно, мисс! И потом Добби слышал от профессора Дамблдора, и от некоторых других эльфов, но не все, не все знают. Учителя не знают, где она и как ее открыть. Знал только директор и еще мисс Сибилла Трелони, она бывала в том месте, где все спрятано, но она ни разу не говорила об этом с другими учителями, потому что боялась, что другие узнают ее секрет. И теперь еще знают ученики, кого тренировал Гарри Поттер. Мистер Невилл умеет пользоваться комнатой, она слушается его почти так же хорошо, как Хогварц слушает директора.

— Добби, а почему же никто не рассказал учителям? Почему профессор Дамблдор ни разу не проверил эту комнату? Почему никто никогда ее не проверял?

— Добби не знает, мисс. Комната, где все спрятано, очень большая. И вещей там очень много. Целые горы.

— Насколько большая? Как Большой Зал?

— О, больше, намного больше!

Гермиона задумалась, нервно покусывая губы. Если комната настолько огромная и вся завалена барахлом, то Вольдеморту ничего не стоило спрятать там что-нибудь. И, разумеется, раз туда никто не заходил и ничего не трогал, то никто, кроме него, не знает, где эта вещь спрятана. А если еще и не знать, что именно ищешь…

Добби шевельнул ушами, словно прислушиваясь к чему-то:

— Мисс, вашу одежду уже почистили и высушили, Добби сходит за ней. Директор Снейп готов говорить с вами.

Гермиона с любопытством посмотрела на эльфа:

— Откуда ты это знаешь? Ты как-то слышишь то, что происходит в замке? Как ты вообще слышишь, что тебя кто-то зовет с большого расстояния?

— Это магия эльфов, мисс. Они могут быть привязаны к месту, или к семье, или к человеку, кого эльф считает хозяином. Добби слышит, когда его зовет директор Снейп, или когда его зовет Гарри Поттер, и еще некоторые люди, и Добби услышит, если мисс Гермиона и мистер Рон позовут Добби, потому что Добби сам так хочет. Так Добби пойдет за одеждой?

— Да, конечно, спасибо.

Эльф исчез и меньше чем через минуту вернулся, и Гермиона в очередной раз подивилась магии домовиков. Она владела очищающими заклинаниями, но все-таки они не заменят свежесть выстиранной и высушенной как положено одежды. Выбравшись из бассейна, девушка тщательно расчесала, высушила и собрала волосы, оделась и критически осмотрела себя в большое зеркало — еще один бонус, которого не было в палатке. Она давно не видела себя в полный рост и была неприятно удивлена тем, что за время скитаний по лесам похудела, хотя голодными они никогда не сидели. Под глазами залегли глубокие тени — последствие бессонных ночей. О волосах и говорить нечего — ей и в домашних условиях приходилось прибегать к массе уловок и косметических средств, чтобы придать им приличный вид, что уж говорить о жизни в палатке. Тяжело вздохнув, Гермиона отвернулась от зеркала и подошла к Добби, ожидавшему ее у двери. Тот молча взял ее за руку и перенес ее обратно в Выручай-комнату.

Снейп сидел у камина, за небольшим столом, накрытым на двоих. В руках у него была книга, которую он немедленно отложил, когда в комнате появилась Гермиона.

— Что-нибудь еще, сэр? — пискнул Добби, растопырив уши. Снейп качнул головой:

— Пока все. Я позову, если что-нибудь понадобится.

Домовик исчез, а Снейп указал Гермионе на стул напротив:

— Садитесь и ешьте. На вас лица нет. Вы что, голодаете?

— Нет, у нас есть еда. Я просто… В последнее время мне не хочется есть.

— Заметно. Но сегодня вам придется пересилить себя.

Гермиона не осмелилась перечить. Вот как ему это удается — моментально задавить авторитетом и заставить подчиняться? Ведь он больше не ее учитель, и она не должна его слушаться или бояться. Она послушно села за стол и съела все, что было у нее на тарелке. Ей было немного неловко — пока она ела, Снейп неотрывно смотрел на нее, и девушке казалось, что его глаза буквально просвечивают ее насквозь. Не говоря ни слова, он пододвинул к ней чайник с чаем и блюдо с пирожными. Гермиона оперлась локтями о край стола:

— Вы опять пытаетесь применить ко мне легилименцию, сэр?

— И вы вряд ли можете винить меня за это, мисс Грейнджер. Что у вас случилось?

— В каком смысле?

— Вы перестали писать в дневник.

— Я писала вам каждое утро и каждый вечер, как договаривались, — возразила Гермиона.

— Осмелюсь не согласиться, — он быстрым, едва заметным движением выудил откуда-то блокнот, открыл его и ткнул ей под нос. Все сообщения последних двух недель уместились на одной странице, тогда как предыдущие занимали четыре-пять страниц в день, а то и больше. — Думаю, разница очевидна. После разговора о пророчествах вы перестали писать. Что случилось?

— Ничего. Я просто…

— Мисс Грейнджер, не надо играть со мной в эти игры. Я ни на секунду не поверю, что у вас закончились вопросы и идеи. Либо вы скажете все сами, либо я действительно применю к вам полноценную легилименцию.

Гермиона сглотнула. Хоть она и практиковалась в поднятии щита, против Снейпа ей не выстоять.

— Вы не посмеете, — чужим, хриплым голосом выдавила она. Снейп повел бровями:

— Вы же помните, кто я, мисс Грейнджер? Уверяю вас, у меня нет ни совести, ни жалости, я мерзкий Пожиратель Смерти и ничем не гнушаюсь, чтобы добиться нужных мне результатов.

— Это неправда, сэр. И за последние несколько месяцев вы неоднократно это доказывали.

— Хотите проверить? Говорите, мисс Грейнджер. Или я вас заставлю.

Гермиона судорожно сжала руки, так сильно, что побелели костяшки.

— Пожалуйста, не надо, — произнесла она едва слышно. — Я не могу вам рассказать.

— Почему?

— Это… Это просто глупости. Это мои личные проблемы, и они не касаются того, что происходит.

— Вас кто-то обидел? Поттер? Уизли?

— Нет, они… Нет, конечно. Я… Я сама во всем виновата.

Снейп выгнул бровь, зорко осматривая ее с головы до ног:

— Вы беременны, мисс Грейнджер?

Щекам сразу стало невыносимо горячо. Она вонзила в него негодующий взгляд:

— Что?! Разумеется, нет! Как вы даже подумать могли…

Снейп тяжело вздохнул и, потянувшись через стол, налил ей чаю:

— Когда девушки вашего возраста начинают замалчивать какие-то проблемы, я могу подумать что угодно, включая и это тоже. В Хогварце такое бывало, хоть и нечасто. Выпейте.

Гермиона с подозрением уставилась на чайник:

— Веритасерум?

— Это самый обыкновенный травяной чай. О, да ради всего святого! — он раздраженно передернул плечами, налил из того же чайника и себе и сделал большой глоток. — Нет там ничего. Пейте.

Гермиона взяла чашку обеими руками, боясь, что сейчас выронит ее себе на колени, и осторожно отпила. Мелисса, земляника, зверобой, еще какие-то травы. Чай как чай, вкусный. Хотя, будь в нем веритасерум, она не узнала бы об этом, пока не выболтала бы все как на духу. Снейп выжидающе смотрел на нее. Гермиона аккуратно поставила чашку на стол и, опустив глаза, сказала:

— Я пробовала ваше зелье, сэр.

— Вы… что?! — изумился он. — Я же велел вам вернуть его мне.

— Я и вернула. Просто… отлила себе немного.

— Глупая девчонка. Полагаю, вы увидели совсем не то, что ожидали, раз это произвело на вас такое впечатление.

— Вы правы, — Гермиона упорно не поднимала глаз, отчаянно борясь со слезами. — У меня закончились все успокоительные, и я не хотела просить у вас еще, боялась, что подсяду. Снотворные на меня действовать перестали. Я думала, что если это зелье помогает вам во время приступов, то и мне поможет… успокоиться. Возможно, проблема в том, что я выпила его, когда находилась в Каслригге.

Снейп сдвинул брови к переносице:

— Трижды глупая девчонка. От вас я подобного ожидал меньше всего. Что вы видели?

— Бой в Хогварце.

— И?

Гермиону охватила противная мелкая дрожь. Она до боли сжала пальцы, пытаясь унять ее, но колотить начинало все сильнее.

— Я увидела, как гибли люди. Много людей. Ученики. Некоторые из Ордена. Гарри. И вы, сэр.

Снейп фыркнул, но на его лице уже не было привычного бесстрастного выражения.

— Однако, фантазии у вас, мисс Грейнджер… Я и не знал, что вы настолько кровожадны. Это зелье я разрабатывал по принципу Зеркала Сокровения. Оно должно показывать вам то, чего вы хотите больше всего на свете и что приносит вам покой.

— Я знаю! — Гермиона едва не сорвалась на крик. — Я разобрала компоненты и догадалась об остальном. Но… В том-то и дело, что я увидела вовсе не то, чего я хочу, и не то, что могло бы меня успокоить. Я увидела то, чего я боюсь! А теперь боюсь, что это может оказаться правдой.

— Думаете, это было что-то вроде пророческого видения? И поэтому вы расспрашивали меня о пророчествах?

— Я не знаю. Я принимала зелье трижды. В разных «местах силы». Думала, что, может, это было случайностью. Но потом я снова перечитала книги о лей-линиях. В одной из них сказано, что некоторые волшебники с врожденными способностями к ментальной магии могут видеть многовариантное будущее, находясь на лей-линии и пребывая на пике способностей. Когда они предельно открыты. Ваше зелье снимает блоки с сознания и памяти, чтобы можно было вызвать оттуда самое сокровенное, то, чего вы можете даже не осознавать или в чем себе не признаваться. Это ведь часть его действия, не так ли?

— Все так, — медленно проговорил Снейп, все больше мрачнея. — Продолжайте.

Гермиона подобрала ноги, подтянула колени к груди и обхватила их обеими руками, по-прежнему не глядя на сидевшего перед ней мужчину:

— Я решила, что, возможно, все дело в Каслригге или в стечении обстоятельств. Линия Каслригга неактивна, хотя каменный круг откликается на мою магию. Я провела тот же эксперимент в других местах, в точке выброса энергии. Но никакого многовариантного будущего не увидела. Я увидела то же самое, только еще более подробно. И не просто увидела… Я словно была там. Я слышу их крики. Чувствую запахи… Знаете, как воняет шерсть вервольфа, если бросить в него Expulso? Гарри умер на моих глазах. Он пошел в лес навстречу Сами-Знаете-Кому, один, пока бой в школе еще продолжался. И его убили.

— Я все же думаю, что это просто какой-то побочный эффект зелья, о котором я не знаю, — сухо ответил Снейп, откидываясь на спинку стула. — Это не видение будущего, а всего лишь галлюцинации. Как вы и сказали — то, чего вы боитесь. Вероятно, их спровоцировало зелье и прямой выброс энергии с лей-линии.

— С неактивной лей-линии? А потом дважды в других местах, да еще в таких подробностях? — скептически уточнила Гермиона. — Но это еще не все. Я стала видеть то же самое во сне. Помните, я в самом начале рассказывала, что на первой лей-линии, где мы оказались, нам всем начали сниться странные сны? Гарри и Рон продолжают видеть только какие-то туманные намеки и тени. А я… вижу полноценные картины. Со звуками, запахами и тактильными ощущениями. За последние несколько недель я неоднократно видела тот же сон, бой в Хогварце. Кроме того, я видела, как нас ловят егеря, и как нас пытает Беллатрикс Лестранж в Малфой Мэнор, прежде чем вызвать Сами-Знаете-Кого, и... еще кое-какие вещи. И все это уже без зелья.

— Такие сны вам снятся только когда вы находитесь на одной из лей-линий?

— Мы останавливаемся только вдоль лей-линий или в Каслригге. Один или два раза переночевали в других местах, но я так и не смогла там заснуть, так что проверить не могу.

— Следующие несколько дней рекомендую провести подальше от лей-линий и проверить. Вы бы могли до этого додуматься и самостоятельно.

— Я и додумалась. Просто не смогла заснуть.

— Я дам вам легкое снотворное, не влияющее на содержание снов. И прекратите отмалчиваться. Я настаиваю, чтобы вы сообщали мне обо всем, что происходит.

— Сэр... Бузинная палочка... Мне кажется, все это стало слишком рискованным. Нам нужно найти ее и уничтожить.

— Вот так запросто обрекаете своего друга на смерть? Один шанс на миллион, но он есть. Как я умер, кстати? В этом вашем видении.

— Сами-Знаете-Кто натравил на вас Нагини. Она разорвала вам горло, и вы истекли кровью.

— И это тоже было во время боя в Хогварце?

— Да.

— Гм… Любопытно.

— Я рада, что вас это забавляет, сэр, но мне не смешно. Он же в самом деле может вас убить, если узнает про палочку!

— Разве я смеюсь, мисс Грейнджер? — Снейп налил ей еще чаю. — Пейте. И я все же хочу посмотреть сам.

— Что? — Гермиона едва не поперхнулась чаем. — Вы хотите увидеть мои сны?

— Да, хочу. Если вы позволите. Сны и видения, вызванные моим зельем, имеют… некоторые характерные признаки, которых вы могли не заметить. Если я увижу эти признаки, значит, можно не волноваться — это всего лишь эффект зелья, и вам просто придется принимать «Сон без сновидений», чтобы успокоиться.

Гермиона отставила чашку и села ровнее:

— Ладно, можете посмотреть.

Снейп извлек из рукава свою палочку и направил ее на девушку:

— Готовы? Legilimens.

В голове у Гермионы раскрутился целый вихрь воспоминаний, и перед мысленным взором одна за другой потекли картинки. Некоторые Снейп сразу отбрасывал, в другие всматривался более пристально, пока не дошел до недавних событий, которые Гермиона предпочла бы оставить при себе. Не в силах разорвать этот контакт, она попыталась поднять щит и с удивлением поняла, что у нее получилось. Заклинание, которое Гермиона воспринимала как белый луч, пронизывавший лабиринты ее памяти подобно прожектору, ударило в зеркальную поверхность и отразилось обратно к источнику. Снейп мгновенно разорвал связь, прежде чем Гермиона успела увидеть что-либо в его голове.

— Впечатляет, мисс Грейнджер. Но вам нужны регулярные тренировки. Если бы я захотел, то разбил бы вашу защиту.

— Я знаю, сэр. Но мне не с кем тренироваться. Рон и Гарри с трудом держат щиты, а пользоваться легилименцией я им не позволяю, хотя Гарри изучил теорию. Что вы видели?

— Вынужден признать, что вы правы. Зелье действительно оказало первичное воздействие, пробившись сквозь блоки в вашей голове. Но все то, что вы увидели, уже не имело к нему никакого отношения. В ваших видениях нет признаков воздействия зелья. И в то же время видения очень реалистичны.

Приехали, с досадой подумала Гермиона. Что там ей говорила Трелони на третьем курсе? Что у нее напрочь отсутствует аура ясновидящей? Что она привязана к учебникам и неспособна выйти за пределы обычного восприятия?

Выкуси, полоумная бездарь.

Снейп снова пристально всматривался в ее лицо:

— Я бы также отметил тот факт, что ваш окклументный щит полностью соответствует тому, о чем вы прочли в книгах по лей-линиям.

— То есть?

— Я заметил это еще в прошлый раз, когда увидел вашу защиту. Но теперь убедился окончательно. Зеркальные щиты чаще всего ставят волшебники с врожденной склонностью к ментальной магии. Ваши характеристики и способности в учебе тоже это подтверждают.

— Это значит, что мне будет легче даваться легилименция?

— Возможно. И не только она. Что вообще вы знаете о ментальных техниках?

— Не очень много, — неохотно призналась Гермиона, потирая виски обеими руками. — Я читала некоторые книги о легилименции, окклуменции и телепатии, но это, пожалуй, все.

— Ментальная магия прочно связана с беспалочковыми приемами. А еще с силой внушения при модификации памяти, целительством и диагностикой.

— Правда? — изумилась Гермиона. — Этого я не знала.

— Большинство целителей владеют этими приемами с рождения, просто делают это неосознанно, зачастую волшебник даже не догадывается о своих способностях, пока не начинает учиться. Возможно, вам стоит подумать о дополнительном образовании в этой сфере, когда закончится война.

— Сейчас я не могу загадывать так далеко, сэр. День бы простоять да ночь продержаться. Так что мне теперь делать?

— Провести эксперимент подальше от лей-линии, как я и сказал. И сообщить мне о результатах.

— С вашим зельем?

— Один раз с зельем. Все дальнейшие тесты — без него. Если сны начнут возвращаться, вы будете принимать «Сон без сновидений», чтобы хорошенько выспаться. Вы и так похожи на зомби. Не вынуждайте меня закрывать вас где-нибудь и поить снадобьями насильно. Вы уже взрослая девушка и должны понимать риски. Мне нужно, чтобы вы оставались рядом с Поттером и удерживали его от глупостей, пока не придет время вступить в активные боевые действия.

— Неужели вам не страшно, сэр? — тихо спросила Гермиона, глядя ему в лицо, но стараясь избегать прямого зрительного контакта. — Вы же видели…

— Мисс Грейнджер, я не стану напоминать вам, что я знал, на что иду. С самого начала. И такой вариант финала пугает меня не больше, чем все остальные.

— Вы врете, — еще тише произнесла она. Снейп насмешливо фыркнул:

— Опять решили применить дедукцию?

— Вы побледнели, когда увидели то, что видела я. Зачем вы мне врете?

— Вы бы предпочли, чтобы я забился в истерике? — ехидно уточнил он.

— Нет, но… Ваше хладнокровие меня пугает.

— Мое хладнокровие, мисс Грейнджер — единственное, что удерживает меня на плаву. Это — и еще умение сначала думать, а потом действовать. Я много раз оказывался на самом краю. Картиной моей смерти меня уже не удивить. В головах учеников Хогварца порой встречаются куда более занимательные варианты расправы надо мной, чем то, что видели вы.

— Разве к ученикам разрешается применять легилименцию? — Гермиона несмело улыбнулась одними уголками губ.

— Порой ученики не в силах сдержаться и проецируют свои… фантазии с такой силой, что я улавливаю их даже без заклинания.

— Понятно. Сэр, я тут выспросила кое-что у Добби… Думаю, крестраж может быть спрятан в Выручай-комнате.

Снейп удивленно поднял брови:

— Здесь? Почему вы так решили?

— Она трансформируется в место, где веками прятали запрещенные вещи. Добби говорит, что это огромное хранилище с горами всякой рухляди. Гарри тоже прятал там кое-что. И профессор Трелони. В таком месте действительно можно что угодно спрятать так, что никто другой не найдет. Может, мы могли бы взглянуть?

— Если бы мы еще знали, что именно искать. Но взглянуть можно. Только для этого нужно выйти.

Гермиона, радуясь, что может отвлечься на что-то более полезное, с готовностью слезла со стула, одергивая мантию. Выйдя из комнаты вслед за Снейпом, она дождалась, пока дверь закроется и исчезнет в стене, и вопросительно посмотрела на своего бывшего преподавателя:

— Наверное, формулировка должна быть самая простая — «место, где все спрятано»?

— Вероятно.

Сосредоточившись, он трижды прошелся вдоль стены, пока в ней вновь не появилась дверь. Распахнув ее, он переступил порог и замер. Гермиона, зашедшая следом, едва не уронила челюсть на пол. Теперь она в полной мере осознала масштабы проблемы.

Комната разрослась до размеров собора и была завалена горами вещей, среди которых пролегали узкие проходы. Здесь были и поломанные предметы колдовского быта, и разбитая ветхая мебель, и неизвестно чьи останки в огромных клетках, и книги, и метлы, и бутылки, и сундуки, и… Да чего только не было.

— М-да, — изрек Снейп. — Этого я и боялся. Впрочем, у нас пока нет доказательств, что крестраж спрятан именно здесь, но, несомненно, это место стоит проверить.

— А то заклинание, о котором вы говорили? При помощи которого вы проверяете замок.

Снейп шагнул вперед, поднял палочку и дернул кистью, посылая вглубь комнаты заклинание. Комната словно вспыхнула. Отовсюду лилось слабое красноватое свечение, показывавшее сотни, если не тысячи различных предметов.

— М-да, — повторил директор. Гермиона подавленно молчала. Непосильная задача.

— Сэр, а если… Если сжечь все содержимое комнаты Адским пламенем? Если крестраж где-то здесь, он все равно будет уничтожен.

— Да, но мы не будем об этом знать. Оставим этот вариант на крайний случай. Пойдемте со мной, мисс Грейнджер. Я покажу вам кое-что.

— О! — вдруг вспомнила Гермиона. — Добби ведь говорил, что вы что-то обнаружили. Простите, сэр… Наверное, следовало начать с этого, а я отвлекла вас своими глупостями.

— Я уже привык, что при общении с вами все второстепенное в любой момент может стать главным.

И Снейп, повернувшись, покинул комнату и зашагал прочь по коридору. Гермиона, замешкавшись, невольно залюбовалась развевавшейся черной мантией. Как будто никуда и не уходила из Хогварца. И как будто не было всех ужасов. Мастер зелий остался прежним и так же ходил по коридорам, и звуки его шагов были такими же, как всегда, и мантия так же летела за плечами, словно гигантские крылья. Невзирая на непривлекательную внешность, он ухитрился сделать свою походку чрезвычайно эффектной. Наверное, на это ушли годы тренировок — наводить страх и трепет на нерадивых учеников всего одним движением, взглядом… или той же походкой. Вовремя опомнившись, девушка вышла в коридор и последовала за ним.

Он привел ее к директорскому кабинету и остановился у каменной гаргульи:

— Сейчас портреты поднимут шум. Я уверен, что вы захотите задать пару вопросов Дамблдору, но убедительно прошу вас воздержаться и вообще не говорить ни с одним из них. Я не стал бы приводить вас сюда, если бы то, что я хочу вам показать, можно было вынести отсюда без последствий… в чем я сомневаюсь.

— Хорошо, сэр, я буду молчать.

Гаргулья отодвинулась в сторону. Снейп поднялся по лестнице первым, и портреты приглушенно забормотали, то ли приветствуя его, то ли докладывая обстановку. Но едва Гермиона вошла в кабинет следом за ним, как воцарилось секундное потрясенное молчание, а затем обитатели директорской подняли невообразимый гвалт.

— Тишина! — рявкнул Снейп, сбрасывая мантию с плеч и левитируя ее на вешалку у двери. — Не то повешу занавески на каждого.

— Директор, смею заявить, что это крайне неразумно с вашей стороны, приводить сюда эту особу, — громко произнес Финеас Блэк, возмущенно переводивший взгляд с Гермионы на Снейпа и обратно. — Я уж не говорю о том, что это опасно! Если кто-нибудь узнает, что она была здесь…

— Пожирателей сейчас нет в школе. Учителя заняты, возможно, даже пьяны. Если никто из вас не проболтается, то никто и не узнает, — холодно ответил директор. Гермиона же смотрела только на портрет Дамблдора, висевший позади письменного стола. Снейп, проследив ее взгляд, покачал головой, едва Дамблдор открыл рот:

— Нет, Альбус.

— Северус, что ты задумал? — встревоженно спросил Дамблдор, переводя взгляд с Гермионы на Снейпа и обратно. Снейп запечатал дверь в кабинет и погасил огонь в камине:

— Мисс Грейнджер, в дальней стене проход в мои апартаменты. Ждите меня там, я сейчас подойду.

Гермиона, не смея возражать, пошла туда, куда было велено, хоть и буквально лопалась от любопытства. Такое фамильярное взаимодействие Снейпа с портретами, и в особенности с Дамблдором, говорило о многом.

Снейп, подождав, пока за ней закроется дверь, повернулся к Дамблдору:

— Ни слова, Альбус. Девчонка натерпелась за последние несколько недель. И я не позволю тебе заморочить ей голову еще больше. Не вздумай говорить с ней, слышишь? Не смей портить мою работу.

— О какой работе ты говоришь, Северус? — прищурился Дамблдор. — И для чего ты отправил ее в свои комнаты?

— Уж точно не для того, о чем ты подумал, — съязвил Снейп. — Но в личных комнатах директора я обнаружил кое-что любопытное. После того, как я покажу это мисс Грейнджер, и мы обсудим возможную пользу найденного для этой войны, я, быть может, расскажу об этом тебе. Хотя, мне трудно поверить, что ты не знал, что хранится в апартаментах, раз провел там столько лет.

— Я понятия не имею, о чем ты, но если ты с ней…

— Ради твоего же блага, Альбус, не заканчивай эту фразу. Я за свою жизнь наслушался достаточно шуточек на подобные темы.

И Снейп, прихватив из шкафа несколько книг, прошествовал в апартаменты.

Гермиона, не решившись пройти дальше, дожидалась его сразу за дверью:

— Сэр, вы думаете, это разумно?

— Вот только вы еще не начинайте, — раздраженно отозвался он. — Сядьте куда-нибудь.

Сбросив книги на столик возле камина, он прошел в дальний угол комнаты, служившей гостиной, постучал палочкой по стене, затем приложил к ней ладонь — и перед ним открылась потайная ниша. Внутри лежал резной деревянный ящичек. Снейп извлек его из ниши и отлевитировал на столик. Затем разжег огонь в камине поярче. Гермиона склонилась над ящичком и вытаращила глаза:

— Сэр, это же печати Основателей на крышке!

— Совершенно верно.

— Как вы это нашли?

— Я не нашел бы, если бы замок сам не подсказал мне.

— Замок? — Гермиона обернулась к нему. — Хогварц может общаться с вами?

— Это трудно назвать общением в классическом понимании. Я составлял различные запросы и озвучивал их замку. Когда я спросил его, что Основатели оставили директору для защиты школы, открылась эта ниша.

— Думаете, Дамблдор не знал о ней?

— Я почти уверен, что нет. В его бытность директором здесь ни разу не возникало настоящей опасности, угрожавшей всем сразу, включая и сам замок.

— А как же василиск?

— Василиск не смог бы разрушить стены и уничтожить саму постройку. Думаю, теперь мы знаем, почему Хогварц был построен на прямой линии от Каслригга. Откройте ящик.

Гермиона осторожно подняла крышку и заглянула внутрь. Там лежал очень толстый и очень старый с виду свиток. Гермиона потрогала его и снова обернулась к Снейпу:

— Это не пергамент. Кожа?

— Не человеческая, не бойтесь.

— Можно взять?

— А для чего, по-вашему, я вам его показываю?

Гермиона слегка подрагивающими руками вытащила свиток из ящика и начала разворачивать. Текст, много текста. Часть рунами, часть на древнеанглийском. Четыре разных почерка. Чертежи, схемы, простенькие рисунки. Гермиона повернула свиток к огню, чтобы рассмотреть получше. Снейп внимательно наблюдал за ней, пока она разбирала написанное. Через некоторое время она захлопнула рот ладонью и едва не уронила свиток на пол:

— О… О! Это же… Это полное описание ритуала, как пробудить спящую лей-линию, сэр! Линию Каслригга! Они знали! Смотрите, здесь все, и движение энергетических потоков, и заклинания, и схемы, как всем этим управлять, и как подключить Хогварц, и… Это потрясающе! Вы это читали?

— Не все, — неохотно ответил Снейп. — Я разобрал только текст, написанный Салазаром Слизерином, и то пока не весь.

— Он что-нибудь написал о том, как это работает? Что для этого нужно? Я читала, что волшебник, активирующий линию, должен принести себя в жертву.

— Так и есть. Он становится проводником энергии лей-линии в окружающее пространство. Можно назвать его мобильной точкой выброса.

— Мобильной? То есть, энергия будет идти через него даже тогда, когда он находится далеко от самой линии?

— Да.

— Мерлин всемогущий! Это же… это…

— Мисс Грейнджер, я рекомендовал бы вам поумерить ваш пыл. Это, безусловно, отличное оружие, если вдруг нам потребуется защищать замок. Но пока мы не изучим все, что здесь написано, никакой активации. Без меня у вас и не выйдет.

— Похоже на то, — пробормотала Гермиона, вчитываясь в текст под одной из схем. — Тут что-то про директора школы и кровь... тот, который... принес клятву? Вы делали что-то подобное?

— С кровью — еще нет. Но я знаю место, где это делается. В северной башне. Обнаружил, когда прочесывал замок в поисках тайников.

— Как все это работает? Как это будет выглядеть?

— Это вам и предстоит выяснить, когда разберете весь текст. Я получил лишь общее представление. Один волшебник активирует лей-линию в круге камней. Директор школы в северной башне проводит встречный ритуал активации с собственной кровью. Если я правильно понял, между этими двумя волшебниками на время активной работы защиты замка устанавливается ментальная и энергетическая связь. Энергия лей-линии усиливает уже имеющиеся защитные чары замка и позволяет директору видеть и чувствовать все, что происходит на территории школы. Он также сможет управлять этими чарами. А еще Слизерин что-то писал о боевой медитации. Все четыре Основателя пользовались этой техникой в боях.

— О… я знаю, что это, сэр! Это одна из ментальных техник, о которых вы говорили. Устанавливается связь между несколькими людьми, можно координировать других на расстоянии, когда идет бой. Но у этой методики есть множество побочных эффектов. И основывается она прежде всего на полном доверии всех участников друг к другу. С ее помощью можно накачать энергией кого-то одного, но если не рассчитать, то последствия будут печальные.

— Неужели среди ваших книг оказалось что-то о боевой медитации? — скептически спросил Снейп, скрещивая руки на груди и опираясь плечом о каминную полку.

— Я стащила много книг из библиотеки Блэков, когда мы убегали с Гриммо. Одна из книг описывала некоторые техники в общем, но за конкретикой придется обращаться к специализированным источникам. Вы знаете, где их можно взять?

— Не в библиотеке Хогварца точно. Я могу посмотреть в министерской, она гораздо больше нашей.

— А как быть с этим свитком? Его, наверное, нельзя отсюда выносить?

— Думаю, что нельзя. Я уже скопировал часть, пока будете ее разбирать, я скопирую вам остальное.

Гермиона вдруг умолкла, медленно водя пальцами по исписанной поверхности свитка. Молчала она долго. Затем тихо произнесла:

— Если дойдет до боя, это, возможно, поможет…

— Поможет чему?

— Предотвратить то, что я видела.

— Давайте-ка вы не будете принимать за истину свои видения, мисс Грейнджер, — нахмурился Снейп. — Сначала вы проведете эксперимент, как я вам велел. А потом, по результатам, будем думать.

— Я могу сейчас почитать немного, сэр?

Он глянул на часы, стоявшие на каминной полке:

— Разве вам не пора спать?

— Если я сейчас вернусь к Гарри и Рону, они все равно мне спать не дадут.

Снейп бросил мимолетный взгляд в сторону двери, ведшей в кабинет. Задумчиво поводил большим пальцем по подбородку:

— Возможно, вам бы следовало остаться здесь до утра, мисс Грейнджер.

Гермиона растерялась. Несколько мгновений она могла только недоуменно смотреть на него, прежде чем выдавила:

— Вы… вы что, серьезно?

— Уж не знаю, о чем вы там подумали, но я всего лишь предлагаю вам провести ночь в тепле, под нормальной крышей. Если хотите читать — читайте. Хотите спать — ложитесь. А утром Добби доставит вас обратно.

— А как же Гарри и Рон? — Гермиона буквально разрывалась между любопытством, желанием поспать в нормальной кровати и чувством долга.

— Если они выпили сливочное пиво, которое я положил в корзину вместе с едой, то будут спать как младенцы до завтрашнего обеда. Кричер будет их стеречь, пока вы не вернетесь.

— Сэр, это подло, — укорила она его, но в ее голосе слышалось плохо скрытое веселье. Значит, догадалась, что он подлил в пиво снотворное.

— Зато эффективно, — парировал он. — Мне пора на обход. Чернила и чистый пергамент в ящике стола у окна. Ванная комната — за дверью слева, спальня — справа. Меня не будет часа два или три. И, надеюсь, вы не станете лазить по закрытым шкафам и тумбочкам.

— За кого вы меня принимаете? — вспыхнула Гермиона, возмутившись до глубины души. Снейп пожал плечами:

— Я знаю, что все мои ученики ужасно любопытны, а ученики из Гриффиндора — любопытны вдвойне, в чем я имел несчастье убедиться, оставив Поттера наедине с Омутом Памяти.

— Я не трону ваши вещи. Идите на свой обход.

И Гермиона, подняв свиток, понесла его на письменный стол у окна. Снейп понаблюдал за ней пару минут, убедился, что она с головой ушла в чтение, и только потом покинул апартаменты, гадая, что увидит, когда вернется.

 

Он методично обходил замок, не забывая заглядывать в укромные уголки, хоть и знал, что прятаться там некому. На самом деле, делать полный обход не было нужды — все, что нужно, он мог увидеть и на Карте Мародеров, одолженной у Поттера, но ему хотелось прогуляться, чтобы подумать. Проходя мимо учительской, он не удержался и проверил, как там дела. Минерва и Флитвик, вопреки его ожиданиям, не наклюкались и вели ожесточенную шахматную партию, за которой внимательно следили остальные. Один лишь Хагрид громко храпел в углу. Ну и славно. Не самое идеальное Рождество, наверное, но Снейп и в прошлые годы старался сбежать с общего празднества пораньше, так что ни разу не видел, чем оно обычно заканчивалось. Он бродил по опустевшей школе, утомленный, злой и расстроенный всем тем, что услышал от Грейнджер. Она была права — он солгал ей, сказав, что не испугался увиденного. Картинка была донельзя живой. Было так странно и так жутко видеть себя со стороны — сломленного, окровавленного, с разорванной змеиными клыками шеей, но еще живого. А смерть Поттера и вовсе вогнала его в панику. Сам пошел на смерть, сам, как и хотел Дамблдор. Только вот никакого чудесного спасения в этот раз не будет. Просто тупая, идиотская смерть. И Вольдеморт, видимо, одержит победу.

Если у мисс Всезнайки еще и открылись способности к предвидению, ему останется только повеситься. Но девчонка перепугалась до полусмерти, он чувствовал это в отголосках ее эмоций, сопровождавших видение. Не зря она так настойчиво расспрашивала его, можно ли остановить пророчество и как распознать точку невозврата, чтобы можно было предотвратить финал.

Что же с ней делать? И где искать информацию о последнем крестраже? И как добыть тот, что спрятан в сейфе Беллы? Сколько вопросов — и все на его голову…

Вернувшись в кабинет, он хотел было сразу пройти в апартаменты, но его остановил тихий голос Дамблдора:

— Северус, ты хорошо подумал? Ты хочешь оставить ее здесь на всю ночь? Не очень разумно… о тебе могут подумать что-нибудь не то.

— Я хочу, чтобы она хоть одну ночь провела в нормальных условиях, а не в палатке на холоде, — прорычал Снейп, начиная злиться еще сильнее. — К твоему сведению, я всего лишь уложил ее спать.

— Ну разумеется, — глаза Дамблдора подозрительно сверкнули под очками. — Я так и подумал.

— Однако странные у вас вкусы, директор, — чуть слышно прокомментировал Финеас Блэк и предусмотрительно нырнул за раму. Снейп махнул рукой и, отвернувшись, пошел к себе.

От увиденного в спальне невольно перехватывало дыхание. Грейнджер, видимо, утомившись от такого количества новой информации, все-таки воспользовалась его предложением, хотя он до конца сомневался, что она на это согласится. Ее одежда была аккуратно сложена на кресле, а девчонка в одной футболке уютно свернулась под одеялом на краешке кровати и спала так сладко, что Снейпу стало завидно. Расплетенные волосы рассыпались по подушке мягким каштановым покрывалом, губы слегка приоткрыты, и лицо наконец-то расслаблено. Ему даже захотелось подойти и погладить ее по волосам.

И пусть бы сегодня ей никакие кошмары не снились.

Снейп вздохнул. Осмотрел комнату, поборолся с собой минуту или две, раздумывая, выдержит ли его спина ночь на диване, пусть и трансфигурированном во что-то чуть более удобное. Директорская кровать была достаточно большой, чтобы соблюсти правила приличия, но все же…

«А, черт с ними, с этими правилами… Я ничего не нарушаю».

Он снял сюртук и сапоги, достал еще одно одеяло, обошел кровать и аккуратно устроился на противоположном краю, спиной к Грейнджер. Какое-то время лежал, вслушиваясь в ее размеренное дыхание. Ухмыльнувшись, подумал, что с начала «правления» Дамблдора в этой комнате уж точно ни разу не ночевала женщина. Альбус вот тоже хорош со своим показным беспокойством… Неужели они все считают его скотиной, способной притащить в школу бывшую ученицу, чтобы заняться с ней сексом? Это он-то, скрывавший любые подобные отношения так тщательно, что никто никогда и не знал, есть ли они у него вообще. Да чтоб он еще из всех доступных ему женщин выбрал Грейнджер. Хотя, чего уж там… Она похудела и осунулась из-за постоянного недосыпа и кошмаров, но после горячей ванны и плотного ужина посвежела, порозовела и выглядела очень даже привлекательно. И ему нравилось с ней разговаривать. И смотреть на нее тоже нравилось.

«Спи уже, Северус. Иначе сейчас додумаешься до чего-нибудь…»

Снейп досадливо потерся щекой о подушку, поплотней завернулся в одеяло и, слушая спокойное, умиротворенное дыхание спавшей за его спиной девушки, сам не заметил, как уснул.

Глава опубликована: 08.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 873 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх