↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 37_2

Люпин, увидев, куда их занесло, схватился за голову:

— Гермиона, ты что, хочешь идти в этот круг? Но там же кругом магглы! А вокруг — маггловские дома!

— Вот поэтому нужно сделать что-нибудь, чтобы их оттуда выгнать, — ответила Гермиона, отпустив Добби, который, доставив их, тут же растворился в пространстве. — Профессор?

Флитвик, оценив обстановку, поднял палочку:

— Погодные чары. Это заставит их всех разойтись по домам.

Гермиона кивнула.

Через несколько секунд на каменный круг обрушился настоящий ураган с градом. Флитвик, сконцентрировавшись, буквально «выметал» всех, кто оставался на улице. Люди с воплями бежали домой, спешно загоняли автомобили под навесы и в гаражи. В домах замигал свет, когда зашатались столбы линий электропередач. Люпин, подняв воротник плаща, взял Гермиону за плечи:

— Что ты собираешься делать? Чем это опасно?

— Вероятно, вдоль работающей лей-линии возникнут какие-то разрушения. Я не знаю точно. Вся энергия потечет отсюда прямо в замок.

— А Снейп? Как давно вы это готовили?

— Это сейчас не важно.

— Гермиона, почему ты ничего мне не сказала?

— Потому что вам все время приходилось жить среди оборотней! — чуть резче ответила она. — Мы не хотели подвергать вас дополнительному риску.

— Я не мог не заметить, что ты и он… зовете друг друга по имени.

— И что? — она повернулась и посмотрела ему в лицо. — Нарушение субординации? Да. Мораль? Нравственность? Я это уже слышала от разных людей и в разных вариациях. Еще вопросы будут? Мне сейчас некогда.

Люпин поднял руки в капитулирующем жесте:

— Молчу. Что нужно делать?

— Магглорепеллентный и звуконепроницаемый купол вокруг камней, как только зайдем.

Флитвик, тем временем покончив с изгнанием магглов, просканировал местность:

— Готово. Мисс Грейнджер, вы уверены, что это не может сделать кто-нибудь другой?

— У нас нет времени искать подходящего человека. Я изучила теорию.

Они перенеслись к каменному кругу. Гермиона решительно зашла внутрь, и Люпин сразу замкнул их в защитный купол.

— Отойдите вон к тому камню.

— А если что-то пойдет не так?

— Думаю, если что-то пойдет не так, пока мы все находимся в эпицентре — нам уже не придется о чем-либо волноваться.

Гермиона расчистила от снега небольшой пятачок в центре круга, уселась на землю, скрестив ноги, вытащила из сумочки маленькую медную чашу и смесь трав, палочкой выписала на земле круг из рун, установила чашу в центре и подожгла травы. Затем выпила Укрепляющий раствор и сделала крошечный, тщательно отмеренный глоток из флакончика с Felix Felicis.

Все тело наполняется теплом, от макушки до пяток. И страх уходит.

Я готов, — шепчет Северус в ее голове.

Из чаши тонкой струйкой поднимается серебристый дымок. Вдохнуть поглубже, упереться палочкой и свободной рукой в землю, закрыть глаза.

— Audi meam. Loquor ad te.(1)

Верхушки камней слабо засветились.

Сосредоточиться. Потянуться вниз и вдаль. Нащупать крохотную искорку в самой середине спящего камня. Никаких глупых размахиваний палочкой. Только разум. Сила воли. Воображение. И вера.

— Tua sum, аnima et corporis. Accipe me. Deditionem.(2)

Энергия поднимается откуда-то из глубин, обволакивает мягким одеялом. Она совсем не жжет. Течет по венам так же легко и естественно, как кровь, впитывается в каждую клеточку тела. Чья-то невесомая рука осторожно подталкивает между лопаток, направляет, гладит, успокаивает.

Следуй за мной, девочка.

Подцепить разгорающуюся искру. Раздуть пламя. Так легко, будто просто дышишь.

— Surgere.(3)

Что-то огромное, неповоротливое, с рокотом и ворчанием ворочающееся в глубине. Реагирует медленно, как человек, спавший беспробудным сном.

— Surgere!

Ей кажется, что из-под земли вырвалось пламя и охватило ее всю, но видимого огня нет. Лишь сияют камни, соединенные тонкой золотой нитью между собой. Выписанные на земле руны наливаются светом. А затем глубоко внутри будто что-то лопается и рвется вверх — выше, выше, выше, сквозь защитный купол, в черное зимнее небо, и расплескивается во все стороны фонтаном огненных брызг. Земля под ногами вспыхивает, от сидящей в центре девушки расходятся концентрические круги как от брошенного в воду камня.

Поставь блок, — подсказывает зелье. — Сдерживай. Не выплескивай все сразу. Понемногу.

Ограничители возникают будто из ничего. Как изоляция на электропроводе.

А теперь отпускай.

Гермиона уже не разбирает, где и что, вонзается обеими руками в землю и кричит на выдохе:

— Surgere!..

Из центра вырывается мощный столб света, пробивая купол. Флитвик и Люпин ставят все новые слои поверх, но не могут закрыть этот свет. Если кто-то из магглов смотрит в окно, то наверняка увидит его. Из каменного круга бежит широкая золотистая дорожка, тянущаяся в горы. Гермиона, глядя в пространство перед собой широко распахнутыми, немигающими глазами, видит всю территорию, по которой она проходит. Через поля и холмы, через какие-то деревушки, где взрываются трансформаторы и лампочки в домах, глубоко под горами, устраивая обвалы, по дну озера, дальше, дальше, к темной громаде древнего замка, чтобы заплести в защитный кокон каждый камень в стенах.

 

Снейп, поднявшись на площадку под самой крышей северной башни, выше класса прорицаний, зажег свет на кончике палочки, поискал нужную точку — небольшое углубление по форме руки в каменном полу, отмеченное истершимся кругом из рун, и опустился на колени. Через минуту на площадке возникла Макгонагалл в сопровождении одного из эльфов.

— Северус, ты же вроде говорил, что не собираешься…

— Планы изменились, — он прислушался к едва слышному шепоту Гермионы, эхом отдававшемуся в голове. Еще чуть-чуть.

— Что мне нужно делать?

— Просто смотреть. Если меня испепелит на месте, будет что рассказать в назидание потомкам, — съязвил он.

— Не смешно.

— Разве я смеюсь?

— Как это работает? — спросила она, тревожно следя за тем, как он вытащил из кармана нож и отвернул манжету на левой руке, чтобы не испачкать.

— Все самое сложное делается не здесь. Я просто должен дать свое согласие.

— И что произойдет потом?

— Понятия не имею.

— Разве… разве не было какого-нибудь описания? Инструкции? — встревожившись еще больше, уточнила Минерва.

— Было. Но это делалось всего один раз, причем, волшебниками, намного превосходящими меня по силе. Так что я действительно понятия не имею, что произойдет сейчас.

— Ты уверен, что нет других способов?

Он поднял на нее глаза:

— Гермиона считает, что нет.

— Гермиона?! — у Главы Гриффиндора едва не отвисла челюсть. — Гермиона знает о древних темномагических ритуалах больше тебя?!

— Почему темномагических? — нахмурился Снейп.

— Потому что ты собрался использовать кровь.

Он издал усталый смешок. Начинается.

— Минерва, я сто раз тебе говорил, что далеко не все, что у вас в учебниках заявлено как темная магия, является таковой. Да, кровь можно использовать для всякой дряни. Но ее также применяют в совершенно безвредных чарах, не мне тебе рассказывать.

— Ну, это же ты у нас тут спец по темной магии, — съехидничала она в ответ. — Даже Дамблдор никогда…

— Дамблдор? Думаешь, магия крови, которой он обвязал Поттера еще с рождения, по природе другая?

— Но ведь это же была защита!

— Но раз ты считаешь, что любая магия крови — темная, значит, и это было темным.

— Ладно-ладно, твоя взяла, — отмахнулась она. — Магия крови может быть безвредной, хорошо. Что произойдет здесь, в замке, как только ты это сделаешь?

— Думаю, он будет слушаться меня еще лучше. Или перестанет слушаться вообще и перейдет в автономный режим. Говорю же тебе — не знаю.

— На тебя это совершенно не похоже, Северус. Ты всегда все просчитываешь наперед.

— Я и здесь просчитал все, что можно было. Но последствия ритуала было трудно предсказать, поскольку я и Гермиона — не Салазар и Ровена.

— Вы оба сошли с ума, — заявила Минерва, отступая к стене и наколдовывая светильник, чтобы не держать палочку все время зажженной. — Как ты вообще мог позволить ей подобное?

— Ты знаешь эту девочку уже семь лет, Минерва. Ты хоть раз сумела ей что-нибудь запретить так, чтобы она послушала?

— Ну, она, в общем-то, довольно покладистая. Это с Поттером совладать было трудно. Темперамент. Вылитая Лили.

Снейп вздрогнул, будто ему за шиворот вылили ковш холодной воды. Он хотел ответить, но тут услыхал, как Гермиона выкрикнула последнее заклинание, полоснул по ладони ножом и с силой впечатал ее в углубление в камне:

Anima et corporis, deditionem. Assentior.(4)

Камень под его ладонью загорелся. Ему показалось, что башню охватил огонь. Ослепляющий свет. Жар.

А затем ему в грудь будто всадили раскаленное копье.

Он не слышал криков Минервы. Не слышал потрескивания статических разрядов, охвативших его тело. Не чувствовал ни единого заклинания, которым Макгонагалл пыталась оградить его от лившейся в него чужой энергии. В голове — белое сияние и ни единой мысли.

Северус!..

Боль ушла так же резко, как и началась. Он моргнул, пытаясь понять, что же изменилось. Руки-ноги на месте, голова цела, саднит порез на ладони. И все.

Прочь от ограды! — завопил Кингсли. — С дороги, с дороги!..

Снейпу даже думать ни о чем не пришлось. Все случилось само собой. Не отрывая руку от каменного пола, он послал мысленный импульс на крик — и услышал, как снаружи что-то громыхнуло.

Хре-на-се-бе! — это, кажется, Рон Уизли. — Вы это видели? Кто это сделал?

Минерва метнулась к одному, другому, третьему узкому окошку. Снаружи сквозь бойницы и щели лился слабый свет.

— Северус! — выдохнула она. — Ты только посмотри на это!

Снейп оттолкнулся от пола, ожидая, что ноги не выдержат веса и подогнутся, но никакого дискомфорта не испытал. Подойдя к окну, возле которого стояла Минерва, он выглянул наружу — и замер, потрясенный.

Вдоль ограды вокруг замка колыхалась прозрачная светлая завеса, уходившая высоко вверх, насколько хватало взгляда. На всей территории было светло, хотя ни одного источника света Снейп не видел. В одном месте ограда была проломлена, и по обе стороны лежала будто рассеченная надвое туша гиганта, опутанная сетью электрических разрядов. Один его собрат неуклюже топтался внутри периметра, второй остался снаружи. Гм. Похоже, это сработало как электрошок. И удар был смертелен. Снейп, ухмыляясь, уперся обеими руками в стену по обе стороны окна. Заграждение исчезло. Вокруг стало значительно темнее. Лежавший на земле гигант не шевелился. Тот, что оказался внутри, издал утробный рык и, то и дело спотыкаясь, двинулся к замку.

— Стоять! — долетел откуда-то издалека отчаянный вопль. — Стоять, тупоголовая скотина, стоять!..

Второй гигант уже занес ногу, чтобы перешагнуть через остатки ограды. А в следующую секунду взвыл от боли, получив мощный энергетический удар, и завалился на спину под восторженное улюлюканье защитников.

— Обалдеть! — орал Поттер. — Профессор Снейп, а вы можете убрать того, второго?

Северус, — прошелестел голос Гермионы — тихо, мягко, ненавязчиво, будто его собственная мысль. — Нам надо аппарировать обратно. Можешь снять антиаппарационный барьер на минутку?

Нет, таких чар и подобного опыта не было, вероятно, ни у кого из обитателей директорского кабинета. Ему достаточно было лишь сконцентрироваться на нужном отрезке — и все происходило само по себе. Несколько мгновений спустя на площадке материализовались Гермиона, Флитвик и Люпин. Волк выглядел перепуганным донельзя. Флитвик, кажется, пребывал в состоянии благоговейного ужаса. И больше всего Снейпа поразило то, что именно с этим выражением он смотрел на Гермиону.

Магглорожденная девчонка без роду без племени, говорите?

Гермиона вся будто светилась изнутри, хотя никто другой этого, похоже, не замечал.

Что ты чувствуешь? — спросила она. — Я не пойму — это еще медитация или уже нет?

Я не знаю, — он улыбнулся одними уголками губ. — Ощущения странные. Но, кажется, я могу к этому привыкнуть. Ты держишь блок? Что там произошло, в круге?

Потом расскажу. Мне почти ничего не нужно делать — я только контролирую поток. Это так интересно!

Макгонагалл, Флитвик и Люпин смотрели на них, обеспокоенно хмурясь.

— Мисс Грейнджер, — заговорила Минерва первой, — как вы себя чувствуете?

— Вообще-то, очень хорошо, — призналась девушка, слегка улыбаясь. — Где все?

Связные, доложить обстановку! — распорядился Снейп. Люпин раздраженно закатил глаза:

— Я вас всех ненавижу. Почему нельзя было рассказать мне о боевой медитации заранее? Я мог бы потренироваться! А теперь я как будто в палате для умалишенных в Мунго, где все молчат, но у каждого в голове — свой собственный концерт!

Гермиона неожиданно тепло улыбнулась оборотню, дотронулась до его руки и принялась шепотом пересказывать ему то, что слышала.

Те, что шли из Хогсмида, уже не придут, — отчитался Джордж радостно. — Если посмотрите в ту сторону, то, вероятно, увидите очень красивый фейерверк. Гарри, тебе видно? Мы специально для тебя старались!

Вижу, — осклабился Поттер, и Снейп, слегка прикрыв глаза, чтобы лучше сосредоточиться, увидел неясные всполохи на дороге, слепо метавшихся из стороны в сторону людей и огромного огненного дракона, реявшего над всей этой суматохой.

Что вы с ними сделали? — уточнил он.

Взорвали по три светозвуковых заряда с каждой стороны дороги. Слух и зрение к ним вернутся только через несколько часов, ни дезаппарировать, ни устранить эффекты они не смогут. А дракон… это так, чтоб знали, с кем связались.

Дракон, паривший над дорогой, закашлялся в глуховатом смехе, плюясь искрами сквозь зубы, и взорвался, оставив после себя огромную букву W, зависшую в пространстве. Флитвик, наблюдавший эту картину в одно из окошек, расхохотался и хлопнул себя по бокам:

— Эти парни своей смертью не умрут!

Сэр, кентавры поговорили с Фиренце и присоединились к отряду, стоящему возле леса, — доложила Луна. — Они сказали, что кто-то проник в логово акромантулов, что-то там распылил и гонит их сюда.

Только акромантулов здесь и не хватало.

Я сейчас закрою территорию с той стороны. Пусть Хагрид и кентавры отойдут ближе к замку. Там есть кому передать?

— Я передам, — отозвался Кингсли. — Я поблизости.

— Рональд Уизли?

— Стоим у ворот. Они приближаются. Эта ваша новая ограда может их как-нибудь располовинить? Если вы пропустите часть внутрь и отсечете остальных, мы их уложим.

— Не подходите близко, не то и вас зацепит, — предупредил Снейп. Минерва, оторвавшись от созерцания внешнего двора, посмотрела на него блестящими глазами. Оказывается, даже дама ее возраста способна испытывать поистине детский восторг, когда видит невиданную доселе магию. Снейп и сам чувствовал себя так, словно напился Эликсира Эйфории. Надо осторожнее. Он до сих пор не ощущал границ. Не чувствовал, где пределы того, что он может сделать. Для чего они составляли какой-то план и собирали людей, если он вполне может расправиться со всеми самостоятельно?

С холма прилетел сильнейший залп из нескольких десятков палочек. Заклинания разбились о заграждение, высекая снопы искр.

Без паники! — выкрикнул Кингсли. — Это только проверка! Оставаться на местах!

Гермиона, абсолютно спокойная и, кажется, невозможно счастливая, встала рядом с ним:

— Все хорошо, Северус. У нас все хорошо.


* * *


Рон и Драко, затаившиеся сразу за воротами, напряженно следили за толпой, двигавшейся с холма вниз.

— Никакой организации, — сокрушенно покачал головой Малфой, поудобней перехватывая Руку Славы. — Смотри, валят как попало. Набрали какой-то сброд…

— Ты кого-нибудь знаешь?

— Нет. Во всяком случае, в первых рядах никого из ближних кругов нет. Как только их отрежет, распыляем порошок. Все готовы?

Смешанный отряд Гриффиндора и Хаффлпаффа, залегший за соседними сугробами на расстоянии вытянутой руки друг от друга, зажал в кулаках по дозе порошка, держа палочки наизготовку.

Мимо катится поток людей, с хрустом утаптывающих снег. Кто-то бурчит себе под нос, нелицеприятно высказываясь в адрес «того козла, который отправил нас драться с сопливыми школярами». Драко кривится.

«Сопливые школяры? Я тебе покажу… школяров, сволочь поганая».

За спинами первых нескольких десятков в воздухе как по мановению руки возникает барьер, калеча тех, кто оказался четко на линии. Среди проникших внутрь начинается паника. Вокруг становится так темно, будто на эту часть территории опустили глухой светонепроницаемый купол.

Студенты, держась друг за друга, шаг в шаг идут за Малфоем. Сморщенная лапа неизвестного науке чудовища сжимает свечу — единственное, что указывает путь. То тут, то там кто-нибудь из цепочки натыкается на мечущихся в темноте людей. Короткие вспышки заклятий. У самого барьера светло — с другой стороны в него бьют проклятия и рикошетом отскакивают к тем, кто их выпустил. Драко и Рон быстро выводят остальных из зоны действия порошка. Алые лучи летят в темноту практически беспрерывной очередью залпов, расчерчивая пространство густой сетью.

— Есть, — докладывает Финниган, проверивший темную зону заклинанием обнаружения. — Всех уложили.

— Надо же, — презрительно тянет сквозь зубы Дин Томас, — а еще говорили, что магглорожденные портят чистоту крови и генофонд. Полюбуйтесь только на этих…

И сплевывает в снег.

Дальше — монотонная и даже немного скучная работа. Собрать все палочки, накрыть этот участок еще несколькими обездвиживающими заклинаниями, наколдовать теперь уже реальную сеть, сложить штабелями, зафиксировать. И разогнать остатки порошка.

Драко повернулся к барьеру. Нагло, самодовольно ухмыльнулся прямо в скалившиеся с той стороны рожи, выкрикивавшие проклятия и оскорбления.

— Минус двадцать семь, — сообщил он им сквозь заграждение. — Кто еще хочет поиграть? Не стесняйтесь, господа.

И последним шагнул в открытый с помощью делюминатора портал, перенесший всю команду на пару тысяч футов вдоль заграждения, где их ждал еще один отряд с Поттером во главе.

— Черт, а? — Рон, деактивировав делюминатор, сунул его в нагрудный карман. — Готовились-готовились… Тряслись… А тут дел-то на пять минут! Профессор Снейп, давайте еще! Сейчас они расползутся вдоль ограды искать брешь, тут мы их тепленькими и возьмем!


* * *


Полчаса спустя Гермиона, порядком подуставшая от непрестанных переговоров в голове и радостных воплей после каждого удачного захвата, вдруг повернулась к Снейпу:

— Почему здесь только пушечное мясо?

— Что? — он отвлекся от своего увлекательного занятия — по его приказу из теплиц Спраут выползли Сети Дьявола и, спеленав последнего гиганта, медленно и печально затягивали его под землю. — Что ты имеешь в виду?

— Где Беллатрикс? Малфои? Долохов? Макнейр? Розье? Фенрир? Где сам Вольдеморт, в конце концов?

Снейп, сдвинув брови, прислушался к тому, что происходило снаружи. Просканировал территорию вокруг замка.

Внешний заградительный барьер отгораживал последние жалкие кучки егерей. Со стороны Запретного леса вдоль периметра валялись гигантские пауки, которых тут же на месте жрали их сородичи, лезли вперед, натыкались на защиту и дохли. Изнутри за этим наблюдали кентавры. Вот хижина Хагрида и сам Хагрид с арбалетом на плече. Рядом топчется неотесанная громадина, которую он именует братом. Дальше вдоль заграждения — несколько трупов, неосторожно оказавшихся на линии активировавшейся защиты, и еще несколько, убитых рикошетом. Вот накрытые сетями и связанные пленники — куда их девать, тот еще вопрос. Два, три, пять отрядов, следивших за оставшимися в живых горе-захватчиками. Трое Уизли о чем-то беззвучно переговариваются с Малфоем — поставили блок, чтобы не мешать остальным.

И больше никого.

Где-то на задворках сознания тревожно звякнул крохотный звоночек.

Поттер, где он? Вы его видите?

Последовала длительная пауза. Гермиона ждала, напряженно покусывая губы.

Я не могу пробиться, — ответил Гарри, и Гермиона услышала первые нотки тревоги. — Это не окклуменция! Я его просто не вижу!

— Как это? Что это значит, Поттер? На что это похоже?

— Как будто он… под какой-то защитой. Я не могу сказать точнее. Я не могу пробиться! Это не ментальный блок, это что-то снаружи!

— Такого просто не может быть, — Снейп еще раз просканировал территорию и замок. Ярче всего ощущалось подземелье и Тайная комната — запертые там слизеринцы бесились от злости. Довольно много народу в Большом Зале. Эльфы, сновавшие по коридорам и перемещавшие наблюдателей туда-сюда.

И больше ничего.

Кто-нибудь остался в Выручай-комнате? В «Башке борова»?

— В «Башке» Аберфорт и трое оборотней из обращенных, — отозвался Кингсли. — Проход заблокировали сразу после того, как сюда поднялись последние из наших людей. Оттуда никто не пройдет.

Гарри вдруг сдавленно охнул:

— Выручай-комната!

— Поттер, вам же только что доложили, проход заблокирован.

— Не тот проход! — заорал Гарри. — Исчезающий шкаф! Он все еще там! И он рабочий!..

Гермиона прижала руки ко рту, в ужасе глядя на Снейпа.

Забыли. Напрочь забыли.

— Драко! — чуть ли не рыкнул тот. — Куда переместили Исчезающий шкаф из «Борджин и Беркс»?

— Никуда, насколько я знаю… Вы что, думаете…

— Всем связным! Отправляйте на верхние этажи эльфов, забирайте оттуда людей! Немедленно!

— Джин! — взвизгнул Гарри. — Где ты?

— Мы на четвертом, возле лестниц, — ответила младшая Уизли. — Уже спускаемся.

— Кто еще внутри? Бегом в Зал, посмотрите по Карте!

Гермиона вцепилась в его руку:

— Думаешь, поэтому Гарри его не видит?

— Я не знаю. Но я тоже не вижу ни саму комнату, ни того, что в ней происходит. Я же говорил, она находится в другом измерении, из замка в нее только вход. Драконово дерьмо! — он запахнул плащ на груди, проверил палочку в рукаве и взобрался на узкий подоконник. Гермиона испуганно дернулась следом:

— Стой! Ты куда? Можно же позвать эльфа!

— У эльфов есть срочное дело. Так быстрее. Сиди здесь!

И сиганул вниз.

Какое упоительное ощущение! Он уже забыл, насколько это может быть приятно — вероятно, потому, что никогда не делал этого для удовольствия. Когда падаешь с огромной высоты, и энергия падения трансформируется в энергию полета — никто из Пожирателей так и не научился этому. Никто, кроме него. Вольдеморт был безжалостен к нему в преподавании этого особого искусства, но в конечном итоге оно того стоило. И пьянило так, что впору напрочь потерять голову и…

Действительно вообразить себя властелином мира.

Облетев часть замка, Снейп вскрыл одно из окон в коридоре седьмого этажа и ввалился внутрь. Просканировал коридоры, тянувшиеся от стены, где находился вход в Выручай-комнату. Пусто. Немного успокоившись, он добрался до входа…

…и увидел, что дверь комнаты распахнута настежь, а горы хлама внутри дымятся.

Тревожный звоночек в затылке перешел в рев пожарной сирены.

Где?..

Кто?..

За спиной послышался негромкий смешок. Такой знакомый, грудной и соблазнительный. О, старшая из сестер Блэк умела смеяться так, что все мужчины, слышавшие этот смех, валились к ее ногам. Но это было давно. И Снейп приобрел иммунитет к чарам этой ведьмы еще в Первой войне.

— Белла? — он постарался придать своему голосу как можно больше изумления. — Что ты здесь делаешь?

— Он еще спрашивает!

Северус! — ахнула Гермиона, но он мгновенно поднял щит, чтобы она не видела и не слышала его. Беллатрикс выступила из темноты, кокетливо постукивая палочкой по подбородку. И на лице, и на руках у нее виднелись следы недавнего наказания.

— Так вот, значит, кто здесь подстрекал этих гаденышей к бунту. Я говорила… Говорила повелителю, что ты предатель, Снейп. Что тебе нельзя верить. Что ты давно переметнулся. Но он так доверял тебе. Так радовался всей той бурде, которую ты для него варил. О-о-о, Северус так гениален, он варит мне такие дивные средства, — проворковала она, имитируя голос Вольдеморта. — Мразь! Подстилка магглофилов!

— Где же он? — удерживая на лице холодную брезгливую маску, вопросил Снейп, крепче сжимая палочку. Белла издала очередной смешок, в котором отчетливо слышалось предвкушение какого-то особого, изысканного развлечения:

— Когда он понял, что этот паршивый грязнокровый щенок может взламывать его защиту и проникать в нему в голову… он принял меры. Теперь ему ничто не помешает. Повелитель найдет его и исполнит пророчество, наконец. А я… займу место, положенное мне по праву и по крови, когда принесу ему твою голову. Давно пора.

— Сколько пафоса, — скривился Снейп. — Только ты не учла одну небольшую деталь. Я на своей территории. И этот замок слушается меня.

Белла вскинула палочку. Снейп отреагировал. Коридор будто разросся вширь и ввысь, когда его осветили всполохи заклятий. Никаких разоружающих. Никаких Сногсшибателей. Этот бой — насмерть.

Кончики пальцев налились теплом, когда в него хлынула энергия. Снейп усмехнулся сам себе. Нашли способ пробраться в замок, минуя все заграждения снаружи? Пускай! Им здесь никогда не победить. Каждое движение, каждое заклинание дается так легко, словно он родился с этим. Увернуться. Еще раз. И еще раз. Шаг назад. Пустить еще один зеленый луч. Белла, безусловно, достойный противник. Она уворачивается от его проклятий так же легко. Она меньше, тоньше, и такая же проворная. Не бой, а сущее наслаждение. Как же давно Снейп мечтал вызвать на дуэль эту суку и заставить ее замолчать раз и навсегда! Сбить с нее эту спесь высокородной чистокровки, да так, чтобы очередное оскорбление застряло у нее в глотке! Сейчас он даже не думает о том, что все его боевые заклинания подпитываются многолетней ненавистью, подкрепленной неистовым желанием отомстить за то, что она сделала с Гермионой в Малфой Мэнор. Хогварц на его стороне. Весь мир сейчас на его стороне.

Отклониться. Увернуться. Нащупать брешь в обороне. Проще простого. Даже жаль — этот танец почти нравится ему.

Sectumsempra!..

Заклятие бьет ее в грудь, вспарывает мантию и кожаный корсет. Белла замирает на мгновение, а затем разражается диким, безудержным хохотом, захлебываясь кровью. Похоже, непрерывное пребывание в компании Вольдеморта последние несколько часов совсем ее доконало. Снейпу даже не нужна палочка, чтобы закончить. Гермиона, ослабив блоки, непрерывно льет в него энергию. Он взмахивает рукой, цепляет незаметные обычному глазу энергетические потоки, сплетает их в причудливый узор, резко дергает. Хрустят сломанные ребра. Белла задыхается на вдохе и падает на пол. Окровавленные губы на ее абсолютно белом лице, обрамленном буйными черными завитками, выглядят почти красиво.

Остальное — дело техники.

«Ну, и кто кому чью голову принесет?..»

Снейп стоит над ней, медленно, глубоко дыша. Он и не представлял, что убийство может доставлять удовольствие. Убивать Дамблдора было мучением. Когда ему приказали ликвидировать Петтигрю, он думал, что обрадуется этому, но… Радоваться не получалось. Доламывать то, что и так уже было сломано, оказалось неимоверно угнетающим занятием. А здесь… О, здесь — совсем другой случай.

Десять.

Нет.

Нет-нет-нет. Нет!

Девять.

Северус! — вопль Гермионы пробивается сквозь его щиты. — Ответь мне!

Глупая девчонка.

Восемь.

Черт возьми, он начисто забыл о своей проблеме!

Надо немедленно убраться из замка. Или, наоборот, добраться до Гермионы. Она сможет…

Семь.

Он крутнулся на каблуках, намереваясь вылезти в ближайшее окно и долететь до северной башни. Запоздало заметил, что носки сапог забрызганы кровью.

Заклинание стазиса ударило его прямо между лопаток. Падая на каменный пол лицом вниз и не имея ни малейшей возможности смягчить падение, он еще успел подумать, что жизнь все-таки несправедлива.

Кто-то грубо поддел его ногой под ребра и перевернул на спину. В поле угасающего зрения вплыли смазанные лица. Одно из них было наполовину скрыто свалявшимися светлыми волосами.

— А тебя уже заждались, между прочим, — сказал ему Люциус. Его голос снова звучал почти так же твердо и язвительно, как в лучшие времена. Похоже, ему выдали временное помилование. И Снейп даже догадывался, зачем и почему.

— Темный Лорд долго звал тебя через Смертный знак. Пока не понял, что ты и не собираешься приходить.

Малфой-старший наклонился к нему и сунул в карман сюртука какой-то маленький круглый предмет:

— Вот так. Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь пришел на наш праздник… без приглашения. Теперь можешь трепыхаться сколько угодно. Тебя никто не найдет, не увидит и не услышит. Ни одним из всех тех способов, которыми вы тут общаетесь между собой. Так что отдыхай пока.

Взмах палочки. Красный луч бьет прямо в грудь.

Щиты в голове захлопываются с почти реальным лязганьем. Будто падает тяжелая железная переборка, отрезая его от всех и вся. Стазис, оказывается, тоже останавливает приступ. Точнее… замораживает.

Похоже, он зря не выпил Felix.

 


Примечание к части:

Латынь у меня на троечку, 20 лет ею не занималась, так что если кто-то может поправить, напишите в комментах, пожалуйста.

(1) Услышь меня. Я обращаюсь к тебе.

(2) Я твоя, душой/разумом и телом. Прими меня. Я отдаю себя.

(3) Проснись.

(4) Душой/разумом и телом, я отдаю себя. Согласен.

Глава опубликована: 23.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх