↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Головой об стену (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Детектив, Драма, Романтика
Размер:
Миди | 155 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Симус расследует дело серийного вандала, который оскверняет дома аристократов, и пытается спасти свои отношения с Лавандой. В то же время у Дина появляется новая подружка.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 3. Ирландец и тот, высокий

— Твои новые отношения как-то связаны с засадой, которую мы провалили? — спросил Симус, когда они с Дином аппарировали к Министерству.

После обмена приветствиями Симус сбежал в ванную чистить зубы и чистил их там до тех пор, пока с пробежки не вернулся Дин. С максимально естественным видом, как будто присутствие полуодетой Панси Паркинсон в его квартире — часть будней, он приготовил им всем завтрак и напомнил о времени начала рабочего дня, когда Симус задержался на балконе с сигаретой. К тому моменту, как он вышел в прихожую, Паркинсон и ее бордовая мантия уже исчезли — остался только шлейф тяжелых удушливых духов.

Дин на секунду задумался.

— С провалом — нет. С засадой — пожалуй.

Да ладно?! Пока они поджидали серийного вандала, Дин между делом закрутил роман с Панси Паркинсон?!

Хотя, зная Дина, можно было предположить, что это она закрутила с ним роман — девушки обычно сами на него вешались.

— Когда ты успел?!

— Ну помнишь, я ходил на кухню за водой?

— Тебя минут двадцать не было!

Он пожал плечами.

— Долго ли умеючи.

Что самое интересное, воду Дин тогда все же принес. И даже печенья. Ничто не могло отвлечь Дина от намеченной цели, даже препятствия в виде сексуальных девчонок. Дин вообще был очень целеустремленным, Симусу бы так.


* * *


Он еле дождался обеда.

Взял у ведьмы в Атриуме очередную полезную брошюрку — сегодня это были «Правила безопасности при использовании дымолетного порошка». Столкнулся с Малфоем, который работал в Отделе Тайн — в чем была какая-то жестокая ирония, учитывая, что несколько лет назад его отца в этом отделе арестовали. Тот окатил его презрительным взглядом и не поздоровался — он вообще ни с кем из них не здоровался, кроме Гарри, да и с тем сквозь зубы. После школы он мало изменился, и его высокомерие — тоже. На входе Малфой чуть не врезался в Гермиону, скривился так, будто увидел слизня, и что-то прошипел. Гермиона поджала губы, обошла его стороной и заметила Симуса.

— Привет, Симус. Ты как?

Конечно, все Министерство уже было в курсе — сплетни в магическом мире разлетаются быстрее, чем произнесешь слово «квиддич». Дин проговориться не мог. Значит, рассказала сама Лав. Наверняка обмолвилась Патил, та сказала Боунс, Боунс шепнула Аббот…

Но началось все с Лав.

В душе стало так мерзко, будто ее окатили грязью.

А еще и без того пошатнувшаяся вчера уверенность, что все вот-вот станет по-прежнему — ну кроме их квартиры, квартиру придется искать другую — дала трещину, как если бы она была из стекла и где-то рядом орал Робардс.

Симус пожал плечами. Что он должен был ответить? Его будто пыльным мешком по голове ударили. Исподтишка. Об этом не говорят в Атриуме министерства — на такие вопросы вообще полагается отвечать «Нормально».

— А как ваше дело о серийном вандале? — сочувственно перевела тему Гермиона.

— Продвигается, — туманно соврал он. Продвигался пока только вандал по списку своих жертв.

— Все эти нападения мне что-то напоминают. Как будто я уже слышала о чем-то подобном. Знаешь, я посмотрю в библиотеке, может быть, даже в газетном архиве — и если что-то выясню, напишу, хорошо?

Похоже, выглядел он на самом деле хреново, если Гермиона предлагала свою помощь. Она вечно жалела всяких убогих.

Симус отрывисто кивнул, она легко сжала его плечо и поспешила навстречу к Рону — тот уже радостно махал ей от дверей Атриума.

Симус с какой-то неправильной, коробящей тоской смотрел, как она тепло ему улыбнулась, взяла за руку и засмеялась, когда он ей что-то сказал. Они скрылись за дверями на улицу, и Симус тоже поспешил вон из Министерства.


* * *


Двухэтажное пафосное здание на улице Мандрагор украшала позолоченная лепнина, изображающая накачанных спортивных волшебников в старомодных купальных костюмах, мускулистых кентавров и русалок-культуристок.

В тренажерном зале для всех рас (кроме, возможно, великанов) Лав работала администратором. И у нее тоже должен был начаться обеденный перерыв.

Симус стоял чуть поодаль от крыльца, с которого как раз спускались двое гоблинов с вместительными сумками и изнеможденными спортом лицами, и следил за входом.

Он успел проводить взглядом с десяток каких-то уродов в спортивных мантиях, прежде чем в дверях появилась Лав. С каким-то еще одним уродом.

Урод едва вписывался широкими плечами в пролет, был смазлив на лицо и улыбался шире покойного Седрика Диггори.

Они вместе двинулись в ту сторону, где, как Симус знал, потому что сам неоднократно водил туда Лав в начале их отношений, находилось кафе с хорошими бизнес-ланчами.

Они поравнялись с углом «Шляпки мисс Поппинс», где стоял Симус, и он выступил им навстречу.

— Симус?! — Лав подпрыгнула на месте.

— Ну я пошел, — сразу сориентировался тип с улыбкой покойника и обошел его по дуге.

Симус едва дышал он гнева.

— Это что за гондон? — он кивнул в сторону мужика, которого уже уносила толпа. В ушах стучало, он едва сдерживался от того, чтобы не броситься за ним и задать этот вопрос лично. Желательно, прижимая его смазливой мордой к брусчатке.

— Это мой коллега, — в голубых глазах была боль и… опаска. Наверное, она боялась, что он устроит ей сцену прямо на улице. Он отметил это краем сознания, также отметил и то, что не стоит этого делать.

Но остановиться не мог.

— Это к нему ты ушла? — глухо спросил он.

— Нет! — ее возмущение выглядело очень натурально. На них заоборачивались, и она понизила голос. — Симус, пожалуйста, давай не будем.

— Тогда к кому?! — он вообще пропустил мимо ушей последнюю фразу.

— Ни к кому.

— У тебя их там много, да? Коллег?!

— Симус! — взмолилась она, когда на них снова уставились.

— Ты все еще моя жена! Какого хрена ты гуляешь с какими-то мужиками?!

— Я ушла не к кому-то! — закричала она со слезами на глазах. — Я ушла от тебя!

Она резко развернулась и помчалась прочь сквозь пялившуюся на них толпу.

Симус сжимал кулаки и под косыми взглядами прохожих смотрел ей вслед, когда в кармане противно запищал и завибрировал аврорский значок — срочный вызов в Аврорат. Наверное, очередное оперативное задержание какого-нибудь дегенерата.

Как кстати!


* * *


Пока они с Дином регистрировали задержанного торговца контрабандными хроноворотами, Рон отправился в Медкорпус — его сильно приложило Ступефаем об пол — а Гарри успел связаться с Отделом тайн и теперь хмуро говорил с Малфоем. Вероятно, оперативно рассказывал подробности задержания, чтобы тот не ждал официального отчета. На его месте Симус заставил бы того подождать, да еще и тянул до последних, положенных инструкцией, сроков. В стороне от Малфоя стоял стажер отдела тайн, в стороне от Гарри — Добби, который не сводил с Малфоя свой жуткий взгляд.

— Вы что с ним сделали?! — Малфой уставился на разбитую, заплывшую рожу контрабандиста. И сразу гневно повернулся к Симусу.

— Он оказывал сопротивление, — огрызнулся Симус.

— Это мозги твои оказывают тебе сопротивление, Финниган, — процедил Малфой.

— Че сказал?! — он дернулся вперед, но его удержал за плечо Дин. Были бы они на улице… но устраивать драку в коридорах министерства — безумие даже для него.

— Как его теперь опознают портреты? Стажер, вызови Аббот из Медкорпуса, — уже не обращая на него внимания, распорядился Малфой. И под вопли задержанного «Это не я! Это оборотка!» потащил его к лифту.

Рука исчезла с его плеча. Дин покачал головой, но ничего не сказал. Хотя у Симуса возникло ощущение, что недоволен он вовсе не поведением Малфоя.


* * *


Робардс был в ярости. Симус как раз смотрел на опухшие саднящие костяшки и решал, то ли сходить до Медкорпуса, то ли само заживет, когда он ворвался в их кабинет.

— Финниган! Я тебя предупреждал?! Предупреждал! Только вчера, блядь! Никакой тебе на хер премии! — оглушительно хлопнула дверь. Ближайшее к выходу окно пошло сеткой трещин.

Симус до звона в ушах стиснул зубы и, ни на кого не глядя, стал бессмысленно перекладывать на столе пергаменты по эпизоду в доме Паркинсонов: анализы о составе краски — все та же дорогая легкоотмываемая краска из магазина «Он шпион», что в предыдущих случаях, анализы дымолетного порошка — все тот же дешевый дымолетный порошок нелегальной гномьей фирмы «Туда и обратно», что в предыдущих случаях, ответ на запрос по каминной сети — все данные о перемещениях стерты — как и в предыдущих случаях, отчет оценщика о размере ущерба, отчет Дина…

— Симус, — окликнул его Гарри. — Ты в порядке?

Он сгреб пергамент в стопку, устроил ее на краю стола и потер лицо руками.

Что там полагается отвечать?

— Да.

— Отлично, — преувеличенно бодро сказал Рон, который как раз минут десять как вернулся из Медкорпуса весь в бинтах и с шоколадной лягушкой. — Тогда после работы все идем в паб!

Конечно, что может быть лучше дружеской поддержки.


* * *


— А потом Герми говорит: «Рональд Уизли! Я просила не сокращать мое имя! Неужели так сложно запомнить: Гермиона!» — Рон очень правдоподобно изобразил будущую жену, и все засмеялись. Симус криво улыбнулся.

— Да, Герми такая, — подтвердил Гарри. — Джинни тоже не любит, когда я коверкаю ее имя.

— Ее-то как можно сократить? Джинн?! — рассмеялся Рон, и Добби, который ничего не пил и не ел, немедленно уставился на него своими лупоглазками.

— Ну да, — смутился Гарри. Скорее всего, он коверкал имя Джинни как-то иначе.

Гарри женился полгода назад, а Рон планировал свадьбу в середине лета, и оба все еще радовались, как дебилы.

Симус поймал себя на мысли, что его это бесит. И что он с удовольствием попросил бы друзей перевести тему — вот только боялся, что под влиянием двух стаканов пива это выйдет слишком грубо. Он себя, блин, знал.

Дин тоже его знал. Симус как раз думал — взять еще пива или свалить, пока он не выместил негатив на ком-нибудь в пабе, когда поймал его внимательный взгляд.

— Ну, нам пора, — сказал он.


* * *


Дома Дин разморозил нечто замороженное и пожарил это на сковороде без масла. Нечто оказалось пресными кусочками курицы и предназначалось, к счастью, Дину. Для Симуса тот сделал сэндвичи с ветчиной и сыром.

Он косо посмотрел на тарелку — есть не хотелось совсем. Стоило только вспомнить Лаванду рядом с тем типом, «коллегой», как аппетит отшибало начисто.

Он залпом выпил полстакана чая, обжигая горло, и хотел уйти на балкон, когда из прихожей донесся скрежет ключа.

— Это Панси, — коротко пояснил Дин, и Симус захлебнулся чаем и закашлялся. Интересно, он всем девкам дает ключи после первой же ночи? А потом что, меняет замок? Джентльмен, Симусу бы так.

Паркинсон возникла на пороге кухни какая-то уставшая, в строгой мантии, от которой, помимо ее кошмарных духов, пахло какими-то лекарственными зельями. Чем это она таким занималась, интересно.

— К вам можно?

Нет! — хотелось сказать Симусу. Но это была не его кухня, не его квартира и не его девушка. Он покосился на Дина — Дин сдержанно кивнул, встал и принялся заваривать для нее чай — и сооружать дополнительные сэндвичи.

Что, Паркинсон сюда поесть пришла, серьезно?

Она покосилась на Симуса и села за стол, а Дин, доделав сэндвичи и помыв свою тарелку, неожиданно сказал:

— Так, ну мне в шесть на пробежку. Спокойной ночи.

Они оба уставились на дверь, которую он плотно закрыл за собой, чтобы они «не надымили на всю квартиру», и Симус чуть не вылил себе на мантию остатки чая.

Что бы это все значило?

Они с Паркинсон переглянулись и одновременно достали сигареты. Она хмыкнула, когда он протянул ей палочку с трепыхающимся огоньком на конце.

Молчание затягивалось.

— А я думала, на светлой стороне всегда солнечно, — наконец заметила она.

— Что? — переспросил Симус. А потом дошло — это он про них с Лав. Вспыхнула злость, и только мысль о том, что Дин расстроится, если он наорет на его девушку, заставила сдержаться. — Да. Все просто супер, — сквозь зубы сказал он и отвернулся. Он бы свалил, если бы не уже начатая сигарета.

— Ясно.

— Угу.

Паркинсон курила, а Симус исподволь ее разглядывал. Паркинсон изменилась со школы. Сильно похудела, лицо заострилось и стало резче — на нем будто только и остались яркие губы и темные глаза. И помрачнела. Вместо спеси теперь было это серьезное мрачное выражение.

А еще у нее были исцарапаны руки. Идеальные красные ногти, идеально сидящая мантия, идеальный контур губ — и тут эти царапины.

Она перехватила его взгляд и тоже посмотрела на свои тонкие руки с досадливым удивлением.

— Нюхлер, — она достала палочку и прошептала заклинание — царапины затянулись, только остались на коже подсохшие следы крови.

— Разводишь нюхлеров, — спросил Симус, чтобы заполнить паузу.

— Нет. Это на работе.

Ого. Он-то думал, такие девочки, как Панси Паркинсон, не работают. Что там полагается делать аристократкам? Спать до десяти, потом гулять по холодному поместью в красивом платье.

— Ты работаешь.

— В Магветгоспитале.

Ого. А кто-то с таким презрением относился к урокам Хагрида в школе.

— Давай и тебя полечу, — она кивнула на его сбитые костяшки.

— Намекаешь, что я животное?

Такая удивительная волшебная тварь.

Паркинсон ничего не ответила, только посмотрела на него, как на идиота. Помедлив, он зажал губами сигарету и протянул ей руки.

Не касаясь его, она произнесла целую серию заклинаний: кожа затянулась, а синяк спал.

Симус хмыкнул, разглядывая руки. Паркинсон убрала палочку, взяла один из нетронутых сэндвичей, посмотрела на него с кислым лицом и положила обратно на тарелку.

— Не ресторан, — заметил он.

Она выгнула бровь и холодно уставилась на него своими темными глазами.

— Не ем после шести.

— Угу.

Паркинсон скривилась

— Не понимаю, как он оставил нас одних, — пробормотала она в пустоту, проводя пальцем по краю кружки с нетронутым чаем.

— Дин мне доверяет.

— Тебе — ладно, — хмыкнула она. — Я не понимаю, как он доверяет мне.

Симус тоже не понимал, но не стал этого говорить.

— Дин доверчивый. А что, жаждешь накинуться на меня с минетом? Имей в виду, я буду сопротивляться и кричать.

— Фу, Финниган, — она воткнула окурок в пепельницу и взмахнула палочкой, очищая воздух от дыма. Встала. — Тебе самому завтра не надо на работу? Имей в виду, в семь я варю кофе, если проспишь, не получишь свою чашку, — она дошла до двери, принюхалась и еще раз применила чары — воздух не просто очистился, а еще и запах альпийскими лугами — и немного ее удушливыми духами.

— Кофе-то хороший?

Она обернулась через плечо.

— Превосходный.

Глава опубликована: 19.02.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 97 (показать все)
Anastayавтор
Svetleo8
Или ему только кажется, что взаимно. Но больно, это да, хотя Симус поступил правильно, я считаю.
Anastay
Svetleo8
Или ему только кажется, что взаимно. Но больно, это да, хотя Симус поступил правильно, я считаю.
Я именно поэтому Симуса к лошадям )
Он вообще много чего на протяжении фика успел напридумывать. И увидеть то, чего не было.
Anastayавтор
Deskolador
Так и есть
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Anastayавтор
Deskolador
Несправедливость жизни!
Svetleo8 Онлайн
Deskolador
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Чтоб поумнела и не слушала пьяньІх дураков. Да еще и задания им давать.. . А в малфой меноре библиотека хорошая, может и поднаберется ума
Anastayавтор
Svetleo8
Вообще тут задел на отличную драмиону)))
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Deskolador
А на кой чёрт ее убивать?
Svetleo8 Онлайн
Deskolador
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Зачем смерть?
И я наверное, пропустила ваши слова о той фазе, напомните, пожалуйста
Svetleo8 Онлайн
Каролина Керрол
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
В счастливую может и нет, но к адекватному партнерству они могут прийти, когда успокоятся.
Нельзя всю жизнь строить из себя несчастную, она все таки не совсем дура. Да и от ненависти до любви обратно.. .
Svetleo8
Ненависть разная бывает
Anastayавтор
Каролина Керрол
Ваши слова звучат как вызов!)) хотя я обещала себе больше не писать серьезных драмион, только несерьезные...)

Вообще, стоит учитывать, что на момент последних глав Малфой испытал колоссальный стресс и находится под властью эмоций. По сути Гермиона не виновата в его бедах, виноват он сам. Когда он успокоится, отойдет, должен бы это понять, и если при этом Гермиона не будет бесоебить, кто знает, к чему это может привести)
На последний момент.
У него восемь лет было на обдумывание. И за всё это время Будущая жена оставалась в неведении )))
Anastayавтор
Deskolador
Восемь лет он тяготился предстоящей миссией)
Anastay
Мы с парнем как-то обсуждали применимость сюжетного хода "от ненависти до любви", и его мнение таково, что такого быть не может. Если человек кого-то ненавидит, то он стремится дистанцироваться от источника неприятных ощущений.

Я же, например, понимаю, что... Допустим, Сильвана и Артас. Сильвана никогда не простит Артаса за то, что он с ней сделал, и только в каком-нибудь фанфике с долгой рефлексией сможет полюбить Артаса. В тоже время Сильвана, вероятно, испытывает чувства к Андуина, потому что для неё он соперник, а не смертельный враг, сломавший её жизнь.
Только в каком-нибудь фанфике от мозга до костей законная Майев сможет полюбить Иллидана, а тот ответит ей взаимностью, потому что у них слишком непримиримые позиции. И для Майев Иллидан всегда будет врагом, и она клялась его уничтожить.

Так что я искренне сомневаюсь, что Драко может простить такое унижение, на которое его обрекла Гермиона по незнанию. И я его пойму, на самом деле.
Anastayавтор
Каролина Керрол
Непримиримые позиции и недоразумение — это все же разные вещи) но вообще не буду спорить, не знаю, как было бы в реальности, но в фанфикшене нет ничего невозможного)
Габитус Онлайн
Из всей компании мне ужасно жалко только Гермиону. Остальные получили, что получили. Фик шикарный, как и всё, Вами написанное, за последние пару лет.
Anastayавтор
Габитус
Спасибо!
Мне тоже не жалко Симуса. Во-первых, все его беды — награда за эгоизм и идиотизм, а во-вторых, оставив Панси и Дина в покое, он в кои-то веки поступил правильно.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх