↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 7_1. В новом свете

You're fighting an endless war

Hunting a miracle

And when you reach out for the stars

They just cut you down

Within Temptation**

 

В атриуме министерства магии было многолюдно, и Гермиона, до этого бывавшая здесь лишь один раз, когда здание практически пустовало, поначалу растерялась. Возле каминов толпились люди, шуршали носившиеся над головами служебные записки, а от многоцветья министерских униформ рябило в глазах. Гермиона огляделась, ища стол охраны, где ей полагалось зарегистрировать палочку, прежде чем подниматься в следственный отдел аврората, и с облегчением увидела, что у стола ее ждет Тонкс.

— Привет, Гермиона, — поздоровалась она, сканируя глазами атриум. Гермиона, передав палочку охраннику для проверки, вытянула шею, глядя в сторону каминов:

— Что это там?

— Малфой-старший пришел сдаваться, — фыркнула Тонкс, неприязненно буравя взглядом чью-то спину. Гермиона заметила вспышки фотоаппаратов и удивленно моргнула:

— А выглядит так, будто он раздает им автографы.

— Кто-то уведомил редакцию «Пророка», что он заявится сегодня, вот они и набежали. Официальное заявление Кингсли никого не удовлетворило — все ждали какой-нибудь сенсации и ужасов, но Гарри комментариев не дает, все непосредственные участники битвы, кто видел смерть Вольдеморта, прячутся в Хогварце, так что Малфой для журналистов, можно сказать, лакомая добыча. Все же знают, что он Пожиратель Смерти, и что Вольдеморт устроил базу именно в его доме. Эй, ну что вы там так долго возитесь? — обратилась она к охраннику, проводившему какие-то манипуляции над палочкой Гермионы.

— Обновленная процедура проверки, — буркнул тот, вставляя палочку в непонятное устройство, напомнившее Гермионе маггловскую точилку для карандашей, только гораздо больше. Устройство заскрежетало, затряслось и выплюнуло длинную полоску пергамента, испещренную какими-то значками. Охранник быстро убрал ее куда-то под стол и наконец-то вернул палочку Гермионе. В этот момент люди, осаждавшие крайний камин, расступились. Люциус Малфой, белый как полотно, похудевший, осунувшийся, но безукоризненно одетый, вскинул голову, видимо, в попытке принять более представительный вид, но по его лицу было заметно, что он встревожен и напуган. Встретившись взглядом с Гермионой, он чуть прищурился, на скулах заиграли желваки, но он быстро овладел собой и, отвернувшись, последовал к лифтам в окружении четырех сотрудников отдела магического правопорядка.

— Вот бы его засунули обратно в Азкабан, — мечтательно протянула Тонкс, прикрыв глаза. — Скользкий гад, там ему самое место. Ты готова? Надеюсь, они не задержат тебя надолго.

Гермиона бы предпочла не приходить сюда вовсе. Ее слегка потряхивало с самого утра, и ей очень хотелось сбежать в Мунго и спрятаться в палате Северуса, но она знала, что это не поможет. Тонкс проводила ее на второй этаж. В одном из кабинетов ее уже ждали несколько человек, которых она раньше не видела, и Кингсли. Тонкс, очевидно, выполнив порученное, тут же удалилась. Гермиона осмотрелась. Стены кабинета были завешаны картами, колдографиями, вырезками из газет и какими-то таблицами. Несколько столов, в хаотичном порядке расставленных по кабинету, были завалены свитками и папками с документами. На одной из стен Гермиона увидела собственное фото, явно взятое из «Ведьмополитена» — из той самой статьи Риты Скитер, в которой журналистка назвала девушку едва ли не шлюхой. Рядом висели фотографии Гарри и Рона, а чуть дальше — план Хогварца, весь истыканный флажками.

— Присаживайся, — кивнул ей Шеклболт и уселся за один из столов. Гермиона села напротив него. За этим же столом расположились двое волшебников в форменных робах песочного цвета, а чуть поодаль — еще один, в темно-синей униформе, которая была девушке незнакома. У всех троих в руках были пергаменты с записями, а на столе уже стояло наизготовку самопишущее перо для ведения протокола.

— Не бойся, — ободряюще улыбнулся ей Кингсли. — Тебя ни в чем не обвиняют, это просто формальная беседа. Гавейн Робардс, начальник аврората, — он указал на невысокого, крепко сложенного волшебника в песочной форме. — Льюис Гленаван, дознаватель, — второй мужчина, худощавый, с гладко зачесанными назад длинными русыми волосами, слегка кивнул в знак приветствия. — И Беннет Маккирби, Отдел Тайн.

Гермиона ощутила, как по затылку и спине побежали ледяные мурашки.

«Сидеть, — раздался в голове голос Северуса, когда она едва не дернулась со стула. — Спокойно. Слушай внимательно. И не вздумай гримасничать».

«Ну так не мешай мне, — огрызнулась Гермиона, изо всех сил стараясь сохранять бесстрастное лицо. — Ты что, слышишь то же, что и я? А почему я об этом не знала?»

«Я не слышу. Только чувствую. Но ты слишком громко думаешь. Сосредоточься».

Мужчина в темно-синей робе, Маккирби, сверлил Гермиону неотрывным, немигающим взглядом, и ей на долю секунды показалось, что он тоже все слышал, но она тут же отмахнулась от этой мысли. Что за ерунда, в самом деле. Вряд ли среди собравшихся есть такие же сильные легилименторы, как Вольдеморт или Дамблдор, а без заклинания им к ней в голову не влезть. С виду невыразимец был самым обыкновенным волшебником средних лет, с сухим, обветренным лицом, как будто он много времени проводил под открытым небом. Короткая стрижка, средний рост. Ничего особенного.

Но под взглядом его стальных серых глаз у нее тряслись поджилки.

Гермиона села ровнее, сложила руки на коленях и уставилась на затрепетавшее над чистым листом пергамента самопишущее перо. Надо успокоиться. Ничего страшного. Дознаватель легонько ткнул в него палочкой и посмотрел на девушку:

— Ваше полное имя?

— Гермиона Джин Грейнджер.

— Дата рождения?

— Девятнадцатое сентября тысяча девятьсот семьдесят девятого года.

— Кровный статус?

— Магглорожденная.

— Место жительства?

— Хогварц.

— А родительский дом?

— Я там не живу.

— Где сейчас ваши родители?

— Уехали из страны.

— Куда?

— Я не знаю. Я хотела вывести их из-под возможного удара. Мне безопасней было не знать, где они.

Дознаватель хмыкнул и заглянул в лежавшие перед ним документы:

— Летом прошлого года в доме ваших родителей был зафиксирован мощный магический выброс. Вы единственная волшебница в том районе, но поскольку вы были уже совершеннолетней на тот момент, надзор за вами был снят, а в вашем досье была сделана отметка, что вы имеете право колдовать дома, так как ваши родители-магглы знают о нашем мире. Тем не менее, сразу после этого ваши родители исчезли, а вы покинули дом и с тех пор туда не возвращались. Какое заклинание вы выполнили?

Гермиона посмотрела на Кингсли. Он чуть прищурился и коротко кивнул.

— Я наложила на родителей Obliviate и стерла все воспоминания обо мне, чтобы защитить их от Пожирателей Смерти. Предполагалось, что они уедут из страны, а после войны я разыщу их и сниму заклятие.

— Мисс Грейнджер, это была ваша первая попытка выполнить такие чары?

— Да.

— И вы осознавали, что идете на риск? Эти заклинания чрезвычайно трудно обратить, особенно если не просто стереть воспоминания, но и заменить их новыми.

— Я… Я знала, что это рискованно. Но я хотела их защитить, по всей стране гибли магглы, и я...

— Ваши родители помнили, кто они?

— Нет. Я… вынудила их сменить имена.

— То есть, вложили им новые личности.

— Э-э… Да.

— Где вы учились этим ментальным техникам, мисс Грейнджер?

— Я изучала их по книгам.

— То есть, вы наложили на ваших родителей заклинание, которое раньше ни разу не пробовали, без надлежащего контроля со стороны более опытного мага?

Гермиона, растерявшись, посмотрела на Кингсли. Пока что ситуация не соответствовала тому, что он сказал ей перед допросом. Дознаватель говорил с ней таким тоном, словно перед ним сидела преступница. Шеклболт поморщился и откинулся на спинку стула:

— Все это к делу не относится. Шла война, семье угрожала смертельная опасность. Согласно статье 124 Положения о смешанных семьях волшебник имеет право принимать экстренные меры для защиты родственников-магглов и накладывать на них чары даже против их воли, если имеется непосредственная угроза их жизни.

— Едва ли подобный поступок можно назвать этичным, — возразил Гленаван. — Она выслала родителей-магглов из страны против их воли, модифицировала память, не предупредила…

— Здесь не комиссия по этике. Шла война, — с нажимом повторил Кингсли. — Не мне вам объяснять, как трактуются законы в военное время.

— Это тянет на непрощенку, Кингсли. Учитывая обстоятельства, такая модификация памяти приравнивается к Imperio.

Гермиона похолодела.

Imperio? Они что, серьезно?!.

Она как-то даже не задумывалась об этом, когда перебирала возможные способы защиты. Но если проанализировать выполненные ею чары, причем, примененные к родителям-магглам, без их ведома и желания…

В голове зашумело. Сердце тяжело колотилось о ребра.

«Почему я об этом не подумала? Но ведь они никогда не согласились бы уехать добровольно. Они не оставили бы меня. И Вольдеморт нашел бы их и убил… или что похуже…»

Шеклболт задумчиво побарабанил пальцами по столешнице. Затем потер подбородок:

— Я все же считаю, что это статья 124. Она спасала жизнь своим родителям. Впрочем, можем созвать комиссию и разобрать этот вопрос более подробно. Когда закончим с более насущными проблемами. Продолжайте.

Гленаван с недовольным видом черкнул что-то на лежавшем перед ним листе пергамента, проверил летавшее над протоколом перо и вернулся к списку вопросов:

— Где вы были в ночь битвы за Хогварц, мисс Грейнджер?

— В замке, с остальными.

— Вы выходили за периметр защитных чар замка во время боя?

— Один раз, в Воющую Хижину. Мы искали директора Снейпа.

— Откуда вам стало известно, что он находится в Воющей Хижине?

— Я точно не помню. Кажется, кто-то из Пожирателей сказал, что он может быть там, а мы услышали.

— После того, как Северуса Снейпа отправили в госпиталь, вы вернулись в замок?

— Да. С Гарри и Роном.

— И сразу после этого наткнулись на группу Пожирателей Смерти, которые пытались взломать двери Большого Зала?

— Э-э… Их вроде бы уже обезвредили, когда мы туда пришли.

— Кто руководил группой учащихся, которые обезвредили нападавших?

— Драко Малфой.

— Среди нападавших был Люциус Малфой?

— Я его не видела. Когда мы пришли, домовые эльфы уже вывели из замка выживших. Я видела только… чьи-то останки. Кто не успел убежать, когда активировалась оборонная система.

— Вам что-нибудь было известно об этой системе до той ночи?

— Я что-то о ней читала. Ее установили Основатели Хогварца и завязали на директора.

— Очевидцы утверждают, что система активировалась после того, как оборотень Фенрир Сивый напал на одну из учениц и ранил ее.

— Мне тоже так сказали. Я не видела этого своими глазами.

— Но считаете, что так и было?

— Конечно, — Гермиона удивленно посмотрела на дознавателя. — Мне сказал Гарри. Драко и Рон тоже там были. Не вижу причин им не верить.

— Где были вы в тот момент?

— Кажется, в одной из башен замка.

— Вам кажется? То есть, вы не помните? В какой именно башне?

«Нельзя говорить им про северную башню. Пусть они и не могут пока туда попасть, но если они найдут на полу точку активации…»

— В… южной, — пробормотала она, нахмурившись, словно пытаясь вспомнить. — Да, в южной.

— Почему вы и ваши друзья разделились?

— Гарри и Рон были в ударных группах, которые работали на территории вдоль защитного периметра. Из меня боец не очень. Я бы там только мешала.

Дознаватель бросил косой взгляд на невыразимца, стоявшего чуть в стороне, опершись бедром о край стола. Тот коротко кивнул. Гермионе это спокойствия не прибавило.

«Что они затеяли? Гарри и Рону задавали совсем другие вопросы…»

— Мисс Грейнджер, вам известно, что оборонная система Хогварца, которая активировалась в ту ночь, требовала колоссальных затрат энергии?

— Я об этом не думала, — ответила Гермиона, гадая, к чему все это ведет.

— Директор Снейп что-нибудь говорил вам о работе этой системы?

— Нет. Я только видела, как он ею управлял.

— Откуда, по-вашему, в замке взялось столько энергии, которой раньше не было?

— Я не знаю.

— И не пытались выяснить?

— Нам было не до того.

— Вы не замечали в замке ничего подозрительного? Необычного? Каких-то «мест силы», артефактов?

— Я не понимаю, что вы имеете в виду под «подозрительным».

— Что-нибудь, чего вам раньше не встречалось. Что-то нетипичное для Хогварца.

— Я не могу ответить на этот вопрос, — Гермиона перевела взгляд с дознавателя на сидевшего рядом с ним начальника аврората, затем на Кингсли. — Для меня удивительно все, что есть в Хогварце. Портреты. Двигающиеся лестницы. Выручай-комната. Про «места силы» я ничего не слышала. И смотря что считать артефактами, — добавила она, подумав мгновение и стараясь дышать ровно, хотя внутри все сжималось. — Ожившие доспехи и статуи считаются? Шляпа-Сортировщица?

Дознаватель смерил ее пристальным взглядом и поставил еще одну отметку в своем опросном листе:

— Ваша троица все годы учебы неизменно попадала в различные опасные переделки, и вам удалось раскопать немало секретов Хогварца. Тайная комната, к примеру.

— Я не бывала в Тайной комнате — я в то время лежала в больничном крыле, окаменевшая.

— Но именно вы разгадали эту загадку.

— Случайно. Я много читаю.

— Удивительно. Умнейший волшебник нашего времени, Альбус Дамблдор, не додумался, а вы вот так взяли и догадались. Может, вам кто-нибудь… подсказал?

— Да кто же мог мне подсказать, если никто не знал об этой комнате? — подняла брови Гермиона. — Да, я догадалась. Что-то прочла в книгах, что-то сопоставила и…

«Замолчи немедленно. Ты роешь себе могилу».

Она плотно сжала губы и снова уставилась себе на колени.

Кингсли нетерпеливо передернул плечами:

— Гленаван, боюсь, я не вижу линии допроса. Может, приступите к главному, наконец? Вся информация о приключениях мисс Грейнджер занесена в досье, у вас было время его изучить.

Дознаватель хотел было ответить, но тут из люка в потолке вылетела служебная записка, сложенная самолетиком, и спланировала прямо в руки невыразимца. Тот развернул самолетик, пробежал записку глазами и, неопределенно хмыкнув, положил ее на стопку документов, лежавших на краю стола.

Льюис Гленаван, прищурившись, смотрел на девушку:

— Как только вы вернулись в замок, на вас напала змея, принадлежавшая Вольдеморту. Это так?

— Да.

— И это вы убили ее?

— Я ее только задержала. Ее убил Невилл Лонгботтом.

— Каким заклинанием воспользовались?

Гермиона невольно облизала губы:

— Кажется… Impedimenta, потом фриз.

— Вы знаете заклинание фриза?

— Да.

— Это не входит в школьную программу.

— Как и создание Заступника. Мне пришлось много чего изучать самостоятельно, чтобы уметь защищаться.

Робардс бросил многозначительный взгляд на Кингсли. Тот сидел с каменным лицом, на котором не читалось ни единой эмоции.

— Где сейчас труп змеи?

— Я не знаю. Когда мы вернулись в замок после боя, ее уже убрали.

Дознаватель недоверчиво фыркнул. По его лицу было заметно, что он хочет отпустить какой-то комментарий по этому поводу, но его сдерживало присутствие Шеклболта.

— Мисс Грейнджер, вам известно, что все Пожиратели Смерти, проникшие в замок через Выручай-комнату, имели при себе блокираторы магического излучения?

— Д-да, — неуверенно кивнула она, сдвинув брови.

— Вам раньше встречался этот артефакт?

— Нет. В ту ночь я о нем услышала впервые.

— Кто рассказал вам о нем?

— Драко Малфой.

— После того, как эти блокираторы перестали работать, оборонная система замка атаковала пришедших, это так?

— Видимо, да.

— Согласно показаниям ваших друзей, в какой-то момент блокираторы внезапно отказали, и вся группа захвата стала видна на этой вашей карте Хогварца, которой владеет Поттер. Вы знаете, каким образом эти блокираторы были выведены из строя?

У Гермионы пересохло во рту. Она сглотнула, но попросить воды не решилась.

С чего вдруг они задают ей такие вопросы? Почему они думают, что она может что-то об этом знать?..

— Я не знаю. Они просто вдруг… стали видны.

— Просто… стали видны. Какое счастливое совпадение, не так ли?

Девушка уставилась на него, не моргая. Нельзя показывать им, что эти вопросы ее нервируют. Но уши у нее уже начали гореть, а это значит, что скоро начнет гореть и лицо. И если уши не были видны под волосами, то лицо так спрятать не получится.

Надо успокоиться.

— Да, нам в ту ночь невероятно везло, — сказала она твердо. — Мы же выпили Felix Felicis.

— Помона Спраут его тоже выпила, но это ее почему-то не спасло, — заметил Гленаван, делая очередную пометку. — Блокираторы, которые мы нашли у взятых в плен Пожирателей, явно попали под какое-то энергетическое воздействие и сгорели. Как это могло произойти, по-вашему?

— Я не знаю. Я никогда не встречалась с такой магией.

— Я вам подскажу. Одномоментный и очень сильный энергетический разряд. Как удар молнии. Но внутри замка неоткуда было взяться молнии. Вдобавок, такой разряд неминуемо должен был нанести повреждения и человеческим телам, но почему-то… не нанес. Разве что волосы у всех встали дыбом. Любопытный нюанс.

— А какое отношение все это имеет ко мне? — переспросила Гермиона, впиваясь пальцами в колено, прикрытое мантией. — Я же уже сказала, что понятия не имею, что происходило в замке. Возможно, это была часть оборонной системы. Как и почему она срабатывала, никто из нас не знает. Нам действительно повезло остаться в живых, но мы не отвечаем за защитные функции замка. Мы раньше не видели ничего подобного. Мы даже не знали, что эта система существует, пока она не включилась.

— Значит, вы вернулись в замок из Воющей Хижины, а потом у всех внезапно волосы встали дыбом, на карте стали видны все носители блокираторов, и после этого активировалась оборонная система, которая перемолола в фарш тех из них, кто не успел убежать?

— Это то, что мы наблюдали.

Кингсли нахмурился:

— Вы уже получили аналогичные показания от Поттера, Уизли и Лонгботтома, среди прочих. Для чего повторять это еще раз?

— Мы должны убедиться, что все присутствовавшие испытывали одни и те же ощущения, — хмуро буркнул Гленаван. — Что было после того, как убили змею, мисс Грейнджер?

— Я плохо помню. Мы все были очень напуганы. Появился Вольдеморт. Гарри с ним дрался.

— То есть, бросал боевые заклинания?

— Я не помню. У меня был шок.

— Согласно показаниям очевидцев, вы и Рон Уизли держали Гарри Поттера за плечи во время боя. И бой велся без палочек. Но, тем не менее, состояние останков Вольдеморта говорит о том, что его буквально разорвали на части. Каким образом это было сделано, мисс Грейнджер?

Гермиона развела руками:

— Вам же Гарри уже говорил, как это было сделано. Почему вы спрашиваете меня?

— Мы хотим услышать вашу версию.

— Мы знали, что Вольдеморта уже довольно долго травили ядом акромантула, — едва удержавшись от вздоха, принялась рассказывать девушка. — Директор Снейп обсуждал тактику боя с Гарри. Когда между Гарри и Вольдемортом установился ментальный контакт через крестраж, мы объединились в боевой медитации и накачали Вольдеморта нашей общей энергией, его тело не выдержало и взорвалось.

— Обследование останков показало мощнейший выброс силы, мисс Грейнджер, — вдруг вмешался до сих пор молчавший невыразимец. — И это были только остаточные следы. По нашим расчетам, удар был гораздо сильнее, чем потенциальная объединенная сила… сколько вас там было, человек десять?

Внутренности стянуло в тугой комок. Гермиона, помедлив, пожала плечами:

— Адреналин, наверное. Никто из нас толком не соображал, что происходит. Я вообще мало что помню с той ночи. Все как в тумане.

— А как вы объясните тот факт, что после удара все, кто участвовал в медитации, временно лишились магии? Все, кроме вас.

Гермиона моргнула. В груди все заледенело, легкие сжались на вдохе, застопорился пульс.

«Прекратить! — рыкнул Северус в ее голове. — Ты сама подставляешься. Дыши».

Она сделала медленный, глубокий вдох. Медленно и осторожно выдохнула сквозь едва приоткрытые губы. Маккирби буравил ее взглядом. Кингсли развернулся на своем стуле, чтобы посмотреть на невыразимца:

— У вас есть заключение колдомедиков.

— Есть. И оно очень удобно укладывается в наши расчеты. Мисс Грейнджер, все говорит о том, что вы стянули чужую силу на себя, подпитавшись от остальных. Это темномагическая техника. Энергия предназначалась не вам — ее перекачивали в Гарри Поттера. Так каким же образом она оказалась у вас? И откуда в вашей крови взялся Животворящий эликсир, который разрешено варить только по разовой лицензии министерства магии?

— А где было министерство магии последние полгода, когда мы дрались с Пожирателями? Когда нас ловили егеря? Когда убивали магглорожденных? Когда меня пытали в Малфой Мэнор? — повысила голос Гермиона, закипая от злости. Да как они смеют, крысы тыловые! Небось отсиживались в своих норах, пока Вольдеморт убивал людей по всей стране, или даже работали на него, а теперь повылезли и мнят себя правителями? И допрашивают ее? Да если бы не она, и не Гарри, и не Северус, где бы они все сейчас были?

Глаза Маккирби сузились:

— Поосторожней со словами, мисс Грейнджер.

— Прекратите, — вмешался Шеклболт, — и ведите допрос как положено.

— Она уходит от прямых ответов, разве вы не видите?

— Гермиона, — Кингсли снова повернулся к ней, — где ты взяла эликсир?

— Директор Снейп выдал всем нам снадобья, чтобы пользоваться в бою, но я понятия не имела, что он добавил в них Животворящий эликсир. Мы думали, что пьем Укрепляющий раствор. Помимо него, у нас было «ночное зрение» и Felix Felicis.

— Но вы знали, что директор Снейп занимался изготовлением модифицированного состава этого снадобья.

— Да, знала. Он готовил его для Вольдеморта — и подливал туда яд акромантула.

— Если директор Снейп давал зелья всем, почему эликсир был найден только у вас?

— Об этом вам лучше спросить у него.

— Значит, вы отказываетесь комментировать тот факт, что все участники боевой медитации потеряли магию, кроме вас? Животворящий эликсир, безусловно, мощное средство, но и оно не восстановило бы вас так быстро после подобной энергозатраты.

— В чем вы пытаетесь меня обвинить? — возмутилась Гермиона. — В том, что я каким-то образом осталась в живых после боя, в котором неминуемо должна была погибнуть? Выживание уже считается преступлением?

Маккирби сделал шаг вперед и оперся кончиками пальцев о столешницу:

— Мисс Грейнджер, вы должны понимать, что факты не складываются. А когда они не складываются, это подозрительно. Да, вы покончили с самым опасным темным магом нашего времени, за что вам, несомненно, благодарен весь колдовской мир. Но, согласитесь, когда его не могли уничтожить опытные взрослые волшебники, а затем он был при странных обстоятельствах убит кучкой подростков-недоучек — это, как минимум, требует пристального внимания. Мы всего лишь хотим понять, что произошло. И то, что вы отказываетесь отвечать, вызывает еще больше подозрений. Неизвестный источник силы в Хогварце. Ваше владение заклинаниями, намного превосходящими положенный вам уровень. Потеря магии очень сильными волшебниками, ваша скоростная регенерация, хотя в госпиталь вас доставили едва живой, а уже через час вы были как новенькая. И ваши ежедневные походы в Мунго к Северусу Снейпу. В одно и то же время. Как часы. После каждого вашего визита у него резко улучшаются жизненные показатели, а затем снова падают к вашему последующему приходу. Как вы это объясните, мисс Грейнджер? Лично мне все это напоминает последствия… не очень светлого ритуала. Вы и его выкачали? А теперь пытаетесь компенсировать?

— Я никого не выкачивала и не пользовалась темной магией, — отрезала Гермиона, с трудом сдерживая злость. — У меня на этот счет строгие принципы.

— Такие строгие, что вы применили к своим родителям чары, по природе своей близкие к проклятию подвластия, а потом подпитывались от окружающих в бою? Хотелось бы знать, где и у кого вы учились подобным вещам. Возможно, Северус Снейп и научил вас этому?

— С чего вдруг он бы стал учить меня чему-то, помимо школьной программы?

— Вы же с чего-то ходите к нему в Мунго каждый день. Поразительное внимание к директору школы со стороны студентки, не находите?

— Вас никоим образом не касается, почему я к нему хожу, — процедила Гермиона сквозь зубы, понимая, что они попались. Что, в общем, неудивительно. Она даже не пыталась как-то замаскироваться, чтобы не привлекать внимание к своим ежедневным визитам в Мунго. А стоило бы. — Я не применяла темную магию в бою и понятия не имею, почему я не лишилась сил вместе со всеми. Возможно, так сработал Животворящий эликсир в сочетании с Felix Felicis.

— Почему директор Снейп решил, что именно вы должны его выпить? Почему не Гарри Поттер, раз уж ему предстояло драться с Вольдемортом с самого начала?

— Он мне об этом не докладывал. Школа была в опасности, директор принял меры. И если вы не заметили, благодаря его действиям большая часть войска Вольдеморта была выведена из строя при первой же атаке на замок.

— Понятно. Цель оправдывает средства, да, мисс Грейнджер?

— Беннет, ты перегибаешь палку, — нахмурившись, вмешался Робардс. — Что бы там ни практиковал Снейп, он шпионил для нас. И был на нашей стороне. Мы вроде не о Снейпе здесь говорим.

— Он не шпион. Он двойной агент, — отрезал Маккирби. — И вы сами это признали, когда заслушали показания Долохова, Эйвери и Кэрроу. То, что он творил в школе…

— Эти показания уже опровергли ученики.

— Не опровергли, а всего лишь прояснили некоторые моменты.

— Он спасал их. Если бы он действовал иначе, его бы раскрыли, устранили из школы, и неизвестно, чем бы все кончилось. Это признает даже Визенгамот.

— Ладно, — невыразимец неопределенно махнул рукой. — Но тогда еще один вопрос. Мисс Грейнджер, как вы прокомментируете тот факт, что после ваших визитов в Мунго становилось лучше не только Северусу Снейпу? Вчера, к примеру, вы навестили Артура Уизли, и через десять минут целители зафиксировали улучшение показателей и у него. В первые дни после боя вы ходили по палатам, и всем, кто с вами взаимодействовал, тоже становилось лучше.

— А что, облегчать состояние раненых тоже противозаконно? — подняла брови Гермиона, испытывая непреодолимое желание бежать отсюда куда глаза глядят. — У меня есть способности к целительству, после боя в Мунго не хватало рук, я помогала чем могла.

— И как давно у вас появились такие… способности, мисс Грейнджер? — вкрадчиво поинтересовался невыразимец. — После того, как вы стянули энергию со всех, кто вас окружал? Или же вы… ну, не знаю… нашли где-то древний артефакт, который вас подпитывает? Потому как я еще ни разу не встречал стажеров, не прошедших вообще никакого обучения и при этом умеющих за несколько минут поднять жизненные показатели и уровень энергии. Раз вы можете их поднять, значит, можете и опустить. Что лишь подтверждает мои слова. Вы практикуете темномагическую технику, изученную неизвестно где и неизвестно под чьим руководством. И аврорату следовало бы присмотреться к вам повнимательнее, — в его голосе послышались угрожающие нотки.

Гермиона вся сжалась, в очередной раз забыв дышать. Шеклболт нахмурился и поднялся на ноги:

— Достаточно. Вы, кажется, говорили, что хотите составить полную картину боя в замке, но я вижу лишь ничем не обоснованные попытки запугать девочку, которая едва не надорвалась в бою.

— Она использует незарегистрированный источник силы неизвестной природы, а вы ее покрываете, — холодно отчеканил Маккирби. — Или вы тоже к этому причастны, господин министр?

— Чего вы от нее хотите?

— Подробного и правдивого рассказа о том, как был убит Вольдеморт, и что творится в этой чертовой школе, — невыразимец выпрямился и постучал указательным пальцем по стопке лежавших на краю стола документов. — Я уже говорил вам, что показания всех, кто там находился, расходятся с цифрами.

— Значит, вам надо перепроверить ваши цифры, — ледяным тоном ответил Кингсли. — Эти дети совершили героический поступок на пределе сил и едва не поплатились за это жизнью и магией. А вы уже несколько недель таскаете их на допросы и требуете ответов, которых они не знают и знать не могут.

— Если бы вы позволили нам обследовать замок…

— Это не в моей компетенции.

— А в чьей же тогда?

— Вам прекрасно известно, что магия Хогварца мне неподконтрольна. Оборонной системой управляет действующий директор, который в данный момент находится в Мунго без возможности колдовать. Никто не знает, как отключить защиту. Замок не впускает внутрь никого, кто не является учеником, членом преподавательского коллектива или обслуживающим персоналом школы. Я ничего не могу сделать, чтобы это изменить.

— Вы читали мой последний отчет?

— Читал, и что?

— Магический фон вокруг Хогварца нестабилен. Некоторое время назад его будто отрезали от источника питания, но защита все равно никуда не делась и по-прежнему не впускает внутрь никого, кроме учеников и преподавателей. Это как минимум странно.

— Не вижу причин вмешиваться, раз ученики и преподаватели в безопасности, — возразил Кингсли, сверля его глазами. — Меня куда больше беспокоит, что вы так рветесь в замок, будто там сокрыты все тайны мира. Это всего лишь школа.

— Это может быть опасно, — заметил Робардс. — Если в замке и впрямь находится неизвестный источник энергии, и кто-то включает и выключает его без ведома персонала и министерства, это может быть опасно в первую очередь для учеников. Без дополнительных исследований нам не разобраться в том, что произошло. Все это и впрямь выглядит очень подозрительно. Гарри сделал то, что ему предрекало пророчество, практически не пострадал при этом — и слава Мерлину. Мы обошлись малой кровью. Но, Кингсли, ты не можешь отрицать, что происходит что-то странное. И поэтому нужно…

— …обследовать мисс Грейнджер? — оскалившись, уточнил Шеклболт. — Или исследовать? Прошу прощения, господа, но я не могу дать подобное разрешение. Ее уже обследовали целители в Мунго и не нашли ничего подозрительного, кроме быстрой регенерации после боя, которая вполне могла быть обусловлена Животворящим эликсиром в сочетании с Felix Felicis. Ничего противозаконного она не совершала. При обследовании не было обнаружено ни темной энергии, ни каких-либо проклятий, под воздействием которых она могла находиться. Все заключения экспертов внесены в ее досье. Если это все, о чем вы хотели ее расспросить, то я прошу отпустить мисс Грейнджер обратно в школу. У нас всех много дел помимо этого. Полчаса назад Люциус Малфой сдался аврорату и ожидает допроса, так что предлагаю переключиться на него. У него наверняка есть более интересная и полезная информация.

— А Северус Снейп? — поднял брови дознаватель. — Мы до сих пор не смогли поговорить с ним.

— Северус Снейп еще не оправился от увечий, полученных им в бою за Хогварц. Он едва может говорить.

— Мы можем взять у него письменные показания, — не сдавался Робардс. — Писать-то он может. Пока мы не услышим его версию событий, дело не может быть закрыто. Общественность…

— В задницу общественность! — рявкнул Шеклболт, видимо, напрочь забывший об официозе. — Что касается Снейпа, Малый совет Визенгамота уже ознакомился с делом. По их предварительному решению, нет никаких оснований для предъявления ему обвинений — с момента возвращения Вольдеморта он шпионил в пользу Ордена Феникса и выполнял приказы Дамблдора. У нас полно свидетелей, которые могут это подтвердить, включая портрет самого Дамблдора.

— Вот и посмотрим, насколько он их выполнял, — ухмыльнулся дознаватель. — Пожиратели ближнего круга спели целую оперу о его… героическом шпионаже. Да и Малфой наверняка расскажет немало интересного. Маккирби, мы здесь даром теряем время. Ни с Поттера, ни с его компании взять нечего — они сделали все, что могли, результат, безусловно, достигнут. У аврората больше нет вопросов к ученикам.

— Зато у моего отдела есть, — невыразимец снова вперил взгляд в Гермиону. — И я прошу разрешения допросить ее отдельно, по вопросам, интересующим меня.

— По-моему, ты и твой отдел заигрались в своих подземельях, Беннет, — сообщил ему Кингсли уже спокойнее, но Гермиона заметила, как у него на виске дрогнула жилка. — Мисс Грейнджер хочет спокойно доучиться и сдать П.А.У.К., мы обязаны дать ей эту возможность. Довольно мы впутывали детей во взрослые дела.

— Она уже не ребенок. Она совершеннолетняя в обоих мирах.

— Пока она является ученицей Хогварца, я не разрешаю вам отвлекать ее, вызывать, допрашивать или проводить какие-либо эксперименты. Равно как и дергать остальных учеников. Все, расходимся, — он перевел взгляд на застывшую за столом девушку. — Гермиона, можешь идти.

 


Примечание к части

**Ты ведешь бесконечную войну,

Охотишься за чудом,

А когда тянешься к звездам,

Тебя просто сбивают на землю

Within Temptation

Глава опубликована: 31.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх