↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Головой об стену (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Детектив, Драма, Романтика
Размер:
Миди | 155 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Симус расследует дело серийного вандала, который оскверняет дома аристократов, и пытается спасти свои отношения с Лавандой. В то же время у Дина появляется новая подружка.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 5. С миру по нитке и Поттер

Вчера он пойти к Лав не мог. Точнее, мог, но не стал. Точнее, его остановил Дин. Потому что ему определенно нужно было остыть — если бы он разгромил Бомбардой еще и дом ее родителей, разговор точно бы не удался.

Поэтому Симус дождался обеда и снова отправился на улицу Мандрагор. Он думал купить цветы, но, как назло, по дороге не попалось ни одной уличной торговки. Симус запоздало вспомнил, что собирался подарить ей еще и котенка, но все зоолавки были слишком далеко, и он не стал делать крюк.

И хорошо, что не стал.

В этот раз он даже не дошел до ее работы. В кафе, где они иногда обедали, было не протолкнуться, как всегда в это время, но он моментально узнал ее за дальним столиком.

Лав была не одна. За плечи ее обнимал какой-то хмырь.

Что было дальше, Симус не запомнил. Он помнил только нестерпимое желание сломать хмырю пальцы, которые он по-хозяйски расположил на плече его женщины, — а потом хруст в собственных ладонях. И визг — хмырь заверещал, как девчонка, и заткнул его только удар в лицо.

Кто-то толкнул его в плечо, он занес кулак, когда взгляд уцепился за испуганное лицо Лаванды. Он тут же очнулся. Мерлин, он чуть ее не ударил.

— Ты псих, Симус! Это мой кузен! — выкрикнула Лаванда и оттолкнула его — он, тяжело дыша, отступил. — Дэвид! Дэвид! — она склонилась к стонущему под столом Дэвиду и подняла на Симуса глаза, полные слез. — Как я вообще вышла за тебя замуж?!

Симусу стало дурно. Натурально дурно — в глазах потемнело, голова закружилась — и он на ощупь сделал шаг назад. Второй, третий. Лав все плакала возле скулящего над сломанными пальцами Дэвида, и он развернулся и побрел прочь, не замечая, как другие волшебники расступаются перед ним.

— Надо вызвать авроров! — выкрикнул кто-то.

— Уже здесь, — пробормотал Симус и аппарировал.


* * *


Пока он в четвертый раз за час торчал в курилке Аврората, в их кабинет зачем-то приперся Робардс.

Симус сразу понял, что что-то случилось. Робардс, вопреки обыкновению, не заорал на него, едва он переступил порог. И даже никак не обозвал. Он смерил его взглядом и как-то тяжело вздохнул.

На Дине лица не было, Рон мялся, как в прошлом месяце, когда ему надо было арестовать нудистку, Добби пялился на него своим жутким немигающим взглядом, и вперед выступил, конечно, Гарри.

— Симус, мы должны тебя задержать.


* * *


Дэвид написал на него заявление в Аврорат. Поскольку там было пол-улицы свидетелей, готовых дать показания, поскольку он и не думал отпираться, его тут же отправили на нижние этажи, где находились камеры предварительного заключения.

Прекрасно, аврора арестовали прямо на рабочем месте, — думал Симус. Стараясь не думать о том, была ли среди тех свидетелей Лаванда.

Все четверо сопровождали его вниз, что было совсем необязательно, учитывая зачарованные наручники. Вот наручники как раз были обязательны — несмотря на то, что он не собирался сопротивляться. Но протокол есть протокол. В кабинете Гарри защелкнул их в гробовой тишине, и Симус все еще тупо на них пялился.

— Мы постараемся все утрясти, — сказал Гарри, пока они спускались в лифте. Рон рьяно закивал.

— Да, поговорим с этим ушлепком, чтобы забрал заявление.

— Держись, Симус, — Дин сжал его плечо, и вот от этого стало не по себе — тот реально смотрел на вещи, и это «держись» означало, что нужно будет именно держаться. Что «оказывал сопротивление при задержании» и «в целях самообороны» не проканают.

Собственно, а на что еще он рассчитывал, ломая пальцы человеку на виду у всей улицы?

Ни на что. Он вообще ничего там не рассчитывал, он просто взбесился и позволил гневу управлять собой.

— Что ж ты их кулаками все метелишь? — когда они ушли, протянул дежурный аврор, через решетку камеры снимая наручники.

— Привычка.

Дракклова привычка с детства. С тех самых пор, как мама с тетей забирали у них с его кузеном Фергусом палочки на лето, чтобы они не нарушили запрет и чего не натворили — а они бы натворили — и им приходилось драться друг с другом и соседскими мальчишками по-маггловски. Вообще, как показывала практика, драки по-маггловски куда лучше позволяли выпустить пар, чем магические дуэли. И удовлетворения после них было куда больше, даже несмотря на ноющие ссадины и ушибы.

Сейчас это не помогло. Сейчас он не чувствовал себя удовлетворенным. И дело было даже не в том, что его арестовали — хотя это и было полным отстоем. А в том, что он шел помириться с Лавандой, а в итоге, кажется, испортил все окончательно.

«Как я вообще вышла за тебя замуж?!»

Самое интересное, он бы мог узнать этого Дэвида — если бы ходил на все эти выматывающие сборища ее семьи, где ее мать и тетушки трещали без умолку. Возможно, этот Дэвид был даже на их свадьбе — но свадьба постепенно превратилась в продолжение того мальчишника, который был продолжением обмывания аврорских значков, и они все были так пьяны и счастливы, что он мало что замечал вокруг.


* * *


Часы дальше по коридору от его камеры отщелкнули еще один час, и каждый час вмещал в себя вечность. Их таких прошло уже три, когда зашумел лифт и со звоночком разъехались его створки. Симус услышал голос Дина, который что-то сказал дежурному, вскочил на ноги и прижался лицом к решетке, чтобы разглядеть, что там происходит. Дежурный направлялся к его камере, гремя ключами, рядом с ним шел мрачный Дин.

— Выходи. Мы внесли за тебя залог.

Мерлин! Он уже было всерьез испугался, что придется провести тут ночь. И может, даже дольше — но дольше, чем на эту ночь, он не загадывал.

— «Мы»?

Хотелось бы знать, что это за такие богатые «мы» располагают тремя сотнями галеонов для спасения всяких придурков типа него.

— С миру по нитке и Поттер.

А, ну да. Гарри не мог остаться в стороне.

Он попрощался с дежурным и с огромным облегчением вошел в лифт. Мерлин, это просто адище. Торчать в тех камерах в неизвестности — просто дракклово адище…


* * *


Дин аппарировал их в оснащенный чарами неприметности тупик недалеко от дома. Перемещаться напрямую в тесную прихожую своей квартиры он не рисковал.

— А что работа?

— Что работа? — отозвался Дин, пока они шли до дома и Симус жадно курил.

— Меня еще не уволили?

— Ты в отпуске.

Он заторможенно кивнул, глядя перед собой.

Это пока. Пока в отпуске.

Он знал правила: если Визенгамот отправит его в Азкабан, его уволят. У авроров не могло быть судимостей.

Драккл.

Не могут же его правда уволить.

Что он будет делать, если его уволят?


* * *


Дин вернулся в Министерство, Паркинсон еще не пришла из Магветгоспиталя, и Симус остался один.

Пустая квартира давила тишиной.

Он некоторое время тупо стоял в прихожей, смотрел в темное зеркало, но вместо отражения перед глазами мелькали картинки сегодняшнего дня.

Рука Дэвида на плече Лаванды. Хруст костей. Режущий уши визгливый вопль. Ужас в голубых глазах. Наручники. Тесная камера с решеткой.

Симус тряхнул головой — отражение с потерянным жалким видом сделало то же самое.

Он прошел в кухню, некоторое время бездумно пялился в холодильник — от вида еды начинало тошнить. Принял душ. Вышел на балкон и настежь открыл окно.

Чтобы не сойти с ума, он курил и думал о деле серийного вандала. Как будто его не отправили на хрен в «отпуск». Как будто все было в порядке и он продолжал работать с Дином над этим делом — это помогало отвлечься.

Дело было странным от начала до конца.

Во-первых, портключи. Портключи вандал использовал редко, но метко — в большинстве домов их блокировали защитные чары. На создание точного портключа по координатам требовалось много сил. А судя по анализам, их сделали примерно в то же время, что были совершены преступления.

Во-вторых, краска. Краска была очень дорогой. Причем, судя по вчерашним отчетам магазина «Он шпион», в таких количествах ее у них никто не закупал в течение последних пяти лет, за которые хранились бухгалтерские записи.

В-третьих, дымолетный порошок. Дымолетный порошок, наоборот, был самый дешевый и часто сбоющий.

В-четвертых, люстры. Люстры были обрушены не во всех домах, а примерно в половине, причем выбор был совершенно бессистемным.

Зачем и по какому принципу злоумышленник портит люстры?

Почему выкладывает столько денег за краску, но экономит на порошке, который может дать сбой и не позволит вовремя уйти — и появиться?

Как он вообще взламывает каминную сеть и не оставляет в ней следов перемещений?

Было и что-то еще, что мучило Симуса, какая-то несостыковка. Но он никак не мог понять какая.

И вся эта гребаная ситуация не помогала успокоиться и сосредоточиться.

Вдруг его правда посадят?

Драккл, что он будет делать, если его посадят — и уволят?

Мысль о том, что он потеряет работу, ужасала даже больше, чем мысль, что он потеряет Лаванду.


* * *


Паркинсон на удивление молчала. Курила и молчала, иногда Симус ловил на себе ее пристальные взгляды.

Дин задерживался, и они сидели вдвоем на кухне. Типа ужинали, хотя в меню у них был только кофе и сигареты.

— Думаешь, я конченый? — не выдержал он. Хотя какого бы хрена его вообще волновало, что там о нем думает Паркинсон.

— Нет. Я думаю, ты несчастный.

Симус фыркнул и мотнул головой. Охрененно. До чего он докатился, если уж Паркинсон взялась его жалеть.

Он встал и полез в тот шкафчик, куда Дин убрал тогда недопитую бутылку огневиски. В соседнем шкафчике нашел бокалы. Подумал и взял два.

— М? — он вопросительно обернулся к ней.

Паркинсон секунду молчала.

— Я пьянею после первого же глотка, Финниган.

— Ну так повезло тебе.

Он не понял, был ли ее ответ «да» или «нет», и на всякий случай поставил оба бокала на стол.

Симус как-то не подумал о том, что пить, забыв за весь день поесть хоть раз, плохая идея. Он не знал, правда ли Панси опьянела после первого же глотка, но вот его развезло в кашу почти мгновенно.

Симус не помнил точно, как они переместились в гостиную. Кажется, в какой-то момент его повело в сторону, он чуть не свалился со стула, и Паркинсон, которая на вид была куда трезвее его, взяла его под руку и потащила с кухни. Кажется, он чуть не упал вместе с ней на пол в коридоре.

Они сидели на диване, допивали огневиски и о чем-то говорили. Симус не помнил точно, о чем они говорили. Кажется, говорил только он. Кажется, это был подробный пересказ его неудавшейся семейной жизни.

Кажется, он уснул прямо на диване. Прямо у нее на плече. А утром, когда он проснулся один, укрытый пледом, голова болела так, будто он снес ею не одну стену, а щека еще долго хранила запах ее удушливых духов.


* * *


— Ну что там? — спросил Симус, едва Дин переступил порог и едва заметно сморщился — похоже, чары очищения воздуха не до конца уничтожили остатки сигаретного дыма.

Утром, когда уже все ушли, а он очухался на диване в кондиции раздавленного соплохвоста, первым делом выпил антипохмельное снадобье из аптечки Дина. Сам Дин никогда не напивался настолько, чтобы оно могло ему понадобиться, и хранил его, по всей видимости, для гостей — таких, как Симус.

Сейчас был обед, и он был безмерно благодарен лучшему другу, что он пришел. До вечера он бы тут свихнулся наедине с собственными мыслями и остатками похмелья.

— Ее брат отказался забирать заявление, — сказал Дин. Он прошел на кухню, мельком посмотрел на расковыренную высокопротеиновую творожную запеканку, которую оставил утром, и поставил чайник. — Очень упертый тип. Не помогло ни слово Гарри Поттера, ни начальника Аврората.

Симус вытаращился на него.

— За меня просил Робардс?

— Да. Просил. Якобы у него теперь не укомплектована группа, и это срывает работу.

Охренеть вообще.

— Я думал, он в ярости.

— Конечно, он в ярости, — подтвердил Дин. — «Безмозглая жопа лепрекона» — самое доброе, как он тебя назвал.

Дин вручил ему вилку и выразительно поставил перед ним запеканку. Симус со вздохом ковырнул край, а Дин продолжил:

— Этот Браун не согласился даже на компенсацию.

Компенсацию? Он хотел сказать «взятку». Взятку потерпевшему. Мерлин, они нарушали ради него закон.

Он затолкал в рот кусок и, не чувствуя вкуса, принялся жевать.

— Потом Рон начал ему угрожать.

— О Мерлин, — пробормотал Симус, отодвигая тарелку. Дин придвинул ее обратно.

— Угрозы тоже не помогли.

Дин разогрел себе кусок вареной рыбы без соли и сел напротив. Некоторое время они давились едой. Точнее, Дин ел, а Симус давился.

— И что теперь? — спросил Симус.

— Послезавтра заседание Визенгамота.

Виски прострелило болью, хотя она, наверное, не была связана со вчерашним огневиски на голодный желудок.

— Меня посадят, да?

Дин внимательно на него посмотрел, ничего не сказал и принялся заваривать чай.

Драккл.


* * *


Симус боялся, что дверь откроет миссис Браун. Тогда бы он, наверное, просто аппарировал с места и воспользовался бы совой. С мистером Брауном он еще мог ограничиться адекватным общением, но от этой ведьмы во всех самых плохих смыслах этого слова он и в лучшие времена предпочитал держаться подальше.

Приготовившись к самому худшему, он постучал в дверь.

Но дверь открыла Лаванда — и он тут же подумал, что лучше бы это была ее мать. Потому что любые вопли были лучше этого ужаса в голубых глазах.

— Симус?! — она отшатнулась и схватилась за палочку. Как будто он мог тут напасть на нее с порога и избить, как ее дебильного кузена. Как будто она думала, что он способен ее ударить.

— Привет, Лав, — сипло сказал он, не делая ни шага к ней. Она его и так боялась, незачем было пугать еще больше.

Лаванда смотрела на него этими своими широко распахнутыми голубыми глазами еще секунду, потом, казалось, смутилась своей реакции и опустила палочку.

— Я просила Дэвида забрать заявление, но он не согласился, — сказала она, оглядывая его с ног до головы с какой-то жалостью. Сожалением.

Он тоже неотрывно смотрел на нее. Впервые за эту неделю пытался осознать, что все. Она больше не с ним. Не его.

До этого дня он отказывался так думать. Сопротивлялся, был уверен, что вернет ее. Даже не так — возвращают утраченное, а Лав просто, ну, обиделась.

Ни хрена.

Она ушла.

Она больше не с ним и не его.

И ничего он с этим сделать не может.

— Я не поэтому пришел, — он сглотнул и полез во внутренний карман мантии. — Вот. Я все подписал.

Лаванда недоверчиво взяла папку с серым тиснением на обложке. Открыла, бросила на него опасливый взгляд — и начала проверять, во всех ли нужных местах он расписался.

Симус сунул руки в карманы и опустил голову.

Конечно, если он пропустил страницу, процесс затянется, а никто этого не хочет, да? Лаванда как можно скорее желает избавиться от неудачных отношений, неудачного брака и от него, неудачника.

Наконец шорох пергамента стих.

— Спасибо.

Он кивнул и, не поднимая головы, развернулся и аппарировал.

Глава опубликована: 21.02.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 99 (показать все)
Anastayавтор
Deskolador
Так и есть
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Anastayавтор
Deskolador
Несправедливость жизни!
Deskolador
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Чтоб поумнела и не слушала пьяньІх дураков. Да еще и задания им давать.. . А в малфой меноре библиотека хорошая, может и поднаберется ума
Anastayавтор
Svetleo8
Вообще тут задел на отличную драмиону)))
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Deskolador
А на кой чёрт ее убивать?
Deskolador
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Зачем смерть?
И я наверное, пропустила ваши слова о той фазе, напомните, пожалуйста
Каролина Керрол
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
В счастливую может и нет, но к адекватному партнерству они могут прийти, когда успокоятся.
Нельзя всю жизнь строить из себя несчастную, она все таки не совсем дура. Да и от ненависти до любви обратно.. .
Svetleo8
Ненависть разная бывает
Anastayавтор
Каролина Керрол
Ваши слова звучат как вызов!)) хотя я обещала себе больше не писать серьезных драмион, только несерьезные...)

Вообще, стоит учитывать, что на момент последних глав Малфой испытал колоссальный стресс и находится под властью эмоций. По сути Гермиона не виновата в его бедах, виноват он сам. Когда он успокоится, отойдет, должен бы это понять, и если при этом Гермиона не будет бесоебить, кто знает, к чему это может привести)
На последний момент.
У него восемь лет было на обдумывание. И за всё это время Будущая жена оставалась в неведении )))
Anastayавтор
Deskolador
Восемь лет он тяготился предстоящей миссией)
Anastay
Мы с парнем как-то обсуждали применимость сюжетного хода "от ненависти до любви", и его мнение таково, что такого быть не может. Если человек кого-то ненавидит, то он стремится дистанцироваться от источника неприятных ощущений.

Я же, например, понимаю, что... Допустим, Сильвана и Артас. Сильвана никогда не простит Артаса за то, что он с ней сделал, и только в каком-нибудь фанфике с долгой рефлексией сможет полюбить Артаса. В тоже время Сильвана, вероятно, испытывает чувства к Андуина, потому что для неё он соперник, а не смертельный враг, сломавший её жизнь.
Только в каком-нибудь фанфике от мозга до костей законная Майев сможет полюбить Иллидана, а тот ответит ей взаимностью, потому что у них слишком непримиримые позиции. И для Майев Иллидан всегда будет врагом, и она клялась его уничтожить.

Так что я искренне сомневаюсь, что Драко может простить такое унижение, на которое его обрекла Гермиона по незнанию. И я его пойму, на самом деле.
Anastayавтор
Каролина Керрол
Непримиримые позиции и недоразумение — это все же разные вещи) но вообще не буду спорить, не знаю, как было бы в реальности, но в фанфикшене нет ничего невозможного)
Из всей компании мне ужасно жалко только Гермиону. Остальные получили, что получили. Фик шикарный, как и всё, Вами написанное, за последние пару лет.
Anastayавтор
Габитус
Спасибо!
Мне тоже не жалко Симуса. Во-первых, все его беды — награда за эгоизм и идиотизм, а во-вторых, оставив Панси и Дина в покое, он в кои-то веки поступил правильно.
Мне очень понравилось! Спасибо, автор!
Anastayавтор
dafna_angel
Спасибо :)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх