↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Головой об стену (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Детектив, Драма, Романтика
Размер:
Миди | 155 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ООС
Симус расследует дело серийного вандала, который оскверняет дома аристократов, и пытается спасти свои отношения с Лавандой. В то же время у Дина появляется новая подружка.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 10. Знакомство с Томасами

В воскресенье Дин собирался вернуться пораньше — выходной, как-никак — а они с Панси тем временем снова отправились по этим свадебным делам. Симус даже не возражал — он был рад заняться хоть чем-то, лишь бы не сидеть дома. Насиделся он и в Азкабане.

— В Аврорате ненормированный график, — зачем-то сказал Симус, когда они пробирались сквозь толпу Косого переулка. Потому что, кажется, Панси была не в восторге, когда Дин снова ушел утром.

— Я в курсе, Финниган, — она подняла бровь.

— Я просто предупредил.

Чтобы не было потом… как у них с Лавандой.

— О каких еще очевидных вещах ты хочешь меня предупредить? Солнце встает на востоке? Магглы не владеют магией?

— Мне показалось, что ты не в духе.

Панси скривила свои яркие губы.

— Я в духе. Я просто… нервничаю, — нехотя призналась она.

— Из-за свадьбы? — насторожился он.

Она бросила на него быстрый взгляд.

— Не «сомневаюсь», а «нервничаю». Не надо на меня так подозрительно пялиться, Финниган, это бесит.

— Я ни в чем тебя не подозреваю, — пробормотал он и уставился на витрины.

— Конечно, — скептически произнесла она.

— Угу.

Некоторое время они шли молча, и уже перед самым магазином ювелирных украшений она внезапно сказала:

— Сегодня Дин знакомит меня с родителями.

Так вот что ее беспокоит.

— Они магглы, — заметил Симус, внимательно глядя на нее.

— Дело не в том, что они магглы, — расстроенно нахмурилась она. — А в том, что он тянул до последнего. Как будто боялся, что я передумаю и сбегу.

— А ты не сбежишь?

Она обожгла его яростным взглядом и так дернула на себя дверь магазина, что еще немного — вырвала бы с петлями.

Пока они выбирали украшения к платью, она, кажется, успокоилась — во всяком случае, отвлеклась и больше не метала глазами авады.

Симус в этом ни хрена не понимал и, памятуя о том скандале с Лавандой, когда он подарил не то, просто стоял рядом, глядя, как она примеряет разные сережки.

— Гранатовые? А они подходят тебе под цвет глаз?

— А тебе как кажется? Подходят? — Панси убрала темную прядь за ухо, и кончики волос скользнули по выступающим ключицам.

— Да, — произнес он в каком-то оцепенении, снова, как вчера, нездорово залипнув.

Панси хмыкнула, мельком взглянула на ценник и положила сережки обратно на бархатную подушечку.

— Ну, мы не будем скупать все подряд. На свадьбу нам нужен жемчуг.

Да, видимо, это был такой успокаивающий девчачий ритуал — иначе зачем они сперва пересмотрели кучу с изумрудами, сапфирами и еще миллионом камней, названий которых Симус не знал.

Жемчужные она выбрала почти мгновенно.

— Есть еще запонки для жениха в комплекте, — ведьма за прилавком воспряла духом, что капризные покупатели наконец что-то выбрали, и протянула Симусу подушечку с запонками.

Симус резко замотал головой.

— Я не жених.

— Не пугайте так подружку невесты, — ядовито пошутила Панси.

Ведьма вытаращила глаза, и Симус улыбнулся самой широкой улыбкой. Наконец они расплатились и выбрались наружу.

— Финниган, я еще должна выбрать чулки. Ты, конечно, отличная подружка невесты, но…

— Но я подожду тебя на улице, — закончил за нее Симус.

— Именно.

Она ушла за чулками, а Симус, помявшись на улице, вернулся в ювелирную лавку.

— Вот эти сережки с гранатом заверните.

Сам он их, конечно, дарить не будет. Отдаст Дину, и тот подарит от своего имени на ближайший праздник. Так будет лучше.


* * *


Они с Панси от скуки играли в скрэббл, и он продувал третий раз подряд. Ее научил играть Дин, как и его когда-то, и это было вдвойне обидно — она играла месяц, а он с первого курса.

Он еще только полез за костями с буквами после своего хода, когда Панси уже потянулась к доске, чтобы составить слово. И так вышло, что их ладони соприкоснулись в воздухе.

Симус резко отдернул руку. Возможно, излишне резко. Возможно, это выглядело странно. Когда спустя вечность он покосился на Панси, встретился с ее непонятным взглядом. Вопреки обыкновению, она даже не стала это комментировать со своим обычным ядом. Просто отвернулась и принялась составлять слово.

Драккл.

В прихожей заскрежетал ключ, и он поспешно отправился встречать Дина. Тот и в самом деле пришел домой пораньше — не к полуночи, а всего лишь в шесть — чтобы повести Панси к родителям. Пока она собиралась, он прямо в прихожей рассказывал новости.

Наконец вместе со стажерами они закончили проверять всех покупателей краски. Никого из них нельзя было заподозрить в перепродаже краски третьим лицам. Почти во всех случаях покупатели смогли продемонстрировать начатые, закрытые или пустые банки из-под краски или же саму краску на предметах.

С последнего места преступления, где злоумышленник якобы проник через окно, был проведен углубленный анализ стекол на остаточные следы магии — выяснилось, что заклинание, выбившее стекла, произнесли изнутри гостиной, а не снаружи, а осколки влетели внутрь благодаря специальным чарам. Их теория снова подтверждалась.

Гарри так и не вернулся, зато днем в Аврорат заходила Гермиона, которая пользовалась отсутствием жениха и отрывалась по полной: пропадала на работе круглые сутки. Она сказала, что это дело серийного вандала по-прежнему не идет у нее из головы, но несмотря на то, что за минувший месяц она перерыла половину министерской библиотеки и архива, так ничего и не нашла. Она собиралась в следующие выходные наведаться в Хогвартс — возможно, что-то такое она встречала в школьной библиотеке.

Симус особо и не надеялся на ее помощь и даже не расстроился — тем более, у них теперь была версия. Ужасающая, но похожая на реальную.

Куда больше его волновало, почему он испытывает такое большое облегчение — и вместе с тем неясное разочарование — что больше не надо быть наедине с Панси.


* * *


Они ушли знакомиться с его родителями. Симуса с собой не взяли. Умом он понимал, что нечего ему там было делать, на знакомстве невесты с родителями жениха. Но в душе поселилась какая-то тоска. Как будто его тут бросили. Как будто он ждал, что его тоже позовут с собой.

Что за дракклова хрень.

Он собрал скрэббл в коробку. Поужинал в одиночестве. Почитал «Пророк». Пролистал отчеты их отдела. И отправился в паб.


* * *


Девушка из паба была, ну. Не страшная. Темноволосая. И с такими ярко-накрашенными губами.


* * *


Симус стоял под душем и думал о домовиках. Несмотря на очищающее, утром он первым делом залез под воду. От очищающего заклинания он теперь все время чесался после Азкабана — там его накладывали из рук вон плохо, и грязь оставалась — вчера он применил его качественно, но, видимо, теперь его до конца жизни будет преследовать этот фантомный зуд.

Короче, он мылся и думал о домовиках.

А если есть еще один чокнутый эльф, о котором они не знают? В Хогвартсе, например, была эльфийка-алкоголичка, они видели ее на кухне, когда таскались за бутербродами по ночам. Может, она тоже поехала крышей и пошла вразнос. Или любой другой эльф. Мало ли, может, таких, как Добби, немало, просто не все они освобожденные?

Перспектива проверять всех эльфов Британии просто ужасала.

Когда с этими мыслями Симус вошел в кухню, Панси в большой футболке Дина что-то делала у плиты.

Она обернулась и смерила его сумрачным взглядом.

— Ты что, не ночевал дома? — вместо приветствия спросила она.

— Ночевал.

— Когда мы пришли, тебя не было.

Когда он вернулся около трех, Дин уже спал перед своей пробежкой. А Панси курила за закрытой дверью кухни. Симус сам не знал, почему не стал к ней заглядывать, а бесшумно прокрался в свою комнату. Применил очищающие чары вместо душа, чтобы не шуметь. И уже в постели, глядя в потолок, слушал, как она спустя еще полчаса возвращается к Дину.

— Я пришел позже.

— И где ты был?

— Не у Лаванды. И не у ее нового… не знаю, кто он ей. Не беспокойся, я ни на кого не кидался и был хорошим песиком.

Она хмыкнула и промолчала.

— Как прошло знакомство? — он сел за стол.

— Отлично, — коротко сказала она.

— Тебя совсем не смущает, что они магглы?

— Смущает. Я половину слов не поняла. Микроволновка. Ты вот знаешь, что это такое? — ее голос стал резким.

— Знаю. У отца видел.

— Я вчера спутала с телевизором. Было глупо.

— Думаю, ты им понравилась.

Панси дернула плечом, и с него немного сполз ворот футболки. Симус уставился на скатерть.

Да драккл.

— Они смотрели на меня, как на банши.

— Ты немного похожа. Характером.

— Иди в жопу, Финниган.

Он хмыкнул.

— Не бери в голову. Они на меня так же смотрят. Магглы часто опасаются волшебников.

Она выключила плиту и загремела посудой.

— Твой отец — тоже?

— Угу.

Панси поставила перед ним дымящуюся тарелку.

— Макароны? Вау! Я думал, яичница твой потолок, — восхитился Симус.

— Я быстро учусь. Я дракклов гений кулинарии.

— Кто бы знал. Еще немного, и ты освоишь… что там дальше по возрастанию сложности?

— Размороженная маггловская пицца, — подсказала она. — Я вчера узнала о ее существовании.

— Ого! Я начинаю верить, что Дин не умрет в первый же месяц после свадьбы. Во всяком случае, не от голода.

— Ну если что, из него всегда можно сделать симпатичного инфери, — заметила Панси.

Симус хмыкнул, нанизывая на вилку макароны.

— Ты меня удивляешь все больше.

— Странно, я думала, ты принял мою любовь к некромантии.

— Да я не о ней. Работаешь в Магветклинике. Умеешь готовить. Не блюешь при виде магглов.

Панси опустила голову и долго молчала. Симусу показалось, она была расстроена, и он не мог понять, в чем дело. Драккл, снова это повторяется — он не может понять, чем расстроил девушку.

— После войны… хреново было после войны, — сказала она и вытащила новую сигарету. — Отец был в тюрьме, имущество конфисковано, долгов столько, что не отдашь и за две жизни. Даже эльфов пришлось продать.

— И… что? — осторожно спросил Симус. Он не ожидал, что она начнет откровенничать. Что она вообще захочет рассказать что-то такое личное ему.

— Готовилась к худшему, — коротко сказала она.

— К ужасной участи простой смертной?

— Да.

Хм. Он без особого уже аппетита затолкал очередную порцию макарон в рот.

— Ну и почему ты здесь, если это — «худшее»? Дурмстрангец-то, наверное, богатый был?

— Очень.

— Ну и вот.

— Ну и вот, Финниган. Богатый дурмстрангец был нужен моему отцу. А мне нужна свобода самой выбирать, как и с кем устраивать свою жизнь, — она воткнула недокуренную сигарету в пепельницу и встала. — Доел? Тарелку помоешь сам.


* * *


Если бы не серийный вандал, он бы смотал в Ирландию еще вчера. И дело было даже не в том, что он изнывал от безделья, пытаясь напихать в пустые часы как можно больше хоть каких-нибудь дел: прогулку, письмо Фергусу, попытку приготовить ужин — «Питательно», — сказал Дин.

А в том, что он думал о Панси. Слишком много думал о Панси.

Она выживала, как могла, даже пошла работать, сама себе готовила, наверное, первый раз в жизни. А когда ее отец, который подставил семью ради службы Тому-Кого-Нельзя-Называть, вышел и начал снова помыкать ею, уже не смогла безропотно подчиняться. Уже выросла из уготованной для нее роли разменной монеты.

И сбежала при первом же случае. С первым встречным.

Как же она, должно быть, задолбалась, если сбежала с первым встречным.

Интересно, а если бы тогда за водой пошел не Дин? А, допустим, он?

Драккл, он рехнулся. Как ему только лезут в голову такие мысли?

Это была его первая бессонная ночь после Азкабана.

За стеной было тихо. Слишком тихо. Просто мертвенно тихо, учитывая ее невеликую толщину и то, что они только что легли спать. Симус мог бы забеспокоиться, если бы не знал — на стене заглушающие чары.

Причины, по которым Дин и Панси использовали заглушающие чары, были совершенно прозрачны.

Симус не понимал, на хрена он об этом думает уже больше минуты. Лежит в постели с тлеющей сигаретой и с какой-то тупой отрешенностью представляет…

Блядь. На хрена он это представляет. Вот просто на хрена?

Извращенец.

Он обсыпал пеплом истлевшей сигареты одеяло, ткнул ее в пепельницу и несколько раз по примеру Панси применил очищающие воздух чары.

Утром ему идти с ней на примерку платья, и если он проспит, получит свою порцию ярости — а вот утренний кофе, наоборот, не получит, и что самое обидное, на примерку все равно пойдет. Даже странно, что его это не бесит.

Симус взбил руками подушку.

За стеной по-прежнему было тихо.

Драккл.


* * *


А на следующий день серийный вандал дошел до последней буквы. И до последнего имени в «Справочнике древних магических родов Великобритании».

— И что теперь? — спросил Симус, когда вечером Дин сообщил эту потрясающую новость.

— Что-то случится.

И что-то случилось.

Глава опубликована: 26.02.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 97 (показать все)
Anastayавтор
Svetleo8
Или ему только кажется, что взаимно. Но больно, это да, хотя Симус поступил правильно, я считаю.
Anastay
Svetleo8
Или ему только кажется, что взаимно. Но больно, это да, хотя Симус поступил правильно, я считаю.
Я именно поэтому Симуса к лошадям )
Он вообще много чего на протяжении фика успел напридумывать. И увидеть то, чего не было.
Anastayавтор
Deskolador
Так и есть
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Anastayавтор
Deskolador
Несправедливость жизни!
Deskolador
Кстати, Гермиону-то за что прибили?
Чтоб поумнела и не слушала пьяньІх дураков. Да еще и задания им давать.. . А в малфой меноре библиотека хорошая, может и поднаберется ума
Anastayавтор
Svetleo8
Вообще тут задел на отличную драмиону)))
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Deskolador
А на кой чёрт ее убивать?
Deskolador
Я там выше предупреждал про сумеречную фазу, так что под спойлер убирать не буду.

Но Гермиону в этом фике явно ждут ну очень плохих восемь лет и смерть по истечении оных.
Зачем смерть?
И я наверное, пропустила ваши слова о той фазе, напомните, пожалуйста
Каролина Керрол
Anastay
Вот касательно Драко и Грейнджер нет веры в счастливую семейную жизнь. Из-за идиотской ошибки Малфой её ненавидит, а Гермиона строит из себя несчастную. Слишком тяжёлый старт
В счастливую может и нет, но к адекватному партнерству они могут прийти, когда успокоятся.
Нельзя всю жизнь строить из себя несчастную, она все таки не совсем дура. Да и от ненависти до любви обратно.. .
Svetleo8
Ненависть разная бывает
Anastayавтор
Каролина Керрол
Ваши слова звучат как вызов!)) хотя я обещала себе больше не писать серьезных драмион, только несерьезные...)

Вообще, стоит учитывать, что на момент последних глав Малфой испытал колоссальный стресс и находится под властью эмоций. По сути Гермиона не виновата в его бедах, виноват он сам. Когда он успокоится, отойдет, должен бы это понять, и если при этом Гермиона не будет бесоебить, кто знает, к чему это может привести)
На последний момент.
У него восемь лет было на обдумывание. И за всё это время Будущая жена оставалась в неведении )))
Anastayавтор
Deskolador
Восемь лет он тяготился предстоящей миссией)
Anastay
Мы с парнем как-то обсуждали применимость сюжетного хода "от ненависти до любви", и его мнение таково, что такого быть не может. Если человек кого-то ненавидит, то он стремится дистанцироваться от источника неприятных ощущений.

Я же, например, понимаю, что... Допустим, Сильвана и Артас. Сильвана никогда не простит Артаса за то, что он с ней сделал, и только в каком-нибудь фанфике с долгой рефлексией сможет полюбить Артаса. В тоже время Сильвана, вероятно, испытывает чувства к Андуина, потому что для неё он соперник, а не смертельный враг, сломавший её жизнь.
Только в каком-нибудь фанфике от мозга до костей законная Майев сможет полюбить Иллидана, а тот ответит ей взаимностью, потому что у них слишком непримиримые позиции. И для Майев Иллидан всегда будет врагом, и она клялась его уничтожить.

Так что я искренне сомневаюсь, что Драко может простить такое унижение, на которое его обрекла Гермиона по незнанию. И я его пойму, на самом деле.
Anastayавтор
Каролина Керрол
Непримиримые позиции и недоразумение — это все же разные вещи) но вообще не буду спорить, не знаю, как было бы в реальности, но в фанфикшене нет ничего невозможного)
Из всей компании мне ужасно жалко только Гермиону. Остальные получили, что получили. Фик шикарный, как и всё, Вами написанное, за последние пару лет.
Anastayавтор
Габитус
Спасибо!
Мне тоже не жалко Симуса. Во-первых, все его беды — награда за эгоизм и идиотизм, а во-вторых, оставив Панси и Дина в покое, он в кои-то веки поступил правильно.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх