↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2899 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 34_1. Управление гневом

So you tell me “trust me, I can trust you

Just let me show you”

But I gotta work it out in a shadow of doubt

Cause I don't know if I know you

Dream Theater

 

You opened up the scars again

Consume me like a cancer

Bringing on my wicked might

Distorting all the answers why!

Red

 

Hold on, little girl

The end is soon to come

Evanescence

 

Жужжащий звук будильника буравчиком вгрызался в виски. Снейп, далеко не сразу вынырнувший из тяжелого забытья, спросонья махнул рукой, затыкая несносную штуковину беспалочковой магией. Нахмурился в подушку, когда понял, что это далось ему куда легче, чем обычно. Вероятно, пребывание в точках выброса на лей-линиях начало сказываться и на нем. Будильник он намеренно выбрал с самым мерзким сигналом, какой только нашел, чтобы, услышав его, моментально утратить всякое желание заснуть снова.

Сегодня возвращаться в мир живых и вовсе не хотелось. Приподняв голову, Снейп увидел перед собой буйную каштановую копну. Гермиона по-прежнему крепко спала, даже и будильник не слышала. Хорошо. Придвинувшись ближе, он обнял ее за талию под одеялом и уткнулся лицом ей в затылок. Просыпаться рядом с ней уже нравилось ему, даже невзирая на то, что девушка ухитрялась за ночь отвоевать себе три четверти очень немаленькой кровати. Впрочем, кто он такой, чтобы жаловаться? Особенно после вчерашнего. Когда Гермиона совсем перестала соображать от ощущений, накативших на нее в двойном объеме, он убрал окклументный щит и улетел вместе с ней. Наверное, когда она проснется, то захочет обсудить то, что они услышали от Серой Леди, но говорить об этом ему не хотелось, ни сейчас, ни вообще когда бы то ни было. Снейп, в отличие от упрямых гриффиндорок, вечно пытавшихся найти обходной путь, прекрасно понимал, что от этого ритуала им уже никуда не деться. Переносить бой в другое место — обречь больше людей на смерть. Значит, с последствиями придется разбираться потом. Если, конечно, они оба выживут после такого.

Гермиона сонно бормотнула что-то неразборчивое и перевернулась лицом к нему, устраиваясь в его руках поуютнее.

— Просыпайся, — вполголоса сказал он, поглаживая ее по спине. — Мне нужно в лабораторию, так что если хочешь пойти со мной, придется встать.

— Ты что, каждый день вот так? — протянула она, открывая глаза. — Когда ты вообще спишь?

— Долгий сон в моем случае — непозволительная роскошь. Встаем.

— Пять минут.

— Три.

Она умолкла, легонько водя рукой по его груди. Снейп зажмурился:

— Даже не пытайся.

— Я ничего не делаю. И, между прочим, ты сам напрашиваешься, — Гермиона слегка отодвинулась и с многозначительным видом заглянула под одеяло.

— Не сказать чтоб я мог это контролировать в подобной ситуации, — буркнул он, призывая всю силу воли, чтобы не подмять ее под себя. Можно, конечно, поддаться, но тогда они не вылезут отсюда и к обеду. — Прямо сейчас нам надо встать и пойти в лабораторию, потому что завтра мне нужно отнести Темному Лорду зелья. И если я не доварю их сегодня, у всех нас будут очень большие проблемы.

— Я поняла. А это что? — она разглядывала его, кончиками пальцев повторяя линии длинных шрамов, пересекавших его тело наискось, от левого плеча до правого бока.

— Ничего, о чем мне хотелось бы сейчас говорить.

— Как будто мантикора когтями...

Снейп поморщился:

— Вервольф.

— О… — у девчонки округлились глаза. — Это… тогда, на моем третьем курсе? Люпин? Почему ты не ударил его чем-нибудь?

— Я даже не вспомнил, что у меня есть палочка, когда увидел его прямо перед собой, — он перехватил ее руку, чтобы не дать ей двинуться ниже. — Терпеть не могу оборотней. А этого особенно. Он уже дважды нападал на меня.

— Дважды? — удивилась Гермиона. Снейп вздохнул:

— Неужели Поттер еще не выболтал?

— М-м… Это тот случай в Воющей Хижине? Гарри рассказывал… но в общих чертах.

— Ну еще бы. Он, видимо, до сих пор считает, что его отец совершил тогда геройский поступок, хотя геройского там ничего не было. Если бы он не вытащил меня оттуда, Люпина бы ждала казнь, а Поттер и Блэк загремели в Азкабан как соучастники.

Гермиона ответила не сразу. Нежно погладила самый верхний шрам.

— Все действительно было так плохо? — тихо произнесла она.

— Поттера всегда выгораживали, что бы он ни сделал. Что старший, что младший, — ответил он и сам не ожидал, что в его словах будет столько горечи. Гермиона обняла его за талию и дотронулась губами до его подбородка:

— Я тебе верю, Северус. Профессор Люпин повел себя безответственно, я согласна. Но он не виноват, что его укусили.

— Я знаю. Тем не менее, он подверг ваши жизни смертельной опасности, не выпил свое лекарство, хотя я искал его по всей школе, чтобы передать ему очередную дозу. Ему не место среди людей. Среди детей — особенно. Но Дамблдор считал, что все под контролем. А если и пострадает какой-то слизеринский книжный червь — что ж, ничего страшного, все равно никто не станет жаловаться.

— Ты злишься? — спросила она едва слышно.

— Нет. Но говорить на эти темы я не люблю. Все, встаем.

— Погоди еще минутку… Я хочу кое-что сказать.

— Говори.

— Ты что-то сделал со мной ночью.

Снейп закрыл глаза. Мысленно чертыхнулся.

— Сделал, — признал он. Отрицать было бессмысленно. Она наверняка уже все проанализировала, разобралась в ощущениях и поняла, что он намеренно вломился в ее сознание чуть глубже, чем это было уместно, и перехватил контроль, не дав ей опомниться. Гермиона смотрела на него — не строго, не сердито, не обиженно, но выражение ее лица ему не понравилось все равно.

— Не делай так больше, не спросив меня, — наконец, попросила она.

— Гермиона…

— Я знаю, что ты сделал это, чтобы мне стало легче. Но, прошу тебя, больше не делай со мной такого. Я… не хочу, чтобы мной управляли. И я никогда не сделаю того же с тобой. Разве в твоей жизни было мало чужого контроля?

Северус сжал зубы. Она права, разумеется. Он двадцать лет провел, подчиняясь чужой воле. Подобные методы неприемлемы, даже во благо. Вчера он об этом не думал, не до того было. Просто использовал первое, что пришло в голову. Самое знакомое и естественное. Хотя естественного в этом, пожалуй, было мало.

— Извини, — прошептал он, отводя взгляд. — Больше не буду.

Гермиона погладила его по щеке и мягко потерлась губами о его губы, прежде чем поцеловать:

— Когда ты отнесешь ему зелья… сколько у нас будет времени до следующего раза?

— Недели две, если не вызовет раньше. И за это время надо сделать еще массу всего. Сегодня вечером мне нужно встретиться с Поттером. Предупреди его, чтобы был готов после отбоя.

— Хорошо…

И, обхватив его за шею обеими руками, потянула его на себя.

— Гермиона… на это нет времени, — слабо запротестовал он, впрочем, никак ей не препятствуя. Запах ее волос и кожи сводил с ума, как бы он ни пытался отвлечься и подумать о чем-нибудь другом.

— Две минуты, — шепнула она, подаваясь ему навстречу. — А иначе ни о какой работе мы думать не будем.


* * *


Оказавшись в лаборатории, Гермиона, ожидавшая увидеть нечто похожее на класс зельеделия, разинула рот в немом восхищении.

— Ничего себе! — выдохнула она, рассматривая просторное помещение, заставленное столами с различным оборудованием и многочисленными шкафами с ингредиентами. — Откуда здесь все это взялось? Ты сам это собрал?

— К счастью, нет — я бы обанкротился, если бы купил даже десятую часть. Когда Дамблдор нанял меня, я решил не стесняться и написал ему очень длинный список всего, что потребуется для уроков по школьной программе, а заодно и добавил кое-какие вещи лично для себя. И делал так в течение десяти лет. Уж не знаю, как он умудрился втиснуть все это в бюджет, но меня это, признаться, тогда не интересовало, да и сейчас не волнует.

— Я даже не знала, что здесь есть такое…

— Ученикам и не положено об этом знать. Это фактически моя личная лаборатория. Я думал, Слагхорн захочет ею воспользоваться, но он ни разу сюда не спустился. Ничего не трогай. И магию здесь использовать нельзя.

Гермиона осторожно принюхивалась к тихо кипевшим на дальнем столе котлам:

— Кроветворное… антисептик… А это что? Похоже на бадьян.

— Основа для него. Вытяжку нужно сделать отдельно.

— Да тут на целую армию хватит.

— Надеюсь.

Она посмотрела на него. Слишком уж пристально. Но комментировать не стала. Передвинулась к самому дальнему краю, чтобы полюбоваться золотистым мерцанием Felix Felicis:

— Сколько ему еще кипеть?

— В идеале — до второй недели марта, но если достоит хотя бы до конца февраля, уже можно использовать, — Снейп, сбросив сюртук, закатал рукава рубашки до локтей, подвязал волосы и открыл один из шкафов. — Здесь компоненты для твоего зелья. Когда закончишь, иди за отдельный стол и пересмотри вот это, — он постучал по стопке лабораторных журналов и лежащему поверх них мелко исписанному листу пергамента. — Мне надо найти точный рецепт энергетика, который я варил год назад. Здесь список ингредиентов, но зелье было экспериментальным. По одному лишь составу я определить не могу, мне нужно перечитать записи, а времени искать самому у меня нет.

— Хорошо, — Гермиона быстро заплела волосы, чтобы не упали в котел, и заглянула в открытый шкаф. — Какая интересная система… Я бы расставляла все по классам опасности, а у тебя тут алфавитный порядок.

— Не забудь вернуть все на место.

— Не верите в мою аккуратность, профессор? — поддела она его, улыбаясь одними глазами.

— Давай за работу и не отвлекай меня, — сказал он ей строгим тоном, хотя с некоторых пор чувствовал, что строгость в общении с ней дается ему все труднее. Хвала Мерлину, она не пререкалась. Быстро приготовив нужное снадобье, перелила его во флакончики, спрятала в свою безразмерную сумочку и, перебравшись за другой стол, углубилась в журналы. Снейп, подготавливая ингредиенты для антидота к веритасеруму, буквально спиной чувствовал, как растет ее любопытство. Еще немного — и рука по привычке выстрелит вверх, как на уроке. Неугомонная душа. Он даже поспорил с самим собой, сколько же ей удастся высидеть, не задав ни единого вопроса, но она, видимо, со всей должной серьезностью восприняла его просьбу не отвлекать и упорно практиковала самоконтроль. Только шелестела страницами и скрипела пером, что-то выписывая, хотя атмосфера в лаборатории чуть ли не искрила. Снейп не сомневался, что вечером она обрушит на него целый шквал вопросов.

Они проработали несколько часов, каждый за своим столом, пока Гермиона не потерла глаза и не потянулась, закидывая руки за голову. Снейп, сосредоточенно помешивавший основу для антидота, бросил на нее быстрый взгляд:

— Устала?

— Нет, просто немного непривычно… ну… как будто я опять вернулась в класс. Мне этого очень не хватало.

— Большинство учеников Хогварца тебя бы не поняли.

— Даже в Равенкло?

— В Равенкло учеба не измеряется уроками или необходимостью. Это скорее потребность — непрестанно узнавать новое. Потому я и удивился, что ты оказалась в Гриффиндоре. Что там, нашла что-нибудь?

— Кое-что нашла, но я еще не все просмотрела. Под этот состав подходят три снадобья, ты варил их с интервалом в две недели. Два были забракованы, третье помечено как подходящее.

— Покажи.

Она поднялась из-за стола и поднесла ему один из журналов. Снейп перехватил журнал свободной рукой:

— Помешай вместо меня. Строго по часовой стрелке, медленно, один круг в две секунды.

Она подхватила палочку для помешивания, едва он разжал пальцы, и взялась за дело, не сводя глаз с тикавших над столом часов. Снейп, отметив, до чего слаженно пока все получалось, открыл журнал по заложенным закладкам и пробежал глазами записи. Из двух забракованных составов один наверняка подходит, но они отличались пропорциями двух базовых компонентов, а по остаткам в пробирке определить точнее он не сумел — слишком мало вещества для анализа. Придется сварить оба, и пусть бы ходячая падаль проверяла самостоятельно, но Снейпу и самому было любопытно, каким образом эти компоненты могли вступить в реакцию с Животворящим эликсиром с подобным результатом. Придется протестировать на себе. Причем, обе версии эликсира — и обычный, и сдобренный ядом акромантула. В свете завтрашней встречи с Вольдемортом дело приобретало нешуточный оборот.

Гермиона, не отрываясь от своего занятия, спросила:

— Подходит? Или искать дальше?

— Подходит, — он перечитал рецепты и заметки еще раз. — Можешь помешать так еще минут десять? Если начнешь уставать, скажи, мешать нужно непрерывно.

— Я справлюсь.

Забавно, подумалось ему. Он терпеть не мог делить лабораторию с кем-то еще. Ему было некомфортно уже из-за одного присутствия чужого человека в рабочем помещении, и даже самые покладистые ассистенты в былые времена раздражали его до такой степени, что он в конечном итоге отказался от любой помощи и все делал сам. Не исключено, конечно, что Гермиона тоже начнет его раздражать в любой момент — ей отлично удавалось делать это в классе шесть лет подряд. Но вдруг нет?..

Приготовление обоих энергетиков заняло всего пятнадцать минут. Снейп хмуро глядел в булькавшие в котлах жидкости, размышляя над тем, как бы исхитриться провести диагностику тела Вольдеморта — и остаться при этом в живых. Он разлил все по флаконам, надписал этикетки, достал две чистых пробирки и смешал минимальную дозу. Гермиона, заметив это, нахмурилась, но мешать зелье не перестала:

— Ты же не собираешься…

— Собираюсь.

— Северус!

— Не лезь. Или ты думаешь, что я ни разу этого не делал? Как, по-твоему, я тестировал большинство новых составов?

Она сделала глубокий вдох, чтобы разразиться какой-нибудь длинной возмущенной тирадой, но Снейп, игнорируя ее, опрокинул в рот первую пробирку и задумчиво уставился куда-то в стену. Гермиона покачала головой, изо всех сил стараясь не сбиться с ритма:

— А я-то думала, что у меня проблемы с Гарри и Роном, которым вечно не хватает приключений… Это какая версия, без яда?

— С ядом.

— Северус…

— Там минимальная доза. С одного раза ничего не будет. Угомонись.

— Откуда ты знаешь, будет или нет?

— Потому что я уже ее пробовал. Гм, — он прикрыл глаза и сосредоточился. — Действительно… Даже с такой дозы ощущается прилив сил. Если он выпил целый флакон — неудивительно, что разнес всю мою защиту одним ударом.

Отойдя к столу, где валялись недочитанные Гермионой журналы, он взял тот, где был записан забракованный рецепт, и сделал несколько пометок на полях. Затем потянулся за второй пробиркой. Гермиона, тревожно следя за каждым его движением, свободной рукой достала палочку:

— Погоди, не пей. Давай я посмотрю, заметны ли какие-то изменения.

— Я же сказал, здесь нельзя использовать магию. Только стазисные чары.

— Ну так давай выйдем в соседний кабинет. Там же можно?

Он раздраженно закатил глаза, наложил стазис на котел, прихватил пробирку, открыл дверь и, убедившись, что в кабинете никого нет, выпустил Гермиону из лаборатории. Встав посредине, картинно развел руки в стороны, изобразив на лице как можно более кислое выражение. Гермиона, сглотнув, вывела палочкой диагностическую схему и принялась внимательно ее изучать.

— Энергопотоки действительно усилились, выглядит впечатляюще, — прокомментировала она. — Сколько, ты говорил, должен длиться тонизирующий эффект?

— При стандартной дозе — около двух часов. Но так было с Животворящим эликсиром без добавления энергетика. В смеси ощущается мощнее, скорее всего, и по времени будет длиться дольше. Думаю, откат тоже будет сильнее.

— Смотри, уже идет, — она указала палочкой на начавшее темнеть переплетение сияющих линий в нижней части схемы. — Но здесь хотя бы все равномерно. Не так, как после… твоих приступов. А яд я вообще не вижу. Или же просто не знаю, где его искать.

— Ты его и не найдешь. Я же сказал, доза минимальная, никакого воздействия не оказывает. Но при регулярном приеме яд накапливается в клетках и начинает разрушать их изнутри.

— И ты не боишься, что… Сам-Знаешь-Кто может его обнаружить? — она боязливо скосила глаза на его левую руку, где на бледной коже ярко проступал Смертный знак.

— Нет. Если бы мог, уже бы нашел.

— Но ведь он не мог не заметить, что с его телом творится что-то не то. Если после каждого приема эликсира идет такой резкий спад через несколько часов…

— Я предупредил его об этом и сказал, что это минусы состава, для закрепления эффекта нужно пить его чаще.

Она закусила губу, но в ее глазах было отчетливо написано: «гениальная слизеринская сволочь». Снейп самодовольно ухмыльнулся и поднес вторую пробирку к губам:

— Сейчас должен быть еще один прилив, который будет держаться дольше, поскольку в этой смеси нет нейтрализующего яда.

Гермиона едва не запрыгала на месте, когда по схеме пробежала рябь, а затем энергопотоки буквально взорвались:

— Ничего себе! И это от минимальной дозы?! Нам надо это выпить, когда будем проводить ритуал.

— А не боишься, что разорвет? — прищурился он, слегка поморщившись — как он ни бился над составом, улучшить вкус не удавалось, но Вольдеморту не привыкать пить всякую дрянь. — Если твое тело ни разу не испытывало подобного прилива сил, да еще вкупе с энергией лей-линии... Я бы не рискнул.

— А если начать прием заранее? Ну, чтобы привыкнуть?

— Возможно. Посмотрим. Кстати, почему Поттер и Уизли до сих пор тебя не ищут? Чем они там заняты сегодня?

Гермиона лукаво улыбнулась:

— Думаю, у них есть занятия поинтереснее. У Гарри точно есть.

— Надеюсь, беременные студентки под конец года мне не грозят? — нахмурился Снейп, выпрямляясь во весь рост и расправляя плечи. Гермиона качнула головой:

— Джинни же не идиотка. Любая девушка в этом возрасте уже знает все, что нужно.

— Непохоже, чтоб ее матери это помогло.

Она погасила схему и сунула палочку за пояс джинсов:

— Вот это уже было грубо.

— Ты ведь помнишь, кто перед тобой? — уточнил он тем же бесстрастным тоном.

— Трудно забыть, знаешь ли. Ты хамил всем подряд, сколько я тебя знаю, — бесстрашно ответила она.

— Тем не менее, каким бы хамом я ни был, даже Лонгботтом ухитрился сдать С.О.В.У. на проходной балл.

— Я в курсе, что ты хороший преподаватель. Но это все равно грубо. Так что там тебе нужно варить для госпиталя?

— Хватит с тебя на сегодня. Ступай в Выручай-комнату и поговори с Поттером. После отбоя кто-нибудь из эльфов вас заберет.

— Уверен? Или ты просто пытаешься от меня избавиться, чтобы поэкспериментировать на себе без помех?

— Наглая гриффиндорская выскочка.

— Высокомерный зануда, — отреагировала она, не моргнув глазом.

— Слабо, мисс Грейнджер. Очень слабо. Добби!

— Директор, сэр! — возникший посреди кабинета эльф преданно поедал его глазами. — В Выручай-комнате разбирают вещи, сэр!

— Превосходно. Отведи туда мисс Грейнджер и принеси ей обед.

Гермиона не успела даже открыть рот, как домовик ухватил ее за руку и переместил через весь замок в огромное захламленное помещение. Впечатление от пирамид магического барахла усиливалось тем, что в ближайшей куче рылись человек десять старших членов ДА, а в проходе стояла Минерва Макгонагалл, направив палочку на самый верх соседней горы и вытаскивая из нее отдельные предметы, светившиеся красным под проверочным заклинанием.

— Профессор? — Гермиона, вытерев внезапно взмокшие ладони о джинсы, приблизилась к ней. — Что вы здесь делаете?

Макгонагалл, вздрогнув от неожиданности, повернулась к ней. За ее спиной несколько предметов сами по себе спланировали в стоявший у подножия горы сундук.

— Мисс Грейнджер, вы меня напугали. Мистер Лонгботтом сообщил мне, что вам требуется контроль при сортировке, а поскольку в школе сейчас обеденный перерыв, я решила заглянуть, — она обвела глазами ближайшие завалы и сложила руки на животе. — Признаться, я даже не подозревала, что в Хогварце есть нечто подобное. Здесь веками прятали вещи, и никто из учителей не знал. А ведь далеко не все из них безопасные.

— Уже нашли что-нибудь интересное? — Гермиона кивнула на сундук.

— Я отбираю предметы с отпечатком темной магии. Вероятно, на уборку всей комнаты у нас уйдет несколько лет, — волшебница смерила стоявшую рядом девушку цепким взглядом и придвинулась чуть ближе. — Мисс Грейнджер, раз уж вы здесь, я хотела бы поговорить с вами… о том, что происходит.

— Если вы о том, где именно я сейчас ночую, то я уже сказала — это не ваше дело.

— Как человек, временно несущий за вас ответственность, не могу согласиться с вами. Было бы лучше, если бы вы ночевали вместе со всеми здесь. Так было бы… приличнее.

— В данный момент я не являюсь ученицей Хогварца, профессор, следовательно, все мои действия лежат за пределами вашей ответственности.

— Но ваши родители…

— Если мои родители когда-нибудь вспомнят, что у них есть дочь, я разберусь с этим сама. А до тех пор — я сирота, как и Гарри.

Макгонагалл недовольно раздула ноздри, поджала губы, помолчала немного, вероятно, вспоминая, какие аргументы она еще не приводила. Гермиона, которой все эти нравоучения наскучили еще в прошлый раз, делала вид, что рассматривает ближайший стол, заваленный старыми фолиантами в запятнанных, нечитаемых обложках. Кому какое дело, в конце концов? Можно подумать, тут все преподаватели святоши и никогда не заводили отношения. Они же живут здесь почти круглый год, было бы глупо предполагать, что они все при вступлении в должность принимают целибат. Вместе с директорами.

— Ваши друзья знают? — наконец, спросила Глава Гриффиндора, глядя на Гарри, с энтузиазмом вертевшего в руках очередную метлу, которую он только что откопал в куче хлама.

— Гарри и Рон — да. Остальных это не касается.

— И как вы объясняете им еженощные исчезновения? — нахмурилась Макгонагалл. Гермиона пожала плечами:

— Я же всем известная заучка Грейнджер, профессор. Когда я в Хогварце, то могу быть только в одном месте — в библиотеке. И, кстати… исчезаю я всего-то вторую ночь. Раз уж мы заговорили об этом.

Минерва помялась еще немного, но затем, видимо, решив, что деликатность здесь больше неуместна, сказала:

— Мисс Грейнджер, невзирая на все ваши заявления о самостоятельности, вы еще недостаточно взрослая, хоть и совершеннолетняя. Вы формально не закончили школу, а раз ваши родители сейчас отсутствуют и не принимают участия в вашей жизни, я тем более считаю своим долгом проследить, чтобы у вас все было хорошо.

Гермиона не могла не признать, что ее это тронуло. У Макгонагалл здесь сотни таких, как она. И ей приходится нести ответственность за всю школу — она ведь заместитель директора.

— У меня все хорошо, профессор, — вздохнув, ответила девушка. — Если у меня возникнут проблемы, я обязательно приду к вам, но сейчас беспокоиться не о чем. Профессор Снейп относится ко мне со всем должным уважением. За все время нашего общения он ни разу не позволил себе ничего лишнего. Вы ведь работаете с ним столько лет. Неужели вы совсем его не знаете, раз задаете мне подобные вопросы?

— Я знаю, что он человек строгих правил, мисс Грейнджер. Но… как бы сказать помягче… никто из нас ни разу не видел, чтобы он… гм… увлекался студенткой. У него всегда были четкие убеждения на этот счет. Именно поэтому подобный поворот событий несколько... неожиданный для меня.

— Если я скажу, что инициатива была моя, вас это успокоит? — слегка улыбнулась Гермиона. Макгонагалл хмыкнула:

— Он сказал мне то же самое. Значит, так и было?

— В общих чертах, — девушка, колеблясь, подняла глаза на Главу Дома. Ей до смерти хотелось спросить, не знает ли та какую-нибудь Лили, которая могла быть одногодкой Снейпа. Несмотря на все произошедшее, ей до сих пор было ужасно любопытно, кого же Северус видел под действием своего чудо-снадобья, а спрашивать его самого она не решалась, опасаясь реакции. Впрочем, и Минерве подобные вопросы лучше не задавать — еще расценит их как-нибудь не так.

— Мисс Гермиона! — пискнул снова возникший у ее ног Добби с подносом, заставленным тарелками. — Мисс Гермионе было велено поесть, директор сказал Добби проследить!

Гермиона бросила на Макгонагалл красноречивый взгляд:

— Видите?

— Вижу, — суровая дама выпрямилась во весь рост, снова поворачиваясь к залежам «сокровищ» и давая понять, что вопросы исчерпаны. — Буду вам признательна, мисс Грейнджер, если вы присоединитесь к нам, как только поедите. Мой перерыв скоро заканчивается, а работы здесь… Сами видите.

— Конечно, профессор, — Гермиона, присев за ближайший стол и пристроив поднос на краешек, помахала повернувшемуся в ее сторону Невиллу. Тот помахал в ответ, тихо спросил что-то у Гарри, который лишь мотнул головой, сосредоточенно пытаясь вытащить из нагромождений мебели какой-то длинный, пыльный кусок ткани.

— Смотрите, что я нашел! — воскликнул он, отвоевав находку у свалки. Невилл, наколдовав повязку на лицо, чтобы защититься от пыли, ухватился за другой край. Вдвоем они растянули поперек прохода тяжелое, поблекшее от времени бархатное полотнище. Макгонагалл, подойдя ближе, очистила лицевую часть заклинанием, открывая взорам потускневшую вышивку золотой нитью:

— Надо же, не думала, что такое может храниться здесь.

— Что это, профессор? — спросил подошедший Рон с охапкой разноцветных бутылочек в руках.

— Древо Основателей. Таких полотен было четыре. Одно висит в нашей трофейной, хотя ученики вряд ли обращали на него внимание. Остальные три принадлежали чистокровным семьям, якобы ведшим свой род от них, но два в итоге перекочевали к Борджину и Берксу и были перепроданы дальше. Очевидно, это одно из них, потому что я совершенно точно знаю, где находится четвертое.

— И где же? — полюбопытствовал Гарри.

— В личном сейфе профессора Дамблдора.

— О! — Гермиона едва не подавилась бутербродом. — Это значит, что профессор Дамблдор… потомок кого-то из Основателей?

— Как и когда он заполучил полотно Равенкло, я не знаю, но к Основателям он уж точно не имеет никакого отношения. Вдобавок, род Ровены Равенкло прервался с ее смертью. У нее не было ни детей, ни братьев или сестер, ни каких-либо дальних родственников, носивших эту фамилию, так что те, кто считал себя ее потомками, жестоко заблуждались.

Гермиона, перехватив взгляд Гарри, только вздохнула. Вероятно, так и есть, Хелена не сказала, были ли дети у нее самой. Оставив еду, она подошла ближе и склонилась над полотном, рассматривая тонкие вышитые ветви и диковинные листья Древа:

— Все четыре полотна были одинаковые?

— Да, насколько я могу судить по тем двум, что уже видела. Отличаются только цветом ткани.

Гермиона, найдя нижний край полотна, направила на него палочку, чтобы развернуть целиком:

— А у них были какие-нибудь волшебные свойства? Или это… просто украшение?

— Другие два — обычный кусок бархата с вышивкой. Эксперты по магическим артефактам одно время изучали то, которое висит в трофейной, но ничего примечательного не обнаружили, хотя, по их словам, вышивка выполнена примерно во времена самих Основателей. Вполне возможно, что это вышивали Равенкло и Хаффлпафф. А, может, и нет. Точно уже не установить. Мистер Поттер, сверните его, только поаккуратней. Нужно отдать его домовикам, чтобы почистили, повесим в трофейной рядом с первым.

Гарри и Невилл, свернув полотно, оставили его рядом с сундуком, куда Макгонагалл складывала особо опасные предметы. Гермиона поманила друга к себе. Отойдя в сторонку, заглянула ему в глаза:

— У тебя все хорошо, Гарри?

— Да вроде неплохо, — он окинул ее беглым взглядом. — Что-то случилось? Ты где была все утро, кстати?

— В лаборатории. Надо было пополнить запас снадобий. Гарри, нам сегодня после отбоя нужно собраться для совместной медитации.

— В смысле? Снейп что, опять хочет влезть ко мне в голову?

— Он и так влезет, если ему придется это сделать во время боя. Лучше потренироваться, чтобы не было… сюрпризов.

— Ладно, — буркнул Гарри. — Но если он начнет ломать мою защиту, я не согласен.

— Чтобы обмениваться сообщениями, в таком глубоком погружении нет надобности, но лучше попробовать заранее. Мы же еще не пробовали вчетвером. Будьте готовы после отбоя. Придумаешь, что сказать Невиллу?

— Да они не особо и расспрашивают, — пожал плечами Гарри. — Когда они заметили, что ты не вернулась ночевать, и спросили, я сказал, что у тебя есть несколько мест, где ты любишь отдыхать, когда хочешь побыть одна, и что там безопасно. Подробностей они не требовали. Хотя Луна, вероятно, что-то подозревает.

— В смысле? — Гермиона подняла брови. — Ты что, говорил ей?..

— Шутишь, что ли? Нет, конечно. Да и кто бы поверил, если б я рассказал? Я сам иногда не до конца верю. Они даже не знают, что он на нашей стороне, мы об этом не говорили. Но мне кажется, что Малфой в курсе. Уж слишком хорошо он осведомлен обо всех перемещениях Снейпа по школе.

— Он же бывший Глава Слизерина, — возразила Гермиона. — Наверное, Снейп часто бывает в подземельях, вот Малфой и знает чуть больше других.

— Может быть, но… Не знаю. Предчувствие у меня такое, а предчувствия насчет Снейпа и Малфоя меня не обманывают, как ты уже могла убедиться в прошлом году. Ты не хочешь спросить у него? Чтоб я случайно не разбил Малфою нос, если что. И, кстати, где моя карта?

— Ой, — Гермиона виновато опустила глаза. — Прости, я забыла про карту. Сегодня же будем работать все вместе, я спрошу. Ты… точно в порядке? Я буду рядом, если что. И он не сделает тебе ничего плохого, правда.

— Он-то? — хмыкнул Гарри. — Да он бы давно выкинул меня в окно, если бы мог. Но я же должен победить в войне, так что, увы, приходится ждать до лучших времен. Мы, кстати, вчера пробовали боевую медитацию с Луной — у нее отлично получается! А вот у Невилла не вышло.

— Отлично, значит, Луну тоже можно брать для координации. Пока неизвестно, сколько людей приведет Кингсли и сколько из них освоят эту технику. Если у нас будут готовые связисты, чтобы мгновенно передавать сообщения различным группам, это очень поможет при обороне.

— Окей, поработаем. Ты сейчас… опять в лабораторию?

— Смеешься? — она обвела жадным взглядом многовековые залежи. — Тут столько интересного, а я буду торчать в лаборатории? Ни за что!

Гарри одарил ее широченной, сияющей улыбкой:

— Я уж боялся, что он заразит тебя своим занудством. Пошли, вон в той куче масса всякой дряни, и все светится при проверке, мы с Роном уже боимся что-либо трогать.

— А я, значит, могу? — прищурилась Гермиона, не сдерживая ответную улыбку. Все-таки она очень любила своих друзей, какими бы болванами они порой ни были.

— Ну, у тебя, по крайней мере, хватает мозгов не хватать все руками без проверки, — ухмыльнулся Гарри. — А мы, сама знаешь — можем!


* * *


 


Примечание к части

И вот ты говоришь мне "верь мне, я могу тебе поверить,

Просто позволь, и я покажу"

Но мне нужно разобраться самостоятельно в тени сомнений,

Потому что я не знаю, знаю ли я тебя.

Dream Theater

 

Ты снова вскрыл все шрамы,

Пожирая меня как рак,

Пробуждая мою свирепую мощь,

Искажая ответы на все вопросы!

Red

 

Держись, малышка,

Конец близок.

Evanescence

Глава опубликована: 21.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 845 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх