↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 23. Урок от Мастера

You need the danger just to feel your heart beat

You need to die just to find your identity

You need the knife just to know that you can bleed

You need the pain now just to feel anything

Red

 

I ain't so pure of heart myself that

I can go and say how you should be

But I know the temptation

The meaning you will give your life is

Up to you

No safety guaranteed

But it will be amazing

Poets of the Fall

 

Драко, получив записку от директора с указанием времени и места встречи, несказанно обрадовался. Он, конечно, имел наглость озвучить Снейпу просьбу взять его с собой в Запретный лес, но как-то не думал, что тот все же согласится. Еще больше его изумило то, что встреча была назначена после десяти вечера, когда в замке уже действовал комендантский час. Сначала он подумал было, что это какая-то проверка — ведь в прошлый раз директор пообещал ему наказание, если он снова окажется за пределами слизеринской гостиной после отбоя. С другой стороны, записка, написанная рукой Снейпа — фактически карт-бланш.

Жалея, что не выпросил у отца на Рождество мантию-невидимку, Драко крался по темным коридорам, вжимаясь в стену и замирая при малейшем постороннем звуке. Рождество не задалось, как он и предполагал. Вернувшись домой, он увидел, что в фамильном поместье Малфоев с лета ничего не изменилось в лучшую сторону. Парк оставался запущенным, домовые эльфы при появлении Пожирателей дрожали как осиновые листья, Люциус Малфой все так же серел и дергался при любом движении в его сторону. Пользоваться палочкой он не осмеливался, хотя Нарцисса тайком уговорила Олливандера сделать ему новую. Драко понадеялся было, что у матери хватит духу отстоять порядки в собственном доме, но Нарцисса не мешала «гостям» творить безобразия, лишь брезгливо поджимала губы, проходя мимо егерей, каждый день появлявшихся на ступеньках у парадной двери, чтобы сдать очередную жертву или поделиться новостями. Дом был едва украшен к Рождеству. Драко с горечью вспоминал прошлые годы, когда в гостиной наряжали огромную голубую ель, под которой он утром находил гору подарков. Нарцисса попыталась было компенсировать отсутствие привычной праздничной атмосферы, вручив сыну новую гоночную метлу и Мерлин знает сколько стоившие часы с массой фокусов, но Драко, в былые времена обрадовавшийся бы таким подаркам, теперь смотрел на них с едва скрываемым раздражением. Метлу все равно негде опробовать — квиддич в школе отменили до конца года, а часы… На кой они ему? С некоторых пор он утратил всю любовь к красивым безделушкам. Хвастать ими среди слизеринцев он уже не видел смысла, а новая компания стопроцентно сочтет это очередной попыткой выпендриться, и он может запросто потерять весь авторитет, наработанный с таким трудом.

— Спасибо, мама, — только и сказал он, отнес подарки в свою комнату, бросил в гардеробной и больше к ним не притронулся. Тетя Белла, присутствовавшая на праздничном ужине, плотоядно улыбалась, глядя на племянника, и Драко весь покрывался холодным потом от этих взглядов. Что у нее на уме? Может, Вольдеморт велел ей проверить, готовят ли младшего Малфоя к предстоящему испытанию? Сбежав из-за стола, едва ему это позволили, он провел остаток вечера, укрывшись в фамильной библиотеке и выискивая книги, которые пригодились бы в ДА.

А через два дня в Малфой Мэнор вновь появился Темный Лорд, и Драко сто раз отругал себя, что не вернулся в школу сразу после праздника. Нет, змееликое чудовище даже не глянуло на съежившегося в кресле парня, но в столовой стало градусов на десять холоднее. По дому поползло уже знакомое ощущение полной безнадеги. Долохов, как раз зачитывавший очередной отрывок из книги Скитер о Дамблдоре, осекся на полуслове и умолк, пока Вольдеморт переводил взгляд с одного своего последователя на другого. Люциус, не смея поднять глаз, поспешно встал со своего места во главе стола, освобождая его для Лорда:

— Мой господин… Соизволите поужинать с нами?

Вольдеморт, не говоря ни слова, уселся в кресло и продолжил созерцать собравшихся за столом людей, пока трясущиеся от страха домовики убирали грязную посуду и выставляли чистые приборы. Нарцисса, белая как привидение, отрывисто раздавала эльфам указания.

— Продолжайте, — наконец, вымолвил Лорд, беря со стола бокал с вином. Драко уставился в свою тарелку, старательно делая вид, что его здесь нет. Долохов кашлянул, прочищая горло, и продолжил чтение. Постепенно все начали расслабляться. Вольдеморт молча пил вино и слушал. Белла насмешливо фыркнула:

— А старик, оказывается, был полон сюрпризов! Кто бы знал, что идеи Гриндевальда так его интересовали.

— Идеи? По-моему, его интересовал сам Геллерт, — похабно скалясь, гыгыкнул с другого конца Мальсибер. Сидевшие рядом Розье и Эйвери пьяно загоготали.

— Все, что люди знают о Дамблдоре, сильно приукрашено, — изрек Вольдеморт, и Пожиратели опять умолкли, ловя каждое его слово. — Даже жаль, что я не успел… побеседовать с ним, прежде чем Северус его убил. Где он, кстати? — он еще раз обвел взглядом стол. — Я надеялся застать его здесь.

— Вы же сами велели ему не отлучаться из школы, мой господин, — пробормотал Люциус. Вольдеморт чуть прищурился:

— И вы, конечно же, не соизволили пригласить его, дабы он не нарушал мой приказ. Как трогательно, что вы так следите друг за другом. И как удивительно, что при этом каждый из вас постоянно нарушает мои указания, думая, что я не замечаю.

— М-мой господин? — пролепетал Малфой потерянно. — Мы всегда выполняли ваши приказы, мы ваши самые верные…

— Разве я позволял тебе говорить?

Люциус, как и Драко, покорно опустил глаза в тарелку, сложив руки на коленях. Нарцисса сидела, не шевелясь, до боли выпрямив спину.

— Читай дальше, Антонин. Громче.

Долохов дочитал главу до конца. Вольдеморт заметно расслабился — очевидно, грязные сплетни, коими изобиловала книга, привели его в благодушное настроение. Он хохотнул в ответ на какую-то фразу, Белла захихикала в ответ, кто-то отпустил скабрезную шутку — и Драко возжелал немедленно убраться отсюда подальше, заткнув уши. Как странно… Еще год назад он бы с удовольствием присоединился к общему веселью, смеялся над шутками, оскорблял Дамблдора и Поттера на чем свет стоит и строил планы, как подлизаться к Лорду. Сейчас все это утратило актуальность. Попав в ДА и доказав, что он не шпион и не такая гнида, как все думали, он увидел совсем другую жизнь — без страха. Ощущение, что тебе подставят плечо, если начнешь падать. Что о тебе беспокоятся по-настоящему. В Слизерине у него были близкие друзья, но отношения с ними омрачались тем, что он носил Смертный знак, и даже те ребята, чьи родители состояли в рядах Пожирателей, либо заискивали перед ним, либо начали сторониться его, поскольку имя Малфоев утратило былую значимость среди последователей Вольдеморта. Да, гриффиндорский идиотизм порой бесил его так же, как раньше, но пока у них была общая цель, они отбросили все разногласия. Лонгботтом внезапно оказался не таким тупым и слабым. Уизли — не такой и вредной. А благодаря Луне Драко мог убегать из слизеринской компании в любой момент, и вопросов ни у кого из его одноклассников не возникало. Один лишь Блейз скептически задирал бровь:

— Никогда бы не подумал, что тебе может такое нравиться. Неужели родители это одобряют?

— Я же не жениться на ней собрался, — криво усмехался Драко. Его напрягало только то, что Лонгботтом нехорошо косился в его сторону, если видел рядом с ним Луну. Наверное, вскоре придется поговорить с ним по-мужски. Лавгуд его не интересовала как девушка, что бы он ни плел друзьям, но такой повод улизнуть из гостиной был очень удобным.

И вот теперь, сидя за одним столом с Вольдемортом, он чувствовал, как на него накатывают тоска и страх. И отвращение. Как он мог считать пребывание в такой компании привилегией? Вольдеморт, впрочем, тоже смотрел на все это веселье отнюдь не радостно. Пока все хохотали, он лениво махнул палочкой, книга выскочила из рук Долохова и полетела через весь стол. Лорд поймал ее длинными белыми пальцами, напоминавшими Драко обмороженный труп, и принялся листать, разглядывая фотографии. Одну он рассматривал особенно долго. Затем, бросив книгу на стол, резко поднялся с места и, никому не говоря ни слова, покинул дом. Драко долго гадал, что все это могло означать. Но каникулы были безнадежно испорчены. Как мать ни уговаривала его остаться еще хотя бы на день, он собрал вещи, вернулся в школу и до начала семестра почти не вылезал из библиотеки, но не готовился к занятиям, как собирался, а сидел, тупо уставившись в одну точку. Ощущение тщетности всякого сопротивления не уходило. О чем они все думают? Куда им тягаться с Пожирателями и вообще с новым режимом… Они всего лишь подростки. Многие в ДА даже не достигли совершеннолетия. На что они рассчитывают? Вольдеморт одним своим видом вызывал у большинства волшебников такой ужас, что нечего и думать сражаться с ним. Да и толку драться с бессмертным? Как убить то, что умереть не может?

Снейпа он за это время видел всего раз или два, да и то мельком в коридорах — на общих трапезах он не появлялся. И хорошо, что не появлялся — Драко хоть и сидел далеко от учительского стола, но заметил, что в отсутствие директора все они держались свободнее и вели оживленные беседы. Это вгоняло его в еще более подавленное настроение. Сейчас начнется новый семестр, и все вернется на круги своя. Мелкие пакости от ДА за неимением лучшего, наказания, бессмысленная учеба — а куда применить полученные знания? Делать карьеру в министерстве при Вольдеморте? Жить в постоянном страхе и ждать ударов в спину от тех, кто не смирился? Или уходить в подполье вместе с теми, кто не захочет подчиняться? Драко раз за разом вспоминал лицо отца и впадал в уныние все сильнее. Люциус Малфой, красавец и щеголь, всегда одетый с иголочки, сильный, властный, уверенный в себе, надменный и красноречивый… Что от него осталось после того, как Вольдеморт лишил его милости? Ни-че-го.

И это просто убивало.

Снейп ждал его у лестницы, ведшей в северную башню. Закутанный в старый потрепанный плащ, он выглядел мрачнее обычного.

— Добрый вечер, сэр, — поздоровался Драко, стараясь сохранять ровный тон. Снейп кивнул в знак приветствия:

— Тебя кто-нибудь видел?

— Никто.

— Надеюсь, ты понимаешь, что сегодняшний поход в лес должен остаться в секрете.

— Да, сэр.

Снейп повернулся и приложил ладонь к стене, где, как уже знал Драко, скрывался один из потайных ходов, ведших на улицу. Они молча спустились по узкой винтовой лестнице и вышли на мороз. Драко, не задавая вопросов, шел следом за директором. В Запретном лесу он бывал лишь один раз, и тогда ему повезло не встретить ничего опасного. Снейп, достигнув кромки леса и уже стоя под деревьями, где начиналась непроглядная тьма, посмотрел на своего подопечного:

— Достань палочку. Без необходимости не колдовать. Идти строго за мной, никуда не сворачивать. Если я скажу бежать — побежишь назад к замку.

— Хорошо, профессор.

Снейп двинулся вперед, держа палочку перед собой и освещая дорогу.

— Как продвигаются занятия в ДА? — спросил он будто невзначай. Драко остановился как вкопанный, уставившись ему в спину:

— Откуда… откуда вы знаете?

— Я знаю обо всем, что делается в замке. Что я только что говорил?

— Извините, — Драко, опомнившись, возобновил движение, стараясь не отставать. Снега в лесу намело по щиколотку, а местами и по колено. Сердце предательски запиналось в груди, стоило где-то треснуть сухой ветке.

— Как тебе удалось убедить Лонгботтома?

— Я доказал, что могу быть полезным.

— Понятно. Стало быть, ты решил пошпионить за ними.

Ну да. Что еще он мог подумать? И вот теперь надо быть предельно осторожным. Если он ошибся в своих подозрениях, то из этого леса сегодня уже не вернется. Драко сделал глубокий вдох, прислушался к ощущениям. Невидимая цепочка Нерушимой клятвы, обвивавшая запястье, не реагировала, что само по себе было странно. Что ж... Придется рискнуть.

— Я не собирался шпионить, сэр, — тихо, но отчетливо произнес он.

— Гм... Ты осознаёшь, что твои действия могут расценить как предательство, если кому-то еще станет известно о твоем альянсе с шайкой Лонгботтома? — все так же безучастно спросил Снейп, растапливая заклинанием попавшиеся на пути высокие сугробы. Драко тяжело сглотнул. Но отступать было поздно.

Почему не реагирует Клятва? Он же поклялся не выдавать ДА Пожирателям. Или само по себе признание в том, что он — один из них, не является нарушением?

— Как давно вы были у нас дома, сэр?

— Давно. Все так плохо?

— Вы знаете, что Темный Лорд вернулся?

— Я об этом слышал. Он говорил с тобой?

— Нет.

— Это из-за него ты не остался дома до конца каникул?

— Не только. Я… вообще не хочу больше участвовать во всем этом.

— Вот как? — директор остановился и повернулся к нему лицом. — То есть, ты собираешься предать свою семью?

— Я не считаю это предательством.

— Что же это, по-твоему?

— Я бы назвал это долгосрочным планированием, сэр, — расхрабрившись, ответил Драко. — Кто бы ни победил в войне — у моей семьи будут серьезные проблемы. Значит, кто-то из нас должен оказаться на другой стороне. Просто чтобы было за что зацепиться.

— Интересное мнение. Почему ты решил, что Темный Лорд может проиграть?

— Потому что он перестал ценить своих. Тот, кто не ценит своих людей, неизбежно проиграет.

— Гм. Что-то произошло, пока он был в Малфой Мэнор?

— Ничего особенного, но… не знаю, — Драко поджал губы, отводя глаза. — Он все еще наводит на всех страх. Но, кажется, что-то идет не так, как он хочет. И от этого еще страшнее, потому что свое недовольство он вымещает на моих родителях.

— Что еще ты заметил?

— Больше ничего. Он пробыл у нас меньше часа и снова исчез. Никто не знает, куда и надолго ли.

— Вот и не думай об этом.

Драко посмотрел ему в лицо, слегка сдвинув брови:

— Вы правда считаете, что я предатель?

— Неважно, кто и кем тебя считает. Важно лишь то, кем себя считаешь ты сам, — Снейп окинул его пронизывающим взглядом. — Ты был удостоен Смертного знака. Тебя ввели в ближний круг и позволили присутствовать на всех совещаниях. Тебе поручили задание, которое ты частично выполнил. Ты подумал о том, что будет с тобой и твоей семьей, если твой переход в ДА раскроется?

— Я думал об этом целый месяц, прежде чем поговорить с Лонгботтомом. И решил, что это единственная возможность. Пользы от меня не очень много, но все-таки кое-чем я могу помочь. И если эта сторона выиграет, у меня появится шанс вытащить свою семью. А если Темный Лорд убьет Поттера, то будет уже без разницы. Постепенно он прикончит нас всех.

— Почему ты так думаешь?

— Он мог бы наказать одного меня, когда я не сумел убить Дамблдора, — горько ответил Драко, зябко дыша на пальцы, начавшие замерзать даже в перчатках. — Он и наказывал, но заставлял моих родителей смотреть. А потом приказал мне пытать других. И если у меня не получалось, он применял пыточное проклятие к моему отцу.

— Обычная практика, — вздохнул Снейп. — Так было всегда. Ты не первый, кого обучали таким способом.

— Я слышал, что двадцать лет назад все было иначе. Сейчас Лорду все равно, кого убивать и мучить. Даже своих. Следовательно, мы все под угрозой. Он даже не помнит, что мой отец верно служил ему много лет… Профессор, можно вопрос?

— Раз ты спрашиваешь разрешения, полагаю, твой вопрос мне не понравится.

— Я помню, что было, когда Лорд возродился. Почему вы тогда вернулись? Все считали, что вы перешли на сторону Дамблдора. Вам никто не верил. Но вы как-то убедили всех, что остаетесь Пожирателем Смерти.

— Отец не рассказывал тебе, что ждет отступников?

— Рассказывал. Но я был уверен, что вам как раз и удалось бы сбежать, если бы вы захотели. Вы хорошо чувствуете, куда дует ветер. Поначалу все решили, что вы поняли — Темный Лорд сильней Дамблдора, а служить тому, кто сильнее, выгодней. Вы же Глава Слизерина. Вас не назначили бы на эту должность, если бы вы недостаточно соответствовали характеристикам Дома.

— И каковы, по-вашему, характеристики нашего Дома, мистер Малфой?

Драко слегка поежился. Снейп опять перешел на официальный тон, значит, граница уже близко. Но если он чему и научился от гриффиндорцев, так это тому, что порой границу нужно переступить хотя бы на полпальца, чтобы проверить, можно ли отодвинуть ее чуть дальше.

— Слизеринцы хитры, во всем ищут пользу для себя и думают исключительно о своих интересах. Самопожертвование им не свойственно, на такое можно пойти только ради семьи, но у вас ведь нет семьи. Вы дали моей матери клятву защитить меня, хотя это могло закончиться вашей смертью. Вы сейчас являетесь директором Хогварца, но сплошь и рядом нарушаете приказы Лорда, помогая тем, кто сопротивляется новому режиму. И замок вас слушается. Мне ясно, что вы, как и я, больше не видите смысла служить Лорду, потому что расклад сил изменился, хоть я и не вижу, в чем именно. На чьей же вы стороне на самом деле?

— Вы только что сами сказали, мистер Малфой, что слизеринцы думают исключительно о своих интересах. Что если и я думаю о своих?

— И вот так подставляетесь? — Драко осмелел окончательно. — Вы ведь даже не получаете удовольствия от всех этих наказаний. Хотя должны были бы получать. Вы же правая рука Темного Лорда.

— Будучи человеком рациональным, я не заинтересован в порче талантливых чистокровных волшебников. К чему уничтожать ценные ресурсы?

— Уничтожать — конечно, нет. Но я шесть лет наблюдал, как вы издеваетесь над гриффиндорцами, сэр. Вы словно состязались с самим собой — сколько и каких взысканий назначить, с кого снять побольше баллов. И тут вдруг вы перестали их наказывать за реальные нарушения правил. Ну, то есть, наказываете, конечно… но не так, как все ожидают. Все думали, что вас сюда для того и прислали, чтобы вы… применяли жесткие меры. Если я заметил, что вы никому не даете зверствовать, то наверняка заметил и кто-то еще.

— Надо же, не думал, что могу стать объектом столь пристального внимания, — проговорил Снейп холодно, сверля глазами стоявшего перед ним парня. — Не приходило ли вам в голову, что все, что я делаю на посту директора, полностью санкционировано Темным Лордом? Никто не давал мне приказа избивать и мучить учеников. Или вы, равно как и ваши новые друзья, считаете абсолютно всех Пожирателей чудовищами? У многих из них есть дети, которые сейчас учатся в Хогварце.

— И что с того? Дети Пожирателей не выкрикивают гадости на уроках, не расписывают стены лозунгами и не роняют охрану носом вниз в коридорах.

— Как минимум один пожирательский отпрыск все это делает, хоть и втихую, — язвительным тоном заметил Снейп. Но Драко не сдавался:

— Я не такой идиот, как Лонгботтом, и предпочитаю действовать исподтишка. Вы просто позволяете ДА делать все то, что они делают, хотя в любой момент можете это прекратить, но при этом закрываете глаза на действия обоих Кэрроу. Я решил, что это как минимум странно. Словно вы так и не решили до конца, за кого болеть.

— Вы с кем-нибудь обсуждали свои наблюдения?

— Нет, сэр, — солгал Драко. Снейп, кажется, понял, что он лжет. Он лениво постукивал палочкой о раскрытую ладонь, затянутую в защитную перчатку, пока его взгляд блуждал по лицу младшего Малфоя. А затем без предупреждения резко крутнул кистью, и Драко ощутил, как что-то толкнуло его в грудь и жестко впечатало спиной в ствол дерева, да так, что он на мгновение перестал дышать. Палочка вылетела из пальцев и оказалась в руках Снейпа.

— Минус двадцать баллов со Слизерина за дерзость и ложь, мистер Малфой, — директор шагнул к нему, возвращая палочку. — Вы всегда были на положении моего любимчика в школе, но все же фамильярничать со мной до такой степени не советую. Что же касается вашей… новой деятельности… Надумаете переметнуться снова — не проживете и часа. Надеюсь, вы хорошо подумали.

— Переметнуться мне не даст клятва, сэр, — ответил Драко, морщась от боли в ушибленной спине. Хорошо приложил. А ведь такое простое заклинание! Впрочем, чего ныть, он это заслужил. Так разговаривать со Снейпом он себе раньше никогда не позволял.

Черные глаза директора сузились.

— Ты принес Нерушимую клятву? — снова переходя на неофициальный тон, переспросил он. — Кому, Лонгботтому?

— Да.

— В чем клялся?

— Что не стану действовать им во вред, если они не попытаются навредить мне первыми. Что не сдам их Пожирателям. Что буду действовать в интересах школы и большинства учеников.

— И тебя не смущает, что ты только что рассказал все мне? — поднял брови Снейп. — Кто я, по-твоему?

Драко свел брови к переносице и облизал губы:

— О чем и речь, сэр. Раз Клятва меня не убила и даже не подала сигнал предупреждения, когда я заговорил с вами, это может означать только одно.

— Неплохо, — протянул Снейп, что-то напряженно обдумывая. — Но меня поражает твое легкомыслие. Ты рисковал, когда начал этот разговор. Если бы ты ошибся в своих выводах — сейчас уже был бы мертв.

— Я рисковал весь прошлый год, пытаясь починить треклятый шкаф в Выручай-комнате. И что с того?

— Похоже, в компании гриффиндорцев ты тоже стал начисто забывать об осторожности. Что ж, признаться, я слегка удивлен твоей клятвой. Не ожидал, что ты пойдешь на такой шаг.

«А уж я-то как удивлен», — подумал Драко, до которого окончательно дошло, что Снейп действительно не Пожиратель Смерти. Или же сам не считает себя таковым. В общем, как бы там ни было, а Клятва не сочла его угрозой для ДА. Запястье даже не зачесалось.

Потрясающе. Все идет куда лучше, чем он рассчитывал.

— Чья была идея? — уточнил Снейп.

— Моя.

— Ты, похоже, уже все решил.

— Да, я все решил, — с вызовом бросил Драко.

— Ясно. Однако теперь у нас появилась новая проблема, — тон директора сделался зловещим до невозможности. — Теперь ты можешь заложить меня.

— Вы что, еще не поняли? — удивился Малфой. — Я не собираюсь возвращаться обратно. Я не планирую снова появляться дома до тех пор, пока в школе все не устроится. И тем более не планирую представать перед Лордом, чтобы у него была возможность опять пытать меня. Или мне нужно дать Клятву еще и вам?

Снейп долго смотрел на него. Нехорошо смотрел. Но затем его лицо слегка расслабилось, и Драко с облегчением выдохнул.

— Опрометчиво. Твои родители этого никогда не поймут.

— Они никогда не спрашивали моего мнения о том, что творится у нас дома, хотя я уже взрослый, — злясь, ответил Драко. — Раз они не спрашивали, то и я их больше спрашивать не буду. Я хочу жить, сэр. И я вижу, что здесь у меня больше шансов выжить, чем там.

— Как угодно. Это твое решение.

— Чем мы можем помочь? Мы все равно здесь в одной лодке.

— Ты собираешься рассказать об этом разговоре своим новым приятелям?

— Нет, разумеется, в замке слишком много лишних людей. Но я могу развернуть ситуацию в нужном направлении. Теперь уже могу. Если вы считаете, что мы должны действовать активнее или, наоборот, переключить внимание на что-то другое — я постараюсь донести это до ребят. Они тоже заметили, что вы непоследовательны в наказаниях и пытаетесь предотвратить худшее, так что сильно докучать вам не станут.

— Как много им известно?

— Они знают, что вы были в Ордене Феникса до убийства Дамблдора, Уизли подтвердила. Лавгуд думает, что вы спасали информацию в голове Дамблдора, когда убили его. Чтобы не досталось Темному Лорду. Больше никто ничего не знает.

— То есть, все ваши последние пакости в мой адрес в конце семестра — это что, такое выражение... доверия? — осклабился Снейп. Драко мотнул головой:

— Мы не можем просто перестать делать гадости, это вызовет подозрения у остальных.

— Хоть какая-то здравая мысль.

— Так чем еще мы можем помочь, сэр?

Снейп помедлил, словно не был до конца уверен в том, что именно ему нужно. Наконец, ответил:

— Мне надо, чтобы школа функционировала в любых обстоятельствах и чтобы здесь не калечили учеников. Ваше образование — превыше всего, и я бы хотел, чтобы вы не забывали об этом.

— Мы над этим работаем, сэр. У нас с Лонгботтомом есть план.

— Я могу узнать, чем мне это грозит? — ехидным тоном осведомился Снейп.

— Вам — ничем, если не будете мешать. Мы собираемся разделаться с охраной.

— Глупо. Если вы уберете этих, кто-нибудь все равно донесет Лорду.

— Кто? — Драко позволил себе слегка усмехнуться. — Если вы на нашей стороне, а мы сделаем так, что никто из охраны не сможет выйти из замка или отправить сообщение, то никто и не узнает.

— В Хогсмиде привыкли, что Пожиратели часто посещают местные… заведения. Если прекратят, возникнут подозрения. И у каждого из них есть семья и друзья. Если сообщения от них перестанут приходить, начнутся вопросы, на которые нужно давать вменяемые ответы.

— Под Imperio они будут писать и делать все, что мы прикажем. Риск минимальный.

— На Селвина это не подействует. Также сомнительно, что сработает с Эйвери.

— Они могут сопротивляться проклятию подвластия? — опешил Драко.

— Селвин может. Насчет Эйвери я не уверен, но подозреваю, что да. Так что рекомендую вам продумать альтернативный план. Накладывать заклятие, как я понимаю, придется тебе? Гриффиндорцы вряд ли на это способны.

— Они способны на гораздо большее, сэр. Сейчас все по-другому.

— Вероятно, не без твоих стараний?

— Есть немного. Сэр, мы найдем способ, если вы не будете мешать.

— То есть, мне что, больше не защищать вас, если кто-то попадется? — прищурился Снейп, которого явно забавлял этот разговор. Драко пожал плечами:

— Да что такого они могут нам сделать? Crucio? Половина ДА его уже на себе испытала, и я тоже. Подвесить нас в подвале и отхлестать плетью? У мадам Помфри отличная мазь для заживления ран… подозреваю, ее варили вы, сэр.

— Похвальная храбрость. Но если вас будут наказывать, учителя ополчатся на меня еще больше. Мне не нужны дополнительные проблемы.

— Проблем не будет, сэр. Вы ведь тоже чем-то заняты? Вот и делайте то, что задумали. Мы здесь разберемся сами.

— Ты сейчас тоже ведешь себя отнюдь не как слизеринец, Драко, — Снейп неотрывно смотрел ему в глаза, и Драко чувствовал, что падает в пропасть и не может остановиться. — Ты очень вдохновенно лжешь, но твоя бравада была бы хороша с кем-то, кто тебя не знает. Ты вовсе не уверен в успехе того, что вы затеяли. Думаю, очередная встреча с Темным Лордом снова отбросила тебя туда, где ты был в начале лета. Ты ходишь по школе с пустыми глазами и вздрагиваешь от каждого шороха. И поэтому я спрашиваю тебя — ты уверен, что справишься? Я не хочу объясняться с твоими родителями, если с тобой что-то случится.

— Как я уже сказал, других вариантов у меня нет. Значит, справлюсь.

Снейп какое-то время смотрел на него, затем коротко кивнул:

— Хорошо. Пойдем.

— Вы не покажете мне заклинание?

— Чуть позже покажу. А теперь молчи и не отвлекай меня.

Они еще какое-то время пробирались по снегу, спотыкаясь о корни и пни, пока не вышли к глубокому оврагу. Драко опасливо заглянул через край:

— Это здесь?

— Здесь начинается их основная территория, хотя некоторых я ловил и ближе к выходу из леса. Можешь потренироваться и использовать весь свой арсенал.

— От этого будет толк?

— Возможно. Если найдешь правильное применение каждому заклинанию.

Все, что происходило дальше, развивалось с такой скоростью, что Драко едва успевал реагировать. Первый акромантул размером с кабана бросился на них откуда-то с дерева. Снейп, не проронив ни звука, отшвырнул его в сторону щитовыми чарами и, развернувшись, оказался у Драко за спиной.

— Твоя проблема в том, — раздался негромкий, вкрадчивый голос у него над ухом, — что ты никогда по-настоящему не осознавал, что такое жизнь, боль и смерть. Я считал, что Темный Лорд покажет тебе все это, но ты либо не понял, либо быстро забыл его уроки.

— Он заставлял меня пытать ни в чем не повинных людей! — рыкнул Драко, выпуская Сногсшибатель во второго паука, только что выползшего из оврага. Заклинание разбилось о толстый хитиновый панцирь, не причинив чудовищу никакого вреда. — Он и сам пытал меня! А мои родители просто стояли и смотрели!

Снейп махнул палочкой из-за его плеча, сбрасывая акромантула назад в овраг:

— Ты злишься?

— Да, я злюсь! Они говорили, что защитят меня! Отец говорил, что я всегда могу на него положиться! А вместо этого теперь я должен думать, как защитить их!

— Очень хорошо. Покажи, насколько сильно ты злишься.

Драко, поймав волну адреналина, принялся палить по акромантулам всеми известными ему боевыми заклинаниями. Некоторые отбрасывали тварей назад. Некоторые оглушали на несколько секунд, но ни одно не могло их убить или серьезно ранить. А из оврага лезли все новые и новые экземпляры, один другого противней. Еще через полминуты Драко внезапно осознал, что бить их одной лишь грубой силой приносило некое странное чувство удовлетворения. Расшвыривать их во все стороны и слушать, как они злобно клацают челюстями в темноте, пытаясь добраться до него.

Кайф.

— Ты говоришь, что не боишься наказаний Кэрроу, — пророкотал голос Снейпа за плечом. — Так ли это на самом деле?

Драко содрогнулся. Он хорошо помнил ощущения от пыточного проклятия. Если Лорд чрезмерно увлекался, его потом колотило несколько дней. Нервные окончания взрывались от малейшего прикосновения к коже. Он не мог смотреть на яркий свет. Мышцы скручивались в тугие пружины, по телу прокатывались судороги, в голову будто забивали раскаленные гвозди, а вены заполняли битым стеклом. Немного помогали обезболивающие снадобья и холодная ванна. Пережить это снова ему не хотелось, но разве он не знал, что это возможно, когда присоединился к ДА?

Знал. Но надеялся, что пронесет. Что имя избавит его от наказаний, даже если он попадется.

Отвлекшись на воспоминания, он чуть не пропустил паука, летевшего на него с дерева. Отвратительная щетинистая лапа скользнула под воротник плаща, на голову полилась мерзкая слизь. Снейп ударил сзади и сбросил тварь в овраг.

— Я поделюсь с тобой одним маленьким секретом, Драко. К боли можно привыкнуть, — еще одно беззвучное заклинание, и очередной паук покатился по склону вниз, но Драко слышал, как он переворачивается в снегу и снова начинает подниматься. — Когда ее становится слишком много, от нее лучше не убегать. Ее нужно впустить, принять, сделать ее частью себя и забыть о том, что она есть. Так же, как ты забываешь о том, что у тебя есть руки, ноги и прочие части тела. Они просто есть, ты ими пользуешься, но не замечаешь. Иначе с ней не справиться. И со страхом боли тоже.

Драко сбил еще одного акромантула в полете и обернулся к Снейпу:

— Почему вы их не убиваете? Обычные заклинания против них не работают! Они нас сейчас сожрут!

— Ты сам вызвался пойти со мной, — все так же бесстрастно ответил директор, эффектно принимая на невидимый щит еще одну тварь и отшвыривая ее в сторону — живую и разъярившуюся еще больше. — Или уже испугался? Тебя, оказывается, очень легко испугать. Что будет, если тебя поймают и донесут об этом Темному Лорду? Знаешь, что он с тобой сделает?

— Меня не поймают.

— Очередная глупость и непростительная самоуверенность. Твой отец больше не в попечительском совете. Его слова уже не имеют веса среди Пожирателей. И даже я вряд ли смогу тебя защитить, если ты попадешься с кем-то из ДА. Возможно, и твои новые товарищи тоже за тебя не вступятся.

— Что вы пытаетесь мне сказать, сэр? — Драко, стиснув зубы, бросил в вылезавших из оврага пауков Incendio. Пламя облизало покрытые жесткой щетиной лапы чудовищ, но особого вреда не причинило. В воздухе запахло паленым.

— Я пытаюсь объяснить тебе, как искать лекарство от безысходности.

Снейп вдруг вышел вперед и сделал несколько шагов вдоль оврага. Опустил руки вдоль тела и замер. Акромантулы, почуяв легкую добычу, ринулись к нему. Драко в полном ступоре смотрел, как первая тварь уже почти схватила профессора передними лапами, но Снейп вдруг яростно крутнулся вокруг своей оси, поднимая палочку. Мантия взметнулась черным вихрем. Вспыхнул яркий малиновый свет, снег на несколько ярдов вокруг почернел и мгновенно растаял, а пауки, оказавшиеся в радиусе действия заклинания, с глухими шлепками попадали на землю лапами вверх. Снейп опустил руку и пнул ближайшего акромантула носком сапога:

— Пока не умер — сражайся. Всеми доступными способами. Рассчитывай только на себя, но не пренебрегай помощью, если тебе ее предлагают. Ищи, за что зацепиться. Всегда есть за что, даже если это мало что значащая мелочь. Из мелочей порой можно выжать очень много. И если тебя уже окружили со всех сторон, всегда есть момент для последнего удара. Помни об этом.

— Как вы это делаете? — не выдержал Драко, подскакивая ближе и наклоняясь, чтобы рассмотреть одного из акромантулов. Снейп перешагнул валявшегося у него под ногами паука помельче и показал движение палочкой:

— Базовое заклинание должно быть тебе знакомо, если ты хоть раз сталкивался с акромантулами — Arania Exumai. Оно ненадолго оглушит акромантула, но не убьет. Модифицированное заклинание для их уничтожения — Arania Mortem. Правильно выполненный палочкой рисунок усиливает энергетический поток, захватывает не только твою собственную силу, но и берет энергию из окружающего пространства. Более слабые заклинания их не пробьют.

— А то режущее заклинание, которое вы изобрели?

— Для акромантулов нецелесообразно, поскольку потребуется много энергии, чтобы повредить оболочку. Я поначалу пробовал известные заклинания, но даже если они и действовали, расход силы был слишком велик. Мой способ проще и менее энергозатратен.

— Почему вы все это время вели у нас зелья? Вам бы с самого начала вести защиту или даже Чары.

— Дамблдор был другого мнения, — сухо ответил Снейп, поворачиваясь к оврагу, из которого доносилось шуршание. — Учти, если мы останемся здесь надолго, запах убитых тварей привлечет остальных.

— Я хочу попробовать.

Директор отступил на шаг и поднял палочку в боевую позицию. Драко, несколько раз повторив показанное движение без заклинания, последовал его примеру.

Через несколько минут утоптанная площадка перед оврагом была завалена мертвыми пауками. Драко, вытерев рукавом мокрое лицо, посмотрел на своего учителя. Снейп, казалось, получал удовольствие от процесса. Его обычно ледяные глаза горели бешеным огнем, губы искривлены самодовольной ухмылкой, на лице и одежде грязь и летевшие с акромантулов ошметки паутины. Таким он зельевара не видел еще ни разу. Выглядело это впечатляюще. И немного страшно. Драко слышал от отца рассказы о старых временах, когда они все только-только приняли Смертный знак, но всех умений Снейпа никто из ближнего круга не знал.

Что еще скрывает в себе, казалось бы, простой, хоть и талантливый Мастер зелий?

— Бери вот этого, — директор, собрав яд с валявшихся вокруг тушек, указал ему на крупного жирного паука, удачно напоровшегося брюхом на толстый сук при падении. Оказывается, мертвый акромантул полностью терял свою неуязвимость, и его можно было резать чем угодно. — Разделывать будет проще.

— Вручную, сэр? — удивился Драко, глядя, как тот хватает за лапу еще одну тварь и тащит за собой. — Тяжело же.

— Можешь левитацией, но это тоже расход энергии. Порой простые физические действия куда эффективней магии. Выбирай сам, каких сил у тебя осталось больше.

Похоже, он прав. Энергии в этом сражении было ухлопано немало. Драко, решив не спорить, ухватил свою добычу и поволок следом. И на середине пути уже проклял все на свете — тащить тушу, цеплявшуюся лапами за каждый куст, было действительно тяжело. Плюнув на все, Драко поднял паука магией и принялся кое-как левитировать его перед собой. Снейп же словно и не устал. Похоже, ему не привыкать применять физическую силу, хотя с виду он не производил впечатление силача. Не то что Гойл-старший, здоровенная откормленная махина, рядом с которой директор выглядел едва ли не подростком.

Они выбрались на опушку, откуда был виден замок, и Снейп показал, как собирать яд, как правильно вскрыть тушу и что еще можно взять на ингредиенты. Пока они разбирали своих акромантулов, Драко размышлял о том, что услышал от директора сегодня.

— Профессор, — несмело позвал он, — кажется, мне стало немного легче.

— Я знаю. Поэтому и взял тебя с собой. Мне достаточно было увидеть твое лицо, когда ты вернулся в Хогварц, — вполголоса ответил Снейп, сдирая со своего паука хитиновые пластинки. — Я понимаю, почему ты не хочешь домой. То, что ты там видишь, попросту лишает тебя веры в свои силы. И ты чувствуешь себя так, словно уже умер. Я прав?

— Откуда вы знаете?

— Потому что сам прошел через подобное когда-то.

— И поэтому вы так часто ходите в лес, сэр?

— Порой нужна боль, напряжение и опасность, чтобы вновь ощутить себя живым, — философски изрек директор, аккуратно собирая добытые ингредиенты в отдельные пакеты и бутылки. — Но это не значит, что нужно намеренно искать неприятности. Особенно в Хогварце.

— Вы не одобряете, что я примкнул к ним?

— Я много чего не одобряю. Но ты уже совершеннолетний, следовательно, можешь сам принимать решения. Только не вздумай ныть, если тебе не понравятся последствия твоего выбора.

— Просто… я вроде принял окончательное решение, а потом мне стало страшно. И мне показалось, что моя жизнь опять теряет всякий смысл. Однажды это уже произошло. Что если это случится снова?

Снейп тяжело вздохнул, уменьшая добычу и убирая все в карманы. Очистив заклинанием мантию, он спрятал руки в рукава:

— Если тебе это поможет, я много раз терял смысл жизни. А потом находил новый. Всегда можно что-то найти. Пусть даже поначалу это покажется полной чепухой. Только ты сам можешь наполнить свою жизнь смыслом. Никто не говорит, что это легко. Но это возможно.

Драко, последовав его примеру, отчистил плащ от мусора и грязи и убрал драгоценную бутылочку с ядом в карман:

— Какие-то невеселые получились каникулы… хотя, сейчас было неплохо.

Снейп издал едва слышный смешок, но его лицо тут же снова стало непроницаемым:

— Не хвастай этим ядом перед своими друзьями. Иначе следующий семестр будет хуже каникул, это я тебе обещаю.

— Я не идиот. Спасибо, сэр. Мне действительно стало легче. А вы возьмете меня с собой в следующий раз?

— Зависит от твоего поведения.

— Гм… И что я должен сделать, чтобы заслужить следующий поход?

Снейп окинул его беглым взглядом:

— Не влипать в неприятности. А если вы с Лонгботтомом придумаете, в какой подвал запереть обоих Кэрроу так, чтобы их не хватились — я позволю тебе выпотрошить всех акромантулов, которых тебе удастся убить.

 


Примечание к части

**Нужно ощутить опасность, только чтобы почувствовать свое сердцебиение.

Нужно умереть, только чтобы найти самого себя.

Нужен нож, чтобы понять, что у тебя может течь кровь.

Нужна боль, просто чтобы ощутить хоть что-то.

Red

 

Я и сам не настолько чист сердцем,

Чтобы говорить тебе, как жить,

Но мне знаком этот соблазн.

Смысл, который ты придашь своей жизни,

Зависит только от тебя.

Безопасность не гарантируется,

Но это будет удивительно.

Poets of the Fall

Глава опубликована: 12.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 873 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх