↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Головой об стену (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Детектив, Драма, Романтика
Размер:
Миди | 155 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Симус расследует дело серийного вандала, который оскверняет дома аристократов, и пытается спасти свои отношения с Лавандой. В то же время у Дина появляется новая подружка.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

Глава 13. Его невеста

Дин вообще не нервничал. Вчера, накануне свадьбы, он сходил в Косой переулок и за полчаса купил мантию и обувь для церемонии — причем двадцать минут из этого времени слушал причитания мадам Малкин в духе «я тебя еще вот таким первокурсником помню». Даже Симус выбирал дольше — его раздражали абсолютно все фасоны, и только мысль о том, что Панси отделает его букетом, если он придет в повседневной одежде, заставила наконец что-то выбрать. Смотрелся он в этом чем-то мрачным и нелепым, чувствовал себя так же.

— Я боюсь, ее семья может попытаться помешать свадьбе, — сказал Дин, когда утром они все аппарировали за город, где ребята из агентства «Волшебные праздники и торжества» уже натянули и украсили цветами шатер и теперь заканчивали расставлять стулья. Панси вместе с настоящей подружкой невесты, уже слегка подбуханной: «о, Панс, детка, неужели ты правда выходишь за-амуж, как же наша свобода?!» удалилась наряжаться и делать прическу, а они с Дином встречали первых гостей. — Ее отец был в ярости. Приходил к Робардсу. Потом орал на меня, даже угрожал.

— За угрозы аврору можно и сесть.

— Он очень завуалированно угрожал. К тому же, как бы я посадил отца своей невесты, сам подумай… Привет, Рон.

На Роне лица не было. Они пожали руки, и он сразу же отошел подальше ото всех. Симус сильно удивился, что он пришел. Позавчера специалисты из департамента Ритуалов и проклятий закончили экспертизу ауры Гермионы — все, что говорил Малфой, оказалось правдой.

Гермиона дала официальное согласие на предложение. О чем «Пророк» выпустил еще один срочный номер.

Как рассказывал Дин, вечером после этого Рон напился прямо на работе и рыдал над кружкой с ее лицом. А когда Гарри пытался с ним поговорить, послал его на хрен, послал на хрен Добби, послал на хрен и Дина — за компанию, разбил кружку об пол и ушел. Из-за дверей было слышно, как в коридоре он послал на хрен кого-то еще, они все только и надеялись, что это был не Робардс.

С Робардсом Гарри, конечно, все уладил. Дело все еще висело, но спустя положенные сроки его должны были закрыть «за отсутствием улик». Его даже не пришлось уговаривать — одно нераскрытое дело было лучше национального скандала с участием героев войны и сотрудников министерства, среди которых полтора аврора и один невыразимец.

Гермиона пришла с Малфоем. Малфоя пригласила Панси, и тот явился с официальной невестой. В дорогой парадной мантии, с красиво уложенными волосами, она тем не менее выглядела просто разбитой. А Малфой — даже не смотрел в ее сторону.

Гарри под руку держала ослепительная Джинни, а с другой стороны стоял Добби во фраке и все с теми же немигающими выпученными глазами, чем наводил жути на гостей и притягивал косые взгляды. Поздоровавшись с министром, Гарри вдруг хлопнул себя по карману, в котором, как знал Симус, тот носил аврорский значок. Быстро взглянул, кто его вызывает, нашел взглядом Симуса — и кивнул в ту сторону, откуда прибывали гости. У Симуса привычно — и приятно будоражаще вскипела кровь, и он рванул к выходу едва ли не шустрее Поттера.

— Мы поджидали особого гостя, — коротко пояснил Гарри. — Здесь Паркинсон.


* * *


Как ни странно, в двухэтажном здании, где располагалась кухня и комнаты отдыха, куда авроры отвели отца Панси, его теперь караулил Рон. Точнее, он что-то занудным тоном ему говорил — что-то про приглашение — тянул время, судя по всему. Когда они появились, он коротко кивнул Гарри и отошел — предоставил все решать ему.

— Мистер Поттер! Что здесь происходит?!

— Как я слышал, у вас нет приглашения, мистер Паркинсон.

— Оно мне и не требуется!

— Это закрытое мероприятие, всем гостям требуется приглашение.

— Это дракклова свадьба моей дочери!

— И тем не менее у вас должно быть приглашение.

Гарри говорил спокойно, Паркинсон все больше закипал, а Симус стоял в стороне и не мог понять, что же ему делать.

Если они не помешают, ее отец сорвет свадьбу. Если они сейчас ничего не сделают, мистер Паркинсон ворвется, устроит скандал и сорвет свадьбу, Панси не выйдет замуж за Дина, а у Симуса появится крохотный шанс на то, чтобы… чтобы…

Если Панси не выйдет замуж за Дина, если он не спасет сейчас свадьбу лучшего друга, будет просто конченым гондоном.

Симус тряхнул головой и с широкой улыбкой выступил вперед.

— Вас не позвали, потому что вы здесь на хрен никому не нужны, мистер Паркинсон, — заявил он. Тот повернулся к нему, уже трясясь от гнева, и Симус решил, что стоит добавить: — Потому что вы и как человек говно, и как отец говно, и как Пожиратель смерти наверняка тоже были го…

— Ах ты щенок! — он так резко выхватил палочку, что они среагировали в последнюю секунду — Симус дернулся в сторону, а Гарри с Роном одновременно выкрикнули: «Экспеллиармус!» Несмотря на это, Симуса задело и отбросило к стене. Он больно ударился правым боком, упал — и тут же вскочил на ноги.

Перед глазами поднималась красная пелена, каждая мышца зудела от яростного нетерпения — ударить в ответ, разнести, уничтожить.

Внезапно заломила рука — там, где Панси сжимала ее в доме Гермиониных родителей. И смотрела на него своими темными глазами, такими яркими на бледном лице.

Симус застыл со стиснутыми кулаками, дыхание застряло где-то на полувыдохе-полувдохе, он заторможенно смотрел, как Гарри надевает зачарованные наручники на Паркинсона, и боялся пошевелиться, боялся, что сорвется от одного лишь микродвижения.

«Думаешь, мне никогда не бывает больно?»

Муть перед глазами стала спадать. Он все еще не двигался, и сердце все еще долбило в груди, готовое отправить тело в атаку, но он уже почти ясно мыслил и даже осознавал чужую человеческую речь.

— Мистер Паркинсон, вы задержаны за попытку покушения на здоровье волшебника и применение атакующего заклинания второго уровня без угрозы вашей жизни и здоровью. Вы имеете право на адвоката…

— Что?!

— … все, что вы скажете, будет использовано против вас в Визенгамоте. Аврор Уизли, будьте добры проводить мистера Паркинсона в Аврорат.

— Есть, аврор Поттер! — с каким-то злым, отчаянным энтузиазмом согласился Рон. Под вопль: «Вы не имеете пра…» он аппарировал вдвоем с задержанным.

Симус разжал кулаки и выдохнул.

Он смог. Он сдержался. Он не избил человека, который его ударил.

— Отлично сработано, Симус! Ты как, может, найти Аббот?

Симус покачал головой, и Гарри хлопнул его по плечу — по совпадению это оказалось ушибленное плечо, и он вскрикнул.

— Эй, Гарри, — окликнул он Поттера, когда тот почти ушел. — Вы же его выпустите, да?

— Если напишешь заявление, не выпустим. А что?

— Надо выпустить. Не можем же мы арестовать отца невесты. Ну, во всяком случае, слишком уж надолго.

— Завтра утром выпустим, — пообещал он. — И банши сыты, и авроры целы.

Ну и отлично. Ну и хорошо. Ну и засунь эту мерзкую горечь поглубже в горло, Симус, и улыбайся так широко, как только можешь.


* * *


— Финниган! — резкий окрик заставил подскочить на месте. Определенно, Панси должна была пойти работать в Аврорат, а не в Магветгоспиталь — и сменить Робардса на его посту лет через пять-десять. Орать командным голосом так, чтобы хотелось вытянуться в струнку, она умела превосходно.

— Невеста! — он с широкой улыбкой повернулся к ней. И лишился дара речи, дыхания и всего остального. Панси была просто потрясающей в белом невесомом платье, со скользящими по открытым плечам блестящими локонами, своими яркими губами — и сверкающими гневом глазами. Ему показалось, что он перестал видеть вообще все, кроме нее.

— Твою мать, Финниган! — удерживая длинный разлетающийся подол одной рукой, она подскочила к нему и болезненно припечатала ладонью по плечу. Он коротко заорал — удар снова пришелся по тому месту, которым он встретился со стеной. Что за день такой — может, сегодня официальная дата, когда Паркинсонам дозволяется бить людей? — Хрена ли ты хромаешь?!

— Упал, — он на всякий случай отошел — рука у Панси была тяжелая, да еще эти ее удушающие духи, от которых его всегда мутило. Вдобавок он боялся самого себя, когда находился слишком близко к ней.

— Подрался, да? Финниган, ты обещал!

— И я никого не бил! — он шагнул назад, когда она двинулась на него. — Это была односторонняя драка! Мной стучали о стену, а я даже не матерился. Правда, молодец?

Панси остановилась.

— Финниган!

Она смотрела на него, и за яростью ему мерещилось… ему мерещилось что-то еще. Какое-то волнение, какое-то беспокойство. Может быть, даже неуверенность, может быть, даже страх, может быть, даже сомнения…

Может быть, он все это себе выдумывает, как последний идиот, как дракклов предатель — это низко, хотеть, чтобы невеста Дина испытывала сомнения в день свадьбы. Чтобы она передумала и не дошла до алтаря.

— Тебе разве можно показываться перед церемонией? — попытался перевести он тему, отступив еще на шаг.

— Ты… — она запнулась, — не жених.

— И слава Мерлину! — с неестественным весельем выкрикнул он и убежал — натурально убежал.


* * *


— Ты нервничаешь больше, чем я, — заметил Дин, когда Симус без перерыва прикурил третью сигарету. Они с Гарри решили рассказать о ее отце позже, чтобы не портить праздник — который вот-вот должен был начаться. Они с Дином, Невиллом и Ли Джорданом стояли у шатра и дожидались официальной церемонии. Почти все стулья уже были заняты, играла легкая музыка, у всех было прекрасное настроение, и Симусу ужасно хотелось оказаться от всего этого подальше.

— Это потому что я осознаю последствия, — с кривой улыбкой Симус указал сигаретой на шатер, — всего вот этого.

Как раз в этот момент оттуда выглянула его мама.

— Вы где?! Уже все на месте, жениха с шафером нигде нет! Симус, брось эту дрянь! — она выхватила у него из рук сигарету и уничтожила заклинанием. — Давайте дуйте по местам! Невилл, милый, тебя потеряла бабушка, ты тоже поспеши…

Симус пропустил вперед Дина и остальных, тяжело вздохнул и шагнул следом.


* * *


Панси шла по дорожке, такая красивая в воздушном белом платье.

И он просто не мог дышать.

У него болело лицо от улыбки, которая там должна была быть, но которая то и дело норовила сползти в болезненную гримасу.

Утром он с мамой отправится в Ирландию, прямо из гостиницы. Будет разводить скаковых лошадей вместе с Фергусом и приводить в порядок себя, свои дурацкие чувства и свою жизнь.

А сейчас… Он должен это пережить. Просто пережить сегодняшний день.

Поздравить Дина. Поздравить Панси. Смеяться, радоваться. Чтобы они видели, как он за них счастлив.

Панси под прозрачной фатой коротко взглянула на него — и повернулась к Дину. Церемония началась.


* * *


Вечер был теплым и приятным. Все было позади, и Симуса как будто бы отпустило. Как будто до вот этого «Объявляю вас мужем и женой» еще можно было что-то изменить.

А теперь все. Точка невозврата пройдена. Ничего изменить нельзя — и не остается ничего, кроме как успокоиться.

Симус слонялся между столиками. Танцевал с мамой. Танцевал с подружкой невесты — та щипала его за задницу — а в следующем танце, он видел, щипала Невилла. Болтал со школьными друзьями. Смеялся и радовался, как и обещал себе и Дину.

Симус сам не знал, зачем подошел к Малфою. Может быть потому, что из всех гостей он выглядел таким же невеселым, как он сам — только в отличие от него даже не пытался это скрывать.

Малфой был очень пьян.

— Выпьешь? — предложил он, даже забыв смерить его своим обычным презрительным взглядом.

Симус помотал головой. За сегодняшний день он не выпил ни капли. Потому что если бы выпил… он себя знал.

Малфой скривился — и выпил сам. Нашел взглядом в толпе Гермиону. Та, обхватив плечи руками, о чем-то разговаривала с Гарри.

— Я ее ненавижу, — почти прошипел Малфой. — Меня аж трясет, когда она рядом.

Симус скользнул взглядом по толпе — Рон после задержания Паркинсона так на свадьбу и не вернулся, видимо, спасал праздник от пьяной драки.

— Стерпится-слюбится, — неискренне сказал Симус.

Хорошо, что Дин с Панси любят друг друга, — подумал он с какой-то тупой отрешенностью.

— Да я с детства знал, что женюсь не по любви. А на третьем курсе что-то в голову ударило. Люблю-не могу, твою мать. Против отца пойду, против традиций, но женюсь на Гермионе Грейнджер!

— Ты правда был в нее влюблен?

Он прикрыл глаза и качнулся.

— Да. А она меня отвергала раз за разом. И я искал способ заполучить ее наверняка. На все был готов. Что за идиот! — он принялся наливать себе еще огневиски.

Точно, идиот. Если бы это не был Малфой, Симус бы, наверное, почувствовал в нем сейчас родственную душу.

— Малфой, где ты брал краску для тех надписей? — перевел он тему. Из всех загадок дела только эта осталась неразгаданной.

— Отец купил большую партию семь лет назад. Когда стало ясно, что контрзаклинания, скорее всего, не существует.

Вот это да. Малфои просчитали все на семь лет вперед. Ему бы их предусмотрительность.

— И что, он был не против твоей нечистокровной невесты?

Малфой нервно рассмеялся.

— Не против? Он чуть не забил меня насмерть тростью и хотел выгнать из семьи. Если бы мама не пригрозила рассказать Аврорату про него всякое… — он осекся и в ужасе уставился на Симуса.

Хреновы, больные на всю голову аристократы. Вот от чего так бежала Панси.

— Расслабься, я больше не аврор, — он хлопнул поникшего Малфой по плечу и криво улыбнулся надвигающейся на них Джинни. Малфой тоже ее заметил, сморщился и отошел.

— Привет, Симус! — она подскочила к нему, обняла и расцеловала в обе щеки. — Ну как ты? — она сочувственно заглянула ему в глаза. — После Лав?

Он хмыкнул.

— Да хорошо, вообще-то.

— О-оу, — протянула она. Очевидно, решила, что он храбрится и врет. Симус усмехнулся, выискивая взглядом Поттера — его всегда удивляло, как он ее не ревнует — прямо как никогда не ревновал Дин — как вообще можно любить без ревности? — и обжегся о горящие глаза Панси.

Она просто испепеляла взглядом Джинни, которая все еще держала его за плечи и что-то болтала. Порция гнева досталась и ему — раскаленным углем по сердцу.

Он подозревал, что ей, как и Малфою, просто не нравилась Джинни. Но он почему-то подумал о других возможных причинах ее злости. О тех, от которых замерла и пошла трещинами душа.

Панси отвлеклась, когда к ней подошел Дин и что-то сказал на ухо. Она ему улыбнулась, и Симус отвел глаза.

Душа осыпалась горкой острых обломков.

Он перевел взгляд на Джинни, которая теперь, кажется, сокрушалась по поводу Рона и Гермионы. Не понимая, что именно она говорит, он перебил на полуслове:

— Извини, Джинни, мне надо подышать.

— Но мы на улице.

Драккл, да какая разница, он сейчас просто задохнется в этой толпе от своих собственных драккловых эмоций.

Ему надо подышать.


* * *


В лесу рядом с поляной было темно и почти тихо — гомон праздника доносился издалека, издалека сверкали его огни. Симус курил, прислонившись к дереву, и думал о том, что было бы неплохо уйти совсем. Немного неприлично, он ведь шафер — но это лучше, чем скиснуть посреди всеобщего веселья и испортить картинку.

Он как раз придумывал, что сказать Дину, когда по тропинке зашуршали чьи-то шаги. Между веток замелькало светлое пятно.

Прекрасная жена его лучшего друга остановилась в двух шагах от него и несколько секунд просто молчала.

— Я искала тебя.

Она взяла предложенную сигарету.

— Ну вот ты меня и нашла, — заметил Симус и поднес ей огонь на кончике палочки. — Зачем искала?

— Беспокоилась.

— Как видишь, я ни с кем не дерусь. Я же обещал.

Она хмыкнула в темноте.

— Я не об этом беспокоилась.

А о чем? — хотел спросить Симус, но, кажется, и сам догадался.

О том, что он здесь с разбега сбивает головой деревья, вот о чем.

Он промолчал, и она тоже не стала говорить об этом вслух.

— Значит, уезжаешь в Ирландию? — она выдохнула дым. Симус уставился на нее, но в темноте выражения лица было почти не разобрать. — Твоя мама сказала. Мог и предупредить.

— Не хотел портить настроение.

— Может, мы бы, наоборот, обрадовались. Торчал с нами, как пятое колесо, никакого уединения, никакой личной жизни, — хмыкнула она.

Симус усмехнулся.

— Тогда был бы приятный сюрприз. Еще один подарок на свадьбу.

— Не обижайся, Финниган, я пошутила.

— Я понял.

Они замолчали. Он смотрел на огоньки за густыми ветками и пытался не обращать внимание на тупое отрешенное беспокойство — которое потом, когда он окажется наедине с собой в тихом спокойном месте, вырвется на волю разрывающей на миллион частей болью и удушающей тоской.

Главное, не начать действительно лупить стены — потому что рядом будет семья, рядом будет мама, и она не должна будет этого увидеть.

— Почему ты уезжаешь? — спросила Панси.

— Потому что я — пятое колесо.

— Финниган, я же сказала, что пошутила, — в ее голосе послышалось сожаление. — Драккл, я думала, ты привык к моему юмору.

— Я привык. Просто это правда.

— Финниган.

— Буду в Ирландии разводить лошадей, — сказал он, будто это было ответом, хотя на самом деле не было, конечно.

— Лошадей? С хрена ли?

— Животных люблю-не могу.

— Не гони, ты кошку от собаки не отличаешь.

— Может, хватит припоминать? Я просто не знал, что магглы вывели этих пекинесов, на вид одно и то же, пока пасть не откроет.

— А на шестом курсе ты сел на клубкопуха Джинни Уизли.

Она-то откуда знает. Наверняка рассказал Дин — это он тогда подарил Джинни это бессмысленное существо.

— Она оставила его в кресле. И тоже, кстати, все еще припоминает: каждое Рождество шлет мне открытки с клубкопухами с грустными такими жалобными глазками.

Панси хмыкнула, и они замолчали.

— Финниган.

— Что?

— Я буду скучать.

— Угу.

— Буду слать тебе открытки с грустными пекинесами.

— Круто.

— Финниган…

Нечто, маскирующееся под тупое отрешенное беспокойство, опасно шевельнулось. Ну нет. Нельзя сейчас.

— Не обижай Дина, ладно? — перебил он.

— Да ты дракклов миротворец, — после паузы выдавила она.

— Угу. Я такой. Давай возвращаться. Там, кажется, кто-то упал в фонтан со сливочным пивом, — он излишне пристально уставился в просвет между ветками и жестом предложил ей идти вперед по дорожке. Панси затушила сигарету, посмотрела на него в темноте и молча ступила на тропинку.

Это была веселая свадьба

И вокруг были его друзья.

И невеста была так прекрасна.

И все у них у всех было впереди.

Глава опубликована: 01.03.2021
КОНЕЦ
Предыдущая глава
20 комментариев из 97 (показать все)
Anastayавтор
Svetleo8
Или ему только кажется, что взаимно. Но больно, это да, хотя Симус поступил правильно, я считаю.
Anastay
Svetleo8
Или ему только кажется, что взаимно. Но больно, это да, хотя Симус поступил правильно, я считаю.
Я именно поэтому Симуса к лошадям )
Он вообще много чего на протяжении фика успел напридумывать. И увидеть то, чего не было.
Anastayавтор
Deskolador
Так и есть
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Anastayавтор
Deskolador
Несправедливость жизни!
Deskolador
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Чтоб поумнела и не слушала пьяньІх дураков. Да еще и задания им давать.. . А в малфой меноре библиотека хорошая, может и поднаберется ума
Anastayавтор
Svetleo8
Вообще тут задел на отличную драмиону)))
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Deskolador
А на кой чёрт ее убивать?
Deskolador
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Зачем смерть?
И я наверное, пропустила ваши слова о той фазе, напомните, пожалуйста
Каролина Керрол
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
В счастливую может и нет, но к адекватному партнерству они могут прийти, когда успокоятся.
Нельзя всю жизнь строить из себя несчастную, она все таки не совсем дура. Да и от ненависти до любви обратно.. .
Svetleo8
Ненависть разная бывает
Anastayавтор
Каролина Керрол
Ваши слова звучат как вызов!)) хотя я обещала себе больше не писать серьезных драмион, только несерьезные...)

Вообще, стоит учитывать, что на момент последних глав Малфой испытал колоссальный стресс и находится под властью эмоций. По сути Гермиона не виновата в его бедах, виноват он сам. Когда он успокоится, отойдет, должен бы это понять, и если при этом Гермиона не будет бесоебить, кто знает, к чему это может привести)
На последний момент.
У него восемь лет было на обдумывание. И за всё это время Будущая жена оставалась в неведении )))
Anastayавтор
Deskolador
Восемь лет он тяготился предстоящей миссией)
Anastay
Мы с парнем как-то обсуждали применимость сюжетного хода "от ненависти до любви", и его мнение таково, что такого быть не может. Если человек кого-то ненавидит, то он стремится дистанцироваться от источника неприятных ощущений.

Я же, например, понимаю, что... Допустим, Сильвана и Артас. Сильвана никогда не простит Артаса за то, что он с ней сделал, и только в каком-нибудь фанфике с долгой рефлексией сможет полюбить Артаса. В тоже время Сильвана, вероятно, испытывает чувства к Андуина, потому что для неё он соперник, а не смертельный враг, сломавший её жизнь.
Только в каком-нибудь фанфике от мозга до костей законная Майев сможет полюбить Иллидана, а тот ответит ей взаимностью, потому что у них слишком непримиримые позиции. И для Майев Иллидан всегда будет врагом, и она клялась его уничтожить.

Так что я искренне сомневаюсь, что Драко может простить такое унижение, на которое его обрекла Гермиона по незнанию. И я его пойму, на самом деле.
Anastayавтор
Каролина Керрол
Непримиримые позиции и недоразумение — это все же разные вещи) но вообще не буду спорить, не знаю, как было бы в реальности, но в фанфикшене нет ничего невозможного)
Из всей компании мне ужасно жалко только Гермиону. Остальные получили, что получили. Фик шикарный, как и всё, Вами написанное, за последние пару лет.
Anastayавтор
Габитус
Спасибо!
Мне тоже не жалко Симуса. Во-первых, все его беды — награда за эгоизм и идиотизм, а во-вторых, оставив Панси и Дина в покое, он в кои-то веки поступил правильно.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх