↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 7_2

Гермиона не заставила его повторять дважды и едва ли не бегом покинула кабинет. Когда за ней закрывалась дверь, она успела услышать, как невыразимец, чуть ли не шипя от досады, бросил:

— Ты защищаешь ее потому, что вы вместе были в Ордене, или потому что сам имеешь на нее виды? Готовишь новое оружие, о котором мы ничего не знаем?

Гермиона застыла, прижавшись спиной к закрывшейся двери и ловя каждый звук.

— Ты рехнулся? — холодно осведомился Кингсли. — Или у вас там уже коллективная паранойя? Что за фарс вы тут устроили? Отдел Тайн занимается научными разработками, а не лезет в расследования аврората, или я что-то пропустил в списке ваших должностных обязанностей?

— Ты не можешь отрицать очевидное. Девчонка явно владеет беспалочковой магией, использует чары, приравниваемые к Непростительным, только что врала, отвечая на вопросы — и это у меня паранойя? А если они со Снейпом что-то сделали в замке? Какой-то ритуал? Тебя не смущает, что восемнадцатилетняя магглорожденная девушка откуда-то взяла силу, чтобы разорвать в клочья самого Вольдеморта? Или вы хотите, чтобы у нас здесь под носом вырос новый Темный Лорд?

— Технически Вольдеморта разорвал Поттер при помощи всех, кто был с ним в боевой медитации, мы вроде это установили.

— К троллям Поттера, он самый обыкновенный волшебник, и если бы у него в башке не сидел крестраж, то ему бы так не повезло в том бою. А вот она, — в кабинете зашелестели пергаменты, видимо, Маккирби показывал какие-то документы в подкрепление своих слов, — от нее так шарашит, что у нас все приборы зашкаливают. Мы проверили все палочки. Она тут что-то плела про Импедименту и фриз, но ни на одной из палочек, которые были тогда в зоне боя, не было ничего подобного. Чем она остановила эту треклятую змею — руками? Или силой мысли?

— Я не давал разрешения проверять палочки учеников, — злобно прошипел Шеклболт. — Что это за самодеятельность и как вы ухитрились это провернуть без ведома хозяев?

— На стойке регистрации, когда они приходили для допросов, — самодовольно бросил невыразимец. — Мы поставили там наш новый прибор. Теперь можно быстро обследовать палочку на входе. Правда, это только прототип, и просмотреть мы смогли только до дня сражения включительно, но, тем не менее…

— Почему я узнаю об этом только сейчас? Где заявление на разрешение использования прототипа? Где вся документация о разработке? Беннет, я правильно понял — вы воспользовались незапатентованным, нелицензированным средством, чтобы в обход меня и аврората снимать показания с палочек?

— Впаяй мне штраф и отстрани от работы, если для тебя это важнее, чем установить, что они творят в том замке, тролль их всех задери, — огрызнулся Маккирби, и Гермиона в ужасе сжала руки, до боли переплетя пальцы. Если он разговаривает с почти министром таким тоном, значит, у него невероятно много полномочий и власти. Кто он такой, черт побери?

В кабинете несколько секунд было тихо, затем снова зашелестел пергамент.

— Вот, полюбуйся, список всех заклинаний, выполненных при помощи палочки Грейнджер с ночи боя за Хогварц. Список довольно короткий. По большей части, диагностические и базовые лечебные заклинания — вероятно, она не солгала в этом и действительно чем-то таким занята в Мунго, вопрос лишь в том, законно ли это и знают ли об этом тамошние целители. В остальном же… Такое впечатление, что она почти не пользуется магией, кроме как на практических уроках в Хогварце. Или же пользуется ею… по-другому.

— Даже если она владеет беспалочковой магией, это не преступление, — отчеканил Кингсли. — Ее считают одной из самых одаренных студенток на курсе. Не вижу в этом ничего подозрительного.

— Кингсли, он прав, — встрял Робардс. — В семнадцать, будучи магглорожденной, с первой же попытки модифицировать память с созданием ложных воспоминаний и фальшивой личности… Я уж не говорю обо всем остальном, что нам о ней известно. И эти походы к Снейпу в Мунго. Я бы сказал, у нас проблемы.

— Да, у нас проблемы, — зло ответил Шеклболт. — Но не с Грейнджер. У меня на руках два десятка Пожирателей Смерти из высшего эшелона, которых надо засадить за решетку, уйма сейфов в Гринготтсе, набитых драккл знает чем, ни одного артефактора, который не боится туда заходить, и гора трупов, вывезенных с территории Хогварца, но вы почему-то упорно цепляетесь к школьникам, которым повезло убить Вольдеморта и не погибнуть при этом самим. Да, я бы сказал, у нас очень большие проблемы. Вы собираетесь помогать мне восстанавливать порядок, или мне поискать кого-то другого на ваши должности?

Дальше слушать Гермиона не захотела. Холодея от страха, она припустила прочь по коридору, стремясь поскорей убраться отсюда. Ей срочно надо было в Мунго, но раз они уже знают, что она ходит туда каждый день в одно и то же время, то… Что если они и сейчас там? И что они измеряют и чем? Похоже, дело дрянь. Если от нее действительно исходит какая-то ощутимая энергия, которую можно измерить, то остальное — дело техники. Нет, она была не против экспериментов, если бы речь шла о независимой организации, в которой работали люди, заслуживавшие доверия. Но министерские чиновники… Довериться тем, кто еще несколько недель назад наверняка служил совсем другому правительству? Кингсли вряд ли успел проверить всех.

Спустившись в Атриум, она замерла у лифта, раздумывая, не лучше ли выйти на улицу и аппарировать. Северус просил ее не пользоваться каминами, если этого можно было избежать, но не объяснил, почему. Может, он считает, что через камин ее перемещения проще отследить? Но какой в этом смысл, если министерство и так уже знает, куда она ходит каждый день? Подойдя к каминам, она в нерешительности остановилась и позвала.

«Северус?..»

Он молчал. Осторожно потянувшись к нему, она наткнулась на щит. Закрылся, значит.

Или же что-то случилось, пока ее тут бомбардировали дурацкими вопросами.

Проклятье. Как она сразу не догадалась? Никакому аврорату она не нужна триста лет, они давно выяснили все, что им было нужно. Ее сюда вызвал вовсе не аврорат, а Отдел Тайн, замаскировав это под рядовой допрос. Но если Кингсли не знал об этом…

Или знал?

Кто же тут на самом деле всем заправляет?

— Мисс Грейнджер, — раздался уже знакомый голос у нее за спиной. Она резко обернулась и машинально нащупала в кармане палочку. Беннет Маккирби, отследив жест, прищурился:

— Собираетесь напасть на меня прямо посреди министерства? Не глупите. Я мог бы оглушить вас и перенести куда-нибудь, где нам никто не помешает, но мы же цивилизованные люди, не так ли?

— Что вам от меня нужно? — произнесла она едва слышно. Невыразимец поднял руки, демонстрируя пустые ладони:

— Всего лишь… поговорить.

— Мы уже поговорили. И вы, кажется, мне угрожали.

— Ну что вы, — губы Маккирби изогнулись в легкой улыбке. — У меня и в мыслях не было. Мисс Грейнджер… Я не буду ходить вокруг да около. Вы сами прекрасно понимаете, что в ваши отговорки никто не поверит. Вы что-то сделали в ту ночь. Или раньше. В нашем отделе есть специалисты, отслеживающие колебания общего магического фона в пределах страны. В ночь боя за Хогварц этот фон подскочил совершенно необъяснимым образом. В десятки раз.

— И при чем здесь я?

— Мы пытались отследить источник. Вы что-нибудь знаете о лей-линиях?

— Я знаю, что они существуют.

— Хогварц стоит на лей-линии, которая до той ночи считалась спящей.

Гермиона почувствовала, как кровь резко отхлынула от лица, но ничего не могла сделать, чтобы это скрыть. И невыразимец это тоже заметил.

— Ага, — тихо произнес он, — информация для вас явно не новая. Будете отпираться дальше? Что вы сделали, мисс Грейнджер? Как вы это сделали?

— Я… Я ничего не делала, — она до боли выпрямила спину и расправила плечи. — С чего вдруг вы решили, что я что-то сделала?

— От вас исходит сильное излучение непонятной нам природы. Это уже не рядовая магия. Эту лей-линию кто-то пробудил. И у нас есть все основания подозревать, что это были вы.

— Я?! Вы с ума сошли. Я ничего не знаю о лей-линиях, как бы я могла ее пробудить?

— Если вы сделали это случайно и неосознанно, мы это выясним. Если вы согласитесь сотрудничать добровольно…

— Сотрудничать в чем?

— Мы хотели бы провести кое-какие тесты. Мы предоставим вам полный пансион на время исследований, чтобы вы…

— То есть, запрете меня в какой-нибудь лаборатории? — негодующе уточнила Гермиона.

— Было бы удобнее, если бы вы не отлучались, пока исследования не закончатся. Если вас волнует обучение и экзамены, мы можем договориться о приходящих учителях по нужным предметам, чтобы вы ничего не пропустили.

— Будь от меня какое-то излучение, я бы почувствовала, что что-то не так, и обратилась бы за помощью, — заявила Гермиона, прекрасно осознавая, насколько жалко это звучит. — Уж не знаю, чего вы добиваетесь, но я…

— Мисс Грейнджер, не прикидывайтесь дурочкой. Вам это совершенно не идет. Мне о вас известно куда больше, чем записано в вашем досье.

— В таком случае, вам следовало бы предложить мне что-то, что могло бы меня заинтересовать, а не грозить мне авроратом, — съязвила она, раздувая ноздри.

— Отдел Тайн сам по себе — интересное место, — вкрадчиво сообщил он, сканируя взглядом ее лицо. — Разве вам не любопытно было бы посмотреть, чем мы там занимаемся? Мне говорили, у вас пытливый ум и незаурядные способности. Вам явно тесно в рамках школьного курса. Артефакты, зелья, исследования природных и магических явлений, изобретение новых заклинаний, выведение и изучение новых растений и животных, алхимия, работа с чистой энергией… Не интересует? После экзаменов вы могли бы у нас работать.

Гермиона нахмурилась, размышляя. Да, это, наверное, было бы интересно, но…

Маккирби шагнул к ней и коснулся ее руки, пытаясь покрепче ухватить за запястье.

Этого оказалось достаточно.

Гермиона отпрянула от него:

— Не трогайте меня. И вообще, оставьте меня в покое. Я ничего не нарушала. Я всего лишь помогала Гарри победить Вольдеморта. А вот где в это время были вы — большой вопрос, мистер Маккирби, — она смерила его оценивающим взглядом и понизила голос. — Может, Кингсли Шеклболту следовало бы обратить внимание на то, чем занимался ваш отдел, когда здесь заправлял Вольдеморт? Или вы тоже будете на допросе петь о том, что к вам применяли Imperio, и у вас не было выбора?

Он отступил на шаг и снова поднял руки ладонями вверх, ухмыляясь:

— А вы умеете играть, мисс Грейнджер. Полагаю, я должен принести вам свои извинения, мы как-то не с того начали. Но я все же советую вам не принимать поспешных решений. Если вы активировали лей-линию… неосознанно, кто знает, что еще может случиться. Такой силой надо уметь управлять, иначе это может иметь крайне неприятные последствия, в первую очередь для вас. Вы можете ненароком покалечить кого-нибудь. Подумайте об этом.

Гермиона не стала отвечать, крутнулась на каблуках и влетела в камин.

Скорей, скорей подальше отсюда.

Только вот куда ей бежать? Они уже все знают. И если она не согласится, что они сделают?

Что?..

 

Беннет Маккирби задумчиво смотрел в зеленое пламя, унесшее Грейнджер прочь. Оттянув манжету на правой руке, посмотрел на браслет с круглым диском, исчерченным рунами. В центре диска крепился прозрачный кристалл. Сейчас и кристалл, и диск были черными. Хмыкнув, Маккирби выбрал уединенное место за одной из колонн, огляделся, чтобы убедиться, что рядом никого нет, извлек из кармана маленький плоский предмет, похожий на дамскую пудреницу, и открыл его. Внутри было мутное, подернутое белой пленкой зеркало. Невыразимец дохнул на него и надавил пальцем на углубление в крышке. Увидев в зеркале чье-то лицо, кивнул:

— Готово. Она наверняка помчалась в госпиталь. Следите в оба.

— Удалось зафиксировать?

— Она не пользовалась магией, даже палочку не доставала, но мой измеритель колебался в верхней части шкалы, а когда я до нее дотронулся, кристалл вообще сгорел. Она здорово разозлилась, еще немного, и я довел бы ее до выброса. Ни у кого из нас столько нет. Либо на ней какой-то артефакт, либо…

— Либо она сама мобильный источник. Ясно.

— Нужно убедиться, что она пользуется этой энергией осознанно. Я пытался и заинтересовать, и припугнуть ее, но она продолжает утверждать, что ничего не знает, хоть и дергается от каждого движения в ее сторону. Это явно неспроста.

— Беннет, если ты спугнул ее, с нас головы снимут.

— Я дал ей пищу для размышлений. Просто нужно предложить ей что-то, от чего она не сможет отказаться.

— Хорошо, мы ждем. Конец связи.

Маккирби закрыл зеркальце и сунул его обратно в карман. Потер виски кончиками пальцев. Если он разгадает эту загадку... А уж в том, что ключом к этой загадке с неожиданным повышением магического фона была Грейнджер, он больше не сомневался. Даже измерители не нужны.

От нее исходила та же искрящаяся, обжигающая сила, которую он всегда ощущал при работе на лей-линиях. Но если ритуал пробуждения и привязки спящих лей-линий когда-то и существовал, то давно утрачен, и пока никому не удалось разработать его заново. Волшебник не может пропускать через себя энергию лей-линий, находясь вдали от них.

Или все-таки может?..


* * *


Выскочив из камина в приемной Мунго, Гермиона, уже не думая о конспирации и правилах приличия, вихрем взлетела на пятый этаж. Охранник у двери в палату дремал на своем стуле. Гермиона проскользнула внутрь прежде, чем он открыл глаза, и едва не сбила с ног Снейпа, кругами бродившего по палате.

— Что? — только и успел выдохнуть он, как она обхватила его обеими руками и уткнулась лицом в его плечо, из последних сил борясь со слезами:

— Я все испортила, Северус... Это был не аврорат.

— Они… что-то знают?

— На допросе был невыразимец. Он спрашивал про Вольдеморта, про змею, про… Они сказали, что те чары, которые я наложила на родителей, чтобы заставить их уехать, приравниваются к Imperio, и… он говорил о лей-линии, и что я что-то излучаю, и... Ох, Северус, что же мне теперь делать?

— Дыши, — велел он, отрывая ее от себя и слегка встряхивая за плечи. — Без истерик.

Она сделала несколько глубоких вдохов и, к собственному удивлению, довольно внятно пересказала ему разговор с Маккирби. Снейп нахмурился.

Думаешь, они поняли, что мы активировали лей-линию? — прозвучал его негромкий голос у нее в голове. — Не отвечай вслух.

Если и не поняли, то вот-вот поймут. Он намекал на какой-то ритуал, потому что, видите ли, я к тебе бегаю каждый день в одно и то же время. А потом заявил, что если я сделала все это случайно и неосознанно, то они хотят все проверить и… А что если они знают, как все это работает? — она заглянула ему в глаза. — Что если у них действительно есть какие-то ответы?

— Не думаю. Как, ты сказала, его зовут?

— Беннет Маккирби.

— Гм… Не слыхал о нем. Но я почти никого из них не знаю. Темный Лорд и Руквуда завербовал далеко не сразу, потребовалось несколько лет сбора информации по всему министерству, чтобы добыть хоть какие-то имена. Отдел Тайн — как государство в государстве.

— Разве они не подчиняются министру?

— Формально. Министр должен знать обо всем, что там делается, и без его разрешения никакие исследования и разработки не проводятся. Но это теория. На практике никто не знает, сколько этажей в Отделе, сколько людей там работает и чем вообще они заняты помимо того, что известно министру.

— Как, министр даже не может туда войти?

— Может. Но особой пользы от этого нет. Из того, что рассказывал Руквуд, я понял, что у них там целый лабиринт и масса потайных комнат. Они могут навести такой морок, что посетитель даже не поймет, где находится и как оттуда выйти. Если они захотят что-то скрыть, то скроют.

— Но… Как министр допускает существование такого отдела? Это же опасно. Там же может быть все что угодно! А если они сами балуются темными ритуалами?

— Изначально этот отдел создавался для исследований магических феноменов и разработки новых заклинаний. Позже он разросся, и ситуация начала усложняться, но, насколько мне известно, все сотрудники Отдела Тайн подписывают уйму магических контрактов и приносят Нерушимую клятву не вредить колдовскому миру и не идти против действующей власти.

— Действующей? То есть, когда министерство было захвачено Вольдемортом, и действующим министром фактически был он, то Отдел Тайн должен был с ним сотрудничать?

— Вероятно. Разумеется, все это не мешает им заниматься любыми исследованиями, лишь бы они не выходили за пределы их лабораторий.

Гермиона содрогнулась. Выходит, она попала в точку, когда пригрозила невыразимцу натравить на него Кингсли, и тот, видимо, в самом деле работал в министерстве при Вольдеморте, но почему он ничего не сказал? Мог бы отмахнуться, припугнуть ее снова, дать ей понять, что для него это не угроза… да что угодно! Вместо этого он внезапно начал давить на ее чувство ответственности.

Она прикрыла глаза, вспоминая тот злополучный поход в Отдел Тайн на пятом курсе. Когда они удирали от Пожирателей, она несколько раз попадала в какие-то комнаты, где сразу же возникали дополнительные двери, ведшие неизвестно куда. В одной из комнат был густой белый туман, в котором она почему-то повисла вниз головой и никак не могла спуститься на пол, пока не догадалась оторвать ноги от потолка, после чего ее просто вышвырнуло в соседний зал, где ее и ударил Долохов. А еще Камера Времени, бешеные мозги в аквариумах и та жуткая Арка Смерти, в которую упал Сириус Блэк. Что еще у них там есть?

Проклятый Маккирби. Теперь ей и впрямь любопытно. Хоть и страшно.

И он знает о лей-линиях. Может, он умеет с ними работать?

— Северус, что будем делать? Я так понимаю, следующий на очереди ты. Кингсли их сдерживал как мог, упирал на твою болезнь, но они могут взять письменные показания, и тогда… Тот дознаватель сказал, что все Пожиратели ближнего круга много чего валят на тебя. Еще и Малфой сдался сегодня.

— Люциус? Он явился в министерство? Сам?

— Да. Я видела, пока регистрировали мою палочку.

Его спина напряглась под ее руками. Похоже, эта информация ему не понравилась.

— Кстати, о палочке… Ты не знаешь, где моя? Ее вроде бы забрал Люциус, и после этого я ее не видел.

Гермиона нервно сглотнула, наклонилась, задрала штанину и вытащила из высокого ботинка палочку. Опустила глаза, боясь встретиться с ним взглядом:

— Мне ее отдал Драко. Я все время носила ее с собой.

Северус, помедлив, протянул руку и забрал палочку из ее пальцев. Повертел ею и так, и этак. Вычертил несколько заклинаний — без какого-либо видимого результата. Гермиона с тревожно бьющимся сердцем следила за ним, надеясь... сама не зная на что. Но чуда не случилось. Подержав палочку в руках еще немного, он с каменным лицом вернул ее девушке:

— Пусть будет у тебя.

— Ты уверен, что…

— Уверен. Ты пробовала ею пользоваться?

— Нет, но… Когда я держу ее в руке, она вроде не совсем чужая.

Он хмыкнул и тяжело опустился на край кровати:

— Думаю, мне пора убираться отсюда.

— А как же авроры? Если в министерстве узнают, что ты исчез, они могут запросто объявить тебя в розыск.

Снейп потер виски ладонями. Мотнул головой:

— Ч-ч-черт…

— Может, в Хогварц? Технически ты все еще директор, тебя никто не снимал с должности.

— Нет. Минерве не нужны эти проблемы.

— Стряхнуть должок с кого-нибудь из слизеринцев?

— Я думаю. Помолчи немного.

В коридоре послышались шаги, какой-то шорох, глухой стук, а затем дверь открылась, и в палату вошел Люпин. Вид у него был такой же усталый и изможденный, как и у Снейпа, в волосах прибавилось седины, но одет он был во вполне приличный маггловский костюм. Похоже, жизнь у него слегка наладилась, раз он наконец-то выбросил свои старые латаные робы. Он кивнул обоим:

— Меня прислал Кингсли. Похоже, твое лечение закончилось, Северус.

Снейп, сцепив зубы, медленно поднялся на ноги:

— Меня… арестовывают?

— Я что, похож на аврора? — Люпин хмуро оглядел палату. — Домой тебе пока нельзя. Отправишься на маггловскую квартиру, где мы иногда прятались от Пожирателей, когда нужно было что-то провернуть в Лондоне. Посидишь там несколько дней, пока не придумаем, что делать.

— В чем… меня… обвиняют?

— Да ни в чем конкретно. Старые дела. Визенгамот пока не закрыл твое дело, ждут показаний Малфоя, но вряд ли от них что-то изменится. На все их показания есть опровержения с нашей стороны. Никаких оснований держать тебя под стражей нет, да ты и не опасен.

Снейп побледнел. На скулах заиграли желваки. Гермиона бросила укоризненный взгляд на оборотня и встала рядом с Северусом:

— Очень тактичное замечание, профессор.

— Хватит уже называть меня профессором, Гермиона, — отмахнулся тот. — Я бы сказал, что в нынешней ситуации болезнь тебе на руку, Северус, уж лучше считаться неопасным, чем отправиться в камеру. Быстро собирайтесь, пока охранник не очнулся, я приложил его Конфундусом. Я вас выведу через черный ход. Идти-то можешь?

— Я… тебе… глотку… вырву… и без магии! — прошипел Снейп, выпрямляясь во весь рост и злобно сверкнув глазами. Откуда только силы взялись!

По лицу Люпина пробежала тень.

— У меня и в мыслях не было тебя оскорблять, Северус, — произнес он гораздо тише. — Я хочу помочь.

— Ну так и помогайте молча, — проворчала Гермиона, весьма кстати вспомнив эпизод с боггартом на третьем курсе. Мерзкая выходка, недостойная учителя. Северус ведь ничего ему не сделал, даже Волчьелычное зелье исправно варил, невзирая на давнюю вражду, а этот… Знал бы он, что ни его, ни Тонкс не было бы в живых сейчас, если бы не активировали лей-линию! Знали бы они все, какую цену пришлось за это заплатить! Она придвинулась ближе к Снейпу и с негодованием уставилась на оборотня. Люпин окинул взглядом их обоих, стоявших плечом к плечу, и качнул головой:

— Прошу прощения, но Кингсли просил как можно быстрее убрать тебя из Мунго. Надо поторапливаться.

Снейп насколько секунд сверлил его глазами в упор:

— Почему… он… не хочет… оставить меня… здесь?

— Ему не понравилось то, что он услыхал сегодня во время допроса Гермионы, — буркнул Люпин, стараясь не смотреть ему в лицо. — Он заметил, что и Гермионе не понравилось, потому и решил, что тебе лучше пересидеть где-нибудь в тихом месте, и чтоб никто не знал, где ты. В больнице ты слишком на виду. Да не смотри ты на меня так, я на твоей стороне, — Люпин вытащил из-под плаща сверток, увеличил его и сбросил на руки Гермионе. — Вот тут кое-какая одежда, твою сожгли, когда доставили тебя сюда. Я подожду за дверью. Побыстрее.

Он вышел. Гермиона разобрала сверток с одеждой — джинсы, свитер, ботинки, куртка, и повернулась к Северусу.

— Помочь? — едва слышно спросила она.

Он скривился так, будто только что съел целый лимон без сахара. Неловко потянул больничную рубашку через голову:

— Я могу… сам.

Она отодвинулась, чтобы не мешать ему, и молча сгребла с тумбочки флакончики с зельями и книги в свою неизменную сумочку. Затем все-таки помогла ему натянуть ботинки, когда у него не получилось с первого раза.

— Не злись, — тихо шепнула она, поглаживая его по руке под рукавом свитера. — Люпин просто дурак, а ты поправишься. Люди после таких травм, как у тебя, месяцами оправиться не могут, а ты уже сам ходишь.

— Ненавижу, — процедил он сквозь зубы. Под глазом у него задергался нерв. Гермиона обняла его за шею, так, чтобы касаться ладонями кожи, и закрыла глаза, чувствуя, как он слегка расслабился под ее руками, когда в него полилось тепло. Приподнявшись на цыпочки, она поцеловала его в щеку:

— Так лучше?

Он не ответил, лишь сжал ее в объятиях на несколько секунд, а затем отодвинулся.

Не помогай мне, — он плотно сжал губы. — Ты только сделаешь хуже.

— Можно я хотя бы провожу тебя туда, чтобы знать, где тебя искать? Если ты проведешь там несколько дней, мне же как-то надо... сам знаешь.

— Ладно. Что это ты делаешь? — он изогнул бровь, когда она тесно прижалась к нему плечом и боком, одной рукой покрепче обхватив за пояс. Гермиона подняла на него глаза и хлопнула ресницами:

— Мне, между прочим, тоже надо к тебе прикасаться, а иначе мне станет плохо. Пойдем?

Он что-то пробурчал себе под нос, но забросил руку ей на плечи, и они вместе побрели к двери.

Все будет хорошо.

Все будет хорошо.

Мы выкрутимся.

Самой бы в это поверить.

Глава опубликована: 31.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх