↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Когда воротимся мы в Портленд (джен)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Драма, Кроссовер
Размер:
Миди | 73 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Нецензурная лексика, От первого лица (POV), Читать без знания канона не стоит
- Перестаньте, Рэндл, - резко одёрнул Доктор. – Подумаешь, книжку про вас написали. Вы себе даже не представляете, сколько всего понаписали обо мне. На сериал хватит. Все мы в конце концов становимся историями, просто обычно люди о себе таких вещей не узнают. Ну так на то и мета-сюжет, о чём я вам, собственно, и говорю...

На конкурс «Время сериалов», номинация «Doctor Who. Worlds collide»
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

ПРОЛОГ

Когда воротимся мы в Портленд,

Мы будем кротки, как овечки.

Но только в Портленд воротиться

Нам не придется никогда.

…Всё терялось в тумане — в том самом, должно быть, тумане, о котором талдычил Вождь.

МакМёрфи отчетливо помнил опрокинутое лицо и синеющие губы сестры Рэтчед, будь она проклята, и её податливую белую шею под своими костенеющими пальцами… помнил мокрые простыни и ремни в руках санитаров, доктора Спайви со шприцом наперевес. Дальнейшее меркло, плыло, ускользало, как похмельный бред. Он несколько раз возвращался из тумана, когда чёртовы лекарства переставали действовать, и обнаруживал себя привязанным к кровати, и стены были незнакомые — не прежнее отделение и даже не Шоковый Шалман. Из обрывков услышанных разговоров он понял — почуял — что старая ведьма добилась своего, и что агрессивно настроенного пациента Р.П.МакМёрфи готовят к лоботомии. Потом его снова кололи, и туман становился гуще, и время замирало — всё, как Вождь говорил. …Нет, Вождь, никогда я не считал тебя психом, ты всё правильно понял про этот ихний Комбинат, вот так это и работает.

Следующая внезапная вспышка ясности застала МакМёрфи на операционном столе, где ему вообще-то полагалось валяться тряпочкой — анестезиолог знал своё дело неплохо — а вот поди ж ты… Он открыл глаза, услышав странный треск, будто контакты закоротило. Врачи в перчатках и масках стояли неподвижные, как статуи, и даже глаза над масками у них не шевелились. МакМёрфи перевалился через край стола, и полз, как раненый с поля боя, по полу до самой двери, а там сообразил всё-таки вытянуть ключ, и вставить и провернуть его с обратной стороны — а с обратной стороны был коридор совсем уже не больничный, с мягким бордовым ковриком, как в шикарной гостинице, и Мак, растянувшись на этом коврике, проспал чёрт-те сколько времени.

Проснувшись, он решил было, что всё приснилось — и треск, и то, как упрямо волок себя на локтях… но за железной дверью было тихо, а коридор уходил куда-то в светлую даль.

Что ни говори, любая неведомая даль была лучше, чем то, что ожидало его при другом раскладе, так что Рэндл быстро, насколько позволяли ослабевшие от транквилизаторов коленки, снова пополз вперёд, потом нашёл в себе силы подняться и вышел… ну да, сюда и вышел, в этот зал.

Мигая от яркого света, Рэндл Патрик МарМёрфи сделал шаг или два вперёд и остановился.

— Что-то я не понял, — прохрипел он. — Это что за чёртова хрень?

В зале жужжало, подвывало, поскрипывало, мигало кнопками и лампами, а ещё там были лестницы — много, и всё это в общем было похоже на военный корабль из комиксов про Супермена или что-то вроде того. А Вождь бы сказал — на Комбинат, со всеми его машинами. Да ну, Вождь, — мысленно возразил МакМёрфи — не дури, в Комбинате больше людей должно быть, он же огромный, как тридцать три Салемских госпиталя, для всех этих машин нужна целая прорва народу, а здесь… здесь только один кто-то.

У ближайшей лестницы стоял человек в аристократической рубашке, застегнутой на все пуговицы до самого горла, и в странном каком-то камзоле. Высокий, худой, с жёстким лицом, с чудовищно суровыми бровями — и этими бровями он хмурился, глядя на Мака.

— ТАРДИС изменила ради вас три переменных в формуле своего защитного поля и временно повысила проницаемость оболочки до критических значений. Обычно люди сюда просто так не вползают, — отрывисто проговорил человек, не сводя глаз с МакМёрфи. — Так что потрудитесь объяснить, кто вы такой.

— А вы кто к чёрту такой?! — задал встречный вопрос Рэндл. Голосовые связки от долгого бездействия не сразу согласились работать как следует, так что прозвучало не очень-то дерзко, скорей растерянно.

Незнакомец несколько мгновений испытующе смотрел на МакМёрфи. Под этим взглядом Мак осознал вдруг, что из одежды на нём одна только больничная сорочка нежно-салатового цвета, едва прикрывающая то, что следовало бы прикрыть; и он, давным-давно не стеснявшийся ни бога, ни чёрта, вдруг смутился и едва удержался, чтоб не начать извиняться — за рыжую курчавую шерсть, которой поросли руки и ноги, за шрамы на сбитых костяшках и на физиономии, за всю свою пошарпанность и неуместность — ну и за то, что ввалился вот так не пойми куда.

Хозяин тем временем открыл неприметную дверцу в одной из панелей, и оказалось, что за дверцей бар. Из пузатенького старинного графина в стакан полилось нечто ароматное, золотисто-янтарное. Ноздри Мака вздрогнули, распознавая божественный запах дорогущего шотландского виски.

— Выпейте, — всё так же отрывисто велел человек.

МакМёрфи взял стакан у него из рук, потрясённо качнул головой и тяжело опустился на ступеньку лестницы.

— Что-то я не понял, — повторил он. — Это я в раю, что ли? Докторишко меня прирезал своим скальпелем?

Он ещё раз огляделся — убедился, что вокруг нет ни белых халатов, ни крахмальных шапочек, что не прячутся по углам угольно-черные санитары.

— Ах ты ж… м-м-мать… ведь, считай, прямо из-под ножа у них ушёл.

Он сделал большой глоток и накрепко зажмурился. Вкус виски на языке, пробирая чуть не до слёз, убеждал его в реальности происходящего. Какой, к чертям собачьим, рай. Рая он уж точно не заслужил.

— Видок у меня, конечно, тот ещё, — с чуть заметным усилием придавая своему хриплому голосу беззаботную интонацию, Мак поглядел на незнакомца и виновато развёл руками. — Одна старая стерва, даром что холодная, как перегоревшая лампочка — а штаны с меня сняла. И трусы, видать, на память себе оставила. А какие были трусы! Чёрные, чистый шёлк, и киты на них белые с красными глазами. Мне их одна студенточка из Юджина подарила, ох и сладкая девчонка! Жалко, если больше не свидимся. С девчонкой, конечно, не с трусами. Хотя и их тоже жалко. Но времени, веришь, не было ни минутки, чтобы барахло своё хоть в наволочку какую сгрести: так прихватили меня за яйца — хорошо, что их-то унёс.

Хмыкнув, Рэндл снова глотнул виски.

— Спасибо старой стерве, зарядила мне батарейки перед отбытием. Три тыщи вольт под черепушку, тут и мёртвый встанет и пойдёт… Да, кстати, я не представился. Меня зовут МакМёрфи, Рэндл Патрик МакМёрфи, единственный и неповторимый психопат, главный чокнутый из всех чокнутых психов Орегонского госпиталя, город Салем, так-то.

Старик-хозяин, держась за поручень двумя руками, слушал всё это с совершенно невозмутимой рожей, но на словах про три тыщи вольт заметно оживился, шагнул к одному из мониторов и принялся поспешно стучать по клавишам непонятного прибора. Экран вспыхнул синим и заиграл диаграммами.

— Так, может, теперь расскажете, куда я попал и кто вы такой? — договорил МакМёрфи. — И где тут можно шмотками разжиться? А то вдруг дамы, а на мне не то что галстука — носков, и тех нет.

Человек не ответил и даже не обернулся.

— Три тысячи вольт, ну конечно, — проговорил он, обращаясь к монитору своей адской машины. — Вот тебя и притянуло — искривление поля зацепилось за конкретный живой объект и стало достаточно сильным, чтобы ты сумела рассчитать координаты. Умница моя, — человек коротко улыбнулся, погладил поручень, как охотник гладит хорошую собаку. — Теперь мы знаем, где они балуются со временем… сейчас этот милый человек подскажет нам, когда они это делают. А уж потом мы выясним, кто себе позволяет так развлекаться с технологиями Повелителей времени.

Наконец, он снова поглядел на МакМёрфи.

— Мы всё это исправим, — пообещал он. — Я Доктор, и это как раз то, чем я обычно занимаюсь.

МакМёрфи сразу подобрался и поудобнее перехватил в ладони стакан. Если что — запульнуть ему в лицо и рвать вон туда, вон к той двери.

— Доктор кто, простите? — уточнил он сквозь зубы.

— Просто Доктор, — дружелюбно ответил незнакомец.

— Так вы на всякий случай учтите, просто доктор, что я совершеннейшее здоров, — веско сказал Рэндл.

— Уверены? Ваш биологический вид плохо приспособлен к сопротивлению направленным электронным потокам — высокая электропроводимость мозговой ткани, знаете ли, как обратная сторона эволюции высшей нервной деятельности… Руки-ноги не немеют, голова не кружится? Можете описать, как вы себя чувствуете? — Доктор шагнул к МакМёрфи и уселся на ступеньку рядом с ним.

Мак наклонился к лицу собеседника, оскалился и доверительно сообщил:

— Я себя чувствую, как повешенный, под которым вовремя оборвалась верёвка — то есть, замечательно: и голова у меня кружится, и руки-ноги немеют, и нос чешется, и задница мёрзнет — и вы, старина, не представляете даже, как я всему этому рад. Вот только уши пухнут — страсть, как курить хочу. Не найдётся сигаретки?

Доктор заинтересованно оглядел его уши. Даже просветил отверткой.

— Не-ет, — сказал он наконец участливо. — Это вам кажется, это иллюзия. Уши в полном порядке. Да и в остальном вы, похоже…

— Эй, док, полегче, — одёрнул МакМёрфи, перехватывая руку Доктора за запястье и отводя в сторону. — Я, знаете ли, нервничаю, когда возле моей черепушки появляются подозрительные инструменты.

— Это просто звуковая отвертка! — объяснил Доктор. — Она… как отвертка. Только, эээ… звуковая.

— Вот тем более не надо ковыряться у меня в ушах отвёрткой!

— Ладно, допивайте свой виски. Вон там по коридору прямо, потом налево вторая дверь — там душ, а дальше гардеробная, подберите себе какую-нибудь одежду. У нас с вами куча работы, мистер МакМёрфи.

Доктор поднялся так же резко, как сел. Повадки у него были чуднЫе, и весь он был похож скорее на длинноногую умную нервную птицу, чем на человека. МакМёрфи хотел было сказать, что он ни к кому не нанимался делать кучу работы, не на того, мол, напали… Но смолчал.

Вместо этого сделал ещё глоток божественного жидкого янтаря, пошевелил на пробу босыми пальцами ног. Почесал подбородок, снова помотал головой, по-прежнему сам себе не веря, по-прежнему не зная, куда себя, живого, теперь девать здесь и сейчас, когда там и тогда остался Билли с перерезанным горлом, и утопленник-Чесвик… когда он там и тогда уже разучился смеяться — а здесь, выходит, заново учиться, раз уж живой?

Рэндл пел в душе. Не потому, что ему так уж сильно хотелось петь, а просто, если ты стоишь такой и жмуришься, чтобы мыло не попало в глаза, и водичка течёт что надо, горячая, а ты молчишь — то желе ты дрожащее, а не мужик. Поэтому Мак во всю силу своих могучих лёгких выводил «…когда воротимся мы в Пооортленд!..» и жмурился от пены. Хотелось курить и жрать. Вот что ни говори, а кормили на дурке хорошо: каждое утро на завтрак глазунья из двух, а то и трёх яиц, причём с беконом, и свежий хлеб с маслом, и стакан ледяного апельсинового сока, и кофе, конечно. И милашка на кухне всегда интересовалась, чёрный ему или с молоком, и не жалела положить на тарелку добавки, потому что понятно же, что такому крупному мужчине, как Мак, котёночья порция, какой обходится Билли — на один зуб… Иногда ещё давали кукурузные хлопья и бананы. Эх!

Нет уж, лучше впроголодь, зато с родными мозгами и без ремней на запястьях. Пожил немного по-людски в нелюдском месте, а теперь пора и честь знать.

Но вот что ещё жалко — так это картишки. Интересно, кто забрал его колоду — может, Хардинг? Как они тогда охренели, когда он им в первый раз все эти карты показал одну за другой. Шутка ли, пятьдесят две позиции, ни одна не повторяется — да эти малохольные о таком и не слышали, не то что самим практиковать. И девицы там, на картах, все как на подбор — грудастые красавицы. Больше всего Маку нравилась дама червей. Как-то раз он не пожалел довольно крупного выигрыша (обчистил до трусов заезжего адвоката из Нью-Йорка) и купил для Кэнди такое же бельишко, как у этой дамы. Хрипло смеясь, та пообещала, что не станет надевать его ни для кого другого, только для МакМёрфи, а Мак в ответ пообещал ей, что будет наведываться хотя бы раз в пару месяцев (ну, если не посадят), чтобы поглядеть, как оно ей идёт. И это, пожалуй, были самые серьёзные обещания, которыми он когда-либо обменялся с женщиной.

Эх, Кэнди. В последний раз только зря время потратили.

Мак слабо усмехнулся и выключил воду.

«ТАРДИС любит рыжих» — сказал Доктор вслед МакМёрфи, когда тот направлялся в гардеробную. Теперь, стоя среди пёстрого тряпья, Мак думал, что, может, недослышал, и долговязый умник на самом деле сказал «НЕ любит». Вся одежда была издевательски, вызывающе яркая. Такая, будто кто-то вознамерился сделать из МакМёрфи клоуна. Ну и ладно, подумаешь. Лучше быть живым клоуном, чем мертвецом с порезанными мозгами. И лучше, пожалуй что, быть одетым клоуном, чем голозадым. В конце концов он выудил из груды шмотья симпатичные штаны яично-жёлтого оттенка, которые, правда, оказались размера на два меньше, чем надо бы, так что, запаковав в них самое дорогое, Рэндл услышал, как трещат швы — будто у перекачанного мяча, который того гляди лопнет. К штанам подобралась модная рубашка цвета бешеной сирени. И шапочка нашлась. Почти такая же, как прежняя. Мак пригладил пятернёй влажные волосы, натянул шапку чуть не до самого носа и вернулся в зал.

Доктор бегал по залу кругами, нелепо жестикулируя, на МакМёрфи бросил короткий взгляд и притормозил, чтобы сказать:

— Всё плохо! Всё гораздо, гораздо, гораздо, гораздо хуже, чем я думал!

— Да ладно, Док, — возразил Рэндл, ошеломлённый таким напором. — Не «от кутюр», конечно, но всяко лучше, чем голым задом сверкать.

Доктор тряхнул головой, потом понял и фыркнул.

— Да я не о вас. Темпорально-реальностное наложение. Понимаете? Не просто замедление или ускорение временнОго пласта, которым притянуло мою ТАРДИС. Нет, всё гораздо, гораздо…

— Гораздо, гораздо хуже, — договорил за него МакМёрфи. Это я понял.

Доктор театрально распахнул дверь, которую Мак получасом ранее правильно распознал, как выход.

— Вот, — патетически проговорил он, — полюбуйтесь. Мета-сюжет. Кто-то играл с реальностями и вероятностями и доигрался до мета-сюжета.

За дверью был тот самый бордовый ковёр, на котором так сладко спалось Маку после побега из хирургии. И — да, действительно, по виду холл роскошного отеля, с кожаными диванчиками, с барной стойкой даже, и с панорамным окном во всю стену. Ничего такого, что можно было бы назвать словом «мета-сюжет».

— Не знаю, Док, — пожал плечами МакМёрфи. — Вроде приличное местечко… Только дорого, наверное, мне такое не по карману. Выйти-то отсюда как?

Доктор вскинул бровь и снова одарил МакМёрфи тем самым изучающим взглядом, от которого начинали гореть уши.

— Что вы видите, Рэндл? — уточнил он.

Мак описал, по возможности подробно. Отдельно упомянул две бутылки «Маккалана» двенадцатилетней выдержки, которые заприметил на зеркальной полочке бара.

— Счастливый человек, — Доктор со вздохом прикрыл глаза. — Вы счастливый человек, Рэндл Патрик МакМёрфи.

— Не жалуюсь, в общем, — осторожно согласился Мак.

Умник пожужжал вокруг своей дурацкой отвёрткой.

— Вон там… вон там, вероятно, был портал, из которого вы вывалились — ещё можно считать параметры разлома — значит, вероятно, я смогу его восстановить и вернуть вас обратно в вашу реальность… Иначе у нас очень мало шансов разъединить реальности так, чтобы ни одна из них не пострадала…

-Да что бы ты понимал про шансы, — бросил в сердцах МакМёрфи. — Вернуть меня в мою, блять, реальность — отличный шанс для этих гадов превратить меня в овощ, в грёбаный гнилой кабачок… Вот спасибо, Док, только ты учти, что я не дамся.

— Силой я вас не потащу, не беспокойтесь, — хмуро заметил Доктор. — Только учтите, что любая из этих дверей ведёт в лучшем случае в обособленные кластеры с искусственно смоделированными людьми или вообще без людей, в случайные фрагменты случайных историй, так что просто уйти куда-то ещё у вас не получится. И ТАРДИС… в общем, застряла. Улететь на ней не получится. И этот холл, который вам видится, и этот виски — иллюзия. И вы иллюзия. И я, с некоторой вероятностью, тоже. Мы можем сидеть тут бесконечно, попивая бесконечный алкоголь. Нравится вам такая перспектива?

— Больше, чем перспектива остаться без мозгов, — упрямо кивнул МакМёрфи. — И я… не чувствую себя иллюзией. Я жрать хочу. И курить.

— Посмотрите на стол, — коротко велел Доктор.

Мак посмотрел. На стол, которого мгновение назад посреди холла и вовсе не было. А теперь он там стоял, и на нём красовалась коробка кубинских сигар и огромная тарелка. Ну да, ну да. Глазунья из трёх яиц. С беконом. И хлеб с маслом. И ледяной стакан апельсинового сока. Кушай, МакМёрфи, не обляпайся.

— Приятного аппетита, Рэндл.

Доктор смотрел с сочувствием, и видно было, что сочувствие не очень привычно этому лицу.

— Я слышал, как вы пели песню про Портленд. Я однажды сопровождал Фрэнсиса Дрейка в плавании, и эту песню слышал на корабле. Она хорошо у вас получается.

— А я однажды был в психушке, — хмуро ответил Мак. — Так там у нас Фрэнсис Дрейк и Христофор Колумб утопили в бассейне адмирала Нельсона. Безо всяких, представляешь, песен.

— С песнями было бы не сильно веселее, — заметил Доктор. Помолчал секунду и переспросил. — Бассейн в психиатрической клинике?

— Ну а как же, — не без горечи подтвердил МакМёрфи. — Бассейн, и горячий душ, и сок на завтрак. Они же, блять, гуманисты! К ним же представитель по связям с общественностью чуть не через день ходит, водит дамочек в клубных жакетах, водит каких-то представителей каких-то сенаторов, все при галстуках. Ходят, блин, глазеют: вот здесь у нас фонтанчики для питья, там телевизор, а здесь бассейн, а там, за окном, площадка, где больные играют в мяч… а теперь, дамы и господа, не желаете ли выпить чашечку кофе?.. Изволите видеть, это вам не какая-нибудь карательная психиатрия, где больных пристёгивают ремнями к столу и пускают двести двадцать под височную кость — о, нет, что вы, это же Отделение Образцового Сотрудничества, пациенты у нас смирные, тихие, в чистеньких сорочках и фланелевых штанах, а что старина Скэнлон угрожает взорвать это всё к хренам — так это ничего, он псих и бомба у него воображаемая… У нас тут не тюрьма, о нет, что вы, у нас тут грёбаная терапевтическая община, а во главе её стоит наш ангел милосердия — ах, поглядите, в белом халате и крахмальной шапочке, наша милая мисс Рэтчед, чтоб ей, суке, гореть в аду!

Поняв, что того гляди сорвётся на крик, Мак оборвал монолог. Подчёркнуто спокойно взял со стола вышеупомянутый стакан сока и с силой швырнул в окно. Стакан упал, глухо ударился об пол и почему-то не разбился. Только сок выплеснулся ярким рыжим пятном. Окно не разбилось тоже.

— Посмотрите на стол ещё раз, — тихо сказал Доктор.

МакМёрфи послушно посмотрел. Стакан стоял на прежнем месте, по-прежнему полный, по виду такой же холодный. Рядом обнаружилась книга в твёрдой обложке.

— «Пролетая над гнездом кукушки», — вслух прочёл Мак. Перевернул к себе задней стороной, поглядел на аннотацию. Заглянул под обложку, быстро пробежал глазами последние страницы. Помолчал. Сел где стоял — прямо на пол.

— Плохо заканчивается? — спросил Доктор.

— Нормально, — рассмеялся МакМёрфи, вот только смех получился больше похож на кашель. — А Вождь-то, кто бы мог подумать… молодчага. Вырос всё-таки в человека.

— Перестаньте, Рэндл, — резко одёрнул Доктор. — Подумаешь, книжку про вас написали. Вы себе даже не представляете, сколько всего понаписали обо мне. На сериал хватит. Все мы в конце концов становимся историями, просто обычно люди о себе таких вещей не узнают. Ну так на то и мета-сюжет, о чём я вам, собственно, и говорю...

МакМёрфи вскинул на него неожиданно ясный взгляд:

— А если я тут помру, Док? В этом твоём мета-сюжете. Можно меня туда так жмуром и вернуть? Проканает, чтобы тебя отпустило?

— Может и проканает, — пожал плечами Доктор. — А вы теперь решили жертвовать собой, да?

— Думаешь, мне это нравится всё, на самом деле? Думаешь, я героем хотел быть? Грёбаным символом? Историей? И чтобы на цитаты растащили? «Я хотя бы попытался», как же… Думаешь, я этого хотел, Док?!

— А чего бы вы хотели, Рэндл? На самом деле?

— Если бы можно было в обход той двери, — покачал головой МакМёрфи, — я бы сперва к Кэнди рванул. Про Билли только ей знать не надо. Я бы не говорил. А потом… потом на Колумбию, это река такая — может, и Вождь туда уже добрался, порыбачили бы… А потом — ещё дальше на северо-запад… я, Док, устал от людей смертельно. А там горы. Лес. И никто тебя там не достанет. Только раз в обход той двери не выйдет, то нечего и мечтать.

Он снова замолчал и замер — как детская игрушка, в которой окончательно села батарейка; лицо его разом осунулось, заострилось, стало похоже на посмертную восковую маску, а взгляд уткнулся в переплетение вен и шрамов на руках, словно в плохо прорисованную карту автомобильных дорог.

— Назовите какое-нибудь число, — сказал вдруг Доктор.

— Сорок два, — бросил Мак, не думая, а сам Доктор в это же самое время произнёс «двенадцать» и покачал головой.

— Знаете, может вы и не иллюзия. А если иллюзия — то весьма качественная, — сообщил он со вздохом. — Что ж… Я об этом пожалею. Я очень крупно и очень скоро об этом пожалею.

Он поддёрнул рукава своей рубашки, снова направил отвёртку туда, где, по его словам, остался след разлома, и синяя волна качнула однородный воздух комнаты, обозначив что-то вроде двери.

— Поставил фору в три недели… Нет, погодите, пусть будет месяц. Хватит мне там месяца, чтобы разобраться? А тут время идёт иначе, так что не волнуйтесь, Рэндл, сидите смирно, пейте свой виски и ждите меня. И, бога ради, не пытайтесь никуда выходить. Помещение работает по принципу «комнаты по требованию»… ах да, «Гарри Поттера» вы не читали, он ещё не написан. В общем, всё что надо у вас будет, и ТАРДИС о вас позаботится, вы ей почему-то приглянулись.

— Да, я обычно нравлюсь девчонкам, — тусклым голосом согласился МакМёрфи. — Ты что задумал, Док?

— Посмотрю, кто там в вашей больничке в Повелителя времени заигрался. И постараюсь разорвать эту темпорально-реальностную спайку как-нибудь так, чтобы ваши мозги остались при вас. Я Доктор, в конце концов, и это как раз то, чем я обычно занимаюсь.

— Ты туда один собрался, что ли? Погоди-ка!.. Эй, Док!

Мак вскочил, но мерцающая дверь уже растворилась в воздухе, будто не было, и Умник растворился вместе с ней.

МакМёрфи вполголоса выругался, стоя посреди роскошного холла.

Пить виски и ждать. Зашибись задача. Как бы не облажаться.

Глава опубликована: 15.04.2021
Следующая глава
20 комментариев из 29
Afarranавтор Онлайн
Линия плоскости
Писатель - это профессионал. А я - скромный любитель... с многолетним опытом))
Stasya R
Очень приятно!
С "доктором" знакома по аннотации, с "Полётом" по паре эпизодов фильма. Смотрела ребёнком и тогда мало что поняла. Зато пару недель назад полистала книгу в магазине - думала "доросла-не доросла?", но плохие концы меня смущают, так что не соблазнилась. А сейчас интересно было читать! Автор, спасибо за новый ракурс. Так я рано или поздно (последнее вероятнее) и до книги доберусь. Понравилось деление событий: "Доктор" от третьего лица, "Полёт" - от первого. Первый переход внезапный, но потом появляется некий ритм. Хорошо. Прочитала - и хорошо внутри. Спасибо.
Afarranавтор Онлайн
GlassFairy
Спасибо!
Оба канона - чудо как хороши, так что впереди у вас много вкусного. :)
Оригинальный финал "Полёта" - да, печальный. Другим он быть не мог.
Но вот именно поэтому и случился мой текст.))
Анонимный автор
Ничего не знаю! ;) Писатель - это качество текста. И все!
Достоверное подражание стилю "Над Кукушкиным гнездом". И да, конечно, что психиатру диагноз, то Доктору Коо ещё одна серия про пришельцев.
Прекрасно, просто прекрасно.

Я правда запомнила главгероя чуть более сложным и глубоким человеком. При всей его натуре разбойника и смутьяна, при всём очевидно недостатке образования (разве могло быть иначе с его жизненным путём) в Макмёрфи есть какая-то внутренняя сентиментальность, нежность и именно что "сложность", чувствительность. Типичный ирландский характер, короче.
Здесь же кмк он такой... совсем бабуин. Но это чисто личные ощущения.

На самом деле вы, автор, большой молодец, а за фокал Вождя так вообще отдельная моя благодарность.
Afarranавтор Онлайн
flamarina
Спасибо!
Автору странно, конечно, почему вам показался бабуинистым Мак - автор, наоборот, всю дорогу переживал, не слишком ли его герой - лирический. :) Видимо, мы неосознанно считываем с вами какие-то разные метки, когда составляем мнение о людях.
Ещё раз спасибо, нужно подумать, почему так. :)
Анонимный автор
Личное мнение на то и личное =)
О_О
Мне даже нечего привести в защиту или опровержение мнения сейчас (что для меня редкость!)
Видимо, реальное какое-то общее ощущение...
Afarranавтор Онлайн
flamarina
Анонимный автор
Личное мнение на то и личное =)
Конечно! :)
Это было много, это было сложно, потому что про гнездо кукушки я не читала и не смотрела, ну и пусть! Это было шикарно увлекательно! Персонажи все очень колоритны, что Вождь, что Мак, что Доктор. Доктор как всегда безупречен, какую бы личину не натянул. Особенно развеселило (и это несмотря на мрачность сюжета) то, что он говорил чистую правду, а его приняли за психа.
Сюжет же ужасен! И ура автору за такую серьезно проделанную работу! Он отлично написан, впечатляет и вывертами, и вложенными эмоциями, но это же отвратительно! Вот так использовать людей как мышей, на которых сначала ставят опыты, а потом выпускают, чтобы эти "мыши" разнесли заразу по всему миру.
И вообще, их там не лечат, а будто затем собирают, чтобы издеваться. Еда не в счет.
Когда Доктор со всем разобрался и прикрыл это, уже хочется улыбаться. Он шикарен, он крут, он дал возможному спутнику выбор. Открыл дверь, но не толкнул - сам иди. Не то что некоторые!
Великолепная история, вызвала просто бурю эмоций. Самых разных!
Afarranавтор Онлайн
Мурkа
Спасибо!
Это и была цель: вызвать эмоции и немножко поправить чудовищный канон, в котором Вождь, между прочим, может тоже правду говорил, но ему никто не верил... :)
Это шикарно.
Правда.

Спасибо вам за чудесных героев. И за всю работу в целом.
Как здорово, что вы принесли это на конкурс!
Afarranавтор Онлайн
Aliny4
Спасибо!
Здорово, что есть конкурс. Не перестаю мысленно благодарить организаторов.
Анонимный автор
Вот ради таких текстов и был установлен лимит в 75 Кб, а не в 50 Кб, как на многих других конкурсах. Я ждала, я надеялась, и мы получили эту замечательную историю!

Итак, Двенадцатый Доктор, путешествуя на ТАРДИС в одиночестве, вдруг сталкивается с той самой психиатрической клиникой и - внезапно - находит мета-сюжет. И всё это действительно круто! У вас очень живой язык, очень мягкий, приятный юмор, закрученная интрига, мелкие и крупные детали, - эта История однозначно заслуживает прочтения и перечитывания. Браво, автор!

Не перестаю мысленно благодарить организаторов.
*шёпотом* у этой части конкурса один организатор :)
Afarranавтор Онлайн
KNS
Значит, я благодарю лично вас. :)
А попытки вписаться в лимит по размеру были отдельной душераздирающей историей - но в 50 Кб было бы вообще без шансов. :)
Анонимный автор
Значит, я благодарю лично вас. :)
Спасибо! Этот конкурс было довольно тяжело пролоббировать, именно на это я потратила очень много сил, потому что пришлось в одиночку доказывать, что этот конкурс имеет право на существование. Теперь же, скорее всего, нам его больше не разрешат проводить из-за малого количества участников. Однако же как хорошо, что в конкурсе есть такие тексты как ваш. Уже ради него стоило всё это затевать.
Afarranавтор Онлайн
KNS
Вот я даже не буду скромно отмахиваться "Ох, ну что вы!". :)
Это просто чудесно, что конкурс состоялся и стал поводом и для этого текста, и для нескольких других, совершенно невероятных.
Двацветок_ Онлайн
Анонимный автор
Мне так интересно, кто вы! Хочу прочитать всё, что у вас ещё есть))
Afarran
Автор, это круто! Если честно, даже не знаю, зачем я сюда заглянула)), потому что а) ни один из канонов не знаю, б) РАЗМЕР!!!
(Хотя я помню, что вы классно пишете).
Так вот, я ни на секунду не пожалела, что прочитала. Можете смело убирать метку "без знания канона не читать", потому что авторитетно заявляю: можно и нужно (так удачно сплелись каноны: для Доктора неизвестны герои "Пролетая над гнездом...", для героев "Кукушки..." - Доктор, поэтому для незнакомого с канонами читателя все логично, и он знакомится с героями постепенно, по ходу развертывания сюжета.
Было очень интересно, увлекательно, кб пролетали как во сне)), а ваш стиль - прямо хоть облизывайся, прямо "мой-мой"))
В общем, спасибо вам огромное!

И поздравляю с победой! Рада за вас.
Afarranавтор Онлайн
Крон
Спасибо за комментарий, я рада, что вам зашло. :) Мне казалось, что не фанатам хотя бы одного из миров будет неинтересно, поэтому поставила метку. К счастью, я ошиблась.
Afarran
Очень удачно получилось.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх