↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 9_2

Пятница прошла как в тумане. Гермиона получила еще одну записку от Кингсли с просьбой явиться на Гриммо в воскресенье и проследить, чтобы туда пришел и Снейп. Аналогичное приглашение пришло Рону, Драко и Невиллу. Последний слегка удивился:

— Я-то ему зачем?

— Не знаю, — Гарри вертел в руках свою записку, словно ждал, что на ней вот-вот проявится скрытый текст. — Но, наверное, ему так удобнее, чтоб не вылавливать нас по одному. Придешь?

— Да мне мандрагоры удобрить надо, — протянул Лонгботтом, засовывая приглашение в карман. — А их там… почти сорок горшков.

— Ну так сказал бы, что мы, не поможем? Ты же фактически заменяешь профессора Спраут, а у тебя и других предметов полно, ты хоть что-нибудь учить успеваешь?

— Я же не иду на рекорд, как некоторые, — ответил Невилл, отводя глаза. — Мне П.А.У.К. сдавать всего-то по четырем предметам. Но даже если я остальное не сдам, профессор Макгонагалл вчера предложила мне остаться в Хогварце и преподавать гербологию.

— Ты же вроде хотел собственные теплицы, — вспомнила Гермиона. — Мне Луна говорила.

Невилл пожал плечами:

— В некотором роде теплицы Хогварца теперь мои, я там каждый куст знаю, а если буду преподавать, то смогу и для себя что-нибудь выращивать. Я уже узнавал, правилами школы не запрещено. Все равно пока деваться некуда, а здесь я хоть какую-то пользу буду приносить.

Гермионе это было более чем знакомо. Она уже расспросила мадам Помфри о том, как устроиться в Мунго на обучение и стажировку после экзаменов, испытала шок, увидев, сколько всего придется выучить, прежде чем ее допустят к пациентам, и удивилась, что никто ни разу не схватил ее за руку и не выставил вон, пока она шаталась по палатам в первые дни после боя. Впрочем, Маккирби не уточнял, знают ли целители о том, чем она там занималась, или же списали временное улучшение показателей исключительно на собственные умения. И как бы ей ни хотелось изучать колдомедицину параллельно с учебной программой седьмого курса в Хогварце — не получится. Удивительно, как Паркинсон ухитряется после уроков волонтерствовать в Мунго и еще что-то успевать по школьной программе.

«Просто она не спит по три часа в обнимку с бывшим преподавателем вместо того, чтобы писать эссе, и ей не приходится глотать снадобья, чтобы вообще спать».

Снейп, в ее отсутствие заваливший стол на кухне исчерканными вдоль и поперек листками пергамента, разминал пальцы левой руки, подсунув ноги под обогреватель. Добби, уже привыкший ко всем чудачествам своих волшебников, попытался было прибраться в квартире, но зельевар велел ему прекратить самодеятельность и отослал прочь. Гермиона с любопытством заглянула в записи:

— Что это?

— То, чем ты будешь заниматься завтра, чтобы мы могли попасть ко мне домой.

Она нахмурилась, разглядывая схемы энергетических потоков:

— Я не уверена, что смогу… Я здесь узнаю только магглорепеллентное заклятие.

— Там все то же самое, что ты ставила вокруг палатки, только мощнее и привязано одно к другому. Я тебе показывал, как соединять чары. Флитвик разве не давал на уроках?

— Давал, но у меня не было времени попрактиковаться.

— Вот завтра и попрактикуешься. Движение палочки потренируем сейчас, без заклинаний.

Она подняла на него глаза:

— Сутки почти на исходе.

— Ждем до крайней точки, пока не станет совсем плохо.

— И потом по полчаса отходить? Тебе вчера стало хуже.

— Опять играешь в целителя? — осклабился он, ехидно задрав бровь. — Со своим состоянием я уж как-нибудь разберусь сам, благодарю. Бери палочку.

Спорить было бесполезно. Гермиона отрабатывала движения под его наблюдением, пока он не счел ее старания удовлетворительными. Оставшееся время они составляли список симптомов. Гермиона с некоторой досадой отметила, что Северус либо переносил свои симптомы куда легче, чем она, либо просто мастерски притворялся. В то время как ее буквально рвало на части изнутри от желания прикоснуться к нему, он с бесстрастным выражением лица корябал что-то на очередном листке и только морщился, когда сводило пальцы на левой руке. Ждать до последнего Гермиона не стала — едва он начал задыхаться, протянула руку и вцепилась в его запястье. Придвинувшись ближе, сунула обе руки ему под свитер, плотно прижимая ладони к телу.

— Это обязательно? — спустя какое-то время негромко спросил он, обнимая ее. — Или тебе просто нравится это делать?

— Мне кажется, так быстрее. Когда площадь контакта больше, — не моргнув глазом, ответила она. Ей и впрямь так нравилось. — Может, надо что-нибудь сварить… чтоб было еще быстрее? Голос так и не восстановился до конца.

— Восстановится. И без меня ты ничего варить не будешь, если хочешь, чтобы я это пил.

— Ты сомневаешься в моих способностях? — возмутилась девушка. — У меня, между прочим, по зельям «Превосходно».

— Это по тем, что вас заставляет варить Слагхорн? — скривился Снейп. — Если он не объяснил вам, как готовить противоядия к многокомпонентным ядам, я бы не стал особенно надеяться на объективность его оценки.

— Ты тоже был не очень-то объективен, — бесстрашно заявила она. — Мы же сдали экзамен на С.О.В.У., и хорошо сдали. А ты за аналогичную работу никогда не ставил выше «Удовлетворительно».

— И правильно делал. Любой мастер вылил бы большинство ваших… творений вам на голову.

— По-твоему, в школе все должны готовить зелья как мастера?

— Нет, но если зельеделие не оценивать со всей должной строгостью, в лаборатории Мунго и аптеках окажутся дилетанты, которые вместо лечебного снадобья сварят отраву. Если бы на вашем курсе группу по продвинутым зельям набирал я, там было бы от силы три человека.

— Нас и так было всего двенадцать.

— И половина не могла ничего сварить даже с рецептом перед глазами.

— Да ладно. Пусть Слагхорн не такой требовательный учитель, как ты, но мы не так уж безнадежны. Даже Гарри варил…

— Мы оба знаем, как ему это удавалось. Я не удивлюсь, если П.А.У.К. по зельям он провалит.

— Не провалит, — обиделась Гермиона за друга. — У него гораздо лучше получается теперь, когда…

— …когда меня нет в классе? — усмехнулся Северус. — Впрочем, если вы продолжаете учиться по тому же дурацкому учебнику, то никто из вас не сдаст экзамен.

— Кстати, об учебнике, — Гермиона прижалась к нему теснее и погладила по спине под свитером. — Ты не мог бы дать мне его почитать?

— Нет.

— Почему? Без твоих правок он действительно плох, а экзамен сдавать надо.

— Пусть Слагхорн выполняет свою работу как следует и учит вас не по учебнику, а как положено.

— И кто ему об этом скажет? Профессор Макгонагалл и так трясется, как бы он не ушел совсем, он вечно жалуется, то у него зарплата маленькая, то ингредиентов не хватает, то ананасов в сахаре не доложили. А недавно искал, кому бы влепить взыскание, чтоб ему не пришлось самому готовить рогатых жаб для младших курсов — ему их прислали не расфасованными, как он заказывал, а в сыром виде, бочкой.

Снейп закатил глаза:

— Я и говорю. Вы готовите зелья практически в тепличных условиях с самого первого курса, у вас все ингредиенты уже расфасованы и обработаны, осталось лишь нарезать. Так ведь большинство и резать не умеет.

— А кто когда нас этому учил? — удивилась Гермиона. — Ты с первого урока тоже ничего не показывал, только тыкал носом в инструкции на доске.

— Инструкции были достаточно подробные.

— Но не все же умеют обращаться с ножом едва ли не с пеленок. У меня уроков десять ушло, чтобы понять, как надо держать нож, чтобы сделать достаточно мелкую нарезку. Тебе что, в самом деле не приходило в голову, что дети в одиннадцать лет вообще ничего не умеют, даже если у них родители маги?

— Некоторые умеют. А ты, раз уж собралась идти в целители, изволь уделить зельеделию особое внимание. И будь готова к тому, что в Мунго тебя первым делом засунут именно в лабораторию, только не варить, а готовить ингредиенты для местных зельеваров. Этим занимаются в основном ученики.

Гермиона с интересом заглянула ему в лицо:

— Ты тоже этим занимался?

— Если бы мне за каждый фунт обработанных ингредиентов давали по галлеону, я был бы богаче Малфоев. При обучении на степень мастера подготовка ингредиентов — исключительно обязанность ученика, и неважно, сколько и чего он уже умеет.

— Я просто вспомнила кое-что… из твоих воспоминаний. Что ты там такое сварил в конце пятого курса, что тебя… пригласили…

— Не терпится попробовать самой? — съязвил он. — Мало Оборотного зелья на втором курсе?

— Зелья по школьной программе ведь не тянут на уровень мастера. Это должно было быть что-то очень… впечатляющее.

— Смотря для кого. Если бы в британской гильдии зельеваров узнали, что я это варил, мне никогда бы не разрешили работать не только в Хогварце, но и вообще в Британии. Я не стану об этом говорить. Нечего тебе знать о таких составах, — Снейп на мгновение прикрыл глаза, словно прислушиваясь к своему состоянию, и отодвинулся. — Возвращайся в Хогварц, допиши свои эссе и спать. Придешь завтра с утра.

— Кингсли хочет, чтобы мы собрались на Гриммо в воскресенье, — Гермиона облизала губы, некстати вспомнив вчерашний сон. Снейп мотнул головой:

— Других мест, конечно же, нет.

— Ну не в министерстве же, — протянула она, выжидающе глядя на него. Он удерживал ее взгляд секунд десять. Выгнул бровь:

— Имей в виду, что сюда может прийти кто угодно из Ордена.

— Я… соскучилась, — прошептала Гермиона одними губами, краснея как первоклассница. Северус снова привлек ее к себе, зарылся в волосы обеими руками, прижался губами к ее виску. Гермиона вжалась лицом в его шею с правой стороны:

— Я хочу… остаться завтра. Ты… говорил, что…

— Я помню. Но тебе надо выспаться. И доделать все, что не успела.

— Это ты так пытаешься меня мотивировать? — не удержавшись, улыбнулась она.

— Раз ты не можешь сама, придется мне. Иначе плакали твои экзамены.

Она вздохнула. Все это казалось ей и странным, и удивительным, и даже где-то довольно милым — любой другой мужчина, оказавшись наедине с девушкой, непременно воспользовался бы этим, но Гермиона не могла с ним не согласиться. Эта квартира тоже не внушала ей доверия. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь ввалился сюда в самый неподходящий момент. И поди знай, кто и чем занимался здесь до них, раз уж здесь прятались орденцы.

— Я… надоедаю, да?

— Глупая девчонка, — хрипло произнес Северус у нее над ухом. Его руки с жадностью сжали ее талию и тут же отпустили. — Чтоб я этого больше не слышал. Марш в Хогварц спать.

Гермиона и рада была бы не дразнить его, но одни только воспоминания о том, что они творили в директорских апартаментах, рождали волны жара в ее теле.

Тролль бы побрал эту школу, и эту квартиру, и Орден, и… и вообще это все.

— Я возьму это? — нехотя отлепившись от него, она указала на листки со схемами защитных заклинаний. — Потренируюсь еще перед сном.

— Не стоит. Ты справишься и так.

«И уходи уже отсюда, пока я еще в состоянии держать себя в руках», — явственно читалось на его лице. Гермиона зажмурилась на мгновение. Хорошо бы сейчас оказаться вдвоем там, где можно было запереться от всех и не бояться, что кто-то следит, подслушивает, подсматривает... Но деваться было некуда. Приходилось терпеть.

«Самоконтроль, говорите?..»

За секунду до дезаппарирования Северус одарил ее таким взглядом, что ей стало ясно: сегодня ей уж точно будут сниться… не кошмары.


* * *


Утром Гермиона, снова не выспавшаяся и раздраженная донельзя, выполняла указания по уменьшению и облегчению сундука с вещами, украдкой разглядывала Снейпа и гадала, видел ли он то, что ей снилось. Ерунда какая-то. Пришла в себя, называется. От последних двух вечеров, когда она засыпала у него под боком, стало только хуже — теперь ей хотелось большего, и немедленно, а он не позволял ничего, кроме объятий. Как назло, в Хогварце ей почему-то на каждом шагу попадались тискающиеся и целующиеся парочки. Джинни куда-то исчезала с Гарри и приходила обратно с таким отрешенно-мечтательным лицом, что Гермионе хотелось хорошенько ей врезать, чтобы вернуть на землю. Попытки уговорить себя, что Северус еще не оправился после травм, и нечего на него набрасываться, должного эффекта не возымели.

«Грейнджер, что ты как… нимфоманка какая-то? Ты что, не можешь вести себя прилично?»

Она-то могла. И даже отчасти списывала это дикое притяжение на магию и лей-линию. Ну в самом-то деле, что за гормональные всплески? Хоть и весна.

— Может, попросим Добби перенести нас? — неуверенно предложила она, когда они не без труда затолкали сундук в ее многострадальную сумочку и, покинув квартиру, дошли до подходящего места для аппарирования. Снейп поежился. Без длинной мантии, закрывавшей его от шеи до пят, ему определенно было неуютно.

— Боишься, что нас разорвет на куски в процессе?

— Не надо, пожалуйста, — тихо попросила она, прижимаясь к нему плечом и беря его за руку. — Просто я ни разу не пробовала аппарировать, зная только адрес.

— Принцип тот же.

Она прикрыла глаза, сосредотачиваясь. В памяти всплыл запах пыли и ряды старых книг на полках. Негромкий хлопок — и они аппарировали в заваленный мусором узкий проулок между двумя рядами одинаковых домов, плотно прилепившихся друг к другу. Гермиона огляделась:

— Это… где-то здесь? Я помню только твою гостиную.

— И хорошо, — буркнул он. — Тут не на что смотреть.

Подхватив ее под руку, он повел ее вдоль стен без единого окна, пока они не вышли на улицу. Гермиона с любопытством озиралась по сторонам, но смотреть и впрямь было не на что. Серо, грязно и уныло. Чуть поодаль над крышами домов разной степени запущенности виднелась старая заводская труба. Снейп, проследив ее взгляд, издал тихий, невеселый смешок:

— Когда завод еще работал, здесь было получше. Но в этом районе жили сплошь работяги. За рекой дома посимпатичнее.

Гермиона хотела было спросить, не там ли жили Эвансы, но вовремя прикусила язык.

Северус подвел ее к последнему дому в самом конце улицы, огляделся, нет ли кого вокруг, и отступил на шаг, давая девушке место для маневра. Гермиона, облизав пересохшие губы, извлекла палочку и принялась быстро вычерчивать в воздухе затейливые знаки, разученные вчера. Снейп, ссутулившись и сунув руки в карманы куртки, угрюмо наблюдал за движениями ее руки с непередаваемым выражением лица. Как человек, сидящий на голодном пайке, смотрит на витрину с недоступными изысканными лакомствами. Гермиона не могла не понимать, что он солгал ей, пытаясь убедить, что не очень страдает из-за потери магии, но, очевидно, он согласился терпеть все это только ради нее. Не будь между ними этой связи, грозившей им обоим смертью при отсутствии контакта, он бы сбежал из больницы, не уведомив никого, и просто исчез. Даже и ей бы, наверное, ничего не сказал.

Как заставить себя не думать об этом? И удержать блок, чтобы он не увидел этого в ее голове. Последнего она боялась больше всего. Сколько бы она ни уговаривала себя, что выбранный ею вариант был самым приемлемым, это до того попахивало предательством, что Гермиона никак и ничем не могла оправдать свой выбор. Его уже столько раз предавали… Неужели и она такая же, как все те, кто всю жизнь его использовал?

«Сосредоточься, если не хочешь торчать на улице до вечера».

С последним взмахом палочки входная дверь замерцала, тихонько щелкнул замок. Снейп удовлетворенно кивнул:

— Все в порядке. После того, как мы были здесь в прошлый раз, сюда никто не совался, — он шагнул вперед и остановился на первой ступеньке крыльца, уже опустив руку на дверную ручку. Бросил косой взгляд на девушку. — Там… не прибрано. Совсем.

— Вряд ли будет хуже, чем на Гриммо после Флетчера, — невозмутимо ответила она, стараясь не улыбаться. Придумал тоже… грязью пугать. Он хмыкнул и толкнул дверь.

Не прибрано — это мягко сказано, подумала Гермиона, оказавшись в крохотном коридорчике, ведшем в гостиную, от пола до потолка заставленную книгами. Снейп криво усмехнулся, увидев, как девушка, забыв обо всем на свете, буквально пожирает глазами книжные полки:

— Я так и думал — ты так рвалась сюда только потому, что запомнила мою библиотеку.

— А? — Гермиона не могла оторвать восторженного взгляда от блестевших золотым тиснением корешков. — Сколько же ты все это собирал?

— Часть осталась еще от матери. Одно время я тратил на книги все, что зарабатывал. Люциус Малфой до сих пор не может успокоиться, что я выхватил у него из-под носа несколько очень редких изданий, за которыми он охотился много лет.

Гермиона протянула было руку, чтобы коснуться корешков, но тут же отдернула ее и оглянулась на него:

— Можно?

— Можно. Только ставь потом на место. И вон те две полки возле камина не трогай.

— Почему?

— Книги на них кусаются. Взять их могу только я… по крайней мере, раньше мог. Но проверять пока не хочу. Закрой периметр и посиди здесь, мне нужно заглянуть на второй этаж.

Она машинально вскинула палочку, замерла на несколько секунд, вспоминая нужные действия, установила защитные барьеры, а затем с трепетом сняла с полки огромный талмуд по нумерологии в роскошном кожаном переплете. Снейп, убедившись, что она увлеклась книгой, открыл потайную дверь, прятавшуюся за одним из стеллажей, и поднялся в спальню. Хорошо, что тайников в доме было несколько, включая обычный немагический под неприбитой половицей в дальнем углу комнаты. Тобиас Снейп когда-то прятал там жалкие гроши, скопленные на черный день. Северус же хранил там коробку с маггловской частью своей жизни, резонно полагая, что ни один волшебник не станет искать в колдовском доме такой банальный тайник, а будет проверять комнаты на наличие усиленной магической защиты. Вытащив коробку, он присел на кровать, чтобы разобрать содержимое. Старые водительские права, которые, вероятно, придется обновить, банковская карточка, на которой он держал часть денег, вырученных за акромантулов, толстая пачка маггловской налички, документы на дом, несколько старых фотографий. Надо забрать остальные вещи из Хогварца, снять квартиру подальше отсюда и начать искать какую-то работу, хотя он пока смутно представлял, чем именно он мог бы сейчас заняться. Вероятно, вдвоем с Гермионой он мог бы опять варить зелья на заказ, но это означало, что ей придется отвлекаться от учебы. А ждать еще три месяца, пока она сдаст экзамены, ему не хотелось. В колдовском мире ему сейчас точно работу не найти, пока аврорат не закрыл дело и не объявил о результатах.

Пока он размышлял, перебирая документы, Гермионе внизу, похоже, стало скучно.

— Эй, мне можно подняться? — позвала она с лестницы.

— Если хочешь. Но тут еще страшнее, чем внизу.

Заскрипела лестница. Гермиона просунула голову в дверь, беглым взглядом окинула спальню:

— Хочешь, я… Я могу убрать пыль, не трогая вещи. А потом можем сделать генеральную уборку вдвоем. Я дома так все время убирала.

Он не ответил, только сжал губы, невидящими глазами глядя в стоявшую у него на коленях коробку. Гермиона, помедлив, все-таки достала палочку, направила ее поочередно на пол, каждый предмет мебели и потолок, убирая пыль и паутину. Последнее заклинание досталось грязному оконному стеклу, после чего в комнате стало немного светлее. Снейп не пошевелился. Она подошла и присела рядом на краешек кровати. Тоже заглянула в коробку:

— А ты подготовился.

— Я думал, что если придется бежать и прятаться, среди магглов я спрячусь лучше. Этот дом был удобен как убежище, пока о нем не узнала Беллатрикс. Она могла разболтать кому угодно.

— Ты умеешь водить машину? — уточнила Гермиона, увидев водительские права. Снейп кивнул:

— Научился, когда мне было шестнадцать. Но с тех пор у меня почти не было практики.

— А это что? — она, поколебавшись, коснулась фотографии, выглядывавшей из-под пачки фунтов. Северус неохотно вытащил пожелтевший от времени черно-белый снимок и показал ей:

— Это как раз с того лета, когда я получил права.

Гермиона взяла фотографию в руки и повернула ее к свету из окна:

— О… Ты говорил, что носил кожаную куртку, но я как-то… Я все же решила, что ты пошутил.

— Нет, как видишь, — он смотрел на фотографию, чуть прищурившись. — Эта куртка и сейчас где-то здесь валяется.

— А тебе идет, — она провела по снимку указательным пальцем, очерчивая контуры бледного лица, наполовину занавешенного длинными волосами. — Мне нравится эта фотография. Кто снимал? Это ведь... не колдовское фото.

— Одна моя… знакомая, — ответил он после небольшой паузы. — Из магглов.

Гермиона прикрыла глаза, словно что-то вспоминая. Затем придвинулась ближе и прижалась щекой к его плечу:

— Можно я возьму ее себе?

— Бери, если хочешь. Где-то были и другие, если я их не выбросил.

— А… куда она делась потом? Эта твоя знакомая?

— Не знаю. Мы общались от силы месяц, потом я вернулся в Хогварц и больше ее не видел. Она фотографировала все подряд и… Почему мы сейчас об этом говорим?

Гермиона пожала плечами, откладывая фотографию:

— Потому что мне интересно. Но если не хочешь, не рассказывай.

И потянулась губами к его лицу. Северус убрал коробку с колен и привлек девушку к себе:

— Опять пытаешься выведать что-нибудь о моем страшном и ужасном прошлом?

— Я же сказала, можешь не рассказывать, если не хочешь. Но мне хотелось бы послушать.

— Почему всех так интересует мое прошлое? — проворчал он недовольно. Гермиона обняла его за шею и потерлась носом о его щеку:

— Потому что у тебя была интересная жизнь.

— У меня? — удивился Северус, сцепляя руки у нее на талии, когда девушка перебралась к нему на колени.

— А разве нет? Один из самых способных учеников, лучший зельевар на курсе, изобретатель заклинаний и снадобий, двойной агент…

— И Пожиратель Смерти. Только не говори мне, что тебе хочется слушать про пожирательские будни. Уверяю тебя, там не было ничего достойного подражания и уж точно ничего... героического.

Гермиона склонила голову к плечу:

— Неужели там было только… плохое? Что-то ведь привлекло тебя изначально.

— Они обеспечивали мне защиту и покровительство, чтобы я и дальше мог заниматься исследованиями. Но в итоге все мои наработки использовались для мерзостей.

— Я… э-э… видела что-то про афродизиак, — она прижалась к нему теснее, запуская пальцы в его волосы на затылке. Он фыркнул:

— История не для девичьих ушей.

— Такая страшная или…

— Скорей похабная.

Гермиона порозовела и опустила ресницы:

— Похабная история в твоем исполнении? Не представляю.

— И не надо. Хотя… Должен признать, тогда это казалось забавным. Мне еще не исполнилось двадцати, я был идиотом, которому не досталось веселья в школьные годы, поэтому я принялся наверстывать уже потом. Люди, с которыми я общался, знали толк… в развлечениях. Хоть и довольно специфических.

— Расскажи, — попросила она, поудобнее устраиваясь у него на коленях. Снейп мотнул головой:

— Не сейчас. Для этого нужно… настроение.

— Ну ладно. Но обещай, что расскажешь.

— Вас разве не учили, что любопытство сгубило кошку, мисс Грейнджер? — поддел он ее, зарываясь лицом в ее волосы.

— И не только кошку. Северус… может, ты мог бы написать книгу?

— Ну уж нет, ни за что. Мало мне одной любопытной, которая сует нос в мою жизнь…

— Не хочешь автобиографию, напиши что-нибудь другое. Учебник, например.

— Гм… Я думал об этом. Учебник по зельям для шестого-седьмого курса и впрямь отвратителен чуть менее чем полностью.

— Может, все-таки дашь мне почитать?

— Не дам. Не подлизывайся.

— Там столько всяких заметок, наверняка не составит труда переработать это все и оформить по-новому. Это ведь проще, чем писать с нуля?

Снейп уткнулся носом ей в шею и закрыл глаза. Идея стоящая, и он действительно давно об этом думал. Но сейчас ему хотелось просто немного тишины и покоя. Гермиона медленно водила руками по его спине — вниз, вверх, вниз, вверх, и это действовало на него невероятно расслабляюще. Однако стоило ей коснуться шеи с левой стороны, как он вздрогнул и чуть крепче сжал ее талию:

— Не надо.

— Прости… Тебе больно или… просто неприятно?

— Все вместе.

— Только слева или везде? Все же зажило, и яд вывели.

— Эта чертова змея не поддавалась никакой классификации, — мрачно ответил ей Снейп. — Думаю, это как-то связано с тем, что она была крестражем. И со Смертным знаком. Эту дрянь не взяли даже слезы феникса, а ведь мощнее средства не существует.

Гермиона погладила его по затылку, притворившись, что не замечает, как по его телу пробегает дрожь от каждого прикосновения:

— Можно я посмотрю?

Кому-нибудь другому он бы сразу сказал «нет». И еще полгода назад не колеблясь сказал бы то же самое и ей. Но отказать ей сейчас он почему-то не мог. Поколебавшись немного, он сел ровнее и расстегнул воротник рубашки. Гермиона склонилась к нему, подсвечивая себе палочкой:

— Мне надо… дотронуться. Я прижму пальцы и подержу немного.

Снейп сглотнул и склонил голову к правому плечу, открывая шею. Гермиона накрыла кончиками пальцев отметины от змеиных клыков и немигающими глазами уставилась куда-то в пространство перед собой:

— Что ты чувствуешь?

— Жар. Отдает в левую руку.

— Больно?

Вообще-то, было не так и больно. Когда кто-то касался шеи с левой стороны без предупреждения, Снейп ощущал резкую вспышку боли, как при ожоге. Но сейчас, когда она предупредила, что дотронется, он подготовился и вполне мог терпеть.

— Выведи мне схему, — попросил он. — Только не общую, а по нервной системе. Умеешь?

— Уже да.

Девушка махнула палочкой левой рукой, не отрывая правую от его шеи. Снейп просканировал глазами переплетение линий:

— По картинке похоже на воспаление нерва.

— Но тогда болело бы все время. И особенно при движении, — пробормотала она, изучая схему. — Я здесь пока плохо ориентируюсь.

— Если бы ты увидела схему человека из-под пыточного проклятия, она вся была бы такой, — пояснил Северус. — Я не стал говорить об этом в Мунго, иначе меня бы до сих пор пичкали противовоспалительным, от которого было бы больше вреда, чем пользы.

— А если это что-то серьезное?

— Вряд ли. Скорей всего, в яде содержались нейротоксины, и это какой-то остаточный эффект. Если ты побудешь со мной еще, я попробую сварить что-нибудь для нейтрализации.

— Опять самолечение? — укорила она его, сворачивая схему. — А как рука, не лучше?

Снейп пошевелил пальцами левой руки и слегка поморщился:

— Не больно, но скованность пока не ушла.

Гермиона убрала пальцы с его шеи и взялась мягко разминать левую руку, от пальцев к кисти и выше, к локтю. Снейп наблюдал, чуть прикрыв глаза:

— Что это было ночью?

Она прикусила губу:

— Ты теперь каждую ночь будешь за мной следить?

— Может быть. В этот раз было… куда увлекательнее…

Он провел свободной рукой по ее спине, погладил шею и легонько надавил на затылок, хотя она и не думала уворачиваться. От ее пальцев, касавшихся Смертного знака, струилось тепло, заполняя его целиком. Горячее дыхание, нежные, податливые губы, мелкая дрожь нетерпения по всему телу, теплая кожа под несколькими слоями одежды. Какого черта они ждали? Северус наслаждался каждым вздохом, срывавшимся с ее губ между поцелуями, каждым прикосновением ее рук, с каждой секундой все уверенней исследовавших его тело и плавивших так тщательно выстроенные блоки.

Они не поняли, кто потерял контроль первым, и уже не разбирали, кто из них что делал и что чувствовал. Каждое движение ощущалось острее и ярче, доводя до полуобморока, когда упали щиты. Одно сознание на двоих. Одно дыхание на двоих. Снейп не ощутил, как она впилась ногтями в его спину, не слышал ее всхлипов и стонов; он осознавал только то, что так хорошо ему не было даже под кайфом в молодости, а потом их обоих подхватил огненный вихрь — и с оглушительным взрывом рассыпался мириадами звезд, от которых Снейп рефлекторно отмахнулся, даже не поняв, что сделал и зачем.

Еще толком не «всплыв» и судорожно хватая воздух открытым ртом, он вдруг понял, что в комнате стало холодно. Обнаженную спину неприятно обдувало сквозняком. Все еще лежа на бессильно распластавшейся под ним девушке, он повернул голову. Моргнул, наводя фокус. И замер, забыв дышать.

Стекла в окне не было. Спальня была усеяна мелкими осколками. Их не было только на кровати, будто кто-то в последний миг накрыл ее невидимым куполом.

Сердце пропустило удар, а затем медленно, тяжело забухало в груди, больно вонзаясь под ребра.

Гермиона глухо застонала и уперлась обеими руками в его плечи:

— Задушишь… слезай.

Снейп сел. Уставился на усыпанный осколками пол. А затем на свои руки. Гермиона, до которой тоже, наконец, дошло, что вокруг валяется битое стекло, приподнялась на локте, округлившимися глазами глядя на окно:

— Это… это мы сделали?

Снейп как зачарованный потянулся к ней и опустил ладонь на ее запястье. Вытянул подрагивавшую правую руку над полом.

«Идиот… На что ты надеешься?»

Короткий импульс, от одной руки к другой и от плеча к кисти. Лежавшие вокруг кровати осколки улетели к стене.

В комнате воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь шелестом грязноватых и порванных занавесок.

А затем Снейп и Гермиона хором выдохнули слово, которое ни один уважающий себя волшебник никогда не произнес бы в приличном обществе.

Глава опубликована: 01.06.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх