↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Головой об стену (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Детектив, Драма, Романтика
Размер:
Миди | 155 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Симус расследует дело серийного вандала, который оскверняет дома аристократов, и пытается спасти свои отношения с Лавандой. В то же время у Дина появляется новая подружка.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 12. Гарри решает

— Что ты здесь делаешь?! — рявкнул Симус.

Малфой презрительно оглядел комнату, в которой стало совсем тесно впятером.

— Панси прислала мне сообщение, — процедил он.

— Зачарованные пергаменты, — коротко объяснила Панси на молчаливый вопрос Дина. — Со школы у всех слизеринцев курса.

— Так зачем ты меня позвала? — больше не обращая внимания на остальных, будто их и не существовало, обратился Малфой к Панси.

— Из-за твоих подвигов, Драко, — прохладно сказала она. — Ты, вероятно, забыл рассказать даме сердца о ритуале, в котором она участвовала.

— Насколько я знаю, дама сердца, — он презрительно скривился, все еще не глядя на Гермиону, — знала о ритуале, знала его название — и добровольно согласилась участвовать.

— Драко, — сказала Панси с укором, — ты прекрасно знаешь, что она ничего не поняла.

— Ты что, хотел ее убить?! — угрожающе поднялся Симус.

— Убить?! — Малфой побледнел и в ярости уставился на него. — Днем в своем предложении я напомнил ей об обещании и дал понять, что выполнил все подвиги, о которых она просила. Этого что, было недостаточно, чтобы понять?!

— Недостаточно, Малфой! — Гермиона тоже вдруг грозно встала, глаза ее засверкали. — Как, по-твоему, я должна была понять?! Я понятия не имела ни о каком ритуале подвигов!

— Грейнджер, — он повернулся к ней, и его ноздри раздулись. — Я не виноват, что ты такая необразованная.

Она задохнулась от такого оскорбительного обвинения. Гермиону Грейнджер назвали необразованной! Немыслимо!

— Не заткнулся бы ты, а?! — выступил вперед Симус.

— Финниган, — Малфой сжал зубы. — Давно из Азкабана вернулся? Как там, хорошо кормят?

Он дернулся к нему, и за руку его схватили чьи-то цепкие пальцы. Он нехотя перевел взгляд и уставился в темные глаза.

И как тогда, на улице, они будто приковали к себе все его внимание и не отпускали, пока его не начала отпускать ярость.

— Так это все правда? — донесся до него звенящий от напряжения голос Гермионы.

— К моему огромному сожалению — да, — выплюнул Малфой.

— К ТВОЕМУ сожалению?! — она стиснула кулаки.

— А как ты думаешь, Грейнджер? Я пожалел об этой глупости уже наутро. Но я был пьян, а ты — нет. Зачем ты вообще согласилась? Идиотка, — сквозь зубы бросил он, и Симус снова почувствовал, как кровь закипает — Панси вцепилась в его руку просто до боли.

— Придержи язык, Малфой, — мрачно сказал Дин, и ему тот хамить не стал, только скривился. А Гермиона вся как будто поникла.

— Мне нужно время… Чтобы все проверить. И если это правда, — Гермиона перевела дыхание, — чтобы объясниться с Роном.

— Недели хватит?

— Что? Почему так мало?! Ты не мог предупредить меня об этом восемь лет, а теперь требуешь, чтобы я разобралась со всем за неделю?!

— Дело твое, Грейнджер. Если предпочитаешь умереть — пожалуйста. Срок ответа определен ритуалом. Восемь лет на подвиги, восемь дней на ответ. Один день прошел.

— А если бы я так и не пришла с положительным ответом?! Ты бы спокойно ждал, пока я умру?!

— У меня был вариант, что звание «самой умной ведьмы поколения» окажется пустышкой, и ты не сообразишь. В этом случае я собирался прийти к тебе на третий день для уточнения, предпочитаешь ли ты смерть браку со мной или просто тупая. Но вы меня опередили. — Он вдруг близко подошел к ней и с ненавистью прошипел: — В следующий раз подумай дважды, прежде чем говорить о равности магглорожденных и чистокровных, Грейнджер. Панси, например, сразу обо всем догадалась, а ведь это не ее жизнь сейчас находится во власти ритуала.

Гермиона побледнела и отвесила ему хлесткую пощечину, такую, что он дернулся. У него от злости задрожали губы, но он ничего не сказал — и ничего не сделал — а вместо этого развернулся и, похоже, собрался уходить.

У Симуса уже онемела рука в захвате Панси, хотя он и не собирался лезть к Малфою. Он скосил глаза — она хмуро наблюдала за школьным другом. Дин тоже мельком взглянул на нее — и окликнул слизеринца:

— Эй, Малфой! К тебе пара вопросов. По поводу надписей.

Он обернулся и скривился.

— Как только будет официальная повестка — пожалуйста.

Он бесцеремонно аппарировал, даже не выходя из комнаты, и Дин мрачно скрестил руки на груди.

— Вот тварь, — сказал Симус.

Гермиона прижала пальцы к вискам.

— Когда можно будет развестись?

— Очевидно, через восемь лет. И имей в виду, Грейнджер, магия будет внимательно следить, чтобы это был настоящий брак. С соблюдением всех правил и условностей. Ну ты поняла.

Лицо Гермионы пошло пятнами.

— Я… в библиотеку, — Гермиона, пошатнувшись, вытащила палочку и аппарировала, оставив их в своей комнате.

— Отлично, — произнесла Панси. Она наконец отпустила руку Симуса, и он потер болезненно пульсирующие следы от ее пальцев. — По крайней мере, никто не умрет. Скорее всего, — задумчиво добавила она. — Возвращаемся домой?

— Ты возвращайся. А мы к Поттеру. Он на работе, собирался разбирать завал до самой ночи. Вместе с Добби, — выразительно сказал Дин.

Действительно, эльф. Как-то же Малфой проникал во все эти дома.


* * *


— Во-от че-ерт! — Гарри схватился за голову, еще больше растрепав взлохмаченные волосы и сбив очки набок. — Дьявол. Я должен был догадаться. Люстры… люстры…

— Люстры? — переспросил Дин.

Добби рядом поджал уши и в ужасе пялился на них. Кажется, он только сейчас начал догадываться о том, что что-то не так.

— Добби расстроил хозяина Гарри? — выдавил он и начал трястись всем телом. Огромные выпученные глаза заблестели от слез.

Гарри тут же подобрался. И приветливо улыбнулся.

— Нет, Добби, все хорошо. Принеси нам всем кофе из автомата, пожалуйста.

Домовик с хлопком исчез, а Гарри тут же снова вцепился в свои волосы.

— У Добби клин на люстры. После того, как он чуть не зашиб Беллатрикс в Малфой-мэноре. Пошел против эльфийской природы — не вредить людям. Вот с тех пор… — он махнул рукой. — Нам с Джинни на Гриммо даже пришлось переделать все освещение на настенные светильники — и недели не проходило, чтобы он не сдержался и не обрушил какую-нибудь люстру — потом раскаивался, конечно, бился о предметы… Я должен был догадаться…

— Так ты не знал?

— Конечно, я не знал! Малфой попросил поговорить с Добби, сказал, что это дело жизни и смерти, и что если я соглашусь, никто не пострадает, а если откажусь — он умрет. Они встретились, и Добби подтвердил, что слова Малфоя — правда. Он сам так рвался помочь — Люциуса он ненавидит, но Драко симпатизирует, тот вырос у него на глазах. И… вот же черт. Если бы я только знал, что дело касается всех этих преступлений! И Гермионы! Мерлин, я и подумать не мог, что дело касается Гермионы! — простонал он, и за их спинами вдруг что-то упало — появившийся Добби выронил три стаканчика с кофе, залив весь пол и собственные ноги. А потом схватил проявитель врагов и принялся отчаянно долбить себя им по лупоглазой голове.

Они снова прервались.

Гарри успокаивал Добби, Дин левитировал все тяжелые предметы в другой конец комнаты, а Симус отрешенно смотрел на ссадину на лбу эльфа думал о том, как же кретински это выглядит со стороны.

— Мы скажем Робардсу, — неразборчиво сквозь стенания Добби произнес Гарри. — Я скажу. Может быть, удастся все замять. Не знаю, в любом случае ответственность на мне, и я должен со всем разобраться.

Он взял все еще всхлипывающего эльфа за руку, и они стремительно вышли из кабинета. Симус переглянулся с Дином.

Вот и все. Они наконец раскрыли дело серийного вандала, но это не принесло ни радости, ни удовлетворения.


* * *


Над маггловским кварталом начинало светать. На балконе было прохладно, и прохлада прогоняла муть в голове от бессонной ночи. Сегодня Симус даже не пытался уснуть — все равно бы не вышло.

Зато Дин спокойно завалился, едва они вернулись — Симусу бы его хладнокровие.

Дверь тихонько приоткрылась, и на балкон быстро, чтобы не напустить в квартиру дым, скользнула Панси — она не выглядела сонной, как будто тоже не спала этой ночью.

Панси закурила и облокотилась рядом с ним о подоконник распахнутого окна.

— Думаешь о Грейнджер?

Симус отрывисто кивнул.

— Вы такие прямо друзья, — заметила она нейтральным тоном.

— Мы учились вместе, сражались вместе. Да, мы такие прямо друзья, — подтвердил он.

Панси молча смотрела перед собой.

— Им обоим не повезло.

— Просто пиздец, — согласился Симус, и они снова надолго замолчали.

Симус пытался представить, в каком аду окажутся оба после свадьбы. И не мог не думать о собственном неудачном браке — и о предстоящей свадьбе, где он будет шафером.

— Панси?

— Что?

— Ты любишь Дина?

Она повернулась и некоторое время смотрела на него.

— Почему ты спрашиваешь?

Так-то в самом деле — если бы она хотела выйти замуж не по любви, выбрала бы того дурмстрангца или другого жениха из папкиного списка.

Ему бы успокоиться, но почему-то стало тоскливо.

— Извини. Я просто, ну… — он замялся. Просто что? Всей душой против этой свадьбы? И — об этом мерзко даже думать — не только оттого, что он не хочет для них того же, через что прошел сам, через что предстоит пройти Гермионе с Малфоем. А оттого, что глаза чужой невесты способны вернуть его из самого безумного забытия. Оттого, как она спасала девушку, которую не очень-то любила. Оттого, что ходила к нему в Азкабан и готовила завтраки. Оттого, что ему теперь везде мерещится запах ее духов. Оттого, как она кривит насмешливо яркие губы. Оттого, как одновременно хорошо и мучительно касаться локтем ее локтя сейчас, глядя с балкона на маггловские улицы.

Всего этого он сказать не мог. Он в этом себе-то до конца не хотел признаваться.

— Что — «ну»?

— Беспокоюсь, — коротко сказал он. В целом это было правдой — он беспокоился.

— За Дина?

— Угу, — он отвернулся и пропустил болезненный удар в плечо. Он резко повернулся к ней и натолкнулся взглядом на ее перекошенное лицо.

— А за меня? Или ты думаешь, мне никогда не бывает больно?

Драккл.

— Дин не сделает тебе больно. А у тебя пугающие склонности к осквернению трупов, — попытался пошутить он. Но Панси, кажется, уже расстроилась, и шутка не помогла.

— По Браун тоже никогда нельзя было сказать, что она может сделать больно, — негромко заметила она.

— Так она и не виновата.

— Ну и вот, Финниган. Она не виновата, ты не виноват, а больно в итоге всем.

Да уже почти и не больно, — хотел сказать Симус, но оборвал эту мысль. Дело в том, что больно. Только вот не от того.

— Ты ее все еще любишь? — внезапно спросила она.

Симус пожал плечами. Честно говоря, он почти не вспоминал о ней после Азкабана. Честно говоря, он не был уверен, любил ли он ее когда-нибудь по-настоящему.

Он хотел спросить, почему это интересует ее, когда балконная дверь скрипнула и к ним, морщась от запаха сигарет, заглянул Дин со следами подушки на щеке.

— Кто не спит до рассвета, тот идет со мной на пробежку, — заявил он.

Симус тут же привалился к стеклу и нереалистично захрапел, а Панси фыркнула и чарами очистила воздух от дыма.

— Лучше приготовлю завтрак. Финниган, не думай на самом деле уснуть, нам еще забирать платье.

Они ушли, а Симус открыл глаза и прижался лбом к стеклу.

Глава опубликована: 28.02.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 99 (показать все)
Anastayавтор Онлайн
Deskolador
Так и есть
Deskolador Онлайн
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Anastayавтор Онлайн
Deskolador
Несправедливость жизни!
Deskolador
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Чтоб поумнела и не слушала пьяньІх дураков. Да еще и задания им давать.. . А в малфой меноре библиотека хорошая, может и поднаберется ума
Anastayавтор Онлайн
Svetleo8
Вообще тут задел на отличную драмиону)))
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
Deskolador Онлайн
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Deskolador
А на кой чёрт ее убивать?
Deskolador
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Зачем смерть?
И я наверное, пропустила ваши слова о той фазе, напомните, пожалуйста
Каролина Керрол
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
В счастливую может и нет, но к адекватному партнерству они могут прийти, когда успокоятся.
Нельзя всю жизнь строить из себя несчастную, она все таки не совсем дура. Да и от ненависти до любви обратно.. .
Svetleo8
Ненависть разная бывает
Anastayавтор Онлайн
Каролина Керрол
Ваши слова звучат как вызов!)) хотя я обещала себе больше не писать серьезных драмион, только несерьезные...)

Вообще, стоит учитывать, что на момент последних глав Малфой испытал колоссальный стресс и находится под властью эмоций. По сути Гермиона не виновата в его бедах, виноват он сам. Когда он успокоится, отойдет, должен бы это понять, и если при этом Гермиона не будет бесоебить, кто знает, к чему это может привести)
Deskolador Онлайн
На последний момент.
У него восемь лет было на обдумывание. И за всё это время Будущая жена оставалась в неведении )))
Anastayавтор Онлайн
Deskolador
Восемь лет он тяготился предстоящей миссией)
Anastay
Мы с парнем как-то обсуждали применимость сюжетного хода "от ненависти до любви", и его мнение таково, что такого быть не может. Если человек кого-то ненавидит, то он стремится дистанцироваться от источника неприятных ощущений.

Я же, например, понимаю, что... Допустим, Сильвана и Артас. Сильвана никогда не простит Артаса за то, что он с ней сделал, и только в каком-нибудь фанфике с долгой рефлексией сможет полюбить Артаса. В тоже время Сильвана, вероятно, испытывает чувства к Андуина, потому что для неё он соперник, а не смертельный враг, сломавший её жизнь.
Только в каком-нибудь фанфике от мозга до костей законная Майев сможет полюбить Иллидана, а тот ответит ей взаимностью, потому что у них слишком непримиримые позиции. И для Майев Иллидан всегда будет врагом, и она клялась его уничтожить.

Так что я искренне сомневаюсь, что Драко может простить такое унижение, на которое его обрекла Гермиона по незнанию. И я его пойму, на самом деле.
Anastayавтор Онлайн
Каролина Керрол
Непримиримые позиции и недоразумение — это все же разные вещи) но вообще не буду спорить, не знаю, как было бы в реальности, но в фанфикшене нет ничего невозможного)
Из всей компании мне ужасно жалко только Гермиону. Остальные получили, что получили. Фик шикарный, как и всё, Вами написанное, за последние пару лет.
Anastayавтор Онлайн
Габитус
Спасибо!
Мне тоже не жалко Симуса. Во-первых, все его беды — награда за эгоизм и идиотизм, а во-вторых, оставив Панси и Дина в покое, он в кои-то веки поступил правильно.
Мне очень понравилось! Спасибо, автор!
Anastayавтор Онлайн
dafna_angel
Спасибо :)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх