↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 22_1. Надлом

Let me help you, how much longer till you realize?

You're getting worse and it's killing you inside

Dream Theater

 

Run and escape from the chains that weigh me down

I can't replace this addiction in my head

Red

 

— Ну, и? — Гарри, приспустив очки на кончик носа, выжидающе посмотрел на Гермиону. Она подняла брови:

— Что?

— Что там тебе Снейп рассказывал такого важного... всю ночь?

— Вот да, мне тоже интересно, — присоединился к другу Рон, поудобней усаживаясь за столом в кухонном блоке и подтягивая к себе тарелку с остатками вчерашнего праздничного пирога. Гермиона поморщилась:

— Что-то мне не нравится ваш настрой. Мы говорили по делу. Он нашел инструкции Основателей, как активировать линию Каслригга. И мне предстоит еще массу всего прочитать, так что я бы не отказалась от помощи.

— Опять читать, — скривился Рон. — Мы только и делаем, что читаем.

— Ну извини, никто не говорил, что нужную информацию нам просто преподнесут на блюдечке.

— Снейп же типа умный и знает всякие темные штучки. Какой толк от всех этих его увлечений темными силами, если он не может придумать что-нибудь полезное сходу?

— Он и придумал, — Гермиона загадочно улыбнулась одними уголками губ. — Добби мне рассказал, что он ходит в Запретный лес убивать акромантулов. Их яд очень ценный. И сильный. Думаю, я не очень ошибусь, если предположу, что он что-то делает с этим ядом. Что-то, что может навредить Сами-Знаете-Кому.

— О, это круто! — восхитился рыжий. — А как он их убивает? Папа говорил, что их очень трудно убить, и поэтому яд такой редкий и дорогой.

— Я не знаю. Можешь сам его спросить, когда он придет сюда в следующий раз.

— В следующий раз? — Гарри многозначительно поднял брови. — И что, вы прямо всю ночь разговаривали?

— А с чего, собственно, такой интерес? — осадила его Гермиона, некстати вспомнив, как сладко ей спалось в кровати директора. И ведь не расскажешь никому — не поверят! Рон прищурился:

— Вот! Вот опять… Смотри, она опять улыбается, и лицо такое… мечтательное.

— Да ну вас, — отмахнулась она. — Я вам уже сто раз говорила, между нами ничего такого нет.

— Так что ты там делала всю ночь, раз ничего такого нет?

— Я разбирала инструкции Основателей! — огрызнулась девушка. — И вообще, отстаньте от меня.

— Ага! — Гарри обменялся красноречивым взглядом с Роном и опять воззрился на Гермиону. — Ты сегодня реально какая-то… не такая.

Гермиона театрально закатила глаза:

— Можно подумать, вы знаете, какая я на самом деле. Угомонитесь уже. Кстати, мы ходили в Выручай-комнату. Добби сказал, что она может становиться таким местом, где все спрятано, и я…

— Я знаю, — перебил ее Гарри. — Я там спрятал свой учебник по зельеделию. Впечатляет, скажи?

Гермиона одарила его укоризненным взглядом:

— Ты мог бы раньше сказать, сколько там всякого хлама.

— Откуда же я знал, что это важно? Думаешь, крестраж там?

— Я не знаю. Может быть. Но даже если бы мы знали, что именно искать, у нас бы ушли годы, чтобы найти что-нибудь в этой свалке.

— Ну, мы всегда можем выжечь там все Адским пламенем, — заявил Рон и потянулся за следующим куском пирога. — Просто на всякий случай. Что еще ты успела там увидеть?

— Больше ничего. Но зато я наорала на Дамблдора, а потом…

— Чего-о?! — Рон едва не подавился пирогом и закашлялся. — Ты… была в кабинете директора?

— Ну да, инструкции Основателей хранятся в апартаментах директора, и выносить их оттуда мы не рискнули.

— Что тебе сказал Дамблдор? — нахмурившись, спросил Гарри.

— Да ничего особенного, — отмахнулась Гермиона. — Он по-прежнему говорит загадками и всячески пытается выведать, где мы и чем заняты. Если он такой все время, странно, что Снейп до сих пор не сжег портрет. Я бы уже не выдержала.

— А с чего ты на него наорала?

— Ты бы тоже разозлился, Гарри, и был бы прав, — Гермиона почувствовала, как в ней снова закипает гнев. — Сначала он отправляет нас неизвестно куда искать неизвестно что, утаивает от нас важную информацию, а теперь еще и имеет наглость спрашивать, как у нас дела, и все ли в порядке!

— Нет, ты посмотри, а? — Гарри криво ухмыльнулся и пихнул Рона локтем под ребра. Тот состроил аналогичное выражение лица. — Была в кабинете директора, который летом ограбила, наорала на Дамблдора и… Ты уверена, что больше ничего не случилось?

— Да прекратите вы оба! — возмутилась она. — Что за дурацкие намеки все утро?

— Гермиона, без шуток, — Гарри вдруг посерьезнел и наклонился к ней через стол. — Нам с Роном не очень нравится, что у вас со Снейпом появились какие-то секреты.

— Да нет у нас никаких секретов, — раздраженно отрезала она. — Я же вам пересказываю все, что он мне говорит.

— Я просто… хотел напомнить, что это тот же человек, который подслушал пророчество и передал его Сама-Знаешь-Кому, — тихо, но отчетливо произнес ее лучший друг, глядя ей в лицо. — Мы не хотели бы, чтобы ты пострадала.

Гермиона потеряла дар речи и растерянно уставилась на Гарри. Открыла рот. Закрыла. Нахмурилась:

— Если ты до сих пор его подозреваешь, почему я слышу об этом только сейчас?

— А когда я должен был об этом заговорить? — начиная злиться, спросил Гарри. — Когда он пришел в дом Сириуса, я был готов убить его на месте, но он принес крестраж, и я... Я растерялся. Потом он стал нам помогать, и я решил об этом не думать. Но это не значит, что я все забыл.

Гермиона тяжело вздохнула и тряхнула головой:

— Гарри, я понимаю, что все это сложно. И что тебе, наверное, трудней всего, потому что Снейп принимал непосредственное участие в том, что случилось с твоими родителями. Но он… Он же не знал, о ком это пророчество. Не мог знать. Дамблдор ведь говорил тебе, что он потом страшно раскаивался в том, что сделал.

— Раскаивался, как же, — пробурчал Гарри, отведя от нее взгляд и рассматривая свои руки, лежавшие на столе. — Ты действительно в это веришь? Он ненавидел моего отца с первых дней в школе. Он ненавидел их всех. Да, у него были на это причины, но… Неужели тебя ничего не настораживает?

— Он все это время тебя защищал, невзирая на свою неприязнь к твоему отцу и всей его компании, — возразила Гермиона, стараясь говорить спокойно. — Он принес нам медальон. Он предупредил нас, когда защиту на Гриммо взломали. Он сейчас перекапывает библиотеку в Хогварце, ища что-нибудь, что может нам пригодиться, хотя у него и без этого дел по горло. Он принес нам кучу нужных вещей, меняет для нас деньги, варит зелья, вот, даже праздничный ужин вчера прислал! В чем ты подозреваешь его? Если бы он хотел выдать нас Сам-Знаешь-Кому, уже бы выдал.

— Гермиона, он назвал мою мать грязнокровкой, — взгляд Гарри вдруг сделался таким же пустым, как у Снейпа, когда он поднимал окклументный щит, и Гермионе стало слегка не по себе. — Он из Слизерина и с детства водится с чистокровными снобами. А теперь с чего-то завязал с тобой такую… дружбу. Тебе это не кажется нелогичным? Ты ведь тоже… магглорожденная.

— Ты сам говорил, что в тот момент над ним издевались на глазах у половины школы. В такой ситуации можно ляпнуть что угодно. И если ты вдруг забыл, он не так давно вывалял Рона в снегу за то, что он произнес это слово при мне, — парировала Гермиона, а в голове безостановочно крутилась сцена на Гриммо, когда Снейп выпил свое зелье и, будучи без сознания, позвал какую-то Лили.

Что если это действительно мать Гарри?

Вот бы узнать, что произошло после того злосчастного инцидента у озера. Ведь Лили Эванс поначалу вступилась за Снейпа, а Мародеров отругала за хулиганство.

— Честно, я не знаю, что думать, — тем временем продолжал Гарри, не поднимая глаз. — У меня в первые дни голова шла кругом. То он предатель, то герой. То смешивает меня с дерьмом шесть лет, а потом оказывается, что параллельно еще и защищает. Или это все потому, что Дамблдор ему приказал? — он вдруг усмехнулся. — Или даже взял с него Нерушимую клятву, что он будет меня защищать, несмотря на ненависть к моим родителям?

— Гарри, я тоже не знаю, как все это увязать, — призналась Гермиона. — Но пока мы все делаем одно дело, обо всех прочих неувязках придется забыть. До лучших времен. Он нам нужен.

— Только вот мы ему — не очень, — пробормотал Рон. Гермиона бросила на него настороженный взгляд:

— Почему ты так думаешь? Гарри ведь Избранный. Пророчество было о нем.

— Ну и что с того? Как только все крестражи будут уничтожены, Сама-Знаешь-Кто станет смертным, и теоретически его сможет убить любой. Это необязательно должен быть Гарри. Если ты понимаешь, о чем я.

— Даже если так — у Снейпа уже был миллион шансов сдать нас. Он мог сделать это еще в Лондоне. В общем, все ваши подозрения абсолютно беспочвенны.

— Это все равно не отменяет тот факт, что он ненавидел моих родителей, — буркнул Гарри. Гермиона потерла ладонями щеки:

— Я знаю. Я знаю, Гарри… Но если это настолько тебя беспокоит, почему бы тебе не поговорить с ним об этом?

— С ума сошла? Мне пока жить не надоело. За такие вопросы он меня закопает на месте, Сама-Знаешь-Кому и стараться не придется.

— Мне кажется, он знает, что рано или поздно ты придешь к нему с этими вопросами. Почему бы не разобраться с этим раз и навсегда?

— Слушайте, а мы можем поговорить о чем-нибудь другом? — встрял Рон. — А то мне уже как-то не по себе.

— Вы первые начали, — хмуро напомнила ему Гермиона, вставая из-за стола. — У нас, вообще-то, куча дел. Помимо того, что написали Основатели о лей-линии Каслригга, нам надо разобрать одну технику для объединения силы во время боя.

— О, а что, и такое бывает? — удивился Гарри, и на его лице проступил живейший интерес. — И как это делается?

— Это нам и предстоит выяснить. У меня есть несколько книг из библиотеки Блэков, где эта техника упоминается, Снейп обещал поискать что-нибудь более подробное, и когда найдет — нам придется потренироваться.

— А на чем она основывается?

— Не поверишь — это динамическая медитация.

— Это как? — Рон озадаченно наморщил лоб. — Медитация — это же сидеть на месте и смотреть куда-то там в себя. Гарри так делает, я видел.

— Тебе бы тоже не помешало, Рональд. Если нам придется пользоваться этой техникой, мы все должны уметь хотя бы концентрироваться друг на друге. В любых обстоятельствах. Вряд ли на поле боя можно будет просто сесть и сидеть, концентрация должна быть в движении. Так что предлагаю начать с азов. Прямо сейчас.

— Раскомандовалась, — фыркнул Рон. — Общение со Снейпом очень плохо на тебя влияет.

— Скажи спасибо, что взыскания не назначаю, — огрызнулась Гермиона, палочкой призывая из сумки нужные книги.


* * *


Поздно ночью, когда Рон дежурил у входа, а Гарри спал в своей койке, Гермиона, с головой накрывшись одеялом, листала дневник, перечитывая старые сообщения Снейпа. Ей до сих пор было стыдно за свое поведение два дня назад. Что на нее нашло — вот так липнуть к своему бывшему учителю? Что он теперь о ней думает? Психологическая помощь, как же… Впрочем, в переписке он вел себя как обычно. Будто ничего не было. Ни ужина, ни разговора, ни открытки, вложенной в новый дневник.

«Грейнджер, если ты переживешь эту войну, тебе понадобится хороший мозгоправ. То прыгаешь в постель к Рону, теперь еще и Снейп… Что с тобой творится?»

Гермиона раздосадованно потерла щеку. Докатилась, называется… Нет, ни про какой секс она тогда не думала. Собственно, и когда ложилась под бок к Рону, не думала, но Рон воспользовался ситуацией, о чем сам же ей потом и сообщил. Вместе с неловкими извинениями. Снейп, наверное, тоже мог бы воспользоваться. Шутка ли — проснулся в кровати с девушкой, которая сама лезет обниматься. Но он, в отличие от Рона, правильно оценил ситуацию и дал Гермионе именно то, чего она хотела — десять минут покоя.

«А если бы он захотел большего — ты бы позволила?..»

Она наморщила нос, перечитывая их последний разговор о пророчествах. Ей нравилось общаться с ним. Если они обсуждали какую-то идею, он был прямолинеен донельзя — открыто говорил, что это полная чушь, и так же открыто признавал, что какой-то вариант имеет право на жизнь. Не пытался подсластить пилюлю, не миндальничал — и в то же время всегда находил нужные слова. Гермиона уже привыкла к тому, что он находится практически на расстоянии вытянутой руки — достаточно лишь открыть блокнот и что-то написать. Но сейчас, вспоминая рождественскую ночь, она вдруг подумала о том, что все они стали воспринимать Снейпа как некий нескончаемый ресурс. Что у него ни попроси — он все достанет или выполнит. Гермионе снова стало стыдно. Как бы он ни пытался скрыть свою усталость, она заметила. Не могла не заметить. Он явно не спал несколько дней, и тем не менее продолжал помогать, говорить с ней, объяснять, рассказывать, накормил ужином, отдал ей собственную кровать, а она… Она приняла все как должное. Наверное, он мог бы напомнить ей о границах, выгнать, отправить назад в палатку или хотя бы отругать за то, что она нарушила его личное пространство, когда прижалась к нему во сне и не отодвинулась утром. Но он не стал этого делать. Или же у него попросту не было сил ругаться.

А хуже всего то, что ей хотелось испытать все это снова.

«Хуже? Я подумала — хуже?..»

Ну да… Если Гарри и Рон до сих пор в чем-то подозревали профессора зельеделия и настороженно относились к его присутствию в их жизни, то что будет, если она и Снейп…

«Грейнджер-р-р! Прекрати немедленно!»

В старом дневнике оставалось всего несколько страниц. Гермиона уже собралась было написать традиционное послание перед сном, что у них все в порядке, как вдруг Гарри заметался на своей койке, что-то невнятно забормотал, а затем резко сел, с силой вжимаясь лбом в ладони. Гермиона вылезла из-под одеяла, подбежала и ухватила его за обе руки:

— Гарри, что?..

— Он знает, — глухо пробубнил он, еле разжимая губы. — Знает, кто украл палочку. Он на пути в Нурменгард.

— Как он узнал?

— Он внезапно вернулся в Малфой Мэнор… там праздновали… все случилось так быстро… они говорили о книге Скитер. Кто-то из Пожирателей притащил ее с собой и зачитывал вслух отрывки за столом.

— И он увидел фотографии?

— Да. Они смеялись… смеялись над этой книгой… над Дамблдором. Говорили что-то такое… такое… гадкое…

Он отнял руки от лица и помотал головой, чтобы окончательно проснуться. Гермиона с облегчением увидела, что его глаза леденеют и становятся пустыми — регулярные занятия делали свое дело, Гарри совершенствовался в окклуменции. Поставив блок, он посмотрел на Гермиону:

— Что нам теперь делать? Как только он доберется до Гриндевальда — отсчет пойдет на часы. Может, даже на минуты. Ты можешь предупредить Снейпа?

— Если он еще не спит, — она вернулась к своей кровати, взяла ручку и быстро нацарапала в блокноте несколько фраз. Снейп не спал. И дневник, видимо, держал под рукой.

С: Поттер видел, Лорд ушел сразу или остался у Малфоев?

Г: Он говорит, что В. уже отправился в Нурменгард.

С: Вы все еще в Каслригге?

Г: Нет, мы неподалеку от Гластонбери Тор. Нам куда-нибудь переместиться?

С: Уходите в горы. Чем больше снега будет вокруг и чем непроходимей территория, тем лучше. И ни шагу оттуда, пока я не скажу.

Г: Что вы собираетесь делать?

С: Что-нибудь, чтобы не подпустить его к гробнице. Возможно, он не пробьется, и у нас появится дополнительное время подумать.

Г: Это опасно, сэр?

С: Не задавайте глупых вопросов, мисс Г.

Ну да. Другого и не ждали. Даже если это опасно, он все равно не признается.

Г: Хорошо, мы уходим. Оставить вам координаты нового места?

С: Если они мне понадобятся, я спрошу. Сейчас мне лучше не знать лишнего. Держите дневник рядом.

Гермиона сглотнула. Он наверняка сейчас воспользуется какой-нибудь черной дрянью. И после этого у него будет приступ. А если Вольдеморт поймет, кто именно установил защиту вокруг гробницы…

«Чтоб ты нарвался и сдох поскорее, ублюдок», — от души пожелала Гермиона Темному Лорду, надеясь, что защита окажется действительно мощной и опасной, и вывела под последним сообщением:

Удачи, сэр.

Он не ответил. Наверное, уже ушел. Пора и им уходить.

— Вставай, Гарри, — сказала она, заталкивая дневник в сумочку, а все тревожные мысли — на самые задворки сознания. — Надо убираться отсюда. Пересидим в другом месте.

— Что он тебе сказал? Что он собирается делать?

— Не пустить Сам-Знаешь-Кого к могиле Дамблдора. Если получится, это даст нам немного времени придумать более действенный план.

Гарри плотно сжал губы. Взъерошил волосы на затылке:

— Знаешь, как бы я к нему ни относился и каким бы гадом он ни был… Я все время вспоминаю ту ночь, после Тремудрого турнира. Когда я валялся в больничном крыле, и Дамблдор отправил Снейпа… к нему. Я бы, наверное, умер от страха, еще не выйдя из замка. А он… пошел туда. И вернулся. Живой. Ума не приложу, что он сказал Сама-Знаешь-Кому, чтобы снова войти в ряды Пожирателей, но… Даже странно, что он слизеринец. Разве они на такое способны? Вот так идти куда-то, зная, что там может ждать верная смерть?

— Думаю, как раз они способны, Гарри… Они могут удивить, это уж точно. Добби сказал мне, что Малфой в ДА вместе со всеми.

— Малфой?! В ДА?! — на лице Мальчика-Который-Никогда-Не-Перестанет-Ненавидеть-Малфоя был написан такой шок, что Гермиона едва не расхохоталась. — Ты что, серьезно? Как они это допустили? Он же наверняка пришел туда шпионить!

— Похоже, он их убедил в том, что может быть полезен. Они заставили его принести какую-то клятву, может, даже Нерушимую, а перед этим проверили веритасерумом. Добби говорит, что теперь в ДА гораздо больше порядка. Они организовали уроки защиты для младших. Усиленно учатся, все до единого. Даже пакостить почти прекратили. Думаю, у них есть какой-то новый план. Черт, меня так и подмывает отправить Джинни письмо и расспросить подробнее.

— Пожалуйста, не делай этого, — попросил Гарри. — Иначе и мне не удержаться. Лучше не контактировать с ними. Это опасно.

— Знаю. Ну, ты встаешь или нет? Чем быстрее мы отсюда уберемся, тем лучше.

Глаза Гарри слегка затуманились. Словно он смотрел куда-то в параллельное измерение. Или в самого себя. Брови страдальчески сдвинулись к переносице, лицо перекосилось как от боли. Затем он снова посмотрел на Гермиону:

— Всё. Гриндевальд мертв.

Она сжала губы. Коротко кивнула:

— Значит, вся надежда на Снейпа. Вставай, уходим.


* * *


Снейп спускался по склону горы почти бегом, торопясь к озеру. Пока он метался по лаборатории, лихорадочно отыскивая нужные ингредиенты, пока перебирал в памяти самые мощные чары, подходящие для его целей, страх потихоньку отступал. Когда Грейнджер написала, что Вольдеморт отправился к Гриндевальду, он едва не слетел с катушек. Они так и не придумали, что делать с Бузинной палочкой, надеясь, что у них еще будет на это время, а времени-то как раз и не оказалось. Одна надежда на то, что Вольдеморт не сможет пробиться сквозь выставленный против него заслон. Да, будет очередной приступ. Но у него еще было зелье. Сжав зубы, он затолкал подальше все мысли о том, насколько сильным может оказаться откат в этот раз.

Белый мрамор на маленьком островке посреди озера был виден даже с берега. Добираться туда предполагалось на лодке в компании Хагрида, предварительно взломав лед, но Снейп не хотел привлекать излишнего внимания к тому, что собирался сделать. И хорошо, что сейчас глубокая ночь, а ученики на каникулах. Незачем кому-то видеть, что он умеет летать без метлы. Расстояние было небольшим и особых затрат колдовской силы не требовало. Перенесшись к гробнице, Снейп первым делом обошел мраморный саркофаг по кругу, намечая периметр. Немного поборолся с искушением вскрыть могилу самому. Если Дамблдор ошибся в предположениях, и им не удастся обратить силу Бузинной палочки в свою пользу, мальчишку ждет смерть. Да и не только его. Смертоносная Палочка в руках Темного Лорда — идея сама по себе ужасающая.

Он разжег огонь в принесенной с собой медной чаше. Шепча заклинания, бросил в пламя несколько сушеных цветков чертополоха, хитиновую пластинку акромантула (вот и пригодились запасы), щепотку перемолотых в порошок костей банши и несколько чешуек дракона, затем надрезал ладонь и занес ее над быстро обуглившимися компонентами. Первая капля — первый слой защиты.

Sklyro san petra.

Вторая капля — второй слой.

Sklyro san petra.

Третья капля — и пламя взвивается в небо, расплескивается из чаши и огненной сетью накрывает гробницу.

Sklyro san petra, — выдыхает Снейп в третий раз. Огонь гаснет. Эта сеть не проявится даже под самыми сильными заклинаниями обнаружения. И разорвать ее можно только грубой силой. Но у Вольдеморта силы хоть отбавляй, так что одной этой защиты мало.

Снейп убрал чашу с остатками ингредиентов и взялся за внешнее заграждение. Под его руками воздух вокруг могилы словно ожил. Он сгущался, мерцал алыми искрами, отмечая границы будущего препятствия. Обычные магические барьеры Вольдеморту знакомы. Да и много кому знакомы. Единственный шанс задержать его хоть ненадолго — замкнуть этот барьер на себя. Причем, сделать это так, чтобы Лорд не отследил источник силы. Снейп увеличил порез на ладони и обошел могилу еще раз, собственной кровью отмечая точки для основы барьера. Залечив порез, вышел за периметр, встал лицом к гробнице, расставив ноги для баланса, начертил в воздухе несколько символов, за знание которых в старые времена можно было запросто загреметь в Азкабан (равно как и за хранение некоторых ингредиентов, которые он только что использовал), затем резко ткнул палочкой в землю:

Fragma aematos.

Земля под ногами дрогнула. Наверное, со стороны это выглядело даже красиво — поднимавшиеся из недр струйки черного дыма, обвивавшиеся вокруг зельевара и под его палочкой переплетавшиеся в прочную решетку, закрывавшую гробницу со всех сторон. Дальше — работа с энергией. Снейп ткал это полотно, пропуская каждую «нить» через себя, чтобы вышло прочнее, и с каждым взмахом палочки в грудь будто вонзалась холодная игла.

Ненавижу.

Еще одна тонкая ниточка вплетена в барьер, выстроенный самыми сильными эмоциями, которые он мог вызвать в себе. Удивительно, что при таком количестве негативных чувств он все еще способен был создавать Заступника, каждый раз откапывая под этой кучей мерзости крохотные крупицы светлых воспоминаний.

Ненавижу тебя. Ненавижу.

И еще одна ниточка. И еще одна.

Когда работа была окончена, и Снейп последним заклинанием сделал решетку невидимой, его едва держали ноги. Он давно не пользовался такими чарами, построенными на собственной крови, но все же надеялся, что сила Хогварца поможет и здесь. Надо поскорее вернуться к себе в кабинет, пока не начался обратный отсчет. Он и так провозился здесь больше получаса. Ах, Мерлин и Моргана… Если вокруг гробницы начнется светопреставление, то оно наверняка привлечет внимание обитателей замка. Значит, еще и чары невнимания, чтобы никто из преподавателей не заметил, если вдруг проснется посреди ночи.

Еще одна порция силы из глубинных резервов.

«Какого тролля ты творишь, Северус? Лорд все равно сильнее. Ты не задержишь его надолго».

Он сжал правую руку в кулак, впиваясь ногтями в ладонь.

Ну что ж, посмотрим.

Дойти до кабинета он не успел. Левую руку обожгло огнем, больно кольнуло в висках, пробило судорогой с головы до ног. Подняв окклументный щит, Снейп заторопился к выходу с территории замка, чтобы аппарировать на зов, но далеко идти не пришлось. Вольдеморт ждал его у ворот. Его лицо было похоже на жуткую маску смерти, алые глаза сверкали неприкрытой злобой. Похоже, он только что совершил очередное убийство. Нетрудно догадаться, кого он отправил на тот свет. Как он так быстро добрался до Нурменгарда и обратно? Аппарировать на такое расстояние он бы не смог. Портключ? Но тогда было бы еще быстрее. Или ему был известен какой-то особый секрет для таких перемещений?

— Проводи меня к озеру, — велел Вольдеморт. Снейп почтительно поклонился и пошел впереди, лихорадочно соображая, что делать — остаться и наблюдать или бежать отсюда куда подальше. Вольдеморт сам решил эту дилемму, когда впереди блеснул лед, сковывавший воду с ноября по апрель.

— Возвращайся в замок. Никуда не отлучаться, пока не позову.

— Да, повелитель.

Предчувствуя недоброе, Снейп развернулся, поплотнее запахнул плащ на груди и снова направился в свой кабинет. Только бы успеть добежать.

Первый энергетический удар настиг его на лестнице. Ощущения были такими, словно в грудь вонзили копье, а потом начали раздирать раскаленными крючьями. Кажется, Вольдеморт очень и очень не обрадовался препятствию. Второй удар едва не свалил с ног. От третьего ему захотелось потерять сознание. Огромным усилием воли заставив себя сконцентрироваться, Снейп добрался до кабинета и хотел уже было проскочить мимо портретов в жилые апартаменты, но на него обрушился четвертый удар. Ноги подломились, не выдержав веса тела.

— Северус! — Дамблдор заметался в своей раме, цепляясь пальцами за края, словно хотел вырваться наружу. — Что ты сделал? Что происходит?

— Не сейчас! — прорычал Снейп, хватаясь за край стола, чтобы снова встать на ноги. — Я тут немножко… занят.

— Это я вижу, — в голосе старика сквозила неприкрытая тревога. — Это Том, да? Он явился за палочкой? Что ты сделал?

— Что-то, что, возможно, помешает ему взять ее, — он закашлялся, когда пришел пятый удар, едва не вышибивший из него дух.

— Ты закрыл могилу… чем? Ты замкнул защиту на себе? — в ужасе прошептал Дамблдор, во все глаза глядя на него.

— А что еще мне оставалось делать?

— Ты сумасшедший! Он выкачает тебя до дна!

— Это мы еще посмотрим.

Снейп упал в кресло возле камина, пытаясь отдышаться и потирая ладонью грудь:

— Отправьте туда кого-нибудь. Призраков, эльфов, кого угодно. Мне надо видеть, что происходит.

— Чувствовать недостаточно?

— Я же не Поттер, у меня нет окна в голову Темного Лорда! Отправьте кого-нибудь!

Финеас кивнул и исчез со своего портрета с такой скоростью, что всколыхнулись висевшие за его креслом занавеси.

Шестой удар. Снейп сжал зубы.

«Не пройдешь. Если я хоть чего-то стою».

Дотянувшись рукой до каменной кладки камина, он закрыл глаза и безмолвно обратился к замку.

«Надо удержать этот барьер. Мне нужна сила».

Камень под пальцами налился теплом. Дышать стало чуть легче.

Вернулся Блэк:

— Кровавый Барон и Жирный Монах пошли посмотреть. Кто-то из эльфов уже там. Я велел им сразу сообщить, как только ситуация изменится.

Снейп кивнул и вытер покрывшееся испариной лицо. Его начинала бить дрожь. Вольдеморт нанес еще несколько ударов по гробнице, но затем все внезапно прекратилось. Посреди кабинета возник домовой эльф с вытаращенными от страха глазами:

— Директор, сэр, Сами-Знаете-Кто идет назад к воротам. Он очень сердит, сэр. Он сжег все деревья вокруг могилы, но не смог ее открыть!

Со всех сторон раздались бурные аплодисменты. Снейп слегка искривил губы в самодовольной ухмылке.

«Вот тебе, поганая сволочь… Эта защита тебе не по зубам».

— Он потратил много силы, директор, сэр, — продолжал докладывать эльф, отчаянно дергая себя за уши и трясясь с головы до ног. Насмотрелся, бедолага. — Он ругался, очень ругался и жег все вокруг. А потом у него... как будто кончилась магия. И он снова ругался.

Неудивительно. Снейп мог себе представить, насколько разгневалась ходячая мертвечина, не получив вожделенную игрушку, которая была уже почти у него в руках.

Приятно, что ни говори.

Минут через десять сквозь стену просочился слизеринский призрак и замер перед Снейпом:

— Господин директор, Темный Лорд дезаппарировал от ворот. Не с первого раза.

Новый шквал аплодисментов. Значит, Вольдеморт выложился по полной. Если его не расщепит к чертям, чему Снейп был бы только рад, он вернется сюда не раньше чем через день-два. Подзарядится и вернется.

Надо срочно что-то придумать.

— Северус, это не очень разумно, — заговорил Дамблдор, нервно расхаживая вокруг своего кресла. — Пусть заберет то, за чем пришел. Не рискуй так. Ты можешь лишиться магии совсем.

— Посмотрим.

Дамблдор сокрушенно покачал головой:

— Ты всегда был упрям… Послушай меня, прошу тебя. Пусть он заберет ее. Он все равно так или иначе ее добудет.

— Если у меня есть возможность оттянуть этот момент хотя бы еще на неделю-две, я это сделаю, — со злостью отрезал Снейп, поднимаясь с кресла и пересаживаясь за стол. Прислушался к внутренним ощущениям. Пока еще нет, но скоро. Возможно, через час-два.

— Северус…

— Альбус, просто отстань.

— Ты тратишь силы впустую.

— Просто. Отстань.

В кабинете стало тихо. Снейп полулежал в кресле, пил крепкий и очень сладкий кофе и гадал, все ли сделал правильно. Может, все же лучше сходить к гробнице, достать палочку и уничтожить? Но что тогда делать с Поттером? Сколько бы он ни рылся в самых страшных книгах, какие ему только удавалось достать, он не находил ни единого способа перенесения крестража из одного хранилища в другое. Даже с неодушевленными предметами. Что уж тут говорить о живом сосуде…

Прошел еще час. Новых докладов не было, значит, змеелицый решил где-нибудь отлежаться. Отлично. Снейп на всякий случай провел быструю диагностику и нахмурился, уставившись на результат. Его магия балансировала на самой грани, но оставалась стабильной, никаких резких всплесков и оттока, который всегда сопровождал каждое применение темных чар. Но, опять-таки, сегодня он применял их не к человеку. Возможно, откат наступит через день-два, но в любом случае не этой ночью. И, вероятно, магия Хогварца, к которой он обратился за помощью, как раз и выступила стабилизирующим фактором. Интересно. Очень интересно.

Может, он наконец-то разберется с этими треклятыми приступами, не дававшими ему нормально работать? Не то чтобы он так жаждал пользоваться темной магией безо всяких препятствий, но порой ему нужно было применить нечто подобное, и вовсе не для того, чтобы замучить до смерти какую-нибудь несчастную жертву или захватить мир.

Снейп снова потер грудь над сердцем и, выбравшись из кресла, отправился в спальню. Если повезет, ночью больше не будет никаких происшествий. Мгновение поразмыслив над тем, не принять ли свое зелье, он решил все же не рисковать. Если он «провалится» слишком глубоко и не сумеет проснуться вовремя... Простого сонного зелья будет достаточно.

 


Примечание к части

Позволь помочь тебе, сколько еще тебе нужно, чтобы понять?

Тебе хуже, и это убивает тебя внутри.

Dream Theater

 

Бежать и спасаться от цепей, висящих на мне тяжким грузом.

Я не могу заменить эту зависимость в своей голове.

Red

Глава опубликована: 12.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 873 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх