↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Головой об стену (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Детектив, Драма, Романтика
Размер:
Миди | 155 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Симус расследует дело серийного вандала, который оскверняет дома аристократов, и пытается спасти свои отношения с Лавандой. В то же время у Дина появляется новая подружка.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 2. Босая девушка в мужской рубашке

— Лав?

Голос не слушался. Ноги тоже — потому что он вдруг пошатнулся.

Это какая-то хрень. Это не происходит на самом деле. Она не собирает здесь вещи.

Она, наверное, просто решила перебрать гардероб? Выкинуть лишнее? Вот в этом старом школьном сундуке — куда аккуратными стопочками сами собой укладывались ее мантии, юбки и блузки. И нижнее белье с чулками.

— Симус?! — она подскочила на месте, и вереница розовых домашних носков, парами спешивших к сундуку, осыпалась на пол.

Драккл.

Это не может быть правдой.

Симус опустил цветы, тупо глядя на эти носки на полу. Она и домашнюю одежду всю собирает. И косметику. И крема с лосьонами — дюжина косметичек толпились возле кровати. Собирает вообще все свои вещи.

— Лав? — повторил он с какой-то тупой отрешенностью.

— Ты рано, — отозвалась она, стискивая пальцами палочку.

— Что ты делаешь?

Лаванда как-то растерянно оглядела бардак. Глубоко вдохнула, не поднимая на него глаз.

— Я… ухожу.

Она отвернулась и взмахнула палочкой — вещи взметнулись в воздух и полетели в сундук — не аккуратно и упорядоченно, как до этого, а хаотично и кувырком, сталкиваясь друг с другом в воздухе. Она как будто спешила. Как будто боялась, что он ее остановит.

— Ты никуда не пойдешь.

— Симус…

— Разбирай сундук, — он резко дернул подбородком в сторону сундука, чуть не свернул себе шею.

Обычно действовало. Его уверенный тон обычно всегда действовал. Потом она плакала и жаловалась ему на него же, а он этим самым уверенным тоном говорил, что больше такого не повторится. Чего не повторится — зависело от ситуации, и в этот раз еще предстояло разобраться, какой из его проступков тянул на собранные вещи.

— Нет, — тихо сказала она.

— Да. Разбирай сундук, — повторил он, сминая в ладони стебли цветов, про которые успел забыть.

Лаванда продолжала сосредоточенно левитировать все подряд и не смотрела на него.

— Я так больше не могу, Симус. Тебе на меня плевать, и я так больше не могу.

О Мерлин, да что на этот раз-то?!

— Это из-за кино? Я ведь тебе сказал: сходим на неделе…

— При чем здесь кино, Симус! Не в кино дело вообще! — ее щеки раскраснелись, а взмахи палочкой стали совсем резкими и рваными. Мантии полетели в сундук комом, а флакон сделанного по индивидуальному заказу шампуня бахнулся о бортик с налета и треснул. Лаванда быстрыми движениями палочки отправила внутрь последнюю косметичку, последние пять пар весенних сапог, последнюю заколку для волос, захлопнула крышку и наконец повернулась к нему. — С тех пор, как мы поженились, ты только и делал, что пренебрегал мной! А я… я так старалась! Была идеальной женой! Красивое белье, секс, когда захочешь, уют, горячая еда, свечи эти во время ужина! Ты хоть раз замечал, что я зажигаю за ужином свечи?!

Свечи?! При чем здесь какие-то свечи?!

— А ты! — с отчаянием продолжала Лаванда, закрывая собой сундук, будто он мог его схватить и вывалить все вещи обратно — вообще, именно такие мысли у него и были. — Ты вообще не старался! Не думал, как порадовать меня, не делал мне сюрпризы, даже разговаривал со мной не каждый раз, когда я хочу пообщаться, а по настроению! А эта твоя работа! Сколько раз я ни заходила за тобой после работы, ты меня выставлял так грубо, как будто я тебя позорила! И эти девки! С твоего этажа! Смеялись надо мной!

— Твоя ревность… — глухо прорычал Симус, комкая цветы до сока на ладонях.

— Да не в ревности дело! Дело в том, что даже с этими девками ты ведешь себя приветливей, чем со мной! Я для тебя стала каким-то предметом интерьера! Знаешь, у магглов есть такой робот-пылесос. Вот я стала для тебя роботом-женой, с которой вообще не надо ни стараться, ни считаться! Я каждый раз пытаюсь с тобой об этом поговорить, а ты каждый раз даешь обещания, которые выполняешь не дольше недели.

— Лав! — рявкнул он, и она отшатнулась.

Вот последнее обвинение было особенно обидным. Он ведь делал все, что она просила! Театр. Шкафчик на кухне. Цветы. Поездка за город. Все появлялось практически на следующий день. А потом проходило время и она устраивала истерику с новыми требованиями. Так в чем была его-то вина?!

— Я несчастна с тобой! Неужели ты этого не понимаешь?! — ее голос сорвался, и красивое лицо перекосила гримаса. В голубых глазах появились слезы. Лаванда громко всхлипнула, взмахом палочки подняла сундук и схватила его свободной рукой за кольцо на крышке. — Отпусти меня, пожалуйста, Симус. Аппарейт!

С хлопком она исчезла.

Симус стоял посреди опустевшей, звенящей тишиной комнаты и тупо пялился на то место, где только что стоял ее сундук.

Какого хрена. Какого хрена вообще?!

Кровь начала опасно закипать, дыхание сбилось от поступающего бешенства. Пальцы переломили стебли, и Симус вскинул палочку.

— Бомбарда!

Заклинание вышло таким мощным, что его самого отбросило назад и больно припечатало затылком и лопатками — а противоположная стена рухнула и погребла под собой маленькую ванную комнату, которая за ней была. Лав ее очень любила — почти месяц ждала раковину в форме пурпурной ракушки, которую делали на заказ, по всему Лондону искала полочки в тон и отдала две зарплаты за большое магическое зеркало в жемчужного цвета раме — обычно оно говорило комплименты, и Симуса это бесило, особенно по утрам, но ей нравилось.

Зачарованное от повреждений зеркало, кажется, одно уцелело после взрыва и теперь пронзительно верещало на одной ноте.

Вместе с пылью в воздухе медленно оседали лепестки.

Симус отвернулся и прижался разгоряченным лбом к прохладным шелковым обоям. Зажмурился и несильно стукнулся о стену.

Драккл.

Драккл.

Драккл!

От последнего удара зазвенело в ушах, и он тупо уставился на запачканный кровью шелк.

Драккл!


* * *


Оказалось, что он забыл адрес новой квартиры Дина, куда тот переехал, когда Симус женился и они перестали снимать жилье на двоих. Он перепутал маггловские улицы, которые все были одинаковы, а потом и дом — маггловские дома тоже все были одинаковы. Этаж и расположение квартиры он помнил.

Он мог бы аппарировать к муниципальной совятне, но, во-первых, в маггловские районы нельзя было посылать сов слишком часто, а во-вторых, ему надо было прогуляться. Подышать воздухом.

До жилья Дина он добрался только к вечеру.

Дверь ему открыли не сразу.

— Так, — произнес Дин, спокойно осматривая его с ног до головы. Остановил взгляд на ссадине на лбу. Нахмурился. — Так. Стой здесь, никуда не уходи. Я сейчас.

Он закрыл перед ним дверь, и Симус со вздохом привалился спиной к холодной стене подъезда. Сквозь дверь ничего не было слышно, но Симус догадывался, что там за ней дама, которую Дин не хотел скомпрометировать. Может быть, даже не одна.

— Заходи, — меньше чем через минуту выглянул на площадку Дин и исчез в глубине квартиры.

Симус вошел и прислушался — Дин мыл на кухне посуду, гостьи слышно не было, только витал в воздухе смутно знакомый удушливый запах тяжелых насыщенных духов. Судя по ним, дама была с характером.

Симус подумал, что у Лав были совершенно другие духи — такие сладкие, цветочно-карамельные, и от этой мысли стало как-то муторно на душе.

На кухне Дин убирал в шкаф два бокала для вина.

— Хочешь торт? Там остался.

Симус продемонстрировал бутылку огневиски, которую принес с собой.

— Ясно. Не хочешь.

Дин достал лимон и принялся невозмутимо нарезать его тонкими ломтиками.

— Лав ушла.

Симус то и дело доставал и убирал обратно пачку сигарет. При друге он не курил. Дин был каким-то совершенно неадекватным ЗОЖником, из тех, что бегают по утрам и считают, что сельдерей это вкусно. Так же он с занудством, которому позавидовала бы сама Гермиона Грейнджер, мог прочитать не одну лекцию о БЖУ — Симус всегда отключался на середине и так и не запомнил, как это расшифровывается, — о различии программ кардионагрузок в зависимости от физического состояния, магического потенциала и формы патронуса волшебника — и о смертельном вреде пассивного курения, конечно. Об активном курении он уже не заикался — эту тему они оставили еще на пятом курсе, когда Симус начал курить.

Он снова покрутил в руках пачку, и Дин сдался.

— Кури в окно.

Симус со вздохом сунул пачку обратно в карман и взял бокал виски. Дин сел напротив.

— Она потребовала развод?

Она попросила отпустить ее. Значило ли это именно развод? Слова «развод» произнесено не было.

— Просто ушла.

— Дай ей остыть. Знаешь, они иногда уходят не затем, чтобы уйти. А чтобы привлечь внимание.

Симус с сомнением посмотрел на Дина. То, что она хотела уйти тайно, пока он на работе, да еще и не оставила ни единой своей вещи, скорее походило на то, что она хотела именно уйти. Не привлекая его внимания.


* * *


День прошел в каком-то тупом оцепенении.

Он сам не знал, почему так спокоен. Будто ничего не произошло.

А потом понял. После работы он шел домой в какой-то дебильной уверенности, что сейчас там застанет Лав. Что она надурилась, передумала и вернулась.

Он даже, наверное, сделает вид, что ничего не случилось. Как часто это делал после ее истерик — будто их и не было. Чтобы ей не было неловко за свое поведение.

Драккл, он же вчера разгромил ванную. И испачкал кровью обои. Она, наверное, расстроится.

Он, конечно, пообещает все починить. И, конечно, починит — а пока умываться можно и на кухне.

Ей это, конечно, не очень понравится, но она согласится потерпеть.

Симус отпирал дверь уже в полной уверенности, что встретит за ней зареванную Лаванду, которая молча обнимет его, как всегда бывало, и шмыгнет носом ему в шею, пока он будет говорить, что все будет хорошо.

Он повернул ключ и толкнул дверь.

Темная квартира встретила его оглушающей пустотой, обломками стены и почему-то сыростью.

Сердце упало и затянуло противной, сосущей тоской. Неужели правда. Она ушла. И не вернулась.

Симус с трудом протолкнул воздух через легкие. Как идиот, прошел по квартире, как будто надеялся что-то найти в одной из комнат — под ногами хлюпала грязная вода. Вернулся в прихожую.

Там к зеркалу был приклеен кусок пергамента, на котором резким почерком хозяйки было требование немедленно встретиться с ней, когда он вернется — и захватить с собой оба комплекта ключей.


* * *


Дин снова открыл не сразу.

— Я затопил на хер всю квартиру и два этажа ниже. Меня выселили.

Дин лишь хмыкнул и открыл шире дверь.

— Заходи.

У него в спальне кто-то был — по носу снова били эти насыщенные, удушливые духи, а на крючке в прихожей рядом с теплой аврорской мантией Дина висела бордовая мантия с капюшоном, явно дорогая и явно женская. Самой гостьи видно не было.

— Я не вовремя?

— Вовремя. Гостевая комната твоя.

Второй раз срывать свидание Симус не стал, кивнул и ушел в гостевую комнату.

Из всего имущества он взял только свою одежду — свалил как попало в сундук и утрамбовал заклинанием — метлу и горшочки для рагу, которые дарила мама. Все остальное оставил, даже волшебное зеркало — тем более волшебное зеркало, хоть то и орало вслед дурным голосом, требовало вернуть в нормальные условия и отмыть.

Он поставил сундук на пол и упал на кровать.

За тонкой стеной послышался приглушенный женский голос, Дин что-то ответил, и все стихло. Заглушающие чары, отлично. Знать о подробностях личной жизни Дина Симус не очень-то хотел.


* * *


Вчера Симуса вырубило огневиски, но сегодня он оказался не таким предусмотрительным и теперь ворочался.

Он думал о Лав. Что она сейчас делает? Думает о нем? Плачет? Или пьет это мерзкое розовое мартини с Патил и жалуется на него.

Или она… с кем-то.

А вдруг она там с кем-то? Точно так же наложила заглушающее заклятье на комнату…

Драккл.

Симус резко сел, свесил ноги с кровати и достал сигареты.

А если она правда ушла к какому-то мужику? Пока он там ловил уродов по всей Британии, она томилась в одиночестве, и…

Драккл.


* * *


Когда после пары часов сна Симус выполз из комнаты, Дин еще был на пробежке, а дверь в кухню была почему-то закрыта. Из-под нее тянуло сигаретным дымом.

Симус повернул ручку. И чуть не захлопнул дверь обратно. Потому что за ней босая, одетая только в рубашку Дина, с такими яркими губами, что не оставалось сомнений, что недавно их долго и страстно целовали, за столом сидела…

— Паркинсон?!

В отличие от него, Панси Паркинсон не удивилась и вообще нисколько не смутилась. Она подняла бровь и стряхнула пепел в пепельницу.

— Привет, Финниган.

Глава опубликована: 18.02.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 99 (показать все)
Anastayавтор
Deskolador
Так и есть
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Anastayавтор
Deskolador
Несправедливость жизни!
Deskolador
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Чтоб поумнела и не слушала пьяньІх дураков. Да еще и задания им давать.. . А в малфой меноре библиотека хорошая, может и поднаберется ума
Anastayавтор
Svetleo8
Вообще тут задел на отличную драмиону)))
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Deskolador
А на кой чёрт ее убивать?
Deskolador
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Зачем смерть?
И я наверное, пропустила ваши слова о той фазе, напомните, пожалуйста
Каролина Керрол
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
В счастливую может и нет, но к адекватному партнерству они могут прийти, когда успокоятся.
Нельзя всю жизнь строить из себя несчастную, она все таки не совсем дура. Да и от ненависти до любви обратно.. .
Svetleo8
Ненависть разная бывает
Anastayавтор
Каролина Керрол
Ваши слова звучат как вызов!)) хотя я обещала себе больше не писать серьезных драмион, только несерьезные...)

Вообще, стоит учитывать, что на момент последних глав Малфой испытал колоссальный стресс и находится под властью эмоций. По сути Гермиона не виновата в его бедах, виноват он сам. Когда он успокоится, отойдет, должен бы это понять, и если при этом Гермиона не будет бесоебить, кто знает, к чему это может привести)
На последний момент.
У него восемь лет было на обдумывание. И за всё это время Будущая жена оставалась в неведении )))
Anastayавтор
Deskolador
Восемь лет он тяготился предстоящей миссией)
Anastay
Мы с парнем как-то обсуждали применимость сюжетного хода "от ненависти до любви", и его мнение таково, что такого быть не может. Если человек кого-то ненавидит, то он стремится дистанцироваться от источника неприятных ощущений.

Я же, например, понимаю, что... Допустим, Сильвана и Артас. Сильвана никогда не простит Артаса за то, что он с ней сделал, и только в каком-нибудь фанфике с долгой рефлексией сможет полюбить Артаса. В тоже время Сильвана, вероятно, испытывает чувства к Андуина, потому что для неё он соперник, а не смертельный враг, сломавший её жизнь.
Только в каком-нибудь фанфике от мозга до костей законная Майев сможет полюбить Иллидана, а тот ответит ей взаимностью, потому что у них слишком непримиримые позиции. И для Майев Иллидан всегда будет врагом, и она клялась его уничтожить.

Так что я искренне сомневаюсь, что Драко может простить такое унижение, на которое его обрекла Гермиона по незнанию. И я его пойму, на самом деле.
Anastayавтор
Каролина Керрол
Непримиримые позиции и недоразумение — это все же разные вещи) но вообще не буду спорить, не знаю, как было бы в реальности, но в фанфикшене нет ничего невозможного)
Из всей компании мне ужасно жалко только Гермиону. Остальные получили, что получили. Фик шикарный, как и всё, Вами написанное, за последние пару лет.
Anastayавтор
Габитус
Спасибо!
Мне тоже не жалко Симуса. Во-первых, все его беды — награда за эгоизм и идиотизм, а во-вторых, оставив Панси и Дина в покое, он в кои-то веки поступил правильно.
Мне очень понравилось! Спасибо, автор!
Anastayавтор
dafna_angel
Спасибо :)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх