↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Лес видений (джен)



Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Фэнтези, Сказка, Даркфик
Размер:
Макси | 662 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
В Лыбедском царстве-государстве, в деревне Окраинной, что расположилась у самого леса дремучего, жила-была Немила, девица красивая, но нравом непокорная и ленивая. И были у неё две сестрицы старшие, на внешность невзрачные, но трудолюбивые и к ремеслу способные. И пропал в том царстве Иван, младший царский сын, которого в последний раз видели недалеко от границ леса дремучего. И был у сестёр батюшка, который отправился вместе с дружиной в чужеземье, чтобы Ивана найти и вернуть... Страшно грустила Немила без батюшки, пока во время очередной дневной прогулки вдоль реки Ежевики не обнаружила прекрасный цветок, что умудрился вырасти из зимней мёрзлой земли. Однако ж, недолго владела она цветком, поскольку не по зубам ей тот оказался, получил, что хотел, да как дал дёру, оставив в напоминание о себе подарочек, который не возвратить и от которого не избавиться. Одно теперь остаётся Немиле: в дремучий лес отправиться, дабы себя избавить от позора и выяснить, что такого случилось с Иваном-царевичем, отчего его сердце так ожесточилось. И будет она находить и терять, и снова находить, чтобы снова потерять, пока не останется ровно с тем, чего так яростно желала. Но станет ли она от этого радостней и счастливее?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава двадцать вторая

Падение длилось примерно столько же, сколько времени заняло бы перечисление всех цифр, что Немила успела выучить за свою недолгую и некороткую жизнь.

Падение длилось ровно столько, чтобы перестать испытывать ужас, но недостаточно, чтобы заскучать.

В общем, по ощущениям нашей Немилушки прошло совсем немного времени, как она куда-то приземлилась.

Приземление оказалось гораздо более приятным, чем само осознание этого самого приземления. А всё потому, что место, куда попала Немила, с первых же мгновений показало себя с самой неприветливой стороны.

Приземления как такового не было. Был полёт, переходящий в скольжение по какой-то гладкой и мягкой поверхности, и постепенное торможение, которое закончилось там, где мягкое и гладкое перешло в твёрдое и тесное.

Темно было, хоть глаз коли, и места так мало, что ни встать, ни повернуться, а воздух сухой, что ажно першило в горле. А как принялась Немила ощупывать ближайшие к себе стены, имевшие между собой расстояние, равное приблизительно трём локтям, то обнаружила, что с них что-то сыпется и попадает в нос, в глаза, вызывая жжение и желание чихать. Она удержала чих в себе, но вместо этого умудрилась стукнуться головой о низкий выступ в потолке — притом что находилась в полулежачем положении.

Ойкнула. Слабое эхо прогудело в ушах. Немила поползла в одну сторону — и упёрлась в глухую каменную стену. Развернулась и доползла до противоположной — уткнулась гулкую металлическую перегородку, в которой опознала печную заслонку.

Стукнула раз, другой, потом заколотила тыльными сторонами кулаков.

— Бабушка-яга! Выпусти меня из печи! Дышать тут нечем, задыхаюсь!

В подтверждение своих слов она зашлась долгим сухим кашлем.

— Вы-пу-ст...

Но вот с той стороны заслонки послышались спасительные звуки: неровный шаг с деревянным притопыванием, кряхтение: «Ох, батюшки, неужто явилась!», и лязганье металла о камень, и карканье, и мяуканье, и шлепки по щекам...

— Где царевич? Ты что, явилась одна, без царевича?

— Не знаю, где царевич, я с ним незнакома! — Немила расхохоталась до слёз, до боли под рёбрами, до нового приступа лающего кашля.

— Ладненько… — все трое переглянулись, Немила смотрела на них снизу вверх, из-под опущенных ресниц, подёрнутых слезами. — Ты отдохни пока, полежи, если устала.

Переглянулись трое, посовещались, решили пока Немилу с расспросами не трогать. Яга отвела в баню, а пока Немила мылась, накрыла стол с остатками вчерашней трапезы. Еда была лишена разнообразия, но её было много.

— Покуда тебя не было, пришлось в город слетать, а то чем-то же надо было детишек кормить, пока грудного молока под рукой нет. Ты кушай, кушай, совсем уж отощала.

Немила сперва набросилась на блюда с аппетитом, но почти сразу отодвинулась от стола. Каша была пресной, хлеб — не жевался, кисель не пах ничем и на вкус был никакой.

Яга, увидев это, обиженно оттопырила губу.

— Что это с тобой? Должна была оголодать.

— Оно всё какое-то не такое, — пожала плечами Немила. — Али я не так уж голодна. Яблочка у тебя нет перекусить?

Яга покачала головой:

— Ягод могу предложить, но до яблочек ещё далече. Тебе нужно поесть, пускай и через силу.

Норовила Яга полную ложку каши Немиле в рот запихнуть, но та лишь раздражённо уворачивалась, а когда поняла, что Яга от своего не отступит, то выкрикнула:

— Не буду я есть! И детей кормить не буду! Отдала я всё молоко, что у меня было, Гаганиным детям, и ничего у меня больше не осталось! Вот, смотри!

Оголила она грудь, всю в синяках, так Яга сразу сменила гнев на милость.

— Ой, бедная, сейчас я мазьки целебной достану, заживёшь целёхонькая, лучше прежнего будут груди твои!

— Мне они без разницы, — отмахнулась Немила.

— Ох, совсем ты стала на себя не похожа, — причитала Яга, пока искала мази. — Где же глазки, горящие жизнерадостностью, где твоя милейшая улыбка? Куда подевалася моя добрая наивная внученька?

Немила промолчала. Не дождавшись ответа, Яга тяжело вздохнула.

— Ну-ка, на свет встань, а то ни зги не видно, — проворчала она. — Рубаха вся кровью пропиталась, а ты её опять на себя напялила. Я же давала тебе свежую одёжу. Красное на чёрном не видать. Ну-с, раздевайся тады полностью, сейчас перелатаю тебя. Синяков-то сколько, ужас!

А Немила и правда столь свыклась со своей одёжей и с тем, что надо постоянно куда-то идти, что даже сапоги надела, хотя во дворе от них никакого толку было, а наоборот, сплошные неудобства.

Но спорить с Ягой не хотелось. Немила дёрнулась только единожды, когда Яга начала снимать с неё поясок, на котором висели вместилища живой и мёртвой воды.

— Бабушка, куда же их теперича?.. Нет нужды в них боле...

Покосилась Яга исподлобья и продолжила молча своё дело делать.

— Ох, бабушка, клянусь, я расскажу тебе обо всём, бабушка, ничего не утаю. Но вначале позволь мне детишек глянуть.

— Иди, — согласилась Яга. — Они с Васькой.

Немила выскочила во двор. Новенькая переносная люлька, тонкой деревянной работы, по всей видимости, привезённая Ягой из города, стояла за древом, и там же сидел Васька.

Кот наполовину скрылся внутри люльки, и чем ближе Немила подходила, тем явственней доносилось мурлыканье.

Уже в который раз Немила подумала, как это странно, что столь дикое, жестокое и неуправляемое животное предпочло родной лесной глуши кусочек одомашненного уюта и даже ело то, что вышло из человеческого очага.

Зато песни оно пело самые что ни на есть звериные. В тех песнях не было знакомых слов, но они обладали удивительной способностью освобождать голову от тревожных мыслей, тело — от тяжести бренного бытия. Легко стало Немилушке, каждый шаг будто возносил всё выше и выше, и она почти летела над макушками деревьев.

Это длилось до тех пор, пока кот не заметил её. Голова зверя вынырнула из люльки, пасть оскалилась рядом мелких острых зубов, топорщащиеся усы не оставили сомнений в том, что чудовище не очень-то радо её видеть.

Песнь прекратилась. Немила притормозила, кот отпрыгнул от люльки и скрылся в ветвях своей обители.

— Здравствуй, Василий, — негромко поздоровалась она, а потом бросилась к люльке, скрылась в ней верхней своей половиной и часто-часто задышала.

— Простите меня, детки, не уберегла я вашего батюшку, — всхлипнула она. И без промедления принялась вспоминать вслух, какие препятствия ей пришлось пройти на пути к спасению любимого.

— ...но всё рухнуло в одночасье, всё в мире потеряло прелесть, когда Матерь сказала мне, что он никакой не царевич, а лишь большой лжец! — закончила Немила, а осёкшись, добавила. — Всё потеряло прелесть, кроме вас, мои родненькие. У меня есть вы, и хоть вы сирые, убогие и рождённые совсем не от того человека и не тогда, когда хотелось бы, я вас люблю, люблю как саму жизнь и больше жизни.

Она отвернулась, не в силах выносить одинаково тяжёлые взгляды двух пар глаз, что виднелись из-под детских чепцов, и наткнулась на Ягу, что тихонько стояла, опираясь на незаменимую клюку. Клюка в чём-то была похожа на её саму, такая же кривая и сучковатая.

— Довольна ли ты моей историей, Баба-яга?

— Да как тебе сказать, внученька, — проскрипела старая, переглянувшись с Вороном. — Есть в твоей истории хорошее зерно. Мы можем надеяться на то, что царевич жив, а значит, Ворон продолжит его поиски. Я же вызвалась помогать ему. Устала я на одном месте жить, сестёр уже предупредила, что ухожу, вещи уложила. Скоро на моё место придёт другая Яга, а мы с избушкой двинемся в путь-дорогу.

— И ежели ты желаешь, можешь присоединиться к нам, — прокаркал Ворон. — Мы можем приютить вас троих, но ежели ты решишь уйти, то останавливать не станем.

Судя по тому, как разгладились морщины Яги в одним местах и появились в других, она прекрасно знала о предложении Ворона, а возможно, сама попросила его заговорить с Немилой.

И добавила она:

— Кумекаешь, что не сможешь забрать с собой детей, ежели порешишь вернуться домой? Даже если ты их каким-то чудом пристроишь, люди не дураки — быстро поймут, что с дочками твоими неладное. И тогда правда раскроется!

И стукнула Яга клюкой, и подпрыгнул Ворон, угрожающе раскрыл крылья, а из его открытого клюва стали вылетать чудовищные слова, которых Немила хотела бы не слышать и не знать. Он кричал о том, как Радость и Грусть будут умирать в ледяной реке или в костре, как их, маленьких деточек, бросят на растерзание собакам или положат на опушке леса на съедение волкам, лисам и медведям.

От ужаса на голове бедной Немилушки зашевелились волосы. Дети стали похныкивать, однако Васька успел подскочить к люльке, запрыгнул в неё целиком и снова запел свою песню — на этот раз так тихонечко, что его слышали лишь те, кому она предназначалась.

— Я ещё не думала, что мне делать и как жить дальше, — сдержанно ответила Немила. — Благодарствую за великодушное предложение остаться, но мне нужно сначала сходить домой проведать батюшку.

Ворон покачал клювом, Яга хмыкнула. Немила поняла — не одобряют её намерений.

— Вы не понимаете, я видела батюшку в блюдце! Плох был весь его вид, и я боюсь, как бы не лежал он сейчас при смерти! Отпустите меня, я только загляну в родной дом, чтобы поздороваться, а потом мигом сюда прибегу! Не смотрите с укоризной, я не передумаю! Так и знайте, я иду с вами, куда бы вы ни направлялись, но сперва — батюшку желаю проведать. И не отговаривайте, слышать не желаю.

Топнула Немила ногой, от беспокойства распустила косы и принялась переплетать в одну толстую.

Яга шагнула вперёд:

— Иди, пожалуйста, мы не держим тебя, буйнонравая девица. Но учти, ждать мы тебя долго не будем. Ежели не сумеешь обернуться за два дня ровно, считая от сегодняшнего, то мы уйдём без тебя. Путь наш лежит далече, в земли чужестранные, где легко пропасть и нелегко отыскаться. Так что — на всякий случай — попрощаемся мы с тобой. Коль опоздаешь на встречу, то уж не надейся нас найти. Живи по-своему, а нас всех поминай изредка.

— Но как же... всего два дня, даже не три? — переспросила она, уже начавшая чувствовать по отношению к себе всеобщее отчуждение.

— Два дня, — подтвердил Ворон строго. — Пойми, Немилушка, нам до самых южных гор идти, а время не терпит. Царь наш чахнет без любимого сына, пока по государству ползут слухи, что он хотел назначить Ивана-царевича своим преемником в обход двух других сыновей. И хочешь знать, что? Я в стольном граде был не далее как вчера. Хотел на царя нашего глянуть хоть издалека, а заместо этого чуть не получил стрелу. Нехороший сие знак, раньше нас, воронов, недолюбливали, но стрелять — не стреляли. Ежели и правда царь-батюшка собирался Ивана сделать царём, то подозрительно его исчезновение смотрится.

— Так почему южные горы? Откуда вы знаете, что... — Немила так разволновалась, что выпустила из рук недоплетённую косу и та рассыпалась на пряди. — Что младший царевич именно там?

«Кто знает, может, мы с ним в тридесятом разминулись», — подумала она и с безысходной тоской глянула на небо. Частично её тоска была связана с тем, что она давно не видела солнца.

— Потому что все остальные места на этом свете мы уже обыскали, — тоскливо каркнул Ворон.

— Что, прям каждый уголок?

— Ежели не веришь, я прямо при тебе раскину кости, — вмешалась Яга, отвязала поясной мешочек, присела на землю и вывалила перед собой косточки мелкого животного, судя по черепу то была белка, бурундучок или крыса. — Когда ты в тридесятое за своим боле-не-суженым ринулась, я несколько раз делала расклад, но мои косточки постоянно твердили какую-то ерунду. Так-с, посмотри, скелетик почти сложился. Жив царевич, знамо дело.

— Ну так спроси заодно у косточек, где его искать, — едким голосом посоветовала Немила.

— Нет, косточки так не работают, — грустно усмехнулась Яга. — Они токмо определяют, жив загаданный человечек али не жив. И ты не дерзи, не то получишь подзатыльника, как в старые добрые времена, да отправишься головы намывать.

Окинула Немилушка взором частокол и молча пожала плечами. Не так уж сложно работу по хозяйству выполнять, она, пожалуй, даже заскучала по прежним обязанностям, по царящему в мыслях спокойствию и бездумности пока трудишься. Было бы сейчас время лишнее, так она бы с радостью прибралась, ведь весь двор требовал хозяйственных рук.

На самом деле, Немилушке при взгляде на разные участки двора показалось, что она отсутствовала гораздо дольше, чем ей думалось.

— Бабушка, какое сейчас время года? Какой месяц воцарился за пределами леса?

— Апрель, знамо дело, — зачем-то оглянувшись, ответила Яга.

Немила от удивления ажно подпрыгнула на месте.

— Как это — апрель? Уж снег растаял? Не может того быть! Это что же, меня дома не было уж почти четыре месяца! Бедный батюшка!

Немилушка начала заламывать руки, не зная, куда ей броситься в первую очередь: то ли с детьми прощаться, то ли Ягу молить отпустить её немедля.

— Успокойся! — рявкнула Яга. — Помоги мне лучше встать. Сейчас я тебя снаряжу в дорогу и научу, как обратно вернуться.

Две вещи получила Немила в дорогу, точнее, три, и все из них были ей уже знакомы.

Два сосуда — с живой и мёртвой водой — да клубочек жёлтенький, что считался уже безвозвратно утерянным. Тот нашёлся в самом дальнем уголке печи, и пришлось хорошенько поработать кочергой, чтобы его выудить. (Яга предлагала Немиле залезть в печь самой, но она, как нетрудно догадаться, наотрез отказалась).

От сосудов Немила тоже собиралась отказаться, кабы Яга не настояла на обратном.

— Эти сосуды безраздельно принадлежат тебе. Храни их как можно ближе к телу и береги как зеницу ока. Однажды они тебе пригодятся.

Немила смолчала. Смолчала она и тогда, когда проходила мимо могилки, где схоронены кости того, кого она считала Иваном. Сердце её пронзило болью, на пару мгновений в голове вспыхнула картинка: они с Булгаком и с двумя дочками живут на окраине деревни, у реки, у них новенькая изба, дети играют с Васькой, рядом пасутся коровы, козы...

Но разве о такой жизни она мечтала? А как же желание возвыситься над своим происхождением? Стать купчихой, породниться с родом дворян или... быть возведённой в царицы? Подумать только, ежели б царевич оказался настоящим, а не пустышкой, то она стала бы первой женщиной во всём царстве!

Но при этой мысли душу Немилы затопила не обида, а смятение. Раз уж так жестоко поплатилась она за главное стремление в своей жизни — а Немила не сомневалась, что это именно расплата, строгое указание на то, что вознамерилась она занять не своё место в этой жизни — то значит это, что нечего даже думать о какой-то там лучшей доле.

Её доля отныне — разрывать сердце между собственным батюшкой и детьми, и выбирать детей, потому что иначе быть не может. А попутно уповать на то, что о батюшке позаботятся сёстры.

И никакого замужества боле быть не может...

«Ты можешь оставить детей Яге, а сама вернуться в отчий дом. Ты по-прежнему хороша собой, а твой отец — глава деревни. Можешь выбрать себе в мужья любого молодца, родить новеньких здоровеньких детишек. У тебя будет простая, но сытая и довольная жизнь. А ежели захочешь съездить в Лыбедь-град, то после свадьбы тебе уже никто не станет отказывать в этом желании».

Задумалась Немила, покрутила в голове эту мысль и отбросила. Какой там муж, ей теперь и возвращаться домой страшно! Как её примут, что она будет говорить о своей пропаже? Может, после столь долгого отсутствия её вообще никто никогда в жёны не возьмёт, и будет она старой девой жить, в услужении замужних сестёр до скончания своего века?

В ужас пришла Немила, когда представила себе подобное. Хуже жизни и вообразить невозможно! Нет, она вообще не должна попадаться никому на глаза кроме батюшки! И то, батюшке она лишь пару словечек скажет.

Скажет, что жива-здорова, и добавит, что вполне довольна своею жизнью. И попросит, чтобы её больше не искали, ибо далеко она будет от отчего дома. Эх, можно было попросить любую из Ягиных птиц сделать одолжение и ограничиться весточкой, но она, во-первых, не умеет писать так же красиво, как говорит, а во-вторых, уж очень хочется родненького человечка обнять.

В самый последний момент, когда нога готовилась быть занесённой над частоколом, Немилу осенило:

— Бабушка, погоди! Будь добра, одолжи мне шапку-невидимку!

— Ещё чего, — сквозь губу пробубнила Яга. — Ты ужо с шапкой делов наворотила, а попади она в плохие руки так вообще страх что может быть. К тому же она мне самой нужна.

Выдохнула Немила разочарованно. Снова обратилась к Бабе-яге:

— Каюсь я, твои слова обо мне — правда! Но дай мне тогда хотя бы в блюдце зеркальное посмотреть! Не прошу его давать мне с собой, позволь хоть одним глазком глянуть, что в деревне творится, чтоб в беду не попасть!

— Яички закончились, — скупо процедила Яга. — Катать по блюдечку нечего. Так что придётся тебе так идти, уж не обессудь.

Развела Яга руками, а Немила пригорюнилась, голову повесила, через плечо исподлобья оглянулась на двор, на избушку, что успела стать вторым домом, на древо и на люльку, после чего отвернулась да шагнула за частокол.

Глава опубликована: 13.01.2021
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх