↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 12_2

В доме Блэков было шумно. Поскольку гости приходили каждый по отдельности и шатались по всему дому в ожидании остальных, в дверь то и дело звонили, и портрет миссис Блэк непрерывно вопил в холле, плюясь забористыми ругательствами, к которым, впрочем, все уже успели привыкнуть. Гарри, утомившись от этих воплей, наорал на старуху в ответ, используя не менее цветистые обороты, и клятвенно пообещал забить портрет досками, если она не уймется. Кричер, наготовивший гору всевозможных сэндвичей, ворча, упаковывал еду в две большие корзины. Гермиона предложила было помощь и была тут же изгнана из кухни — эльфа крайне возмущали любые попытки вмешиваться в его работу, он находил это оскорбительным, полагая, что его считают слишком старым и неспособным обслуживать хозяев самостоятельно. Наконец, с приходом Рона, поднявшегося ни свет ни заря, чтобы проведать отца в Мунго, все собрались в гостиной, где Гарри торжественно объявил:

— Мы идем наводить порядок в Норе.

— Чего? — возмутился Драко. — И ты для этого вытащил всех из замка на выходных?

— Миссис Уизли не может следить за домом как раньше, потому что почти все время сидит возле мистера Уизли в больнице, — ничуть не смутившись, пояснил Гарри. — А нас много, и мы быстро управимся, а потом устроим барбекю на природе, когда закончим.

— Какое еще барбекю?

— Магглы так отдыхают, — пояснила Гермиона. — Жарят мясо на огне под открытым небом, общаются.

— У нас что, нормальная еда закончилась, чтоб мясо на огне жарить, как пещерные дикари? — продолжал упорствовать Драко, скорчив мину. — И вообще, Поттер, я тебе не домовой эльф, чужие дома убирать.

— Ну так и сказал бы сразу, что ты белоручка и неженка, — осклабился Гарри, предупредительно ловя за локоть враз побагровевшего Рона. Это, похоже, возмутило Малфоя еще больше.

— Кто неженка, я? — высокомерно вопросил он, вскидывая голову и выпрямляясь во весь рост.

— Ну раз ты не способен заклинанием пыль в комнате убрать и крышу подлатать, чтоб не текла… или для тебя это недостаточно мужественное занятие?

— Я, Поттер, много на что способен, и тебе лучше этого не забывать. Показывайте, где там эти Уизли живут. Но с тебя и с рыжих потом обед!

— Само собой, — Гарри повернулся к камину и швырнул в него горсть дымолетного порошка. — Нора!

В камине вспыхнуло зеленое пламя, сквозь которое послышался голос кого-то из близнецов Уизли:

— Заходите!

Невилл, Луна, Джинни, Рон, Драко и Гермиона по очереди прошли в камин. Гарри замыкал шествие, таща корзины с едой. Гермиона, выйдя из камина, осмотрелась. После свадьбы Билла и Флер она здесь еще ни разу не была. Похоже, Молли Уизли и в самом деле пребывала в отчаянном положении. Гостиная выглядела грязной и захламленной. Слои пыли на всех поверхностях, гора нестиранной одежды в корзине для белья, мутные стекла, чего с хозяйкой дома раньше никогда не случалось. Дом хоть и выглядел так, будто в него много лет стаскивали всякое старье, но здесь никогда не было грязи.

— Вы вроде недавно убирались, — сказала она Джинни. Та пожала плечами:

— По верхам особо не наубираешься в таком доме, надо генеральную уборку делать сразу везде, а у нас на это не было времени. У мамы нет сил прибираться как следует, она приходит только переночевать и помыться, утром опять в больницу. Теперь еще и крыша протекать начала, чердак залило после дождя.

— Там же жил этот ваш упырь.

— Издох, — мрачно сообщил Рон, отлевитировав корзины в кладовку. Гарри скинул куртку и закатал рукава рубашки:

— Ну что, огласите фронт работ. Крыша, что еще?

— Сад битком набит гномами, мы сто лет их не гоняли, — сказал Фред. — Забор после последнего набега Пожирателей рухнул окончательно, мы отстроили сами. Из сложного только крыша, а так — просушить потолки в верхних комнатах, закинуть все тряпье в стирку, кухню отмыть и почистить дымоход, а то камин чадить начал. И основная уборка, пыль, полы, окна, такое.

— Мы с Гермионой займемся стиркой, — предложила Джинни. — Луна?

— Я кухню уберу.

— Я попробую крышу починить, — Невилл, как и Гарри, закатал рукава рубашки и достал палочку. — Я дома чинил, Ба последние пару лет уже не могла туда подняться.

— Малфой, хочешь, погоняй гномов в саду. Только закидывать надо как можно дальше, чтоб сразу не вернулись.

— Ладно. Но какой смысл их выкидывать за забор, раз они все равно возвращаются?

— У тебя есть идеи получше?

— Можно сделать так, чтоб не вернулись.

— Да? — оживился Джордж. — А в справочнике о домашних вредителях ничего не написано. Мы их чем только не травили, перепробовали с Фредом уйму всякой гадости, а они все равно где-то размножаются и опять приходят. Прямо как тараканы.

— Ну так сколько лет тому справочнику, — фыркнул Драко. — Магия, знаешь ли, на месте не стоит. Надо только соорудить пару механизмов. Эта шушера терпеть не может, когда у них под ногами земля вибрирует. У меня дома в саду стояли такие штуки... Гномы к нам вообще не совались. Отец какому-то умельцу заказывал, эльфы не справлялись с такой территорией.

— Бр-р, — поежился Рон. — Как тогда хозяевам в сад выходить, если под ногами земля вибрирует?

— Вибрация слабая, люди не ощущают. Только гномы.

— Ну ладно. Покажешь, что за штуки?

— Покажу. Я в детстве несколько таких сломал, чтоб посмотреть, как они работают. Тащи пергамент и перо.

— Даже жаль, — цокнул языком Фред, ностальгически глядя в окно. — На гномах было так удобно проверять нашу новую продукцию.

— Я тогда наверх, с чердаком разберусь и дымоход прочищу, — решил Рон. — Гарри, начни с верхних комнат, кто раньше закончит, приходите помогать.

Ребята разошлись по дому, и скоро воздух буквально заискрился от магии.

— Как это Гарри вдруг освоил бытовые заклинания? — спросила Гермиона у Джинни, пока они выволакивали из кладовки старую стиральную машинку миссис Уизли и сортировали белье. — Когда мы жили в палатке, они с Роном едва могли постирать одежду, да и то стирали руками.

— Ну, Дурсли его постоянно заставляли дом намывать, так что он, в принципе, вполне овладел навыками самообслуживания, — отозвалась Джинни, забрасывая первую партию белья в машинку и активируя ее заклинанием. — Я его научила кое-каким хитростям, а то уборка на Гриммо отнимала слишком много времени, потому что он все делал руками. С готовкой, правда, у него не очень. По-моему, его смущает волшебный очаг, он привык к этим… как их…

— К плитам?

— Ага. Он мне рассказывал, что умеет жарить яичницу с картошкой и что-то там еще, но на Гриммо все равно готовит Кричер и всех гоняет из кухни. В лесах, небось, одна ты готовила?

— Да там и готовки особо не было, мы покупали такое, чтоб разогреть или в котелке сварить по-быстрому. Это они с Роном оба умеют. Но иногда приходилось их заставлять, да. А Рон еще и бурчал, что мы едим одни консервы.

— Мальчишки, — Джинни закатила глаза. Гермиона понимающе кивнула:

— Да уж. Странно, что никто не предложил использовать беднягу Кричера, чтобы убирать и здесь.

— Ха. Рон хотел, но Гарри сказал, что нечего гонять старика, мы и сами можем справиться. Так что пришлось и Рону кое-что выучить. Но свои вещи он все равно разбрасывает.

Гермиона вспомнила, как Гарри надраивал комнаты на Гриммо, пока они там прятались летом. Причем, без магии. Говорил, что это помогало отвлечься, хотя раньше он часто жаловался на свою тетку, которая заставляла его мыть полы, посуду, полоть клумбы, стричь кусты и косить лужайку перед домом.

Джинни оглянулась на кухню, где сейчас хозяйничала Луна, и понизила голос:

— Как у тебя дела со Снейпом? Я тебя в гостиной отловить не могу, чтоб поговорить.

— Да нормально вроде, — медленно проговорила Гермиона, чуть нахмурившись и в любой момент ожидая провокационных вопросов.

— Он… ну… магия так и не вернулась?

— Не вернулась.

— Кошмар какой, — вырвалось у младшей Уизли. — Я бы, наверное, легла и умерла. Как же он теперь…

— Ну, как и я раньше на каникулах. Как Гарри. Все по-маггловски.

— Но он же… куда же он теперь пойдет работать?

— Не знаю. Он не любит, когда я начинаю его расспрашивать, но у него явно есть какие-то планы. Пока он составляет новый учебник для старших курсов, Кингсли сказал, что министерство это оплатит.

— А, ну хоть что-то. Ну, а вообще как он?

Гермиона лукаво прищурилась:

— Тебя интересует что-то конкретное, Джин?

— Да ты ведь все равно не расскажешь то, что мне интересно, — рыжая озорно сверкнула глазами. — Но, честно, я не представляю его в домашней обстановке. Такое впечатление, что он родился в подземельях Хогварца уже профессором и всегда носил черное и шипел на всех, кто попадался под руку.

— Ну, всякое бывает, — признала Гермиона, откладывая в сторону несколько свитеров, которые нужно было постирать отдельно. — Иногда он ворчит. Иногда сердится. Мы можем поспорить. Он может на меня нарычать, если я невнимательно слушала или что-то напутала в рецептах. Но в целом он… нормальный.

— Значит, ты после выпуска переедешь к нему?

— Не знаю, — девушка пожала плечами. — Мы об этом не говорили. Я не хочу забегать наперед.

— Но ты же и так у него бываешь каждый день. И на выходных остаешься ночевать. Эта ваша проблема так и осталась?

— Да, раз в сутки нужен контакт.

— А… лей-линия?

— Я учусь, Джин. Не всегда получается. Иногда я срываюсь. Он старается научить меня тому, что знает сам. И тоже не сразу получается. Но пока вроде бы ничего критичного.

Джинни какое-то время смотрела в стену перед собой, затем мотнула головой:

— Нет, все равно не могу представить его в маггловской обстановке, хоть убей. И он, небось, все так же говорит гадости?

— Реже, чем раньше. Я уже почти привыкла. И вообще он порой бывает очень милый, — улыбнулась Гермиона.

— Снейп? Милый? Это даже в одном предложении звучит странно.

— Ну почему же… Мы на днях слегка повздорили из-за какой-то ерунды, я сделала вид, что обиделась. Он заперся на кухне и часа два не выходил. А потом приносит мне капучино, как я люблю, с идеальной пенкой сверху. Ставит на стол и уходит, и все молча.

— Типа извинялся?

— Вроде того. Но самое интересное — эти два часа он на кухне тренировался взбивать эту чертову пенку вручную. Кухню, конечно, пришлось отмывать потом, и он перевел почти все молоко, какое было в доме. Но взбил же! Без магии.

— Снейп на кухне, — Джинни прикусила губу. — Черт, я бы многое отдала, чтобы это увидеть.

— Я тоже уже жалею, что не увидела. Но я планирую теперь почаще просить его сделать мне кофе и буду подглядывать, — Гермиона потерла переносицу пальцами. — Я даже не знала, что он запомнил, какой кофе я люблю.

— Если у него памяти хватало, чтоб запомнить, кто из какого Дома, и пофамильно баллы снимать, то уж кофе твой — вообще не проблема, — хохотнула рыжая. — Как думаешь, может, он согласился бы хоть теорию высших зелий нам читать? Мне в следующем году готовиться к П.А.У.К., а в теории я плаваю.

— А Слагхорн тебя чем не устраивает?

— Тебя вот тоже не устроил, — напомнила Джинни.

— Я собираюсь идти в целители. К зельям там повышенные требования, поэтому одной школьной программы недостаточно. Тебе-то зачем?

— Никогда не знаешь, где пригодится. У Слагхорна вроде бы все понятно, но почти в каждом рецепте есть какие-то нюансы, которые нигде не расписаны. А я помню, как лихо Гарри все варил по старому учебнику Снейпа.

— Будем надеяться, что он составит новый учебник до сентября, тогда тебе не придется волноваться, — улыбнулась Гермиона. — Я потихоньку заглянула в его записи, пока он не видел. Будет гораздо лучше. И все подробно.

— Везет тебе, — вздохнула Джинни. — Мне зелья никогда особо не давались, еле-еле вытянула на «сверх ожиданий», и то, мне, по-моему, просто повезло. Я даже хотела вообще их бросить, но мама настояла.

— Зато у тебя хорошо получается играть в квиддич и поднимать восстания.

— А еще Сногсшибателем в рожу бить, — усмехнулась Уизли. — Но вряд ли этим можно зарабатывать на жизнь.

— Можно пойти в авроры.

— Так зелья же. Я не сдам на высший балл, а туда с другими не берут. Так что подтягивай Гарри, а я пойду забивать голы, — она нетерпеливо стукнула палочкой зафырчавшую стиральную машинку, чтобы ускорить процесс, и полезла в кладовку за новой порцией порошка.

Тем временем гномометание в саду было в самом разгаре. Близнецы, подхватив схему, нарисованную слизеринским «принцем», испарились в направлении сарая, где их отец хранил свои маггловские игрушки, а Драко, давно мечтавший поймать хоть одного гнома и зашвырнуть его через забор, взялся прочесывать кусты. В Мэноре таких «развлечений» было не сыскать, домовики и близко не подпускали хозяйского сына ко всякой грязи.

— Слышь, Малфой, теперь я вижу, почему ты был таким никудышным Ловцом, — будничным тоном сообщил Гарри, не усидевший в доме и выбравшийся в сад, чтобы швырнуть парочку гномов самому.

— Сейчас я тебе еще один шрам на лбу поставлю, Поттер, — пообещал ему Драко, выуживая из-под куста очередного гнома и раскручивая его в воздухе.

— Нет, я серьезно, — не отставал Гарри. — У тебя руки не заточены что-то ловить, а вот бросок что надо, — он приложил к глазам ладонь козырьком, прослеживая полет гнома. — Надо было не в Ловцы, а в Охотники идти. Ну, или не в квиддич играть, а, скажем, в крикет. Ты был бы там чемпионом.

— Это что еще такое?

— Игра такая. Маггловская. Очень популярный спорт среди аристократов. Считается, что каждый уважающий себя лорд или граф должен уметь играть в крикет.

— Что-то мне не нравится твое внезапное увлечение всем маггловским. К корням потянуло? — поддел его Драко, осматривая кусты в поисках добычи. — Этак ты и колдовать разучишься.

— Ну глупо же ограничиваться одним миром, когда можно наслаждаться двумя, — философски заметил Гарри. — У магглов есть масса интересного. Не говоря уж о том, что маггловские способы связи куда быстрее, а то пока дождешься сову с письмом, можно и умереть.

— Это у магглов-то интересное? — скривился Драко. — Назови мне хоть что-нибудь, что было бы интересно волшебникам.

— Кино, например. Видеоигры. Книги, музыка. Волшебники не пишут приличной музыки, и кроме патефонов и радио слушать ее не на чем, а у магглов есть устройства, которые можно носить с собой и слушать музыку где угодно, не мешая при этом другим.

— Я не слушаю колдовских музыкантов. Чушь слащавая про «приди и помешай в моем котле»… М-мерлин, и придумал же кто-то…

— И правильно делаешь. Но у магглов есть классика, джаз, поп, рок, рэп и хэви-метал, — ухмыльнулся Гарри, отлавливая и себе одного гнома. — Думаю, тебе бы понравилось.

— Судя по названию последнего — вряд ли. Звучит ужасающе.

— А ты сначала послушай. Да и не только музыка, книги колдовские тоже так себе.

— С каких это пор ты читаешь книги, Поттер? Тебя и твоих дружков было в библиотеку не загнать. Одна Грейнджер отдувалась за всех.

— Так то для учебы. А в лесу развлекаться было нечем, и я подсел на маггловские детективы. Развлекательная литература у магглов интересней.

— Не поверю, пока не увижу.

— Ты же сам сейчас среди магглов живешь.

— Не я, а мои родители.

— Но ты там часто бываешь. Неужели не интересно походить по городу, посмотреть?

— Я и ходил, — буркнул Драко, не глядя на него. — С отцом сидеть было невозможно первые дни, он так меня доставал, что я думал — сам его аврорам сдам. Да и нельзя было его выпускать из квартиры, так что мне приходилось менять галлеоны на фунты и ходить за едой.

— Ну надо же! — подивился подошедший Джордж. — Малфой, ты что, серьезно? Вы снизошли до маггловских продуктов и денег? Как же это вас так угораздило?

— Я обнаружил, что когда подыхаешь с голоду, уже становится по барабану на принципы.

— Ну, и? — не отставал Гарри. — Скажешь, плохая еда?

— По сравнению с тем, что готовили у меня дома и в Хогварце? — картинно надул губы Драко. — Дрянь, обжаренная в дряни и дрянью приправленная.

— Надо было попробовать еду на вынос в приличных заведениях.

— Если она выглядит и пахнет так же, как то мясо, которое ты притащил для этого своего… бар-чего-то-там... то лучше я буду голодать.

— Ха, посмотрим, что ты скажешь, когда мы это приготовим, — встряла в разговор Гермиона, левитировавшая перед собой корзину с мокрым бельем, чтобы развесить его на сушилке за домом.

— И это я еще купил готовый маринад, — широко улыбнулся Гарри. — Вот научусь делать свой… Как бы я терпеть не мог свою тетку, но мясо она мариновала отменно.

— И лишишь работы старика Кричера? — это уже Рон, видимо, закончивший чистить дымоход — в рыжих вихрах сажа и какой-то мусор, на носу черное пятно. — Он не переживет, если ты начнешь сам готовить, бедняга чуть в обморок не хлопнулся, когда увидел тебя с этим мясом.

— Ему иногда тоже полагается отдых. Хотя он, конечно, готовит куда вкуснее и разнообразней. Мне до таких кулинарных высот еще ползти и ползти.

Когда с уборкой было покончено, и все столпились во дворе вокруг импровизированного мангала, трансфигурированного из какой-то рухляди, наперебой выражая сомнения, не проще ли зажарить стейки магией, Гермиона отловила на кухне Рона:

— Как там твой папа? Я была у него в среду, но никого из целителей не видела.

— Да все так же, — Уизли сосредоточенно пересчитывал запасы съестного в кладовке, видимо, прикидывая, хватит ли их матери на неделю. — Наверное, было бы хуже, если бы не ты. Ты с ним как посидишь, ему легчает, пусть и ненадолго.

— Диагноз так и не поставили?

— Не-а. Главный целитель только руками разводит. Либо это было какое-то авторское заклинание, либо одновременно попали сразу несколько таких, которые друг с другом не сочетаются, вот и результат. Но они продолжают искать.

Гермиона тяжело вздохнула. Она пыталась разобраться в диагностической схеме сама, пыталась даже использовать проекцию, чтобы понять, где именно проблема, но ничего не увидела. Грубо говоря, мистеру Уизли плохо было везде. Он едва держал голову прямо, а ходить не мог вовсе и только беспомощно улыбался с койки посетителям. При этом ни мозговая активность, ни речь затронуты не были — он просто был чудовищно слаб, и казалось, что жизнь в нем поддерживается только за счет укрепляющих растворов. Миссис Уизли, похудевшая, почерневшая и растерянная, ухаживала за ним сама, не подпуская к мужу персонал больницы. Она каждый раз тепло обнимала Гермиону, потихоньку расспрашивала ее о новостях и следила за дверью в палату, пока девушка работала — не сговариваясь, они решили, что лучше колдомедикам не знать, чем она тут занимается. От младших детей она уже знала об отношениях Гермионы со Снейпом, но если ее и расстроило то, что с Роном у них не сложилось, она этого не показывала и относилась к школьной подруге сына почти как к собственной дочери. Знала она и о том, что Гермионе пришлось отправить родителей из страны. Это, похоже, ужасало ее куда больше — шутка ли, ребенок без родителей и вообще без единого родственника!

— Гермиона, детка, если тебе нужно с кем-то поговорить, ты всегда можешь обратиться ко мне, — говорила она девушке. — Если… если у тебя есть какие-то вопросы… по женской части.

— Спасибо, миссис Уизли, — только и отвечала Гермиона, у которой комок стоял в горле. В такие моменты ей особенно недоставало мамы, хоть Молли и обладала какой-то непостижимой способностью — становиться матерью всем. За эти годы она буквально усыновила Гарри, и если бы не больной муж, она бы сейчас наверняка собирала детей в Норе и кормила по пять раз в день, раздавала подзатыльники за разбросанные носки и умиленно любовалась своей семьей, собравшейся за одним столом. Гермиона даже у Северуса спрашивала, чем же таким могли ударить мистера Уизли, но тот пребывал в таком же недоумении — арсенал у Пожирателей весьма обширный, были и чары, передававшиеся только в семьях из поколения в поколение, так что это могло быть что угодно. Могло быть и необратимо. Оставалось только надеяться, что кого-нибудь из целителей в конце концов озарит, и решение найдется. А пока Артур Уизли лежал на пятом этаже Мунго, пил множество разнообразных настоек и тихо страдал, что не может позаботиться о своей семье. Хорошо еще, что у Фреда и Джорджа был свой счет в Гринготтсе, и у них пока хватало денег, чтобы кормить родителей. Билл только-только вернулся на работу и пока не мог помочь семье финансово; Перси дневал и ночевал в министерстве, но прибавок к жалованью не видел; Чарли, примчавшийся из Румынии сразу после боя в Хогварце и чехвостивший братьев на чем свет стоит за то, что они не предупредили его заранее, пытался было остаться и помочь матери ухаживать за отцом, но та отправила его обратно в заповедник. Деньги были нужнее, и даже с финансовой помощью от министерства их не хватало — дом в отсутствие главы семьи начал буквально разваливаться на части. Фред, Джордж, Рон и Джинни не могли удержать его самостоятельно. Это нелепое сооружение, состоящее из хаотичных надстроек и пристроек, держалось исключительно на магии хозяев.

Похоже, что таких «субботников» впереди будет немало, пока мистер и миссис Уизли не вернутся домой.

Во дворе Гарри хвастался первым слегка подгоревшим стейком под благодушные шуточки близнецов.

— Магией все равно было бы быстрее, — резюмировал Невилл, когда они разрезали этот первый кусок на всех, чтобы попробовать, что же получилось.

— А ты умеешь магией? — наигранно изумился Драко. — Вы же небось взялись готовить по-маггловски только потому, что кулинарные заклинания не освоили.

— Как будто ты их освоил, — огрызнулся Рон, впрочем, беззлобно — ящик сливочного пива, принесенный Малфоем, и безупречно разгномленный сад уже почти примирили его с присутствием слизеринца в Норе. — Гарри, а ничего так вышло, вкусно. Дай я попробую пожарить следующую партию.

В итоге попробовать себя в роли мангальщика захотели все, кроме Драко и Луны. И, как ни странно, лучший результат вышел как раз у Рона, который до этого умел разве что нарезать бутерброды. Гермиона, уставшая, но довольная, грелась на весеннем солнышке, жадно вдыхала ароматы оттаявшей влажной земли и проклевывавшейся первой травы, ухохатывалась над байками близнецов, всего неделю как снова открывших свой магазин приколов на Диагон-аллее, слушала, как Невилл с гордостью рассказывает о первой партии мандрагор, которую он дорастил до нужной кондиции самостоятельно, и ей было тепло и уютно как никогда.

С наступлением темноты, после небольшого, но эффектного фейерверка, устроенного близнецами, компания начала расходиться — кто обратно в Хогварц, кто в Лондон. Гермиона уже готовилась идти во двор, к границе антиаппарационного купола, когда Фред и Джордж с заговорщическим видом позвали ее в уголок и протянули ей ярко-оранжевую коробку — такую же, в какую упаковывали свои «Забастовочные завтраки». Чуть ранее она видела, как они потихоньку вручили такую Невиллу, и теперь была заинтригована донельзя.

— Что это? — спросила она, ставя коробку на подлокотник кресла, чтобы открыть. — Новое изобретение?

— Почти, — ухмыльнулся Фред. — Ты открой, открой.

Она подняла крышку, разворошила слои вкусно шуршащей упаковочной бумаги и еле сдержалась, чтобы не ахнуть. В коробке лежали высокие ботинки, моделью напоминавшие «мартенсы», о которых она мечтала лет в четырнадцать, но мама тогда заявила, что лучше бы девушке такое не носить, и купила ей первые лодочки на каблуке. Взяв один ботинок в руки, она повернула его к горевшему камину. Огонь высветил чешуйчатую фактуру материала, и тускло-серая узорчатая кожа вдруг заиграла мелкими зелеными искорками.

— Мерлин! — прошептала она потрясенно. — Это же… это то, что я думаю?

— Ага, — с довольным видом кивнул Джордж. — Мы подумали, что это будет особенно шикарный трофей, а то у вас никаких приятных воспоминаний не осталось от эпической битвы.

— Так это вы утащили труп из замка?!

— Мы, конечно, — подтвердил Фред, весь сияя. — Грех было упускать такую возможность. Спасибо Добби, помог, а то ее бы так на свалку и выкинули. И я тебе скажу, эта змеюка оказалась настоящим кладом, у нее еще масса ценных свойств, помимо шкуры. Жаль, что яд к тому моменту высох, но нам и без яда хватило. Мы потрошили ее с неделю, а потом все это время изучали, что и для чего можно использовать. Кожа суперпрочная, на ней была уйма всяких заклятий, которые даже после смерти Вольдеморта никуда не делись. Обувной мастер намучился, пока кроил и шил, но оно того стоило.

— Но ведь это не я ее убила, — слабым голосом возразила Гермиона, одновременно и восхитившись, и ужаснувшись тому, что именно держала сейчас в руках.

— Мы и Невиллу сделали пару, но ты заслужила не меньше, судя по тому, что нам рассказал Рон.

— Просто позор, что общественность не увидела этот бой, — притворно вздохнул Джордж. — Разве что кто-нибудь из вас поделится воспоминанием… кстати, подумайте над этим, можно установить Омут Памяти и брать деньги за просмотр, наверняка найдется немало народу, кто захочет своими глазами все увидеть, это же теперь грандиозное историческое событие.

Гермиона содрогнулась. Ее в тот момент обуревал такой ужас пополам с испепеляющей злостью, что вряд ли из этого получится хорошее «кино». Однако мысль о том, что с Нагини содрали шкуру, и теперь она будет носить ее на ногах, ей неожиданно понравилась. Было в этом что-то такое… удовлетворительное. Пустить на обувь тварь, едва не убившую Северуса... и их всех.

Идеальная месть.

— Непромокаемые, не горят в огне, можно хоть в костер шагнуть — не хуже драконьей кожи, — продолжал тем временем Фред. — Выдерживают Reducto в ноги, кислота их тоже не берет, отменная альтернатива для зельеваров, и при этом идеально ложится по ноге, мы только заклинание подгонки размера наложили.

— И, кстати, о зельеварах, — Джордж выудил откуда-то вторую коробку и не менее торжественно вручил ее Гермионе. — Думаю, Снейпу понравится. Мы поначалу засомневались, не нарушит ли это его хрупкое душевное равновесие, но потом решили, что все-таки стоит. Эта гадина наверняка едва сама не отравилась, когда его укусила, и вот ее нет, а он живей всех живых, так что… Передай ему, с наилучшими пожеланиями и от всей души.

Гермиона заглянула во вторую коробку и обнаружила там стильные сапоги с узким носком, похожие на те, которые Снейп носил в школе, только серо-зеленые. Любой слизеринец точно оценил бы, хотя у Северуса наверняка осталась масса неприятных воспоминаний о мерзкой питомице Вольдеморта. Представив себе его лицо при виде этих сапог, она, сама того не ожидая, расплылась в широченной улыбке. Близнецы разулыбались в ответ.

— Кажется, ей нравится, — удовлетворенно кивнул Фред.

— А я думаю, она просто в восторге, — уверенно заявил Джордж, хитро подмигивая брату.

— Они просто обалденные! Спасибо, — поблагодарила их Гермиона и потянулась обнять обоих. Они сгребли ее в медвежьи объятия, от которых у нее едва не захрустели ребра. — Но мне, право, как-то неловко… остальные ведь сделали для победы не меньше.

— Не переживай, остальные в обиде не останутся. Всем, кто участвовал в битве, мы приготовили сюрпризы, но решили подождать до выпуска вашего курса, тогда и устроим настоящий праздник. И мы очень надеемся, что Снейп оклемается окончательно к этому моменту и тоже придет.

— Да-а, — протянул Фред, потирая руки в предвкушении. — Своей карьерой мы отчасти обязаны ему. Кажется, он очень удивился, когда мы сдали С.О.В.У. по зельям на «превосходно», мы же вечно столько безобразий устраивали у него на уроках.

— Вы?! — поразилась Гермиона, приоткрыв рот. — Вы сдали зелья на «превосходно»?!

— Ну разумеется. Это один из немногих предметов, который был просто необходим в нашей нынешней работе, — с серьезным видом пояснил Джордж. — Так что как бы мы ни хулиганили, но профессора все-таки слушали очень внимательно.

— Удивительно, с вашей-то неуемной энергией, — добродушно поддела их девушка, пожимая обоим руки на прощание. — Спасибо, я ему передам.

— Не забудь потом нам написать, как прошло, — попросил Фред. — Очень уж любопытно посмотреть на его реакцию.

— Непременно, — Гермиона засунула обе коробки в сумочку. — Кстати, а из хитиновых пластинок акромантула можно сделать что-нибудь интересное?

— О! — оживился Джордж. — Если у тебя есть лишние, мы бы купили. Давно мечтаем поиграть с ними, но руки пока не доходили.

— Да ну вы что, какое «купили». Я вам так пришлю.

— Вот кто бы знал, что Гермиона Грейнджер будет ходить в Запретный лес добывать акромантулов, — восхитился Фред, отвешивая ей игривый поклон. — А такая ж была тихая девочка-заучка…

— Разве что Оборотное зелье в туалете варила…

— И Снейпа приложила по башке…

— И с Пожирателями дралась…

— И Амбридж завела к кентаврам...

— А как дивно смотрелось слово «гнида» из прыщей на всю рожу!

— Пообщаешься тут семь лет с Мальчиком-Который-Выжил — еще и не на то сподобишься, — рассмеялась Гермиона, выходя за дверь.

— Девочка-Которая-Выучила-Библиотеку-Хогварца-Наизусть! — полетело следом.

— Девочка-Которая-Порвала-Нагини-и-Теперь-Порвет-Любого!

— Девочка-Которая…

— Вы чего тут разорались? — донесся до нее сердитый голос Джинни. — А убирать во дворе, по-вашему, я одна буду?


* * *


Тихонько мурлыча себе под нос, Гермиона с палочкой наготове быстро прошла по узкому проулку, где находилась точка для аппарирования, внимательно осмотрела улицу, прежде чем выходить, и только потом проверила защитные чары вокруг дома Снейпа. Помимо чар, дверь запиралась на обычный маггловский замок, хотя ни один маггл даже не подумал бы приблизиться к дому. Гермиона тихонько щелкнула замком и, войдя, остановилась в коридорчике, потому что чудеса этого дня явно не закончились.

Из гостиной доносилась музыка.

Рок-музыка.

Livin' on the edge! — надрывался солист под задорные гитарные риффы. — You can't help yourself from fallin', livin' on the edge, you can't help yourself at all!*

О-бал-деть.

В гостиной горел камин. Северус сидел на полу спиной к двери, скрестив ноги и покачивая головой в такт. Перед ним стоял дешевенький проигрыватель и коробка с пластинками. Динамик чуть потрескивал, и Гермиона тут же решила, что едва обзаведется регулярным источником дохода, купит нормальную аппаратуру. Похоже, их музыкальные вкусы совпадали, а слушать рок на такой рухляди — никакого удовольствия. Стараясь не спугнуть его, она сняла ботинки и на цыпочках подошла ближе. Он не двинулся с места, но его плечи на мгновение напряглись и тут же расслабились снова. Ей и раньше никогда не удавалось подкрасться к нему незамеченной (за исключением случая на первом курсе, когда она подожгла его мантию во время квиддичного матча), а сейчас и подавно — кажется, он чувствовал ее приближение еще с момента аппарирования в проулок.

Поколебавшись, Гермиона уселась на пол рядом с ним и подтянула к себе коробку. Снейп скосил глаза, глядя, как она перебирает конверты с пластинками.

— Хорошая коллекция, — одобрительно сказала она. Тут и впрямь было на что посмотреть. Deep Purple, AC/DC, Led Zeppelin, Queen, Doors, Guns N’Roses, Van Halen, The Cure, Дэвид Боуи, конечно же… Ну прямо какой-то подпольный рокер. Все как он и говорил ей тогда, в Хогварце, хоть она и не до конца поверила. Ей почему-то казалось, что если он и впрямь слушал маггловскую музыку, то наверняка что-нибудь заковыристо-интеллектуальное — джаз, например, эмбиент или сложную классику. А, нет… Почти в самом конце стопки обнаружился Рахманинов — соната № 1 для фортепиано, и что-то из Баха, конверт был затерт до такой степени, что название не читалось, только имя композитора крупным шрифтом. Когда она еще занималась музыкой, кажется, тоже играла Баха. Но теперь ей казалось, что это было сто лет назад, хотя в последний раз она сидела за клавишами прошлым летом, как раз на Гриммо: у Блэков был старый рояль неизвестной ей марки, пусть и расстроенный.

— У тебя есть музыкальный слух? — спросила она, возвращая пластинки на место. Он пожал плечами:

— Понятия не имею.

— Что, даже в душе не поешь?

— Никогда.

— Жаль… У тебя звучный голос.

— И это само по себе удивительно. Пока он не поломался, я сипел как проколотая шина, — усмехнулся он и потянулся за второй коробкой, которую Гермиона сразу не заметила. — Вот, если все еще интересно. На чердаке нашел.

Гермиона заглянула внутрь. Потертая кожа, потускневшие от времени заклепки…

— Та самая? — она вытащила куртку из коробки и развернула. От нее исходил затхлый запашок вещи, долгое время пролежавшей в сундуке. — Какая-то она маленькая…

— Ты же видела фото. Я был тощий как жердь.

Гермиона с сомнением оглядела его, на глазок прикидывая ширину плеч:

— Не хочешь примерить?

— Уже, — буркнул он, явно недовольный тем, что его поймали на такой сентиментальности. — Не налезла.

— А можно я…

— Если хочешь.

Гермиона встряхнула куртку в руках и надела. Она пришлась ей почти впору — широковата в плечах, и рукава слишком длинные. Несмотря на то, что куртка много лет пролежала на чердаке, и хозяин давным-давно ее не касался, Гермиона безошибочно могла определить, что когда-то ее носил Северус. От нее веяло скрытым бунтом, огнем и еще чем-то сладковатым, тяжелым и густым, кружившим голову.

Снейп окинул ее оценивающим взглядом и кивнул:

— Тебе она явно идет больше.

— Тогда я возьму ее себе.

— Зачем тебе это старье? Если хочешь кожаную куртку, я тебе куплю нормальную, у меня еще полно непроданного яда акромантула.

— У меня тоже, — улыбнулась Гермиона. — И я не хочу нормальную куртку, я хочу твою.

Он театрально закатил глаза:

— Она воняет.

— Я ее почищу, — она снова заглянула в коробку. На дне лежала стопка старых тетрадей и небрежно перехваченные резинкой черно-белые маггловские фотографии.

— Можно?

— Можно, — он, слегка нахмурившись, смотрел, как она разбирает фотографии. Гермиона нашла еще несколько снимков Снейпа-подростка. На остальных была явно маггловская компания, судя по одежде и обстановке. Попались и два колдовских фото — родители Северуса. Гермиона с любопытством разглядывала их. Оба были черноволосые, темноглазые, отец высокий, худой, с орлиным носом — понятно теперь, чью внешность унаследовал профессор. Эйлин Принц на этих фото выглядела посимпатичней, чем на старом снимке в «Пророке», который Гермиона откопала в библиотеке год назад, но все равно не улыбалась. Тобиас глядел в камеру настороженно и сердито, словно сама идея фотосъемки казалась ему дурной тратой времени и денег. Гермиона с некоторой опаской перебрала остальные фотографии, переживая, не попадется ли какая-нибудь с Лили Эванс, но так ни одной и не обнаружила. Если они и были, Северус явно припрятал их где-то еще.

— Они… давно умерли? — осторожно поинтересовалась она, вертя в пальцах фото родителей.

— Матери не стало вскоре после окончания Первой войны. Про отца ничего не знаю — он ушел, когда я был на четвертом курсе, и с тех пор я о нем не слышал.

— Ты не пытался его найти?

— А зачем? Мне нечего ему сказать.

— Отец все-таки…

— Мы никогда не были особо близки. Он жестоко обращался с моей матерью. Ненавидел нас обоих за то, что мы оказались волшебниками. Даже палочку ее сломал. Мою бы постигла та же участь, но он так и не сумел ее найти — я тщательно ее прятал. Хорошо хоть сам ушел, а не выгнал из дома нас, хотя мог бы — дом был записан на него.

— Ну, — она помедлила, кусая губы, — наверное, он был не так уж плох, раз оставил вам дом.

— Или в нем проснулась совесть, что, впрочем, не удержало его от ухода. В любом случае, я не собираюсь его искать.

— А… твоя мама?

Северус сцепил руки перед собой, слегка впиваясь ногтями в кожу:

— Инфаркт. Я был дома. Даже сумел ее стабилизировать, но аппарировать с ней было нельзя, а камин не подключен к сети. Пока я аппарировал в Мунго за помощью, ей снова стало плохо. Когда я вернулся, было уже поздно. Она начала сдавать после ухода отца. Похоже, то, что я едва не угодил в Азкабан после войны, добило ее окончательно.

— Прости… Мне очень жаль.

— Это было давно, — на его лице снова появилось то безразличное, каменное выражение, которым, как она уже знала, он часто прикрывался, чтобы не выдавать своих чувств.

Гермиона вернула фотографии в коробку. Северус неотрывно смотрел на крутившуюся в проигрывателе пластинку, глубоко над чем-то задумавшись. Гермиона, не зная, что сказать, чтобы это было к месту, какое-то время сидела молча. Затем, решив, что лучше не давать ему слишком погружаться в прошлое, она сняла куртку, придвинулась ближе и потерлась носом о его плечо:

— Тебе Фред и Джордж кое-что передали, — потянувшись за сумочкой, она вытащила оттуда оранжевую коробку и положила ее перед Снейпом. Он тряхнул головой, очнувшись от своих размышлений, и вздернул бровь:

— Хм… Даже не знаю, безопасно ли брать то, что побывало в руках создателей «Помадки пуд-язык».

— Безопасно, я это уже потрогала.

Он открыл коробку, развернул бумагу и долго смотрел на лежавшие внутри сапоги. Его лицо оставалось ровным, словно подарок не вызвал в нем вообще никаких эмоций. Гермиона, заволновавшись, осторожно тронула его запястье:

— Северус…

— Я так и знал, что это они утащили змею. Больше некому, — разрушая все ее сомнения по поводу уместности такого презента, он провел кончиками пальцев по голенищу сапога и вдруг усмехнулся. — Любопытно, что сказал бы Темный Лорд, если бы знал, что его драгоценного фамильяра пустили на сапоги.

— Тебе нравится? Они очень переживали, боялись не угодить.

— Идеальное применение шкуры этой твари. Хотя, я, наверное, нескоро смогу их надеть, — он потер шею с левой стороны, слегка поморщившись. — Думаю, Лонгботтом заслужил такую обувь больше, как настоящий победитель Нагини.

— Они и ему сделали пару. И мне тоже. Сказали — с наилучшими пожеланиями и от всей души.

Снейп повел бровями и, аккуратно закрыв коробку, отставил ее в сторону:

— Пожалуй, я загляну к ним в магазин, когда в следующий раз буду в Лондоне. Они уже открылись?

— На прошлой неделе, — Гермиона снова залезла в коробку с пластинками. Вытащив одну, повертела в руках, посмотрела на дату выпуска на обороте. — Эта совсем новая.

Он кивнул:

— Я купил ее два года назад, но слушал всего пару раз. Ее крутили в музыкальном магазине, а я шатался по городу и услышал.

— Шатался по городу? Среди магглов?

— Странно, что тебя это до сих пор удивляет. Прогулки по улицам помогали прочистить мозги.

— Поставишь?

Он взял у нее конверт, вытащил пластинку и поставил в проигрыватель. Гермиона, мечтательно глядя в пространство перед собой, чуть покачивалась в такт аккордам акустической гитары, тихонько отстукивая ритм пальцами по полу и не замечая, что Северус пристально наблюдает за каждым ее движением. Наблюдает и улыбается. В его черных глазах полыхали отблески пламени из камина. Гермиона, жмурясь как довольная, сытая кошка, прижалась плечом к плечу Снейпа, нашла его руку и легонько сжала, ладонь к ладони. Несмотря на всю кажущуюся абсурдность маггловской рок-музыки в доме волшебника, пусть и лишившегося магии, эта музыка удивительно шла Северусу — вот такому, как сейчас, в старых линялых джинсах, футболке и рубашке с закатанными до локтей рукавами, со свешивавшимися по скулам волосами, за которыми по-прежнему было очень удобно прятать лицо. Если кто из известных ей волшебников и мог влиться в маггловский мир, так это он, хотя Гермиона немного скучала по эффектно развевавшейся черной мантии и сюртуку с длинным рядом пуговиц.

Северус обнял ее за плечи, притянул ближе, скользнул губами по шее — и весь прочий мир перестал существовать.

Take the time

To think about it

Just walk the line, you know you just can't fight it

Take a look around, you'll see what you can find

Like the fire that's burnin' up inside me

Now there's a magic runnin' through your soul

But you can't have it all, no

Whatever you do

I'll be two steps behind you

Wherever you go

And I'll be there to remind you

That it only takes a minute of your precious time

To turn around

I'll be two steps behind**

 

Снаружи, в сгущавшейся темноте, каменным изваянием застыл человек, с головы до ног закутанный в плащ. Он неотрывно смотрел в пустоту перед собой. Нужный дом был здесь, он знал это, но не видел его и не мог сделать ни шагу дальше. Чем бы Северус Снейп ни закрыл свое жилище, это явно не входило в стандартные справочники по защитным чарам для жилья. Невыразимец явственно ощущал мощный источник энергии, скрытый под щитами. Глупая девчонка не может замаскировать свою магию, и ей, вероятно, даже в голову не приходит, что ее запросто можно отследить по выбросу, тем более, что выброс идет постоянно. Под заградительные заклинания Мастера зелий было не пробиться. Впрочем, это и не требуется — достаточно отловить девчонку в библиотеке министерства, куда она так опрометчиво и бездумно начала соваться на виду у всех, или в Мунго, куда она продолжает ходить минимум дважды в неделю. Достаточно подобрать нужные слова — и она придет к ним сама. Теперь сделать это будет куда легче. Раз она каждый день аппарирует в это маггловское захолустье, где прячется бывший шпион Ордена Феникса, лишившийся магии, да еще остается здесь на ночь, это может означать только одно — вот и нашлось слабое место у героини войны.

Маккирби улыбнулся в пустоту, в которой скрывался старый таунхаус. Воспитанники Дома Гриффиндор упрямы, но их можно перехитрить. Тот, кто становится носителем такой силы, уже не может и не должен принадлежать себе. Он обыграет Гермиону Грейнджер.

Скоро.

Очень скоро.

 


Примечание к части

Песни, использованные в тексте:

Aerosmith — Livin' On The Edge ( https://www.youtube.com/watch?v=TuCGiV-EVjA )

*Ты ходишь по краю,

Ты не можешь не упасть,

Ты ходишь по краю

И совсем не можешь иначе.

 

Def Leppard — Two Steps Behind (Acoustic Version) ( https://youtu.be/rXAj7b3B_14 )

** Не торопись,

Поразмысли как следует,

Просто иди по краю, ты знаешь, что не можешь этому противиться.

Осмотрись, взгляни, что можно найти,

Например, огонь, пылающий во мне.

Сквозь твою душу течет магия,

Но ты не можешь иметь абсолютно все.

Что бы ты ни делала,

Я буду в двух шагах позади.

Куда бы ты ни пошла,

Я буду рядом, чтобы напомнить тебе,

Что это займет всего минуту твоего драгоценного времени -

Оглянуться,

А я буду в двух шагах позади.

Глава опубликована: 03.06.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх