↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 10_2

Переступая порог дома номер двенадцать на площади Гриммо, Снейп чувствовал, как его хорошее настроение испаряется с каждым шагом. Поттер, Уизли, Лонгботтом и Малфой под одной крышей — можно ли придумать худшую пытку? Едва он зашел на кухню, все четверо потрясенно воззрились на него, и он еле сдержался, чтобы не рыкнуть традиционное «десять баллов с Гриффиндора». Никто из учеников никогда не видел его в маггловской одежде, да и за пределами Хогварца его мало кто из них видел, но с чего так таращиться? Как будто он не человек. В последний момент решив, что тратить свой знаменитый сарказм на этих «героев» бессмысленно, он ответил им абсолютно каменным выражением лица и слегка изогнутой бровью. Одного этого обычно хватало, чтобы у желающих с ним пообщаться тут же нашлись срочные дела, подальше от него. Но ладно мальчишки… Что его действительно беспокоило, так это желание Шеклболта видеть его здесь. Не к добру это все. Если у исполняющего обязанности министра были какие-то новости, которые нельзя доверить совиной почте — значит, дело серьезное. Снейп уже нарисовал себе массу самых кошмарных сценариев, какие только мог вообразить, и теперь обдумывал, куда бежать в случае чего. А что придется бежать, он даже не сомневался.

А ведь день так замечательно начался. Он проснулся от того, что дышавшая ему в спину Гермиона легонько гладила его по груди и животу, но когда он попытался повернуться к ней, ее пальчики скользнули ниже, и он тут же забыл обо всем. Черт возьми, если она будет так будить его каждое утро, он согласен терпеть любые бытовые неудобства.

— Извини, я вчера вырубилась, — шепнула она ему на ухо.

— Не страшно, — пробормотал Снейп, пьянея от того, что делала ее рука под одеялом. — Но ты… не обязана… компенсировать.

— Я хочу, — просто сказала она, нежно касаясь губами его шеи с правой стороны, и продолжила собственные исследования, к их взаимному удовлетворению.

И вот теперь, вместо того, чтобы заниматься более приятными вещами, они торчат на кухне дома Блэков и слушают, как Шеклболт раздает министерские «плюшки». Поттеру — подтверждение о зачислении в аврорский учебный центр на двухлетний курс предварительной подготовки (правда, экзамены на П.А.У.К. все равно сдавать придется, и везде требовались оценки не ниже «Сверх ожиданий», иначе дальнейшее обучение будет платным); рыжему — решение министерского фонда для пострадавших о финансировании лечения Артура Уизли; Лонгботтому — аналогичное решение, только о содержании его родителей на паллиативной терапии. Драко Малфой, пристально рассматривавший и Снейпа, и Гермиону, получил известие о том, что Малый совет Уизенгамота постановил отпустить Люциуса Малфоя под домашний арест с ограничением на использование магии. Малфоевский сейф в Гринготтсе при этом опустел почти наполовину — а ведь там и без того оставалось не так уж много. Вольдеморт за три года успел порядком облегчить кошельки своих вернейших слуг. Драко, похоже, был вовсе не в восторге от этих новостей и, кажется, уже сомневался в своем решении во что бы то ни стало избавить отца от Азкабана.

— А что насчет обвинений? — уточнил он, нервно постукивая пальцами по краю стола. — Все равно будет суд?

— Был бы, если бы твой отец не изобразил полнейшее раскаяние во всем содеянном. И если бы не его состояние здоровья, о чем, ты, полагаю, и так знаешь.

Снейп, услыхав это, недоуменно посмотрел на Драко. Люциус болен?..

— Тем не менее, ему дадут условный срок, он не сможет свободно пользоваться магией, и пока вам не вернули Малфой Мэнор, вам придется жить в другом месте. К сожалению, я больше ничего не могу сделать. Я использовал все свои связи и все влияние, которое у меня есть, чтобы его не посадили в камеру. Твоя мать тоже будет под ограничением на весь условный срок. На меньшее Совет не согласился.

— Я понимаю, сэр, — отозвался Драко, осторожно, медленно выдыхая. — Я вам очень благодарен.

— Не стоит. Лучше постарайся не нарываться. И поосторожней там с ядом акромантула.

Гермиона, сидевшая рядом со Снейпом, слегка побледнела и опустила глаза.

— Вы знаете? — нахмурился Драко.

— Еще бы не знать, — хмыкнул Кингсли. — Для вашего возраста это, несомненно, оригинальный способ заработать. Аберфорта сейчас прикрывают мои люди, потому что я знаю, что вам обоим очень нужны деньги, но не думайте, что вам и дальше все это будет сходить с рук. У многих возникают вопросы, откуда поставки. Отдел Тайн совсем недавно купил всю партию, которую выставил на продажу Аберфорт. А поставок за последний год было довольно много.

— Разве в министерстве никто не в курсе, что в Запретном лесу огромная популяция пауков?

— Департамент по контролю за магическими существами давно знает, но у них нет штатных специалистов по акромантулам, а популяция в Хогварце слишком большая, чтобы мы могли ее ликвидировать своими силами.

— А с каких пор министерские закупаются редкими ядами на черном рынке? — подал голос Снейп, еле сдерживаясь, чтобы не скорчить фирменную презрительную гримасу. Шеклболт и бровью не повел:

— Уж не знаю, когда тебе последний раз доводилось искать яд акромантула в продаже, Северус, но ты же знаешь, что легальных поставок давно нет? Акромантулы на вес золота, а в Запретный лес мало кто может сунуться. Тебе повезло спокойно разгуливать там столько лет только потому, что ты работал в Хогварце. Людям со стороны туда так просто не попасть. Так что, — он снова посмотрел на Драко, затем на Гермиону, — если хотите запастись, запасайтесь сейчас. Едва вы оба закончите школу, вряд ли попадете обратно в лес. И если можете так легко их убивать, убейте побольше, пока мы не найдем способ выжить оттуда этих тварей. Экосистема Запретного леса уникальна, такого количества редких растений нет больше нигде в Британии. Из-за этих треклятых акромантулов доступ ко всем прочим ресурсам практически закрыт.

— Погодите-ка, вы что, ходили охотиться на пауков, а нам не сказали? — возмутился Уизли, в упор глядя на Малфоя. — Может, мы тоже хотели!

— Это была не охота, а лечение больной головы, — буркнул Драко, откидываясь на спинку стула. Поттер изобразил кривоватую ухмылку:

— А-а. Отличное лечение, мы вот тоже такое практиковали… только не с пауками.

Снейп страдальчески закатил глаза. Мальчишки. Только бы выпендриваться.

Кингсли посмотрел на Невилла:

— Макгонагалл предложила твою кандидатуру на должность преподавателя гербологии, начиная со следующего учебного года. Если ты согласен, обсуди с ней условия контракта. Как герою войны тебе полагаются некоторые льготы и повышенная ставка.

— Льготы? — изумился Лонгботтом. — Мне? Да ну… какой я герой.

— Уж конечно, любой может организовывать повстанческие группы прямо под носом у десятка Пожирателей Смерти, а потом еще и убить змею Вольдеморта. Льготы, кстати, положены вам всем, — Шеклболт обвел цепким взглядом присутствующих. — Но пока не закончатся все судебные разбирательства и меня не изберут министром официально, я не смогу выбить вам финансовую помощь, так что потерпите еще немного. Надеюсь, к осени все закончится. Если хотите устроиться на работу или стажировку в министерство — вам нужно только подать заявление, я напишу рекомендации.

Снейп болезненно скривился. Рекомендации, как же. Кто захочет работать в этой клоаке после всего, что было? Крутиться среди тыловых крыс и предателей, которым было все равно, кто главный. Он прекрасно осознавал трудности, с которыми довелось столкнуться бывшему аврору, и не мог не уважать его за попытки разгрести весь этот бардак — чтобы сесть в кресло министра в такие времена, когда от предыдущего режима пострадало столько людей, требовалось не только гриффиндорское мужество, но и острый ум, и умение лавировать среди многочисленных подводных скал, и хитрость, и порядочность. Ожидать, что у молодого волшебника, почти не имевшего опыта в политике, найдутся все эти качества, было бы верхом наивности, но вот поди ж ты… Вполне возможно, что ему таки удастся сделать то, чего не удавалось предшественникам. Впрочем, Снейп ему нисколько не завидовал. Работать на руководящей министерской должности он бы сейчас не пожелал и врагу.

Они еще минут двадцать обсуждали грядущие судебные разбирательства и показания по делам Пожирателей, а затем Кингсли в упор посмотрел на Снейпа:

— Я хотел бы переговорить с тобой наедине, если ты не против.

Снейп ощутил, как сжалась Гермиона на соседнем стуле.

— Можете пойти в библиотеку, — предложил Поттер. — И, кстати, Гермиона… ты не вернешь портрет Финеаса Блэка обратно?

Она кивнула и полезла в сумочку. Дернулась было встать, когда Снейп отодвинулся от стола.

«Сиди здесь, — сказал он ей, ослабив блок. — Я разберусь. И, надеюсь, ты не станешь рассказывать Поттеру, где ты провела выходные».

Гермиона ожгла его таким взглядом, что у него по спине побежали мурашки, но ничего не ответила ни вслух, ни телепатически и принялась вытаскивать из сумочки портрет.

В библиотеке повсюду валялись открытые книги и тетрадки — здесь явно заседала группа подготовки домашних заданий, чего Снейп никак не ожидал от гриффиндорцев. Чтоб Поттер и остальные два болвана взялись за ум и учились даже в отсутствие своей подруги-зубрилки? Удивительно.

Кингсли указал ему на кресло у стола, сам уселся в соседнее:

— Как ты себя чувствуешь?

— Ты пришел сюда в свой выходной, чтобы поговорить о моем здоровье? — насмешливо осведомился Снейп, вытягивая ноги и опираясь локтями на подлокотники.

— Не только. Но я хочу знать, насколько все плохо.

— Помимо того, что было написано в отчетах колдомедиков?

— Официальные версии меня не интересуют, Северус.

Зельевар пожал плечами:

— Могло быть и хуже.

— Ты ушел из квартиры, никому не сказав.

— Я что, обязан перед кем-то отчитываться?

— Не обязан. Но мы все-таки беспокоимся.

Снейп поднял подбородок:

— Еще следилку на меня поставь.

— А ты не очень-то хами, — беззлобно бросил Кингсли. — Никто не собирается с тобой воевать. Мы действительно беспокоимся. И пока все пожирательские дела не закрыты, ты остаешься одним из ключевых свидетелей, так что я имею законное право знать, где ты находишься.

— Гермиона была в курсе, — проворчал Снейп, глядя в сторону. Вот уж не было печали…

— Из Гермионы слова клещами не вытащишь. Ты уверен, что с ней все в порядке? После того, что с ней случилось…

— Нет. Но я над этим работаю.

— Насколько опасно ее состояние?

— Ты же не думаешь, что я эксперт по лей-линиям? — фыркнул Снейп. — С этими вопросами тебе надо обращаться в Отдел Тайн.

— Они и так из меня душу вынимают, — Кингсли скопировал его позу и потер переносицу двумя пальцами. — После ее допроса я получил от них докладную записку на три свитка. У них зашкаливают измерители магического излучения в ее присутствии. Один при прямом контакте с ней вообще сгорел. Сначала она пробудила спящую лей-линию Каслригга, которая считается одной из самых сильных в Британии, потом каким-то образом перекрыла от нее Хогварц после боя, хотя мы считали, что это можешь сделать только ты. Я уж не говорю о том, чем она занималась в Мунго. Чего еще мне следует опасаться? Она хоть примерно представляет, как всем этим управлять? И насколько эта ваша связь опасна для окружающих?

Северус вспомнил лопнувшее оконное стекло, но решил, что благоразумней будет об этом умолчать.

— Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, — ответил он. — Мне не доводилось сталкиваться с подобным. Вдобавок, это не в моей компетенции — я специалист по зельям и темным искусствам.

— Твои мозги вторые в Ордене после Дамблдора, потому я и спрашиваю тебя. А сам Дамблдор что? С ним ведь можно поговорить через портрет?

— Дамблдор тоже ничего не знает. Думаешь, мы не обсуждали это с ним, прежде чем проводить ритуал? И вообще — не лезь в это. Я разберусь.

Кингсли наклонился вперед, опершись руками о колени:

— Я понимаю, что ты не очень-то мне доверяешь, Северус. Ты никому не доверяешь. Привычка двойного агента. Но я хочу помочь, чем смогу. Мы все перед вами в неоплатном долгу.

— Обойдусь как-нибудь, благодарю.

— Хватит уже воевать в одиночку. Я серьезно.

Снейп раздраженно повел плечами:

— Мне пока нечего сказать. Мы исследуем этот вопрос. Пока что ей удается контролировать поток. Но ей нужно интенсивно колдовать каждый день, чтобы расходовать то, что через нее идет, иначе начнутся проблемы. Я бы предпочел, чтобы она делала это не в Хогварце, но других вариантов нет. Она ничего не хочет слышать об академическом отпуске.

Кингсли пристально смотрел ему в лицо:

— Необходимость в ежедневном контакте осталась?

— Прискорбно, но факт.

— И что ты собираешься с этим делать?

— Если бы я мог колдовать, у меня было бы больше возможностей для исследований, но я постараюсь обойтись тем, что есть. Мне нужен пропуск в библиотеку министерства.

— Я завтра займусь. А ты… сможешь ею пользоваться?

— В моей личной библиотеке мне не даются только некоторые весьма специфические издания, — стараясь говорить ровно, ответил Снейп, хотя внутри его буквально корчило, настолько все это было унизительно. — Надеюсь, дополнительная помощь мне не понадобится. Чего именно хочет Отдел Тайн?

— Они догадались о лей-линии. Группа, которая занимается их изучением, хочет обследовать Гермиону. Как говорилось в докладной записке — это беспрецедентный случай, чтобы волшебник мог пользоваться энергией лей-линии, не находясь непосредственно на ней. О вашей связи они не знают, но считают, что Гермиона провела какой-то ритуал, в результате которого ты и лишился магии.

— Ритуал? — Снейп едва не расхохотался. — Они там что, коллективно спятили? Или наглотались галлюциногенов? Нет такого ритуала, я тебе как специалист говорю, никого нельзя ни лишить магии насильно, ни сделать магом, иначе и Азкабан бы не был нужен, и все сквибы давно стали бы волшебниками. И как они себе это представляют хотя бы теоретически? Она студентка. Пусть и талантливая. Она никогда не смогла бы такое провернуть. Да ей бы такое даже в голову не пришло, для чего ей это делать?

— Вот они и хотят это выяснить.

— Бред собачий, — проворчал Снейп, отмахиваясь. — Хорошенькие же там сидят специалисты, если не понимают элементарных вещей.

— Даже если так, у меня нет контраргументов. Мне нечего им ответить.

— И что ты собираешься делать? — спросил Снейп, сверля его немигающим взглядом. Шеклболт развел руками:

— Я не смогу сдерживать их слишком долго. Если уж совсем честно, то мне тоже не очень нравится, что у нас под носом такое происходит. Это риск, Северус. Маккирби обосновывает свои… просьбы тем, что подобная сила в руках человека, не умеющего ею пользоваться, может стать опасной для окружающих, и я не могу не согласиться с этим. Если Гермиона будет сотрудничать, он обещает помочь ей, насколько это возможно. И научить ее работать с лей-линией.

— Ты действительно веришь, что они будут ее учить? А не просто разберут на запчасти?

— Нужно грамотно продумать условия сотрудничества. У меня самого от этих ребят мороз по коже, но они нам нужны. Без Отдела Тайн у нас не было бы и половины открытий и артефактов. Разумеется, я собираюсь следить за тем, что и как они делают, если надо, заставлю подписать еще какой-нибудь договор. Она будет в полной безопасности… если, конечно, не начнет самовольничать. И они действительно умеют работать с лей-линиями, просто никогда не слышали о том, чтобы кто-то стал мобильной точкой выброса. Ритуал привязки был утрачен давным-давно. К слову… вы-то где его раскопали?

— Ты же знаешь, что я не отвечу.

— Догадывался, — буркнул Кингсли мрачно. — Но за спрос денег не берут. Ты уверен, что инструкции больше никому не доступны?

— Уверен. Если я почувствую какую-то угрозу, сразу уничтожу, но пока они мне нужны. Хочу проверить, вдруг мы что-то упустили.

— Почему ты вообще позволил ей это сделать? Ну сделал бы сам, раз уж без этого никак нельзя было обойтись. У тебя хоть опыта колдовства больше. Она и впрямь совсем девчонка, хоть и очень способная.

— Я должен был стоять на принимающей стороне, — ответил Снейп, которому крайне не нравился этот разговор. Но Кингсли не сводил с него пытливый взгляд, и зельевар тяжело вздохнул. — Если бы мы этого не сделали, потери в битве за Хогварц были бы куда серьезнее, а сам замок был бы разрушен. Лучше не расспрашивай, откуда я это знаю. У нас был один шанс из тысячи, что все обернется так, как обернулось. И я не хочу, чтобы хоть кто-нибудь из Отдела Тайн приближался к Гермионе. Даже если они и могут ее научить, рано или поздно они разведают про ритуал, а этого допустить нельзя. Я собираюсь залечь на дно на эти два месяца, пока она не получит свой диплом.

— А потом что?

— Не знаю. Если не найду способ отвязать ее от лей-линии и от себя, вероятно, нам обоим придется бежать из Британии.

— С такой силой она могла бы сделать много полезного, — заметил Кингсли. Снейп саркастически изогнул бровь:

— Что, уже придумал ей применение?

— Мне нужны все ресурсы, какие я могу собрать. И я не желаю Гермионе плохого. Если у нее проблемы, я хочу ей помочь. Она же хотела заниматься целительством?

— И хочет до сих пор. Но кто-то должен ее учить. Кто-то, не связанный с Отделом Тайн. Мне не понравилось, как этот Маккирби с ней говорил, у него явно присутствует шкурный интерес. Я могу обучить ее самоконтролю даже без магии, но все, что касается практики…

— Я подумаю над этим, а пока единственное, что могу сделать — это отправить ее на учебу и стажировку в Мунго, как только она сдаст экзамены. Подходит?

— Подходит. Спасибо.

— Чем вообще ты собираешься заниматься? Мы говорили с Минервой, может, ты мог бы читать хотя бы теорию зельеделия в Хогварце? Слагхорн неплохо учит младшие курсы вплоть до экзаменов на С.О.В.У., но, боюсь, его текущая программа подготовки для П.А.У.К. никуда не годится. Ученики старших курсов пожаловались, что рецепты снадобий из учебника не дают нужных результатов. Как ты их учил? У тебя-то все сдавали П.А.У.К. на высшие баллы.

— Я учил их не по учебнику, он в самом деле очень плох. Еще и безнадежно устарел.

— И собственными наработками, понятное дело, не поделишься.

— Нет. Но, раз уж мы заговорили об этом, я могу составить новый учебник.

Кингсли потер подбородок:

— Гм… А это мысль. Если уложишься до августа, возможно, успеем утвердить до начала учебного года. Но как учиться нынешнему седьмому курсу?

— Не моя проблема, — равнодушно процедил Снейп.

— Ты мог бы…

— Не мог бы. Как ты себе это представляешь, Кингсли? Да, магия в классе зельеделия почти не нужна, но кто будет следить за безопасностью? Знаешь, сколько котлов взрывалось на моих уроках, потому что некоторые идиоты невовремя добавили ингредиент или не дочитали рецепт? Даже седьмой курс от этого не застрахован.

— Знаю. Сам взрывал на седьмом курсе. Но Гермиону же ты подготовишь?

— Только по теории. Практическую часть пусть проходит у Слагхорна. Я не возьму на себя подобную ответственность.

— Ладно, я понял. Где мне тебя найти, если ты мне понадобишься? Ты мог бы остаться в квартире Ордена. Там все же наверняка удобнее, чем в любом колдовском жилище.

Снейп поморщился. Вот обязательно каждый раз тыкать его носом в собственную неполноценность?

— Я так понимаю, о квартире знает слишком много народу. Предпочитаю что-нибудь менее приметное. Ни Заступник, ни совиная почта уже не годятся для связи. Можно сделать пару блокнотов, Протеевы чары, я так уже делал. Пишешь в одном — сообщение сразу появляется в другом.

— Я сделаю и передам Гермионе. Еще вопросы есть?

— Что с Люциусом Малфоем? Ты сказал, он нездоров.

— Драко тебе не говорил?

— Нет, — Снейп с подозрением уставился на него. Кингсли отмахнулся:

— Похоже, Вольдеморт усиленно над ним издевался с тех пор, как вытащил из Азкабана год назад. Странно, что ты ничего не видел, ты же…

— У меня не было возможности общаться с Люциусом во время вызовов, — холодно отчеканил Снейп. Это, разумеется, была откровенная ложь. Конечно, он видел, что что-то не так. Люциус после Азкабана сильно сдал, а потеря палочки подкосила его еще больше. Наверняка ему доставалось похлеще, чем всем прочим Пожирателям ближнего круга — Темный Лорд имел обыкновение срывать злость на всех, кто попадался под руку, а Люциус не мог ни защититься, ни сбежать. Но Снейп тогда решал собственные проблемы, и вся его забота о семье Малфоев сводилась к целебным снадобьям и защите Драко.

— Так что же с ним?

— Сильное истощение, спазмы, болевой синдром — последствия регулярного пыточного проклятия. Многочисленные и плохо залеченные травмы. И невроз. Его жена и то в лучшем состоянии.

Неудивительно, подумал Снейп. При всех своих злодействах Вольдеморт никогда не трогал Нарциссу. Единственный раз, когда ей досталось, был после побега Золотой троицы из Малфой Мэнор. Однако странно, что она ни разу не пожаловалась ему и не попросила помощи для Люциуса, лишь ограничивалась общими фразами, по которым он делал вывод, что все хоть и плохо, но она справляется сама. Зелья, правда, иногда заказывала, но ничего сильнодействующего.

Упрямые глупые гордые женщины. Впрочем, у него теперь такая же.

— Что сказали целители?

— Да все это можно вылечить, нужно только время, покой и лекарства. Но он отказался от лечения. Принял только самое необходимое, чтоб с ног не падать.

Вот это уже совсем странно. Чтоб Люциус да отказался от помощи, когда речь идет о его драгоценной персоне? Что, задери их всех мантикора, происходит?

Кингсли поднялся с кресла:

— Северус, я очень прошу тебя сообщать мне, если в этих ваших… исследованиях наметится какой-то сдвиг. И я хочу знать о любых критических изменениях состояния Гермионы и твоего тоже.

— Если мы оба умрем, одной проблемой будет меньше, — бесстрастно отметил Снейп. Кингсли покачал головой:

— Издержки профессии. Решать проблемы таким радикальным способом.

— Я зельевар, если ты забыл.

— В такие моменты, как этот, мне кажется, что твоей основной профессией была секретная агентура. Был бы ты аврором, цены бы тебе не было.

— А так, видимо, пользы от меня немного, да, — не удержавшись, съязвил Снейп. — Особенно сейчас.

Шеклболт медленно просканировал взглядом его лицо:

— Ты напрасно считаешь, что без магии ты стал менее ценным. Твои знания никуда не делись. Я взял бы тебя консультантом, но ты ведь не согласишься.

— Не соглашусь.

— Жаль. Может, с твоей помощью мы могли бы разобрать хотя бы часть пожирательских сейфов. Наши артефакторы не справляются с тем, что там лежит.

— Потому что знания ваших артефакторов получены исключительно из давно устаревших книг, — фыркнул Снейп. — Я бывал в сейфе Лестранжей. Кое-что из того, что я там видел, вообще нигде не зарегистрировано. Это прототипы.

— Потому и говорю — ты бы нам пригодился.

— Уж лучше Малфой. Он больше знает о том, что там хранится. Технически сейфы Лестранжей и Малфоев — это сейфы Блэков. А Малфой женат на одной из них.

— Пожирателю Смерти с как минимум одной судимостью — работать при министерстве? — поднял брови Кингсли. — Боюсь, никто не поймет.

— Тогда могу лишь пожелать вам удачи. А теперь я хотел бы уйти отсюда.

Кингсли заглянул в открытый учебник, лежавший на столе. Хмыкнул:

— Ты не любишь этот дом потому, что это дом Сириуса, или потому что теперь он принадлежит Поттеру? Я еще тогда заметил, что ты терпеть не можешь здесь бывать.

— Я не обязан на это отвечать.

— Тогда на сегодня все.

Кингсли одернул мантию и вышел из библиотеки. Снейп, чувствуя, как закипает мозг, остался сидеть, откинувшись затылком на спинку кресла и закрыв глаза. Он уж было понадеялся, что после войны все его беды закончатся. Ха, как бы не так. Похоже, начиналось все самое интересное, после чего Вольдеморт и война покажутся ему легкой прогулкой.

«Вот почему вечно я?..»

И снова риторический вопрос.

«Я. Не. Хочу. Об. Этом. Думать. Не хочу».

Он потер лоб и тоже заглянул в книги и пергаменты, валявшиеся на столе. Ме-ерлин… Чье бы это ни было сочинение по свойствам яда мольфеек, оно было просто кошмарным. Недолго думая, Снейп взял со стола перо, перечеркнул текст и приписал на полях: «Автору прямая дорога в уборщики». Настроение почему-то вдруг необъяснимым образом улучшилось. Гадко ухмыльнувшись, он бросил перо и пошел вниз, искать Гермиону.


* * *


Когда Шеклболт и Снейп ушли в библиотеку, а Гарри засуетился на кухне, заваривая чай для гостей и отбиваясь от Кричера, причитавшего, что не пристало господам самим себя обслуживать, к Гермионе подсел Драко и склонился к ней с заговорщическим видом:

— Слушай, Грейнджер… Я, конечно, понимаю, что у тебя сейчас больше прав на нашего Главу Дома, но вот так ограничивать к нему доступ всех остальных…

— Не поняла.

— Где ты его спрятала? Его третий день никто из наших не может найти. Из больницы сбежали… Ему нужен хороший уход.

— Он не инвалид, — огрызнулась Гермиона. Драко фыркнул:

— То-то у него такой мрачный вид. Как ты вообще засунула его в маггловское тряпье?

— Ничего не тряпье, нормальная одежда. И ему очень даже идут джинсы. У него, оказывается, в гардеробе есть не только сюртуки и мантии, так что это была вовсе не моя идея.

— Только не говори, что вы его держите среди магглов, — нахмурился Драко. — У нас тут куча колдовских семей, где ему должны. Он может выбрать любую и поселиться где угодно, с комфортом.

— Это в семьях Пожирателей-то? Многие скоро переедут в Азкабан едва ли не в полном составе, а имущество окажется в фонде для пострадавших. Ты же слышал Кингсли.

— Паркинсоны не попали под раздачу. Гринграссы тоже. Селвина почти отмазали. И много кто еще остался, всякие двоюродные-троюродные и прочие, кто и близко не участвовал в войне. В крайнем случае, нам обещали вернуть Мэнор, в доме полно места, и условия куда лучше, чем в маггловских муравейниках... мы сейчас как раз в таком. Кошмарное место. Жду не дождусь, когда мы сможем оттуда съехать.

— Ты собираешься вернуться домой? — удивилась Гермиона. — Ты же вроде… с отцом не очень поладил.

— Он едва может колдовать, а маму я одну не оставлю, — буркнул Драко, отводя глаза. — Моя семья должна Снейпу едва ли не больше остальных, так что передай ему, чтоб связался с нами в любой момент. А тем временем, Грейнджер, позаботься о нем как следует, раз уж не подпускаешь к нему других.

— Да он сам не хочет ни с кем общаться, при чем тут вообще я? — обиделась девушка. — От меня не так много зависит.

— Н-ну, — Драко повел бровями, — ты могла бы его… развлечь.

Гермиона почувствовала, как лицо начала заливать краска. Вот же нахал!

— Ты на что намекаешь? — процедила она сквозь зубы, едва веря своим ушам. Чтоб Драко Малфой давал ей советы… да еще такие!

— Да ладно, Грейнджер, — скривился тот, — мы вроде уже взрослые люди. Ты же согласна, что наш профессор заслужил немного качественного отдыха? Вот я и подумал, что… о-о, нет, только не говори мне, что ты… Впрочем, от гриффиндорцев я бы другого не ждал, вы все как один недотроги.

— Ну, знаешь! — вспыхнула Гермиона. — Я-то думала, что ты нормальный, Малфой, но ты как был придурком, так и остался.

— А что такого я тебе сказал? — удивился он. — Всего лишь предложил помочь с очень важным делом. И если ты думаешь, что в Слизерине все интересуются исключительно деньгами, властью и статусом, игнорируя при этом житейские вопросы, то…

— Ничего я не думаю. Но я не собираюсь говорить с тобой на подобные темы.

— Зря. Я Снейпа знаю получше твоего. Мне отец много чего интересного рассказывал.

— И что, кто-то из вас вот прямо свечку держал, что ли? — вскинулась она.

— Свечку или не свечку, но в Слизерине о таких вещах даже девчонки знают. У нас принято подходить к… отношениям во всеоружии. Во избежание… недоразумений.

— Каких еще недоразумений?

Драко закатил глаза:

— Ладно, Грейнджер. Вернемся завтра в школу, я тебе принесу одну интересную книжку, ее полагается читать всем нашим старшекурсникам, это, можно сказать, часть наследия нашего Дома. Изучи на досуге. Скажешь мне спасибо. А уж Снейп и подавно оценит.

Гермиона, понимая, что ее алеющие щеки давным-давно сказали этому белобрысому гаденышу все, что он хотел знать, отвела глаза и принялась нарочито увлеченно копаться в сумочке:

— Надеюсь, ты понимаешь, что ведешь себя грубо и неприлично. Он твой бывший Глава Дома и наставник, а ты…

— А что я? Я тоже мужчина. И окажись я в таком положении, как он сейчас — уже вышел бы в окно. Так что тебе, Грейнджер, надо приложить все усилия, чтобы поднять ему настроение. Любыми доступными способами. Этот тоже подойдет. Мне бы точно помогло.

— Не сомневаюсь. Но ты по сравнению с ним зеленый сопляк, Малфой.

— Вот именно. Это тебе не с Маклаггеном под омелой обжиматься. И нечего краснеть и смущаться, это, как я уже сказал, абсолютно нормальный подход к деликатной проблеме. Мы же вроде как… почти друзья. Напарники уж точно.

Гермиона театрально закатила глаза:

— Вроде как. И я не такая уж наивная, как ты думаешь.

— И что ты там читала, маггловские книжки по размножению? — усмехнулся Драко. — Или, может, даже кино смотрела? Я слыхал, у магглов такое очень популярно. Нет, Грейнджер, я тебе принесу серьезную литературу. И попробуй только поделиться ею с кем-то из гриффиндорских неандертальцев, это исключительно для приличных людей.

— Неандертальцев? — Гермиона была готова врезать ему по носу. — То есть, это так ты относишься к тем, кто принял тебя в ДА и помогал отмазывать твоего папашу?

— Это не отменяет тот факт, что они ужасающе невежественны в вопросах колдовских традиций и хороших манер, — не моргнув глазом, парировал Драко.

— От этого они не становятся плохими людьми.

— Я и не сказал, что они плохие. Я сказал, что они невежи.

— Ты все-таки сноб.

— Еще и какой.

— А тебе не кажется, что можно уже и прекратить притворяться? — спросила она, понизив голос почти до шепота. — Времена изменились. И ты тоже.

— Ничего не изменилось. А притворяться — единственное развлечение, которое мне осталось, поскольку любой, кто знает о метке у меня на руке, смотрит на меня как на последнюю дрянь. Едва станет известно, что мой отец опять отвертелся от Азкабана, на нас спустят всех собак.

— Мы не смотрим, — возразила Гермиона. — Ну… чаще всего. Когда ты не ведешь себя как мерзавец. А если бы ты прекратил играть на публику в Хогварце… Когда мы пересекаемся один на один, ты же нормальный. Зачем эта показуха?

— Я не прекращу, пока мы не закончим эту чертову школу. Разве ты не заметила, что остальные три Дома презирают Слизерин по-прежнему?

— Да ладно, даже драки в коридорах прекратились. Мы же все были в ДА с тобой.

— Были. Но я единственный слизеринец, который участвовал в битве, а остальных все так же считают тварями. И я, как ты понимаешь, в незавидном положении, потому что не могу разорваться между старыми друзьями в Слизерине и новыми из ДА.

— О чем это вы тут шепчетесь? — Гарри влез между ними с двумя чашками чая. — Малфой, ты уже дописал домашку по зельям? Мы как раз над этим работаем сегодня. Если хочешь, оставайся, а вечером мы собрались прогуляться в маггловскую часть. Я тут неподалеку знаю неплохое место. Алкоголь, правда, не продают тем, кому не стукнуло двадцать один, но без алкоголя тоже нормально.

— Уже по маггловским барам ходите? — скривился Драко. Гарри поставил чашки на стол и пожал плечами:

— Там спокойнее, чем в колдовских. Никто не пялится, не лезет с вопросами, не тычет пальцами… спасители мира, блин. Достало.

Гермиона, прищурившись, посмотрела на Драко и широко улыбнулась:

— Не такие уж неандертальцы, а?

— Ладно, — пробурчал тот, с подозрением покосившись на девушку. — В общем, с тобой вопрос решен, Грейнджер.

— Если это какой-то розыгрыш, я с тебя скальп сниму, — пообещала она, беря чашку. — А уж акромантулов тебе точно больше не видать как своих ушей.

Глава опубликована: 02.06.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх