↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 36. Последний рубеж

Somewhere overhead

Distant thunder roars

The revolution has begun

The war to end all wars

Dream Theater

 

Давай разрушим потолок

И будем видеть бездну звёзд,

Читать падений их следы.

Я притворюсь, сглотнув комок,

Что я твоих не вижу слёз

Сквозь волны темноты.

Fleur

 

До класса защиты Снейп добрался быстро — был самый разгар третьего урока, и коридоры замка пустовали. Чего он совершенно не ожидал увидеть, открыв дверь, так это валяющегося на полу Амикуса Кэрроу и обступивших его шести- и семикурсников с Джинни Уизли во главе.

— Что здесь происходит? — ледяным тоном осведомился он, обводя испепеляющим взглядом застывших детей. — Седьмой курс, что вы делаете на уроке шестого курса?

Ему никто не ответил. Уизли крепче сжала палочку, и Снейп мог бы поклясться, что она собирается ударить и его тоже, но тут в класс следом за ним ворвалась Макгонагалл, едва не впечатавшись ему в спину:

— Что здесь… Северус?

Он посторонился, пропуская ее вперед. Минерва, увидев преподавателя в отключке и нахальное выражение лица подбоченившейся Уизли, подняла брови:

— Кто это сделал?

Ступор у всех как рукой сняло. Студенты заговорили все и сразу, наперебой.

— Он назвал нас вонючими отбросами!..

— Угрожал, что поговорит со мной отдельно в темном коридоре!

— Сказал, что нам всем одна дорога — в Лютный, потому что мы больше ни на что не годимся!

— Грозился отправить Пожирателей за нашими семьями!

— Сколько можно, профессор?..

Последняя реплика исходила от Джинни, нервно сжимавшей палочку обеими руками.

— Сколько еще мы должны терпеть этих сволочей, зовущих себя учителями? — выкрикнула она. — Почему они с самого начала года позволяют себе нас оскорблять и считать себя выше нас? Чему они могут нас научить, кроме Непростительных? Я по маггловедению знаю больше, чем Алекто Кэрроу! Каждый из нас знает защитных заклинаний больше, чем этот идиот, именующий себя профессором! Мы не собираемся больше ходить на их уроки, чтобы нас потом заставляли отрабатывать пыточное проклятие на провинившихся учениках!

Макгонагалл обернулась к Снейпу. Тот, картинно задрав бровь, взирал на этот студенческий бунт с искренним интересом.

— Это вы его уложили, мисс Уизли? — наконец, спросил он. Рыжая дерзко вскинула голову, сверля его глазами:

— Да, я! Что, накажете? Будете пытать? Или опять отправите ночью в лес? Я вас не боюсь! Никто больше вас не боится!

«Глупая девчонка. Ты даже не представляешь, что я могу сделать с такой, как ты».

Минерва открыла было рот, чтобы выдать какую-нибудь загодя заготовленную тираду про непочтение к директору, но Снейп не дал ей высказаться. Быстрым, неуловимым движением достал палочку, наложил на Кэрроу дополнительное обездвиживающее заклинание и поднял его в воздух:

— Что ж, раз вы считаете себя умнее всех в этом замке, прошу. Показывайте, где вы собрались его запереть. Сейчас сюда прибежит его сестра. А затем и охрана. Как прикажете теперь разбираться и с ними?

Уизли будто стукнули по голове тяжелым пыльным мешком. Она вытаращилась на него, и Снейп буквально слышал, как гудят мозги в ее голове, пока она пыталась понять, в чем подвох, и чего именно он от нее хочет.

— Охрана не придет, — раздался самодовольный голос за спиной. Снейп, бросив быстрый взгляд через плечо, вновь повернулся к студентам:

— Просветите меня, мистер Малфой.

Драко, сунув руки в карманы, подошел и встал рядом с ним:

— Обездвижены и заперты внизу. Руки у всех закреплены, чтоб не могли коснуться метки, даже если придут в себя.

— Селвин?

— У нас его дочь. Я ее только что забрал из класса и отвел в… безопасное место. Никуда он не денется, будет сотрудничать, если не хочет получать ее по частям.

— Мистер Малфой! — ахнула возмущенная Макгонагалл. — Что за зверства вы себе позволяете?

— У нас вроде война, — бесстрастно ответил Драко, глядя только на Джинни. Та скрестила руки на груди и смотрела на него в ответ, не моргая, словно они обменивались какими-то невербальными сообщениями. Остальные ученики недоуменно переглядывались в полной растерянности. Вот он, директор, злобный Ужас Подземелий, слизеринская сволочь и Пожиратель Смерти — а ведет себя так, словно он давно уже один из них. Макгонагалл сокрушенно покачала головой:

— Вот что бывает, когда позволяешь студентам слишком много. Северус, что будем делать? У нас, похоже, ЧП. Imperio на всех? А если кого-то из них вызовут?

Глаза Уизли распахнулись еще шире, если такое вообще было возможно.

Снейп, мысленно наградив всех присутствующих весьма цветистыми эпитетами, тряхнул головой:

— У нас времени до вечера. Если они вечером не покажутся в Хогсмиде и не свяжутся со своими семьями, утром здесь будет инспекция от Темного Лорда, — он обвел взглядом класс. — Кто из вас в ДА? Помимо мисс Уизли и мисс Патил.

Девочки уставились на него самым неприличным образом. Снейп раздраженно повел плечами:

— Или вы отвечаете по существу, или все отправитесь в подземелья под замок. Игры закончились. Если сообщений от охраны не будет, Темный Лорд явится сюда сам. Или вы не для этого основали свое дурацкое подобие армии?

Джинни оглянулась на одноклассников. Шеймас Финниган сделал шаг вперед и встал рядом с ней:

— Здесь все в курсе, профессор.

— Превосходно. Объявляйте мобилизацию или как вы там это называете. Всех младших эвакуировать. Времени даю до пяти часов вечера. Остаются только совершеннолетние, по желанию. Вам ясно?

— Я никуда отсюда не уйду, — заявила Джинни, и Снейп запоздало вспомнил, что ей еще нет семнадцати. — Гриффиндор останется, начиная с пятого курса.

— С седьмого, мисс Уизли.

— С шестого! — упрямо торговалась она. Снейп махнул рукой:

— Отчитываться перед вашими родителями я не собираюсь. Я умываю руки.

— Северус! — возопила Макгонагалл. — Они еще дети! Я не позволю!

— Они сами на это подписались. Разрешаю остаться шестикурсникам и старше, все добровольно. Остальные — на выход. И чтоб тихо! Начнете орать в коридорах — рты позашиваю. Всем, кто не занят эвакуационными мерами, собраться в Большом Зале.

Джинни беспомощно посмотрела на Малфоя. Тот пожал плечами:

— Я же говорил — он на нашей стороне.

Финниган недоверчиво глядел то на Снейпа, то на Макгонагалл.

— Так вы что… все-таки в Ордене? — неуверенно спросил он. — Вы же… убили Дамблдора. Вы тут… такое устроили!

— Сейчас не время разбираться, кто кого убил и почему, мистер Финниган, — процедил Снейп. — Вам что, нечем заняться? Живо убрались отсюда и приступили к выполнению плана! Раз уж заявляете, что вы взрослые люди, так и ведите себя соответственно. И хватит самодеятельности. Все действия координировать со мной или с профессором Макгонагалл!

Джинни, не говоря ни слова, схватила за руки Лаванду и Парвати и метнулась в коридор. Остальные потянулись следом. Драко остался, неприязненно глядя на висевшую в воздухе спеленатую тушу Кэрроу. Минерва всплеснула руками:

— Северус… Это уже из ряда вон! Что ты собираешься делать?

— Вступить в бой на своих условиях. Драко, я, кажется, говорил тебе, чтобы вы не смели что-либо делать, не уведомив меня. Как это вышло?

— За выходки Уизли я не в ответе, сэр. Я не ожидал, что она это сделает. Но как только это случилось, кто-то уведомил по монетам остальных. Кто был ближе — сразу прибежали сюда. Эльфы помогли скрутить охрану. Это оказалось проще простого. Они не ожидали от нас такого. А мы-то их с сентября боялись… Надо было раньше, уже бы учились нормально и горя не знали.

— А Селвин? Откуда ты узнал о его дочери?

— А вы-то сами знали?

Минерва пристально смотрела на него. Снейп только вздохнул.

Деточки.

— Не знал. Потому и спрашиваю. Я знал только о старшей, но она уже год как окончила школу.

— Подслушал разговоры в слизеринской гостиной. Я привык все слушать. Эта малолетняя дурочка хвасталась подружкам, что папа на выходных возьмет ее с собой в Хогсмид, хотя ученикам походы туда запрещены с начала года. Слово за слово, ну и… Сами знаете, как это бывает.

— Куда вы собрались эвакуировать детей?

— Через Выручай-комнату в «Башку борова». Там будут ждать взрослые и отправлять их через камины по домам.

— А Слизерин? Ты же не думаешь, что они вступят в бой на стороне ДА.

— Нет, конечно. Никто и не вступит. Седьмой курс сейчас сидит в классе зельеделия вместе со Слагхорном — я как раз оттуда. У дверей уже караулят эльфы. На всех занятиях, где идет сдвоенный урок, ученики других Домов уже оповещены. Везде стоят наши ребята и эльфы. Простите, профессор, — Драко бросил извиняющийся взгляд на Макгонагалл. — Обеда сегодня, кажется, не будет. На кухне никого не осталось, все домовики задействованы в коридорах и классах.

Макгонагалл не ответила — переваривала информацию. Снейп, которому недосуг было самому подумать о том, куда девать семь курсов Слизерина, в который раз порадовался, что Драко решил переметнуться. Не будь его в ДА — что бы они сейчас делали?

— Всех учеников Слизерина собрать отдельно и не выпускать, пока я не разрешу. Палочки у всех отобрать. Если вы сейчас отправите их по домам, их родители тут же примчатся сюда. Вместе с Темным Лордом. Нам нужно время до вечера, чтобы разобраться с тем, что вы натворили, — сказал он Малфою.

— Понял.

— А раз понял, марш выполнять. Где заперли охрану?

— В комнате для наказаний, — ухмыльнулся Драко. — Там стоят дополнительные блокирующие чары, которые позволяют открыть дверь только снаружи. Очень полезная функция. Кто-то из них наверняка может колдовать и без палочки, но в той комнате им не удастся и это.

— Прекрасно. А теперь прочь отсюда.

Драко, все так же самодовольно ухмыляясь, крутнулся на каблуках и быстрым шагом вышел в коридор.

Минерва потерла переносицу двумя пальцами:

— Насколько все плохо, Северус?

— Очень плохо. Но раз эти мелкие гаденыши разрабатывали план с осени, посмотрим, насколько это нам поможет. Созывай всех. Сейчас я оттащу эту падаль вниз и приду в Большой Зал.

— Что мне сказать тем, кто не знает? Меня спросят о Дамблдоре, ты же знаешь.

— Скажи правду. Частично. Что на нем было тяжелое проклятие, что я все это время был двойным агентом, и что убийство было по предварительной договоренности, потому что иначе Темный Лорд захватил бы его еще живым. Поскольку я самолично даю тебе разрешение это сделать, Клятва должна деактивироваться.

— Как ты собираешься защитить от него замок?

— Я все расскажу, когда разберусь с этим, — он ткнул палочкой в висевшего в воздухе Кэрроу. — Все предварительные вопросы можешь задать Поттеру, Лонгботтому и Малфою. У них тоже есть кое-какие продуманные варианты на этот случай.

— Так вы что, все это спланировали заранее? — ахнула Минерва.

— Ученики не знали, что я на их стороне. О чем-то догадывались, конечно, но не обо всем. Когда Малфой присоединился к ним, он начал передавать мне информацию, чтобы я был в курсе, что и где происходит. Так что план обороны у нас был готов процентов на девяносто, общими усилиями. Кстати, удели особое внимание Слагхорну. Если он откажется выступить на нашей стороне, его лучше обезвредить и изолировать в подземельях. Еще один потенциальный предатель нам здесь ни к чему.

— Хорошо. Мы будем ждать тебя в Большом Зале.

Развернувшись, она вышла за дверь, шурша юбками. Снейп, подавив желание хорошенько приложить Амикуса головой о стену, отлевитировал его в подземелья. Зрелище в комнате для наказаний было незабываемое: ушлые дети понаходили все возможные средства для обездвиживания, поэтому Пожиратели были пристегнуты к стенам и потолку в самых причудливых позах. Селвин, единственный, кто оставался в сознании, хмуро глядел на бывшего коллегу со стены напротив двери. Его руки были растянуты в стороны и зафиксированы, чтобы он не мог коснуться Смертного знака.

— Северус, ты хоть понимаешь, во что влип? — спросил он. — Что бы вы ни задумали — вам не победить.

— Посмотрим, — Снейп прикрутил Амикуса к свободному месту на одной из стен и осмотрел «композицию» еще раз. Вот же засранцы. Все разведали, все продумали. Если бы ему сейчас пришлось самому соображать, что со всем этим делать, он бы свихнулся к ночи. — Но ты можешь прямо сейчас выбить себе индульгенцию, если перейдешь на нашу сторону.

— «Нашу» сторону? — поднял брови Селвин. — И с каких пор эта сторона — твоя?

— Для тебя это значения не имеет. Ты отсюда все равно не выйдешь. А когда мы победим, у тебя будет одна дорога — в Азкабан. Или даже под Поцелуй Дементора, если, конечно, не найдутся какие-нибудь… смягчающие обстоятельства.

— У вас нет шансов. Он бессмертен.

— Твои сведения устарели. В противном случае меня бы здесь не было.

— Что тебе известно?

— Ты же не можешь быть настолько идиотом, чтобы надеяться, что я тебе расскажу, не так ли? — усмехнулся Снейп. — Решай. Твоей дочери будет очень недоставать отца. Уж не знаю, каким образом тебе удалось это провернуть, и как она оказалась под чужой фамилией, но раз ты прислал ее сюда учиться, значит, планировал для нее будущее. И прямо сейчас от тебя зависит ее дальнейшая судьба.

— И ты вот так запросто позволишь им убить моего ребенка, если я откажусь?

— В отличие от вас, я детей не убиваю, — холодно ответил зельевар. — Но когда мы победим, и у нас опять поменяется правительство, было бы неплохо, чтоб кто-нибудь замолвил словечко за бывшего Пожирателя и его дочерей, разве нет?

— И кто же замолвит словечко за вас с Малфоем? — ехидно осведомился Селвин. — Поттер?

— Не исключено.

— Выродок. Я так и знал, что тебе нельзя доверять, но Лорд никого из нас не слушал, — Селвин с презрением сплюнул на пол. — Что я должен сделать, чтобы мою дочь не тронули?

— Если остальные придут в себя в ближайшее время, развлечешь их светскими беседами, а заодно объяснишь нынешний расклад сил. Когда… если кого-то из вас вызовут через Смертный знак, в чем лично я сомневаюсь, будете делать и говорить то, что велят. Если к сегодняшнему вечеру мы не успеем закончить все приготовления, каждый из вас свяжется со своей семьей и скажет убраться подальше и не отвечать на вызов Лорда. Все, кто ответит и сунется сюда — до утра, вероятно, не доживут.

— А не сильно ли много ты на себя берешь, Снейп? Ты кем себя возомнил? Новым властелином мира?

— Ты же не думаешь, что Темный Лорд сделал бы меня своей правой рукой, если бы у меня не было необходимых знаний и качеств? Поразмысли над этим на досуге. И задай себе вопрос — чего еще вы обо мне не знали?

Снейп повернулся и уже почти вышел за дверь, но напоследок обернулся, будто что-то вспомнив:

— Кстати… Можешь орать здесь сколько угодно. Никто не услышит. Беспалочковая магия здесь не работает. Дверь можно открыть только снаружи. Везде стоят заглушающие заклятия. Так что наслаждайся отдыхом.

Выйдя, он запер дверь, наложил еще несколько заклинаний поверх имевшихся, чтоб уж наверняка, и поспешил наверх, в Большой Зал.

 

Школа бурлила, как весенний горный поток под тонкой коркой вот-вот грозившего лопнуть льда. По коридорам организованно и попарно двигались младшие ученики под надзором членов ДА. Все они расступались перед директором, и Снейп, проходя мимо, слышал взволнованные шепотки со всех сторон.

— Слыхали, говорят, он все это время был за нас?..

— Скажешь тоже… А наказывали нас почему?

— Так война же. Он тут тоже не самый главный. Чего велели, то и делал.

— А Дамблдор как же?

— Не знаю… Говорят, старшим уже рассказали, а нам не положено.

— Это нечестно! Я тоже хочу остаться и помочь!

— Макгонагалл запретила. Все, кто младше шестого курса — по домам.

— А если спрятаться? Вон там, к примеру, за поворотом есть тайный проход за статуей…

— Домой! — рявкнул Снейп, развернувшись к незадачливым повстанцам и буквально пригвоздив детей к полу таким взглядом, что те обмерли, забыв дышать. — Кого найду после эвакуации — самолично сдам Пожирателям!

Невилл, возглавлявший эту партию школьников, прищурился, глядя на него, но Снейпу было уже все равно, кто и что подумает.

— Вот блин, — послышалось за спиной. — А он все-таки страшный…

«За какие такие грехи меня сослали возиться с этой мелочью, считающей себя умнее всех?»

— Лонгботтом, когда доставите их в Выручай-комнату, спускайтесь в зал, — приказал Снейп. — К остальным руководителям ДА тоже относится.

— Луна присматривает кое за кем, сэр, — парень многозначительно посмотрел на него.

— Пусть берет ее с собой или кому-то передаст на время. Не задерживайтесь. Времени мало.

— Хорошо, — Лонгботтом слегка подтолкнул застывшего на месте третьекурсника из Равенкло. — Шагай давай. Держаться за руки! Кто потеряет соседа — очень больно получит!

Воспитатель нашелся. Методы, похоже, не меняются, кто бы там за какие идеалы ни боролся, подумал Снейп, кривя губы в зловещей усмешке, чтобы напугать детей еще больше. Но, может, хоть Лонгботтома послушают. Предводитель восстания, как-никак.

В Большом Зале он увидел всех преподавателей, включая Помфри и Хагрида, озадаченно чесавшего макушку, а также Кингсли, Люпина, Артура Уизли и Поттера. Слагхорна среди них не было. Вероятно, он все же попал в подвал или вообще сбежал. Что ж, скатертью дорога, если так.

Минерва, заметив его, коротко кивнула:

— Северус, мы готовы.

Он оглядел присутствующих. На лице Люпина отражалось вполне предсказуемое недоверие и даже обида — еще бы, ведь он узнал обо всем едва ли не последним. Но открытой ненависти уже ни у кого не было. Спасибо богам за малые радости. Вытащив из кармана сюртука Карту Мародеров, Снейп отдал ее Поттеру:

— Ваша Карта. Активируйте и разложите на столе целиком.

Поттер с каменным лицом выполнил требование, и Снейп махнул рукой, предлагая всем подойти поближе. Флитвик, вскарабкавшись на скамейку, чтобы лучше видеть, с любопытством взирал на карту:

— Откуда взялась эта вещь? Никогда не видел ничего подобного!

— Люпин или Поттер тебя просветят, Филиус, но попозже. Я так понимаю, Минерва уже успела ввести всех вас в курс дела. Когда в школе останутся только взрослые, все выходим на позиции. Поттер, сколько у вас ударных отрядов? Только те, кто хорошо дерется. Остальных не выводить. Пусть помогают в больничном крыле или где-нибудь еще.

— Шесть, в каждом по четыре человека, — парень склонился над картой и принялся указывать палочкой точки размещения. — В четырех из них есть связные, которые овладели боевой медитацией.

— Мало. Кингсли, что у тебя?

— В течение получаса в «Башке борова» соберутся люди, которые поднимутся по проходу в Выручай-комнату.

— Сколько людей?

— Сто пятьдесят. Еще сорок прибудут через полтора часа.

— Боевой медитацией кто-нибудь владеет?

— Семеро, включая меня.

— Сейчас придут Лонгботтом и Малфой, скоординируйся с ними, мне нужны люди по периметру замка, чтобы была видна вся территория вокруг. Связных расставить так, чтобы зоны видимости частично перекрывались.

— Принято.

— Люпин, у тебя есть какие-то новости?

— Десять оборотней, один из них — из команды Сивого. Но я не могу дать гарантий, что они не переметнутся снова, если увидят, что силы неравны, и нам не победить.

— Всех под Нерушимую клятву. Сейчас же. Кто откажется или будет сопротивляться — бить на поражение.

— Северус, но это же… — Люпин запнулся. На виске запульсировала жилка. Он сжал зубы и кивнул. — Ясно. Я сделаю.

— Поппи, что с лекарствами?

— Для первой помощи все есть. Но мне, вероятно, потребуются помощники. Нужно перенести все сюда, в Большой Зал. До больничного крыла слишком далеко идти.

— Набери из старшекурсниц, кто останется. Мисс Грейнджер тоже изучала основы колдомедицины, может помочь, если будут раненые.

Минерва, белая как бумага, но необычайно подтянутая и собранная, разглядывала карту, постукивая палочкой по раскрытой ладони:

— У нас полностью открыта вся территория со стороны леса. Если оттуда полезут акромантулы или еще какая-нибудь мерзость, мы их не сдержим. А они полезут, если здесь прольется кровь.

— Я могу поставить запахонепроницаемые барьеры, — вызвался Флитвик. — Нападение они не сдержат, но запах крови отсекут, чтобы не наползли сразу.

— Защитный купол над замком? — предложил Артур Уизли. — Закроем со всех сторон, чтобы не начали бить издалека и не повредили стены.

— Возьми людей, сколько нужно, и ставь.

— И снять антиаппарационное заклятие в здании, — высказался Кингсли. — Если понадобится быстро перемещаться внутри. Я уже забыл, какие тут лабиринты. Над территорией лучше оставить. Это возможно?

— Попробую. Если не выйдет, придется пользоваться услугами эльфов для перемещения.

Снейп смотрел на карту, наблюдая, как вереницы школьников движутся на седьмой этаж и один за другим исчезают в стене, где была дверь в Выручай-комнату. Мало людей. Если Вольдеморт приведет сюда все отбросы, которые весь этот год шатались по лесам, у него будет не меньше тысячи. Да, возможно, они будут куда хуже скоординированы, если времени для планирования будет в обрез. И замок мало кто из них знает так же хорошо, как учителя и студенты. Тем не менее, ему было бы куда спокойнее, будь у него полностью функциональная оборонная система, активировавшаяся вместе с лей-линией. Тогда вообще не пришлось бы переживать, что кого-то ранят или убьют. И замок бы выстоял при любых раскладах.

В зал влетел Кровавый Барон, громыхая цепями, и завис над столом с картой:

— Господин директор, эвакуация идет по плану. Гораций Слагхорн просит разрешения подняться сюда. Все ученики Дома Слизерин крайне возмущены происходящим.

— Прекрасно их понимаю. Кто их охраняет?

— Две дюжины домовиков.

— Палочки?

— Все собрали, господин директор. Они были весьма удивлены тем, что у домовиков есть своя магия, намного превосходящая их собственную.

Ну еще бы. Такой подставы от рабов никто не ждал.

— Кто-нибудь из них изъявил желание помочь?

— Нет.

И это ожидаемо.

«И что, ты вот так бросишь их, Северус? Ты бывший Глава Слизерина. Они рассчитывали только на тебя. Они тебе верили. Они так гордились тобой, когда ты стал директором. Не их вина, что их одурачили. Ты бросишь их погибать?»

— Проследите, чтобы им не причиняли вреда, — велел он Барону. — Как только я освобожусь, я спущусь поговорить с ними.

— Что передать Слагхорну?

— Пусть поднимется.

— Северус, — Кингсли, нахмурившись, смотрел на него в упор. — Продуманный план обороны — это прекрасно. Но как мы заманим его сюда?

Снейп перевел взгляд на Поттера:

— Справитесь?

— Справлюсь.

— По моей команде. Только когда все будет готово.

— Хорошо. Но прежде чем мы начнем, у меня к вам есть пара… личных вопросов, сэр.

Василиск его сожри, вопросы у него… Дамблдор так и не сказал, когда же наступит тот самый нужный момент для последних откровений. А время уходит. Отсчет пошел на часы.

Сердце сжала ледяная рука.

«Не делай этого без Гермионы. Ты не найдешь нужных слов. Он поверит ей быстрее, чем тебе. Если ты скажешь ему сам, он выскочит наперерез Вольдеморту без палочки, как и его идиот-папаша».

— Я вас выслушаю, как только закончим здесь. Есть идеи, куда можно отвести слизеринцев, чтобы они не пострадали во время боя, но и не устроили диверсии?

На лице Поттера расцвела едкая ухмылка. Парень определенно получал от всего этого удовольствие. Весь в отца и крестного.

— Как насчет Тайной комнаты, профессор?

Гм. Отличная идея.

— Вы можете ее открыть, а затем забаррикадировать так, чтобы нельзя было выбраться без помощи снаружи?

— Запросто.

— Она хорошо укреплена? Если замок обвалится…

— Лучше, чем в ядерном бомбоубежище.

Да, Салазар Слизерин определенно знал, что делал.

— Превосходно. Хагрид?

— Я это… кхм… Братишка мой. В пещере в горах сейчас. Он бы помог, — пробасил Хагрид, насупившись. — Ежель вдруг придут еще гиганты… Он супротив них не очень, канешна… ростом не вышел. Но мог бы помочь.

— Зови его. Но отвечать за него будешь сам. Если он затопчет кого-то из своих, его убьют на месте.

— Ясн'дело, — буркнул лесничий. — Я за им послежу. И мы это… Мы возле леса встанем там, возле ворот. Я там каждый пень знаю. Ежели что, там…

— Сэр, где проходит граница защитного периметра? — вдруг спросил Поттер, очевидно, вспомнивший про свиток Основателей. — По ограде или дальше?

— Судя по схеме, как раз по ограде.

— А возле леса?

— Захватывает часть его территории, но недалеко. Сразу за хижиной Хагрида. Но этим средством мы пользоваться не будем, Поттер.

— Почему? — удивился тот. — Я думал, вы все решили.

— Это крайняя мера. Мисс Грейнджер вам разве не объяснила?

— Что-то объяснила. Но не все, — парень вперил в него жесткий, колючий взгляд. Лили так смотреть не умела. — Без этой защиты нам не выстоять. Нас слишком мало.

— Сам знаю. Но мы пока не готовы.

— Северус, о чем он говорит? — Макгонагалл непонимающе смотрела то на Снейпа, то на Поттера. — У вас что, есть еще какие-то средства?

— Есть, — неохотно ответил он. — Но эту систему не запускали со времен Основателей, в ней масса побочных эффектов, и я не уверен, что нам хватит сил ею управлять.

— Расскажешь?

— Пока нет, — он перевел взгляд на Кровавого Барона, все еще висевшего над столом. — Мне нужна Серая Леди. И Слагхорн. Желательно сейчас.

— Хорошо, господин директор, — призрак нырнул сквозь стол и исчез где-то в подземельях.

Дверь распахнулась, и в зал вошли несколько старших членов Ордена. Снейп заметил впереди Фреда и Джорджа Уизли, левитировавших над головами множество больших коробок. Водрузив их рядами на стол Гриффиндора, близнецы подошли ближе.

— О, знакомая картина! — обрадовался Фред, увидав разложенную Карту Мародеров. — Как у нас тут дела вообще? План есть или импровизируем, как обычно?

— Никакой импровизации, мистер Уизли, — осадил его Снейп. — Все четко и по расписанию.

— Ух ты! — восхитился Джордж, глядя на него. — Так, значит, это правда? Мы тут в коридорах уже наслушались сплетен, пока спускались. Вы мне ухо отрезали, между прочим! Совсем озверели в этой пожирательской своре, на своих кидаться?

— Можете мне отомстить, когда все закончится, мистер Уизли, — съязвил Снейп в ответ. — Но пока мои навыки требуются здесь, я рекомендовал бы вам повременить с местью. Что это вы принесли?

— Мантии-рикошетки, — ответил Фред, бросив счастливый взгляд на Гарри. — Мы решили, что как раз пригодится для такого дела. От мощных проклятий не спасут, но все, что прилетит по касательной, отразят.

— Сколько у вас таких?

— Почти сотня. И еще мы притащили сорок самых больших ракет из того, что входило в наши пакеты фейерверков. Ударной мощности у них никакой, но в качестве дезориентирующего средства очень подходят. Если запустить их в ряды противника, там моментально наложат в штаны. Ну, и кое-что другое захватили, по мелочи. Добавить огонька во всеобщее веселье, так сказать.

— Класс! — восхитился Поттер. — Как раз хватит, чтоб экипировать ударные отряды. Сэр, а… Felix?

Снейп сжал губы. Если бы все они придерживались первоначального плана, у них бы была дополнительная гарантия успеха, но, увы…

— Северус! — окликнул его Слагхорн, с трудом проталкивавшийся сквозь обступивших директора людей. В руках у него тоже была коробка, в которой позвякивало стекло. Добравшись, наконец, до стола, он, пыхтя от усердия, водрузил коробку поверх карты. — Я тут вот принес… не знал, успею ли… Это… надеюсь, это поможет. Я не знал, что еще можно сделать.

— Что это? — Снейп заглянул в коробку и не поверил своим глазам. Коробка была почти до верха наполнена флакончиками с сияющим золотистым снадобьем, в котором он безошибочно распознал Жидкую Удачу. Ноги сразу стали ватными.

Слагхорн? Этот трусливый тюлень, который никогда и ни за что не выступил бы с подобной инициативой? И уж тем более не ставший бы ничего варить, если бы это нельзя было продать подороже?..

— Гораций! — Минерва, очевидно, тоже узнав зелье, всплеснула руками и схватила пожилого волшебника за запястье. — Откуда у тебя это?

— Ну… я… Когда начался учебный год, я решил, что нам всем, наверное, не помешает немножко удачи, — сбивчиво забормотал нынешний Глава Слизерина. — Учитывая все то, что происходило. Я поставил его варить еще в сентябре. И вот, вчера ночью доготовил. Можете не волноваться, все строго по рецепту. Одну дозу я уже взял себе.

Снейп запустил руку в коробку и вытащил один из флакончиков. Проверил его на свет, откупорил, понюхал. Felix Felicis.

Вот и думай потом, что уже все знаешь о людях.

— Сколько здесь? — хрипло спросил он, осторожно берясь свободной рукой за край стола, ибо ноги грозили подогнуться в самый неподходящий момент.

— Сто тридцать две дозы. Каждой хватит на двенадцать часов.

Сто тридцать две. Это почти вдвое меньше, чем кипело у него в лаборатории. На всех не хватит, но всем и не нужно. Если выдать только тем, кто будет находиться в наиболее опасных точках, и тем, кого Грейнджер видела в своих снах, то этого должно быть достаточно, чтобы предотвратить самое худшее.

— Минерва, запечатай пока и забери к себе. Раздадим чуть позже, когда соберутся все. Спасибо, Гораций.

— Не стоит, не стоит, — старый зельевар, определенно смутившись, замахал руками. — Дом Слизерина тоже должен внести свой посильный вклад. Не все в нем, знаете ли, поддерживают политику нынешнего… министра.

Снейп обвел глазами стоявших вокруг него людей и впервые за много дней подумал, что все действительно может получиться.

Наивный.

Через час, когда основные моменты были обговорены и согласованы, Снейп, чувствуя себя так, словно пробежал марафон, отправился в подземелья в сопровождении Поттера и Малфоя, дабы проконтролировать перемещение слизеринцев в Тайную комнату. Ребята шли за ним, едва слышно шипя друг на друга.

— …Я же тебе сказал, Малфой — не твое дело!

— Что значит не мое? Очень даже мое! — наседал Драко. — У вас там какие-то страшные тайны, от которых зависит исход битвы, а я не могу об этом узнать?

— Не положено, мистер Малфой, — отрезал Снейп, не сбавляя скорость. — Все, что вам нужно было знать, вы уже знаете. Остальное оставьте нам. После того как проконвоируете своих одноклассников в Тайную комнату, вернитесь в Большой Зал. Вы ознакомились с техникой боевой медитации?

— Да.

— Потянете?

— Потяну.

— Сбор связистов — к шести. Если успеваем. Рука Славы при вас?

— В штабе. Заберу, как только тут разгребем.

— Перуанский Порошок?

— Там же, уже расфасован. Раздадим перед выходом.

Снейп остановился и, развернувшись, смерил оценивающим взглядом обоих парней. Какие же разные! Холеный, болезненно бледный, худощавый и высокий Малфой, который даже в этой суете ухитряется выглядеть безукоризненно, и взъерошенный Поттер, на целую голову ниже, в маггловских джинсах и толстовке. Если бы кто-нибудь сказал ему еще полгода назад, что эти двое будут сейчас вот так стоять бок о бок, по одну сторону баррикад — он расхохотался бы этому человеку в лицо. Да они ненавидели друг друга с первого дня в Хогварце. Почти так же сильно, как его самого когда-то возненавидел Джеймс Поттер с момента первой встречи.

Самый молодой Пожиратель Смерти и Мальчик-Которому-Суждено-Убить-Вольдеморта.

Сумасшедший дом какой-то.

Кстати, о Пожирателях…

— Мистер Малфой, вытяните руку. Левую.

Драко недоуменно поднял брови, но закатал рукав, обнажая Смертный знак. Поттер с отвращением уставился на мерзкий рисунок:

— А его можно как-то убрать?

— Ни один из известных мне способов не сработал, — Снейп расстегнул и закатал рукав на своей руке, открывая метку. Чего он только не пробовал, чтобы избавиться от этой пакости! После падения Вольдеморта знак выцвел и тринадцать лет был бледным, серым, нечетким пятном, в котором лишь угадывались очертания черепа и змеи, но ни снадобья, ни заклинания, ни даже нож не могли удалить его с кожи. Он приставил палочку к своей руке:

Vitam nexum.

Угольно-черный рисунок пошел рябью, потускнел и расплылся по краям. Снейп проделал то же самое со знаком на руке Малфоя:

— Теперь он не сможет вызвать вас, а вы не сможете вызвать его.

— А что, так можно было? — изумился Драко, напрягая и расслабляя мышцы предплечья. — Отец никогда не говорил…

— Это полумера. Ее хватит часов на восемь, после чего метка опять проявится и активируется.

— А те, кто заперт в подвале?

— Через защитные чары на стенах ему не пробиться.

Они подошли к массивной двери, отделявшей общие помещения слизеринских владений от неиспользуемых подземелий. У двери сидели два домовика. Увидев директора, оба подскочили и раскланялись:

— Директор, сэр, Дом Слизерин под охраной! Внутри еще эльфы, все охраняют, все следят!

— Вижу. Откройте и глядите в оба.

Один из эльфов щелкнул пальцами, в двери лязгнул засов, жалобно заскрипели петли. Снейп переступил порог, и на него обрушился шквал возмущений.

— Сэр, что за беспредел!

— Почему нас здесь заперли?

— Палочки отняли!

— Дайте хоть родителям написать!

— Поттер! — вдруг завопила Панси. — Это Поттер! Что же вы все стоите, хватайте его! Двадцать тысяч галлеонов!

— Благодарю за наблюдательность, мисс Паркинсон, — ядовито отозвался Снейп, складывая руки за спиной и выпрямляясь во весь рост. — А теперь закройте рты и слушайте меня.

Студенты, привыкшие слушаться его, хоть он уже и не был Главой Дома, разом умолкли. Но никакого понимания на их лицах Снейп не видел.

— Школа переведена в режим обороны, — сообщил он своим подопечным. — Здесь вот-вот начнется бой, так что рекомендую всем вам последовать за мистером Малфоем и мистером Поттером, которые отведут вас в безопасное место, где вы отсидитесь, пока все не закончится.

— Но почему? — взвыл кто-то. — Почему остальных эвакуировали, а нас нет?

— Да понятно все, — отозвался Забини, хмуро глядя на Драко, стоявшего за спиной Снейпа. — Раз Поттер здесь. Они переметнулись, а мы — заложники. Нам хоть будет позволено попрощаться с семьями?

— Не глупите, мистер Забини, — Снейп тяжело повел головой из стороны в сторону. — Вас никто не тронет, если будете вести себя тихо и не встревать. Как только все закончится, вас выпустят. Там, куда вы отправитесь, вам ничто не угрожает, даже если от замка останутся одни руины.

— Предатель вонючий! — хрипло выкрикнул Гойл из-за спин младшекурсников. — А мы тебе верили!

Стоявшие рядом эльфы угрожающе подняли руки, готовые впечатать непочтительного наглеца в стену. Снейп смерил его холодным взглядом:

— Уж поверьте мне, мистер Гойл, вы будете рады, что не участвовали во всем этом ни на одной из сторон. Порой очень важно соблюдать… нейтралитет. Для вашего же блага. А теперь ступайте за мистером Поттером. Эльфы проконтролируют, чтобы ни один из вас не отстал по дороге.

Поттер зло ухмыльнулся, крепче сжимая в руке палочку, крутнулся на пятках и вернулся в коридор. Драко кивнул какому-то первокласснику, тот кивнул в ответ, быстро схватил за руку соседа и двинулся к двери. Младшие, вплоть до пятого курса, выстроились друг за другом попарно, как на параде. Надо же, как выдрессировал! Видимо, не в курсе были только старшеклассники, вон Паркинсон как смотрит, в глазах бездна, шок и боль — ее обожаемый слизеринский «принц» оказался вовсе не крутым Пожирателем Смерти, а как минимум очередным прихвостнем Поттера. Обидно, ничего не скажешь. Но для всех этих детей действительно будет лучше отсидеться в норе и не участвовать в бою. Кто бы ни победил — им не причинят вреда. Не будет повода.

— Я это так не оставлю, — заявил Забини, замыкая шествие. — Я буду жаловаться!

Драко наставил на него палочку и ехидным тоном поинтересовался:

— Кому?..

Снейп проводил процессию взглядом, убедился, что эльфы конвоируют школьников по обе стороны колонны. Глянул на часы. Почти два часа дня. Эвакуация уже должна была закончиться, сейчас в школу начнут заходить орденцы. Пока Поттер отведет всю эту толпу в Тайную комнату, пройдет еще минимум час или даже два. И здесь ему пока делать нечего, Минерва и Кингсли все объяснят новоприбывшим и без него.

Он сходил в лабораторию, забрал оттуда запас снадобий, подумал было, не погасить ли огонь под недоготовленным Felix Felicis, но в последний момент все же решил не трогать. Пусть. Возможно, пригодится в будущем, если он выживет, чтобы доварить его. Затем он поднялся в свой кабинет. Портретные рамы были пусты — все обитатели, вероятно, носились по картинам в коридорах, чтобы лучше рассмотреть, что делается в замке. Дамблдора и того не было. Зато возле стола его дожидалась Хелена Равенкло.

— Вы желали видеть меня, директор?

Голос — как дым и серебро. Когда-то она была красивой женщиной, как и ее мать. Неудивительно, что даже такой, как Кровавый Барон, совершенно потерял голову. Снейп поднялся на возвышение, на котором стоял стол, и оперся бедром о край:

— Мисс Грейнджер рассказала мне о вашем разговоре. Что еще вам известно о Каслригге?

Призрачная женщина покачала головой:

— Мисс Грейнджер не услышала меня в первый раз? Я же сказала, что повторять ритуал нельзя.

— Мы слышали. Что произошло со Слизерином, когда он бросил вашу мать и ушел?

Хелена покачнулась, словно собиралась упасть, но в последний момент удержалась на ногах.

— Он не мог отгородиться от всего, что она чувствовала, — произнесла она едва слышно. — Она утратила свою силу. А когда лишилась и контакта с ним — продержалась всего сутки.

— Куда он ушел и почему?

— Он думал, что расстояние поможет. Что если он окажется далеко от нее, переберется через море и уйдет в земли, о которых только читал в книгах, то это разорвет связь или хотя бы ослабит ее, — Хелена с силой сжала руки перед собой, пряча их в складках платья. — Он чувствовал, как она умирала. И это окончательно его добило. Я следовала за ним, сколько могла. Он не хотел говорить со мной. Отказывался слушать. Они оба слишком сильно зависели друг от друга.

— Но раз активатор умер, значит, связь разорвалась? — уточнил Снейп, чувствуя, что где-то здесь кроется ответ на все вопросы. Хелена покачала головой:

— Ментальная связь между ними — да. Но привязка к лей-линии осталась. Он был привязан к ней через мою мать. И без активатора, который мог контролировать и перераспределять энергию, вся сила лей-линии хлынула в него подобно реке, прорвавшей плотину. Он сошел с ума в считанные дни, не имея возможности справиться с этой силой. Она выжигала его изнутри. Он не мог управлять ею и не мог использовать без моей матери. А потом… потом он покончил с собой. Его… нашли местные, когда от его тела уже почти ничего не осталось. Они похоронили останки в безымянной могиле. Я никогда никому не говорила, где это место. Я вернулась в Хогварц и стала призраком башни Равенкло… чтобы проследить. Чтобы никто и никогда не повторил этого.

— Вы знали, что Основатели оставили полное описание ритуала и спрятали его в апартаментах директора?

— Нет, — прошелестела она мертвым голосом. — Если бы знала, уже подослала бы кого-нибудь уничтожить его. Ритуал повторять нельзя. Никто не сможет справиться с этой силой.

— Лей-линия погасла сразу после смерти Слизерина?

— Да.

— Но почему? Как это работает?

— Я не знаю. Никто не знал, что это сработает таким образом.

— Почему ни Гриффиндор, ни Хаффлпафф не дописали свиток и не рассказали, что произошло?

— Они не могли, — прошептала Хелена. — Это было…

— …невозможно?

Она закрыла глаза, покачиваясь из стороны в сторону:

— Больно. Да они и не знали, где свиток. Моя мать, уже будучи при смерти, спрятала его сама и никому не сказала, куда. Некоторое время они пытались его найти, но замок не отзывался на запросы, и они подумали, что она, возможно, все-таки уничтожила инструкцию. Не делайте этого, директор. Ради этой девочки, которая спит сейчас в вашей спальне. Она слишком юна и неопытна. Она не выдержит.

— Кто-нибудь из Основателей владел ментальными техниками блокировки сознания? Окклуменцией? Возможно, чем-то похожим?

Она покачала головой:

— Нет. Слизерин умел читать мысли, как при легилименции. Больше ничего.

«Выходит, Дамблдор и здесь убежден, что его теории сработают. Но ведь ментальный щит нельзя держать больше восьми часов подряд. Как это осуществить на практике?»

Его собственный рекорд составлял девять часов и четыре минуты. И в результате сильнейшего ментального и психического напряжения он едва не заработал инсульт. Нет, это не выход.

— Есть еще хоть что-нибудь, что может помочь? — спросил он, наконец. Хелена снова качнула головой:

— Нет.

— Каким образом сила идет через активатора? Что при этом происходит?

— Выброс идет постоянно. Невозможно не пользоваться этой энергией. Ее нужно расходовать по мере поступления.

— То есть, каждый день необходимо использовать магию в определенном объеме? Для чего угодно?

— Да. Иначе активатор горит изнутри.

Мерлин милосердный! Похоже, это и в самом деле билет в один конец. Такие выбросы не спрячешь. И если в Отделе Тайн прознают об этом, стопроцентно придут за девчонкой. Одним богам известно, что они заставят ее делать. Волшебница, у которой не наступает магическое истощение, что бы она ни делала… Да тут впору испугаться по-настоящему.

— Но если Ровена потеряла собственную колдовскую силу, то почему не могла жить на той, которая шла через нее с лей-линии? — уточнил он, все еще не до конца понимая механизм этого явления. Что-то она недоговаривает.

— Она и держалась какое-то время, — еле слышно произнесла Хелена. — Нельзя было прерывать контакт. Они должны были касаться друг друга хотя бы раз в сутки. Как только Слизерин ушел, и физический контакт прервался…

— Почему? Как он мог уйти, если знал об этом?

— Он не знал. Никто не знал, пока это не произошло. Я не знаю, как это работает. Я не понимаю, почему так произошло, я не изучала лей-линии так, как их изучала моя мать. Он ушел, потому что решил, что разрыв контакта поможет, и они оба освободятся от этого. Но стало только хуже. Мне больше нечего сказать. И я не хочу больше говорить об этом, директор. Никогда. Не делайте этого, если вам дорога жизнь.

Хелена отвернулась и, пролетев через весь кабинет, исчезла в стене, отделявшей директорские апартаменты от коридора.

Снейп потер лицо обеими руками. Какой-то сплошной тупик со всех сторон. И понятней не стало. Скорее, наоборот. Но если Дамблдор окажется прав в своих теориях насчет Бузинной палочки… может, и эта теория сработает? Если они, конечно, найдут способ поддерживать окклументные щиты круглосуточно.

«Ага. И оба станете бездушными машинами, неспособными на какое-либо проявление эмоций. Вспомни свое состояние, когда ты держишь щит восемь часов. Ты немногим лучше зомби. Все на автопилоте».

Безжалостно затолкав все эти мысли подальше, он прошел в апартаменты и заглянул в спальню. Гермиона по-прежнему сладко спала, уютно свернувшись под одеялом. Северус сбросил мантию, расстегнул верхние пуговицы сюртука, снял сапоги и, взобравшись на кровать, подгреб девушку к себе. Зарылся лицом в ее волосы, вдохнул слабый аромат мандарина, фиалки и тростника с легкой, почти неуловимой ноткой ванили. Хороший запах. Надо будет спросить у нее, что это за духи.

Гермиона вздохнула, перевернулась лицом к нему и уцепилась пальцами за пуговицы на сюртуке:

— Ну что там?

— Школа полностью под нашим контролем.

— Что? — она мгновенно проснулась, распахнула глаза и уставилась на него с таким негодованием, что он едва не расхохотался. — Ты что, захватил школу?! Без меня?

Он погладил ее по спине и крепче прижал к себе:

— Я не собирался. Это все твои неугомонные гриффиндорские приятели.

— Как это вышло?

— Джинни Уизли вырубила Амикуса Кэрроу прямо на уроке. Остальные получили сигнал по монетам и уложили оставшихся. Слизерин в полном составе заперт в Тайной комнате, младшие ученики остальных Домов эвакуированы. Все Пожиратели — в подвале, обездвижены. На Селвина надавили, надеюсь, он примет верное решение. Было бы лучше, если бы он и хотя бы еще несколько человек сотрудничали. В школе остались только старшекурсники и Орден.

На ее лице отразился испуг. Она до боли закусила губу:

— Значит… начинаем? Когда?

— Гермиона, мы не будем задействовать Каслригг. Слишком много побочных эффектов. Мы не успели тебя подготовить. Я не могу позволить тебе…

— Мне казалось, это должно быть наше общее решение? — в голосе девушки, несмотря на страх, зазвенел металл. Гриффиндор как он есть.

— Я со своей стороны уже все решил. И теперь пытаюсь донести до тебя, что мы можем обойтись и без этого.

— Как? Сколько у нас людей?

— Гермиона…

— Сколько?

— Больше двухсот. Может, двести пятьдесят. И у нас есть Felix. Слагхорн принес. Его не хватит на всех, но для передовых отрядов — с головой. Фред и Джордж Уизли притащили защитные мантии и ракеты. Нам всего-то и нужно, что вовремя зайти в тыл тем, кого пришлет Темный Лорд, и мы можем это сделать — распылим Перуанский Порошок, после чего Малфой и Уизли проведут людей с помощью Руки Славы и делюминатора.

— Северус… А если он приведет тысячу? Две тысячи? Нас слишком мало! Нельзя так рисковать! Ты же помнишь, что я видела!

Он мог бы сказать ей, что в данный момент ему было абсолютно наплевать на всех, кто находится в замке. На всех, кроме нее. Потому что никакой Поттер, никакая Макгонагалл, и никакой Орден Феникса в полном составе никогда не заменят ее. Только не теперь, когда у него впервые за много лет появилась причина, чтобы жить. Но если бы он сказал ей это, она, скорее всего, обозвала бы его чертовым эгоистом. И, наверное, была бы права.

Гермиона уже чуть не плакала. Зажмурившись, цеплялась за воротник сюртука, судорожно сжимала плечи, путалась пальцами в волосах:

— Северус… мы не можем…

— Еще как можем.

— Ты погибнешь, если мы этого не сделаем!

— Вздор. Ему придется очень постараться, чтобы достать меня.

— Мы до сих пор не убили змею. И Гарри… Гарри ничего не знает. Мы должны сказать ему… а я не могу. Не могу! — она зарылась лицом в его шею. Ее плечи дрогнули. Снейп обнял ее обеими руками, вжимаясь в нее всем телом:

— Я скажу ему. Но тебе лучше быть рядом. Я не знаю, как он это воспримет, так что здесь как раз потребуется все твое красноречие, чтобы убедить его попробовать. Ты знаешь его лучше меня. Ты найдешь нужные слова. А потом мы войдем в медитацию — и покончим с этим.

— Северус…

— Просто не думай об этом прямо сейчас.

— Сколько у нас времени? — обреченно спросила она.

— Час. Может, два. Пока подтягиваются оставшиеся люди.

Она сглотнула. И принялась расстегивать пуговицы на его сюртуке.

— Тогда побудь со мной, — прошептала она в его приоткрытые губы. — Пожалуйста…

— Я никуда не ухожу.

Ее сбившееся дыхание. Теплая кожа под ладонями. Поцелуй, такой сладкий, словно первый в жизни.

В последний миг перед падением Снейп заглянул в ее глаза и успел подумать, что им не нужна никакая боевая медитация, чтобы слышать друг друга. А затем его захлестнуло с головой и затянуло в глубинные темные воды океана, где все прочее попросту переставало существовать.


* * *


Серьезные и собранные, они вошли в Большой Зал — Снейп впереди, Гермиона чуть позади. Зал гудел. Гермиона даже не думала, что в Ордене было так много людей. Он говорил — двести пятьдесят? Ей показалось, что здесь намного больше. Было так шумно, и все были так увлечены происходящим, что их появление даже не сразу заметили. Гарри, увидев их первым, поднялся из-за стола и направился к ним. Из-за его спины на них озадаченно глядел Малфой, на лице которого с каждой секундой отражались все стадии от изумления и недоумения до понимания. Гермиона, перехватив его взгляд, подняла брови. Он скопировал ее выражение и усмехнулся одними уголками губ: все с тобой ясно. Впрочем, как и с директором. Гермиона поспешно отстала еще на шаг, чтобы не привлекать внимание и не давать поводов для сплетен. Вот только обсуждения личной жизни и не хватало для полного счастья.

Неподалеку от Малфоя за столом покачивалась ярко-розовая шевелюра, по цвету напоминавшая жевательную резинку. Тонкс. Сияющая, не так давно родившая, с обожанием глядевшая на своего мужа. Гермиона, увидев ее, дернулась как от удара. Повела глазами по лицам и затылкам. Люпин. Фред. Лаванда Браун. Хорошо хоть Криви нет. Или здесь собрались не все?..

«Мамочки! — едва не закричала она. — Нет! Только не вы! Уходите! Уходите отсюда! Умоляю!»

Снейп, словно кожей ощутив ее панику, чуть отступил, чтобы поравняться с ней, быстро нашел ее руку в складках мантии и крепко сжал пальцы.

Спокойнее.

— Сэр, — подошедший Гарри сунул руки в карманы. — Медитация? У нас вроде все готово. Все знают, куда идти и что делать. Честно говоря, я думал, на это уйдет больше времени, но…

— Загляните в него, Поттер, — без обиняков велел ему Снейп. — Загляните и скажите мне, где он. Осторожно.

Гарри выпрямился, закрыл глаза, ровно, глубоко дыша. Минуту или две ничего не происходило. Затем его лицо исказилось, будто от боли, и застыло в выражении свирепой концентрации. Вероятно, ему пришлось ломать выставленный против него окклументный щит.

— Он в Малфой Мэнор, — чужим, безликим голосом произнес он. — Опять чем-то недоволен. Кажется, с ним Беллатрикс… Долохов… Макнейр… есть и другие, но я их не вижу.

— Прекрасно. Пойдемте со мной.

Снейп поднялся на одну ступеньку возвышения, на котором стоял стол преподавателей. Гермиона осталась стоять внизу. Кингсли, коротко глянув на него, кивнул кому-то за гриффиндорским столом. Тотчас же поднялась группа из девяти человек и выступила вперед. Следом, как по команде, встали те участники ДА, кто занимался боевой медитацией. Не говоря ни слова, они выстроились полукругом перед учительским столом, так, чтобы Снейп видел всех. Гермиона встала между Гарри и Роном. Луна, временно перепоручившая Тонкс заботу о своей заложнице, заняла место справа от Гарри. Снейп шагнул к собравшимся, вытянул руки, и те, кто оказался по краям, замкнули круг. Текст, который они повторяли за директором, эхом отдавался в древних стенах. Темнеющий потолок нагонял в зал сумерки.

Unum sumus.

В голове вспыхнула огненная сеть, но ничьего другого присутствия Гермиона в своей голове не ощущала. Видимо, Северус перехватил контроль и держал всех на расстоянии. Как ему это удается? Она просканировала каждую точку в сети. Гарри… Рон… Джордж... Кингсли… Луна… Джинни… Драко… Макгонагалл… Флитвик… Каждый посылал встречный импульс на сканирование. Как дружеский взмах руки в толпе.

Невероятное, невероятное ощущение единения, даже с теми, кого она сегодня видела впервые. Гермиона, привыкшая к одиночеству и даже смирившаяся с ним, никак не могла поверить в то, что теперь она не одна. И больше не придется холодеть от ужаса и бояться каждой тени. Каждый в этой сети был готов выйти вперед и подхватить ее, если она начнет падать. Каждый был готов поделиться с ней частью себя.

— Поттер, — позвал Снейп, — вы знаете, что делать. Всем, кто владеет окклуменцией, поставить блок. Не приближайтесь к нему.

Гарри снова закрыл глаза. Мгновение спустя его губы зазмеились в усмешке. Второе проникновение далось гораздо быстрее и легче. Учится парень. Растет.

Интересно, не будь в его голове крестража, удался бы ему такой фокус? И с какими последствиями?

— Ты ловил меня по лесам, а я все это время был здесь, — произнес он с издевкой — вполголоса, будто разговаривал сам с собой. Злой, жесткий, упрямый. Бескомпромиссный. Кто бы знал, что Поттер может быть таким? — Ты повышал награду за мою голову — и так и не сумел меня поймать. Я прикончил всех твоих прихвостней, которых ты оставил в Хогварце. Я знаю все твои тайны. Я собрал их все. Хочешь получить их назад, пока я не успел их уничтожить? Приходи, поторгуемся. Одной тебе будет недостаточно. Она не вечна. Ты не сохранишь ей жизнь навеки. Приходи. Я готов.

Его лицо на несколько секунд словно окаменело. А затем он открыл глаза, потер шрам на лбу и посмотрел на Снейпа:

— Он в панике. Сейчас проверит все свои тайники. А когда убедится, что я не соврал — придет. Выступаем.

 


Примечание к части

** Где-то над головой

Гремит далекий гром.

Началась революция,

Война, которая покончит со всеми войнами.

Dream Theater

Глава опубликована: 22.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх